http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 30.06.19

Проснулись — ребутнулись! Поздравляем с новым сюжетом.

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало лета 1203 года, июнь-июль

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 13.02.1213. Как завести друзей?


13.02.1213. Как завести друзей?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата и время:
13 февраля 1213 года, полдень.

2. Место действия | погода:
Деорса.
Ясный морозный день с удивительно чистым голубым небом. На улице, несмотря на отсутствие туч, ужасно холодно и колюче, снег ещё толком не притоптан — выпал ночью.
В самом здании организации на порядок теплее.

3. Герои:
Ян — мальчик, который учится в Деорсе.
Элке — девочка, которая следит за мальчиком, который учится в Деорсе.

4. Завязка:
Почти год прошёл с того времени, как Элке стала подопечной Винсента. И, можно сказать честно, что он не оплошал, а где-то и преуспел, и ранее нелюдимая девочка решилась на очень важный шаг: на поиск друзей!
И в один прекрасный день мальчик по имени Ян, тоже, в общем-то, не самый общительный ребёнок, вдруг понимает: за ним... Следят. Робко, застенчиво так выглядывают из-за углов, но совершенно точно следят! Зачем? Почему?!
   
Только спустя добрую неделю (может, меньше, может, больше) они наконец-то сталкиваются при неожиданных обстоятельствах.

5. Тип эпизода:
Открытый, если вы — из Деорсы. И если вы готовы к тому, что Элке убежит, схватив Яна за руку.
   
* * *
"Почему бы тебе... Не завести друзей?" — несколько нехотя и отчасти — скучающе — замечает в один день Винсент. Явно, что не по своему желанию: Элке уже заприметила, как Камнелица иной раз мягко направляет Мия, и она же просит его о... Некоторых одолжениях. Например, о таких, как это: подтолкнуть бывшую ученицу Этьена к поиску друзей. "Социализироваться", как сказали бы умные люди. Нет, конечно, о таком слове Эл не знала, однако смутно понимала, что завести друзей — это значит "Пойти в толпу". С кем-то общаться. А то и с несколькими.
И... Ну...
Нет, правда. Маленькая Салем правда хотела бы этого! Если бы знала, как это делается. После инцидента с Венстрой, после слухов о девочке-полудемоне, которая была под рукой этого преступника, многие ровесники, которые и раньше с ней толком не водились, сейчас вовсе начали избегать. Мало ли, вдруг заразная! И кто знает, что, если она — помощница Этьена? Так и полудемон же ещё, а таких точно избегать надо. 
В общем, с людьми у неё были определённые трудности.
   
Кроме, разве что, Яна.
Ещё тогда, когда она была ученицей Венстры, Эл заприметила этого мальчика. Причём сделала это по довольно невзрачной (но очень значимой для неё самой) причине: он не задирался. Он, пожалуй, вообще её толком не замечал, как и других подопечных Деорсы — так думалось ей. Мальчик-который-сам-по-себе. Такой же тихий. Эл, кажется, никогда не видела, как он ругается или дерётся. Зато где-нибудь в библиотеке или на подходе к комнатам учеников можно было иной раз заметить его светлую голову.
Постепенно, замечая "знакомца", Эл начала за ним "присматривать". Издалека, совсем недолго — с робким, несмелым любопытством, свойственным, наверное, каждому одинокому ребёнку.
О том, чтобы подружиться или хотя бы поговорить с Яном, девочка даже не думала: такие мысли в её голове попросту не возникали.
   
До прошлой недели, когда Винсент спросил у неё про друзей.
   
И тогда Эл подумала: а ведь правда! Может... Может, получится? Ян — он ведь не похож на обычных шумных мальчишек. Может, получилось бы.
И Салем взялась за дело.
...только вот пока ничего путного не выходило: замечая Яна, она мигом робела и понимала, что, наверное, подойдёт к нему как-нибудь потом. Попозже. Завтра. Но вот послезавтра точно подойдёт! Или нет.
Но следить за ним или ходить по пятам было не так боязно. К тому же, она искренне полагала, что ещё чуть-чуть — и решится на общение. Возможно.
О том же, что Ян мог увидеть её и заметить её неуверенные наблюдения за ним, она как-то не подумала.
   
И когда, спустя почти неделю, он вдруг неловко врезается в каких-то учеников Деорсы, Эл растерянно замирает за углом.

+2

2

У Яна было мало друзей. Особенно среди сверстников... Точнее их практически вообще не было. Но он никогда не расстраивался по этому поводу, даже наоборот думал что так только лучше. Большинство других учеников, из-за его тихого и замкнутого характера, относились к нему не очень хорошо. Мягко говоря. Поэтому было легче просто избегать общения с ними, прячась в библиотеке за толстыми книгами или еще каком-нибудь темном и тихом углу.

Да и кому нужны эти друзья? У него есть учитель, который присматривает за ним и всегда готов помочь советом... Ну почти всегда, так как большую часть времени он был занят. Но зато была еще сестрица Мардж, что всегда относилась к нему с теплой добротой и мальчик с радостью отвечал взаимностью... Только, испытывая слишком сильный страх перед ее неизвестной хворью, он очень редко ее навещал. Ну и пусть, что большую часть времени холодное одиночество давило со всех сторон. Лучше было терпеть его, чем нападки задир... Во всяком случае, именно в этом юноша себя постоянно убеждал.

Однако, совсем недавно, он заметил что об стенки этого сплетенного им своеобразного кокона уединения кто-то начал скрестись, намереваясь сквозь них прорваться. Сперва это было странное неприятное ощущение, что он был не один, но Ян старался не обращать на него внимания... Пока он начал периодически слышать тихие, еле слышимые шаги за своей спиной. А позже, постоянно нервно оглядываясь, он стал замечать пару широких глаз, что тут же исчезали в темноте, следовало ему только заметить их. Когда мальчик рассказал об этом наставнику, тот отмахнулся от него, сославшись на детское воображение. В конце концов, что могло угрожать ему в стенах Деорсы? Однако юноша со временем точно убедился, что ничего ему не видится. Его преследовали... Время от времени. Но он не знал кто именно, лишь маленький едва заметный силуэт иногда попадался ему на глаза, что тут же терялся за ближайшим углом. И это очень-очень пугало его, но он мог лишь пытаться скрыться или оторваться от незнакомца... Очень быстрой ходьбой, так как бегать по коридорам было нельзя.

И вот однажды, в очередной раз пытаясь уйти от загадочного преследователя, Ян не замечает на своем пути группку других учеников, с одним из которых он случайно сталкивается. Упав на землю, юноша, придерживаясь за бок, пытается подняться, но его тут же толкают обратно.
- Мямля, ты совсем слепой? - агрессивно спрашивает тот, с кем Яну не повезло столкнуться. Они знали друг друга, этот парень часто уже издевался над ним, но сам юноша ничего не мог сделать с этим.
- И-извини... - лишь тихо шепчет он в ответ.
- А-а-а? Чего ты там мямлишь, Мямля? - издевательски произносит мальчик, больно схватив Яна за ухо и дергая на себя. - Говори как нормальные люди... Или не можешь, Мямля?
Остальные ребята смеются, наблюдая за потешной сценой. Сам Ян лишь испуганно зажмурил глаза, надеясь что им это надоест как можно скорее. Это всегда происходит, надо только немного потерпеть. Немного. Совсем чуть-чуть. И главное не заплакать, чтобы не дать им еще одного повода для насмешек.

+2

3

Эл знала: всё это — её вина и только её. Тогда она не думала об этом и совсем не подумала, но сейчас поняла ясно — Ян ведь, оказывается, заметил её глупые подглядывания! И поэтому так спешил.
Кончики ушей заливает красным, щёки горят как лампочки — маленькой полукровке ужасно стыдно.
А ещё — она немного сердится. Сдержанно, как и подобает хорошей девочке, чувствуя вину ещё и за злость, которая разносилась только сильнее из-за раскрывающейся перед ней картины. Хорошая девочка, несмотря на хорошесть, очень не любит плохих мальчиков. Раньше вот боялась их, когда у неё за спиной никого не было. Сейчас же за Элке незримо нависал Винсент — или его некоторая аура. Все знали и слышали, что она стала ученицей Камнелица, и одно это придавало ей немало сил.
Впрочем, ещё больше сил ей придавала неприязнь к издевательствам — и вид растерянного, испуганного Яна.
   
У Эл в руках книга. Она уже и сама не помнит, про что именно: кажется, хотела использовать книгу как предлог для общения. Книга библиотечная, и ей, юной Салем, наверняка влетит за это от Мии, но...
Но нельзя же просто стоять и смотреть!
   
Сердце бьётся ужасно сильно, ещё чуть-чуть — и остановится от такой перегрузки. Хвостик дёргается нервно и искренне зло — в отличие от терпеливой и человечной хозяйки, он выражает самые настоящие и даже немного демонические эмоции. "Как хорошо, что его не видно", — успевает стыдливо подумать Элке, неловко выскакивая из-за угла и со всей своей "мощи" швыряя книгу в лицо Янового обидчика. Она чертовски красная и хмурая, эта маленькая полукровка, и на миг ей хочется просто сбежать, оставив всё как есть, но... Но ведь тогда, наверное, они отыграются на Яне — и эта мысль сердит её вновь, да так, что она упирает руками в бока, явно копируя сердитую Мию.
   
В-вы! — звонкий голос от волнения становится ещё тоньше, а во фразах, не очень громких, проскакивает заикание. — Если вы... Если не отстанете от него, я позову Винсента!
   
Эл вспыхивает по-новой — она никогда не звала наставника по имени, и сейчас... Ну, да, ей стыдно. Очень-очень стыдно. Но перед учителем она извинится потом (как и перед Мией, и перед Яном, и даже, может, перед наставником Яна, что доставила столько проблем...), а сейчас она — защитница. Насколько, правда, это возможно.
   
Она вновь повторяет фразу о призыве страшного и сурового Камнелица, тычет в лицо кулоном, на котором ясным почерком Винсента упоминается его имя и имя ученицы, а потом, наконец, чуть отступает. Шуму наведено достаточно, чтобы откуда-нибудь из комнат выбежал другой наставник или смотритель.
Поэтому теперь — Ян.
   
Правда, сделать их знакомство более мягко у неё не получается: из ближайшей аудитории слышится ругань какого-то учителя, топот — и Эл, на эмоциях, на волнении, просто хватает мальчика за руку и тянет за собой.

+1

4

Ян продолжает молчать, испуганно закрывая голову руками и все еще не открывая глаз, даже когда его обидчик уже злобно пинает его ногой, лишь бы довести мальчика до слёз. Тот еле-еле их еще сдерживает, отлично понимая что если у него это не получится, то они потом все ближайшее время будут это ему припоминать, не отставая. Поэтому лучше еще немного потерпеть. Еще чуть-чуть. И они обязательно перестанут. На пока. И пусть тяжело, ничего страшного. Все в...

Раздается громогласный звук удара. Издевательские смешки мгновенно прекращаются, погружая юношу в таинственную тишину. Он ждет несколько ужасно растянутых мгновений, прежде чем все же удивленно открыть глаза. Вся группа ребят смотрела сейчас не на него, но на одну маленькую фигуру, очертания которой были столь знакомы Яну. Трудно было поверить, но это был его загадочный преследователь, который не давал ему покоя последнее время, постоянно мучая его своими тихими шажками и пронизывающим взглядом... А еще это была ученица господина Ваймса, Элке Салем, что Ян иногда видел и о которой немного слышал от своего учителя. И она стояла там, эта невысокая девочка, и так начала кричать на собравшихся задир, что мальчик сам сжался от ее низкого пронизывающего голоса.

Остальные все еще стояли, не зная что им делать. По их лицам можно было сказать, что Элке они не боялись... в отличие от ее наставника. Лишь один из них, кто был главным обидчиком Яна, шипя от злобы уже подбирал брошенную ему в лицо книгу, чтобы отплатить той же монетой.
- Ты грязная полу...
Вот только строгий выкрик из одного из учебных классов перебил его на полуслове. Под ужасающий топот он тут же побежал по коридору вместе с остальным. Ян, еле поднявшись на дрожащие ноги, уже хотел последовать их примеру, но как вдруг чья-то небольшая ладонь крепко сжимает его рукав и тянет за собой. Посмотрев в ту сторону, в которую его тащили он снова видит Элке... Слабовольный юноша был слишком испуган чтобы противится и потому просто следовал за ней. За той, из-за кого теперь хулиганы только больше начнут к нему приставать. Он в этом не сомневался, ведь она их очень-очень разозлила. И они отыграются позже на нем. И... И это же из-за нее он с ними и столкнулся. Да, конечно же она виновата в этом. Во всем этом...

- Стой... - наконец произносит он, совсем чуть-чуть повышая голос. - Зачем?... Зачем ты?...
Он злится. Очень злится на нее, на виновницу всей этой беды... И все же... Все же...
- ...зачем... т-ты... за меня з-заступилась?...

Отредактировано Yan (2018-02-11 04:21:40)

+1

5

Ей совсем-совсем не страшно. Разве что чуточку беспокойно и виновато: навела уж шуму, и так странно поступила — ужас. Хорошие девочки, вспоминает она, когда гнев немного спадает, книжками не кидаются. Хорошие девочки не кричат, не ругаются, и уж тем более — не грозятся. Но... Какая разница, если сейчас это кому-то помогло? Потом — когда всё утихнет — она извинится. Потом.
А пока что в её хрупкой и холодной от нервозности ладошке тонкая ладонь Яна, и ноги сами собой ведут через коридоры. Сердце чересчур громко стучит — и ей кажется, что вот-вот заложит уши. Но этого не происходит.
Как не происходит и погони: ни от того ругающегося учителя, ни от мальчишек-задир.
   
Она останавливается только тогда, когда замедляется сам Ян — нечаянный "виновник" случившегося — и говорит ей "Стой". Только тогда она чувствует всколыхнувший сердечко испуг: теперь ей боязно. Сама того не замечая, она отпускает руку Яна и прижимает свою ладонь, согретую недолгой близостью, к груди. И неосознанно отступает на шаг.
Весь боевой пыл слетел с неё в считанные секунды, стоило лишь светловолосому мальчику что-то сказать. Элке вмиг стала "собой" — той собой, что неуверенно ходила по пятам за потенциальным другом и робко подсматривала за ним. И сейчас, вспоминая об этом, а ещё — о том, что же случилось буквально несколько минут назад... Ей хочется сбежать.
Но нельзя.
   
Я, ну... — отрывисто, чуть дрожащим голосом начинает она. И вдруг, крепко жмурясь, выпаливает: — Прости, пожалуйста! Я не хотела! Т-то есть, я хотела... Заступиться...
Слова перемешиваются в голове, мысли лихорадочно летят одна за другой и толкаются, и тогда она мнёт ткань на мантии одной рукой, а другой прикрывает рот, кажется, надеясь спрятаться.
   
Я не хотела, — тихонько повторяет она, чувствуя, как сердце вот-вот выпрыгнет из груди. — Чтобы тебя обижали. Это же больно.
И неправильно.

Сейчас, говоря о вещах, несколько далёких от дружбы и, чего уж говорить, постыдного подглядывания, Элке немного успокаивается. Заступиться за кого-то — это правильно. Это хорошо. Это ведь... Это, наверное, доброе дело? Или нет?
Она не очень-то уверена в своих словах и в том, что натворила: ей кажется, ей чувствуется, что Ян не сильно-то этому рад. И именно это вызывает в ней боязнь вперемешку с неуверенностью.
   
В одном она сейчас уверена точно: эта попытка познакомиться и подружиться определённо не будет удачной.
И всё же...
   
Прости, пожалуйста, — уже едва слышно шепчет девочка. Она не решается смотреть в глаза Яну, но время от времени, словно украдкой, бросает робкие взгляды: несмотря на уверенность в плохом, ей всё же хочется верить в хорошее.

+1

6

Ян слушает молча, все еще тяжело дыша от только случившихся событий, и его серые глаза, по началу наполненные искренним непониманием, давящим страхом и слабой обвиняющей обидой, начали удивленно расширяться все шире с каждым сказанным Элке словом. Он хотел разозлиться на нее, перевалить вину за случившееся, чтобы самому стало легче. Почему-то сперва это казалось так просто... Но сейчас, слыша ее робкие, неуверенные, но при этом пропитанные странной непривычной теплотой слова, это казалась гораздо тяжелее.

Я не хотела... чтобы тебя обижали.

Раньше за Яна почти никто не заступался: наставник говорил, что он достаточно взрослый чтобы сам за себя постоять и справляться со своими трудностями, а сестрица Мардж, хоть и старалась заботится о нем, но из-за своей хвори не всегда могла быть рядом. Юноша не мог не заметить как Элке самой было страшно, как дрожал ее голос и как она боязливо отводила взгляд. И все же, несмотря на все это, она попыталась защитить его. Пусть она и сама была виновата в случившимся, но... но... но... Почему он сам вдруг чувствует вину за то, что будто чем-то обидел ее. Мальчик рефлекторно протирает глаза рукавом, сам не замечая парочку проступивших на них слез.

Сам он ни за что на такое бы не решился: постоять за кого-то, попытаться защитить. Тем более ради нее, какой-то ученицы, которой даже толком не знал. И она не знала ничего о нем. Но все же ее это не остановило. И пусть потом станет только хуже, она же... она же не могла этого знать, ведь так? Это же больно. И неправильно. Воздух почему-то тяжело осел в легких и отказывался выходить. Кое-как, он все же протяжно выдыхает, сжимая руки в дрожащие кулаки.

- Н-ничего... - пытается тихо говорить он, так же стараясь не смотреть ей в глаза и не поднимать взгляда. - Ничего страшного... П-правда...

Он все еще не знал, почему она преследовала его, скрываясь и таясь, нагоняя страху. Почему захотела помочь ему, с кем даже не была знакома. Он не понимал ее... И тем ни менее чувствовал как в груди щемили слова, которые так и рвались наружу. Слова, которые он никогда искренни не говорил ни одному из сверстников.
С-спасбо... Большое спасибо, ч-что... помогла...

И замолкает в нерешительности, не зная что еще мог сказать. Виснет неловкое молчание, но все же мальчик чувствует, что сковывающий сердце страх, вместе со всеми остальными неприятными и злыми чувствами, начал уходить.

+1

7

И всё же... Всё же на секунду Элке постыдно думает: ах, вот бы сейчас, прямо сейчас, за ней пришли бы учителя. Или даже наставник. Лучше, конечно, наставник. Тогда бы он, наверное, сказал ей, что пора идти по делам, а она бы извинилась перед Яном раз, другой, третий — и сбежала бы. И никогда бы больше не мешалась. В конце концов, какая уж дружба с полудемоном, который одни проблемы тащит? Никому таких друзей не надо, а Яну — доброму и светлому мальчику — тем более.
Она еле слышно вздыхает, чувствуя, как от собственных мыслей больно сжимается сердце. И поднимает неуверенный взгляд на Яна ровно в тот момент, когда он вытирает глаза.

Будь у Эл сердечко из стекла, оно бы непременно разбилось, царапая осколками душу. Но, увы, Салем — всего-навсего живое существо — и ей становится просто ужасно стыдно, виновато и так тягуче неприятно, что хочется расплакаться и просить прощения. Боже, она ведь просто хотела... Познакомиться... Подружиться... А никак не доводить до слёз!

П-прости... — дрожащим голосом бормочет она вновь. Она не знает, что ещё может сделать — и только цепляется одной своей рукой за другую, опуская голову.

Ей кажется: он сейчас уйдёт. Он сейчас отвернётся, пожмёт плечами и уйдёт. И будет совершенно прав: от неё никакого толку, окромя извинений, так зачем же тут ещё оставаться?
Элке слышит, как судорожно вздыхает Ян. Но совсем неожиданно он говорит не то, чего она покорно ждёт: он не злится. И даже не ругается. И, похоже, не собирается уходить.

"Ничего страшного".
"Спасибо".
     
Лавандовые глаза девочки удивлённо распахиваются: Салем моргает раз, другой, вторя замирающему сердцу. Прижимает руку к груди. А потом вдруг неожиданно всхлипывает и принимается размазывать появившиеся слезы по лицу.
   
  — Незачто, — неразборчиво, но удивительно открыто шепчет Эл. Она даже пытается улыбнуться — неуверенно, откровенно робко, искренне — и шмыгает носом.
   
Неловкое молчание ей неловким не кажется: она, утирая остатки слёз, переводит взгляд с Яна на окно и зачарованно замирает — там, за стеклом, хлопьями летит снег.
   
Снег пошёл, — невольно вырывается у Эл.

Отредактировано Elke Salem (2018-02-28 15:19:23)

+1

8

От тихого еле разборчивого шепота, появившихся слез, что были тут же неловко размазаны по ее лицу, и теплой улыбки, появившейся будто вопреки им, Ян почему-то чувствует ноющую боль в груди. И жмурит свои глаза, что начали внезапно горько щипать. Он хочет сказать что-то еще. Что угодно, лишь бы дать выйти этому застрявшему в горле тугому комку... Но он безвольно молчит, нервно жуя нижнюю губу. Он просто не знает что нужно говорить... И нужно ли? И снова смущенно отводит взгляд влажных глаз.
- Я... - очень-очень тихо шепчет практически себе под нос, пытаясь произнести хоть какие-нибудь слова, но тут же замолкает, вновь услышав светлый голос Элке. - А?

Рефлекторно он тут же оборачивается на окно и тоже видит как за ним падают белые снежинки, белесой пеленой укрывая горизонт. Ну да, сейчас же февраль, ничего удивительного в этом не было... Но почему-то это отвлекло его от зажатой и неловкой тишины. Он просто смотрит на февральский снег вместе с Элке, так же молча и не зная что сказать, но мальчик уже не думает об этом. Сердце, что до этого билось в стремительном темпе, сейчас наконец замедлилось, дышать помаленьку становилось все легче и даже стесняющий горло комок наконец пропал. И сам того не замечая, он малыми шагами приближается к девочке и становится рядом. Все еще ничего не говорит и продолжает наблюдать за происходящим за окном.

И тут вдруг его рука соприкасается случайно с ее ладонью. Осознав это, он тут же одергивает свою кисть, но случайно пересекается со взглядом Элке своим собственным.
- Т-ты... Я хотел сказать... - само собой вырывается у него, но в что-то цельное не складывается. - С-спасибо... Ну... Еще раз... Правда, спасибо... М-меня... зовут Ян... - Мальчик не знал, известно ли было ей его имя, поэтому додумывается только до того, что глупо выпаливает его вот так. - Ты... я заметил... Ты... ходила за мной... Эм, то есть... - дурак, она опять подумает что ты обиделся на нее и снова доведешь ее до слёз. - То есть, я-я хотел сказать... Спросить... Ты хотела что-то мне сказать?...
На этот раз он не отводит взгляда, старясь стойко смотреть ей в глаза.

Отредактировано Yan (2018-02-28 06:43:42)

+1

9

Снег в феврале, думает Элке, это такая глупость. Ведь ещё немного — и наступит весна, совсем чуть-чуть — и больше не будет холодов, а зима уйдёт. И всё же, несмотря на это... Снег падает. Хлопьями, пушистыми и крупными, будто на улице декабрь или январь. Будто они и не в Деорсе: слишком бело вокруг, слишком тихо. Словно весь мир замер, и только там, за окном, мерно идёт снег.
Эл зачарована картиной — не впервые в жизни, конечно, она видела такое и раньше — но сейчас ей удивительно спокойно на сердце. Переживания и тревоги ушли со слезами, волнения же утонули в снегу, и сейчас... Сейчас всё хорошо.
   
Она приходит в себя только тогда, когда Ян нечаянно касается её ладони рукой. Салем, обычно тревожная к своему личному пространству и предпочитающая находиться поодаль, вдруг понимает: он совсем рядом. Совсем рядом и... Её это, кажется, не беспокоит? Она с удивлением бросает на Яна взгляд, неуверенный и задумчивый, а после — мягко, чуть неловко, улыбается.
   
Правда, исключительно до того момента, пока мальчик не заговорил о её преследованиях.
   
Эл вспыхивает до кончиков ушей в единую секунду, чувствуя, как смущение и стыд наполняют её с головы до пят. Она отводит взгляд и старательно смотрит куда-то в сторону, а руки вновь привычно прижаты к груди: пальцами она неуверенно мнёт ткань. И... Ну сейчас-то можно она провалится сквозь землю? Пожалуйста, хотя бы ненадолго!
   
Я, ну... Эм... — она громко шмыгает носом, чтобы ничто не мешало ей говорить, но слова всё равно не идут — и Салем сбивчиво продолжает: — Я просто... Хотела с тобой под...
   
Элке замолкает. Ей стыдно, ей неловко, и она сердится — на себя. На то, что всё так вышло, а она даже не может взять себя в руки и правильно сказать! Видел бы её сейчас Винсент — точно бы оплеуху дал с ёмким комментарием "Не мямли".
   
Она делает глубокий вдох. Утирает набежавшие от смущения слёзы и старательно выпрямляется. А потом вдруг протягивает Яну ладошку, едва ли не скрывающуюся в широком рукаве мантии и выпаливает, жмурясь:
   
Я хочу с тобой подружиться! Я Элке! Элке... Салем... — запал немного пропадает, и тогда она вновь краснеет — но руку никуда не убирает, и даже поднимает взгляд на мальчика: ответит ли он? И если ответит, то что? Может, так неправильно знакомиться? Да как же тогда-то правильно?

+1

10

Глаза Яна вновь удивленно распахнулись и уставились на Элке. После чего он непонимающе моргает несколько раз. Никто не предлагал раньше ему дружбу. Да и зачем? Он никому не был нужен, если только дело не касалось издевательств. И ему это казалось абсолютно нормальным. Лучше быть одному. Нет, так было легче?... Он и сам точно этого не знал. И не задумывался. Пока не услышал эти добрые слова и не увидел маленькую ладонь, протянутую к нему. И сейчас... Сейчас он все еще не понимал, почему думал так. Может просто заставлял себя верить в это? Но теперь ему казалось, что это было ошибкой. Внезапные горькие щиплющие слезы, которыми опять наполнились глаза, только подтверждали это.

- Я-Я... - вновь он пытается что-то сказать в ответ, но ничего не получается.

Что говорят в таких случаях? Как ведут себя? Он не знал ответа на эти, а так же многие другие вопросы. Например, почему она решила подружиться с ним? Именно с ним, а не с кем-нибудь другим? Она же совсем не знала его... И все же... Все же она хотела дружить. С ним. С Яном, у которого не было друзей. С Яном, которого другие ученики если и вспоминали, то только как Мямлю. Мальчик делает глубокий вдох и протяжный выдох. Да, он не знал ответов. Но точно понимал, что тоже хочет дружить. По-настоящему, с кем-то, кроме Мардж, кто мог бы понять его и поговорить с ним. Не важно о чем. И даже не говорить, а просто... быть рядом.

- Я-я... - снова бормочет он себе под нос, но уже несколько увереннее. - Я т-тоже... хочу с тобой подружится... Элке...
И он неуверенно пожимает руку девочки. Ее ладонь казалось такой хрупкой, почти хрустальной... и все же очень теплой и мягкой. И Ян не хотел ее отпускать.

Как уже говорилось, у Яна было мало друзей. Среди сверстников у него их вообще не было... До сегодняшнего дня.

Он сам не замечает того, как на его мокром от слёз лице проступает улыбка. Неуверенная, неловкая, но искрения и полная чистой радости.

И дружелюбия.

Отредактировано Yan (2018-02-28 20:19:35)

+1

11

Снова. Снова довела его до слёз. Вот же...
Её уверенность быстро исчезает, оставляя место беспокойному ожиданию и вернувшемуся напряжению. Руку она так и не опускает: ей кажется, что сейчас, прямо в этот момент, отступать совсем нельзя. Даже если может быть больно.
Ладонь еле заметно подрагивает, впрочем, как и хвост — но Эл этого не замечает. Её взгляд, светлый и взволнованный, устремлён на Яна, а голова ужасно пуста: слишком сильно девочка поглощена моментом. Для неё он очень-очень важен.
   
В конце концов, не каждый же день она говорит кому-то, что хочешь с ним дружить.
И, если подумать... Разве она вообще это хоть когда-нибудь говорила?
   
Ожидание, в отличие от мягкого и неслышимого снега, слишком тягучее: проходит, как ей кажется, несколько больно долгих минут перед тем, как Ян решается ответить.
И в следующий же момент, как она слышит его слова, Элке вспыхивает вновь. Только вот уже не от стыда или чувства вины, а от поднимающейся, непривычно тёплой радости, смешанной со смущением и чем-то уж совсем новым. Интересно, это что-то новое — дружба?
   
Хорошо! — мигом выпаливает она, не осознавая, что улыбается как-то уж неприлично широко. Много всяких эмоций буквально кипят в ней, как и невысказанные мысли, беспокойства, просто слова — и в какой-то миг, уже успев пожать Яну руку и ощутив его тепло, Элке не выдерживает: она срывается с места, вдруг мягко и неловко обнимая мальчика.
   
Только внезапное понимание, что он непривычно выше (а не наравне, как ей казалось когда-то), заставляет её смутиться и отпрянуть аж на целый шаг. И отпустить его руку.
   
Прости, — удивительно легко и тепло говорит Эл. — Тогда, мы будем друзьями?
   
Её лавандовые глаза смотрят чуть сконфуженно и в некотором нетерпении: ей хочется услышать это снова.

+1

12

В который раз Ян удивленно моргает, чувствуя мягкие легкие объятья. Он чувствует неловкость и смущение, от которой мокрые щеки затрагивает румянец. И все же... Все же она такая теплая. И ласковая. Неосознанно он пытается обнять ее в ответ, но она тут же отстраняется от него, отпустив руку мальчика, отчего тому становиться немного, самую малость, но все равно... грустно?... Нет, не совсем так, скорее...
- А? - вновь услышав ее звонкий, но тихий голос, юноша отрывается от своих мыслей. - Ну... Д-да... Да, конечно!
И опять он улыбается своей радостной широкой улыбкой, на которую даже не знал что способен.
- М-мы... будем... друзьями!

И пусть он уже успокоился и чувствует нежный комфорт в своей душе, почему-то сердце все еще стучит в чуть ускоренном темпе. Но он не переживал об этом, давая странной и почему-то немного колючей теплоте поселится в его груди.

Это же нормально, да, иметь такие чувство от дружбы?... К другу?...

Эпизод завершен.

+2


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 13.02.1213. Как завести друзей?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC