http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 17.04.19

Обновлены роли, нужные персонажи! Понемногу воюем с весной!  

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1214 год ~ 1215 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало весны 1215 года, февраль-март-апрель

Весна дышит в спину! Но кто же знает, что она несёт за собой?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 08.11.1213 | Грех младшего брата


08.11.1213 | Грех младшего брата

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата и время:
Восьмое число одиннадцатого месяца 1213 года, за полночь - нынешнее время.
Шестнадцатое число шестого месяца 1190 года, ночь - воспоминания

2. Место действия | погода:
Иш-Калаф, Ишехан.
Нынешнее время - жара спала, уступив приятному прохладному ветру.
Воспоминания - сильный и приятный теплый дождь.

3. Герои:
Гладиатор и Нищий Принц

4. Завязка:
От прошлого не убежать, грехи прошлого всегда будут преследовать человека. Остается только принять их и как можно быстрее исправить ситуацию. Так Певчий горностай в лице не слишком эмоциональной девушки напомнила, что более чем двадцать лет назад Рашид не закончил одно дело. У которого были катастрофические последствия. Работорговля - обычное дело в Иш-Калафе, и сын визиря это понимает. Но он, как и верный друг Тамерлан, никогда не простит тех, кто наживает богатство, продавая детей. И, скорее всего, Сын Пустыни не сможет простить самого себя. К счастью, у младших братьев всегда есть старшие. Пусть и не по крови.

5. Тип эпизода:
Личный

0

2

Все меняется, все течёт - пески времени плывут неумолимо вперед, изглаживая из памяти то, что вспоминать болезненно и тяжело. Но сейчас, получая слухи с разных уголков Ишехана о том, что за круглую сумму можно купить "жемчужины" необыкновенной красоты для утехи тела и души - хотелось крови. Крови ублюдков, которые похищали детей и продавали их мразям, охочим до молодого тела. А уж говорить о том, каким истязаниям и мучениям подвергалась "жемчужина" и говорить не приходилось - мало кто жил дольше нескольких месяцев после такого, предпочитая окончить свои мучения путем наложения рук на свою проданную жизнь. Работорговля была частью Иш-Калафа, данью чему-то первобытному. И Тамерлан сам когда-то принадлежал этой касте людей. Только вот считалось всегда одно "табу" - торговля детьми. Мало кто брал на себя смелость предлагать такой "товар", однако тех, кто его приобрел - становилось все больше. Сыну Брайара было тяжело смириться с таким положением дел, его душа требовала оградить молодые души от грязи - поэтому он всегда и защищал тех, кто младше. Простой люд любил Тамерлана именно за то, что он оберегал молодое поколение, помня, как тяжелы могут оказаться оковы для ребенка, как истязает души голод на потеху знатным господам.

И вот сейчас отголосок прошлого снова врезается в разум, заставляя все сильнее сжимать кулаки. Нельзя просто так все пускать на самотёк - только не сейчас. Не сейчас, когда по одним из слухом тем самым наглецом является Шахир - тот, на кого не подняли руку в тот раз. Тот, кто избежал смерти.

И сейчас ему бы ответить за свои грехи - потому что иначе и быть не могло.

Несколько дней Тимур по клочкам собирал информацию, стараясь не слишком выдавать свое присутствие. Но его известность только мешала - простой люд много говорил о Героях Уличных сказок. Поймать работорговцев была непростая задача, особенно для таких, которым нечего терять - лишь такие будут торговать детьми. И людей сковывал страх - ведь если кто-то уйдет от правосудия живым - мог прийти за душами предателей. Нет ничего страшнее, чем жить с мыслью о том, что однажды проснувшись, ты почувствуешь у своего горла клинок, а на твоих глазах работорговцы будут насиловать твою жену и детей. За то, что рассказал. За то, что посмел предать "хозяев".

Тамерлан знал, что в этом деле ему поможет лишь один человек, которому он не раздумывая доверит спину. Человек, который был с ним тогда и сражался плечом к плечу, окропив благородные руки грязной кровью. До сих пор Тимур сожалел об этом - не в столь юном возрасте будущий сардар должен был познать тяжесть убийства. Но сделанного не воротишь - а значит это стоит принять как должное. Найти друга в Ишехане - дело довольно простое. Потому что он еще более известен. Да и просто потому, что Рашид из того типа людей, которые не сидят на месте и всегда там, где шум, веселье и балаган - просто потому что иначе и нельзя. Правда сейчас пришлось потратить немного больше времени - и найдет был Нищий принц лишь уже тогда, когда жара сошла на нет, давая людям вкусить приятную прохладу. Хотя было странно найти Рашида около гостиницы - кому-то дал пристанище? Или в город пожаловала очередная красавица, которую грех обделить своим вниманием? Если так, то Тамерлану остается лишь закатить глаза в небеса, в который раз спрашивая себя лишь одно "почему он такой?". Хотя ответ был очевиден - Гладиатор видел, как Принц сопровождал юную деву, по мнению Тимура - даже слишком юную. Совсем ребенок. В голову закрались мысли нехорошие, но вера в честность друга была выше подозрительности. Не стал он подходить сейчас, просто остался на улице, прислонившись спиной к стене и наблюдая за входом - ведь не останется же Рашид внутри надолго. По крайней мере хотелось верить именно в это.

+1

3

- Да, очень простой способ, - повторяет Сын Пустыни. Шумная по обыкновению гостиница к этому времени уже медленно погружалась в сон, лишь некоторые служанки протирали столы на первом этаже. На девушку с холодным выражением лица и мужчину в хафтане поверх хлопковой рубашки не обращали внимания - не шумят и не тревожат посетителей, и то хорошо. Возможно, он увидел некий блеск в глазах своей спутницы или же выдал желаемое за действительное, но все равно приобнял девушку из рода Ким рукой, прижимая к себе, и нежно и, можно сказать, невесомо поцеловал в уголок ее губ. Лукавая улыбка тут же появилась на лице.

- Прощай Лаонг из рода Ким. Не забывай наглого сына визиря, который нарушил свое обещание не распускать руки без твоего разрешения, - и он рассмеялся, удаляясь. Девушка могла услышать лишь его задорный смех и веселый мотив песни, пока дверь гостиницы не закрылась, скрывая фигуру Песчаного Змея за стенами постоялого двора. Однако через несколько мгновений смех перестал витать в воздухе, благо Рашид ушел достаточно далеко, чтобы не побеспокоить по этой причине девушку, которую он нашел в пустыне. Смех исчез, а на его место пришла сосредоточенность. К счастью или нет, но Сын Пустыни умел в нужное время менять свои эмоции, сосредотачиваясь порой не на самых приятных процессах. И сейчас ему нужно было найти людей. Шахир не должен жить, эту ошибку ему нужно исправить раз и навсегда. Его трусость и слабость - причины бед и страданий многих детей, и кто знает сколько среди них остались живыми или хотя бы сохранил ясность ума. Ан-Насир - аристократ, и потому не понаслышке знал, какие вкусы могут быть у богатых и сильных мира сего.

Вот только его сосредоточенность быстро исчезла, стоило ему заметить недалеко рыжую макушку и довольно знакомую фигуру. Кажется, я покойник. Хорошая шутка, под стать приятной ночи и прохладному отрезвляющему ветру, который иногда поднимал небольшие облака песка, заставляя его забиваться в воротнике. Хорошо бы помыться. Да, после этого дела нужно будет принять ванну. Желательно с кем-то теплым и с мягкими приятными достоинствами.

- И много ты видел, брат мой? - с усмешкой произнес бывший сардар, глядя в глаза Тимура. По его лицу редко можно было угадать, о чем думает этот прославленный воин. Он мог злиться по причине того, что Рашид оказывал знаки внимания ребенку... пусть и куда умнее и образованнее, чем большинство жителей Иш-Калафа. Вряд ли отговорка, что она давно считает себя женщиной, будет действенна в разговоре с Тамерланом.

- Я и пальцем ее не тронул... ну почти не тронул, но ничего неприличного, честное слово! - с улыбкой на всякий случай начал протестовать Сын Пустыни, однако перед глазами пробежала сцена прощания. Поэтому он добавил с той же лукавой улыбкой. - Ничего неприличного по моим оценкам.

И на его могиле напишут - Рашид ан-Насир аль-Ишехан, погиб без чести, не сумев сдержать свое вожделение, тьфу. Настроение медленно поднималось вверх, правда все равно до состояния праздничного добраться ему было не суждено. Было дело. А присутствие Тимура здесь упрощают многие задачи. Они вдвоем когда-то это начали. Вдвоем они и закончат. Это кажется справедливым. И, если честно, Рашид чувствует вину перед ним. И не по причине по имени Ким Лаонг... хотя возможно.

- Эту девоч... кхм, девушку хотели похитить люди Шахира. К счастью, ей удалось сбежать, я нашел ее за стенами города. Пожалуй, ей повезло бы больше, наткнись она на тебя, но и я вполне приятный вариант для времяпровождения, да? Всего лишь надо терпеть мой болтливый характер и мои шутки, которые вы называете нелепыми, - последняя искра веселья, которая потухла слишком быстро. Привычная лукавая, может слегка простодушная улыбка стерлась с лица, взгляд стал тяжелым, самоуничижительным. Рашид вздохнул.

- Они хотели ее продать. Шахир не внял нашему предупреждению. Я был слишком мягким, не стоило оставлять его в живых. Не думал, что молодой парень продолжит дело. Идиот. Мне нужна твоя помощь, чтобы я исправил ошибку, сделанную более двадцати лет назад.

+1

4

Рашида не было слишком долго - по мнению Тамерлана. Но прохлада позволяла немного остудить голову, позволяя сохранять трезвость ума и хладнокровие. В конце-концов - она не во вкусе Принца. Чуть усмехнулся уголком губ, понимая, что сейчас рассуждает совершенно не как защитник детей. Скорее всеми силами оправдывает брата младшего, за которого несет ответственность перед визирем. Да и перед собственным отцом - просьба немая, в которой не было отказано.
Явление ан-Насира все же имело место быть - да только выглядел слишком самодовольно. Первые пару мгновений. Тамерлану хорошо было известно, насколько беспечным может быть вид младшего, да только вот под маской этой скрывалась сосредоточенность большая, да думы тяжкие. Этот взгляд хорошо был известен Гладиатору - что-то беспокоило Рашида, причем настолько сильно, что не позволял он кому-то увидеть свою обеспокоенность. Но Тимур - не кто-то. Они прошли слишком много вместе - и секретов быть не может. По крайней мере для Тамерлана было именно так. Ан нет, лукавит - одну единственную тайну он так и не рассказал. Но не по своей воле и то потому, что рано еще было.
Взгляды встретились, вопрос насмешливый - Тамерлан делает шаг от стены и смотрит несколько осуждающе, внешне оставаясь спокойным. Знает ли Рашид, сколько раз он дергал дракона за хвост, испытывая терпение Шайкана? И каждый раз умудрялся найти ту самую грань, когда струна натянута, но лопнуть не может.
- Столько, сколько ты позволил мне увидеть, брат мой, - незнавшие Тимура решили бы, что сейчас агрессии полон этот тон, но нет - всего лишь смирение с тем, что ан-Насир неисправим. Но скрестил руки на груди, склонив голову на бок. Просто слушал, не желая отвечать что-то на оправдания. Но и желания ударить не было - потому что верил. Какая часть души Гладиатора все еще была наивна, несмотря на множество побед в боях. Но что касалось дел сердечных - увольте.
Слушая о том, что дева похищена могла быть, Тамерлан даже закусил губу, пытаясь оставаться спокойным. А ведь ему говорили, что началась охота - да не успел он вовремя. Ни места найти, ни "жемчужину" - из-за чего девушка попала в руки подонков, охочих до "товара" молодого.
- Не вини себя, брат мой. В то время и том месте ты не был один. И не один принял решение жизнь сохранить, не так ли? - сожаление во взгляде - с этим стоило покончить раньше. Еще когда встретил Шахира в Джеваде - чувствовал, что крыса еще принесет много зла, да только вот крысы всегда бегут при опасности. Поймать нелегко будет, но они - не юнцы, которые в прошлый раз чуть ли не на живца искали банду. И вряд ли Тамерлан простит себе те слезы девчушки малой, которую они поклялись защищать.
- Моя сила - твоя, - для пущей убедительности поклониться бы, как сделал это отец перед отцом Рашида, да только вот не слуга Тамерлан - а равный. Давно признали они друг друга - да и не просто так ан-Насир пожертвовал собой, обрекая на службу сроком на 15 лет. Но и обидно было то, что с собой не взял - но это не то время, чтобы вспоминать. Сейчас имело место лишь то, что дело двадцатилетней давности без своего конца.
Эта сказка должна закончиться, а дети Ишехана будут вновь пересказывать это друг другу, упоминая Нищего принца и Гладиатора, которые рисковали собой, спасая их от смерти верной. Так ли будет рассказывать Актриса потом?
- Я смог лишь узнать, что на окраинах они нашли пристанище - там, куда никому в голову не придет зайти по воле случая. Это, к сожалению, все. Люди боятся. И молчат.

+1

5

Сын Пустыни лишь хмыкнул. Тамерлан вновь показывает чудеса своего терпения. Песчаный Змей не сомневался, что будь на его месте кто-то другой, то, скорее всего, этот "кто-то" давно был бы забит до определенного состояния прямо тут. Быстро и стремительно. Приставка к имени Тимура дана не просто так, и он каждый раз может доказать это. Пожалуй, даже Рашиду будет очень трудно сдерживать его натиск. О победе говорить и вовсе несколько преждевременно.

Но каким бы сильным ни был сын Брайара, таким же неуклюжим в плане любви он оставался. Сорок лет ведь прошло с его рождения, Рашид даже предлагал другу, причем неоднократно, провести хорошо время в борделях, где жаркие и прекрасные танцовщицы манили бы к себе своими движениями и кормили бы двух воинов Иш-Калафа с рук. Вот только каждое предложение было спокойно отвергнуто. Тут они не понимали друг друга, и, возможно, Тимур не простил бы, если б Рашид позволил себе чуть сильнее распустить руки. Но его вера крепка. Вот только кто знает, как я буду вести себя, если этот уже не ребенок действительно захочет доказать мне, что давно уже взрослая. Дурные мысли, Рашид. Очень дурные. Надо сосредоточиться. Помни - после тебя ждет ванна с прекрасными созданиями.

- Сколько бы ты ни говорил мне об этом, я все равно не смогу себя простить. Возможно, до этого дня смог бы. Но до этого дня я и не встречал тех, кого они похищали. Мы не замечаем беду, когда она не случается с нами или перед нашими глазами, - устало вздыхает сын визиря. Отец еще в детстве говорил, что любые начинания нужно доводить до конца. Делать сегодня то, что можно сделать завтра. Сражаться, добивать, заканчивать работу. Мужчины созданы для войны, и только глупый мужчина оставляет за собой врага. Милосердие - роскошь, и не каждый может ее себе позволить. Даже Рашид.

- Так значит они увидели, что я вожусь с их несостоявшейся жертвой и поджали хвосты, шакальи дети? Что ж, это нам на руку, - на лице появилась довольная улыбка. Рашид вынул свой клинок из ножен и схематично изобразил Ишехан, поделив город на условные районы. Воевать в условиях города ему не приходилось, но кое-какие зачатки тактики он за срок службы в Песчаных Змеях все же получил. Через несколько мгновений из восьми условных районов были вычеркнуты шесть. Остался только район работорговцев и окраины, известные своими трущобами. Герои Сказок редко совались в те места, даже Абдулла рекомендовал своему вспыльчивому сыну не играть в тех местах.

- Дома аристократии можно сразу вычеркивать, иначе мои люди уже сообщили бы мне о работорговцах там. Да и не думаю, что у Шахира хватит дерзости прятаться от гнева моего дома у нас под носом. Такое оскорбление не стерпит даже мой отец, а пока наши отцы не вмешиваются, у Шахира есть условный шанс выжить, - хмыкнул молодой господин дома Насир. - В оставшихся вычеркнутых районах мои люди уже провели разведку. Уверен, они видели, что там ходят стража моего дома, поэтому от этих мест держались подальше. Я специально приказал, чтобы стражники выделялись как можно сильнее - пустить пыль в глаза никогда не будет лишним. Вот только в районе работорговцев и окраинах я тоже отправил своих друзей - должность пусть и бывшего, но сардара хорошо мне послужила. Песчаные змеи осторожно проверили квартал работорговцев, следов Шахира там почти нет - он оставил там большое количество своих людей, создавая видимость присутствия, но мне сообщили, что это обманка. Эта свинья хочет знать, действительно ли я приду за ним, прежде чем покидать город. Окраины тоже проверили, по слухам Шахир окопался на севере окраин в одной заброшенной усадьбе и расположил там своих людей. Не сказать, что они превратили здание в крепость, но пройти туда незамеченными будет очень тяжело. Салем сообщил, что осведомители Шахира расположены в радиусе километра от усадьбы, и по дороге в нескольких домах находятся его люди, готовые выйти на перехват, чтобы задержать или уничтожить нас. Так что надо быть осторожным.

Тишина вернулась в ножны, и сын визиря достал бурдюк с вином и сделал привычный глоток. Сейчас было бы неплохо, если бы алкоголь хоть немного ударил в голову. Но кровь кипела от предвкушения боя. За время своей деятельности Шахир и правда расширил свою группу, подмяв под себя не одну уличную банду, пусть и плохо экипированную. Но они знают местность, а вот Рашид - не очень. И задействовать вновь Песчаных Змей не хотелось, у некоторых семьи в окраинах, на защиту визиря они точно не могут надеяться.

- Идем, мне нужно вернуться домой и взять лук и доспехи.

***

Поместье Рашида встретило его молчанием, слуги засыпали, лишь немногие, готовые к возвращению господина, продолжали трудиться. Среди них было немало женщин. Многие молодые, красивые. Молодой господин дома Насир любил окружать себя красотой, когда не воевал с разбойниками под жарким солнцем в объятиях Великой Пустыни. Бывший сардар быстро вошел в дом, кивнув охранникам. Возле комнаты как раз дежурил начальник стражи поместья, у которого был отчет. Ничего не изменилось, Шахир ждал. Покинуть город просто так он не мог - вызовет подозрения, да и бизнес бросать не хотелось. Кто знает, может сын визиря Абдуллы уже забыл о его существовании? Или даже не знает об этом?

Экипировка была в комнате, как всегда ухожена и почищена. И слуги тут не при чем. Рашид не давал им прикасаться к своему обмундированию, так как это обязанность солдата, который его носит. Сардар снял лук со стены, быстро надел кольчугу, которую тут же спрятал под хлопковую рубашку. Полностью экипироваться Сын Пустыни не стал - в этом не было необходимости, он все равно не рассчитывал пойти напролом. Так что доспехи будут только мешать, кольчуга должна справиться со своей ролью. Все украшения и серьги были сняты и брошены в шкатулку. Вместо тюрбана - привычный шлем. Перед щитом Песчаный Змей остановился, колеблясь.

- Как думаешь, Тимур, стоит ли мне его с собой брать?

+1

6

Показная самоуверенность Принца иногда немного раздражала, хотелось осадить его и вернуть с небес на землю - но Тамерлан не видел в этом смысла. Не было еще случая, когда решение Рашида кто-то смог повернуть вспять - слишком уж непробиваемым в этом плане был сын визиря. И хоть Тимур старался всячески сглаживать "безумие" поступков брата названного, не всегда это удавалось в полной мере.
Но наблюдая за тем, как ан-Насир чертит на песке условный Ишехан, Гладиатор немного успокоился. Нет, никакие старые чувства не захлестнули голову Рашида настолько, что тот пойдет на пролом. Ведь если он собрал столько информации - значит настроен серьезно. Позавидовать бы такому умению - но дело было больше в связях. По сбору информации с Рашидом могла посоревноваться лишь Актриса, но её сейчас здесь нет.
Все же повзрослел.
- Когда это Герои сказок были осторожными? - вопрос риторический и не требовал ответа, просто напоминание, что за свою жизнь они делали и куда более безумные вещи, о которых теперь поёт простой люд своим детям в колыбелях. Ночь скроет их от ненужных глаз, хотя когда они придут за головой Шахира - вряд ли кто-то будет спать. И Тимура не смущало, что они идут вдвоем. Хотя будь рядом та же Шая - было бы чуть-чуть спокойнее на душе. Не поздно ли еще потревожить её покой?
Коротко кивнул, когда Рашид закончил свое повествование и тенью проследовал за Принцем - тому и правда нужны были доспехи. Несмотря на то, что в предках у него - дракон. Однако почему сейчас Тамерлана не покидало чувство, что за ним кто-то наблюдает?

***

Говорят, что Ишехан никогда не спит. Что всегда есть те, кто будут отвергать сон в угоду другому - стража будет следить за порядком и за сохранностью своих господ, слуги завершают последние приготовления на утро. Не дремали и работорговцы - где-то там, на окраине, уверенные в том, что останутся безнаказанные за свои деяния. Дом Рашида все еще не спал - многие ждали молодого господина домой. Но если Принц чувствовал себя превосходно - то Тамерлану было крайне неуютно среди богатого убранства поместья. Все казалось ему чуждым, совершенно ненужным и лишним. Хотя все было куда проще - это он сам здесь лишний. На пожелание подождать снаружи ему ответили отказом, да и обижать брата не хотелось.
По докладу начальника стражи стало ясно, что их цель вовсе не собирается удирать в панике, уверенная в своей правоте и безнаказанности - значит охота сегодня должна пройти удачно. Пока же Рашид возился со своим облачением, Тамерлан устремил свой взор в окно. Ощущение слежки никуда не ушло, но заметить что-то подозрительное Шайкан так и не смог. Хотя одно сказать мог точно - следили с крыш. Но сейчас все было как на ладони - пустынно и одиноко, даже улицы пустеют под покровом ночи.
Неужели Рашид свято верит, что наши отцы не вмешаются? В этом городе ничего не происходит без их ведома - это следовало бы усвоить еще с ранних лет.
Вопрос, обращенный к Гладиатору, заставил несколько рассеянно повернуться и несколько мгновений просто переводить взгляд со щита на Принца и обратно. После чего покачал головой.
- Зачем? Нам придется действовать быстро - щит лишь будет мешать тебе. Это не честная открытая битва, в которой мало кто решится ударить в спину, - и подошел ближе на несколько шагов, - да и именно тебе он ни к чему. Ведь ты пойдешь за Шахиром, прячась в тени. А я выманю их на себя. Вряд ли они смогут меня игнорировать, если я направлюсь к ним по главной улице. И поверь - большую часть своих сил они бросят на то, чтобы остановить меня, поэтому для тебя не будет очень сложно зайти со спины.
Он так решил еще по пути сюда. Рисковать жизнью Рашида не хотелось, да и так действительно казалось логичнее всего поступить - Тамерлану не раз приходилось одному сражаться против толпы разбойников во время своего путешествия по Иш-Калафу, так почему сейчас что-то измениться? Оставался лишь последний вопрос - поверит ли в своего друга детства Нищий Принц или попробует к себе привязать, настаивая на сражении плечом к плечу?

***

- Господин.
- Все готово?
- Да, район оцепили наши воины и внимательно следят за тем, чтобы цель не убежала раньше времени.
- Хорошо. Детям нужно выпустить пар - это их дело чести.
Наблюдать издалека - излюбленное занятие в последнее время, особенно когда теперь родная кровь может показать себя во всей красе не только за пределами столицы. Нужно лишь дать им чуть больше свободы и уверенности в себе. Изумрудные глаза внимательно следили за подготовкой Героев Сказок к вылазке.
- Уверены, что не стоит вмешаться сейчас?
- Вмешаемся лишь тогда, когда их жизням действительно что-то будет угрожать. Не лишай меня отцовской гордости за подвиги сына.
- Да, господин.

+1

7

Выдох. Обычно перед боем охватывает непонятное напряжение, жажда, адреналин, но сейчас... сейчас глядя на свое отражение в щите, Рашид не чувствовал ничего такого. Он не шел в бой, не собирался придерживаться установленных старых правил. Ишехан построен вокруг большого оазиса, дающий пищу, кров и столь необходимую воду. Песчаные Змеи берегли старую негласную традицию - не сражаться в местах, где милостью Шантры можно найти успокоение и наполнить свой бурдюк. Очень древнее правило, чтимое даже разбойниками. Хотя последние, скорее всего, придерживались старой традиции ровно по той причине, что она была им выгодна - на его памяти уже случалось, когда древние законы не могли сдержать жажду крови. Сражение у оазиса запрещено. Но Сын Пустыни шел не драться, он шел убивать. Поэтому не чувствовал ничего, что ощущал обычно. Только холодный разум и несколько покалывающее желание закончить все это. Как можно скорее.

- Ты все еще не привык к роскоши, мой старый друг? - усмехнулся молодой господин дома Насир, глядя на Тамерлана. Богатство вокруг всегда несколько... странно действовало на этого человека. По какой-то причине он предпочитал что-то скромнее, хотя он не был бедным и вполне мог купить себе усадьбу, недалеко от усадьбы самого Рашида. Да и если бы просто изъявил такое желание, сардар подобрал бы ему дом сам и подарил бы его просто потому, что он попросил. Но Тимур не просил. Он редко что-то просит.

- О как, победил несколько человек на Арене и уже посчитал себя неуязвимым? - с нотками сарказма и лукавым взглядом произнес сын визиря. Он хлопнул друга по плечу, рассмеявшись. Может тому причина их детства, может Рашид просто свято верил в непобедимость своего друга, но если бы тот заявил, что сможет в одиночку расправиться с драконом, то сардар нисколько не усомнился бы в его словах. Если Тимур так сказал, значит, он это сделает. Поэтому ан-Насир просто кивнул. Так тому и быть. И ведь даже в голову не пришло, что его друг просто таким образом не хочет подставлять под опасность самого Рашида. - Почему у меня такое чувство, что этот день люди будут рассказывать как очередную сказку, где мы - неизменные герои?

План исходя из слов был очень простым - Гладиатор отвлекает внимание, внося хаос в ряды противника, а Нищий Принц идет за Шахиром. Благо, в плане проникновения он был лучшим, среди всех Героев уличных сказок. И не только по причине артефакта, способного заглушить все звуки своего владельца. Да, это неоспоримое преимущество, но когда всю свою сознательную жизнь живешь с Тишиной, рано или поздно начинаешь у Тишины учиться. А отсутствие звуков научить могут многому. И не только в плане боя и войны. Без Тишины нельзя оценить трель птицы у окна, что настойчиво не дает спать. Без темной ночи нельзя порадоваться яркому солнцу.

- Тебе тоже кажется, что за нами наблюдают, да? Недовольное фырчание и косой взгляд в сторону начальника стражи. Тот, естественно, отвел взгляд, мысленно поежившись. Конечно он рассказал. Они всегда все рассказывают отцу. По виду Абдуллы не сказать, что он заинтересован в делах своих сыновей, но по какой-то таинственной причине всегда знает, что именно его дети делают. Таинственной, правда, только в детстве. Сейчас разгадать этот трюк было просто - слуги докладывают все главе дома Насир. Вся собранная информация о людях Шахира из-за этого вполне могла быть неточной - если вмешались отцы, то они могли проредить банду работорговца ровно настолько, чтобы быть уверенными, что дети справятся с оставшимися. Или же незаметно окружить район, чтобы не допустить переноса конфликта в другие жилые зоны. Визирь всегда все просчитывал, никогда недооценивал своего врага, но при этом предпочитал слегка недооценивать силы свои или своих союзников. Так он перестраховывался.

- Если мой отец вмешается, я вызову его на дуэль, Шантра мне свидетель, - хмыкнул Рашид. Это одна из причин, по которой еще юношей он ушел в Песчаные Змеи. Так отцу тяжелее было контролировать и спасать своего ребенка, а Рашид учился рассчитывать только на себя и на людей, с которыми делит воду. Это важные уроки, и Абдулла принял решение своего третьего сына. Принял не без гордости, которую он, естественно, не показал.

- Пошли, не будем заставлять Шахира ждать, - щит так и остался висеть на стене в одиноком уединении, а Рашид как обычно бесшумно вышел из комнаты и пошел в сторону усадьбы на окраинах.

***

Рашид выбирал дорогу, чтобы не попадать под засады людей работорговца. Крюки, зигзаги. Да, Тамерлан сказал, что он выманит людей на себя, но лучше это сделать непосредственно возле усадьбы. Она вскоре и показалась. Обветшалая, но еще достойная и несколько величественная. В ней когда-то жили ариды рода Касим. Но вскоре на их караваны начали нападать, они теряли деньги, достаток и вынуждены были покинуть этот дом. К счастью, в итоге они пережили это бедствие и смогли вернуть своему дому прежнее величие и богатство, но вот усадьба так и осталась покинутой и оставленной. После кто только ей не пользовался, ведь под ней существовала целая сеть подземных ходов. Хорошее место. Так посчитал и Шахир несколько лет назад, сделав усадьбу Касимов своей второй базой.

- Начинай, брат мой, - и с этими словами Рашид бесшумно исчез из поля зрения Тамерлана, проникнув на территорию усадьбы. Он остановился только раз, дожидаясь звуков битвы.

+1

8

- Тебе ли не знать, что привыкшему спать на жестком полу никогда не оценить прелесть спать на перине, - лишь отмахивается от Рашида, не слишком желая говорить на данную тему в который раз. Хоть уже и давно не раб, но Тамерлан прекрасно помнит, каково это - спать сидя, потому что лишнее одеяло больше пригодится приболевшей матушке. Или тому, кто знал час голода, никогда не заставить себя пировать "по-чёрному", недоедая дорогие блюда. Поэтому нужна в чем-то красивом совершенно ничего не значила для Тимура. А вернее не так - материальная красота никогда его и не интересовала - лишь красота сражений, боевые танцы, да звездное небо. Звёзды, которые светили ярко и могли смотреть не только на Иш-Калаф, но и на родину его отца.
- Несколько? - чуть прищурил взгляд, но улыбнулся, когда рука ан-Насира легла на плечо. Заслужить славу лучшего Гладиатора, на которого обратил взор сам калиф - это победа не над несколькими людьми. И не в течении одного года. Стыдно ли было Тамерлану за это прошлое? Нет, дань памяти и обещание, которое дал еще будучи ребенком. Хотя кто-то может назвать это славой на крови, на что получит ответ - а великие полководцы заслужили свою славу в баталиях на поле политики? Или же срубая головы неверных? Чем честные победы гладиаторов отличаются от боевых подвигов знати? Лишь принадлежностью к роду?
- Не самая лучшая сказка, не находишь? Я бы предпочел никому её не рассказывать, - и это правда. Хоть и идут совершать благородное дело - это совсем не подвиг. Подвигом было бы отменить работорговлю вовсе, предоставив людям свободу выбора без оков, которые сковывали не только тело. Когда на душах не менее тяжкие оковы - тяжело подняться. Многие так и умирают, смирившись со своей нищетой. Кто-то закрывается, позволяя хозяевам делать что угодно. И лишь единицы стремятся к свободе.
- Неужели помощь родителя так задевает твое чувство гордости, брат мой? - хотелось уже поскорее разобраться с делом. Потому что Тамерлан прекрасно знал, кто именно наблюдает из темноты. И тревожить своего отца из-за такого пустяка не хотелось - а ведь Брайар точно не спал сейчас, скрываясь в тенях города. Гладиатор даже поймал себя на мысли, что сейчас был бы не против, окажись отец рядом с ним и плечом к плечу проредил бы строй работорговцев. Тамерлан никогда не понимал в этом плане Рашида - тот всеми силами пытался отгородиться от опеки, хотел больше свободы и самостоятельности, даже не пытаясь понять своего отца. Точнее так казалось - все выходки в детстве казались лишь глупыми попытками показать отцу Абдулле язык. У Тамерлана и Брайара все было иначе. Мало кто похвастается, что твой отец - друг, который не станет ругать за глупость, а поможет разобраться и объяснит, почему именно этот поступок был глуп и нелеп. Хотя Тимуру иногда казалось, что такая любовь отца - это его попытка искупить свою вину за лихую молодость и грех крови, который теперь навсегда останется на его теле проклятием.
Но настало время "охоты". И сегодня прольется кровь.

***
- А они заметили.
- Я бы удивился, если бы они остались в неведении.
- Лишь в крайнем случае?
- Лишь в крайнем случае.

***

Хотелось пройти гордым маршем прямо по улице напрямую к усадьбе Касимов, но Рашид предпочел подойти ближе, дабы времени опомниться у работорговцев было меньше. Хотя пока они были в пути, Тимур отметил про себя, что на улицах даже слишком как-то тихо. Жизнь не должна замирать настолько, всегда должны раздаваться голоса. Особенно в трущобах - месте, где детский плач особенно болезненный для слуха Гладиатора. Все же Тимур оказался прав - тени в этом месте сейчас были под полным контролем, но вмешиваться не станут. Разве что Тимур сам об этом не попросит.
Когда Рашид скрылся из поля зрения, Тамерлан несколько раз потянулся, разминаясь. Да, Рашид верит в мастерство друга, но не видел, насколько возросла сила Гладиатора. И в какой-то мере Тимур этому рад - незачем Рашиду напрасно думать о том, что произошло за года разлуки. У них у каждого остались свои секреты, которые не будут рассказаны.
Поймал несколько движений боковым зрением - работорговцы его заметили и уже приготовились к засаде. Но подойдя к воротам усадьбы, Тамерлан не стал что-то кричать, провоцируя так, как это сделал бы Рашид в молодости. Сделать шаг назад, хорошенько оттолкнуться - и просто высадить плечом ворота усадьбы. Те хоть и казались крепкими, но годы запущения сделали свое дело, сделав их довольно ветхими, а крепления - ржавыми.
- Тук-тук, - негромко, но когда пыль от падения ворот немного улеглась - перед ним уже красовались несколько десятков мужчин с клинками на готове. Но взгляд их был напуганным - что это за чудовище такое, которое не потратило много сил для преодоления преграды. Тамерлан чуть усмехнулся - а ведь если бы сейчас на его месте был бы отец - то и секунд драгоценных сволочам не дал бы. А песок уже давно пропитался кровью.
Нерешительность с обеих сторон, но он должен сделать свое дело - как можно больше шума. Как можно больше сил бросить должны злодеи, чтобы его остановить. Жаль только они не успели с Рашидом заключить пари - кто быстрее доберется. Каждый своим путем.
- Я наступаю, - предупреждает. Потому что по его личному кодексу чести не тронет того, кто не попробует на него напасть. Не нападать, но и не давать в обиду. Люди не от хорошей жизни идут в работорговцы - кто-то так же хочет прокормить свою семью. И если они сложат оружие - их жизни будут сохранены. По крайней мере до суда - а там уже на все милость дракона-патриарха.

***

- Шахир! У нас гости!
- О, и сколько на этот раз?
- Один...
- Ч... Чего? Ты сейчас пошутил?
- Он выбил ворота!

Работорговец быстро подошел к окну главного зала, чтобы посмотреть на то, что творилось внизу. А перед его взором была не утешающая картинка - его лучшие воины не могли справиться с одним человеком, который расшвыривал их голыми руками, попытка используя все, до чего мог дотянуться. Все в этих действиях казалось Шахиру насмешкой - еще никто не убит, но это только пока. Но не узнать "гостя" было нельзя - навсегда запомнил эти красные волосы, да взгляд холодный. Сейчас отголосок прошлого тревожным звонком отозвался в сознании. Отступая на шаг от окна, работорговец сжал кулаки.
- Послать всех к воротам. Захватить его во что бы то ни стало! ЖИВЫМ ИЛИ МЁРТВЫМ!
Громким крик, отдавший приказ, отозвался от стен, выдавая с головой панику главы банды. Страх становится ярче во мраке ночи, а его запах - слаще для зверей, которые вышли на охоту.

+1

9

Сказка, которую нельзя будет рассказать. Нищий Принц хмыкнул. Что ж, он не против. Но если Тамерлан решил опустить эту историю, сохранив ее в своем сердце по причине своей доблести, то сардар похоронит эту историю, потому что не каждый будет готов ее услышать. Дом Насир верит, что Великая Шантресс на самом деле триедина. Первый и несомненно самый важный - это Праздный Шантра, своим несколько алкогольным дыханием заставляющий петь, танцевать, веселиться и пить горячительные напитки. Символ вечного праздника, ведь что есть чистое и светлое удовольствие, если не бессонные и громкие ночи, наполненные смехом, похотью и выпивкой?

Вторая - Серая Шантресс. Мягкая и нежная богиня, своими осторожными шагами появляющаяся во время тишины и уединения. Серая Шантресс любит ночь и солнце, она наслаждается одиночеством и красотой окружающего мира, показывая несколько иную красоту, которая доступна всем. Без шума, лишь безмятежность и ее молчаливое величие под россыпью бесконечных звезд. Она запирает любовников в комнатах. Она шепчет идеи шедевров художникам этого мира. Она обучает женщин изящно выглядеть и ублажать людей так, чтобы их сердца в кульминационный момент были ближе к богине.

Третья - Мстительная Шантресс. Она любит шум, но это не смех, веселье или гам какого-то праздника. Это крики боли, отчаяния. Она подталкивает к употреблению опиума, коварными глазами наблюдает за мучениями на грани экстаза и шепчет на ухо, вытаскивая самые потаенные и страшные желания и удовольствия. И все три составляют единую богиню. Нельзя любить Шантру, и не уважать Мстительную Шантресс. Нельзя наслаждаться дарами Серой Шантресс, игнорируя веселый смех Праздного Шантры. Рашид это прекрасно понимал, и сейчас он явственно слышал шепот той, чьи удовольствия он обычно избегает. Но сейчас он может дать себе волю.

Тамерлан может сказать, что Нищий Принц слишком часто полагается на свой артефакт, вот только будет он не совсем прав. Тишина - часть Рашида, как и молодой господин дома Насир - часть Тишины. Они вместе столько лет, что невольно сам сардар научился двигаться, практически не выдавая звуками свое местоположение. А уж с артефактом, то даже эльфы с их прекрасным слухом не смогут услышать ничего. Тем более под звуки боя.

Действовать Сын Пустыни начал, когда услышал грохот. Этот позер, кажется, пробил ворота. Мимолетное удивление сменилось хищным оскалом, пробраться будет даже проще, чем он планировал. Легкие, беззвучные движения, и он уже на первом этаже. Охранник, казалось бы, заметил тень, но сильные пальцы тут же сдавили его горло, а после легкое движение сломало шею. Спрятать в углу, набросив на тело ковер - в этой неразберихе кто увидит смерть одного охранника? А дальше началось то, что Рашид совсем не ожидал.

- Послать всех к воротам. Захватить его во что бы то ни стало! ЖИВЫМ ИЛИ МЁРТВЫМ!

Идиот. Хотя его можно понять. Тамерлан даже после его ухода из Ишехана оставался грозной и известной фигурой в определенных кругах, а теперь, когда прошло пять лет с его официального возвращения - он умудрился только закрепить за собой статус грозного защитника детей и угнетенных людей. Лучше перестраховаться, чем в итоге оказаться перед его холодным взглядом. Вот только Шахир забыл, Сказки не приходят одни. Но люди уже успели покинуть усадьбу, осталось разве что последние два человека, которые только собрались уходить, но...

- А где второй? Найдите второго! Вы двое, со мной, - все-таки не такой идиот, как сначала показался. Вот только спохватился он поздно. Двое охранников пусть и выглядят угрожающе, но драться они не умеют. Не так, как сардар, что провел более пятнадцати лет в пустыне, охотясь на разбойников. Тишина запела в разуме Рашида, бесшумно вылетая из ножен. Движение, и один из охранников теряет голову. Шахир отступает, готовясь позвать остальных, но только его голос потонул в вязкой магической тишине вокруг. К тому времени, как он осознал, что он не может позвать никого, второй тоже был убит. А Сын Пустыни с легкой насмешкой стоял, вытирая кровь с лезвия о одежду мертвого охранника.

- Бесполезно, ты не сможешь позвать на помощь, - в абсолютной тишине чуть насмешливый голос громом врезается в сознание работорговца. Он пятится, подходя к окну. Пытается знаками позвать людей или же хочет покончить с собой? Рашид не дает ему эту возможность, рывком он оказывается рядом с Шахиром и одной рукой, схватив за горло, чуть поднимает, а после... острая игла пронзила оба глаза, навечно забирая у работорговца возможность оценивать свой товар. Эффект Тишины продержится еще минут десять, если этого не хватит, молодой господин дома Насир создаст еще одно поле. Сейчас же он, насвистывая в голове мелодию, подвесил работорговца за руки, предварительно их связав. Без зрения, без возможности услышать, сейчас Шахира с этим миром связывает только ощущение веревки, сдавившая так сильно, что в скором времени он потеряет чувствительность рук. И тогда, вися в этом старом здании, он будет потерян, глух и слеп. Посмотрим сколько ты продержишься в этой небольшой пытке. А сам тем временем выглядывает на улицу, выходя за пределы поля Тишины. Легко выбивает окно и смотрит, как Тамерлан развлекается.

- Друзья, вы либо тут умираете, либо сдаетесь. Шахир уже в моих руках, не глупо ли умереть за уже схваченного лидера? - Сын Пустыни присаживается, свесив ноги за пределы усадьбы и делает глоток из своего бурдюка с вином.

Отредактировано Rashid Nasir al-Ishehan (2018-03-30 21:51:17)

+1

10

Всего несколько минут, а вскоре во дворе усадьбы уже становилось тесно - слишком много народу выползло из темных уголков, желая вкусить крови наглеца, который посмел ворваться на их территорию. Но несомненно радовало то, что не было лучников - смотреть по сторонам, отвлекая свой взор куда-то в небеса, не приходилось. Поэтому все внимание Гладиатора было направленно на тех, кто калечил судьбы детей. Кто прятал их в клети, подобно животным, чтобы после продать очередному извращенцу.
Первые звуки сражений разбудили наконец-то спящего зверя внутри - но Тимур не будет использовать оружие. Сегодня Гладиатору не хотелось именно крови своего врага. Потому что пришел с тем, кто сделает это за него. Гладиатор не сомневался - Принц не отпустит Шахира просто так, Принц пришел чинить свой собственный суд. Поэтому когда кто-то пытался нанести удар - просто отшвыривался в сторону. Тимур старался раскидывать работорговцев аккуратно, чтобы дать Рашиду больше времени для осуществления своего плана. Гладиатор должен выманить как можно больше народу - потому что тогда Шахир останется один. Слишком хорошо должен он помнить тот день, когда еле еле спас свою гнусную жизнь.
- Да что мы, с одним не справимся?! - резкий голос одного из воинов отвлек Тамерлана от его дум. Ох, им бы решимости побольше, да опыта хотя бы одну десятую от того, который имел он, участвуя в многочисленных сражениях - может быть тогда и смогли бы что-то сделать. А сейчас Гладиатор перед собой видел обезьян с палками, которые не умеют с ней обращаться, но думают, что могут что-то сделать, если нападут толпой. Только вот окружить его не получится - скорее он их загонит в угол.
Время потеряло счет, этот боевой танец мог бы длиться бесконечно, но как же легко было перенаправлять их удары, заставляя разить друг друга собственными клинками. Правда и его пару раз достали, как в расплату за излишнюю самонадеянность. Несколько порезов на руках, да порванное одеяние - мелочи, но все равно неприятно. Но даже эти достижения придавали сил оборонявшимся - ведь если у Тамерлана идет кровь, значит он уязвим. Значит он живой человек, которого можно убить. Но слаженности в действиях все равно не было - каждый сражался сам за себя.
Такое сражение наскучило Тамерлану довольно скоро - и его удары стали более агрессивными. Продвигается вглубь двора, не стесняясь использовать подручные средства - даже самые простые палки шли в ход, дабы наказать очередного зазевавшегося недовоина, который пытался тыкать в Гладиатора копьем, словно тростиной в дракона. Сломанные кости, кровь, оружие, покрытое песком - были и те, кто уже давно отступил и сейчас жались к стенам, пытаясь зализать свои раны.
Но веселье не продлилось так уж долго - голос Принца разрезал ночь подобно грому среди ясного неба. В этот момент Тамерлан держал какого-то воина за горло, мешая тому дышать. Видя, что с Рашидом все в порядке, и слыша, что Шахир схвачен - сменил гнев на милость и отпустил мужчину, давая тому вдохнуть полной грудью. Кто смотрел на выскочку с недоверием. Как так, схвачен? Взгляды метались от Тамерлана к Рашиду и обратно - они не знали, кто сейчас для них более приоритетная цель.
- Сложите оружие. И сохраните свою жизнь, - взгляд тверже и холоднее стали, Тамерлан ясно дает понять, что все что было до этого - лишь песчинка в пустыне. Что он и не стремился их убить. А теперь, когда основная цель схвачена - не было смысла цепляться за мнимую преданность Шахиру.

***

- Ты решил не даровать ему легкую смерть? - после того, как сдавшиеся люди работорговца сложили оружие, Гладиатор и Принц заперли их в собственных клетках, где до этого и сидел "товар". Правда, не все согласились добровольно пойти под суд - кому-то было нечего терять, кроме своей жизни. В чем им и помогли - без трупов сегодня не обошлось. Тела убитых до сих пор еще лежали в коридорах и во дворе усадьбы, но сейчас Принц и Гладиатор стояли как раз перед виновником столь многочисленных бед. Тимур не испытывал жалости к этому человеку, но и пытать его не горел желанием. Такие люди должны умирать медленно и в одиночестве, без возможности навредить кому-то еще даже своими погаными речами.

+1

11

[AVA]https://pp.userapi.com/c845016/v845016433/3bbb1/fOnsA_b1MRg.jpg[/AVA]Поражение. Неприятное слово, отдающее некоторой желчью, заставляющее кусать губы и отдавать себя в путы Хайраны, что вечно окружает нас невидимыми нитями, отправляя в неизвестное и смеясь, когда люди решают брать судьбу в свои руки. Не у всех были золотые нити их жизни, не каждого богиня удачи и судьбы любила настолько, что с особой тщательностью и трудолюбием вышивала их путь, полный опасностей, богатства, славы и великих достижений. Больше было тех, чьи нити, сделанные из некачественного ломкого шелка наконец обрывались, когда они встречались с существом с более сильной судьбой, чем у них. Сейчас люди работорговца имели явно плохую нить. Хайрана смеялась, смотря на их попытки остановить всего лишь одного человека, чья красная огненная и горящая нить сжигала все судьбы, переплетенные с ней в этом роковом дворе. В итоге самые благоразумные решили все же сдаться.

Но были и те, что решили бросить вызов двум наглецам, что сейчас возвышались над всеми в эту темную ночь. Один спокойный, могучий, с непоколебимой аурой воина и стража, что пришел покарать их. Второй же хитрее, лукавый, пусть и говорил он праздно и задорно, скрывая свои силы, но все же некоторые знали, что этот человек не менее опасен, чем гладиатор перед ними. И все равно они подняли оружие. И тогда братья закончили дело. И если Тамерлан дрался с привычной ему невозмутимостью, как истинный воин, хладнокровный и великий, то Рашид безумствовал. И на этот раз Тишина не сопровождала его, оставшись сторожить Шахира. Сын визиря схватил первый попавшийся клинок, чуть затупившийся, с плохим балансом и неудобной гладкой рукоятью и мысленно поморщился от осознания ущербности этого оружия. И был прав, так как кровь первого врага все же повлияла на то, что клинок выскользнул из рук, и Сын Пустыни ринулся в бой голыми руками, ломая кости и разрывая кольчугу голыми руками. Радость боя, гнев и привычное безумие битвы, вскоре оно улетучится, а пока Шаагор дал силу и затуманил глаза, пока сильная рука не остановила Рашида от продолжавшейся бойни. Ан-Насир лишь сплюнул и велел оставшимся войти в клетки, где их и заперли, а после вернулся к Шахиру.

- Не заслужил, - спокойно ответил сардар, достав бурдюк с вином и сделав глоток. Он выпустил пар, чувствовал себя обновленным, но все равно не встречался взглядом с Тимуром. А я думал, я уже давно обуздал это чувство восхищения и ярости в бою.

Время уже успело закончиться, на удивление понадобилось всего пятнадцать минут, чтобы со всем разобраться во дворе, и потому Рашид вновь активировал артефакт, чтобы тишина не прекращалась и далее. У него был еще один запас, но если необходимо, он готов замолчать хоть на сутки. Хотя вряд ли Тамерлан позволит долго мучить Шахира. В нем жила своеобразная честь воина. В Рашиде она тоже была. Но мрачнее, куда мрачнее, словно отравленная дыханием Акраха.

- А помнишь, как все началось? - сделав еще один глоток, сардар бессознательно кинул бурдюк своему собеседнику, только после осознав глупость этого поступка и сдавленно рассмеялся. Взгляд все еще рассматривал тело всхлипывающего Шахира, чье сознание в этом мире удерживает только полоска боли.

***

Вечер. Жаркое солнце, наконец, начало прятаться под горизонтом, последними лучами озаряя пески и создавая необычайную красоту, известную в этом мире. Закаты. Многие видели закаты, многие поражались их красотой, но со временем они становятся лишь частью дня. Неизбежные, постоянные, бесконечные, и вовсе не столь прекрасные, как можно увидеть в первый раз. Но это не так. Рашид, молодой мальчик, третий сын визиря и большая проблема своего отца любил закаты и всегда наблюдал так зачарованно, словно смотрел на это впервые. И сам мальчишка об этом прекрасно знал, он понимал свою страсть, осознавал, что сияют его глаза в этот момент, и без того прекрасный юноша кажется более привлекательным для лиц противоположного пола. Конечно он это понимал. И, пески и солнце, он пользовался этим! Вежливость, обходительность, умение лишь жестами и взглядом казаться очаровательным и привлекательным в глазах женщин - всем этим вещам ему только предстояло обучиться, что-то он знал лишь поверхностно, но его чистая улыбка и некоторая, с точки зрения женщин, сентиментальность и романтика в умении радоваться и сиять при красоте чего-то рутинного покоряла не девушку, и Рашид уже давно познал с дочерью хозяйки пекарни, каково это оказаться в жарких объятиях и с нежной страстью подмять под себя женщину.

Но в этот раз ему не повезло. И это было вдвойне обидно, так как на сей раз Рашид должен был встретиться в излюбленном месте с одной настоящей оторвой, женой одного эмира, ну и пусть, что она на лет десять была старше. Зато какими навыками обладала! Именно поэтому, покусывая губы от разочарования на треклятый дождь, который так не вовремя обрушился на его голову, затопив высокую башню вместе со всеми шелковыми подушками, будущий сардар шел в бордель. Абдулла, естественно, уже разрешил ими пользоваться, но сам сын визиря вошел в небольшой кураж, явно пытаясь проверить, сколько женщин он сможет поразить в сердце, не используя и медяка, а лишь своим обаянием. Нет, не покупать любовь шел туда Нищий Принц. Просто там жил друг, с которым всегда приятно встретиться. А красивые и умелые женщины вокруг? Это только приятное дополнение. И кто знает, может одна из этих женщин все же попадется на юношеское обаяние.

- Я, конечно, люблю дождь, но иногда он льет, когда не надо, - весело произнес Рашид, войдя в бордель и такими словами поприветствовав одну из служанок, после чего ей подмигнул. Та улыбнулась в ответ и жестом показала, куда пройти. Она, конечно, знала, к кому пришел сын визиря. К дочери хозяйки. Забавная дружба, однако. Но что больше всего поразило Нищего Принца - это рыжий мальчишка, сидящий на стуле и равнодушно взирающий на убранство комнаты с довольно плохой звукоизоляцией, и потому многое было слышно.

- Кровь и песок, ты же не любишь такие места или втайне ходишь сюда, изображая праведника перед нами? - рассмеялся Рашид, глядя на Тамерлана и вовсе не обращая внимания на все стоны с соседней комнаты. Бордель. Это нормально. Тем боле провели их не в самую лучшую комнату, так что слышимость естественно присутствовала. Нищий принц взял апельсин и спокойно очистил от кожуры, после чего дольками начал есть.

- Ты не видел Фею? - начал было Рашид, но дверь открылась, девушка со скрытым капюшоном лицом быстро прошла и тут же обняла Тамерлана. Капюшон при быстрой ходьбе слетел с головы, и сын визиря узнал сирену, чей голос трогал даже его сердце, не привыкшего смотреть на нее, как на женщину. Ан-Насир хотел было отвесить неприличный и шумный комментарий, как всегда, но тут посмотрел на напряженное лицо Тимура, а после услышал тоненький всхлип. И понял то, что Гладиатор уже успел осознать.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 08.11.1213 | Грех младшего брата


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC