http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/37439.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/56344.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 08.10.18

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт.

Разыскиваются желающие помастерить и погмить!
Внимание! Идёт перепись эпизодов и акций в данной теме.

Жанр: фэнтези приключенческое;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме и рисованные арты.

Настоящее время в игре: январь 1214 г. - сентябрь 1214 г.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP







Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 23.04.1213 - Как снег на голову


23.04.1213 - Как снег на голову

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1. Дата и время: 23.04.1213

2. Место действия | погода: Остров Кранер-Рокоса, город Рокс.

3. Герои: Кэйтарайн Файрфлай, Эрик Гёкте.

4. Завязка: в городе Рокс сегодня переменная облачность, солнечно, возможны осадки в виде падающих девочек-волшебниц.

5. Тип эпизода: Личный

+1

2

Этот день начинался настолько скучно, насколько это вообще возможно в Гильдии Магов. Казалось, что сегодня все преподаватели решили попрактиковаться в сонной магии, ибо иначе нельзя объяснить их до невозможности нудную бормотню, кроме зевоты ничего не вызывающую. Поначалу Кэйт даже пыталась что-то записывать, но когда ещё и перо вдруг сломалось, она просто остаток занятий мечтательно глядела в окно. Не успел учитель объявить, что занятия на сегодня окончены, Кэйт, уже заранее сложившая книжки и письменные принадлежности в сумку, стремглав вылетела из аудитории. Всего пару раз в неделю Кэйт дозволялось пользоваться своими способностями. Сегодня как раз такой день. Когда все ученики, весело болтая, не спеша побрели на обед, Кэйт, игнорируя позывы желудка, крайне возмущённого столь легкомысленным поведением хозяйки, молнией добежала до своей комнаты, взяла всё необходимое и, не сбавляя скорости, помчалась к кабинету деда. Сегодня именно он должен был следить, чтобы Кэйт ничего не взорвала, пытаясь колдовать.
Наконец, Кэйтарайн добежала до заветной двери. Немного отдышавшись и приведя немного растрепавшиеся под шляпой волосы в порядок, она с гордым видом постучала в дверь. Не получив ответа, Кэйт, теперь уже с озадаченным лицом уверенно стукнула два раза. Затем, когда ответом вновь стала тишина, она очень настойчиво побарабанила в эту дверь двумя руками. И дверь внезапно отворилась. Да так, что барабанившая девочка чуть по инерции не влетела внутрь. Сумев сохранить равновесие, Кэйт подняла голову и уже приготовилась поприветствовать деда, да вот только перед ней стоял совсем другой человек. Он вопросительно смотрел на незваную гостью. Она непонимающе смотрела на него. Эта немая сцена продлилась несколько секунд, после которых Кэйт сумела сказать своё многозначительное:
- ой…
- Эй, девочка, тобой выбрана неправильная дверь – причудливо заговорил мужчина – клуб алхимического ремесла на два этажа ниже.
И захлопнул дверь, оставив Кэйтарайн недоумевать, ведь под ними был лишь один этаж, если не считать подвала. Бессмыслица какая-то.
Юная волшебница постояла в недоумении какое-то время, после чего стала искать нужную дверь уже более внимательно. И, наконец, нашла. Только теперь Кэйт была уже не так уверена, поэтому осторожно занесла руку и тихонько стукнула. Дверь, легонько скрипнув, приоткрылась. Кэйт решила, что это колдовство деда и он её уже ждёт, потому тут же зашла внутрь. Но в комнате никого не оказалось. Однако это точно был его кабинет – Кэйтарайн прекрасно помнила, как он выглядит изнутри. Странно, что деда нет на месте. Скоро, наверное, вернётся. Кэйт решила подождать его возвращения прямо тут. А заодно поразглядывать всякие безделушки, в избытке лежащие на стеллажах у стен. Здесь и какие-то магические устройства, и черепа существ, которых они изучали только на занятиях, и даже несколько загадочных разноцветных сияющих кристаллов. Юная волшебница, очарованная ими, решила подержать один, но стоило ей к нему прикоснуться, как он вдруг замигал, затем изменил цвет с зелёного на чёрный, а потом и вовсе потух.
- ой…
Кэйт резко передумала брать его в руки и задвинула его в самый дальний и тёмный угол стеллажа. На этом она бы и завершила осмотр, но её внимание привлёк какой-то странный звук. Тихий, едва уловимый, но постоянный монотонный звон шёл со стороны полки, заваленной рукописными книгами. Подойдя, она обнаружила лежащий на ней небольшой кулон, состоящий из фиолетового камня-светлячка и золотистой оправы в виде драконьей лапы. Похоже, звук исходил от него. И было в этом звуке что-то другое, словно зовущее девочку. Кэйт вдруг очень захотелось взять его и руки сами потянулись к заветной блестяшке. Юная волшебница едва коснулась камня, как вдруг браслеты на её руках вспыхнули а камень засиял ярко-ярко, что девочка одёрнула руку, чтобы заслонить глаза от слепящего света. А спустя мгновение вдруг осознала, что под ногами ничего нет. Буквально.
Открыв глаза, она вдруг увидела море, где-то далеко сливающееся с плотной белой пеленой тумана.
«Что?»
Кэйт быстро метнула взгляд наверх, но вместо высокого каменного потолка она увидела глубокое синее небо с пушистыми белыми облаками.
«ЧТО?»
Шляпа, под напором восходящих потоков воздуха слетела с головы. Девочка, уже начиная подозревать о том, что происходит, посмотрела вниз. Где-то там внизу раскинулся городок. И он начинал понемногу приближаться.
«ЧТО ЗА ЧЕРТОВЩИНА?!»
Ещё пару мгновений назад Кэйт стояла в кабинете деда, а теперь она падает неизвестно где? Как такое вообще возможно?! Быть может, это сон?
Кэйт закрыла глаза и больно-больно себя ущипнула, после чего, с надеждой открыла один глаз. Но нет – город неумолимо приближался. Если ничего не предпринять, то совсем скоро Кэйт превратится в блинчик. Нужно было срочно как-то затормозить. Кэйт, недолго думая, схватила болтавшуюся на ремешке в воздухе сумку, достала оттуда палочку и вновь посмотрела вниз. Там она уже отчётливо видела идущих по улицам людей. Падать оставалось недолго. Кэйтарайн прокричала первое же вспомнившееся заклинание полётной магии. Затем сразу же ещё одно. И ещё. Она беспорядочно накладывала полётные чары на себя и одежду, чтобы замедлить падение. А под конец, когда земля была уже совсем близко, девочка закрыла лицо руками и закричала.
Несмотря на беспорядочность действий и почти полное отсутствие концентрации, чары её частично подействовали. Падение действительно замедлилось, хоть напуганная Кэйт этого и не поняла. Если бы она в панике не закрыла глаза, то вполне могла бы приземлиться на ноги, даже ничего не сломав. Также увидела бы она внизу прямо под собой человека в большой шляпе, мирно шедшего по своим делам.
И вот, наконец, приземление. Кэйт всем телом ощутила удар, который, на удивление, оказался довольно мягким. Она замолкла и боязливо приоткрыла один глаз. Она увидела стену какого-то обшарпанного домика перед собой. Высоко над ней всё так же тихо и мирно плыли облака, а внизу была земля. На удивление мягкая земля. Кэйт повернула голову и увидела. Что лежит на чьей-то спине. Ещё несколько мгновений понадобилось на то, чтобы осознать, что она упала на человека.
- ой!.. – уже третий раз за день это страшное слово вырывалось из её уст – п-простите!
Кэйт быстро вскочила на ноги, отметив про себя, что тело почти не болит после падения. Она быстренько огляделась по сторонам и, увидев, что на этой маленькой тесной улочке больше никого нет, махнула палочкой, тихо прошептав наговор снятия собственных чар, после чего палочку спрятала в сумочку.
- Вы в порядке? Вам помочь? – неуверенно, боязливо обратилась Кэйт к человеку, на которого упала – простите, ради всего святого, я… я ненарочно!
Сказала она и медленно попятилась назад, моля всех богов, чтобы этот человек сейчас просто молча встал и ушёл, не добавляя ей проблем.

Отредактировано Cateyrin Firefly (2018-01-03 09:51:13)

+3

3

Что может быть хуже, чем выбивание мелких долгов из дурачков, не сумевших вовремя совладать со своей страстью к азартным играм? Только самому стать стать одним из них!

Параноидально оглядываясь, Гёкте успешно преодолевал городские улочки в надежде целым добраться к месту проживания своего давнего приятеля, способного вывезти горе-стражника куда-нибудь подальше с этого проклятого острова. Ещё несколько часов назад всё было замечательно: Эрик, активно подрабатывающий местным громилой в силу отсутствия профильных заказов, с нескрываемым удовольствием размял кулачки об очередного должника, уже несколько дней как торчащего местным боссам крупную сумму за проигранную карточную партию. Оставалось просто пойти домой и немного поспать перед вечерним визитом к другому похожему бедолаге, но...  довелось посетить таверну и принять дружеское предложение поиграть в кости на деньги.

Гёкте все проиграл. Деньги, выкупленный уголок в захудалом домике на окраине, оружие, даже свою одежду — всё это технически ему уже не принадлежало. Эрик героически дошёл до самого финала в импровизированном мини-турнире, где внезапно для себя вошёл в невероятный кураж, поставил всё на кон и проиграл двухметровому крылатому столбу, после каждого хода мычащему нечто нечленораздельное о собственной принадлежности к семье потомственных дровосеков. Некоторый процент полагался владельцам таверны, поэтому Гёкте почти моментально попытались скрутить, разоружить и отлучить от имеющихся денежных средств (раздевать вроде бы пока не собирались). Что ещё оставалось делать? Эрик дрался, как дикий зверь, много кричал и рычал, тыкал людей рапирой прямо в пятки и очень активно кидался бутылками спиртного в подвижные и неподвижные цели. Чудом вырвался и чуть не потерял свою шляпу... но всё только начиналось.

Ненавижу дровосеков.

Гёкте понятия не имел, почему часть долга с него захотели взять прямо в таверне — может, это была стандартная практика для проигравших слишком много людей, а может просто разыгралась чья-нибудь скрытая личная неприязнь. Он и не рассуждал об этом особо, пока вдруг не оказался придавлен к земле чьей-то костлявой тушей. В лежачем полубессознательном состоянии рефлексия о причинах произошедшего в таверне почему-то показалась невероятно увлекательным занятием... а потом Эрик услышал чей-то невинный писклявый голос. Такие на Кранер-Рокоса нечасто и услышишь-то: последний ребёнок, с которым горе-стражник контактировал, нагло пытался стащить с него сапоги, попутно отвешивая некультурные комментарии в адрес его матери.

Со старческим кряхтеньем и оханьем Гёкте поднялся с земли, игнорируя многочисленные извинения, поправляя шляпу и гордо стряхивая с плаща пыль. С необычным запозданием до него начало доходить и раздражение, традиционно не покидавшее его уже последнее пятилетие.

Ненавижу детей.

- Т-т-тыы, — со скрипом на зубах протянул Эрик, ткнув пальцем в сторону ребёнка, - да как ты...
Сколько бы Гёкте не злился, он всё ещё не был готов принять роль плохого парня, способного бить незнакомых детей без явной на то необходимости. Вот если бы на него сейчас свалился дровосек...

Горе-стражник сделал медленный вдох и выдох в попытке успокоиться, всё ещё не сводя с незнакомки взора. Стало легче, но вопросов резко прибавилось. Что у неё за наряд? Зачем она в такой одежде ползает по крышам (по крышам ли)? И что за такую... вспышку энергии Эрик почувствовал в момент, когда это костлявое тело решило рухнуть на него с небес?

- Так или иначе, как твоя сек... - не то, - то есть, слышь... ты чё? Где твои родители?
Не то чтобы в городе был недостаток сирот без кого-либо за своей спиной, но одевались они явно не так аккуратно и говорили не столь вежливо. Эрик не собирался задерживаться здесь более чем на минуту, но почему-то не смог уйти без хотя бы какого-то вменяемого ответа. К тому же, эта вспышка энергии... ему показалось, или демон тоже что-то почувствовал?

Совсем недавно восстановленное настроение сразу ухудшилось, когда в десятке метров послышались агрессивные мужские возгласы. Гёкте не был уверен, что это именно его гости — по приблизительным расчётам у него ещё имелся достаточный запас времени, ибо он поругался далеко не со всем городом, а лишь с одной конкретной шайкой. И даже не убил никого, слава богам.

Бежать в любом случае было бесполезно, поэтому Эрик мягко положил руку на рукоять и продолжил ждать. Если они идут за ней, а не за ним, то Гёкте хотя бы сможет напоследок ознакомиться с обстоятельствами ещё одного спектакля, непроизвольным наблюдателем коего вдруг выступил.

Ненавижу спектакли.

Отредактировано Gyokte (2018-01-05 09:55:54)

+4

4

Будучи ещё мелкой семилетней бандиткой, Кэйт активно промышляла детским разбоем. То на рынке помидорку сопрёт, то собъёт на полном ходу кого-нибудь и тут же умчится, даже не извинившись, то вообще совершит страшнейшее на свете деяние – украдёт у брата сладкий рулет. Воздаяния за такие кошмарные проступки временами доходили до Кэйт, обычно принимая форму отцовского ремня. Тогда, в детстве, такое наказание казалось страшным. Однако всё это меркнет по сравнению с тем, устроят с ней в Гильдии Магов, если узнают о произошедшем. За одно лишь своё падение Кэйт нарушила эдак с дюжину предписаний Башни. Это уже не говоря о том, что она без спроса активировала тот артефакт, из-за которого всё, собственно, произошло. Оправданий никто и слушать не станет. Хотя, если они не узнают о применении ею магии, тогда, быть может, обойдётся всего лишь выговором. Возможно никто даже и не заметит её исчезновения и Кэйт успеет вернуться до того, как спохватятся? Ну, а что, вполне себе вариант!
План отличный, можно действовать, однако есть одна загвоздка – угрюмый мужчина в стильной широкополой шляпе. Кто он? Действительно, этот человек может оказаться кем угодно. Обыкновенный прохожий? Едва ли, одет он отнюдь не как житель столицы. Да ещё и вооружён! Кэйт заметила изящную рукоять, блеснувшую на поясе, когда мужчина поднялся с земли. Стражник? Едва ли – стража в Аварине носит свои, особые гербовые доспехи. И уж точно никто из них не носит такие шляпы. Зато есть целая гильдия любителей подобных головных уборов. Он маг? Крайне непохоже, но волшебники, особенно те из них, кто постарше – люди со своими тараканами в голове и могут выглядеть как угодно. А что если…
«Он один из Героев?..» - подумала Кэйт и с придыханием стала разглядывать мужчину в шляпе, но, услышав отнюдь не героическое кряхтение и очень странные попытки наехать на девочку, – «да не, бред какой-то…»
- То есть, слышь… ты чё? Где твои родители?
Вопрос вполне закономерный, но Кэйт уже не особо ожидала его услышать. Она готовилась выслушивать долгую нудную тираду, ругань, требование компенсации за ущерб, однако когда мужчина, сначала попытавшись как-то неуверенно наехать, затем сказав нечто и вовсе бессмысленное, вдруг проявил некоторое подобие заботы, Кэйт даже несколько растерялась. И действительно, где они?
- Дома, наверное, папа лес рубит… – как-то на автомате ответила Кэйт, на мгновение замолкла и наконец вспомнила, что ей вообще-то выбираться отсюда нужно – ой, простите, а… где я? Это же Аварин, да?..
Кэйт нахмурилась. Свой недолгий полёт она помнила весьма отрывочно, но образ моря с пеленой тумана и плотного зелёного-зелёного леса вокруг города врезался в память прочно. Никаких просторных лугов с подлесками и рощицами, никаких белокаменных башен столичного замка она не заметила. Да и какой это Аварин, если рядом было море.
«Куда же меня занесло?..» - продолжала думать Кэйт. На ум приходил только Рекн – большой город рядом с морем. Одна из подруг Кэйт приехала учиться в Гильдию как раз оттуда. Если это так, то ни о каком «вернуться до того, как спохватятся» уже не может быть и речи. Сейчас хотя бы просто суметь вернуться.
- Скажите, а где здесь ближайший филиал Гильдии Магов? – Обречённо выдохнула Кэйт, неловко потупив глаза в землю. Мало того, что упала на человека, так ещё и расспросами теперь донимает.
- Ах, вот ты где! – вдруг послышался чей-то грубый и до жути неприятный голос.
Кэйт подняла взгляд и увидела слева двух мужчин, одетых в до неприличия грязные и затёртые костюмы, которые, при должном уходе, вполне могли бы войти в гардероб какого-нибудь дворянина. Один из них, который потолще, но пониже ростом, тыкал пальцем куда-то в сторону Кэйт. Девочка от неожиданности растерялась ещё больше. Неловким движением она указала на себя и спросила:
- Я?..
Ответа не последовало. Вместо этого она услышала за спиной чьи-то торопливые шаги. В эту же секунду те двое рванули с места и на скорости промчались мимо обескураженной Кэйт. В нос тут же ударила сильная вонь, исходившая от них, отчего девочка закашлялась и стала ладошкой махать перед лицом. Обернувшись, она увидела, как те двое нагнали какого-то оборванца эльфа, прятавшегося в куче мусора, среди которой Кэйт его поначалу даже не увидела.
- Сальери передаёт тебе привет – насмешливо сказал толстяк, после чего другой громила сильным ударом повалил эльфа на землю и те вдвоём принялись пинать громко воющую с мольбами о пощаде жертву.
- Да что это… здесь вообще происходит?! – голос Кэйт дрогнул, когда громким полушёпотом она невольно озвучила свою мысль - Где я?..
Шляпа юной волшебницы с тихим шелестом приземлилась на покатую ржавую черепицу дома и, проехав немного, остановилась на самом краю, одной полой свиснув в сторону узкой улочки, где два бандита с упоением колотили свою жертву.

Отредактировано Cateyrin Firefly (2018-01-04 21:41:45)

+4

5

Боги, верно, испытывали его терпение.

Эрик предпочёл не комментировать слова навязчивой собеседницы о занятости её отца, а вот вопрос про их текущее местоположение проигнорировать уже не смог.
- В Аварине? Нет, не в этой помойке, спасибо богам, - Гёкте тихо усмехнулся, не особо заботясь о дружелюбии, но и к откровенному хамству пока не прибегая, - ты что, с небес свалилась?
Вопрос не был буквальным... изначально. А затем наскоро сказанная фраза вдруг обрела странный смысл.

Эрик осторожно выставил правую руку вперёд, словно бы прося ребёнка на секунду замолчать, и медленно поднял голову вверх. Затем, прищурив левый глаз, ненадолго уставился на собеседницу и снова уткнулся взглядом в небеса. А вот спокойно додумать мысль уже не дали — последовал вопрос про Гильдию Магов.

- Во-первых, слышь, не перебивай, пока взрослые думают, - горе-стражник не смог удержаться от хамства из-за нахлынувших воспоминаний: во времена его недолгого брака свора спиногрызов, наделанных его ненаглядной избранницей ещё задолго до знакомства с ним, о вежливости и разговорном этикете тоже предпочитала не вспоминать. Они и таких слов-то, наверное, не знали, а Эрик так и не нашёл способа это исправить.
- Во-вторых... - Гёкте было замешкался на секунду, стараясь подать дальнейшую информацию в концентрированном виде, но развернувшееся представление без внимания оставить не смог. Радовало, что с ним эта заварушка всё-таки оказалась не связана; огорчало, что избиваемого эльфа Эрик неплохо знал и даже не считал полнейшим подонком. При иных обстоятельствах он мог бы попробовать заступиться... но, вероятно, несколько добрых попоек в таверне нельзя считать весомым поводом для траты столь драгоценного сейчас времени.
А пустословие с маленькими девочками можно таковым считать?

Эрик деловито кивнул в согласии с собственными мыслями и, приблизившись к собеседнице, присел на одну колено.
- Слушай сюда. Внимательно, - грубо ткнул девочку пальцем в лоб, стараясь полностью переключить её внимание с происходящих вокруг событий, - Местечко, в котором мы сейчас пребываем, — остров Кранер-Рокоса, город Рокс. Ты могла слышать об этом месте в каких-нибудь детских сказках про пиратов или в другой чепухе, - поднялся с колена, уже получив необходимый эффект, - ближайший филиал башни вашей... да Скорм его знает, где он. Далеко, не здесь. Типа, ну, твой филиал в другом замке, понятно объясняю?
Был у того бестактного прикосновения ко лбу ребёнка и другой мотив — Эрик должен проверить, почувствует ли он вновь ту же магическую силу, какая предвиделась ему при первом контакте с упавшим с крыши (или всё-таки с неба?) телом. Эффект оказался даже сильнее: антимаг чуть не обжёгся, пусть руку в тот момент и не отвёл.

Что-то не так с этим ребёнком; но кого волнует, да?

- Короче, времени нет на тебя больше. Видела, откуда я пришёл? Метров пятьсот в том направлении идёшь, будет мелкий трактир. Там на вывеске рисунок человека с перекачанными губами и в голубой кристальной броне, легко заметить, - Эрик приходил в это излишне толерантное место лишь для того, чтобы разбить кому-нибудь лицо во времена бытовой скуки, но из всех заведений на острове только оно отличалось хотя бы минимальной лояльностью к детям, - с трактирщиком поболтаешь, может даст тебе работы. На скопленные деньги укатишь в филиал свой или куда-то там.

Прощаться Эрик не стал — просто продолжил дорогу быстрым шагом, чтобы не тратить время на новые вопросы. Он и так потерял слишком много драгоценных минут: вполне возможно, что этот бестолковый разговор обойдётся ему несоизмеримо дорого. Особенно если его оппоненты впоследствии убедят местного барона в том, что с ним нужно сделать что-нибудь нехорошее в назидание остальным нарушителям порядка... Благо, мелкие частные конфликты на острове обычно не преследовались.

И всё-таки.

Эрик вдруг остановился в раздумьях о том, что эта маленькая девочка смогла бы навсегда избавить его от необходимости постоянно побираться мелкими магическими побрякушками для удовлетворения демонического голода. Ей ведь это бы никак не навредило, с таким потенциалом она даже не почувствует тех потерь, которые обеспечили бы Эрика необходимой энергией на многие недели вперёд!

«Да не. В другой раз»: отрезал Гёкте, отбрасывая сомнительные задумки об эксплуатации детей и возвращаясь к более актуальным в текущий момент заботам.

+3

6

«То есть как это, Кранер-Рокоса?» - подумала девочка, потирая лоб, пострадавший от бесцеремонного тыканья в него пальцем.
И действительно, она слышала это название, и даже не единожды. В первый раз оно засветилось в одной из тех книжек, что несколько лет назад притащил ей домой дед. Там рассказывалось об искателе приключений по имени Нэйтан Дрэйк, который охотился за сокровищами на таинственном острове Черепа. Остров тот был пристанищем злых пиратов, которые всю дорогу пытались помешать отважному авантюристу. В той книге именно они называли остров Кранер-Рокоса. Второй раз это название она услышала уже много лет спустя, на уроках географии. Учитель как-то вскользь упомянул про вечно окутанный туманом остров где-то далеко в юго-восточных морях. Дескать, никто толком не знает, где он находится, что контингент там обитает маргинальный, да и вообще место гиблое, лучше туда не соваться.
В последнем Кэйт убедилась буквально только что. А в том, что здесь не только филиала, но хотя бы одного мага, хоть как-то связанного с Гильдией – сомневаться не приходится.
«Это же можно пользоваться магией сколько влезет» - подумала Кэйт и тут же быстро-быстро замотала головой, отгоняя шальную мысль от себя. Хотя делала она это скорее ради приличия, ибо желание воспользоваться случаем дабы вдоволь поколдовать затмевало здравый смысл с которым у девочки и так были большие проблемы, когда дело касалось волшбы.
Мужчина в шляпе, дав на прощание полезный совет, развернулся и шустро уковылял куда-то дальше по улице, вскоре скрывшись за поворотом. Несмотря на полнейшую бестактность с его стороны, Кэйт всё же была искренне ему благодарна хотя бы за то, что он не стал поднимать шум, а напротив, даже помог. Это казалось удивительным на фоне того, как однажды Кэйт, тренируясь на заднем дворе имения тёти, случайно запустила фаербол немного не туда, в результате чего самую малость подпалила некое подобие причёски на голове одной гостьи. Уж шуму-то было! Вежливая и добрая женщина вдруг закатила такой скандал, сопровождавшийся трёхэтажным матом и бесчисленными проклятиями. А здесь, в месте столь пропащем, что оно не нанесено на карты мира, первый же встреченный человек отнёсся с каким-никаким пониманием.
«Хотя, возможно, мне просто повезло» - тоскливо подумала Кэйт, глядя на то, как корчится бедняга эльф под ударами сапог тех двоих громил.
Подул лёгкий ветерок. Кэйт почувствовала, как сильно растрепались волосы на голове и обратила, наконец, внимание на то, что шляпа куда-то пропала. Девочка начала осматриваться по сторонам, попутно развязывая уже совсем съехавшую ленту для волос. Глаз её быстро зацепился за тёмную полу той самой шляпы, свисающей с крыши дома прямо над ней. Заново затянув ленту, Кэйт пару раз прыгнула, пытаясь дотянуться до заветного головного убора, но попытки её были обречены на провал. Тогда она порыскала взглядом вокруг, в надежде найти какой-нибудь ящик или даже табуретку. Однако, увы, на улице хоть и было навалом всякого хлама, но ничего такого, что могло бы ей помочь. Разве что те двое громил, но обращаться к ним как-то… не особо хочется. Так что выход оставался один.
Кэйт в очередной раз осторожно осмотрелась и, решившись наконец, отстегнула пару хитрых застёжек и сняла с пояса небольшой посох. Если палочкой юная волшебница колдовала весьма уверенно, то с этим инструментом всё было несколько сложнее. Отчасти это связано, конечно же, с тем, что посохом ей попросту не давали пользоваться. Видя, как аккуратно девочка может накладывать чары палочкой, учителя решили пока повременить с освоением второго инструмента, сосредоточившись на первом. И проблема была вовсе не в том, что у Кэйт не получалась стихийная магия, как раз таки наоборот – она получалась, но очень… стихийно. Та история с фаерболом тому подтверждение. И всё же, Кэйтарайн куда больше стремилась овладеть именно ею. Возможно, просто потому, что это ей стали запрещать. Но скорее всего ей просто подсознательно нравится любая магия, несущая в себе возможность разрушать что-либо.
Так, или иначе, но Кэйт взяла в руки в руки посох и, быстро вспомнив методику, аккуратно вывела им в воздухе витиеватый символ, после чего сделала резкий вертикальный взмах, одновременно нашёптывая формулу. Руны на браслетах тотчас засияли синим светом, активно рассеивая в никуда избыток энергии. Кэйт хотела создать маленький порыв ветра, который бы сбил шляпу с крыши. И, в общем-то, ей это удалось, только с силой оного немного переборщила. Шляпа слетела с крыши легко, словно листик и, кружась, упала к ногам девочки. Вместе с ней в лицо ударил шквальный порыв ветра. Кэйт зажмурилась и закрыла лицо руками, в одной из которых держала посох.
- Ого! А ну, дай-ка сюда – вдруг послышался грубый мужской голос совсем рядом.
В ту же секунду Кэйт почувствовала, как кто-то самым, что ни на есть, наглым образом выдернул посох из её руки и грубо толкнул её, отчего она, не удержавшись на ногах от неожиданности, упала на землю. Виновником этого оказался один из тех громил. Сейчас он, с любопытством изучая посох, двигался к своему приятелю, что стоял чуть поодаль и, похоже, уже собирался уходить от жертвы, пребывавшей в полуживом состоянии.
- Верни! Это не твоё! – крикнула Кэйт, вскакивая на ноги, но ответом ей был лишь заливистый злорадный смех. В общем-то, неудивительно, что их внимание привлёк посох, ведь он у Кэйт был не какой-то там деревяшкой с камешком-катализатором, а самый, что ни на есть, современный, металлический со множеством различных сияющих камешков. Едва ли, конечно, эти двое понимали реальную ценность инструмента, но почему бы, в конце концов, не потешить своё самолюбие, отжав такую причудливую штуку у ребёнка.
- А ты забери – освещая мир своей желтозубой улыбкой, надменно произнёс громила и, многозначительно кивнув на эльфа, добавил – если хочешь валяться как он.
И засмеялся. Мерзко так, противно. Развернулся и, помахивая отобранным посохом, двинулся прочь вместе со своим приятелем.
Никогда, НИКОГДА не злите человека, который может… нет, который ЛЮБИТ делать взрывы. В тот момент те двое ещё не понимали, во что вляпались. Вместо того, чтобы впасть в отчаяние или как-то опустить руки, Кэйт начала искренне злиться. Чувство обиды резко переросло в желание отомстить. Рука сначала скользнула в сумку и схватила палочку, но спустя пару секунд Кэйт разжала пальцы. Пытаться что-то сделать ею – бесполезно. Да и желание наконец-таки поколдовать руками взяло верх. Кэйт в этот момент абсолютно не думала о возможных последствиях, проблемах, которые непременно возникнут – два сильных желания, мести и жажды до запретного для неё колдовства, затмили разум.
Кэйт быстрым движением вынула из сумки маленькую чёрную книжку в кожаном переплёте, куда записывала самые нужные и интересные, по её мнению, заклинания. Совершенно случайным образом раскрыла её.
«Заклинание превращения в овцу? Сойдёт!» - подумала Кэйт, убирая книжку обратно. Заклинание это она даже смутно помнила, хоть и воспользоваться им так ни разу и не получилось даже с помощью палочки. Но сейчас-то точно получится!
Девочка на миг прикрыла глаза, чтобы сосредоточиться. Глубокий вдох. Выдох. Открыла глаза. Цель неспешно удаляется вниз по узкой улочке. До него шагов тридцать, может сорок. Надо спешить. Кэйт шёпотом начала читать формулу. Браслеты ярко засияли. Голос девочки становился всё более уверенным и громким. Те двое, услышав что-то, обернулись, после чего переглянулись, видимо не совсем понимая, что происходит. А Кэйт, тем временем, уже произносила последнюю строку. Только вот сбилась она ещё в самом начале и уже ощущала до жути знакомую взрывную энергию, которая вот-вот вырвется наружу, как только последний слог будет произнесён.
Яркая вспышка сверкнула над головами нехороших людей, отбирающих вещи у маленьких девочек. Взрывной волной их оглушило и повалило на землю. Кэйт, уже наученная горьким опытом, за мгновение до взрыва, бросилась на землю, зажав уши ладошками и зажмурив глазки. Потому особо и не пострадала. Спустя несколько секунд она осторожно приподнялась и осмотрела последствия. Взрыв получился не особо мощным, но те двое несчастных оказались прямо под его эпицентром, потому им пришлось несладко. Сейчас они, немного подгоревшие, в полубессознательном состоянии валялись на земле. Взрыв повредил соседние дома, с них дождём посыпалась черепица, поднимая в воздух много пыли. Кэйт, не теряя ни секунды, рванула в сторону поверженных бандюг, быстро подняла никак не пострадавший посох и, кашляя, развернулась, чтобы убегать в ту таверну, куда ей указал мужчина в шляпе. Да вот только, волею случая, именно в этот, самый неподходящий момент, в той стороне, куда девочка собиралась сматываться, теперь находилась огромная толпа людей, явно ошарашенных произошедшим.
- Мой дом! Она разрушила его! – разнёсся чей-то плаксивый крик из толпы.
- Это же Биба и Боба! Смотрите, что она с ними сделала! – сказал кто-то оттуда же и тотчас послышались множественные крики:
- Колдунья!
- Ведьма!
После чего чей-то сиплый голос произнёс:
- Чёрт с ним, с должником, схватить её и сжечь!
- Но она красивая… - сказал кто-то задумчиво и толпа на мгновение затихла.
- Хорошо… но потом сжечь!
Толпа загудела и единым фронтом с громкими криками и улюлюканьем двинулась в её сторону.
«Беги» - подсказал здравый смысл. Кэйтарайн к нему прислушалась, и начала что есть сил улепётывать в противоположном направлении, постоянно оглядываясь на догоняющую толпу. Форма ученицы Гильдии явно не предназначалась для бега, да и физическая подготовка девочки оставляла желать лучшего. Потому немудрено, что толпа стала быстро настигать её. Если ничего не придумать, то погоня эта закончится быстро и печально. Повернув за угол, Кэйт заметила у крыльца одного из домиков метлу, что было просто как нельзя кстати. Она прямо на ходу закинула посох обратно на пояс, наспех застегнув, схватила свободной рукой метлу. Первые догоняющие уже показались из-за угла, когда юная волшебница достала палочку. Кэйт не оборачивалась – не было времени. Она быстро, скороговоркой произнесла заклинание, совершив палочкой уже отточенный жест. Формула, произнесённая наспех, возымела несколько больший эффект. Метла рванула с места в карьер так, что Кэйтарайн  еле смогла удержаться на ней, оставив догоняющих где-то далеко позади изливаться матом.
От погони вроде оторвалась, но проблемы на этом не закончились. Метла неслась как метеор, крайне неохотно набирая высоту, зато постоянно её сбрасывая, заставляя девочку лавировать в узких улочках города, криком оповещая о себе всех встречаемых прохожих. Где-то спустя пару минут полёта Кэйтарайн сумела подняться на высоту второго этажа, однако именно в этот момент метла абсолютно перестала слушаться. Самое время, чтобы сойти на землю. Но загвоздка в том, что если с магией полёта у Кэйт всё было неплохо, то с чарами приземления… никак. От слова совсем. И, как назло, ей навстречу стремительно надвигалось большое мрачное здание. Перспектива стать блинчиком уже второй раз за день нависла над девочкой.
- Тормози, тормози, тормози! – Кэйт замахала палочкой, стараясь ослабить чары и наложить новые, чтобы как-то смягчить падение. В ту же секунду метла замедлилась, после чего стала пикировать вниз. Кэйт, уже осознавая, что сейчас произойдёт,  заранее сгруппировалась и прежде чем зажмуриться, успела заметить на траектории падения одну очень знакомую шляпу…

Отредактировано Cateyrin Firefly (2018-01-08 20:16:11)

+3

7

Бить детей — плохо. Или нет?

Гёкте почти успел поверить в то, что ничего плохого сегодня уже не случится: конечный пункт назначения с каждым шагом становился всё ближе, а возможные преследователи всё никак не спешили появляться. В какой-то момент горе-стражник расслабился даже настолько, что перестал держать руку рядом с оружием, однако мысленно пожалеть об этом пришлось уже в следующую же минуту.

Когда Эрик услышал позади себя странный нарастающий шум, он резко развернулся, в движении выхватив из-под плаща небольшой кинжал для быстрого ответа потенциальному противнику. Правила боя, быстро сформировавшиеся в голове антимага за отведённые на реагирование секунды, резко изменились, когда вместо агрессивно настроенных мужчин взору предстала маленькая летающая девочка, что явно собиралась таранить своего недавнего собеседника раздобытой где-то метлой.

Общая нетривиальность сложившейся ситуации навевала мысли о дурном сне, но происходящие события получались слишком уж системными. Если несколькими минутами ранее Эрик самостоятельно диагностировал у собеседницы крайне неординарный магический потенциал, то при внезапном созерцании полётов девочки на метле удивляться оставалось разве что её дурновкусию: в самом факте использования неодушевлённого предмета для быстрого перемещения не было совсем ничего нового, но вот выбор метлы... Если бы Гёкте имел в запасе лишние полчаса, он бы не только в пух и прах разгромил концепт полёта на предметах быта, но ещё и вдоволь отметелил бы того, кому всё это действо вдруг показалось восхитительной идеей.

Времени на реакцию оказалось предательски мало. Гёкте попытался было уклониться в сторону, но получилось лишь хуже: юная любительница мётел всё-таки настигла его, сильно задев несчастную руку горе-стражника. По изменённой вследствие столкновения траектории ребёнок пролетел ещё несколько метров, пока вдруг не сорвался со своего импровизированного флагмана и не полетел вниз, где его ждала далеко не самая приятная посадка. Эрик бы даже не удивился, если бы услышал вдруг хруст костей — на его памяти взрослые люди хватали переломы и при более благоприятных обстоятельствах.

Гёкте много ругался: громко, чётко, нецензурно и с яркими эмоциональными акцентами на каждом слове. Антимаг чудом устоял на ногах и пострадал куда меньше своей молодой обидчицы, но в какой-то момент он действительно собирался подойти и преподать непоседливому ребёнку урок уличного воспитания. Особенно злила его мысль о том, что волшебница могла преследовать его специально, пусть он так и не нашёл убедительных оснований для рассмотрения данной точки зрения всерьёз.

[float=right]https://b.radikal.ru/b23/1801/14/1867749a804a.png[/float]Эрик сразу же направился в сторону ребёнка (ни то высказать своё недовольство в лицо, ни то проверить состояние горе-лётчицы), но резко остановился, когда ненароком зацепился взглядом за многочисленные предметы, рассыпанные девочкой в процессе падения. Цветные камушки, монетки, игрушечная фигурка девушки-рыцаря со светлыми волосами... вещей было много, но интерес Гёкте практически ничего здесь не вызывало, поэтому он спокойно позволил прохожим разобрать большинство предметов с дороги. Антимаг озаботился лишь спасением книги, обложка коей привлекла его внимание призрачно знакомым изображением причудливого дерева с пышной листвой. Обменявшись пощёчинами с розовобородым гномом, тоже попытавшимся заявить права на выпавшую книгу, Эрик всё-таки смог раздобыть злополучный предмет, пусть теперь у него болела не только рука, но и щека. И это не считая многочисленных ударов, пропущенных до этого в таверне!

- Слышь, метельница, - злобно бросил Гёкте на подходе к обидчице, отчего-то находя новообразованное им слово крайне забавным, - ты, эт самое, - Эрик всё ещё не знал, хочет он залить уши ребёнка концентрированным словесным негативом или же желает проверить, не переломала ли девочка себе по пути все кости; имелся, впрочем, и третий - сугубо нейтральный - вариант, - вот это — что? - Эрик ткнул пальцем на обложку книги, - и откуда вообще у тебя это?

Причудливое дерево — символ, который антимаг впервые увидел ещё несколько лет назад, когда весь отряд его единомышленников разбился об одного единственного мага, устроившего красочное магическое представление для пришедших по его душу наёмников. Пережил то представление лишь Гёкте, чудом сумевший выбраться из заполненного магическими барьерами лабиринта после двух дней голодного блуждания в темноте. Эрик отлично помнил это чувство: пробирающий до костей холод, непрекращающееся ни на секунду жужжание где-то вдали, практически полное отсутствие надежды на счастливый исход и эти бесконечные-бесконечные-бесконечные символы с деревьями на барьерах, растекающиеся уродливой зелёной кляксой в момент приближения к ним хотя бы на метр. Эрик понятия не имел, что ему придётся вспомнить об этом сегодня.

От неожиданного потока воспоминаний его отвлёк чей-то громкий оклик, коим некий юноша оповещал своих поспевающих соратников об успешном завершении поисковой операции. Объектом же поисков, как антимаг смел догадываться, выступала горе-лётчица, неаккуратные действия коей сумели затронуть людей намного более злобных и обидчивых, чем был Гёкте. Последний недовольно скрипнул зубами: отдавать ребёнка до исчерпывающего расспроса он не собирался, а времени на урегулирование проблемы у него скорее всего не имелось. Как поступить?

- Ты. Да, вот ты, - Эрик ткнул пальцем в постепенно приближавшегося в их сторону юнца, решившего самостоятельно поймать чрезмерно шумную волшебницу, - ты когда следующий шаг сюда сделаешь — я тебя резать начну. По кускам, типа.

Эрика почти не беспокоило странное звучание сложившейся формулировки: Рокс не терпел пустословия, поэтому высказанная публично угроза практически всегда что-то за собой несла. Адресат знал это не хуже прочих, поэтому в тот же миг остановился, выжидая дальнейшие действия неизвестного ему дурака, спонтанно впрягающегося за незнакомых девочек посреди улицы. Надеяться на длительный эффект не приходилось: едва к юнцу подоспеют его дружки, как с Гёкте обязательно спросят за излишне смелые слова.

К счастью, задерживаться здесь антимаг не собирался. Он грубо схватил волшебницу за руку и поспешил продолжить путь, утаскивая собеседницу за собой. Если девочка действительно что-то знает об этом злополучном дереве, то она только что выиграла свой счастливый билет с не менее злополучного острова. Добраться бы ещё теперь здоровыми до точки назначения...

- Может, поджечь чё-то? - бросил вдруг Эрик, не то обращаясь к едва поспевающей за ним девочке, не то просто высказывая свои мысли вслух, - чтоб отвалили... ну, амбар там, сарай может?

Отредактировано Gyokte (2018-01-12 11:57:33)

+2

8

Мужчина хоть не был готов к новой встрече с летающей девочкой, но среагировать успел, предприняв попытку уворота влево. Кэйт, в свою очередь, не желая никого сбивать, наклонившись немного корпусом, потянула что есть сил неуправляемую метлу вправо. И, что неожиданно, данное действие возымело определённый успех – метла отклонилась от изначального курса. Проблемой было то, что право и лево у движущихся навстречу друг другу объектов – это одно и то же направление. Видя, что встреча неминуема, Кэйт зажмурилась.
От удара о плечо волшебница потеряла равновесие и, не сумев удержаться, слетела с летательного аппарата, после чего с громким шорохом проехалась по земле, подняв небольшой столб пыли. Метла, лишившись наездницы, но не чар, немного проехалась древком по земле, после чего вдруг решила резко взмыть в воздух и стремительно умчалась куда-то вдаль, бурить небеса.
Придя в себя, Кэйт услышала вокруг какую-то возню и чьи-то громкие ругательства. Девочка открыла глаза и попыталась приподняться, но ладошку тут же неприятно обожгло, а плечо отдало глухой болью. Поднеся ладони к лицу она увидела, что те сильно растёрлись от долгого контакта с землёй на скорости. Яркие алые выступившие на коже кровинки смешивались с дорожной пылью и сухой грязью, создавая неприятный узор. Неприятно, конечно, но Кэйт не впервой раздирать конечности до крови – детство в семьях дровосеков лёгким не бывает.
Слегка закусив губу, Кэйт стряхнула с ладоней лишнюю грязь и осмотрела себя. Вроде ничего критичного: немного болело плечо - наверное, будет ушиб, также немного растёрлась правая коленка, появились подозрения на пару будущих синяков на туловище, но не более. Убедившись, наконец, что цела, Кэйт стала озираться по сторонам. Увидев разбросанные вокруг себя очень подозрительно знакомые вещи, которые очень увлечённо подбирали какие-то незнакомые люди, которые даже и не подумали о том, чтобы помочь девочке, рука волшебницы резко метнулась к плечу в поисках лямки. Но её там не было. Спустя пару мгновений худшие опасения подтвердились – раскрытая и почти пустая сумка лежала в паре шагов от неё. Стало очевидным, что разбросанные вокруг вещи принадлежали Кэйт. Увидев, как расхищают её собственность, девочка активировала режим берсерка. Игнорируя ссадины и ушибы, она прыжком, подобно львице нападающей на свою добычу, настигла сумку и стала скидывать вещи обратно. К сожалению, многие из них ей уже не принадлежали. Люди, эльфы, гномы и альраны, абсолютно игнорируя попытки юной волшебницы воззвать к их совести, охотно разбирали учебные кристаллы для зачарований и алхимические катализаторы. Исчезла и серебристая чернильница вместе со склянками. Перо лежало разломанным надвое на земле в чётком отпечатке чьего-то сапога. Благо палочку эта судьба не постигла. Первой Кэйт схватила с земли именно её и, сначала хотела было положить обратно в сумку, но, подумав, запихнула во внутренний карман мантии. После этого удалось спасти фигурку девушки-рыцаря – игрушку, которую ей уже давно подарила на день рожденья подруга. Кэйт отчего-то сильно дорожила подарком, потому и таскала с собой. Неудивительно, что именно её она спасла в числе первых. Вскоре в сумке оказались несколько книжек и листков пергамента, исписанных аккуратным ученическим почерком. Но другую важную вещь Кэйт в происходящем сумбуре найти не удавалось. Записная книжка в кожаном переплёте была дорога девочке не только лишь от того, что туда она в течение двух последних лет старательно записывала все самые интересные, по её мнению, магические формулы, но и потому, что это был подарок от ещё одного дорогого ей человека. Предметов на земле уже не оставалось, народ уже расходился, но книжки рядом нет!
«Неужели… украли?» - от одной только мысли у девочки невольно выступили слёзы на глазах. Слишком много всего произошло за столь короткий промежуток времени. Боль от падения неприятно саднила, а плохие мысли об утрате и доме, в одночасье оказавшемся так далеко, оптимизма не прибавляли. Кэйт еле сдерживала подступивший к горлу ком, чтобы не заплакать прямо здесь.
Вдруг чей-то смутно знакомый, но очень недружелюбный голос, явно обращавшийся именно к ней, заставил её испуганно поднять взгляд. Да, Кэйт не ошиблась, когда сочла ту шляпу и голос знакомыми – ей вновь предстал тот самый мужчина, на голову которого она свалилась несколькими минутами ранее. Только теперь он не казался таким уж дружелюбным. Впрочем, можно понять, когда в тебя второй раз за день с небес падает один и тот же человек. Кэйт сильно растерялась от такой встречи и стала перебирать в голове все извинения, какие только знала, но чёртов ком, подступивший к горлу не давал озвучить хоть одно из них.
Впрочем, мужчина постепенно сменял гнев на милость, кинув несколько междометий, после чего, подойдя уже вплотную, наклонился и поинтересовался у волшебницы насчёт книжки, что держал в руках.
Ком в горле моментально растворился, а на его место вернулась ярость берсерка.
- Отдай! – крикнула она, каким-то чудом умудрившись выхватить книгу у мужчины, после чего отпрыгнула и ловким движением распахнула её, проверяя, в порядке ли страницы. В этот момент и пришло осознание, что она, в общем-то, поступила не очень вежливо по отношению к этому человеку – ой… то есть, я хотела сказать – извините! – немного стушевавшись, протараторила Кэйтарайн и вспомнила о вопросе мужчины – Это книжка с заклинаниями, я…
Рассказать Кэйт не дали – похоже, от погони оторваться ей не удалось. Девочка не успела даже придумать, как реагировать на сие событие, как вдруг мужчина, уже дважды пострадавший от неё, вдруг решил за неё вступиться, а уже спустя пару секунд потащил её за собой, уводя в противоположном направлении от догоняющих. Из двух зол это явно было меньшим.
- П-простите, - залепетала оправдания Кэйт, постоянно переходя с быстрого шага на лёгкий бег, не поспевая за спасителем – вы ушли, а на меня те двое напали. Я… я защищалась! А потом прибежали другие, захотели меня поймать и сжечь. СЖЕЧЬ! Я от них побежала, потом полетела и… вот...
Нормально изложить ситуацию никак не получалось. Да, наверное, сейчас и не самое подходящее время для такого, но Кэйтарайн просто не могла оставить своего спасителя в неведении относительно происходящего. Неожиданно, мужчина даже не стал отмалчиваться и предложил что-нибудь поджечь, дабы погоня отстала. Кэйт, конечно, умолчала о том, что вся эта кутерьма с погоней началась из-за взрыва. И, наверное, стоило предположить, что ещё какое-либо разрушительное действие лишь усугубит ситуацию. Но когда столь заманчивое предложение поступает от весьма авторитетного источника, желание вновь прибегнуть к магии вкупе с вожделением отомстить обидчикам за всё хорошее затмевают любые светлые зачатки разума.
- ага, сейчас – ответила Кэйт абсолютно серьёзно, без малейшей нотки сарказма.
Очень кстати возле одного из двухэтажных домов оказался небольшой дощатый амбар, крытый соломой. На дверях его висел замок, что явно говорило о том, что внутри никого быть не должно. Кэйт на ходу попыталась выдернуть посох, но движения её стали неаккуратными, хитрая застёжка, из которой даже после падения посох не выпал, никак не поддавалась. Тем временем, амбар уже оказался позади и уже скоро он будет вне зоны поражения фаербола. Кэйт бросила тщетные попытки достать инструмент. Вместо этого, она, быстро остановившись, развернулась, после чего вытянула руки перед собой в сторону амбара и за секунду прочла однострочное заклинание, понадеявшись на то, что уж такое простое волшебство она сможет сотворить и руками. Но нет, Кэйт вновь ощутила ни с чем не сравнимую взрывную энергию.
- Ложись! – падая на землю крикнула Кэйт мужчине в шляпе.
Как гром среди ясного неба прозвучал взрыв. Этот оказался мощнее предыдущего и шума от него лишь прибавилось. Его должны были услышать все. Горящие обломки взмыли высоко в воздух, после чего градом посыпались на соседние дома и прохожих, которые громко шумя, поспешили укрыться от неожиданной угрозы. Подняв голову, Кэйт увидела, что от амбара остался лишь остов, пожираемый разгорающимся пламенем.
Полюбоваться этим зрелищем Кэйт не дали – мужчина вновь схватил девочку за руку, уводя за собой. Погоня хоть и исчезла, пытаясь укрыться от падающих на их головы обломков, но это ненадолго. Скоро к ним подтянутся ещё и хозяева амбара, а к ним, скорее всего, присоединятся их соседи. Нужно было срочно уносить ноги.
- Вы спрашивали о книжке – Кэйт тяжело дышала из-за бега, ведь теперь они двигались гораздо быстрее – мне её дедушка подарил на день рождения два года назад. Он очень известный в Гильдии маг. Тот символ на обложке – девочка припомнила, как мужчина ткнул пальцем именно на него – вы его знаете? Это печать моего деда, Ко Дзимы. Если вы его знаете, то помогите мне выбраться, он вас отблагодарит, точно-точно! Меня кстати Кэйт зовут, а вас?
Не успела девочка разговориться, как вдруг они остановились перед небольшим каменным домиком.
- Мы что... пришли?

+2

9

- Она только что взорвала амбар, - истерично нашёптывал Гёкте, попутно утаскивая горе-волшебницу за собой как можно дальше, - ёбаные дети, зачем они взрывают амбары? Весело, типа? Молодёжно, типа, бля? Я сказал п-о-д-ж-е-ч-ь, не взорвать. Это на меня всё теперь повесят?, - скрипнул зубами, - надо возвращаться на нормальную работу... в стражу, может, снова?

Когда спонтанная минутка сублимации, наконец, подошла к своему логическому завершению, дом потенциального спасителя был уже совсем близко. Гёкте понятия не имел, расслышала ли спутница его слова, но о том старался лишний раз и не думать; ругаться и пустословить-то можно сколько угодно, но вот срываться на несчастном ребёнке точно не стоило... Пусть и очень хотелось.

Эмоционально стало чуть попроще в тот момент, когда собеседница решила обратить внимание на поставленные ранее вопросы. Эрик счёл полученный ответ небезынтересным: "очень известный в Гильдии маг" — это именно то, что антимагу рассказывали о будущей жертве, впоследствии охотно поменявшейся ролями с пришедшими по её душу охотниками. Имени своей цели Гёкте тогда так и не узнал, а вот о Ко Дзиме впоследствии не раз и не два слышал от роксовских собутыльников. Если рассматривать истории последних всерьёз, дед волшебницы был настоящим Г-Е-Н-И-Е-М самыми что ни на есть большими буквами.

- Отблагодарит меня, да? Дед твой? - Эрик непроизвольно сжал руку ребёнка намного крепче обычного, - много ты о нём знаешь, да? - Плохой ход, э. Ты, какой-то случайный проходимец с улицы, девочку против родственника сейчас не настроишь точно. Не надо ей говорить ничего, - Виктором можешь звать.

Осторожно оглядываясь по сторонам, Эрик поднялся на небольшую платформу по крутой каменной лестнице и несколько раз пнул жалкого вида деревянную дверь, которую при желании смог бы выломать и ребёнок. На первый раз никто не ответил, но антимаг к тому вполне привык, поэтому в следующую же секунду начал штурмовать несчастную дверь и руками, и ногами. Послышавшийся изнутри шум просигнализировал об успехе, и вскоре полуживая конструкция наконец отворилась.

..лучше бы не отворялась.

[float=right]https://b.radikal.ru/b16/1801/9a/0bd0640fd949.png[/float]- Ты! - вдруг вскрикнул Гёкте, с трудом удерживая себя от нового потока нецензурной брани, - что ты опять с собой сделал?
Взору горе-стражника предстал пухлый бородатый эльф, напяливший на себя до отвратительного нелепый колпак. Здоровенные уши были накладными, приклеенная борода вот-вот собиралась отвалиться, а внешняя полнота эльфа формировалась исключительно кучей подушек, забитых под его халат... но некоторые вещи остаются жуткими даже после полного осознания их природы.

- Тихо! Мы тут ихраем, - мелодично протянул собеседник, открывая дверь в знак приглашения гостей. В узеньком коридоре Гёкте увидел ещё одну маленькую фигуру: то была девочка лет шести со столь же нелепо наклеенной бородой и «подушечной» полнотой, однако на голове незнакомки красовался не красный колпак, а огромный ржавый шлем. В руках юной воительницы можно было заметить бытовой топор, коим она с трудом махнула перед собой в знак приветствия гостей.

Покажите мне бога, который снова и снова посылает мне странных детей, и я в кровь разобью этому придурку лицо.

Словно бы подтверждая опасения Гёкте, маленькая воительница вдруг подняла топор высоко над головой и бросилась в сторону Эрика под вопль «за моего отца!». Горе-стражник решил не выхватывать ни рапиру, ни кинжал: так бы и принял здесь свою судьбу, если бы позже не оказалось, что ровесницы (или кто-то хотя бы близкий к ним) интересуют лжеэльфийку куда больше старых и непримечательных мужчин. Черёд пострадать настал и для Кэйт, вдруг оказавшейся вынужденной защищаться от грозных ударов непобедимого противника; антимаг мысленно приготовился к новому взрыву.

- Лан, хорош, она ж её зарубит щас просто, - без тени шутки бросил Эрик, подумывая вмешаться в разыгравшееся представление.
- Да не, этим тупым топором разве что забить можно.
- Всё равно отзывай девку свою, потому что лишнего внимания мне тут точно не надо, - Гёкте вдруг замялся, подбирая слова для следующей фразы, -  Мы там амбар взорвали, в курсе?

Отредактировано Gyokte (2018-01-15 10:06:13)

+3

10

[AVA]https://a.radikal.ru/a22/1801/a9/4faef2f91e72.jpg[/AVA]
Игры бывают разными. В одних нужно догнать товарища, чтобы потом от него убегать, в других надо спрятаться так, чтобы спустя четыре часа выйти из убежища, с недовольной моськой прийти домой и найти там отца, который, при виде дочери, хлопнет себя по лбу и сокрушённо произнесёт: «я забыл!». Даже в стенах одного из серьёзнейших в королевстве учебных заведений находилось время для игр. Одной из любимейших было каким-нибудь хитроумным способом заставить друга посмотреть в изображённый пальцами руки колодец, после чего он получал смачный удар по плечу без права ударить в ответ. Уж кто-кто, а Кэйт в них действительно разбиралась. Но то, что увидела юная волшебница, перейдя за порог этого дома, даже её заставило удивиться. Нет, допустим, топор в руках шестилетней девочки она ещё могла понять, ведь сама научилась размахивать этим инструментом в ещё более раннем возрасте, но эти подушечные костюмы эльфов...
- А мы точно не ошиблись дверью? – вполголоса поинтересовалась Кэйт, стараясь не глядеть на хозяина жилища, чтобы никого ненароком не обидеть. В этот момент маленькая девочка с топором рванула в сторону юной волшебницы. Страшная угроза стремительно приближалась и, казалось, что если ничего не предпринять, случится что-то страшное…
Кэйт вытянула руку перед собой, слегка опустив вниз. В ладошку упёрлась голова маленького шестилетнего существа, которое, будучи не в состоянии преодолеть преграду, радостно рассекало топором пространство, отделявшее его от девочки. Понаблюдав недолго за отчаянными попытками ребёнка прорваться сквозь защиту, Кэйт подняла взгляд на Виктора. В её взгляде читалось полнейшее непонимание происходящего.
- В курсе ли я? – усмехнулся бородатый эльф – да это весь город слышал! Ставлю сотню золотых, что Барон уже поднимает людей, чтобы те нашли подрывника – после чего  мельком бросил весьма многозначительный взгляд на юную волшебницу, на что та, в ответ, невзначай нервно захихикала и свободной рукой рефлекторно потёрла затылок.
Дальше они с Виктором о чём-то говорили. Кэйт тоже хотелось послушать и даже поучаствовать в этом диалоге, но мелкое чудовище с топориком хотелки волшебницы не интересовали. Девочка как-то извернулась, после чего впилась своими белыми молочными зубками Кэйт прямо в руку. Дочь дровосека, закалённая суровым детством и двумя падениями за день, стойко стерпела боль и, пересилив желание укусить в ответ, сумела стряхнуть напасть. Та упала на пол, шлем слетел с её головы, но моська была довольной. Мелкое существо быстро вскочило, потеряв при этом пару подушек из-под костюма, и стало преследовать свою жертву с явным намерением сделать кусь. Кэйтарайн, не найдя никакой поддержки у занятых беседой взрослых, стала поспешно отступать.
Спустя несколько кругов, навёрнутых по помещению, Кэйт это всё начало надоедать. Игры с детьми это, конечно, хорошо, но не тогда, когда тебя с маниакальным упорством пытаются укусить. В голове её возник хитроумный план. Кэйт давно хотела попрактиковаться в магии иллюзии а сейчас всё к этому располагало. Она на ходу достала из внутреннего кармана мантии палочку и злорадно усмехнулась, предвкушая, как это мелкое существо на попытается напасть на иллюзию, а вместо этого врежется в стену. Волшебница отбежала на достаточное расстояние от ребёнка, набрала воздуха в грудь, взмахнула палочкой, и… ей кто-то отвесил подзатыльник. Обернувшись, она увидела Виктора, которому, похоже, не очень нравилось волшебство.
- Эй, за что?! – возмутилась Кэйт, после чего агрессивно указала пальцем на маленькую девочку, которая вдруг решила включить режим «само обаяние» и невинно хлопала ресницами – она бежит за мной и грызёт! Просто грызёт! А я что могу сделать? Ничего не могу сделать!
В качестве доказательства волшебница предъявила руку со следом от укуса, после чего, возмутившись вселенской несправедливостью, показательно хмыкнула и вполоборота отвернулась.
- Учтите, за вами сейчас охотится весь город – подал голос хозяин дома, который в этот момент рылся в внушительных размеров платяном шкафу – так что без маскировки не обойтись. Но вы пришли по адресу!
С этими словами он извлёк из шкафа пару ящиков, набитых всякими маскарадными тряпками. Ребёнок, ещё минуту назад увлечённо терроризировавший волшебницу, радостно подбежал к коробкам, извлёк оттуда какой-то клубок волос, впоследствии оказавшийся накладной бородой и предмет одежды, представлявший собой какой-то бесформенный балахон серо-буро-малинового в крапинку цвета. После этого, с одобрения кивком взрослого, всем своим видом излучая какое-то детское злорадство, побежала к Кэйт, волоча за собой всё это добро.
- Воть – сказала девочка протянув волшебнице предметы одежды и хитро так улыбнулась.
- Это что, шутка такая, да? – с ноткой сомнения произнесла Кэйтарайн, зачем-то всё-таки взяв вещи в руки, однако тотчас почувствовала исходящий от них неприятный запах – нет, нет, нет и нет! Я это не надену! - юная волшебница небрежно бросила вещи на пол и сию же секунду в её руке появилась палочка – нужна маскировка? Да пожалуйста! Я и так могу, вот, смотрите! Ахалай-маха…

Отредактировано Cateyrin Firefly (2018-01-18 09:43:00)

+3

11

Малоадекватное вступление практически не повлияло на продуктивность дальнейшего разговора, пусть поддерживать диалог с бородатым эльфом и было... непросто. Дровишек в костёр общего безумия добавило заявление хозяина дома о том, что отныне все друзья и знакомые должны с трепетом называть его Владиславом Третьим, а не просто Пушком, как это было в последние два года. Гёкте повышал голос, недовольно бил по столу, вскакивал со стула и всячески противился внезапным переименованиям своего товарища, но в конечном итоге сдался и поник. Когда Эрик, обречённо вздохнув, согласился назвать приятеля новым именем, хозяин дома заодно накидал себе кучу титулов и попросил Гёкте немедленно произнести их все вслух.

Сколько Эрик себя помнил, по дружеской просьбе Пушок был готов отправиться хоть на край света, однако он всегда требовал нечто странное взамен: три минуты продержать голову в ведре с водой, лизнуть горящую папироску, посидеть в пустом колодце... Деньги не брал принципиально.
- Ладно, - прокашлялся Эрик, морально готовясь к предстоящим унижениям, - его величество Владислав Третий, несокрушимый король-медоед, общепризнанный начальник стройки и качалки, бессмертный лорд-мордераптор и далее-далее-далее, - Эрик осторожно обернулся, сочувственно взглянув на сгрызаемую ребёнком волшебницу, - смеем ли мы рассчитывать на твою помощь в вопросах бегства с злополучного острова?
- Несомненно, - Пушок одарил собеседника широкой улыбкой, не став разыгрывать затянувшееся представление дальше, - но ты пропустил ещё девятнадцать титулов.
- За мной должок.

Покуда все основные соглашения были достигнуты, Гёкте смог вернуться к детям, искренне наслаждающимся обществом друг друга. Мощный подзатыльник, коим антимаг одарил горе-волшебницу, очень вовремя спас этот город от очередного взрыва. И пусть в эффективности подобных методов воспитания Эрик продолжал сомневаться, других вариантов он просто-напросто не знал.

В предложенной Владиславом маскировке Гёкте волновала не общая нелепость костюма, а его невероятная примечательность. Сильно выделяться на острове не хотелось практически никому, поскольку за чрезмерно яркий наряд в компании отморозков всегда предлагалось убедительно пояснить. Общая поликультурность портового города, ставшего убежищем для павших и отвергнутых со всего мира, продолжала играть антимагу на руку, но сослаться на какой-то очень локальный праздник всё равно будет непросто. Разве что... дурачка сыграть?

Второй подзатыльник оказался достаточно убедителен для того, чтобы возмущённая до предела волшебница последовала примеру горе-стражника, активно осваивающего новый наряд. Собственный плащ пришлось аккуратно сложить и спрятать в сумку, любезно предоставленную хозяином дома, поэтому бесформенный балахон накидывался уже поверх просторной крестьянской рубахи. Накладная борода категорически отказывалась фиксироваться, поэтому волшебница предложила свою помощь, вновь сказав что-то про подходящее заклинание. Взрываться Эрик очень не хотел, поэтому наградил девочку предупредительным щелчком по лбу.

Надо будет придумать какое-нибудь стоп-слово, да? Может, «красный»? Или, вот, «муравьед» звучит круто...

- До вечера-ночи ждать скорее всего не стоит, потому что мы не знаем, насколько серьёзно город воспринял ваши косяки. Я сейчас уложу Эмилию спать, а потом отправлюсь за вас договорюсь заранее, мне там как раз задолжали, - маленькая безумная девочка, ранее терроризировавшая несчастную волшебницу, вдруг попыталась укусить за руку и Гёкте, но в ответ лишь получила тот же самый щелчок по лбу. Не заплакала, к счастью — просто развернулась и задумчиво пошла к отцу, - вы возьмите паузу примерно минут на сорок-пятьдесят, можете песочные часы у меня в кабинете найти. Потом идите к точке разгрузки, Виктор знает куда. Там ждать буду. Может в ящиках вас вывезем, а может даже в команду запишут, посмотрим потом. И это, Эмилию здесь мою не обижайте, - сделал паузу, - я люблю Эмилию.

Когда Владислав покинул своё жилище, Эрик спешно раздобыл в доме здоровенный вязаный мешок и начал в него скидывать всевозможную мелочь; внутрь полетела и потрескавшаяся посуда, и полусгоревшая книжка, и даже довольно симпатичная расчёска. Эмилию без обиды оставить не получилось: пока девочка мирно сопела в своей кровати, Гёкте бесстыдно обворовал её, закинув в мешок ещё и все найденные в доме игрушки. Взамен горе-стражник высыпал несколько резервных монет из сапога и бросил их на маленький стульчик в коридоре. Хозяин дома должен был понять.

- Слушай сюда, Моника, - антимаг обратился к волшебнице, случайно назвав её именем своей бывшей жены. К счастью, он быстро вспомнил и настоящее имя юной собеседницы, что позволило исправить ошибку с максимальной оперативностью, - то есть, кхм, извиняюсь. Так вот, Рэйчел, внимания в этих дурацких нарядах мы привлекаем непозволительно много, так что будем щас спектакли разыгрывать, - бля, или может она не Рэйчел? - до нас могут и не докопаться, если повезёт, но, если чо, поздравляем всех агрессоров с Новым годом и вручаем подарки, - артистично потряс мешком, до отвала набитым всяким барахлом, - если стишки какие-нибудь знаешь, можешь тоже рассказывать, но короткие. Если спросят, чо за новый год в апреле, несём какую-нибудь чушь про древнеэльфийский календарь, я не знаю.

Эрик нащупал в кармане папироску, оставленную на чёрный день, и грустно закинул в мешок с подарками. Пора выходить.

Отредактировано Gyokte (2018-01-19 21:00:54)

+2

12

Вокруг творился полнейший хаос. Безумие! Злостный Виктор, уже два с половиной раза ни за что стукнувший девочку, с невиданной, для его-то возраста, прытью, обчищал дом своего товарища. Зачем? Почему? Не объяснил. Зато стукнул. Два раза! Наверное, на любого другого человека Кэйт уже давно бы затаила обиду, но она прекрасно помнила о том, что он от её падения пострадал гораздо больше, так что, пожалуй, квиты.
«И всё же, почему он так не любит магию?» - усиленно думала Кэйтарайн, стараясь не обращать на стойкий противный запах, разивший от её нового наряда – «Чуть что – сразу бьёт. Я ведь не только взрывать умею! Я ему ещё покажу…»
И тут Виктор к кому-то обратился. То есть, смотрел он на Кэйт, но обратился к какой-то другой девушке. Юная волшебница ненароком обернулась, однако никого позади не увидела. Мужчина вдруг извинился и назвал новое, столь же загадочное женское имя.
- А кто такая Рэ… - а, секундочку, это он мне что ли?!Я КЭЙТ ВООБЩЕ-ТО!
Последнюю свою фразу Кэйт буквально-таки выкрикнула, для пущего эффекта всплеснув руками и убедительно топнув ногой.
Впрочем, столь эмоциональное возмущение не возымело никакого действия на Виктора, который как ни в чём не бывало излагал свой план. Очень странный и безумный план.
- Тааак, новый год в апреле ЧТО?!древнеэльфийский календарьЧЕГО?!агааа… значит, вручаем агрессоров, поздравляем подарки, всё ясноЯ НИЧЕГО НЕ ПОНЯЛА!
Кэйт с деловитым видом покивала и приложила все усилия, чтобы показаться Виктору умной девочкой, схватывающей всё на лету. Впрочем, она сию же секунду этот образ сломала: с ликующим возгласом выхватила палочку и воскликнула, что знает одно отличное четверостишие, за что тут же отхватила подзатыльник возмездия, после чего показательно обиделась на Виктора и ушла в другую комнату, где простояла некоторое время в гордом одиночестве, пока не пришло время выходить.

Юной волшебнице эта прогулка надоела уже спустя пять минут после выхода. Солнце над головой всеми силами пыталось зажарить живьём две фигуры в плотных полотняных балахонах. Треклятая накладная борода чесалась и всё время норовила отклеиться, в то время как старый вонючий капюшон всё время прилипал ко лбу. Не нравилось Кэйт и то, что её шляпу пришлось запихнуть в мешок ко всякому барахлу. Впрочем, Виктору пришлось таким же образом расстаться и со своей, потому волшебница могла не так сильно переживать о сохранности своего головного убора.
Так или иначе, но, похоже, маскировка работала. По крайней мере, все встреченные им люди удивлялись, кто-то тыкал пальцем, а кто-то даже смеялся, но схватить их или сжечь пока никто не пытался. Между тем, город заметно оживился. То и дело мимо пробегали какие-то люди. И не только они – Кэйт, выросшая в самом сердце Королевства Аварине не могла перестать удивляться тому, насколько разношёрстно население этого острова. Ладно эльфы и гномы, но она уже два раза успела заметить настоящую фею! Небольшая и с крыльями, словно сошла со страниц учебника, ведь больше нигде она их доселе не видела. Правда, вместо красивых цветочных платьев, что были на них в книжках, те двое носили какие-то обноски, в которых отдалённо угадывалась старая мужская рубаха, многократно перетянутая лоскутами из той же ткани. Впрочем, никто из встреченных на улице господ особой опрятностью не выделялся.
- Эй, вы двое, в плащах – послышался чей-то грубый голос совсем рядом.
- С Древнеэльфийским Новым годом! – торжественно выкрикнула Кэйт, совершая экстренный полуоборот. Мало того, что пируэт получился до невозможности неуклюжим, так ещё и борода, державшаяся на одном лишь чуде, тут же и слетела, приземлившись на землю. Получателем поздравления  оказался невысокий усатый мужичок, не особо заботившийся о том, чтобы хоть как-то прикрыть верхнюю часть своего тела. Кэйт поймала его недоумевающий взгляд, громко ойкнула, после чего подняла бороду с земли и спрятала её за спину, всем своим видом излучая искреннюю радость.
- Кхм… спасибо, наверное… - произнёс мужик в ответ – я это, чего хотел: здесь не пробегали случайно двое, мужик и девчонка, оба в больших шляпах? Девчонка ростом вот примерно как ты – мужчина указал пальцем на Кэйт – а мужик точь-в-точь вот как он – ткнул перстом в Виктора – только без бороды. Не видели таких?
- А как же! – перехватила инициативу Кэйт – видели!
- Да? Где?! – глаза у мужика сверкнули, но явно не от высокого уровня интеллекта.
- А вон там, в конце улицы и за углом они стояли, про какие-то взрывы шептались.
Не успела Кэйт договорить, как мужик кометой умчался в указанном направлении, а вместе с ним побежали ещё несколько весьма неблаговидно выглядящих господ. Понаблюдав за тем, как эта толпа стремительно удаляется, Кэйт повернулась к Виктору, улыбнулась и показала большой палец, дескать, «смотри какая я молодец, как умно я поступила, меня надо похвалить».

Затылок болит. Под бородой всё чешется. Жарко. Виктор ворчит.

Зато остаток пути прошёл без инцидентов. Практически. Нашлось-таки несколько умников, заметивших, что странно это, в столь жаркий день ходить в такой тёплой и крайне неприглядной одежде. Подозрительно, мол. Однако, что удивительно, подаренные пара игрушек маленькой Эмилии вмиг отбросили все сомнения. Странно было наблюдать, как три мужика радуются таким, казалось, детским, подаркам. Наверное, где-то в глубине души у каждого из нас потаено желание немного побыть маленькой девочкой.
Дорога в конечном итоге привела путников к запертой двери портового склада. Где-то недалеко уже был слышен прибой и крик чаек. Море тёмной синей полосой то и дело выглядывало меж домов на улицах, но казалось таким далёким. Но вот оно уже совсем близко. Кэйт очень хотелось выйти на берег, посмотреть на него своими глазами вблизи. Но увы – приходится ждать. Друг Виктора как назло опаздывал. Дурацкая борода чесалась уже просто невыносимо.
- Я так больше не могу! – возмутилась девочка сорвав с себя злосчастный элемент костюма и, бросив его на землю, принялась топтать – я её больше не надену, ни за что!
В общем-то, наверное сейчас от маскировки можно было и впрямь ненадолго отказаться. К площадке напротив входа вело несколько узких проходов меж таких же плотно понастроенных складов. Вокруг было довольно безлюдно – несколько работников, мирно курящих трубку в прохладной тени закоулка и один странноватый старичок, который, пошатываясь, ковылял куда-то мимо входа. Никто из компании курильщиков не обращал на странноватую парочку никакого внимания. А вот старик, проходя мимо, оглянулся, окинул быстрым оценивающим взглядом Виктора, а после посмотрел на Кэйтарайн. Остановился. Прищурился. Кэйт была слишком занята топтанием ненавистной бороды, а потому не заметила, как пристально её рассматривают.
- Лора? – зазвучал противный сиплый голос - Мои глаза меня не обманывают? Маленькая Лора, ты ли это?
От неожиданности Кэйт аж вздрогнула, испуганно посмотрела на старика. Сегодня её уже два раза назвали чужим именем. Кэйт вновь быстро оглянулась, но за ней никого не было, лишь деревянная стена склада. Можно было бы вновь возмутиться, да вот только имя на сей раз оказалось знакомым.
- Нет, вы ошиблись… - Кэйт сделала шаг назад и упёрлась в стену, старик медленно приближался. И чем ближе он подходил, тем больше деталей выцеплял глаз. Одежда. Рваная, истаскавшаяся, но ещё частично сохранившая свои изначальные очертания и некогда изящные золотистые узоры. Такие мантии шьют в мастерских Аварина для Гильдии Магов. На шее его болталась потемневшая от времени и отсутствия ухода серебряная подвеска. От вставленного в неё когда-то камня остался лишь крохотный лазурный осколок в самом углу. Подвесы с большим синем камням выдают всем выпускникам Гильдии.
«Неужели он маг? Или был им… когда-то» - заключила Кэйт. Но что-то не так. Это чувствовалось. Интуиция, или что-то другое. От старика исходило нечто, едва уловимое, эфемерное, но вселяющее тревогу. Ещё и его слова...
«Это имя, откуда он его знает? Мама… мне всегда говорили, что я похожа на неё в детстве, но… откуда он знает её имя? Быть не может. Это просто совпадение!».
- Кто вы такой? Отвечайте! – Кэйт старалась говорить уверенно, но боязливый взгляд и лёгкая дрожь её выдавали.
- Как ты выросла, Лора. – старик напрочь проигнорировал вопрос девочки, продолжая приближаться - Что это? Я чувствую в тебе магию... Такую необузданную. Сильную. У Ко получилось?.. удивительно… Неужели теперь я наконец смогу освободиться?
Старик подошёл почти вплотную и вытянул руку, намереваясь положить её на лицо девочке. Кэйт не могла пошевелиться. Она хотела сорваться с места и убежать, да хотя бы позвать на помощь. Но не могла. Глаза старика. Чёрные и глубокие. Они завораживали, не давали пошевелиться. Пространство вокруг его руки вдруг потемнело. Нечто тёмное, нематериальное протянуло свою длань, желая прикоснуться к волшебнице. И Кэйт не могла этому противиться.

Отредактировано Cateyrin Firefly (2018-01-24 20:56:17)

+2

13

В момент, когда несовершеннолетняя горе-волшебница решила показать свой характер посредством безаппеляционного сбрасывания маскировки, Гёкте вдруг вспомнил, почему несколько лет назад в ужасе покинул семейный дом с множеством аналогичных спиногрызов. Он даже не стал ругаться, ограничившись лишь многозначительным вздохом и недовольным взглядом. На спутницу, как показывал опыт, такие меры не действовали совсем, но никто не мог запретить антимагу надеяться на чудо.

- Не лезь, бля, - Эрик грубо хлопнул по руке старика, неоправданно сильно заинтересовавшегося персоной волшебницы, - она тебя взорвёт.
Жизнь детей в пиратских городах оставалась невесёлой по-умолчанию, поэтому изначально Гёкте не увидел в разыгравшейся сцене никакой угрозы. Старик не спешил звать на помощь и не проявлял агрессии, что не давало повода связать его с потенциальными преследователями; в обрывки же фраз незнакомца Эрик попросту не вслушивался, не имея привычки всерьёз воспринимать реплики портовых пьяниц. Вот только старик не был пьян.

Момент соприкосновения с рукой незнакомца отозвался в ушах антимага раздражающим гудением, однако Гёкте до самого последнего момента не хотел всерьёз задумываться о причинах произошедшего. До той самой секунды, когда только что отшитый старикан не попытался откровенно наброситься на волшебницу, из-за чего горе-стражнику пришлось преградить ему путь своим собственным телом. Шум в ушах многократно усилился, и Гёкте с трудом устоял на ногах даже при условии, что оставался значительно сильнее и тяжелее впечатавшегося в него старика.

Другой контрактник? Одержимый?

Демон Эрика бушевал. Зубы антимага тряслись, словно бы он вдруг оказался в центре Нортрана в одной лишь рубахе, но на этом неприятности лишь начинались. Рвотные позывы, нечеловеческая усталость, огромная контрастность зрения — со всеми этими признаками Гёкте был отлично знаком по личному опыту контактирования с другими контрактниками, при ощущении коих собственный демон антимага вдруг полностью пробуждался с ментальным воплем "накорми". Постоянный магический голод, ставший верным спутником Эрика со дня заключения контракта, не имел с нынешним чувством ничего общего. В такие моменты стражник действительно верил в рассказы о том, что контракт с демоном способен лишить его человечности.

- Дядь, ну ты чо? - как можно более невозмутимо переспросил Гёкте, хватая старика за жалкого вида мантию, - не надо так.
Как и многие прочие вещи в этом огромном мире, произошедшее ни в коем случае не пугало Эрика, но раздражало просто до невыносимости. Казалось, сами боги вдруг схватили горе-стражника за шкирку и выкинули прочь из его уютненькой зоны комфорта, в которой большинство дней формировалось сценариями "разгрузить ящики", "выпить" да "отлупить кого-нибудь", к коим изредка добавлялось чуть более весёлое "сплавать на дело". И ведь, если подумать, виновница торжества свалилась откуда-то с неба... Чем тебе не знамение?

Наградив старика мощным ударом лбом, Гёкте оттолкнул того от себя и сразу же сделал шаг вперёд. Затем повторил те же действия в аналогичной последовательности несколько раз, пока объект его агрессии не потерял контроль и не рухнул на спину.
- Ты не вставай пока, лады? - стражник удовлетворённо потёр руки, осторожно оглянувшись для быстрого подсчёта наблюдателей, - встанешь — я тебя отхуярю. До полусмерти, типа.

Обычно угрозы Гёкте работали. Даже при довольно колоритной внешности он никогда не справлялся с образом отпетого отморозка в силу ворчливой, почти театральной манеры говорить, но Рокс всегда оценивал дело, вовсе не слово. А дело было таковым, что прямо сейчас старик лежал на земле в полном одиночестве; заступников не появлялось, и даже немногочисленные наблюдатели, казалось, теряли к представлению всяческий интерес. О том, что действительно сейчас происходило на улице, могли судить лишь сами участники процесса. Падший старик рассудил, что происходит... убийство.

Эрик уже собирался уходить прочь, когда нечто неизвестное вдруг крепко обхватило его за левое запястье. Неестественная сила хвата вынудила стражника моментально одарить раздражитель слепым ударом кинжала, вмиг выхваченного из-под плаща свободной рукой, но оружие просто прошло по воздуху. Суть произошедшего стала ясна в момент, когда вторую руку Гёкте обвил сгусток тьмы — точно такой же сгусток, под влиянием которого сейчас находилась и первая конечность. Когда старик щёлкнул пальцами, нечто невидимое вытянуло руки антимага по разным сторонам тела и начало сильно растягивать его в явной попытке разорвать несчастного стражника пополам.

В первую секунду Гёкте сделал неуклюжее движение ногой, попытавшись с силой пнуть агрессора в надежде прервать заклинание. Получилось только хуже: сгустки прямо за руки подняли его на высоту нескольких сантиметров над землёй, превращая и без того нарастающую боль в поистине невыносимое испытание. Во вторую секунду Эрик вспомнил о собственном профиле и попытался применить Второй аргумент для воздействия на мага, но его личный демон... словно бы проигнорировал его, сделав реализацию антимагической формулы попросту невозможной. В третью секунду стражник лишь закричал, и в крике его не было даже намёка на нецензурную брань — лишь зацикленный звук "А", описывающий всё происходящее намного красноречивее прочих слов.

Долго кричать не пришлось, потому что в следующий момент их обоих - стражника и вставшего с земли старика - сбило с ног взрывной волной. Гёкте, вмиг пересмотревший своё отношение к любимому (и, казалось, единственному) заклинанию горе-волшебницы, практически сразу подскочил с земли и бросился на старика. Последнему в этот раз досталось намного сильнее: освободившимися руками Эрик всерьёз собирался вбить голову оппонента пол. Энергетическая разрядка, которую всё-таки удалось наложить после физического контакта, минимизировала возможности старца для какого-либо противодействия, поэтому разыгравшееся на улице противостояние сейчас выглядело вполне однозначно.

И чем больше антимаг бил оппонента руками, тем сильнее он чувствовал нарастающий демонический голод. О всяческом уважении к старшим, очевидно, пришлось позабыть: сейчас Гёкте хотел не убить, но заживо поглотить старца... и его демона.

Отредактировано Gyokte (2018-01-27 22:14:37)

+4

14

Кэйт постепенно приходила в себя. Оцепенение прошло почти сразу же, стоило Виктору вмешаться. Однако всепоглощающее чувство тревоги никуда не делось. Девочка не могла собраться с мыслями, собраться. В голове мельтешили непонятные, пугающие образы. Впервые Кэйт испытала на себе ментальную атаку и даже, несмотря на то, что в Башне учеников обучали простейшим техникам защиты от подобного, применить её на практике она не смогла. В тот момент она даже не поняла, что это было, осознание пришло позднее, когда зловредная магия прекратила своё действие. И первое, что увидела девочка, придя в себя – это искажённое злобой лицо старого мага и потоки тёмной энергии, пытавшиеся разорвать отчаянно сопротивлявшегося Виктора. Времени на раздумья не оставалось. Кэйтарайн, не колеблясь ни секунды, вытянула руки и громко прокричала заклинание. Конец формулы утонул в разразившемся грохоте. Желание Кэйт спасти спутника было отчаянным. Энергия вырвалась раньше положенного. Девочка успела лишь зажмуриться, прежде чем взрывная волна вжала её в деревянную стену.  Тут же лицо обдало жаром, а вслед за этим полетела пыль. Кэйт оказалась вновь дезориентирована. Будучи не в состоянии удержаться на ногах, она, сползла вниз по деревянной стене и спустя мгновение пятой точкой приземлилась на землю. В ушах раздавался неприятный звон от взрыва. Из-за огромного столба пыли, поднятого взрывом, Кэйт закашлялась.
Первые несколько мгновений ей и вовсе ничего не было видно. Если предыдущие взрывы девочка создавала на относительно безопасном расстоянии, то на сей раз рвануло где-то рядом. Где именно - вскоре стало понятно. Пыль понемногу оседала и Кэйт, прекратив наконец кашлять, распахнула глаза. В дюжине шагов от себя, совсем недалеко от того места, где стоял совсем недавно старый маг, она увидела кратер с запёкшимися краями. Над воронкой дамокловым мечом нависло одно из зданий, ограждавших площадку. Строение под аккомпанемент зловещего скрипа медленно накренялось. Казалось, что ещё немного и фасад рухнет совсем, накрыв собою кратер и землю рядом с ним. А совсем неподалёку от воронки тем временем разыгралось представление – Виктор, вырвавшийся благодаря юной волшебнице из тёмных пут, теперь вовсю доказывал старику, кто здесь хищник, а кто – травоядное. И делал он это весьма жестоко, без остановки награждая бывшего мага крепкими ударами по лицу.
- Прекратите! Хватит! – крикнула Кэйтарайн куда-то в пространство, очень смутно расслышав собственную реплику из-за непереставаемого звона в ушах.
Не то, чтобы Кэйт желала спасти старика. Вовсе нет. Она знала лишь, что таким образом избивать человека, тем более лежачего – плохо. Пусть даже тот мгновением ранее и пытался тебя убить. В Гильдии учили ценить жизнь превыше всего. Каждый должен иметь шанс на исправление. Вслед за преступлением должно следовать наказание, безусловно, но не такое. А видя, с какой силой Виктор наносит последовательные удары по черепу старика, девочка сделала вывод, что тот пытается его убить. А если он это сделает – то чем Виктор лучше?
Впрочем, был в её действиях и другой мотив. Старик упомянул её мать. И вовсе не в том свете, как это по обыкновению делают на этом острове. Он знал имя, узнал её в Кэйт. Но сколько же лет прошло с тех пор, как она выглядела вот так? И что значит эта фраза: «У Ко получилось»? Что такого сделал её дед, что получилось? Вопросы так и останутся без ответов, если отвечать будет некому.
Кэйт, видя, что её слова не привели ни к какому результату, сорвалась к месту. Свежие ушибы вместе со старыми уже царапинами от падения вновь решили напомнить о себе, но Кэйт стерпела. Виктор занёс руку для очередного удара, но совершить его девочка не позволила, что есть силы впившись пальцами в плечо мужчины и потянула его на себя.
- Не надо, послушайте - обернувшись, Виктор одарил девочку до невозможности обжигающим взглядом, однако и её глаза ничуть не уступали ему в пронзительности, что, наверное, и заставило его прислушаться к словам девочки – он что-то сказал про моего деда и… он узнал меня… я… я не знаю как, но он знает что-то о моей семье!
Кэйт говорила быстро и взахлёб. Она по-прежнему плохо слышала собственную речь, потому кричала во всю глотку, хоть собеседник и находился совсем рядом. Никакой конкретики или конструктивизма в её фразах не было и быть не могло. Не столь важны были её слова, сколько взгляд.
- вот это, видите – девочка на мгновение перевела взгляд на старика и быстро нашла то, что её интересовало больше всего. С неожиданной ловкостью она сорвала кулон с шеи старика, разорвав державшую его ветхую цепочку – Это знак Гильдии Магов! Он должен что-то знать!
А в последнем она хотела убедить скорее себя, нежели Виктора. Чем дольше она говорила, тем больше начинала осознавать элементарные вещи. Лопнувший знак Гильдии красноречиво гласит о том, что его владелец не брезговал прибегнуть к тёмной магии. И эта сила, коей старик пытался разорвать Виктора – явно не та волшба, которой учат в Башне. Этот человек – чудовище. И, что страшнее, он как-то связан с семьёй девочки.
- он что-то знает… - повторила Кэйт переведя взор сначала на старика, а затем вновь посмотрев в глаз Виктору, уже тише, словно бы неуверенно, добавила – не убивайте его.
Фасад здания, всё это время медленно наклонявшегося над воронкой, рядом с которой происходила сцена, резко ускорил своё движение, которое стремительно превращалось в падение.

Отредактировано Cateyrin Firefly (2018-01-29 21:48:42)

+2

15

Вбивать голову старика в землю оказалось... увлекательно. Гёкте освободился от демонического наваждения в первые же секунды после физического контакта с недоброжелателем, но со стороны  совсем ничего и не изменилось: стражник продолжал обрушивать мощные удары на беззащитную ныне жертву, не видя ни единой причины останавливаться. Принцип малой крови, коим Эрик следовал всю свою сознательную жизнь, показался невероятной чепухой в контексте смертельного противостояния, где один мог разорвать второго на две части по единственному щелчку пальца. Это ощущение абсолютной беззащитности и предсмертного отчаяния, овладевшее Гёкте в последнюю секунду перед взрывом, антимаг чувствовал впервые.

Начальные реплики волшебницы оказались пропущены практически целиком. Эрик отлично расслышал каждое слово, но вот с пониманием сказанного категорически не складывалось. Субъективно всё происходящее воспринималось так, словно бы девочка внезапно решила заговорить на другом языке, но на интуитивном уровне стражник понимал, что произносимые слова ему отлично знакомы. Пережитый стресс, дополненный явным магическим дисбалансом, частично отразился и на его восприятии реальности, и Гёкте мог лишь надеяться, что его собственный демон не решит использовать разыгравшуюся ситуацию каким-либо нечестным образом.

Эрик понял, что постепенно возвращается в нормальное состояние, когда растерянность и непонимание сменились более привычным раздражением — раздражением от дурацкого костюма, от одержимого демоном старика, от сваливающихся с неба взрыводевок и от ужасного апрельского дня, в котором всё шло неправильно чуть ли не с самого начала.
- ..он что-то сказал про моего деда, - разобрал, наконец, Эрик, - это знак Гильдии Магов! Он должен что-то знать!
Антимаг с трудом поднялся с колен, по-прежнему не спуская одинокого глаза со старика. Последний продолжал дышать, но на его физическое состояние стражник не поставил бы сейчас и медяк. Иным людям хватало намного меньшего, чтобы навсегда потерять возможность вставать с земли без посторонней помощи.
Оно ведь не стоило того, да?

- Т-ты, - нейтрально прошипел Гёкте, выхватывая знак Гильдии из рук волшебницы, - никогда больше не прикасайся к человеку во время драки, - тот факт, что произошедшее намного больше походило на избиение беззащитных, антимаг решил опустить, - я должен был ударить тебя.

Волшебница не солгала — антимаг не впервые видел показанный девочкой кулон, но лопнувший кристалл значительно растянул время его идентификации. О причинах разрушения знака Гёкте мог лишь догадываться: в простонародье о магах ходило достаточно различных слухов, многие из которых не удавалось опровергнуть даже людям с самым что ни на есть магическим образованием.

- Когда... - Эрик запнулся, вспоминая о текущем состоянии старика, -...если он придёт в себя, у него появится шанс для второй попытки. Ты понимаешь?
Вместо волшебницы ответило здание, громким шумом заявившее о желании придавить и без того несчастного Гёкте. Ну и девочку заодно.

Моментально среагировать не получилось: всё ещё возмущённый происходящим антимаг кое-как зашевелился, стартуя с места с полуторасекундным запозданием. Поскольку горе-волшебница к тому моменту почему-то ещё оставалась неподвижна, было решёно прихватить с собой и её — раздавленные домами дети в план дня явно не входили. Можно было дотащить ребёнка прямо на руках, но куда более простым решением оказалось просто утащить девочку с собой за руку. Благо, выбежать из зоны поражения всё равно получилось.

- Ты как ёбаный мешок строительного мусора, - заключил Гёкте сразу после тщательного прокашливания от столпов пыли, поднятых в воздух после обрушения объекта, - весишь, в смысле. Тяжелее, чем кажешься.
Хотя мешки с мусором я за лапу обычно не таскаю...
О корректности используемых аналогий, равно как и об их уместности, Гёкте задумываться не стал. В какой-то извращённой мере он даже считал, что делает волшебнице одолжение; самого его в детстве невероятно раздражали моменты, когда взрослые вели с ним диалог совсем не так, как делали это между собой.

Когда в историю начали подключаться новые люди, привлечённые наделанным вокруг шумом, у антимага уже не оставалось сил даже на раздражение. Хотелось просто пойти и напиться, но момент пышного празднества было решено отложить до чудесного спасения.
- Вы! Вы зачем разрушили нашу кладовую? - ворвался вдруг незнакомый старикан, увидевший в произошедшем отличный повод для словесной агрессии, - это наказуемое деяние!

Но это ведь даже не я!!

- Я не разрушал её! Это херня! Я не разрушал её! Я не разрушал... - начал было возмущаться Эрик, - о, привет Влад!
Владислав Третий, как оказалось, уже несколько секунд стоял в десятке метров от произошедшего. Приятель выглядел до непривычного серьёзным — настолько, что Гёкте даже начал махать ему с виноватой улыбкой на лице.

- Эрик, а тебе точно стоило выползать из таверны, где ты предпочитал тихо и мирно гнить последние несколько месяцев? - разочарованно бросил Влад на подходе, не оставив от своего весёлого образа и следа, - пойдёмте, я всё устроил.

Отредактировано Gyokte (2018-01-31 01:43:55)

+2

16

Девочка, стараясь не вдыхать вновь поднявшиеся в воздух клубы пыли, обернулась и своими глазами убедилась в том, что вот уже третий раз за день её миновала перспектива стать расплющенной о землю. Дом рухнул, а под его обломками оказался погребён и старик. А вместе с ним оказались похоронены и ответы на многие вопросы. А возможно даже и путь к быстрому возвращению домой. Впрочем, возможно оно и к лучшему.
От грустных мыслей девочку отвлекла фраза Виктора, пробившаяся сквозь уже понемногу утихающий звон в ушах. Да так, что Кэйт, похоже, вернулась в своё обычное состояние:
«Что?! Он только что назвал меня ТОЛСТОЙ?!» - маленькие ручки сжались в кулачки, а в глазах вспыхнул огонёк ярости. И впрямь не ожидаешь услышать такое от взрослого человека.
- Манерам бы вас поучить – Кэйт старалась съязвить, но была уж больно хорошо воспитана, поэтому вышло так себе. К тому же, этот человек только что спас её. Уже который раз за день?..
Кэйт, не найдя более подходящих слов или жестов, применила свой фирменный показательный отворот с обидкой и тихонько так пробормотала в сторонку:
- Там это... спасибо, что ли.
Недовольных таким погромом людей ждать не пришлось – тут же начались попытки устроить скандал, от которых Виктор с таким себе успехом пытался отбрехаться. Благо его приятель подоспел как раз вовремя, чтобы увести их от места проишествия.
- Стоп, Эрик? – непонимающим тоном прервала Кэйт отца Эмилии, после чего обратилась к своему спасителю – вы же вроде Виктор, нет?
На что получила в ответ многозначительный взгляд от викторовского друга. Впрочем, тот сию же секунду пожал плечами и продолжил говорить:
- Ладно, не моё это дело, решайте сами, но сейчас слушайте внимательно – сказал он, не сбавляя, впрочем, шагу – вам повезло – прямо сейчас к отплытию готовится целый фрегат и его капитан согласился принять в команду ещё двоих абсолютно незнакомых ему людей прямо перед выходом в море.
Вторую часть фразы он произнёс с какой-то особенной иронией, словно пытаясь подготовить собеседников к тому, что будет дальше. Между тем, путники выбрались из лабиринта улиц на побережье, изрезанное бесчисленным множеством деревянных причалов и помостов. Кэйт наконец увидела то, чего так давно желала – море. Однако ожидания оказались сильно завышенными, ибо ей предстал отнюдь не живописный пейзаж, изобилующий лазурными тонами бескрайнего моря и огненными отблесками солнца на его волнах. Вместо этого она увидела просторную бухту, плотно заполненную разного вида кораблями и лодками. Вода здесь была мутная и зеленоватая, почти как в речке по весне. А горизонта не было видно и вовсе – терялся он за плотной невесть откуда взявшейся пеленой тумана, которая здесь, судя по всему, считается вполне себе обыденным явлением. Кэйт, не особо завороженная пейзажем, продолжила внимательно слушать приятеля Виктора:
- Это была ложка рома в бочке протухшей воды, из которой вам, похоже, придётся отхлебнуть – он печально улыбнулся и, выдержав небольшую паузу, обратился наконец к Виктору – ты же слышал о капитане Рамиресе?
По невероятному количеству выражений лица Виктора, сменившихся за пару мгновений, Кэйт сделала логичный вывод – слышал. Ох, что началось – крики, отборная ругань. Одна Кэйт недоумевала – в чём же дело? Отчего такая бурная реакция?
- Пойми ты уже наконец – другого шанса у вас попросту не будет. Взрывами вы причинили урон острову, потому Барон вас так просто не оставит.
Но даже такой весомый аргумент не смог убедить до конца Виктора, что ещё больше подогревало интерес девочке к персоне капитана.
- Кто такой капитан Рамирес? – спросила Кэйт, но её проигнорировали. Она повторила вопрос, чуть громче. Реакция та же. Не выдержав, она закричала на весь порт – ДА КТО ТАКОЙ ЭТОТ РАМИРЕС?!
В этот момент затихли все. Ругающиеся Виктор с его приятелем. Грузчики, моряки, рыбаки, коих здесь была целая толпа. Гармошка, мгновение назад, игравшая весёлый мотив, умолкла. Даже чайки именно сейчас решили заткнуться. И все вокруг как по команде ошарашено уставились на бедную девочку.
- Ой… я сказала что-то не то? – растерявшись, неуверенно пролепетала Кэйт, робко заозиравшись по сторонам.
- Какой к Скорму Рамирес?! – словно гром среди ясного неба, разрезал нависшую тишину чей-то очень громкий пронзительный голос - Кто этот мелкий демонический засранец-долбоящер, который только что подписал себе смертный приговор, назвав это имя?! Покажите мне его, чтобы из его рёбер я сделал себе чесалку для спины!
Толпа расступилась, и в образовавшемся проходе появился ОН.
[float=right]https://c.radikal.ru/c03/1802/73/031d51a31a85.jpg[/float]
Если Кэйт даже по меркам своего возраста особым ростом не отличалась, то этот товарищ был ниже её на голову, едва достигая, пожалуй, четырёх футов в высоту. И, не смотря на то, что покрыт он был слоем белого меха, а голову его украшали большие острые уши, это существо ну никак нельзя было назвать милым. Отчасти из-за того, что в руках его красовалось оружие, нечто среднее между алебардой и топором. Один глаз его был пуст и неподвижен, а украшал его внушительный шрам. Второй же горел огнём и желанием кого-нибудь убить. Только вот, судя по тому, как он озирается по сторонам, ещё не понял, кого именно. Кэйт быстренько спряталась за спину Виктора, лишь краем глаза выглядывая из-за него.
- Никак вы блять не научитесь. Сколько, кракен вас раздери, мне раз повторять: звать меня надо - Капитан Хуан Зло Мигель Родригес Пабло Диего д’Эспиноса Каутон де лос Рамирес. И никак иначе!
И всё же, он так и не понял, кому адресовать свои слова, потому просто ругался на всю улицу. Народ, тихо перешёптываясь, начал потихоньку расходиться, а незадачливый капитан по-прежнему остервенело озирался по сторонам, прищурив единственный зрячий глаз. Из этого Кэйт сделала вывод, что он ещё и немного подслеповат.
- Ну, была или не была – выдохнул приятель Виктора и направился прямиком к Рамиресу. Подойдя почти вплотную так, он громко кашлянул так, чтобы капитан сам обратил на него внимание, дабы не пришлось называть его имени – как и обещал, я привёл их, вот, принимайте в команду. Он – отличный боец, а за ним – перспективный юнга.
И учтивым жестом указал на Виктора, из-за спины которого робко выглядывала волшебница. Кэйт, поймав на себе пристальный взгляд капитана, спряталась ещё больше, моля всех богов, дабы тот вдруг не понял, кого он только что хотел пустить на материалы для чесалки. Похоже, удача сопутствовала Кэйтарайн: после недолгого зрительного контакта, капитан вдруг поманил рукой Викторова приятеля, словно желая тому что-то сказать на ухо. Тот наклонился, Рамирес, вплотную пододвинувшись к уху собеседника, внезапно заорал во всю глотку:
- Ты долбоёб?! Ты долбоёб?! Ты долбоёб?! – повторил он трижды, размахивая при этом топором в разные стороны, словно норовя кого-нибудь им зацепить, после чего, не сбавляя громкости, продолжил отчитывать собеседника – Я сказал, мне нужна КОМАНДА. А ты кого блядь привёл?! Сухопутные крысы, вот кто это! Мне нужны моряки, настоящие пираты! А это кто?! Нахер они мне, нахер, я тебя, сука, спрашиваю?!
Капитан предпринял ещё пару неуклюжих попыток со злости зарубить незадачливого рекрутёра, от которых он, как ни в чём не бывало, увернулся и отошёл на относительно безопасное расстояние. Капитан ещё довольно долго ругался, но, похоже, это состояние для него было вполне естественным, раз даже прохожие уже не обращали на него ни малешего внимания, стараясь лишь по возможности обходить его за десяток шагов.
- Ай, хер с вами, ладно, во имя Вейхе могучего, вы двое, салаги, быстро за мной – вдруг изменил своё решение капитан – живо, шааагом марш! И не отставайте, а то порублю в капусту!
«Мы же не собираемся идти… с ним» - Кэйт с мольбой посмотрела на Виктора, но тот и сам, похоже, не был уверен. Впрочем, его приятель тут же разрушил любые сомнения, указав на несколько персон в конце улицы, которые вначале шептались и тыкали пальцами в их сторону, после чего от них резко отделились двое парней и бегом скрылись за углом. Теперь, когда их обнаружение стало вопросом недолгого времени, у них попросту не оставалось выбора. Быстро попрощавшись, спутники двинули за капитаном. Тот, хоть и сказал им не отставать, сам двигался не очень быстро, напевая при этом какую-то старую морскую песню, в которой разрешалась извечная моральная дилемма: что же нам делать с пьяным матросом?
Вскоре капитан привёл их к длинному дощатому пирсу, к которому была пришвартована небольшая одномачтовая шлюпка со спущенным номинально белым парусом. Она была доверху забита бочками, ящиками и различными корабельными принадлежностями. Помимо этого в ней сидели два мужика в треуголках. Кэйт, будучи не сильна в знании кораблей, глядя на шлюпку, неуверенно спросила:
- Так это и есть ваш корабль?
- Что? – громко переспросил капитан резко развернувшись, но, не дожидаясь ответа, вроде как до него дошло – А, да! Всё правильно, юнга, это – мой корабль!
Рамирес с заметной гордостью посмотрел куда-то в сторону моря. Кэйт про себя отметила, что капитан ещё и глуховат. Проследив за его взглядом заметила, что смотрит он на весьма внушительный фрегат, стоящий на якоре чуть поодаль. Девочка разглядела также, что на его корме крупными позолоченными буквами выведено название.
- «Быс-трый Гон-за-лес» - прищурившись медленно прочла она его название вслух.
- Быстроходнее корабля во всём Ро… нет, во всём Кра… нет, во всём ми… что? А, да! Договор!
Один из моряков, сидящих в лодке, не вставая, протянул капитану пару листков пергамента, на которых было что-то написано и перо в мутной чернильнице. Тот, в свою очередь, передал листки Кэйт и Виктору. Услышав слово «договор» юная волшебница ожидала увидеть как минимум перечень обязанностей сторон, но:
- Здесь же просто каракули какие-то! – возмутилась она.
- Точно! А знаешь почему так? Нет? ПОТОМУ ЧТО Я НЕ УМЕЮ ПИСАТЬ! – в привычной ему манере проорал Рамирес, после чего залился хриплым смехом. Аккомпанемент ему тут же составили моряки из шлюпки. Кэйт, не желая вновь стать объектом злости капитана, нашла в себе силы издать несколько нервных смешков, после чего с надеждой посмотрела назад. А по берегу тем временем двигалась делегация людей, которые явно кого-то ищут. Из двух зол выбирают меньшее. Не желая быть сожжённой, Кэйт быстро расчеркнулась пером на пергаменте.
- Поздравляю! – воскликнул он, забирая листки обратно - Отныне вы больше не сухопутные крысы, якорь мне в бухту! А теперь бегом марш на борт и отчаливаем прямо сейчас! БЫСТРО!
Кэйт неуклюже ступила на борт покачивающейся на волнах шлюпки и тут же чуть не грохнулась с непривычки. Неуклюже ступая, она пробралась меж бочек и ящиков к другому, дальнему от причала борту. Туда же, вслед за ней, проследовал и Виктор, расположившись напротив. Моряки, до этого спокойно сидевшие в шлюпке, оживились. Один принялся отдавать швартовы, второй же занялся парусом. На пополнение в их рядах они, казалось, не обращали абсолютно никакого внимания. Тому, что их капитан только что принял в команду двух абсолютно незвестных людей, один из которых – девчонка, они словно бы вообще не удивились.
- Курс на «Быстрый Гонзалес»! Полный вперёд!
Капитан дал приказ, шлюпка медленно поползла по водной глади. Кэйт сидела, обхватив колени руками, немного отстранённо глядя на медленно удаляющийся город. Где-то там, на причале их всё ещё искали. Над крышами домов развевалась тонкая струйка чёрного дыма, исходившая вероятно, от всё ещё догорающего амбара. Кэйт стала вспоминать о событиях сегодняшнего дня. Впервые девочка чувствовала себя в полной безопасности. На неё вдруг навалилась накопившаяся за день усталость. Все тревоги медленно отступали, боль от ссадин становилась всё глуше. Звуки моря и лёгкая качка успокаивали, клонили в сон. Кэйт, уткнувшись лицом в коленки, уснула.

Отредактировано Cateyrin Firefly (2018-02-01 15:15:18)

+2

17

Рефлексируя на тему произошедшего сегодняшним днём, Гёкте с несвойственной ему поэтичностью вдруг нарёк себя человеком, под которым начинают гореть любые мосты. Отныне для него оказывался закрыт не только Росентаун, но и славный Рокс, приютивший горе-стражника в момент абсолютной растерянности и неопределённости. Вкупе с провальным выступлением в Гильдии Авантюристов, из которой Эрик ушёл с кучей до неприятного крупных штрафов, картина получалась откровенно безрадужная. И это если не вспоминать кончину всего антимагического отряда и, чем Скорм не шутит, бесславное бегство с полей семейной жизни... Здесь ведь даже самый непробиваемый болван начнёт подозревать, что что-то делает неправильно.

- Э, мелкая, - устало бросил Гёкте, поудобнее устраиваясь в шлюпке, - как понимаешь, я всё-таки довезу тебя до твоего старика... Если мы переживём это плаванье, конечно. - закатил глаза, - Но тебе придётся дорого за это заплатить.
Изначально Эрик подразумевал исключительно денежную компенсацию, поскольку отлично запомнил обещание волшебницы о том, что за её возвращение он обязательно получит достойную благодарность. Фраза, однако, быстро заиграла новыми красками, когда антимаг вспомнил о потенциальной причастности некого Ко к истреблению всех его единомышленников.

Хватало поводов и для недовольства самой волшебницей, одним своим появлением превратившей паршивую ситуацию в самое настоящее бедствие. Ребёнка обвинять ни в чём не хотелось, но взорванный амбар Гёкте простить так и не смог — именно там ведь и был поставлен жирный крест на какой-либо возможности вернуться. Подожжённое-то здание в городе успешно потушили бы элементальные маги, часть из коих была назначена самим Бароном как раз для реагирования на подобные случаи. А с подорванным что делать?

- Ты, главное, возникай поменьше. И выкинь пока из головы эту дурь со своими, ну, артистичными обидами, да? - Гёкте вновь обратился к волшебнице, бессовестно пользуясь глуховатостью капитана, - на корабле ввяжешься во что-то — спасать себя будешь сама. И имя в бей в башку себе: капитан Хуан Зло Мигель Родригес Пабло Диего д’Эспиноса Каутон де лос Рамирес. Никак иначе.

Да, Эрик действительно помнил имя коротколапого капитана целиком. Когда Владислав на спор заставил горе-стражника выучить полную именную форму "какого-то чудака", Гёкте много смеялся и постоянно шутил на тему того, что лучше бы ему это не пригодилось. Урок усвоен: с шутками стоило быть осторожнее.

О самом капитане слухов ходило столько, что сейчас рассуждать на тему их правдивости было совершенно бесполезно. В тавернах красноречиво рассказывали что-то про контракт Рамиреса с могущественным демоном (кого-то напоминает), что-то про потерянный в бою с огромным монстром глаз (надо же, снова сходство), что-то про неадекватность и слабоумие... Точно Эрик знал только то, что в Рокс никто из набираемых капитаном моряков не возвращается, поэтому здравомыслящие люди дел с ним обычно не имеют. На корабле уверенно можно было ожидать очень колоритную команду, в которой на одну адекватную персону будет приходиться по два эталонных отморозка. Не заскучаешь.

Когда Гёкте хотел было бросить благодарность задремавшей волшебнице за своё спасение в бою со стариком, Рамирес вдруг запрыгнул на близстоящую бочку и запел знакомую антимагу песню. Стойкое желание заткнуть объявившийся раздражитель быстро сменилось осознанием того, что поёт коротколапый отнюдь не так уж и плохо. Когда капитана решили поддержать два других моряка, Эрик с удивлением для себя самого решил подключиться ко всеобщему веселью.

Именно так - под неуклюжее пение про напившихся матросов и ром для капитана - Гёкте и попрощался с ещё одним потерянным городом на своём пути. И хотя по голове гуляли злые шутки о том, из какого населённого пункта антимаг будет бежать в следующий раз, Эрик ждал завтрашний день с давно забытым для себя самого чувством — чувством предстоящего приключения.

Отредактировано Gyokte (2018-02-04 12:39:09)

+3


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 23.04.1213 - Как снег на голову


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC