http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 10.09.19

Постепенно просыпаемся от лета и окунаемся в тёплую осень!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало осени 1203 года, сентябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?



19 лет
Человек
Рыцарь
Брат Франциски

Любой возраст
Любая раса
Ученики-маги
Ученики Марии

18 лет
Человек
Рыцарь
Брат Франциски

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Забытые герои » Шаэль'Рэнион, Владыка эльфов, 448 лет


Шаэль'Рэнион, Владыка эльфов, 448 лет

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Шаэль'Рэнион  из Дома Золотого Древа
Король-Солнце, Солнечный Ястреб, Шаэле, Мишей зовут самые близкие

Раса/возраст:
Эльф/448 лет
Статус, занятость:
Владыка Аортэна, глава королевской семьи Аортэн-тен-Йелле и дома Золотого древа, член Гильдии Героев
Место рождения:
Аортэн-тен-Йелле

http://s9.uploads.ru/T9jFJ.gif
Dior Eluchil | by daLomacchi

О ГЕРОЕ:

Когда в королевской семье родился наследник ему дали сразу два имени: материнское и отцовское. Мать называла его Мишаэле – мой солнечный ястреб. Отец назвал его Рэнион, что значит «Разбиватель оков». Близким родственникам такие имена были понятны. Мать наследника надеялась, что сын вырастет защитником эльфийского рода, красивым и царственным. А отец – с его более практичным взглядом на мир – мечтал о союзах с другими расами и освобождении от оков предубеждений. Но, несмотря на длину и звучность изначального имени, в последующем все многочисленные родственники обращались к будущему владыке очень просто: Миша, «мое солнышко».

«Солнышко» росло непоседливым и озорным ребенком. Больше всего его увлекали чисто мальчишеские забавы, вроде драк на игрушечных мечах, задирание девочек, подвижные игры и всяческие проказы. Но несмотря на неуемное озорство и задатки лидера, заводилы, все его существо стремилось к защите слабых и восстановлению справедливости. И по мнению многих – это полностью оправдывало имя данное матерью. Кроме того, мальчик был крайне сообразителен и проворен, во всем опережая своих сверстников и быстро нагоняя старших. Благо в товарищах по играм никогда не было острой нужды: королевская семья была достаточно обширной, чтобы наследник престола не чувствовал себя одиноким и ему было с кем посостязаться. Но чем старше становился молодой эльф и чем ближе подступало совершеннолетие, тем чаще игры и забавы уступали место интересам более присущим наследнику эльфийского трона.

В основном этими интересами было военное искусство. Шаэле мог бесконечно рассказывать прочитанные им истории о великих битвах, древних героях и былых подвигах. А вот с обязательной для всех эльфов дисциплиной по магии природы отношения у наследника не складывались. Нельзя сказать, что у него не было способностей к магии или он неприлежно учился… Независимо от того, сколь успешным был принц в учебе, интереса к друидской магии он не испытывал. И единственное, что увлекало его в занятиях магией – это соревновательный дух: как и по всем прочим занятиям, Миша стремился преуспевать больше других, а соответственно и знать больше. И на этой почве вышел у него как-то спор с одним его родственником о том, кто из них более сведущ в магии. Любой из их наставников узнав, что мальчишки решили помериться знаниями – и без того крошечными по сравнению со Внезнанием и Всемогуществом Великого Леса и его Прародителя – наверное строго наказал бы их обоих за гордыню и глупые выдумки. Но наставники не знали, а юноши продолжали кичиться умениями.  Каждый из них занимался втрое усерднее. Однако Миша опережал своего соперника изводя менторов расспросами, дополнительными занятиями и длительными дискуссиями. И все же, несмотря на все его усилия, одно – вроде бы простое – упражнение никак у него не получалось. Ни один из педагогов не смог помочь ему освоить его. И тогда, когда Шаэле окончательно и бесповоротно достал Старшего Наставника, тот посоветовал юноше отправиться к самому Кернунну и спрашивать советов у него, раз наставники-друиды по мнению Его Высочества недостаточно мудры. Вроде бы это ворчание старого и утомленного друида должно было заставить юного наследника задуматься… но вместо этого спесивый юноша подробно выспросил, где можно найти Хозяина Леса, а затем не откладывая в долгий ящик отправился его искать.

Путь его лежал к Великому Древу. Очень скучный путь – не преисполненный какими-либо тайнами или опасностями – привел молодого эльфа к Древу, как будто, так и должно быть. А дальше было еще скучнее… Кернунна под деревом не оказалось и появляться он не спешил. Возвратиться и сообщить всем что не достиг цели принц не мог – гордость не позволяла. Но и провести неделю или больше под Древом ожидая появления Хранителя Леса – не было радужной перспективой.

Окончательно расстроившийся и потерявший веру в успех наследник уселся под деревом и занял себя тем единственным, что пришло ему на ум. Музыка всегда легко давалась молодому эльфу, впрочем, как и его отцу. Из тоненькой ручной флейты полилась мелодия с печальным мотивом, рассказывающем о человеческом принце Мариусе и его верном рыцаре, леди Элуитари, которая спасла его от страшного дракона, но сама при этом героически погибла. История получилась до того красивой и так захватила воображение принца, что когда он очнулся, то обнаружил сидящего рядом фавна, с любопытством рассматривающего принца. Постаравшись быть как можно вежливее, Миша представился и спросил не видел ли фавн здесь неподалеку Хозяина и Хранителя Леса, Кернунна. Вместо ответа фавн поинтересовался у принца зачем ему понадобился Хранитель Леса, ведь эльфы очень давно не искали у него совета. Немного посмущавшись – все-таки спрашивать совета ради победы в споре считаться достойным делом не могло – юноша рассказал все как есть, упомянув при этом, что сама магия ему не особо интересна и ему бы только хотелось освоить непокорное упражнение. Как ни странно, фавн не удивился. Он долго расспрашивал принца и беседуя с ним. Помимо прочего, расспросил и об отношении к магии природы. Как ни странно, многое из слов фавна показалось молодому эльфу мудрым, и вскоре печали о том, что он так и не нашел Хозяина Леса его покинули. Еще не раз приходил молодой юноша к Древу Жизни, играл на флейте и ждал своего мудрого советчика, а тот рассказывал ему про Аортэн, про травы, животных, целебную магию и магию природы. После таких встреч юноша возвращался задумчивым и притихшим во дворец и не волновали его больше ни глупые соревнования, ни недоумение наставников. И хотя особого интереса к магии Миша все еще не испытывал, но с тех пор начал относится к ней с гораздо большим уважением. Уже догадался принц с кем встретился в лесу, но не торопился сознаваться в своем знании опасаясь, что тогда Кернунн больше не появится.

В одну из встреч, Хозяин Леса подарил будущему Владыке мелодию. Совершенно особенную мелодию. Стихийный урок музыки – когда один наигрывает ноты, а второй пытается уловить мотив – внезапно превратился в событие, имеющее важный исторический смысл. И когда Шаэле смог наконец запомнить и сыграть все лады, его друг и советник сказал ему о значении этой мелодии: в минуту опасности именно она, сыгранная на флейте, будет зовом о помощи для Хозяина Леса. И вроде бы после такого бесценного подарка отношения между учителем и учеником должны были стать только крепче… Но в силу юности и пылкости, Шаэле очень быстро увлекся куда более приземлёнными сторонами жизни и посещал своего друга все реже и реже, пока совсем не перестал приходить.

Внезапно для себя, наследник эльфийского престола совершенно искренне начал интересовался искусствами более изящными, чем война или магия. Например, поэзией, историей, танцами. А также придворными интригами и… девушками. Вернее, это девушки интересовались Мишей.

Когда молодой наследник престола выходил на очередную тренировку по стрельбе из лука – или на урок фехтования – он как бы невзначай избавлялся от мешающей ему рубашки отчего окружающее пространство наполнялось щебетанием и перешептыванием молодых эльфиек, прячущихся за колоннами, портьерами, в кустах. Им даже не нужен был особый повод, чтобы каждый раз чем-то восхититься. А восхититься было чем… в подростковом возрасте Миша был статным и мужественным… насколько это возможно для молодого эльфа. Нужно сказать, что молодой наследник с детства привык быть в центре внимания, поэтому часто поощрял интерес к своей персоне в несколько… вольной манере. Но несмотря на все многообразие окружающих его красавиц, предпочтение было отдано тихой и скромной, тонкой, как лоза, Леслиниэль, кузине Миши. Девушка была невероятно хороша собой и по слухам отмечена знаком самого Каэлли: казалось бы, от одного ее прикосновения больные растения выздоравливали, а здоровые – расцветали.

О союзе между принцем и принцессой договорились родители: это был брак по расчету, а не по любви. И девушка, и юноша с равным уважением отнеслись к воле своих родителей, поэтому не противились браку. Мише в сущности было безразлично на ком жениться: он еще не знал любви и не слишком интересовался ей. У девушки же – как поговаривали – уже был избранник из людей, причем простолюдин, но она с жертвенностью королевской дочери предпочла долг любви. Их с Мишей брак был милым и уютным: общее детство и юношеская дружба сделала их скорее союзниками, чем возлюбленными. Каждый из них был искренне влюблен в свой народ и желал всему Аортэну только мира и процветания. Так уж их воспитали. И пока Леслиниэль помогала своим подданным заботиться о Древе Света, изучая магию света и природы, Шаэле делал первые шаги навстречу миру за пределами Великого Леса.

Решение покинуть Аортэн не было внезапной прихотью. Для молодого наследника эльфийского престола это было необходимостью, подкрепленной высокомерием и жаждой самоутвердиться. Шаэле считал, что никто в Аортэне – зная, что он наследник престола – не станет соревноваться с ним в полную силу, а значит и он сам не сможет раскрыть свой потенциал. Как мог он быть королем всех этих эльфов, если не был уверен, что он самый лучший из них? Как смог бы он править своим народом, если не видел весь остальной мир? Ограниченность и неуверенность – плохие качества для лидера. И с этими мыслями, а также первым шагом навстречу неизвестности, молодой и неопытный эльф отправился постигать новый для него мир…

Двести с лишним лет Шаэле странствовал, лишь изредка возвращаясь под сень Вечного Древа. И за такой долгий срок юноша-эльф постепенно превратился в мужчину… и великого воина, излучающего благородство и могущество. Каждый раз он приносил с собой истории о самых укромных уголках континента, далеких бушующих морях и загадочных островах. Каждый раз он возвращался с очередной победой, бросая к ногам родителей и жены невероятные сокровища и волшебные артефакты. За невероятную храбрость и отчаянную самоотдачу портрет Владыки Эльфов до сих пор висит в Палате Судеб. Но сила и слава очень быстро развращают даже самые чистые души. В тот переломный момент молодого героя поглотила жадность... Он был ослеплен гордыней и собственным величием, с каждой новой победой преисполняясь жаждой все больших подвигов и славы. И не замечая, как листья в короне его отца желтеют и увядают, знаменуя конец жизни великого короля эльфов.

В конечном итоге, Шаэле не успел проститься с собственным отцом. Король умер, а лесной трон остался пустым.

И если бы все могло ограничиться лишь сыновьим горем... Но из-за своей гордыни первенец короля едва не потерял свое первенство, а заодно и эльфийский престол. Лишь заступничество матери и жены дало Шаэль'Рэниону возможность искупить свою безответственность и доказать, что он достоин быть Владыкой Аортэна. Так он выучил самый главный свой урок – никогда не забывать о своем народе и своем великом долге перед ним.
Перед коронацией, как и все его предки, будущему эльфийскому королю предстояло пройти обряд Посвящения. Никто кроме самих королей эльфов, Хранителя Леса, Древа Жизни и, наверное, светлых Богов никогда еще не проникал в тайну ритуала Посвящения. Но можно быть уверенным, что необходимость совершить путешествие к Древу Жизни перед коронацией для будущего Владыки эльфов не просто дань традициям, но необходимость. В дальнейшем Шаэль неоднократно совершает путешествие к Древу, чтобы приобщиться к его мудрости и восполнить силу ритуала.

Сразу после пышной церемонии коронации, новый Владыка показал себя мудрым и рассудительным правителем. Его эгоизм и гордыня еще поднимали свои отвратительные головы, но – к чести короля – он изо всех сил сопротивлялся своим темным желаниям, стремясь быть благословением, а не проклятьем для Аортэна. Во многом это стало возможным благодаря его мягкой и нежной супруге. Леслиниэль многие любили. За то время, что ее муж странствовал она стала верховной жрицей Каэлли и эльфы, видя ее чистую веру в добро и свет, укреплялись духом. Да, природа могла быть грозной и ужасающей, даже смертоносной, но Леслиниэль обладала даром утешения и умиротворения, что позволяло переживать даже самые страшные тяготы. И пусть она так и не стала возлюбленной, но всегда оставалась верной подругой, постоянной спутницей, надеждой и опорой Владыки.

В этом нерушимом союзе один за другим появлялись сыновья Шаэль'Рэниона. Двое старших – стройных и крепких, как молодые дубы – всем своим обликом и характером напоминали отца. Третий – младший – казался похожим на мать, милую и любящую Леслиниэль. С рождением третьего ребенка Владыка Аортэна, казалось бы, обрел наконец мир и покой, присущий старейшинам эльфов. И без того величественный и гордый облик короля стал будто бы завершенным: он наконец познал самую сильную сторону магии природы – рождение новой жизни. А вместе с ней и суть жизни. Все что беспокоило Владыку с тех пор – это забота о будущих поколениях и их защита. Все чаще стал искать он мудрости предков и все чаще задумываться о союзах и альянсах с другими народами.

Вечный Лес – вечен. Но что если беспокойные и злые люди в своем вероломстве и жадности нападут на эльфов? Что если Скорм снова соберет беспощадную армию демонов с целью погубить народы Эноа? Придут ли гномы на помощь эльфам, если случится беда? Будут ли альраны на стороне Аортэна, что не единожды приютил их? Много беспокоился Владыка о будущем и часто виделись ему ненастные тучи, сгущающиеся над его королевством. Но каждый раз его пасмурные мысли развеивала семья. Не только жена и дети, но также и другие родственники с которыми король очень близок и часто искал их советов. И все было бы прекрасно, если бы не грядущая трагедия…

В то время, в стране людей царствовал Алвин Третий – благородный и мудрый правитель. Он был дальновидным человеком многих достоинств и Шаэль'Рэнион счет его достойным беседы. Король людей и Владыка эльфов вели довольно долгую дипломатическую переписку, в результате которой решено было достичь согласия между людьми и эльфами посредством династического брака. С восхитительными дарами для будущей супруги из Аортэна отправился старший сын Владыки, средний сын, в качестве посла, и их мать. Они должны были засвидетельствовать предстоящую помолвку и стать вестниками новой эпохи союза людей и эльфов. Их небольшой караван должен был без труда достичь Аварина. Но так и не достиг… По пути на караван напали, богатые дары были украдены, а члены королевской семьи были убиты. Непростые разбойники совершили нападение, потому как справиться с наследниками королевской крови – пусть и вдали от священного древа – могли только те, кто был наделен силами могущественными и злыми.

Горю Владыки не было предела. Пожелтели листья в его короне и сбросили листву деревья в тронном зале. Скорбь и боль наполнили королевский дворец. И тогда взял Король Эльфов свой прославленный меч, добытый подвигами, и решил покинуть Аортэн, чтобы самому свершить правосудие над убийцами своей семьи. Едва удержал короля от бездумных поступков совет Льте-Йен: негоже было Владыке дважды поступать необдуманно и никакое горе не могло оправдать безответственность. Скрепя сердце остался Шаэль в своем лесном царстве, вместо себя отправив на поиски преступников лучших своих воинов.

Последнее свое дитя, драгоценного младшего сына, Шаэль'Рэнион поклялся беречь, как зеницу ока. И даже помыслить не мог о том, чтобы выпустить его из Аортэна и подвергнуть опасности. Великий Лес грозил стать золотой клеткой для молодого принца. Но как не противился Владыка уговорам совета Льте-Йен, а пришлось все же уступить: слишком соблазнительной перспективой оказался династический брак и союз с людьми, нужен был только наследник королевской крови. Новые послы были отправлены в Аварин – уже тайно – и заключено новое соглашение о помолвке. Уже вовсю шли приготовления к свадьбе, организовывались праздники и готовились свадебные дары, как… умер старый король людей. И на престол взошел его сын. Новый король оказался не так уж рад новому союзу. Решительно преступив священные клятвы, молодой король людей расторгнул грядущий брак его сестры с эльфийским принцем. И пусть шаткий, но вроде бы мир был внезапно нарушен. Уже не так радостно было в Аортэне.  Мрачным выходил к своему народу Владыка. Во всем его облике чувствовалось гнетущее напряжение. Предчувствие новых бед повисло над эльфами и союз с людьми казался эфемерным, как никогда. И словно этого было мало, совершенно внезапно в Аварине пропадает обещанная эльфам принцесса… Тут же распространяются подлые слухи о том, что это эльфы похитили принцессу и насильно удерживают ее в своих лесах.

Ярости Владыки Эльфов не было предела. Подняли свои отвратительные головы и его гордыня – посрамленная отказом людей от эльфийского наследника – и злоба на вероломных людей, что в своей быстротечности не хранят клятв и не соблюдают договоров. Но недолго бушевал Владыка. Превыше всего было благо его народа, а война с многочисленным племенем людей не закончилась бы ничем хорошим для эльфов. Прислушался Шаэль'Рэнион к голосу разума своих советников и отправил послов в Аварин.

Безмерное количество страданий и тягот обрушились на короля эльфов, что наложили на него свой несмываемый отпечаток. Все так же излучал он властность и величие, и все так же старался оставаться благородным и справедливым правителем, опорой своего народа. Но неизменно что-то тягостное и темное чудилось в облике лесного короля… Темные силы сгустились за эльфийским троном и неизвестно к каким бедам они могли привести.

Особенности и умения:

Первый мечник Аортэна. Шаэле превосходно владеет распространенными эльфийскими видами оружия: луком, посохом, кинжалами, одноручным мечом. Но при этом предпочитает редкий среди эльфов стиль боя, выбрав своим основным оружием клеймор. Благодаря своему немалому сроку жизни, на протяжении которого с упорством оттачивал свои умения – может потягаться силами даже с очень могущественными существами, опираясь исключительно на колоссальный воинский опыт.

Благодаря своим знаниям и опыту в Гильдии Героев лично занимается обучением Стражей Границ, надеясь вырастить поколение сильных воинов для защиты леса.

В первых рядах. Как воин, король может встать в авангард Стражей Границ, заставляя их сомкнуть ряды. Эффект не только моральный, но еще и магический. Используя магический резерв Владыка излучает ауру воодушевления и ободрения, усиливает звучность воинских кличей и их эффект. Пока король присутствует на передовой и сражается вместе с простыми воинами их воодушевление растет, адреналин в крови не дает чувствовать боль и усталость, а личный пример короля не дает отступать и сдавать позиции.

Природная баррикада. Пройдя обучение у мудрых наставников ордена друидов и следуя заветам Кернунна, Владыка чтит магию природы и относится к ней с уважением, когда использует ее дары. А многообразие полученных знаний применяет не только в мирных целях, но и для защиты своего королевства.

Благодаря одной из способностей, Владыка может примкнуть к друидам и призвать для защиты границ живую стену из колючего кустарника. Объединив усилия маги природы ускоряют рост ядовитых стеблей, создавая из них непроходимую стену колючих зарослей. Произрастающие из сырых глубин земли, эти растения плохо горят, как влажные дрова. А покрытые толстой корой стебли не сразу поддадутся натиску топоров. Острые шипы крайне ядовиты: нанесенные ими раны долго не заживают и могут привести к смерти. Словно живые, растения не пропустят через свои ряды никого кроме светлых эльфов, для всех остальных сжимаясь плотными рядами, пытаясь удушить и изранить. Протяженность подобного заграждения может достигать до двух километров, в зависимости от количества друидов, объединивших усилия для его создания.

Сам Шаэль может создать подобную стену – или периметр – из колючего кустарника, но гораздо меньшего размера. Не больше пяти метров в длину и ширину и только там, где есть земля.

Зов о помощи. Волшебная мелодия, подаренная Хозяином Леса еще молодому Владыке – это клич о помощи и призыв к действию одновременно. Даже не явившись сам, Кернунн может отправить на помощь королю эльфов лесных жителей – например животных – и даже Стражей Древа. Разумеется, для использования подобной способности должен быть очень серьезный повод, иначе последующий эффект может быть, как у сказки про людского мальчика, кричавшего «волки».

Искусство дипломатии. В Аортэне неуместен вассалитет людей с их диким подходом к власти. Для эльфов характерно мирное сосуществование и дипломатичность. Ни одно масштабное решение, могущее стать знаменательным для эльфийского народа ни разу не было принято без обсуждения. Поэтому Владыка Аортэна принимает решения в согласии с Советом Эльфов, Льте-Йен, куда входят не только некоторые члены королевской семьи и главы аристократичных эльфийских родов, но также глава ордена друидов и старейшины эльфийских общин. Благодаря Льте-Йен Владыка знает почти все о своем народе, его нуждах и страхах, чаяниях и желаниях. Однако если совет не сойдется во мнении своих членов, окончательное решение принимает Владыка эльфов.

Как бы то ни было в распоряжении Владыки не только вся мудрость совета Льте-Йен, но также многочисленные советники по всем сферам управления королевством, древние эльфийские архивы и –при достаточных желании и целеустремленности – мудрость Кернунна, Хранителя Леса.

Не царское это дело. Бытовые навыки весьма неразвиты и ограничиваются в основном мелкими походными удобствами. Привык к комфорту и слугам, но в случае нужды умеет претерпевать трудности и лишения, как уже было однажды в прошлом.

Артефакты:

Волшебная флейта

1. Название артефакта:
Леслиниэль'Наэ "шепот Леслиниэль"
2. По классификации:
Новые, уникальные, многоразовые
3. Известность артефакта:
Об этом артефакте знают только король, его покойная жена и их дети
4. История создания:
Для будущей королевы эльфов эту флейту вырезал из ветви клена ее молодой возлюбленный. Им не суждено было быть вместе, потому что он был человеком, а она – эльфийкой. Ее век был несравнимо долог, а он мог прожить едва ли столетие. Но для их любви это не было препятствием. И этот подарок должен был напоминать сладкоголосой молодой девушке, что не обязательно обладать золотом и богатством, чтобы сделать нечто прекрасное.
К сожалению, не одно лишь время могло разлучить возлюбленных. Девушка была принцессой и должна была выйти замуж за принца. Нежное сердце девушки разрывалось от того, что ей придется потерять своего любимого и лишь флейта, подаренная им, утешала ее в час разлуки и много позже, через все столетия ее жизни.
Помощь нуждающимся и любовь к своему народу стали для королевы Леслиниэль смыслом жизни. И флейта, нежные мелодии которой утешали и поддерживали, впитала небольшую толику ее дара.
Перед самой своей смертью, словно предчувствуя беду, королева подарила флейту своему супругу, пообещав ему, что этот волшебный музыкальный инструмент в час нужды поддержит его так, как когда-то поддерживала она.
5. История получения героем:
Был подарен королевой эльфов, супругой Владыки.
6. Детальное описание способностей:
Музыка этой флейты способна умиротворять диких животных и утешать скорбящих. Те, кому снятся кошмары спокойно засыпают под ее звуки, а тяжело раненные или больные – перестают испытывать сильную боль. И даже отравленные злом существа не могут сопротивляться нежным мелодиями и на какое-то время остаются очарованными.
На этой флейте может играть любой желающий, кто умеет играть на флейте. Но только тот, кто по-настоящему добр, бескорыстен и жаждет утешать и сочувствовать может пробудить волшебный дар этого музыкального инструмента.
7. Внешний вид артефакта:
https://pre00.deviantart.net/7801/th/pre/f/2014/206/6/c/free_fantasy_flute_by_retrodevil-d7s6ill.png

Имя бога-покровителя или отношение к религии в целом:
Каэлли. Но других светлых богов чтит не меньше.

Мировоззрение:
Lawful Good

ОБ ИГРОКЕ:

Связь с Вами:
ВК
Пожелания на игру:
Поучаствовать в сюжете, вспомнить былые приключения, может принять участие в какой-нибудь войне против зла и просто получить удовольствие от игры.
Передача GM'у:
На передачу персонажа согласен.

Отредактировано Shaele'Ranion (2018-03-17 22:39:07)

+5

2

Доброго времени!
В связи с тем, что ваш концепт курировал Феликс, проверка и принятие остаётся также за ним.
Просим прощения за ожидание.

0

3

Fairy tale, спасибо. Жду)

0

4

Один из артефактов придется убрать, сейчас действует ограничение: один артефакт в один руки.

Shaele'Ranion написал(а):

Что если Скорм снова соберет беспощадную армию демонов с целью погубить народы Эноа?

Исторический момент уточняется с остальными АМС

Shaele'Ranion написал(а):

В силу своего титула и права рождения связан с лесом Аортэн и редко покидает его с тех пор, как был коронован. Пока Владыка находится в пределах леса он усиливает его внешнюю защиту, укрепляет эльфов-стражей физически и морально, призывает на защиту слуг леса и делает все, чтобы внешние опасности не добрались до сердца леса и его защитников… жертвуя при необходимости своими магическими силами. Лес в свою очередь тоже связан с королем сигнализируя, где именно грозит опасность, чтобы ее можно было предотвратить. Когда слабеет король – первая линия обороны леса слабеет вместе с ним и злу проще проникнуть в лес, пусть и не проще добраться до священного Древа.

Владеет магией, но не боевой. Не использует магию в обиходе, сохраняя как можно больше сил для Аортэна. Как наследник эльфийской королевской крови обладает определенными преимуществами перед остальными эльфами, в том числе магически, просто не знает всех своих возможностей.

Обсуждаем по ЛС

0

5

Felix Fern написал(а):

Один из артефактов придется убрать, сейчас действует ограничение: один артефакт в один руки.

Felix Fern написал(а):

Исторический момент уточняется с остальными АМС

Внес правки.

0

6

Прошу прощения, я до последнего надеялся на возвращение господина Феликса.
   
Насколько вижу, правки действительно внесены, спорных моментов нет.
Поэтому... Вновь прошу прощения за слишком долгое ожидание =(
   

Добро пожаловать!

Следующим шагом вам нужно:
- Отметиться в списке занятых внешностей (при необходимости);
- Внести персонажа в список ролей;
- Создать личную хронологию персонажа.
- Создать заявку на заполнение профиля;
- Начать игру! Вы можете записаться в квест и найти партнеров для игры.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Забытые герои » Шаэль'Рэнион, Владыка эльфов, 448 лет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC