От 29.07.18
-
Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

Зато открыт набор на вакансии мастеров игры!!
Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-17 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты
Настоящее время:
январь 1214 г. - июнь 1214 г.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 5.01.1214 Раз, два, спит молва...


5.01.1214 Раз, два, спит молва...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s9.uploads.ru/h7uVR.jpg

«Раз, два, спит молва...»

Сюжетный квест

• Дата и время: 5 января 1214г., около полудня

• Место действия, погода: Аварин, холодно (около -10), легкий снегопад.

• Герои: Tom Nirre + Beatrice Jacquard + Eris Tegwen + еще 1 человек из Деорсы или со стороны (не слишком мощный и с обоснованным участием) + ГМ

• Завязка: О том, что произошло во вторую ночь года в Тени, демонологи Деорсы узнали в числе первых. Все началось со странных снов, которым оказались подвержены полудемоны. А подтверждением послужили возросшие силы демонов, заточенных в катакомбах здания аваринской гильдии. Так что Деорса знала, в чем дело, когда в бедняцких трущобах люди, обычно жрущие крыс и кошек, начали нападать друг на друга.

Работы у Деорсы резко прибавилось. Сообщения от горожан о подозрении на демоническую активность посыпались одно за другим. Организация вынуждена временно расширить штат демоноборцев и отправлять “в поле” не только специально обученных магов, но и учеников, которые могли бы помочь в поиске и опознании реальной угрозы.

И вот очередное сообщение об одержимом: на улицах замечен светловолосый юноша, ведущий себя крайне странно и словно пребывающий в беспамятстве. Не то чтобы большая новость - быть может и не одержимый никакой, а просто умалишенный. Но в связи с обстановкой нужно уделить внимание и ему...
Приказ простой: найти, проверить, если действительно есть проблема - доставить в Деорсу и разобраться с проблемой.

• Дополнительно: очередность ГМ - Том - Беатрис или Эрис - далее в установленном порядке.

0

2

Какая-либо научная или учебная деятельность в Деорсе была временно парализована. Всех, кого можно было отправить “в поле”, рассылали по Аварину и окрестностям. Деревню на севере Аварина охватила волна необъяснимого страха. На востоке от города, ближе к топям, народ начал сходить с ума и отправлялся пешком в болото, бесследно исчезая в пучине топей. Аналогичные проблемы вспыхивали там и тут в окрестностях города и точечно даже в самом городе. Даже твари, запертые глубоко в подвалах Деорсы, будто сорвались с цепей. Охранные печати пришлось усилить в несколько раз, чтобы обезопасить стены собственной обители темных магов, а целый отряд из десятка магов отправить в королевский замок для обеспечения дополнительной безопасности короля и придворных.

Но самое ужасно зло зрело совсем близко, под боком - в трущобах столицы.
Второго января, на утро после событий в Тени, все было еще более-менее спокойно. Зачинщик, кем бы он ни был, начал проявлять себя лишь на второй день. Третьего января городская стража впервые наткнулась на зверски растерзанное тело, и уже к вечеру стало ясно, что это дело рук самих жителей трущоб, а не какого-то конкретного маньяка или животного. Городская стража оцепила район к вечеру четвертого января, и как только голодающих начали отлавливать - стала понятна и причина их поведения. Их сводила с ума тьма, присутствие которой теперь уже ощущалось на каждой узкой улочке этого неблагополучного района.

И в тот момент, когда Деорса была больше всего нужна Аварину, в ее городском штабе осталось недостаточно много демонологов, чтобы устроить полноценную облаву. Но Деорса взялась за дело теми силами, какие были. При поддержке городской стражи, маги начали прочесывать город на предмет того исчадия Тени, которое учинило этот кошмар.

Пятого января поиски демона все еще продолжались, а на отлов и обезвреживание одержимых бросили всех, даже учеников. Не было в этот день ни единой свободной пары рук - все сосредоточились в том районе, который подвергся проклятию демонов..

Происходящее в трущобах наводило ужас на весь Аварин. Люди боялись выходить из домов, и улицы практически пустовали даже в середине дня. Каждый боялся стать жертвой одержимых, которые, по слухам, могли вырваться из-под контроля Деорсы и стражи, или даже самого демона, которого все еще не нашли.

Но вот где в эти дни было полно людей, так это в церкви. Величественное строение к западу от королевского замка открыло двери всем напуганным, и молитвы каждому из светлых богов не утихали ни на час вот уже второй день к ряду. Те, кому не хватило места внутри, молились снаружи, у стен святой обители, или прямо на улицах, к ней прилегающих. Среди них в основном был люд попроще, не бедняки, но далеко не аристократия. Здесь были и люди, и эльфы, которые на краткое время забыли о распрях, начавшихся между народами из-за разрыва королевской помолвки. Здесь были и взрослые, и куда более набожные старики, и даже дети.

Последним же, кажется, было не столько страшно, сколько интересно. В их маленьких жизнях еще не случалось страшных вещей, и слухи о жути, происходящей в трущобах, куда им запрещали ходить родители, только будоражили кровь...

***

Парочка девчонок, на вид лет двенадцати, улизнувшие из-под родительского наблюдения, притаились под навесом возле закрытой хлебной лавки и наблюдали за людьми у церкви и на центральной улице, что вела к ней.

- Смотри, вон… - одна из девочек зашептала на ухо второй и показала пальцем куда-то в направлении переулка.
- Лиз, не показывай пальцем! - одернула ее подруга, шлепнув по руке. Лиз надула губки и опустил руку.
- Да какая разница! Никто не смотрит… Видишь, он... странный. А вдруг он… из этих? - девчонка понизила голос до шепота.
Притихнув, девчонки наблюдали за юношей, которого было видно на дальнем конце соседней улочки. Его походка казалась странноватой, но издалека его вполне можно было принять за больного или пьяного человека. Кажется, он двигался в направлении церкви, но потом внезапно свернул в какой-то переулок и пропал из виду.
- Надо проследить за ним... - прошептала Лиз. Она схватила подругу за руку и потянула за собой, но та вдруг уперлась.
- Ты с ума сошла! А если он одержимый?
- Вот именно! - глаза маленькой Лиз озорно сверкнули. - Если окажется одержимый, мы все взрослым расскажем, и нас похвалят! И может быть даже наградят. Ну Ада, ну пойдем! - она снова потянула подружку за руку. Но та выдернула свою ладонь из цепкой хватки и отступила назад.
- Не пойду, сказала же! Хочешь пропасть - вот сама и иди! - разнервничалась Ада.
- Ой, ну и сиди тут… - Лиз надулась, а затем выпалила: - Трусиха! - и, развернувшись, быстро убежала прочь. Буквально через несколько мгновений она уже скрылась в переулке, куда чуть ранее свернул странный юноша.
- Я все взрослым расскажу!.. - дрожащим голосом бросила ей вслед Ада.

Впрочем, Ада хоть и была девочкой благоразумной, но выдавать подругу взрослым она не спешила. Примерно четверть часа она честно ждала ее у запертой хлебной лавки, с тревогой поглядывая то на переулок, то на толпящихся у церкви взрослых, и с каждой минутой все сильнее чувствуя подступающий к горлу комок.
Когда запертая дверь лавки внезапно открылась прямо у нее за спиной, девочка чуть не закричала от ужаса и отпрыгнула в сторону. Но это оказался всего лишь пекарь, который все это время прятался в собственной лавке.
- Ох ты ж! - выдохнул мужчина, который и сам испугался неожиданной встречи. - Ты чего здесь? А где родители?
Ада еще несколько мгновений крепилась, в отчаянии глядя на пекаря, а потом ее все же прорвало.
- Лиз… Она не возвращается!... А я ей говорила!...
Тревожные слезы покатились из глаз, и девочка дрожащим голосом поведала ему свою маленькую ужасную историю.

***

Очень скоро маленькая ужасная история дошла до одного из патрулей, где состояли двое стражников и несколько магов Деорсы.
- У церкви… у церкви! - кричал задыхающийся от быстрого бега сын пекаря, едва завидев патруль. - Скорее!..

+

Следующий пост - Том Нирре. За ним Беатрис и Эрис в любом порядке.
О природе странного поведения Тома я буду сообщать по мере того, как персонажи будут пробовать с ней разбираться.

+1

3

Юный Том всегда считал себя достаточно закалённым и выносливым. По крайней мере он не помнил, когда последний раз болел простудными заболеваниями. Лёгкое недомогание раз в несколько лет, проходящее после нескольких часов отдыха в спокойном состоянии, - единственное, что тревожило его здоровье за всю сознательную жизнь юноши. Отменное здоровье, доставшееся в наследство от родителей, плюс здоровый образ жизни - всё это обеспечивало парню возможность исполнять свои мечты о путешествиях.
Но тут что-то пошло не так. Что именно - парнишка сказать не мог, да и он толком не понимал столь сложных, мудрёных вещей. Конечно, он хотел узнать, чем и при каких обстоятельствах он заболел, но как объяснить симптомы лекарю? Ещё запрут на всю жизнь в дом умалишённых... Или чего похуже.
Мальчишка нетвёрдым шагом шёл по улице Аварина. Необходимость вернуться в столицу возникла в голове Тома словно сама собой, подросток даже не мог объяснить её, но в подсознании сидела одна мысль: нужно идти в Аварин. А что там делать? Неизвестно.
Юноша поправил сумку на боку. Как же крутит... Похоже, сильнее, чем вчера. Надо собраться, ещё примут за пьяного. Том свернул в переулок и схватился за голову. Пожалуй, стоит сторониться больших улиц... Впрочем, нужно идти как раз по ним. Ведь  город просто пронизан большими многолюдными улицами...
Подросток осторожно вышел на площадь. На площади стояла церковь, перед ней толпился народ. Скверно. Ещё поймают. Поколотят... Как скверно...
Юноша отступил на шаг назад. Опёрся плечом о стену дома, едва не сполз на снег. Удержался. Вяло тряхнул головой. Тупая боль. Снова боль. Всё как в тумане. Это не сотрясение мозга. У Тома не было травм головы уже давно. Не тошнит. Но боль... Хоть волком вой... Мешает... думать... чётко...

+1

4

Как относиться к текущей ситуации, Эрис не знала. Базовые инстинкты подсказывали, что надо было бежать. Бежать как можно дальше от Аварина с его заснеженными улицами и постоянным ощущением опасности, которое появилось с Йоля. Или не с того праздника, а раньше? Или позже? Сказать точно трудно было, хотя бы потому, что Цветочек не имела особого отношения к демонам, и, не смотря на цветок в глазу, не почувствовала ровным счетом никакой разницы в воздухе, то ли оттого, что разницы для нее действительно не было, то ли от того, что была занята своими делами. Но что она почувствовала, так это беспокойство коллег, общие настроения в городе, и, что самое важное, смену белого шума, который волшебница слушала каждый раз, когда выходила на улицы. Что-то менялось. Что-то назревало, и пока что оно чудом обходило Эрис стороной.
Но, как это обычно бывает, даже если ты сидишь с головой в бумагах и стараешься не замечать никого вокруг, рано или поздно беда постучится и к тебе. В данный момент она это сделала в лице начальства, собравшего всех старших наставников и наставниц, что были в филиале, а затем «ввело в курс дела», хотя, на самом деле, просто поставило перед фактом, что любые личные исследования все присутствующие в зале сейчас приостановят, и весело пойдут стеречь столицу. Потому что стражи не хватает. Потому что людей не хватает. Потому что полчаса тому назад точно такой же ликбез был проведен и для учеников и их наставников, а раз уж больше некого, то пора отсылать и старших на это веселое дело тоже. Кто-то был в тот момент взволнован. Кто-то пожал плечами, потому что знал о том, что рано или поздно доберутся и до состава старших наставников, или же общался с демонами и полудемонами, прекрасно осознавая последствия странной ночи. Тегуэн же ко всему этому отношения имела примерно нулевое, но, что странно, удивления она в тот момент тоже не почувствовала, хотя бы потому, что волнения были заметны даже невооруженным глазом для гостей Аварина, что уж говорить о ментальных магах, которые «слушали» чужие мысли практически каждый день. Для нее, скорее, просто начала складываться головоломка, появившаяся в тот день, когда Эрис впервые заметила, что вместе еле заметными чужими мыслями начал просачиваться вполне ощутимый страх, не замечать который на фоне привычного белого шума было довольно таки сложно.
С этого момента относиться к ситуации всерьез стало трудно. В конце концов что она могла сделать? Цветочек никогда не считала себя боевым магом — большую часть времени она проводила за бумагами и общением, а не за созданием смертоносных заклинаний, летящих в лица супостатов. Конечно, у нее были определенные умения, которые можно было отнести к боевым, но сам факт того, что драться Эрис умела плохо, уже говорил о том, что в грядущем конфликте ей снова, скорее всего, дадут далеко не самую первую роль. И ее это полностью устраивало. Поэтому когда ее имени имени не оказалось в списках тех, кто будет сторожить границы трущоб, волшебница не почувствовала в себе того запала, который обычно бывает у героев, отправленных глубоко в тыл вместо передовой. Она просто согласилась. В конце концов, следить за городом вне трущоб тоже стоило, и простой пост на страже возле церкви вполне подходил Тегуэн. Это, а еще она прекрасно понимала, что лучше кого другого сможет заметить волнения и успокоить людей, если появится конфликт человеческий, а не связанный с демонами. В конце концов, основной проблемой вполне могли быть и настроения населения, перетекающие из состояния постоянного страха к паранойе и желанию умертвить ближнего своего от одного подозрения, что с ним может быть что-то «не так». Наверное, поэтому Тегуэн и отправили так далеко.
А еще она надеялась, что все будет хорошо. Что палачи справятся и найдут демона в трущобах, запрут его, и на этом все закончится. В данный момент, стоя возле церкви в компании из пары стражников и еще одной магички, одетая в теплую шубку с накинутым поверх головы капюшоном, и стараясь не отвлекаться на довольно таки мрачные настроения толпы на площади, которая решила, что молитвы можно проводить не только в помещении, заняться ей было особо нечем, кроме как рассчитывать на «хороший конец». Завести разговор с Беатрис тоже как-то не вышло — не смотря на то, что обе колдуньи были в одной и той же организации, встречались друг с другом они крайне редко, поэтому когда их обеих отправили на подобный пост, Тегуэн прекрасно понимала, что, скорее всего, большую часть времени между ними и двумя стражниками будет висеть неловкое молчание.  Одни считали себя борцами за порядок, вторые же рассматривались как легальные темные, которые в любой момент могли сорваться и перейти на сторону зла — немудрено, что дружеских бесед не вышло. Говоря простым языком, казавшееся вполне мирным, задание оказалось невероятно скучным времяпрепровождением, но, по крайней мере, альтернатива привлекала Эрис куда меньше. Ведь патруль на то и существовал, чтобы предупреждать или помогать в каких-то опасных ситуациях, и тот факт, что они скучали, говорил о том, что все хорошо.
Ну или было хорошо, до того момента, как Тегуэн не почувствовала некое возмущение. Такие вещи легко можно пропустить, если ты чем-то занята, но если вся твоя деятельность сводится к тому, чтобы следить за потоком сознания кучи людей, пусть и поверхностно, любые колебания в атмосфере будут ощущаться довольно таки явно. Для Эрис подобное наблюдение было чем-то сродни куску тонкого шелка, стелющегося по земле: то тут, то там ткань слегка вздымалась — и это были редкие вспышки страха, того чувства, что сковало весь Аварин; в большинстве же своем она лежала неподвижно на земле — и это было спокойствие, безмятежность, ощущение безопасности, рождающееся от стоящей неподалеку церкви. Но в какой-то момент ткань резко дернулась в сторону, угол ее свернулся, и на ней появились вполне четкие разрывы — и это были уже не беспочвенные опасения, не параноидальный страх — это было то беспокойство, что бывает только в случаях неминуемой опасности.
Тегуэн моргнула. Шелковой ткани больше не было перед глазами. Повернув голову, она увидела, как в сторону патруля, ушедшего чуть дальше от задумчивой женщины в серой шубе и бутоном вместо глаза, бежит мальчишка. Именно он и был той причиной прерывания спокойного наблюдения, и еще до того, как его успела заметить стража, Эрис попыталась выяснить подробности. Без своего вмешательства, только наблюдая.
Мальчик в дверном проеме, глядя на улицу — там несколько взрослых, обступивших девочку. Плачущую, рассказывающую историю. Он слышит про пропавшую подругу, про то, что та ушла за кем-то, кто выглядел странно, кто был связан с демоном, наверняка, и эти слова становятся для помощника пекаря правдой, а для Тегуэн важной деталью. Ни имен, ни точных вещей, скорее, просто подтверждение для самой волшебницы, что кто-то действительно пропал, и что те слова, что мальчик расскажет через минуту, когда добежит до стражников, не ложь и не придумано ребенком.
Цветочек сглотнула. Если бы она сказала, что ей хочется сейчас этим всем заниматься, то сорвала бы. Если бы она сказала, что не пойдет искать пропавшую девочку, то тоже соврала.

+2

5

[AVA]https://sun9-4.userapi.com/c840730/v840730099/539f2/XsHqV91yFeA.jpg[/AVA]
По традиции сам Йоль Беатрис встречала в родовом поместье, так как после ее позорного побега из семьи никого ближе прислуги из поместья у нее и не было. Понятное дело, что имелись у баронессы и какие-никакие друзья-приятели, но этот праздник она еще с детских лет считала чем-то таким особо теплым и даже по-своему интимным. Так что проводить его следовало непременно с самыми близкими людьми, а все-таки тот же старик Фловер, по сути, частенько заменял ей родителей, многие друзья детства все еще работали при хозяйстве. Поэтому в отсутствие родни, с которой бы она поддерживала связь, эти люди и были для нее наилучшей компанией для празднования дня зимнего солнцестояния. Да и просто дома побывать было всегда приятно. Жаль, что раньше она так не думала, пока родители были живы.
После уютного домашнего вечера в кругу старых знакомых наступила череда выходов в свет. Все-таки Росентаун всегда славился своими яркими и веселыми праздниками, а уж в этом время года город и его окрестности гуляли, начиная, собственно, с Йоля и заканчивая уже через пару недель после наступления Нового Года. Так что леди Жаккар не стала упускать возможность повеселиться на полную катушку.
Барнесса посетила несколько светских приемов, на одном из которых, правда, совершенно не по-светски, а скорее даже по-скотски наклюкалась и платье порвала, а так же не забывала участвовать в городских гуляниях вместе с простым людом. Все-таки в Росентауне городские праздники имели некую свою особую атмосферу, когда даже знатным особам порой приятнее было находиться в толпе простых горожан, нежели в своих помпезных особняках, а уж Беате, привыкшей к походной жизни и общению народом, и подавно. Собственно и сам Новый год она встречала на городской площади… и опять наклюкалась. Благо, что народ вокруг попался доброжелательный и благородную даму до ближайшего трактира донесли и спать уложили, а так же послали мальчишку-гонца в ее поместье, чтобы известил старика Фловера, что их милость нажраться изволили, а посему прислать бы за ней кого не мешало.
Собственно, весь следующий день, когда ее аристократические телеса доставили-таки по домашнему адресу, Беатрис самым благородным образом провалялась на пуховых перинах, наслаждаясь приятной похмельной слабостью, так как головную боль она себе все-таки сняла магией. Второго же числа леди Жаккар уже вновь отплясывала на очередном балу, правда, избегая в этот раз чрезмерных возлияний. Не то, чтобы она переживала за свое здоровье, благо, что с ее навыками можно было всегда себя подлатать - мечта любого пьяницы прямо-таки – но все же подобное времяпрепровождение утомляло даже любившую веселье баронессу. Все-таки, пусть пьянки-гулянки – это хорошо, но без приключений ей тоже особо не жилось, а в Росентауне еще явно не скоро появится для нее какая-нибудь интересная работенка. Так что стоило постепенно сбавлять темп развлечений и готовиться к отбытию в Аварин…
… Вот только нормально сбавить она его так и не успела, так как третьего числа ей пришло письмо с приказом, пусть и оформленным в виде просьбы срочно явиться в Столицу. Все-таки она не хрен с горы, а взаправдашняя баронесса, да и в штате Деорсы официально не состояла, так что прямо приказывать ей вроде как было и не положено. Но по тексту письма леди Жаккар сразу же поняла, что просьба эта очень, вот прямо очень-очень срочная.
Делать было нечего, надо было выдвигаться. Так что, собрав вещи, Беатрис вскочила в седло, да и поскакала… Нет, конечно, она не собиралась скакать до самого Аварина, а то вся срочность бы в срачность превратилась за две недели пути. Поскакала некромантша в законе не далее, чем до росентаунского филиала Деорсы, откуда через портал и переместилась в мгновение ока в Аваринское отделение, при этом девушку, как обычно, чуть не стошнило на ее белоснежную лошадку. Если бы вовремя микстуру нужную не выпила, то точно бы стошнило. Просто она всегда плохо переносила телепортацию, даже через портал Башни или Деорсы, и потом ее каждый раз начинало мутить…
… После инструктажа настроение у Беаты резко ухудшилось. Нет, все-таки нельзя так резко с корабля на бал перемещаться, точнее из города, в котором царит радость и веселье, в город, в котором творятся всякие жуткие вещи. Так что неудивительно, что девушка сразу начала хмурить свою милую мордашку.
Поначалу, так как человеком она была добрым, баронесса боялась, что ее отправят тупо вырезать зараженных, все-таки шашкой махать она умела недурно, особенно при помощи магии. Да и на что еще мог сгодиться некромант и маг Крови в городе охваченным каким-то безумием, кроме как кого-нибудь вырезать? Ведь исцелять, как поняла Беатрис, еще даже не знали, что именно. В демонологии же она пусть и немного разбиралась, но скорее на уровне книжных знаний, а так же тех разделов, что, собственно, с той самой магией Крови связаны. Но ведь вряд ли кто-то сейчас хотел, чтобы она провела какой-нибудь подобный кровавый ритуал с призывом еще одного демона, верно?
В итоге, все оказалось не так страшно. Никто пока что не собирался вырезать все население карантинной зоны. Баронессу даже не стали отправлять на ее охрану, а пока что лишь приставили в патруль поблизости от местной церкви, где собиралась толпа горожан. Уж в чем именно заключались ее непосредственные обязанности, сказать было довольно сложно, но уж, по крайней мере, если кому плохо станет или потопчут кого, то хотя бы целительскую помощь она оказать сможет. В общем, прискакав на место и сдав лошадь в ближайшую конюшню, девушка принялась… да Скром его знает, как это правильно назвать, но для приличия можно назвать «бдеть».   
Собственно, в своем подбитом мехом плаще, коротком пальто выше колена, из-под которого выглядывали полы платья, достававшего уже почти до колен, а так же со своей тиарой и бантами леди Жаккар сейчас явно не походила на человека «при исполнении». Скорее просто благородная дама вышла поглядеть на простолюдинов, набивающихся в церковь, как селедки в бочку. Правда, кожаные штаны, надетые под юбку, а так же походные сапоги вместо парадных несколько портили образ. А еще ее жутковатого вида не то посох, не то меч выглядел крайне зловеще, особенно с учетом траурно черного цвета всех ее одеяний. Вот и гадай, то ли стиль такой новый у модниц из высшего общества, то ли просто палач такой миловидный явился и сейчас мило попросит всех на колени встать да как начнет своим тесаком головы рубить...
«Бдением» же с ней за компанию занималась пара стражников да Эрис Тегуэн. В общем, не мудрено, что в скорее леди Жаккар откровенно начала скучать. Все-таки с Эрис они почти не были знакомы, пусть и пересекались несколько раз в стенах Деорсы, да и из стражников собеседники были тоже не ахти какие. Посему ей приходилось то людей входящих в церковь считать, то, считая камни, маршировать по брусчатке со своим оружием на плече вместе со стражниками. В общем, пришлось занимать себя каким-нибудь делом, так как ничего интересного или такого, что хотя бы могло ее отвлечь, не происходило. Со стороны это, конечно, выглядело глупо и даже неуместно, но что поделать. Беата все же предпочитала действовать, а не торчать на одном месте. У нее даже дурные мысли начали мелькать, а не попроситься ли ей в дозор в карантинную зону, но именно в тот момент, когда подобная идея начала казаться все менее идиотской, случилось… ну, в общем-то, она не совсем поняла, что случилось. Прибежал мальчишка, завопил, чего-то тут у них недалеко от церкви случилось и собственно все. Дальше уже леди Жаккар воспылала, почуяв какую-то работенку.
Пока стражники, к которым в первую очередь подбежал мальчуган, соображали, баронесса уже подскочила к ним и успокаивающе положила мальчику руку на плечо… хотя тесак во второй руке, упертый лезвием в землю, вряд ли способствовал успокоению ребенка, но это уже детали.
- Успокойся, мальчик, - максимально дружелюбно произнесла девушка и, в общем-то, учитывая ее приятный голос, оно и прозвучало так, как и задумывалось. – Отдышись и расскажи по порядку, что случилось, а мы попробуем тебе помочь, хорошо?

+2

6

Рассказ мальчишки, сына пекаря, был сбивчивым и отрывистым - кажется, он и сам разнервничался не на шутку, да еще и частое дыхание мешало говорить.
- Лиз… Я ее знаю... она вечно... влезает куда не надо... А сейчас это... так опасно… А там… там одержимый... Ада говорит... видела в переулке.. Лиз пропала....
Паренек обернулся и махнул рукой в ту сторону, где от главной улицы отделялась улочка поменьше. Как раз на противоположной стороне и была та хлебная лавка, возле которой сейчас пекарь и еще несколько человек успокаивали Аду, то и дело оборачиваясь на патрульных.
- Ада говорит, он шел…. уффф... будто зверь, - добавил мальчишка, -  а над ним… ну… сказала, словно черный туман над ним... или чего похожее... Я сам не...

Сбивчивый рассказ вдруг прервал возглас Ады.
- Это он! Вон там! -  испуганно воскликнула девочка и, вытянув руку, указала на вход в переулок. - Одержимый!
Все, кто был возле нее, разом обернулись к указанном направлении. Пекарь побледнел, как полотно, и закрыл собой Аду.
Действительно, там, где минуту назад никого не было, теперь оказался светловолосый юноша. Измученный, он стоял, оперевшись спиной о стену дома на углу. Разумеется, выглядел он вовсе не зверем, а вполне себе человеком, разве что уставшим и страдающим. Что до черного тумана… Нет, ничего подобного не было заметно глазу простого обывателя. Однако всякому, кто имеет способность ощущать присутствие темной материи, была явственно заметна некая зыбкая тень, окружающая голову бедного подростка.
Что же до пропавшей Лиз, то никакой девочки рядом с ним не было.

Тем временем на улице вдруг стало тихо. Возглас Ады привлек внимание, и разрозненный хор голосов, бормочущих молитвы под стенами храма, начал замолкать. Один голос за другим стихал, люди начали переглядываться и перешептываться.
“Одержимый?” - пронесся среди людей взволнованный шепот. - “Где он?”
“Неужели они уже добрались сюда?”
“Боги нас защитят…”
“Здесь Деорса...”
“Почему они здесь, разве они не должны стеречь нижний квартал?..”
Тишина рассеивалась так же быстро, как и появилась. Гомон нарастал. Головы начали поворачиваться в сторону улицы.

+2

7

Том стоял опершись спиной о стену дома и с трудом восстанавливал дыхание. В голове по-прежнему шумело, хотя усталость постепенно уходила. Или притуплялась, потому что попытавшись поднять руку, мальчишка испытал уже знакомое чувство свинца, разлитого в теле. Как же отвратительно болеть.
Юноша поднял голову. Дальние предметы тонули в белёсом мареве, но он отчётливо различал тёмную массу людей на главной улице. Наверное, там что-то случилось. Просто так народ не будет собираться в кучу. Отрок сделал над собой усилие, пытаясь оторваться от стены. Не вышло.
Раз, два, спит молва...
- Это он! Вон там! Одержимый!
Одержимый? Кто одержимый? Во всяком случае не я... Или я? Проклятая фраза, как будто из нелепой детской песни. Лезет в голову. Как больно...
Том сделал несколько неверных шагов назад по переулку, но ноги не слушались. Шум в голове мешал ходу мыслей. Снег. Снег забился в сапоги. Тает. Вода. Неприятно.
Сам того не заметив, мальчишка забрёл в сугроб, что снизило его собственную скорость. Том понял это лишь когда идти стало по-настоящему трудно. В обычном состоянии ему не составило бы труда выбраться из снега, но сейчас он увяз.
Раз, два, спит молва...
Подросток сделал попытку шагнуть назад, но нога слишком сильно увязла в снегу. Том не удержался и упал на спину. Плашмя, благо, под ним оказался мягкий снег. Теперь его точно поймают. Интересно, что сейчас будет?..

+1

8

Паника. Это слово настолько четко появилось в голове Эрис, что заметнее для нее оно бы было только если его выложить неоновыми светящимися трубками на каком-нибудь здании. В тот момент, когда мальчик начал что-то рассказывать про пропавшую девочку, о которой менталистка уже знала, Цветочек тут же пожалела о том, что ее поставили на пост возле церкви — она бы чувствовала себя куда лучше, находясь у границ квартала бедняков. Не то чтобы там было «проще», хотя бы потому, что ,скорее всего, ей пришлось бы убивать кого-нибудь, у кого поехала крыша, но по крайней мере там волшебнице не пришлось бы сталкиваться с разъяренной толпой. Или убегающей в панике толпой.  На данный момент трудно было сказать, что именно произойдет в ближайшее время, но одно Эрис знала точно — когда дело касается массовых скоплений людей, эти самые люди прекращают думать логично и начинают повиноваться общим настроениям.
Что это значило? Ну, например, то, что само по себе появление одержимого уже меньше беспокоило Тегуэн. Даже пропажа некоей девочки, о которой даже Беатрис теперь знала, благодаря ее навыкам общения, беспокоила куда меньше, чем те картины, что появлялись в голове Эрис одна за другой. В каждой из них присутствовало огромное количество людей, либо в панике убегающее от угрозы и благодаря этому затаптывающее как минимум парочку человек, либо разрывающее этого самого одержимого на части просто потому, что они могут. И в их понимании они будут помогать, они будут делать доброе дело, абсолютно вписывающееся в рамки поведения. Ну, это были только те идеи, что относились к толпе — ее Эрис видела вполне четко, а вот самого одержимого — нет.
Она не столько не верила в его существование. Дети действительно могут многое напридумывать, но не каждый день они орут об одержимых на улицах. Возможно, то было влияние настроений, что в последнее время витали в воздухе, но обычно такие истории заканчиваются подозрениями, а не бегом за ближайшим патрулем. В каком-то смысле Тегуэн надеялась на то, что все это вообще выдумано, и никакого похищения нет, а дети просто решили развлечься, подразнив стражу и взрослых, но крик с другой стороны площади явно дал понять, что все куда хуже. Кричали «волки!». Точнее, «одержимый!».
- Жаккар, за мной. Вы двое — тоже. - с криком, раздавшимся издалека, закончилось время на разбирательства, из-за чего Эрис быстрым шагом нагнала Беатрис, присевшую на одно колено и обратила на себя внимание не только своим голосом, но и положив руку на плечо магички, затем поворачивая голову в сторону пары стражников — И позовите еще стражников, еще двух хватило бы. -
С этими словами старшая наставница, будто и не останавливаясь на мгновение, чтобы раздать команды, направилась в сторону пекарни, распихивая тех людей, что уже успели встать с колен после того, как их молитву прервали, явно собираясь подойти ближе к тому месту, откуда раздавался крик. Со стороны она выглядела важной, холодной, знающей, что надо делать, внутри же Тегуэн чувствовала, как маленькое зерно паники постепенно разрастается, и единственное, что не дает ему вырасти в полную силу — это отсутствие времени. Не было времени на страх, не было времени на то, чтобы остановиться и все обдумать, надо было срочно действовать, и именно этим и занималась Эрис — она действовала так, как ей подсказывала в первую очередь логика, а не чувство страха. И логика говорила о том, что первое, что ей нужно сделать — это ограничить количество людей, которые могли бы помешать.
Остановилась волшебница только в тот момент, когда, пройдя через площадь, увидела тот самый переулок, куда якобы пропала девочка, человека в фартуке, пытающегося защитить другую девочку, видимо, ту самую, что Эрис видела в памяти мальчугана, из-за которого и привлекли к делу стражу вместе с представительницами Деорсы... И того, кто являлся, вероятно, зачинщиком всей этой паники. Правда, откуда здесь вообще была паника, Эрис сразу не поняла — предполагаемый одержимый лежал на спине на снегу, и единственное, что в тот момент забеспокоило Тегуэн, это знакомое ощущение. Будто дежавю, только куда более призрачное, говорящее о том, что вот этот почти бессознательный ребенок, лежащий у выхода из переулка, был как-то связан с северянкой. На этой мысли бутон на глазу Эрис заметно дрогнул — в тот момент волшебница свела все на нервный тик, вызванный стрессом, да и времени разбираться с цветком не было — за ее спиной толпа расступалась для того, чтобы пропустить мужчин в доспехах. Стражников. На их шаги и обернулась беловолосая чернокнижница
- В дом его, быстро. - указывая в сторону пекарни, и явно обращаясь к двум мужчина за своей спиной, прикрикнула Эрис, явно не обращая внимание на то, что пекарь явно был против — это было понятно по его округлившимся глазам и явному желанию высказать свой протест, но к тому моменту двое стражников уже направились в сторону лежащего на земле паренька.
Тегуэн же, в свою очередь, дождавшись, когда Беатрис также подоспеет и поравняется с северянкой, дождалась, когда ее соратница сориентируется и будто другим голосом задала тот вопрос, что вызывал у Цветочка куда больше волнений:
- Сможешь осмотреть его? В плане здоровья, имею ввиду. - произнесла Эрис тихо, слегка наклонив голову, видимо, стараясь, чтобы ее не услышали окружающие, и просьба была адресована только Беатрис. Проблема была в том, что сама Тегуэн не очень многое знала о том, какими способностями в различных областях обладает Жаккар, но она точно знала, что та изучала некромантию. И обычно некроманты знали человеческое тело куда лучше ментальных магов — в конце концов, на мозге познания в продвинутой анатомии у Эрис кончались, и та надеялась, что баронесса хотя бы более точно расскажет, что именно произошло с предполагаемым одержимым с точки зрения его самочувствия. Ведь волшебница в этот момент займется, скорее всего, его разумом, но об этом Тегуэн пока решила не говорить.

+2

9

[AVA]https://sun9-4.userapi.com/c840730/v840730099/539f2/XsHqV91yFeA.jpg[/AVA]
Понятное дело, что мальчик мгновенно не успокоился, но так или иначе начал говорить по делу, насколько это мог перепуганный ребенок. В любом случае, ситуация более или менее прояснилась. Более того, блондинка моментально встрепенулась, когда услышала про пропавшую девочку, покрепче сжав ухоженными пальчиками свой тесак. Видимо неизрасходованные вовремя материнские инстинкты забурлили… либо дурь где-то заиграла. Иначе как еще объяснить, что собственно слова касательно непосредственно одержимого девушка практически мимо ушей пропустила. Если бы ее не окликнула нерастерявшаяся Тегуэн, то баронесса уже, наверное, была бы готова стартовать на поиски пропавшей девочки.
- А? – повернувшись к положившей ей на плечо руку девушке с цветком в глазу – интересное, однако, украшение, ничего не скажешь – и посмотрев по сторонам, Беатрис вернулась в реальность, где кроме пропавших девочек были и другие проблемы. – Да, хорошо, - кивнув, отозвалась баронесса, после чего поспешила за удаляющейся коллегой, пока стражника разбирались с вызовом подмоги.
Так как сейчас девушка практически не усиливала себя, то очень быстро идти или бежать было проблематично, так что шествовала леди Жаккар, вышагивая строевым шагом и используя свою оружие действительно, как походный посох, разве что характерно звякающий и высекающий порой искры при столкновении лезвия с брусчаткой. Выглядело это довольно эффектно, так что простому люду издалека было видно, что не абы кто идет, а целая благородная дама да при оружии. Вот только простой люд, собравшийся сейчас в церкви и около нее, явно был на взводе, а потому ему было не до того, чтобы проникнуться всей благородственностью баронессы. Народ явно роптал, и было не особо понятно, что именно предпримет толпа, ибо штука это непредсказуемая. Могут молиться начать активнее, а могут и самосуд попробовать учинить над одержимым… а заодно и над стражниками с представителями Деорсы, если мешаться будут.
Когда Беата уже была почти на месте, то от скрывшейся из виду Тегуэн ее отделила толпа зевак, собравшаяся, видимо, у того самого одержимого. Баронесса даже уже начала подумывать о том, чтобы усилить ноги, да перепрыгнуть народных активистов, но подоспевшие закованные в латы стражники будто волнорезом раздвигали людей, так что она, как и полагается приличной леди, спокойно прошла за спинами крепких мужчин, оказавшись, наконец-таки, у старшей наставницы, а так же парня-блондина, как и она сама, который лежал на мостовой, присыпанной снегом.     
С виду «одержимый» походил просто на человека, которому стало дурно. Вроде бы ничего особенного. Вот только что-то все же было не так. Какое-то ощущение. Магическое чутье будто о чем-то пыталось сообщить Беате, будто о каком-то… присутствии? Точно сейчас она сказать не могла, но дело явно было нечисто. Возможно Тегуэн поняла больше нее, все-таки она, вроде бы, ученая да еще и ментальной магией владела, насколько знала Беатрис.
Кстати, ее коллега тем временем уже во всю раздавала указания, так что баронесса лишь проследовала за Эрис и стражниками, затащившими паренька в здание пекарни. Парня положили на какую-то лавку, и Беата посмотрела на его изможденное лицо.
- Осмотреть смогу, - она расстегнула плащ и вручила его вместе с посохом недовольному пекарю. – Подержите. Только не уроните, особенно посох, а то он Вас проклясть за это может, - очаровательно улыбнувшись, попросила девушка.
- Д-да, миледи, - нервно сглотнув, промямлил пекарь, явно решивший теперь не ронять вещи девушки из Деорсы даже ценой своей жизни.
- А вы, заприте дверь и никого не пускайте внутрь, - теперь уже баронесса вспомнила свои дворянские корни и начала тоже командовать стражникам.
В итоге, когда приготовления были закончены, Беатрис наклонилась к юноше и расстегнула верхнюю, после чего коснулась его груди руками и закрыла глаза. Под ладонями вскоре появилось золотистое свечение, а сама магесса начала как-то недовольно хмурить носик. Вскоре она встала и повернулась к Тегуэн.
- Чисто физически - он здоров… относительно, - пояснила блондинка. – Истощение, переутомление. Возможно небольшое переохлаждение, но не более, - она сделала небольшую паузу и покосилась на парня. – Но что-то все же не так. Я не могу пока понять, что именно, но чувствую какое-то странное присутствие. Присутствие чего-то… неестественного. Может бы ты что-нибудь поняла?
Тут правда ее будто оса ужилила в попу, ибо она чуть не подскочила на месте, да так резко, что пекарь с испугу чуть ее вещи не выронил.
- Точно! А с девочкой пропавшей то что? – воскликнула Беатрис. – Надо бы вторую девочку расспросить поподробнее да за поиски приниматься!

+1

10

- Это верно милсдарыня говорит… - подал голос пекарь, сжимающий в руках снаряжение Беатрис. До этого момента он только бормотал под нос молитвы да  посматривал тревожно то на свет в руках у колдуньи, то на принесенного в пекарню паренька, то на прилавок, где лежал накрытый тканью хлеб. Пекарь будто боялся, что одержимость возьмет да и перекинется с этого белобрысого пацана на его, пекарские, драгоценные булки и кренделя. “А что же народ подумает?”, - размышлял он обеспокоенно. Многие же видели, как мальчишку понесли в пекарню. А кто видел, тот наверняка перескажет соседу, и к концу дня, как снежный ком, сплетня разрастется до совсем уж невероятной истории о проклятых булках и кренделях... И все, конец его безупречной репутации.

Патрульных, что были в пекарне вместе с Эрис и Беатой. дважды просить не пришлось. Один из них приоткрыл дверь и велел привести Аду, подругу пропавшей Лиз. Из открытой двери слышался людской гомон - кажется, возле пекарни уже собралась большая группа обеспокоенных горожан. К тем, кто толпился ранее вокруг лежавшего на снегу Тома, теперь подошли и молившиеся у церкви. Среди гомона то и дело раздавался громкий и уверенный голос одного из стражников:
- Спокойно, добрые люди!.. Нет, нет… Никаких одержимых!.. Нет... Юноше дурно стало, вот и всех делов-то.  Ступайте, ступайте… Да… Ступайте к церкви и благодарите Аэна, что уберег ваши души!

Дверь снова закрылась, приглушая звук голосов. На пороге стояла заплаканная Ада, а рядом с ней, обнимая девочку за плечи - ее мать, что оказалась одной из пришедших на крики горожан. Молодая женщина была бледной, как полотно, но ее лицо имело выражение решительности. Она отошла от двери и отвела Аду в уголок, стараясь держаться подальше от лежащего на лавке мальчишки и избегая даже смотреть на него, будто мнимое проклятие могло передаваться через взгляд.

Сама девочка же, хоть и сжималась от страха, не могла удержаться от того, чтобы не разглядывать окружающих. Любопытный взгляд ее глаз, влажных от недавних слез, сразу же зацепился за банты в волосах Беатрис, затем, удивленный, замер на несколько секунд на прелестном бутоне, который заменял глаз Эрис, а после скользнул к лицу мальчика, который распластался на лавке. Вблизи он не выглядел таким страшным и опасным, как издалека. Тем более, что он, кажется лежал без чувств.

Беатрис поспешила к девочке, чтобы задать вопросы. Ада опустила взгляд, вдруг сделавшийся виноватым, и стала тихо пересказывать их недавний разговор с Лиз. В какой-то момент девочка снова расчувствовалась, и по щекам опять побежали слезы, а слова одно за другим начали пропадать в жалобных всхлипах. Ада закрыла лицо ладошками, а мать прижала ее к себе и гладила по макушке, тихо утешая и подбадривая.

Пекарь горестно вздохнул и с мольбой в глазах посмотрел на Эрис.
- Дак может и правда нет с ним никакой беды, госпожа колдунья? - проговорил он почти умоляющим голосом. - Живой вроде, дышит, не буянит… Ежели чего, так может его отсюда… того… в церковь снести?

+1

11

Мальчишка впал в глубокое забытье, когда кто-то поднял его бесчувственное тело, довольно увесистое между прочим, и отнёс в некое помещение. Но Том сквозь гул в голове мог слышать обрывки разговоров стоящих вокруг людей, которые говорили явно о нём. Неужто ему так худо, что он привлёк внимание такой уймы народа? Хоть бы ничего серьёзного не нашли. Это же поставит под угрозу его путешествия... Стоп, какие ещё путешествия? У тебя явно проблемы со здоровьем, причём неясной природы... Ну вот опять...
Раз, два, спит молва...
Да что же это за слова нелепые? Какой в них смысл? Почему их слышит только Том?... Даже мысли сбиваются...
Прикосновение. Кто-то пытается его обыскать. Или обследовать. Трудно понять. Шут в ушах резко становится пронзительнее. Не громче, а именно пронзительнее.
Раз, два, спит молва...
Ааааа... Неожиданно Том почувствовал, что его собственная рука, словно управляемая кем-то посторонним, крепко сжала руку неизвестного, который пытался обыскать его куртку. Зачем он это делает? Кто приказал? И зачем кто-то лезет ему в карман? Там ведь почти ничего нет. В голове звенит... Том попытался открыть глаза - но вокруг лишь пелена. Что происходит?...

+1

12

Честно говоря, пока что вся ситуация выглядела довольно уныло. Не то чтобы Эрис не беспокоилась, конечно, слухи об одержимых, да еще и пропажа девочки, были далеко не самыми приятными обстоятельствами для какого-то происшествия, но все же... Все же это было не какое-нибудь вторжение демонов в бедных районах. Наверное, Тегуэн ожидала чего-то большего,  и когда Беатрис закончила свой рассказ о том, что с парнем, вроде, все в порядке, где-то в углу разума Цветочек отчетливо услышала «Ну вот, а я-то надеялась...». Она не была жестокой, она не хотела смертей, не хотела неприятностей, но почему-то создавалось такое впечатление, будто ее ожидания обманули. Что-то уровня эдак Битвы С Последним Боссом, но вместо Босса в тронном зале оказывается его лечащий врач, который говорит, что, мол, Владыка Всея Зла умер еще утром от лихорадки. И это сбивало с толку даже больше, чем вся ситуация с пропажей.
Впрочем, разочарование не мешало Эрис хоть немного подходить к ситуации логически. В конце концов, у них была зацепка — бессознательный мальчик, который вроде бы последний раз видел ту самую пропавшую. И раз уж здоровье мальчугана было в порядке, в воображаемой лесенке приоритетов он резко упал вниз, уступая место исчезновению и расследованию.
- Ладненько. Надеюсь, ты говоришь про присутствие скисшего супа у него в животе. - лениво и будто с выкрученным на максимум рычажком пассивной агрессии произнесла волшебница, обходя стол, где лежал безымянный мальчик, вставая так, чтобы ближе всего к Эрис была голова Тома. Дальше нужно было немного поработать, и для этого уже была нужна концентрация, но перед тем, как уходить в ментальную магию, нужно было сделать еще пару вещей, из-за чего Тегуэн, прикоснувшись кончиками пальцев к вискам лежащего, заставляя его почувствовать холод металла там, где головы касался протез, закрыла глаз и дополнила, уже не следя за ситуацией:
- Попробуй тогда пока что-нибудь разузнать, если не трудно, про время исчезновения, или хотя бы более точное место. Это бы мне помогло. - уже вежливо произнесла волшебница, как вдруг движение казавшегося спящим подростка заставило ее поднять веко и в попытаться понять ,что изменилось. Том дернулся. Притом, дернулся ощутимо, и когда Цветочек подняла глаза, то увидела как рука его сжимает запястье Беатрис. И это было уже... Настораживающе. Настолько, что с губ цивилизованной северянки даже слетело ругательство, кажется, состоящее всего из одного слога, но в тот момент вряд ли бы кто-нибудь это заметил, хотя бы потому, что вся картинка резко оживилась.
Жаккар что-то говорила, нет, даже кричала. Стражники, что были в помещении, будто в замедленной съемке двинулись к ней, видимо, надеясь расцепить этих двоих, как уличных пьянчуг, хотя сам факт, что это было противостояние ребенка и магички, говорило о том, что вряд ли тут потребуется помощь. Пекарь пятился. И вся эта сцена двигалась медленно, с каждым мгновением, пока единственный глаз Эрис закрывался, замедляясь еще сильнее. И все потому, что обычно, перед тем, как залезть в чью-то голову, волшебница обычно будто отключала зрение, но в этот раз осознание того, что что-то не так, заставило ее забыть о такой простой предосторожности, заметно упрощающей процесс. Наверное, тому виной была мысль, всего лишь мысль, что бессознательный мальчик не смог бы сжать так сильно чью либо руку. Более того, он не был бы таким резким. И Беатрис бы не просто так сказала бы про чье-то присутствие. Одно за другим подозрения всплывали, но, не имея под собой твердой почвы, снова уходили в глубины размышлений. Еще мгновение.
Она уже не стоит. Бежит. Обычно, перед тем, как прыгать куда-нибудь, в чью-нибудь голову, Эрис всегда оказывалась в знакомом для себя месте — тот самом зале часовой башни с большим окном-циферблатом, служащим границей между Ней и Кем-либо. И обычно она была спокойна, расслаблена. Например, наблюдала за картиной, прежде, чем понимала, где находится, или же читала книгу. Но в этот раз деревянный пол под ногами Тегуэн отчаянно трещал и скрипел, заставляя Эрис довольно быстро осознать, что она не сидит на месте — она несется со всех сил в сторону циферблата, и уже спустя секунду взбегает по небольшой лесенке, ведущей на платформу, отталкивается от нее и делает прыжок, закрывая голову руками и проходя сквозь стекло.
Она торопилась. Потому что у нее было мало времени. Потому что нужно было много чего сделать. И начать стоило с успокоительного, а затем с воспоминаний. Для первого нужно было залезть в память, и по мере того, как Тегуэн постепенно приходила в себя после пробуждения в мире своего же воображения и разума, под ее ногами, будто вылезающая из трещин в чернеющей пустоте, начала проступать трава. Зеленая, сочная, та, которая обычно бывает в деревнях, и не такая длинная, чтобы быть совсем уж дикой. Волшебница слегка сгорбилась, положила ладони на колени, разглядывая зеленый покров под ногами. Затем подняла голову. Дом. Одиноко стоящий на холме дом. Вероятно, именно туда и надо было идти, хотя бы потому, что, скорее всего, к в случае с Мардж, это было некое «родное место», считавшееся безопасным, и как выцепить что-либо доброе и мирное, что могло бы послужить аналогом успокоительного, было проще всего. По крайней мере так Эрис, и так говорил ее опыт, но, как успела заметить еще раньше Беатрис, что-то было "не так". И в данном случае "не так" было чем-то повторяющимся. Будто мелодия, пластинка граммофона, застрявшая на одном отрезке, прогоняющая один и тот же набор нот, без остановки, раз за разом. Но различить пока что эту мелодию было трудновато - слишком мало времени  Эрис провела в голове Тома. И слишком мало увидела.

+2


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 5.01.1214 Раз, два, спит молва...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC