http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/37439.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/56344.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 08.10.18

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт.

Разыскиваются желающие помастерить и погмить!
Внимание! Идёт перепись эпизодов и акций в данной теме.

Жанр: фэнтези приключенческое;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме и рисованные арты.

Настоящее время в игре: январь 1214 г. - сентябрь 1214 г.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP







Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 28.11.1213 - Перекрёстки


28.11.1213 - Перекрёстки

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата и время:
28.11.1213 – Что-то около конца полудня

2. Место действия | погода:
Дорога, ведущая к Фарну. Местный пейзаж не блещет разнообразием – отдельные деревья, кусты, камни и тому подобное. Судя по тучам, собирающимся в небе, намечается дождь.

3. Герои:
Rotique Boux, Harujion

4. Завязка:
Путь-дорога, она такая… Извилистая. Никогда не знаешь, где, как и в какой ситуации окажешься, стоит тебе свернуть на развилке. Это глубокомысленное изречение оказалось верным для Ростика, юного рыцаря из ордена Идущих, а также некоего блуждающего духа, в виде маленькой девочки.
Как говорится – Шли, шли и, наконец, пришли. А куда – непонятно. Что из этого выйдет – тоже непонятно.

5. Тип эпизода:
Личный

0

2

…странно всё это. В один день жизнь переливается всеми счастливыми цветами, а в другой день она настолько серая, унылая и безнадёжная, что от тоски хочется выть, да головой об стенку биться. Порой эти ситуации друг от друга отделяет лишь тонкая грань и один-единственный случай может перевернуть всё вверх тормашками. Такие дела.
Вообще, когда ты, особенно, никуда не спешишь и просто идёшь, не беспокоясь ни о еде, ни о воде, ни о чём, рано или поздно начинаешь рассуждать о самых странных вещах. Но по другому и нельзя. Бегущая вперёд дорога немилосердно, вновь и вновь возвращает к этим мыслям. И ко многим другим.

«А вообще, - подумалось Шион, - Жизнь довольно нечестная штука.»

Порыв ветра налетает, задирая накинутый на девочку плащ. Ход её замедлился, она сосредоточенна на том, чтобы удержать ткань на себе и не дать ей улететь куда-то очень далеко. Туда, где душе-химере её уже не найти. Это было бы довольно грустно. В какой-то степени, всё в жизни подобно шарфикам и ветру. Зазевался – и нету шарфика. Унесли. В никуда. Одно время день спокойный и ты наслаждаешься тёплым солнцем, а в другое ветер не только одежду сорвать пытается, но ещё и плоть с костей. А вместе с ней – всё хорошее.

«Хотя, у меня что ткань, что плоть с костями – всё на мне едино. Да-да. А вы думали, что я где-то своё платье стащила?»

Немой вопрос и последующая усмешка остались без ответа. Возможно, оно и к лучшему, но, всё равно, как-то грустно. Следующий порыв ветра уже грозился унести куда-то и саму девочку – пнул её так, что та споткнулась. А пока она лежала, начал с силой сдирать с неё плащ. Но и в этот раз не получилось – вовремя появившаяся призрачная рука подхватила ткань, пока Шион вставала с земли.

- Может, всё-таки остановимся?.. – тихо произнесла она, осматриваясь по сторонам. На самом деле, на пустынной дороге особо негде было остановится, если имелось ввиду какое-нибудь заведение, но… Блуждающему духу достаточно и простого дерева.

Сев у корней уже сбросившего листву великана, зловеще раскинувшего свои ветви, Шион постаралась плотнее укутаться в плащ, съёжившись в комочек.

Да, может она и дух и не может замёрзнуть… Но от этого холод чувствовать она не перестаёт.

+1

3

На севере дороги соединяют — людей, города, расы, культуры. Позволяют пройти негостеприимный снежный климат как можно быстрее, добраться к чему-то новому, интересному. Они средство достижения цели пути. Без дорог нет общения. Словно кровь по венам, текут по заснеженым маршрутам товары, новости, путешественники.

В центральных людских землях дороги уводят вдаль — из шумных и пёстрых городов, из ферм, леревенек, посёлков, где в каждом власть короны, но в каждом она разная. Дорога ведет мимо придорожных таверн на перекрёстках, мимо полей и пасек. Неважно, откуда и неважно куда. Путешествие — цель.

А что в Фарне? В месте, где эльфы и люди смогли сосуществовать, не обращая внимания на различия, тяжёлое прошлое, предрассудки? Сложно сказать. Возможно, туда дороги, наоборот, приводят — от Аортена, от Башни, от Аварина?

Совершенствованию духа, воинского и фехтовального искусства способствуют, помимо тренировок, медитации, каллиграфия, чтение и обучение наукам, понимание сути вещей и сил природы. Не может ли это умение двух враждующих в прошлом народов договариваться стать частью тренировки? Разве леса эльфов, распростертые около Фарна, не являются огромной тренировочной площадкой?

Так думал Двойка, пока шёл по дороге в прохладый и хмурый ноябрьский день. Разумеется, мысли его не были оформлены до конца, — обрывки тех или иных стремлений сплетались в какую-то призрачную, невнятную цель, но направление их в целом было таким. Далёкой весной, с которой, казалось, прошли годы, он вышел за ворота замка, будучи уверенным, что его обучение завершено, а получение звания — просто формальность. Как он был наивен и глуп! Водоворот событий, в которые он попал, быстро показал, что обучение только началось, а сама жизнь убедила — оно не заканчивается никогда. Однажды, бродя по окрестностям, мальчик подумал, что земля, как зеркало, отражает все потрясения, которые пережила страна на протяжении столетий после окончания войны.

Следовать Пути было интересно.
Куда приведёт его дорога?

Вдоль дороги он вдруг заметил, что под большим вязом кто-то есть. Острое зрение позволило рассмотреть человека, который отдыхал под корнями. Ничего опасного. Одинокий путник, который присел отдохнуть.

Мальчик приблизился, проходя, помахал рукой отдыхающему.
— День добрый! — крикнул он. — Счастливого Пути. Как дела?
Это не его дело. Но отказывать в помощи на дороге нельзя.

Это общий закон, хоть его никто никогда не писал, не издавал и не подписывал.

+1

4

Звук чужого голоса заставляет Шион вздрогнуть от неожиданности – она и сама не заметила, как погрузилась в дрёму. Озираясь по сторонам, девочка замечает чью-то растрёпанную, светлую шевелюру. Она приподнимается настолько, насколько позволяет ей её состояние укутанного бурито, чтобы рассмотреть незнакомца. Из-за корней выглядывает розовласая головка.

Обычно, Шион удавалось избегать чужого внимания. Она держалась на некотором расстоянии от крупных дорог, но всё же старалась, чтобы они были на виду – должна же она знать, куда идти! Но всё-таки… Ей не хотелось, чтобы её кто-то видел. Она вообще предпочитала одиночество, а сейчас, именно сейчас, оно требовалось ей, как воздух.

Следовало о многом подумать.

Но, как это обычно бывает, всегда случается неладное. И в данном случае, неладное – это путник, непонятно как приметивший Шион.

- Угу. – кивнула девочка, тут же спрятавшись за корень дерева так, что было видно только половину головы, розовые глазки с подозрением уставились на незнакомца, - Доброго.

Это был мальчик. Светловолосый. «Юный, светловолосый воин. – тут же поправила себя Шион, но тут же задумалась. – но он же всё-таки мальчик, да?..» Ведь так? Наверное. Может быть.

- Пути бывают разные и далеко не все из них – счастливые. – грустно произнесла девочка, поглядывая в сторону мальчугана. Судя по всему, он тоже шёл. Куда-то. Возможно – далеко. Возможно – не очень. Шион не знала. Пока что. Может, стоило спросить?

- А вот куда ты держишь путь?

Покидать пределов своего древесного убежища, тем не менее, девочка не хотела. Этот паренёк был… странный. Шион чувствовала это. Аромат его души… Непонятный, непривычный и в то же время – странно знакомый. Но это чувство было заглушено многими другими ощущениями. И немногие из них были приятными. Поэтому, душа-химера проявляла осторожность в новом знакомстве.

+1

5

Одиноким путником оказалась девочка, возраста Двойки или даже младше. Да, определённо младше.
Настроение мальчика улучшилось, — ему нравилось встречать в пути других детей. Ему нравилось бывать в компании сверстников, это позволяло отвлечься от наползающих друг на друга мыслей, стократно передуманных и потому неинтересных.
Двойка подошел чуть поближе, но чтоб никого не испугать, удержал приличную дистанцию.

— Вперёд, — дружелюбно ответил он на вопрос девочки. — Куда угодно и при этом в никуда.
Он рассмеялся.
— Ну а так-то, в общем, в Ферн. А что, а что, — сказал он так, будто бы с ним кто-то спорил. — И в Ферне люди живут. Интересно посмотреть, как у них там. Путешествую, одним словом.

Она здесь одна, без взрослых. В эту пасмурную погоду. Идёт по родительскому поручению откуда-то куда-то? Или тоже идёт в поисках себя туда, где её ещё не было? Светлые, розоватые волосы лишь оттеняли глаза, коих Двойка не ожидал увидеть у простого смертного. Что-то неуловимо знакомое вдруг мелькнуло в его памяти, что-то... Что-то необъяснимое. Они что, когда-то встречались?

Двойка после выхода из замка Ордена часто подолгу смотрел в лица людей. Он с какой-то жадностью голодного впитывал выражения, эмоции, движения губ, бровей, морщин. Словно заново учился этим эмоциям. Он внимательно относился к урокам в анатомическом театре Ордена, навсегда запомнил, что в теле человека ровно шестьсот сорок мышц, пятнадцать из которых двигаются, когда человек улыбается. А для того чтобы нахмуриться, людям приходиться задействовать даже большее количество мышц, чем во время улыбки. Хмурое настроение даётся с большим трудом, чем хорошее, — но почему тогда улыбки мальчик встречал реже? Двойка пытался запомнить лица, пытался зарисовывать их в дневнике, но ничего не получалось. Руки, ловкие и быстрые с оружием и в бою, не знали, что им делать с грифелем. Но память держала лица в уме какое-то время, пока они не рассыпались в сознании, не превращались в зыбкие силуэты. Это расстраивало Двойку; он не помнил лица матери. Он часто думал о ней, но не мог описать её словами. Видя чужих матерей, он лишь предполагал, что его мать похожа на этих женщин.

Странно, но когда он отводил взгляд от лица этой девочки, то в ту же секунду будто забывал его, словно образ, пришедший во сне. В памяти оставались только глаза. Необычный цвет волос он тоже помнил, но почему-то Двойку привлекал именно взгляд. Он по привычке попытался поймать неуловимый образ якорем памяти, но лишь повредил его, как-то изуродовал, упростил... Память, словно издеваясь, упорно подсовывала ему не то, не тех, не тогда.

Двойка тряхнул головой от досады, от раздражения на себя.
Всё не так. Не то.

— А ты куда идёшь? — спросил он. — Если не секрет. Тоже... путешествуешь?

+1

6

Мальчик оказался довольно дружелюбным малым и Шион эта черта так сказать, смущала душу-химеру. Что-то в этом человеке было определённо странным – девочка не могла сказать точно, был ли его настрой напускным, или же мальчуган действительно был одним из тех, с кем легко поладить. Не в смысле дружбы или чего бы то ни было, а просто разговориться. И это настораживало Шион. Неопределённость, дикой смесью цветов и запахов, пусть и едва уловимых, ощущалась в душе этого юного путешественника. Что он такое?..

- Понятно… – протянула Шион, не отрывая взгляда от Ростика. – Тогда, наверное, мы похожи.

Только в том, что они оба куда-то идут. Он знает, точно знает, куда он идёт и с какой целью, а она?.. Просто идёт. Куда – неясно. Зачем – тоже неясно. Идёт, потому что может. Потому что это лучше, чем просто сидеть, сложа руки и ждать. Это страшно – сидеть и ждать… Шагать в неизвестность уже не так страшно. Тем более, когда тебе некуда и незачем возвращаться.

Пока Двойка с жадностью всматривался в лицо Шион, девочка тоже всматривалась в юного воина. В его душу, очертания которой становились яснее с каждой минутой. Какие-то проявления были яркими, словно звёзды на небосводе, а какие-то блеклыми и серыми, словно дорожная пыль. Всего было намешано столько, что Шион часто жмурилась, уставая смотреть на вихрь, который представляла из себя душа Ростика. Но кое-что всё же было неизменным. Кое-что знакомое…

Его образ напоминал ей кого-то другого. Такого же, уверенного в себе юного воина.

Того, кого душа-химера потеряла.

- Я иду… – тихо произнесла душа-химера, но фраза осталась незаконченной. – Просто иду. Потому что ничего другого мне не остаётся.

Голова девочки медленно исчезает за корнем дерева. Укутанная в плащ, Шион сжимается в комочек и обнимает свои коленки.

Ей не холодно, нет. Замёрзнуть она не может. У неё нет плоти и костей.

Но холод от этого она чувствовать не перестаёт.

+1

7

Двойка думал, что разговор получится простым и быстрым, ни к чему не обязывающим. Поздороваться, поговорить о погоде, узнать кто куда идёт, и разойтись себе восвояси. Мало ли людей бродят в этот тоскливый ноябрь по дорогам? Но на данном этапе мальчик пока никуда уходить не собирался. Ему было очень интересно, чем все это кончится, потому что началось... интересно. Его рунические шрамы, универсальный детектор, сейчас молчали. Ни демонического присутствия, ни магической активности не ощущалось, что уже поднимало настроение, а на физическом уровне другие дети вообще никак не могли угрожать Двойке. Извечная подозрительность и привычка оценивать ситуацию. Но мальчик позволял себе замечать и делать выводы, — потому что это была всё же не самая вредная привычка. Даже если работала вхолостую.

— Но сейчас-то ты не идешь, леди, — мягко заметил Двойка. — Сейчас ты сидишь под корнями. Да я, признаться, тоже не иду никуда, а стою... или сижу.
Он сел на валяющуюся рядом корягу. Дерево давно срубили, пень выкорчевали. Зачем? Кто? Кто знает? Почему именно это дерево на дороге, а не, скажем, вон то? Кому оно мешало? Обычно именно в таких мыслях и проходила дорога Двойки, особенно с тех пор, как он перестал придумывать себе друзей. Иногда он пел разные походные песни, но одному это было скучно. Поэтому чаще он молчал и думал, осматриваясь.
— У нас жизнь такая, — философски заключил мальчик, не думая о том, как комично из уст ребёнка это звучит. — Идём себе...

Кивнув каким-то своим мыслям, Двойка вздохнул.
— Погода дурная. Того и гляди, дождь пойдёт, а ты как-то не по осени одета. Есть тут где переждать ливень? Или, если что, пустишь под дерево?
Он улыбнулся.
— Я не кусаюсь, правда.

Двойка не преувеличивал. Атмосфера становилась плотнее, воздух тяжелел. Антрацитовые облака на горизонте тоже не предвещали ничего хорошего.
Собирался дождь.

— Я Ростик, — представился мальчик, чтобы закрепить знакомство, смущённо хихикнул. — Дурацкое имя, я знаю. А тебя как зовут?

Отредактировано Rostique Boux (2018-01-23 20:37:15)

+1

8

- Имя, как имя. – пожав плечами, заметила дух. Лица проносятся в памяти, как картинки в калейдоскопе – постоянно меняются, исчезают и появляются вновь, крутясь в сумасшедшем танце. Имя являлось способом, который помогал зафиксировать лицо его обладателя в памяти Шион. Лицо и имя – две неразрывные части единого целого. По отдельности их легко забыть и потерять. Но в паре… Ты помнишь их обладателя.

Ты помнишь. И это главное.

- Впрочем, лично мне оно кажется милым. – словно задумавшись, произнесла девочка.

В какой-то степени, это было приглашение к общению, в ответ на замечание мальчика о том, что у него дурацкое имя. Какой смысл сейчас отмалчиваться? Никакого. Даже если они разговорятся, когда они закончат, то разойдутся, отправившись каждый своей дорогой. Возможно, они забудут друг о друге и память, как назло, не сохранит ничего, кроме одной-единственной, яркой черты. Звезды, что будет указывать путь к потерянному. Или не будет. Всё зависит от владельца памяти.

- Меня зовут… Шион. Вот так вот. – она посмотрела на Ростика и, склонив голову, улыбнулась. – Меня трогает твоя забота обо мне, хотя мы и едва знакомы… Тебе не о чем беспокоиться, правда.

Холод не мог сломить её. Яды были бессильны против неё. Болезни не имели никакой власти над ней. У призраков нет плоти, которую можно осквернить, нет костей, что могут сгнить… У них осталась только их душа. А Шион была душой. Многими душами, в общем-то.

- Пустить под дерево?.. – задумалась Шион, после чего кивнула. – Да, это я могу.

Вдали прогремел гром – предвестник грядущего ливня. Стоило решать поскорее – переждать ли его под вязом или искать какое-то другое место. Впрочем, видимо, искать было уже поздновато…

…ливень был что надо. Уже в первые минуты стало ясно, что пара из духа и мальца застрянут тут надолго. Капли дождя безжалостно хлестали ствол вяза, гонимые ветром. Повсюду стали появляться лужи, грязь и ручейки. И от всего этого Ростика и Шион отделял поставленный девочкой барьер, напоминающий по виду цветочный бутон. Внутри которого и оказались путники.
По крайней мере, там было более-менее тепло.

- Природа действительно отчего-то гневается. – произнесла Шион поглядывая на развернувшийся за пределами барьера катаклизм. – Не к добру это.

+1

9

Двойка смотрел, как капли бьются о призрачный бутон розово-фиолетового отлива.

Он представил, что барьер не вверху, а внизу, будто бы он сам держится за корни дерева и собирается упасть. И снизу вверх поднимаются капли к прозрачному полу, невероятно пластичному и легко вибрирующему в такт движению капель; так кажется, если смотреть на круги, которые расходятся по барьеру от каждой капли. В нём можно угадать отражение его самого.  Кажется, что он смотрит на Двойку, тот, из отражения, и скоро сорвется ему навстречу. А бросишь камень — он тоже метнет камень. И они встретятся на границе барьера, после чего врастут друг в друга, осыпав все вокруг осколками брызг, стремящихся поскорее достичь земли.

Вода — зеркало. Мягкое, холодное и влажное зеркало, которого приятно касаться.

Рисунок капель беспорядочен и бездарен. Но в нем что-то есть, заставляющее смотреть и смотреть, не отводя взгляд. Это иррационально завораживает, и Двойке почему-то нравится шелест капель дождя, встречающихся с барьером. Ещё ему нравится стук дождя, идущего по крыше, стук дождя по подоконнику; а дождь идет по городу, гуляет по стране, бродит по континенту. Мальчик знает, что ему нравится мокнуть под дождем и откидывать со лба мокрые волосы. А почему — он не знает.

Наверное, ему нравится дождь.

Но Двойка вздыхает. Наблюдение становится скучным.
Гневается природа... Что сказать в ответ? Что разверзлись хляби небесные? Нельзя и говорить, что всё будет в порядке. Конечно, будет. Дождь пройдёт и они снова уйдут, каждый своей дорогой. Или это всемирный потоп и дождь не кончится никогда, и он смоет всё, и останутся только они на этой дороге, вдвоём. Одни.

Одни вдвоём.

— Знаешь, — тихо сказал мальчик, глядя на бутон, охраняющий их от дождя. — Я могу чувствовать магию или демоническое присутствие. Меня хорошо учили, а детектор этого у меня вообще не отключается и работает сам собой. Но почему-то, несмотря на то, что барьер однозначно магический — что ж это ещё может быть? — я не чувствую ничего такого.
Он поёрзал на разложенном одеяле и осторожно спросил.
— Как ты это делаешь?

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 28.11.1213 - Перекрёстки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC