http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/81475.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/34618.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/24516.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/82146.css

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir

От 09.01.18

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

А еще настоящее время в игре сдвигается вперед. Теперь вы можете создавать эпизоды в январе 1214 года. Более позднее время пока что закрыто для отыгрышей и доступно только в разделе "Иные миры".

Кроме того, открыт набор на вакансии мастеров игры!


Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-21 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты

Настоящее время - весь 1213 год и январь 1214
Конкретный момент исчезновения принцессы - март 1213 года.

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Нынешнее время » 17.07.1213. Дорога из желтого кирпича


17.07.1213. Дорога из желтого кирпича

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://b.radikal.ru/b18/1801/3e/dc8ed1a434d1.png
1. Дата и время:
17.07.1213, 18:20.

2. Место действия | погода:
Рекн, бедные районы. Весь день лил дождь, но ближе к ночи небо более-менее прояснилось. Слегка прохладно.

3. Герои:
Eris Tegwen, Marjoline Grimm

4. Завязка:
После встречи в Пленсите Эрис любезно согласилась погостить вместе с Мардж у ее семьи в Рекне. По плану, который колдуньи обговаривали много раз за прошедшие четыре дня, задержаться в этом захудалом порту им предстояло всего на ночь, а дальше - прямая дорога в Аортэн. Никаких особых правил касательно остановки не было, была лишь одна договоренность - всё должно пройти хорошо.
И Мардж пообещала это.

5. Тип эпизода:
Закрытый.

0

2

Огромная белая ворона нависала над Марджолайн. То ли эта хмурая птица была воистину титанического роста, то ли сама Мардж была самым что ни на есть лилипутом, но, смотря на нее снизу вверх, девушка едва ли могла разглядеть что-то за черными когтистыми лапами, будто вздымавшимися к самому небосводу. Ворона тревожно смотрела вдаль, за горизонт, словно высматривая в темно-синем массиве бушующего шторма каких-то врагов. Ее гнездо, бережно сотканное из уже давно сгнивших веток и отчего-то цветущих вьюнков, свисало с самого края высокой прибрежной скалы. Еще чуть-чуть, буквально пара неосторожных движений, и оно рухнет прямиком вниз, навсегда оставив труды своей хозяйки на океанском дне. Вместе с обиталещем белой хищницы обернутся пеной и ее до сих пор не родившиеся птенцы. Бирюзовые, мутные яйца были бережно уложены в самом центре гнезда, но Мардж явственно чувствовала, что в них нет жизни - под скорлупой буквально не были ничего; ни белка, ни самого зародыша, лишь пустота, которую так старательно берегла их мать. Гримм не знала, что ей делать: ворона то накрывала ее своим гигантским крылом, как укрыла бы собственного птенца, то истошно кричала, разевая острый клюв над Гримм, как поступала бы с будущим кормом для детенышей. Впрочем, она всё никак не могла собраться и сожрать свою жертву - стоило только склониться над будущей пищей, как ее вновь отвлекал звон прибоя. Она всегда была повернута к Марджолайн одной стороной, и ведьма видела на ее морде блеск белой жемчужины - то был ее глаз, подернутый белесой пеленой слепоты. Казалось, когда полуслепое создание застывает в разведке, Мардж могла сбежать, но ей всё не хватало духу сорваться с места - ветвистые своды гнезда походили на стены крепости, преодоление которой заняло бы целые недели. Тем более, когда ее пленительница была ласкова, колдунья начинала сомневаться в своем рвении покинуть ее и думала - «сейчас, всего пару минут, я успею», стараясь отогреться от промозглого ветра под уютным покрывалом птичьего оперения.

Но вдруг каменная твердь вздрогнула, а вместе с ней и гнездо. Что-то приближалось, и шаги этого чего-то сотрясали землю и океан, выдавая нечто даже более исполинское, чем таинственная птица. Та взвыла, распушив внушительные крылья, и, как только чудовище показалось где-то позади, ворона бросилась атаковать. Марджолайн не успела разглядеть врага - реальность резко моргнула, и Гримм очутилась под водой, стремительно врывавшейся в ее легкие. В этой воде не было страха - она чудилась такой же естественной, как воздух, и Марджолайн принимала ее со смирением. Вот-вот - и ее уже не будет... но на поверхности, сквозь волны, мелькнула светлая фигура, и окровавленные перья градом посыпались вниз.

***

Марджолайн проснулась. Ничего не изменилось - она по-прежнему ехала в экипаже, напротив расположилась Эрис Тегуэн, за окном широкие луга, заросшие древними кипарисами, уже выдавали за ближайшими холмами первые улочки тесного портового города. Можно считать, они уже добрались.

Она теснее укуталась в шерстяную шаль, заменявшую ей старое-доброе одеяло, и с трудом попробовала вспомнить свое видение. Когда-то она каждую ночь прикладывала недюжинные усилия, только чтобы совершить очередное сознательное путешествие за завесу. Но те времена прошли, и сейчас, когда все сны Мардж естественны, а сама она так же беспомощна перед своим подсознанием, как всякий другой человек, ей почти никогда не удавалось по пробуждении сложить увиденное в единую картину.

И это раздражало. Выматывало.

Девушка сонно уставилась на белокурую попутчицу. За эти несколько дней они посетили два постоялых двора, ели за одним столом, спали в одной комнате, проводили всё свое время вдвоем, но Мардж так и не смогла разгадать Эрис. Она совсем не понимала, что творится в голове наставницы - возомнив себя настоящим знатоком поведенческой аналитики, Гримм столкнулась с одним пренеприятнейшим фактом. Реакции и чувства демонов были обострены, доведены до предела, абсурда, и их понимание буквально стало частью Марджолайн.

Но Эрис была человеком.

Настоящим человеком из плоти и крови, живущим здоровыми мыслями. Как стоило догадаться, здоровые мысли намного менее заметны; а Эрис, черт возьми, была самым настоящим виртуозом в сокрытии своих намерений - совсем не уровень больной затворницы из Деорсы. Когда магесса доброжелательно улыбалась, Мардж не понимала - радость это или натуралистичная маска для чего-то, что ей лучше не видеть? Она постоянно боялась, что Тегуэн недовольна, но не решалась спросить напрямую - это было бы грубо.

Сколько же сложностей с этими людьми.

Всё еще не до конца проснувшись, Марджолайн приступила к своему ежедневному вечернему ритуалу. Поначалу она стеснялась принимать лекарства перед Эрис, но, вроде как, почти привыкла - да и в мутной голове пока не было места сомнениям. Спросоня девушка была ворчливее обычного, и потому мысленно предотвратила своё смущение воспоминанием о том, как надзирательница сама просила держать ее в курсе о состоянии подопечной - значит, и во всех этих медицинских процедурах она не видит ничего зазорного.

Карета остановилась на одном из многочисленных перекрестков, стоило Мардж как раз осушить  последнюю склянку. Относительно взбодрившаяся, она улыбнулась и постаралась доверительно посмотрела в глаз Эрис.

- Я... уже говорила тебе, что была бы рада зайти к моим родителям. Это недалеко, да и, думаю, мы могли бы как раз остаться у них на ночь, если ты не против, - Гримм встала со своей скамейки и приоткрыла дверь кареты, одной рукой придерживая шаль на плечах. В ее голосе звенели воодушевление, неуверенность и, немного, стыд - она понятия не имела, как воспримет ее семья появление двух членов Деорсы на пороге, и примут ли их на ночлег вообще. - Уверена, они тебе понравятся.

0

3

Дорога до Рекна не показалась долгой, по крайней мере одноглазой волшебнице, которая могла найти себе дело, казалось бы, в любой ситуации. В Деорсе это была забота о членах организации, помимо стандартных экспериментов, которые проводились с завидной частотой и редким обучением новичков. В последнее же время Эрис коротала часы за чтением книг, одна краше другой, посвященных различным ритуалам древности, притом, иллюстрированным. И если кто-то в этот момент подумал про красиво нарисованные пентаграммы и свечи, то этот человек жестоко ошибался, ибо в основном на картинках в фолиантах, которые Тегуэн таскала из сундука в карету после каждый остановки, и обратно, были изображены вещи крайне нелицеприятные. Ритуальные круги, каннибализм, человеческие жертвоприношения, словом, все те вещи, которые ассоциировались у обычных людей со словосочетанием «Темный Маг». Не то чтобы ей были интересны подобные темы, не то чтобы Эрис вообще нравились заклинания древности, изрядно приправленные суевериями и не дошедшие до состояния науки и заклятий современности. Если бы кто-нибудь задал ей вопрос на тему, собственно, а почему она вообще читает о подобном, скорее всего, колдунья бы вообще не смогла ответить поначалу, однако, после пары часов размышлений, пришла к выводу, который показался ей вполне логичным.
Навязчивая идея. Ей хотелось помочь. Она знала, что это не в ее силах ,не в ее обязанностях, но почему-то чем дольше они проводили вместе с Гримм времени, тем больше ей нравилось общаться с этой магичкой. После случая с головной болью и чудовищем из океана она даже ни разу не пыталась залезть достаточно глубоко в голову Мардж просто чтобы узнать, взаимны ли эти чувства, но для себя Эрис точно могла сказать, что по крайней мере попытаться помочь в исцелении ей все же стоит. Вполне вероятно, по этой же причине она согласилась на поездку до портового города — постепенно мираж, увиденный в воспоминаниях, искаженных временем и психикой, забылся для Тегуэн, поэтому вариант с помощью вышел на первый план, хотя и был ошибочен в той или иной мере.
Тем  не менее, ни в книгах, ни в голове Гримм ответов на свои вопросы Эрис так и не нашла, постепенно приходя к выводу, что на данный момент никаких подвижек в этом деле с исцелением не будет, пока дуэт волшебниц либо не доберется до Аортэна, либо до Рекна. Но и в этом случае Тегуэн занялась тем, что подготавливала себя к возможному сценарию, где кто-нибудь из них теряется в городе. Слово «теряется» было использовано исключительно для того, чтобы не рассматривать вариант, когда Марджолайн просто нагло сбегает из под надзора Цветочка, которая никогда не бывала в Рекне — в конце концов, никаких следящих амулетов им выдано не было, а Эрис не интересовалась особо ритуалами поиска с использованием тех безделушек, что и так носили представители Деорсы, поэтому в данный момент пришлось выкручиваться своими силами. Запоминать ее мысли, голос, лицо, манеру речи, словом, все то, что составляет личность, чтобы, в случае чего, найти в толпе, в городе, где угодно, достаточно сконцентрировавшись. Хотя, слово «достаточно» здесь бы стоило заменить на «угробив все свои силы и не добившись результата» - опять же, поисковых заклинаний, таких, чтобы ими можно было пользоваться с бухты барахты у Тегуэн не было, и выкручивалась она действительно с помощью окольных путей, но она по крайней мере пыталась. И по крайней мере это занимало ее в те моменты, когда Мардж проваливалась в сон, или же если Цветочек страдала бессонницей из-за трясущейся кареты. Честно говоря, такие длительные переезды вообще не шли Эрис на пользу, поэтому, когда пейзаж за окошком сменился с лугов на дома, волшебница заметно оживилась. А когда карета остановилась и вовсе попыталась выбраться из той, обгоняя Гримм и с вздохом, наполненным счастьем избавления от постоянного сидения, расправила руки, потягиваясь и привыкая к свежему воздуху.
«Свежему».
Пахло рыбой. И морем. И людьми. Всем тем, что было непривычно, честно говоря. Башня была довольно изолированным местом, филиал в Аварине — тоже, будто специально расположенный на тех улицах, что посещались только грузовыми повозками и то крайне редко. Эрис не бывала на рынках, не бывала в бедных районах, не бывала вообще много где — основными местами посещения были библиотеки, магические лавки, и, ну, снова библиотеки. Но когда ей в ноздри ударил этот характерный запах морской живности, ноги почувствовали, как туфли утопают в грязи, разведенной ночным дождем до состояния пюре, а расставленные в разные стороны руки были прокомментированы какой-то прохаживающейся рядом бабушкой «Вот шалопутка, прям на дороге встала!», Эрис поняла, что этот город явно не был ей рад. Улыбка медленно сползла с лица, руки опустились, взгляд стал более осмысленным, а радость от покидания кареты резко заменилась желанием вернуться обратно и больше из нее не вылезать. Никогда. Плечи тоже чуть опустились, видимо, из-за всей безвыходности ситуации, однако, вместо того, чтобы приободриться, магичка только развернулась на 180 градусов и обошла карету с ее задней части — там, где сидел сундук с ногами, попутно бросая ему «сидеть!». Марджолайн тоже уже успела выйти на свежий воздух, но, видимо, на нее Рекн подействовал куда лучше, поэтому, когда Цветочек увидела ее за углом кареты и сделала несколько шагов навстречу, то даже сумела сдержать в себе желание предложить найти гостиницу получше (ведь Рекн был городом, а в городах можно было и не перебиваться захудалыми дорожными постоялыми дворами, в которых они и так уже успели провести пару ночей), поправляя плащ так, чтобы он снова закрыл левую руку.
- Я не против, но, думаю, неплохо было бы рассмотреть еще и вариант, чтобы осталась у них только ты. - все еще слегка потягиваясь произнесла Эрис, осматриваясь и потирая правой рукой затекшую шею — дорога не показалась долгой, но долгой она все же была — Не подумай, что я отказываюсь от гостеприимства, просто предполагаю, что гости не всегда могут быть своевременными. -
Она прекрасно помнила момент, когда одна из старших сестер вернулась домой после какого-то задания в гильдии авантюристов — это был тот редкий момент, когда младшая из трех сестер Эрис приехала на время домой из Башни, забросив учебу, просто чтобы повидаться с мамой и папой, и в тот момент, когда Сигги появилась на пороге, все внимание было приковано только к ней. Ведь она выполняла опасную работу, а не медленно мариновалась в застенках с колдунами. Вполне вероятно, родителям Гримм, какими бы милыми людьми они ни были, вряд ли захочется проводить время с кем-то, кроме своей дочери, поэтому Эрис и потратила кучу времени на то, чтобы найти способ вычленить из кучи населения Рекна именно Мардж, в случае, если ее нужно будет найти по утру. Благо, к другому сценарию она также была полностью готова, поэтому успела хоть немного обратиться к небольшой записной книжке, куда обычно записывала правила этикета — как и большинство людей, Цветочек часто судила всех по себе, поэтому ей в голову не пришло, что семья Гримм может быть не благородных кровей. Местный район, правда, где они остановились, немного вернул магичку с небес на землю, но зазубренный этикет в голове все равно остался.
Еще один глубокий вдох - после третьего такого рыба уже не казалась такой вонючей, казалось бы, Эрис даже начала привыкать, и это и помогло ей снова натянуть улыбку, с которой можно было встречать новый день (а точнее, новый вечер) и, отвлекшись от созерцания окрестных зданий, волшебница снова повернула голову к своей спутнице:
- В любом случае, я буду рада с ними увидеться. - нейтральная фраза, но в голову Цветочку ничего в тот момент не пришло, что могло бы хоть немного приободрить Марджолайн. В конце концов, она прекрасно знала, что возвращаться домой иногда тяжело. А если Гримм никому не рассказывала о своей болезни, да и вообще о том, почему она заехала в Рекн, то ей было тяжелее... ну, в десятки раз, возможно. О таких цифрах, честно говоря, у Тегуэн времени задумываться не было.

+1

4

Она вышла из кареты следом за наставницей, неуклюже нырнув во все многообразие запахов и видов Рекна. Марджолайн приземлилась не слишком изысканными сапогами прямо в густую, влажную от прошедшего дождя грязь, и та украсила подол ведьминского платья небрежными брызгами. Заметив это, девушка резко повернулась к Эрис - Гримм испугалась, что испачкала и ее тоже, но, к счастью, жертвой непогоды стала она одна.
Их окружала толпа. Мардж заметила это только спустя несколько мгновений; жители сновали от одной помятой лавки к другой, на перекрестке стоял жуткий шум голосов. Перешептывания старух смешивались с навязчивыми криками торговцев, со всех сторон повторявших:

- Лучшая кожа от Рекна до Нортрана!

- Надежная защита от любой угрозы - мечи...

- Настоящие специи из Ишехана!

Разумеется, специями в большинстве случаев оказывалась подкрашенная мука, а мечи гнулись при первом же контакте с материалами тверже бумаги, но никого в Рекне это не беспокоило. Уж точно не в этом районе. Люди здесь были помятыми и печальными - как раз такими, какими их запомнила Мардж. На немытых лицах застыл месячный слой пыли, брови хмурятся домиком, недоверчивые взгляды выжигают любого подозрительного незнакомца исподлобья. Тегуэн, кажется, даже кто-то сделал замечание - Марджолайн не расслышала, в чем же упрекнули магессу, но напряглась от самого факта недоброжелательности окружающего мира к ни в чем не повинной женщине.

Но всё же это была ее Родина, и колдунья ждала возвращения к ней долгие годы. Вся эта враждебность, пронзительный аромат йода и соли в воздухе, нищенские деревянные лачуги - все они были настоящими, действительно живыми, и их буйство сложно было сравнить с оживленностью трактира при дешевом постоялом дворе. Марджолайн заметно расслабилась; она была дома. Она знала, пожалуй, все возможные паттерны поведения среднестатистического жителя Рекна, и даже несмотря на столь долгое отсутствие Мардж до сих пор чувствовала себя в своей тарелке.

- А? Ну... - как бы ни было ей легче, на горизонте всё равно маячила одна насущная проблема. - Хорошо, не волнуйся, я... если что, я доведу тебя до гостиницы.

«Если она все еще там.»

Мардж осмотрелась вокруг и усилием памяти заставила себя сориентироваться в пространстве. Она негласно повела Эрис за собой, торопливыми шажками забредая в тонкие улицы, периодически натыкаясь на тупики и огибая самые людные места - она так же помнила, что у лавки Гримм никогда не было много покупателей.

Солнце уже садилось, окрашивая небо нежным розово-фиолетовым переливом. Надо торопиться - после закрытия магазина встреча с родителями станет еще более неловкой. Мардж не писала им уже около трех лет, и последняя весточка от нее лишь сухо извещала семейство о простуде дочери - ее писал один из учителей волшебницы, когда та уже окончательно слегла с температурой. Старшие Гримм не знали ни о болезни своего отпрыска, ни, пожалуй, даже жива она или нет.

Но Мардж надеялась на лучшее - они ведь должны были ее ждать!

И вот, наконец, среди бесконечных рядов торговых палаток, она заметила свою - ту самую, у которой Мардж проводила большую часть своего времени в детстве. Она совсем не отличалась от остальных торговых точек и, более того, совсем не изменилась за эти почти десять лет - те же хлипкие доски подпирают тонкий тканевый навес, оберегающий товар от дождя и излишне жаркого солнца, та же не вызывающая аппетит рыба с посеревшими жабрами на прилавке...

Было лишь одно «но».

За прилавком никого не было. Ни матери, ни отца. Марджолайн неуверенно улыбнулась Эрис и жестом показала нечто вроде «сейчас, одну минуту». Ведьма подошла поближе - Гримм жили в доме прямо за их лавкой, но сейчас окна зачем-то были завешаны простынями. Она заглянула вниз, за разделочный стол, и увидела там...

Мальчика. Ребенка лет семи-восьми - он тихо дремал, спрятавшись за горой рыбы, за которой его, видимо, приставили следить. Марджолайн подумала, насколько же безрассудно оставлять такого кроху что-либо сторожить, и легонько толкнула его рукой.

- Извини, ты не знаешь, где я могу найти Мистера или Миссис Гримм? - она не очень любила детей, и это явно слышалось. Мардж боялась получить в ответ вымогательство денег (которых у нее вовсе не было, даже на подаяние маленькому бедняку) или дурацкую шутку, но юный собеседник тут же встрепенулся, точно щенок, и серьезно спросил:

- Вам срочно?

Она переглянулась с Эрис и кивнула.

Мальчик встал с наспех сбитой табуретки и уже собрался было вести путниц к начальству, когда наконец смог хорошенько разглядеть Эрис. Он осматривал ее снизу вверх - и поначалу в его взгляде читалось восхищение ее красотой, но как только он встретился с ней глазами, он вскрикнул и в ужасе отступил.

- В-вы что такое?! Уходите! Уходите, я сказал!

Он изо всех сил хотел выглядеть грозно - весь покраснел, чуть не плакал, но, поняв, что прогнать «чудовище» ему не удастся, он резко забежал в дом. Марджолайн тяжело вздохнула и виновато пожала плечами, не решаясь ничего сказать Тегуэн. Черт, как же ей неприятно, наверное... А всё из-за несносного оборванца.

- Мама, ма, ма! Прогони ее, и ее тоже! - мальчик вышел на порог и ткнул пальцем в ведьм. - Они нас убьют, ма, они, наверное, демоны!
За руку он держал Катарину Гримм. Женщина застыла, увидев «демонов», а ее сын расплакался и прижался мокрым лицом к ее фартуку.

Отредактировано Marjoline Grimm (2018-01-06 14:53:15)

+1

5

Рекн не был похож на те города, что видела Эрис, детство которой проходило на севере, юность в Башне, а остальное... Ну, трудно сказать, учитывая, что она металась по миру не столько ради приятных мест, сколько по делам, да и вообще проводила большую часть времени в Аварине. Портовый город, возможно, показался ей странным еще и потому, что видела она его не со стороны приезжей туристки, что видела только гостиницы и трактиры, а будто бы глазами нищей, сразу представшей перед самыми правдоподобными трущобами, которые Эрис даже в Аварине не видела, не то что в Нортране. И, честно говоря, эти виды производили некоторое впечатление.
Путь, правда, вел двух волшебниц далеко  не через широкую улицу, по которой они ехали — напротив, черный силуэт Марджолайн первым же делом скрылся за поворотом в какой-то переулок, заставляя Тегуэн поспешить и, иногда отвлекаясь на высокие и покосившиеся строения, будто нависающие над любым, кто осмелился пройти по тем или иным улочкам, рассматривать не столько городские пейзажи, сколько, скорее, городские миниатюры. Они двигались быстро, намного быстрее, чем предполагала Цветочек, честно говоря, время от времени дивящаяся тому, как обычно болезненная на вид Гримм будто активировалась, но, в целом, и это было объяснимо — видимо, тем городом из ее головы все же был Рекн, разве что ничего из того, что видела сейчас Эрис, не подходило под описание тех мест, что она успела заметить до встречи с чудовищем из морей. Все же ее куда больше настораживало именно то видение, чем факт, что уже спустя пять минут хождения по улицам волшебница вообще не могла сказать, где их карета и в какой части Рекна они находятся — казалось, что Мардж ведет ее куда-то, откуда вернуться будет крайне сложно, однако, даже не смотря на растущее чувство недоверия и желание поскорее поймать больную магичку за руку и остановить ее, Эрис продолжала идти вперед, аккуратно переступая лужи и стараясь обходить стороной слишком большие скопления грязи. Туфлям, конечно, это бы уже не помогло, ибо за время этой короткой прогулки они уже приобрели коричневато-бежевый оттенок, однако и их можно было позже почистить, а вот полы платья, кажется, отстирать будет много труднее.
Вскоре, они все же вышли к месту, которое в своей голове Тегуэн могла отметить как-то иначе, чем «какой-то переулок». Это был рынок. По крайней мере, так показалось Цветочку, которая видела рынки Нортрана — те же ряды, те же крытые палатки, тот же ассортимент, местный, правда, имеющий в наличии скорее больше рыбы, чем мехов или вяленого мяса. Но это точно был рынок, спутать такое было просто невозможно, разве что в Рекне он периодически перемежался деревянными домами, стоявшими поодаль друг от друга — вероятно, раньше здесь была некая площадь или еще какое-нибудь важное место, и оно наверняка носило какое-то название, со временем потерявшее смысл для современности, но все же сохранившееся. Спросить о нем, правда, Эрис не успела — Мардж не сбавляла темп, скорее, рынок даже ускорил женщину, заставляя Тегуэн переходить на еще более торопливый ход и выругаться про себя, что подобной прыти требовать от леди в ее-то одеждах слегка нагло. Но высказать недовольство ей так и не удалось, в основном по той причине, что остановись она хотя бы на мгновение -и  осталась бы в городе одна, что для человека, которому доверили вообще-то следить за кое-кем, было бы непростительным непрофессионализмом. Это, а еще ей не хотелось потеряться.
Тем не менее, долго идти не пришлось — в какой-то момент Гримм остановилась возле одного из прилавков, стоящих обособленно и прилегающих к небольшому домику, слегка выпирающему из ряда других таких же зданий на краю рынка, и, еле сдержав вздох облегчения от того, что бежать ей больше не придется, Тегуэн уже сбавляя шаг нагнала остановившуюся Марджолайн и с хорошо скрытым недовольством от прогулки подошла к своей подопечной и какому-то мальчику.
Который, в свою очередь, вскрикнул. И это было неожиданно. Честно говоря, Тегуэн даже не сразу его заметила — просто окинула на ходу взглядом прилавок, взглянула на дом, и вдруг в какой-то момент со стороны входа вдруг слышится детский испуганный голос, заставляющий волшебницу подпрыгнуть и приложить титанические усилия для того, чтобы поднять ввверх в жесте «сдаюсь» только правую руку, а левую оставить под плащом. Единственный глаз Эрис тут же нашел причину шума и с некоторым испугом уставился на мальчишку, словесный понос которого, казалось бы, уже было не остановить, не смотря на робкие попытки Цветочка:
- Я не... эм... - слова упорно не находились — в некоторой панике Тегуэн даже перевела взгляд на Мардж, но, судя по виду той, больная колдунья тоже не была готова к подобному приему со стороны молодежи, а это значило, что и у нее не было ответов, откуда такая реакция, и эта реакция стала еще хуже, когда этот ребенок вернулся со взрослой — Мы не демоны, и не пришли сюда со злыми намерениями... -
Она нервничала. Правая рука все еще была согнута в локте и показывала ладонь неизвестной женщине и ребенку, к которому ее привела Гримм, будто показывая, что оружия у Тегуэн нет. Его действительно не было — магический меч, заменяющий классический посох, остался у Транки, да и вообще выглядела Эрис довольно цивильно. По крайней мере белое платье и плащ, скрывающий левую часть тела и черный протез, никуда не делись, да и вообще выглядела она довольно таки неплохо, смахивая именно что на аристократку, хотя, возможно, в этом и была проблема — Цветочек слишком сильно выделялась. Даже не считая бутона в глазу.
Но, если честно, пугало Тегуэн не это, а фраза про демонов.
У детей была разная реакция, когда они ее видели. Девочки обычно говорили, что ее цветок очень красивый, спрашивали, не больно ли ей было. Мальчики видели протез и тут же сообщали, что хотят такой же. Некоторые пугались, но это был скорее инстинкт недоверия чужим и незнакомым взрослым. Даже ученики Башни не орали во всю глотку при виде цветочной леди, а когда та улыбалась и показывала, что на самом деле является таким же человеком, как и они, просто с некоторыми особенностями, то общение и вовсе налаживалось. Но крик про демонов... Конечно, она знала, что от нее постоянно «несет» Тенью, и что магический фон, окружавший ее, гудит так, будто Эрис каждую минуту плюется огненными шарами, но почуять подобное, даже ребенку, было довольно таки маловероятно. И все же слишком странно, чтобы быть просто совпадением, и, если это не было совпадение, Тегуэн прекрасно знала, к чему приведет такая «чуткость» в подобном возрасте — в лучшем случае к Башне, в худшем к «спаленному дому». Или району.
Цветочек медленно опустила руку — вроде бы, момент паники закончился. Еще раз бросила взгляд, не поворачивая головы, в сторону Мардж. Теперь было ее время говорить, сама Эрис себя ощущала здесь явно лишней.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Нынешнее время » 17.07.1213. Дорога из желтого кирпича


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC