http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/37439.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/56344.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 08.10.18

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт.

Разыскиваются желающие помастерить и погмить!
Внимание! Идёт перепись эпизодов и акций в данной теме.

Жанр: фэнтези приключенческое;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме и рисованные арты.

Настоящее время в игре: январь 1214 г. - сентябрь 1214 г.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP







Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 9.01.1214 - Апатия и товарно-денежные отношения


9.01.1214 - Апатия и товарно-денежные отношения

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s4.uploads.ru/t/cvEJo.jpg

1. Дата и время:
9.01.1214, 20:00.

2. Место действия | погода:
Юго-восточная граница Сумрачных Топей, та ее часть, где еще нету болотных ужасов, нежити и демонов, но атмосфера вполне себе мрачная. Фактически, это пустоши с редкими озерцами, постоянным туманом, огнями на горизонте и четким ощущением, что через пару километров на север или запад по соседству живет Смерть.
Сама история разворачивается возле одной покосившейся лачуги, стоящей на пригорке возле довольно таки массивного мертвого дерева, в той части топей, где деревья еще не выглядят так, будто тоже поражены болезнями. Судя по всему, когда-то это был дом друида с довольно таки темной направленностью в плане поклонения природе. Сейчас же эта хибарка является временным пристанищем для двух путников.
А еще здесь холодно. Очень холодно, но снега нет и вода в болоте и озерах не замерзает. Только руки дрожат и хочется подсесть поближе к огню.

3. Герои:
Трахаэрн, Алиса Майерс, Атлас(NPC)

4. Завязка:
Сумеречные Топи никогда не были местом для прогулок. Это опасные места, где фраза про «участь похуже смерти» обретает вполне себе смысл, превращаясь из пугалки в действительность. И, тем не менее, именно в эти места в поисках своей сестры и отправилась Майерс в компании спутника. Удачным, правда, это путешествие назвать не удалось, ибо хоть все ниточки в Рекне и вели в топи, первое их посещение закончилось плачевно. Настолько, что их последствия до сих пор разгребал Атлас, пытающийся вернуть к жизни Алису, которая день ото дня теряла не столько волю к жизни, сколько интерес вообще хоть к чему-то, постепенно становясь бездушной куклой.

5. Тип эпизода:
Закрытый.

+2

2

[AVA]https://pre00.deviantart.net/3e8f/th/pre/f/2013/094/2/8/fili_by_zapekanka-d60e3fu.jpg[/AVA]
Алиса встала. Она подошла к умывальнику и брызнула пару капель себе на лицо, затем вымыла руки и повернулась к столу. На столе дымилась кружка с очередным экспериментом Атласа, предназначенная для неё. Алиса взяла кружку и вылила содержимое себе в рот. Горячая жидкость опалила небо и свела зубы судорогой, но лицо девушки изменилось лишь для того, чтобы выдать реакцию организма на ожог. Майерс не чувствовала ни вкуса, ни запаха напитка. Даже тот факт, что он горячий был воспринят ею как... факт, совершенно безинтересный. Затем волшебница причесалась, оделась в дневную одежду и села за стол. Она обернула руки вокруг кружки так, чтобы казалось, что она потихоньку пьёт, наслаждаясь видом из окна. На деле же это была просто поза, ведь за дверью послышались хлюпающие шаги.
Атлас зашел в дом, если это можно было назвать таковым. Продуваемая со всех концов лачуга из прогнивших досок. Мужчина почти не спал неделями, стараясь привести это место в порядок, и, надо сказать, его усилия не были напрасными. С крыши не капало, дверь держалась при сильном ветре и внутри было куда теплее, чем снаружи, пусть и недостаточно. Позади он держал вязанку хвороста и парочку кроликов, попавших в его ловушки.
Блондин был сильным мужчиной, с хорошей фигурой и ясным умом, но сейчас он похудел и осунулся, на лице проступили морщины, а разум, ему казалось, был на грани. Он сразу же увидел её, сидящую за столом без движения. Волосы были кое-как собраны в хвост, и она снова надела его штаны, все ещё мокрые после стирки от этой отвратительной болотной грязи. И это все были бы мелочи, если бы не взгляд. Алиса все ещё сидела, уставившись на дверь, в ожидании его, хотя мужчина уже прошел внутрь, тяжело скинув вязанку хвороста на земляной пол.
Атлас знал, что она не специально. Он видел, что девушка встала, умылась, и попыталась самостоятельно одеться - всё, чтобы он не волновался. Но... Его кулаки сжались в бессилии, мелкие, словно песок, капельки крови закапали на пол. Атлас поспешно разжал пальцы, вытирая царапины. Простенького заклинаньица, которому обучила его Алиса по пути из Гракала, было достаточно, чтобы избавится от следов его отчаяния. Было бы здорово, если бы оно могло излечить и его учительницу.
"Если бы мы только не пошли в эти Топи! Если бы только..."
Атлас подошел к подруге, которая с приветливой улыбкой продолжала смотреть на дверь.
- Алиса... - прошептал он.
Алиса медленно умирала. С месяц назад, её существо начало переставать реагировать на сигналы. Сначала, она перестала рассказывать шутки, затем отпускать ехидные комментарии, смеяться... Потом говорить. Со временем, она перестала делать что-либо, а сегодня, перестала видеть и слышать. Только заметив тенденцию, они оба немедля бросились в город, но куда бы они пошли? Алисина магия исчезла даже раньше, чем проявилась болезнь, поэтому добраться до Столицы не получилось бы.
Болезнь ли это? Её сердце, печень, почки и прочее работало как часы, даже мозг. Просто со временем, Майерс внезапно начинала понимать, что ей "все равно". Равнодушие подобно оцепенению начало охватывать её тело.
Всё, что сейчас выполняла девушка было не ради неё, но ради самого Атласа и то, ему каждый день приходилось напоминать ей, почему его просьбы должны быть важны для волшебницы.
- Алисонька... - вновь прошептал Атлас. Он сглотнул, его рука не решалась коснуться её, уже слепую и глухую, успокоить и прижать к себе. Парень сжал губы, из-за которых вырывался тихий стон. Его девочка умирала. В этом не было сомнений. И он ничем, совсем ничем не мог помочь.
Атлас взял её за руку. Она обернулась. В её лице не было страха, какой бывает при неожиданных прикосновениях, а всё та же улыбка, которую она забыла снять. Слезы закапали из глаз знахаря, пока он аккуратно, словно рука была из самого хрупкого материала в мире, целовал её запястье, мокрое от собственных слёз. Внезапно его волос коснулась что-то. Алиса несколько раз коснулась его волос, приглаживая непослушные, растрепанные пряди. Из её губ раздалось тихое успокаивающее шипение. Все в порядке. Все хорошо.
- Нет, не хорошо. Ничего не хорошо! Ты умираешь! - воскликнул он, поднимаясь.
Но Алиса уже была вне досягаемости его голоса. Шипение прекратилось, а руки упали на колени, как веревки. Она смотрела на них чуть удивленно пару мгновений, а потом её взор вновь стал равнодушным.
Мужчина поднял волшебницу на руки, прижав к себе посильнее. Она была холодной... То ли дело в мокрых штанах, то ли кровь постепенно начала замедлять свой бег, из-за сердца, постепенно становящегося равнодушным к самой жизни. Он уложил её в постель, переодел в сухие и тёплые вещи, накрыл одеялом и развел огонь.
Затем он сел прямо на пол рядом с Алисой и вновь взял её руку. Если бы только была на свете сила, способная вновь дать ей жизнь! Где тот демон, что был с ней? Где эта огромная фиолетовая бронированна туша?! Неужто ему плевать на неё?...
Губы мужчины задвигались в молитве. Атлас каждый день молился. Он умолял каждого из них, в том числе тёмных, чтобы они спасли Алису, но ни один не ответил на мольбы, ни Вайна, ни даже Лира не ответили на призыв.

+1

3

Его ноги утопали в замерзшей грязи, давили ее, поднимались и двигались дальше, позволяя существу в доспехах двигаться вперед уже долгое время. Путешествие вышло действительно долгим — свой путь Трахаэрн начал еще в Аварине, и, божечки, рассказывать о том, как он появился и как ему пришлось, учитывая отсутствие источников магии, двигаться пешком до самых болот без использования телепортации, уж точно ему не хотелось. Но он шел вперед, и, в каком-то смысле вполне успешно, хотя всю дорогу задавал себе один и тот же вопрос и получал на него один и тот же ответ. Проблема была в том, что исходя из логики и рассудительности, ему было незачем появляться в материальном мире вовсе. За последнее время произошло довольно таки много событий, заставивших его остаться в Тени на достаточно долгий срок, закрывшись от остального мира, и, конечно, он всегда мог ответить на тот или иной призыв, или вовсе спуститься к смертным, но смысла в этом демон не видел вовсе.
И тем не менее, он был здесь — он шел, тратил силы, время и каждый раз когда спрашивал себя что он тут вообще делает, то отвечал самому себе, что идет за Алисой, как бы странно это ни звучало. А звучало оно действительно странно, учитывая, что поводов вернуть ее у Векса не было, от слова «совсем». Не было никакой боли в груди и испуганного «Что-то случилось», не было желания поскорее вернуть ученицу с ее странного пути. Начать стоит хотя бы с того, что демон прекрасно знал, чем закончится то расставание — Майерс попадет в беду, притом, знал не как отец знает о том, что его дочь ждет беда, а просто знал. Конкретики в его предсказаниях было мало, конечно: в одном случае она находила сестру, но та отвергала ее, превращая все потраченное на путешествие время в ничто; в другом они находили ее труп; в третьем общение со спутником — тем странным человеком из Гракала — приводило к конфликту, и Алиса оставалась одна. Подобных сценариев было множество, и менялись они ежесекундно, сплетаясь в единую картину со вполне успешными, в итоге и превращаясь в то полотно, из которого и было соткано безумие Подобного Железу, с его многоплановым восприятием мира, прошлого и будущего. Честно говоря, ему было все равно — в конечном итоге результат Маейрс никак не влиял на мир в целом, и это полностью устраивало Векса, но, как в любом повествовании, планы имеют свойство меняться.
В конце концов то будущее, что предсказывал и видел демон, постепенно начинало приобретать довольно таки мрачные виды. Настолько, что стоять в стороне уже было опрометчиво, и имело смысл браться за дело. Зов, что собрал демонов под крыло Праматери, только был тому подтверждением, и демон знаний, возможно, был не единственным, кто, наблюдая из Тени, стал замечать, что мир меняется. Примерно в том же ключе, в которым начинает развиваться геополитика перед атомной войной, и в этом и была основная причина, по которой Трахаэрн, в своих забрызганных грязью и болотной водой доспехах, брел по пустошам с надетым поверх маски подобием капюшона.
Честно говоря, за последнее время образ его даже слегка изменился. Фанфары, звезды и туманности отошли на второй план в тот момент, когда потребовалось действовать даже не столько скрытно, сколько не привлекая внимания — заметить странную фигуру, у которой нет шеи и чья голова выглядит как акула с щупальцами, учитывая, что эта акулья улыбка еще и иллюминировалась характерным водоворотом, будто подсветка на какой-нибудь тюнингованной иномарке, не составляло никакого труда. А еще никакого труда не составляло сопоставить такую дикую внешность с той местностью, куда направлялся Трахаэрн, и вызвать своим появлением цепочку событий, в которой кто-то замечает идущего по границе топей демона, тут же поднимает панику, зовет местных героев и те его выискивают, а затем отправляют в Тень, а дальше он снова появляется в Аварине, и все по новой — Векс точно подобного не хотел. Поэтому, со временем, фиолетовый доспех потускнел, будто подчиняясь настроением Сумеречных Топей и становясь сероватым, на голову была накинута грубая ткань, закрывавшая от лишних взглядов фиолетовую пасть, и позволяющая сделать вид, что острый ряд зубов, выглядывающий из под капюшона — это всего лишь странноватый шлем. Водоворот звезд же и вовсе затух, и в тот момент, когда Векс впервые накинул на свою голову  кусок плащаницы, служащий защитой от дождя, снега, града и глаз, источник света исчез полностью, превращая демона в еле заметную фигуру на горизонте из подобия живой лампочки. И это его устраивало. По крайней мере пылающего демона было заметить намного легче, чем просто какого-то странного рыцаря в капюшоне, и как раз в этом и был смысл.
Он даже не помнил, когда именно добрался до нужного места. Кого-то в таких случаях ведут сны, иных же предсказания, а третьих интуиция, но вот в случае с Подобным Железу, он точно знал, куда ему отправляться, разве что не знал точно, сколько времени займет сама дорога, учитывая, что у него не было ни лошади, ни возможности сократить расстояние банальной телепортацией — нужно было беречь каждую крупицу силы, и когда на горизонте показался ствол гигантского дерева, не заметить которого на фоне раскинувшихся пустошей и редких деревьев было невозможно, Трахаэрн за долго время испытал облегчение. Теперь осталось пройти еще немного и, не сбавляя хода, он с новыми силами двинулся вперед. Еще немного, еще чуть-чуть.
Сначала это мертвое дерево, затем вверх по холму, к стоящей на вершине хибаре, еще немного еще один шаг. Дверь. Демон поднял правую руку, два раза ударил кулаком по гнилой деревянной поверхности, и стук этот был единственным звуком в округе, где даже птиц не было. Тишина. Будто тот, кто был по ту сторону, еще только раздумывал, стоит ли открывать дверь. Сам-то Векс знал, что стоит, и уже в следующую секунду выбросил прочь все понятия о вежливости, подняв ногу и двинув ею со всей силы по единственной преграде, что отделяла его от драгоценной ученицы.

Трахаэрн сделал еще один шаг, заходя внутрь. Всего одна комната — хижина была действительно небольшой, и беглого взгляда хватило, чтобы найти и Майерс, и того, кто ее все это время сопровождал, склонившегося на коленях и, видимо, не успевшего встать с них просто потому, что демон был слишком нетерпелив. Нетерпеливость вообще была довольно таки явной чертой для Векса, ибо ему хватило ровно полсекунды стояния столбом, чтобы заставить себя сделать еще шаг, в сторону кровати, полностью игнорируя любые возгласы и любые слова — на данный момент любая вещь считалась совершенно незначительной по сравнению с тем, на что он смотрел, а видел он труп. Атлас мог ухаживать, мог пытаться что-то сделать, исходя из того, что перед ним все еще было дышащее тело, но первой мыслью, первым наблюдением, что попало на глаза зубастого чудовища, морда которого еле выглядывала из под темного капюшона, одетого в броню и выглядящего так, будто оно пришла сожрать всех обитателей этого дома, была именно мысль о том, что Алисы больше не было. Потому что назвать ее нынешнее состояние просто «остаточным эффектом» казалось Вексу самой верной идеей, что пришла в тот момент в голову.
Это было даже не опоздание. Нельзя опоздать, если какое-то событие занимает даже не долю секунды, или какой-то временной отрезок, а просто случается, как факт, переходя из одного состояния в другое мгновенно. Имея все время в своих руках, демон бы не успел. Предугадай заранее, он бы не успел. Если и было в мире что-то, что говорило о бессмысленности действий и о том, что что-то нельзя было предотвратить, то лучшего примера не было. Наклонившись над кроватью, уперевшись рукой в стену и смотря на это тело сверху вниз демон даже не произнес ни одного слова, чтобы хоть как-то выразить свое состояние. Ни вздоха, ни хмыканья — просто оттолкнулся от стены, взял стоящий неподалеку стул, придерживая его за спинку, развернул так, чтобы можно было сесть, смотря в сторону кровати и, собственно, присел, сложив локти на колени и сомкнув когтистые пальцы в замок.
Атлас его не волновал. Его вообще мало что волновало, кроме выхода из ситуации, но даже для того, чтобы хоть что-то начать делать, нужно было узнать подробности. Векс знал следствие, знал причины и знал, как получилось, что его драгоценная ученица пришла в негодность, будто продукт, у которого до окончания срока годности начало все гнить, но информации должно было быть больше.
- С какого момента начались симптомы? - челюсти под капюшоном разомкнулись в тот момент, когда низкий голос прорвался будто бы из недр земли, и довольно быстро стало понятно, что это не какой-то путник. И даже не человек. А зубы — не шлем. Представляться, правда, это существо не захотело, хотя, сложить два и два вполне можно было, не смотря на некоторую разницу во внешнем виде.

+1

4

[AVA]https://pre00.deviantart.net/3e8f/th/pre/f/2013/094/2/8/fili_by_zapekanka-d60e3fu.jpg[/AVA]Атлас всё ещё стоял на коленях, когда послышался стук в дверь. Прерывать молитву таким образом казалось кощунством, но у него не было выбора. И, тем не менее, он опоздал. В том смысле, что логичный вопрос, пришедший ему в голову мгновение спустя уже получил ответ. На пороге стояло чудовище. Возможно, одно из тех, что обитали в Топях. Доспехи, выглядывающие из-под грубой ткани плаща были покрыты болотной грязью и пылью дорог. Это чудовище пришло сюда издалека. Он был выше Атласа (даже в его лучшие дни) на целую голову, а наличие массивной брони подразумевало, что и сильнее. У мужчины в случае схватки не было бы и шанса. Но больше всего впечатление на него произвела голова демона (а это без сомнений был он, ибо на всём Эноа было бы не найти столь странного и даже уродливого сочетания). Безглазая маска и ряд острых как небольшие кинжалы зубов. При всей усталости и надвигающемся отчаянье внутри Атласа стал просыпаться страх. И в этом не было ничего странного, естественная реакция организма на встречу с существом иного измерения, и не просто существом, а хищником. Странно, что внешность Эрни не взволновала Алису при их первой встрече. Для неё ужасное чудище было столь отталкивающим, сколько привлекающим.
Преодолев мгновенное оцепенение, но по-прежнему не в силах вымолвить ни слова, знахарь вскочил. Тем временем, чудище приблизилось, к ужасу человека и нагнулось над Майерс. Все закончится так? С другой стороны, зачем было стучать? Это что такая изощренная шутка? Но, к облегчению Атласа, демон совершенно не был заинтересован в поедании и без того почти мёртвой Алисы, а Атлас наконец уловил то, что так упорно избегало его сознания.
Да, он никогда не видел Эрнеста в его настоящем обличье. И да, он знал, что метка на лбу белокурой волшебницы совсем не татуировка, а знак связи с демоном, но он предпочитал держать это в секрете, не осуждая, держа при себе своё волнение. Знал ли он, что "дядя Эрни" и есть демон? Догадывался... Как? Наверное, здравый смысл. Ведь демон должен был быть неподалёку от своей призывательницы. Атлас глубоко вдохнул и выдохнул. И тот факт, что в этом богами забытом месте нашлось чудище, готовое не просто сожрать целиком, но помочь недвусмысленно намекало на то, что это и есть истинная форма представителя Тени, который заключил контракт с Алисой.
И этот "Эрни" нравился Атласу не больше предыдущего. Даже меньше.
- Около месяца назад. - сказал он затем, присаживаясь вновь на кровать девушки, которая никак не отреагировала на появление внезапного гостя.
- Могу я спросить, что тебя так задержало? - сказал мужчина с внезапным раздражением, - Неужели такой как ты не в состоянии узнать... - что именно хотел спросить Атлас, он не знал. Накопившееся раздражение, усталость и отчаяние давали о себе знать, но мужчина оборвал себя на полуслове. Сейчас в этом не было нужды. Все, что его волновало, можно ли помочь.
- Ты сможешь ей помочь? - произнес он очень тихо, наконец справившись с охватывающими его эмоциями. Он не хотел слышать отрицательный ответ, но должен был приготовится к худшему.
- Послушай, - начал он, но затем осекся, - Если для этого мне что-то нужно сделать - я готов. Что угодно. Ты ведь вернёшь её правда?

Отредактировано Alice Mayers (2018-01-23 18:20:53)

0

5

В момент оглашения срока демон опустил голову и закрыл лицо руками. Месяц. То есть, этому трупу, который лежит на кровати и чудом еще может говорить, если может, уже месяц. Векс не стал говорить, что с тем же успехом бородач мог бы просто заколотить Алису в гроб, и похоронить, и, в целом, положение бы об этого не поменялось ни на йоту, разве что по прибытию демона ее пришлось бы откапывать, возможно, потому, что знал, что это бесполезно, или считал, что лишняя информация только собьет с толку. «Месяц» - еще раз повторил про себя Трахаэрн и откинулся на спинку стула, все еще держа руки на лице и выслушивая все то, что ему сообщал ближайший смертный, который все считал, что Майерс можно «спасти», когда ее убили 30 с лишним дней тому назад. Медленное угасание было лишь некоторым побочным эффектом, и если месяц назад действительно началось все это плачевное состояние, то значит именно в тот момент кто-то выжрал душу ученицы демона, а все ее нынешний вид можно было назвать постепенным переходом к трупному окоченению. И подобные факты обезоруживали.
Конечно, всегда был выход. Он есть абсолютно во всех случаях, вопрос только в том, сколько ресурсов на это будет потрачено, хотя в данный момент их количество мало волновало Трахаэрна. Алиса была как раз тем ресурсом, который можно было назвать невосполнимым — ее существование уже покрывало любые затраты, и это же значило, что на любые затраты можно было пойти, чтобы ее вернуть или восстановить. И, черт возьми, в этот раз эти самые затраты были просто невероятные.
Когтистые перчатки опустились, открывая два ряда зубов, виднеющихся из-под капюшона. Демон еще раз взглянул на лежащее тело. Да, у него было решение. Нужно было подготовиться, убить на нужный ритуал кучу времени, провести его в каком-то тихом месте, где их не смогли бы найти, и, в конце концов, вырезать пуд своей плоти в качестве платы за все свои действия, в итоге превращая Векса в такого же инвалида, разве что без кровати и апатии, но, по крайней мере, это было хоть что-то. И, не надо было даже думать о том, что Праматери подобное бы не понравилось. Ей бы точно не понравилось. Но, хорошая новость была в том, что Трахаэрну было относительно плевать на ее мнение, даже не смотря на то, что в тот момент, когда эти мысли пронеслись в его голове, где-то внутри он почувствовал легкое жжение — оставленный Тенью «шрам», своеобразная печать, явно хотела напомнить о том, что сейчас Подобный Железу должен заниматься далеко не раздачей своих собственных сил.
- Да... Если бы я тебе предложил, ты бы согласился? Конечно... - задумчиво начало чудовище, все еще глядя на то место, где лежало тело Алисы - воспринимать его именно как Алису Трахаэрн все же не мог, да и не хотел, для него это был просто труп - ,а затем повернул голову в сторону Атласа — Но любое чудо требует платы. -
«Чудо.» Назвать по-другому Векс не мог свой план. Хотя, нет, мог. «Извращение и безумие». И тем не менее, это был вариант, и это был даже рабочий вариант, а не просто вытянутое из головы предположение, или заимствованное откуда-то издалека заклинание. Это было решение, со своими минусами и плюсами, но оно решало основную проблему — отсутствие Майерс. Да и не только ее, хотя, конечно же, порождало оно немало и других крайне неприятных вещей. Демон это понимал, но вот Атлас — вряд ли, и домашним заданием на сегодня для Векса было донести до него эту мысль, дать понять, что если он действительно хочет помочь, то ему придется  не просто бегать за цветочками и варить свои эликсиры.
- За ее жизнь... - с этими словами Трахаэрн поднялся, чуть сгорбившись из-за низкого потолка, и указал правой рукой на лежащую девицу, после чего согнул пальцы, оставив только указательный, и перевел его в сторону Атласа, в жесте, напоминающем о фигуре в черном балахоне и с косой - ...твою. -
Видимо, таковы были условия. Даже не столько условия, сколько попытки напугать. Честно говоря, Векс сомневался, что знахарь будет ему полезен. Он вообще сомневался в людях, прекрасно понимая их слабые и сильные стороны, хотя и не отрицая, что чувство самопожертвования у некоторых из них развито довольно таки неплохо. Но вряд ли это был тот случай. Один любовник жертвовал собой ради второго только в сказках и слезливых историях для нынешней молодежи — в реальности же подобное случалось куда реже, в основном по двум причинам: каждый из них прекрасно понимал, что жизнь без другого будет пуста, так зачем им тратить свою жизнь только для того, чтобы обрекать второго на такое же унылое существование в одиночестве ; никто не отменял инстинкта самосохранения и эгоизма, которые вполне четко сказали бы сейчас Атласу о том, что если тот помрет, то с Майерс больше не встретится. Но еще был альтруизм. Векс не верил в него, но знал о нем. Альтруизм мог бы заставить этого мужчину действовать так, как действовал бы самый благороднейший из людей. Он мог бы заставить его пойти на ту жертву, что демон хотел принести сам, или же согласиться хотя бы на часть ее, разделив бремя с Вексом. Но, как и было сказано, Трахаэрн не верил в альтруизм. Только в логику, и логика подсказывала, что это предложение избавит его от необходимости вписывать в свои планы еще одну переменную в лице Атласа.

+1

6

[AVA]https://pre00.deviantart.net/3e8f/th/pre/f/2013/094/2/8/fili_by_zapekanka-d60e3fu.jpg[/AVA]Атлас замер, когда палец в железной перчаткой с фиолетовыми отсветами указал на него. Смысл фразы дошел до перевозбужденного и уставшего мозга не совсем сразу, но как только дошел, мужчина просто махнул рукой. Мол, жизнь, так жизнь, только сделай уже что-нибудь, огромное, поедающее сельдь бочками чудовище.
Облегчение заполнило его разум, и струна безумия внутри его головы, натягивающаяся и истончавшаяся весь ближайший месяц ослабла. Каждую минуту до сих пор его глодала мысль о том,что всё напрасно, что Алису уже не спасти, но Эрни пришёл и вернул ему надежду. Жизнь или что там ещё потребуется - это не важно. Важно, что это не безнадежно. Тихий нервный смех сорвался с её губ. Он наклонился к Алисе, поцеловал её в лоб и сказал:
- Алиса, Эрни пришёл тебе помочь. Слышишь?
Девушка не ответила, продолжая созерцать потолок хибары. Атлас подоткнул одеяло, и погрузился в молчание. Жизнь, да? Печальная улыбка исказила его губы. Норд ценил свою жизнь, как и любой человек. Но были лишь две вещи, которые были ему дороги больше этого цветущего, полного красок мира: любовь и гордость. И обе они были отобраны у него в тот злополучный день на болоте, когда не иначе, как по велению судьбы они встретили того одержимого рыцаря по имени Корвин. Почему гордость? Потому что это был его долг защищать девушку, которую он любит. Вина за произошедшее лежит на нём и только. Чтобы искупить это, жизни не жаль... Тем более... Она его не любит. Руки мужчины неосознанно сжались в кулаки. Алиса не отвергла его впрямую, но разве есть препятствие для всего двух букв маленького слова "да"?
Опомнившись, вспомнив о госте, Атлас поднялся, потер глаза, словно просыпаясь и повернулся к чудовищу?
- Чай будешь? Селедки нет, но есть друга рыба... Я неплохо готовлю, - без особой надежды произнёс он и, не дожидаясь ответа отправился ставить чайник, ведь людям в отличие от демонов нужно есть трижды в день... Ну, то есть желательно.
Через пару минут, вода была заварена, а чай приготовлен, Атлас достал две потертые кружки и налил жидкость с пряным запахом в них.
- Расскажешь мне, в чем заключается твой план? - спросил он, усаживаясь напротив.
Внезапно, Алиса села на кровати (видимо, запах чая все же привлек крохи оставшегося в ней сознания). Она вновь растерянно уставилась на свои руки и одеяло, словно бы была удивлена, что у неё всё ещё есть конечности. Затем она повернулась к Атласу. Незнакомец вызывал в ней чувство ностальгии, но Алиса никак не могла понять, почему так важно помнить, кто такой этот блондин. Она зажмурилась, силясь вспомнить, но ничего не пришло ей на ум, и она расслабилась. В конце концов, если это важно, то это придёт, а если нет, то и все равно...
Затем взгляд её скользнул по новому действующему лицу. Кровь внезапно забегала быстрее, метка на лбу засияла слабеньким, едва заметным светом.
- Ф... Фиолетовый, - полным изумления голосом произнесла угасающая волшебница, - Ты фиолетовый! А..Аку... Акула! - сказала она и залилась смехом. Тихим и чистым, не обремененным мыслями хохотом, похожим на судороги души или тех крупиц, что жадный демон не забрал у неё.
Это было первое осмысленное предложение за последние две недели. И последнее.

Отредактировано Alice Mayers (2018-01-23 19:06:44)

0

7

- Нет. - сухо ответило чудовище, поворачивая голову от потерявшего всякий интерес Трахаэрна мужчины к лежащему на кровати телу. В целом, ничего не поменялось, но отсутствие вполне жесткого отказа предполагало, что бородатый нордлинг все же задумался о том, что если и приносить жертву, то она не будет напрасной. Демону было все равно — он нашел бы способ спасти Алису и без него, хотя слово «спасение» все больше и больше в данном контексте на проявление черного юмора. Ежу было понятно, что из ее состояния нет выхода, по крайней мере по меркам живущих в материальном мире существ. Да, собственно, по меркам жителей Тени тоже, не говоря уже о том, что сам Векс вообще сомневался, сработает ли его план. Но в данный момент важным фактом было то, что, возможно, их будет трое. Возможно.
Пока Атлас пытался приготовить чай, Подобный Железу думал. Его взгляд все еще не сходил с лежащей на кровати Маейрс, будто чудовище выжидало что-то, но в действительности он смотрел будто сквозь нее. Не было попытки заговорить или как-то ее пробудить — было прекрасно ясно, что кем бы ни была эта плоть на костях, находящаяся в состоянии покоя, ученицей демона она уж точно не была. С другой стороны, что есть вообще «Я»? С одной стороны Трахаэрн знал на этот вопрос ответ, и, следуя этой мысли, скрестил руки на груди в задумчивой позе, а затем согнул правую руку и постучал кончиками когтистых пальцев по нижней челюсти, постепенно уходя в сторону скорее философии, чем практики. Возможно, был шанс. Похожий на обман, но по крайней мере позволяющий отсрочить на какое-то время то состояние, которое можно было бы назвать «не-существованием». Слово «небытие» здесь вряд ли бы подошло, потому что оно подразумевает скорее даже не столько состояние, сколько место и демону это не нравилось. А вот «не-существование» подходило вполне, намекая на связь со своим противопоставлением, «существованием». Да, в целом, все было так просто — либо ты существуешь, либо нет. В человеческом облике, в демоническом, в виде курицы или камня — абсолютно все равно. Для Трахаэрна была важна только разница между этими двумя состояниями, и пока Майерс все еще находилась в том, которое предполагает странное понятие о жизни, Векса все устраивало.
Позже, конечно, стоило бы заняться возвратом ее нормальной души, но, кажется, от размышлений  этих план монстра постепенно начал обретать вполне четкие грани. Да, теперь он знал, что нужно сделать. Но делать это здесь было бы губительно — слишком много вещей, которые могли бы помешать, слишком много дополнительных переменных. И в тот момент, когда Трахаэрн как раз раздумывал над тем, как свести их к минимуму, раздался голос Атласа, отвлекающий Подобного Железу от размышлений и заставляя вновь повернуть зубастую морду в капюшоне к единственному нормальному человеку в этой комнате.
- Ты отправляешься с ней в Гракал. - вопрос был достаточно открытым, чтобы не отвечать на него полностью, и именно так и решил сделать демон, описывая план действий только для этих двоих, но не заикаясь и о части того, что он будет делать сам — Мне все равно, как и каким способом, главное сохрани тело. Напои ядом, или снотворным, чем угодно, если потребуется для транспортировки. -
В данный момент никто из них не являлся для Векса чем-то значимым в плане личности или даже той самой вещи под названием «душа». Для него и Атлас, и Алиса были ресурсами, которые нельзя было потерять, и именно этим определялась их ценность, потому то ему и было плевать, что будет с тем, что осталось от Майерс, если все мышцы, кости и сухожилия будут на месте. Это была жестокая логика, встречающаяся разве что у каких-нибудь людей, связанных с некромантией, для которых остальные живые существа воспринимались скорее как набор конструктора, но по крайней мере эта логика работала. По крайней мере она не заставляла Векса думать о том, что ему нужно удариться в сентименты, обнять его бывшую ученицу, извиниться перед Атласом и послать букет при первой же возможности почтой. Нет, он целиком и полностью был сосредоточен на том, как исправить все содеянное, хотя об исправлении и речи не было. Скорее, он просто пытался хоть как-то залатать дыры наспех, пока их тонущий корабль не доплывет до порта, где его можно было бы починить. Кораблем в данном случае была Алиса, а портом — тот момент, когда демон знаний все же вернет ее душу в целости и сохранности из той прожорливой твари, что решила ее съесть. Когда вернет. Если вернет. Наверное вернет. Честно говоря, этого демон сейчас не знал, но узнает достаточно скоро, если это понятие вообще применимо к тому, в каком формате времени живет Векс обычно.
- К моменту, как ты доберешься со всеми реагентами, я подготовлю место и остальные ингредиенты. Думаю, времени мне хватит, чтобы... - активность со стороны того, что Векс все это время считал трупом, заставила демона сжать челюсти с такой силой, что, казалось бы, если бы в тот момент Атлас успел положить в рот чудовища титановый прут, Трахаэрн без проблем раскусил его. Вместе с Атласом.
Подобный Железу даже не взглянул на ту, что рассмеялась, то ли от появления знакомого лица, то ли от своей шутки, но даже при отсутствии глаз и довольно очевидного языка тела, можно было понять, что эта реакция вызвала у демона некое подобие ярости. Тихой, медленно плавящей изнутри броню, что была надета поверх тела. Трудно сказать, что именного разозлило его, хотя бы потому, что сам Векс не особо распространялся о своих чувствах, тем более бородатому северянину, да, в общем-то, это было и не важно, просто после этой странной реакции Атлас мог бы почувствовать, как взгляд безглазой маски сфокусировался именно на мужчине, будто все окружающее было несущественным настолько, что хватило бы и дуновения ветра, чтобы превратить в прах и кухонную утварь, и стол, за которым сидел знахарь, и дом. И топи. Остался бы только он и демон, и, вероятно, такой расклад был бы не слишком приятен для обоих.
- Когда доберешься, оставь тело в доме Майерс на нижних ярусах и возвращайся через три дня, к вечеру. - закончил он уже другим голосом, когда смех прекратился, и Алиса «успокоилась», даже не взглянув на нее, будто знал, что это временное явление и его проще переждать, чем хоть как-то обращать внимание. После этой фразы демон также испустил некое подобие вздоха, и, повернувшись в сторону двери, сделал несколько шагов, пригнулся, дабы не сбить головой дверной косяк и, положив лапу на него, при этом приоткрывая дверь, вдруг остановился.
- Мне же не надо делать намеков, что если ты не появишься, то мы встретимся еще раз? - раздался голос Трахаэрна, как будто куда более жесткий, чем обычно — При немного других обстоятельствах. -
Ему хотелось не ограничиваться только этой фразой. Хотелось прямым текстом сказать, что глубже задницы, чем его нынешнее положение, скорее всего, у Атласа не было и не будет во всей его жизни. И дело было не в том, что он как-то оказался связан с Майерс или Трахаэрном. Дело было в том, что у него просто не было выбора. Он был у Алисы, не смотря на ее положение, и он был у Векса. Но не у Атласа. По крайней мере пока. Чудовищу даже не нужно было ожидать ответа северянина, оно просто открыло дверь пошире, сделало два шага на улицу и закрыло за собой, и если бы бородач сейчас подпрыгнул на месте и выбежал навстречу холодному ночному воздуху, то увидел бы только плащаницу на земле — единственную часть образа того монстра, что пришел к ним в гости, что являлась заимствованной, а не постоянной частью его тела.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 9.01.1214 - Апатия и товарно-денежные отношения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC