http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/81475.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/34618.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/24516.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/82146.css

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir

От 09.01.18

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

А еще настоящее время в игре сдвигается вперед. Теперь вы можете создавать эпизоды в январе 1214 года. Более позднее время пока что закрыто для отыгрышей и доступно только в разделе "Иные миры".

Кроме того, открыт набор на вакансии мастеров игры!


Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-21 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты

Настоящее время - весь 1213 год и январь 1214
Конкретный момент исчезновения принцессы - март 1213 года.

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Нынешнее время » 27.08.1213 Встретились два полудемона...


27.08.1213 Встретились два полудемона...

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Дата и время:
27.08.1213 день, возможно вечер.

2. Место действия | погода:
Некий небольшой городок, ранним утром прошёл легкий дождик, но весь остальной день тепло и солнечно.

3. Герои:
Элке, Ростик и Шаресс.

4. Завязка:
Странствующих магов в небольшой городок привели слухи о ценных магических рукописях, пока маги занимаются своими делами их подопечным выдался шанс побывать на ярмарке. Кто знает кого ещё занесёт в этот городок?

5. Тип эпизода:
Открытый

Отредактировано Sharess (2018-01-02 17:07:31)

0

2

Элке любит лето. Можно побродить босиком, сверху накинув лёгкую мантию. Можно почитать книги и ученические свитки где-нибудь на балконе, откуда дует тёплый и приятный ветерок. И, конечно, никакого холода! Зато солнца так много, что в нём, кажется, можно купаться.
И даже во время летних странствий, когда юная полудемоница сопровождает своего наставника, на её лице нередко мелькает лёгкая и светлая улыбка: вокруг — лето. Как маленькое собственное счастье.
   
Ау, — ойкает Элке, приземлившись на колени. Неловко запутавшись в подоле мантии, она запнулась, а как итог — оказалась на земле. Торопливо вскочив обратно на ноги, она отряхивается, виновато озирается по сторонам — заметил ли учитель? — и, успокоившись, выпрямляется. Кажется, не заметил. И грязи не осталось, только чуть-чуть пыльно.
Они с наставником в лавке. Одна из многочисленных в этом городе, но — с книгами. Пахнет старой бумагой, чернилами, какими-то травами, видимо, для сухости. Пергаментом. Девочка с восторгом вдыхает полной грудью и чихает — и тут же стыдливо прикрывается рукавами.
   
— Постой здесь, — ёмко, равнодушно кивает учитель на дверь. Элке краснеет до кончиков ушей, но послушно выходит наружу, опирается о стенку. Опускает голову. Может, они подумали, что она замарает все эти книги, уронит что-то? Или помешает их разговору? Элке обычно молчит и никогда-никогда не прерывает чужие беседы, но, похоже, этого всё равно недостаточно, раз наставник предпочитает её просто выпроваживать куда-то.
Не страшно.
Она подождёт.
   
А на улице — ярмарка. Лавка-то в переулке, неподалёку от главной площади, откуда шум и гам. И, хоть Элке и не по себе, она всё же поднимает голову и неуверенно смотрит туда, где звучат песни и крики.
"Я только недалеко", — осторожно убеждает девочка саму себя. И делает несколько шагов вперёд, не планируя, в общем-то, идти дальше — ей ведь наказали тут стоять, верно? Поэтому...
Поэтому, когда её случайно сносит ватага мальчишек, бегущих со всех ног как раз в сторону ярмарки, ученица Деорсы теряется. А вслед за ней девается куда-то и кулон, не очень крепко державшийся на шее. Мелькнул, блеснул на солнце — и нырнул в толпу.
   
Когда Элке, уже пыльная и лохматая от таких приключений, наконец-то находит дорогой подарок учителя, вокруг неё царит тот самый ярмарочный шум и гам, а сама девочка, крепко сжав в ладошке кулон, зачарованно оглядывается: рядом — праздник.

+3

3

"И что бы мне не родиться... ну, например, альраном?" — думал мальчик, прожёвывая грушу и глядя на продавца-лиса. Ну, не лисом, торговать фруктами неохота, а, например, енотом. Сейчас бы не бродил по городам, а с тринадцатью братьями и сестрами на речке в Росентауне белье полоскал. Но перспектива полоскать белье, впрочем, была куда как безрадостнее. Да и не стать уже енотом даже в искреннем порыве. Он был Двойкой Пик и был здесь и сейчас. Путь у него тоже был всего один, и пролегал при этом через этот городишко. Где не было никакой работы для будущего Вальта пиковой колоды. То есть, она, конечно же, была, но давать ему её не спешили. А спешили попрощаться, давая понять, что он здесь не особенно нужен, — особенно накануне ярмарки. Нет-нет, охрана там тоже не нужна, у города всё под контролем, спасибо за предложение.

Поэтому Двойка решил, что денег на груши у него, конечно же, нет. То есть, они, конечно же, есть, но платить за неё он спешить не будет — мальчик не видел смысла платить за одну-единственную грушу. Или две. Спасибо за предложение.

Он, впрочем, был готов к последствиям. Уже заготовил стандартное выражение лица номер восемь "а я? а что я, а это не я, а оно само!", левая лапка за спиной всегда была готова скрестить пальцы, улыбка была белозубой и обаятельной, а сам Двойка был большеглазым и милым. Словом, не ребёнок — сказка. Хоть к ране прикладывай.

Впрочем, вокруг было особенное ярмарочное настроение, — ощущение праздника, приятное возбуждение и веселые лица. Это настроение было и у лиса, торгующего фруктами, и даже Двойке оно волей-неволей передалось. Альран смотрел на мальчика, тот смотрел на альрана. Вокруг смеялись, болтали, бежали, гуляли, торговались, здоровались. Мальчик и альран молчали.
— Как груша? — спросил лис.
— Замечательная, — искренне похвалил Двойка.
Помолчали.
— А вы?.. — осторожно спросил Двойка, чтобы нарушить тишину, сам не зная, что имеет в виду.
— А я да, — точно так же конкретно ответил тот.
— А... Тогда да, — Двойка понимающе кивнул.
Ещё помолчали.

Затем лис протянул лапу.
— Фон Скрябин.
— Чего? — не понял Двойка.
— Зовут меня так, — пробасил фон Скрябин. — Предки как в города перебрались, вообще подурели. Дурная мода на людские имена. Главное, почему так? Твоё имя не спрашиваю, соврешь ведь. Бери ещё грушу, все равно — какая тут торговля, все за сладостями ломятся сегодня. Садись вон на мешок.
Двойка взял, сел.
Дружелюбие альрана удивляло. Тот со своей лисьей проницательностью это явно отметил.
— Я альран-лис, — сказал фон Скрябин, рассмеялся. — Для нас нормально задумать одно, сделать второе, рассказать третье, а что мы хотим от этого, вообще никто не знает. Мне, например, поручено тебя задержать сейчас, всекаешь? И доложить, что ледяной ходок лазит по ярмарке, пугает наглым видом прохожих и ест груши, не заплатив. Всекаешь?
Двойка медленно кивнул, показывая, что всекает. Итак, слухи пошли, команды отданы. Прекрасно.
Мальчик с тоской подумал, что опять вот одно и то же, и теперь вместо уничтожения груш и сладостей придётся снова бороться с проблемами. "Дайте, сволочи, хоть день пожить по-человечески, а?".

— А я вот не буду! — фон Скрябин произнес это с вызовом. — Пошло оно все. Я лис из вольных, мой дед с Волчьим Легионом пиво дул запанибрата, с самим Грим Джоем дружбу водил, а меня тут налогами, патентами и уравнительным! Дед фехтовальщиком был, за эльфов рубился, пока лучники аваринские не прижали, отбивался, сто, блин, пятьдесят одна зарубка на эфесе, а мне тут детей сдавать в холодную. Не буду.
Мальчик автоматически прожевал грушу, проглотил.
— При старом-то государе дела иначе шли, — альран снизил голос, оглянулся, тряхнул заплетенной в традиционные косички гривой. — А теперь поди знай, что оно будет. Что-то сегодня тут затевается, и я надеюсь, что это не ты.
Двойка подтвердил — не он.
— Ты не нарывайся тогда. Я тут на ярмарке не единственный агент нашего градоначальника и его хранителей порядка, но единственный знаю, как ты выглядишь. Те ищут не ребёнка, а промерзшего громилу в полном доспехе, весёлого как оживший мертвец, с которого сосульки свисают. Молва о вашем заведении суровая ходит. Я не выдам, в гробу видал я эту службу.
— Зачем тогда на охранку трудитесь? — осторожно спросил Двойка.
— Жрать чего-то надо, — пожав плечами, объяснил фон Скрябин. — Приходится крутиться. Мне налоги повышают и даром груш не дают. Не то, что некоторым, вон щёки наел.

Двойка изумлённо уставился на альрана. Он был худющим от природы, а тренировки в Ордене совсем не располагали к ожирению. Без одежды все рёбра напересчет, ноги тоньше, чем у этого лиса руки. Разумеется, он не выглядел отощавшим, тут лис был прав, но упрекнуть в излишней щекастости мальчика было невозможно. Он хотел было удивиться вслух, но вовремя заметил в глазах Скрябина веселые искорки, — тот шутил.
— Щёки как щёки, — Двойка с показным равнодушием пожал плечами. — Глядишь, ещё и ты наешь, дядь Скрябин. А может, и не затевается тут ничего.
— Как же, — махнул рукой Скрябин. — То-то тут целая делегация магов понаприехивала. И не просто понаприехивала, а и понаостается, попомнишь мои слова.

Двойка пообещал попомнить.
И задумался о том, что тут может затеваться. А ещё о местных стражниках, хранителях порядка.
Их тоже хотелось попомнить, и как можно крепче.

Вдруг мальчик почувствовал покалывание в шрамах. Не просто магическое присутствие. Что-то ещё, что-то другое, большее. Но вместе с тем не опасное. Что-то... непонятное. То же, что чувствовалось тогда, около Фарна...
Он посмотрел на лиса. Тот кивнул.
— Иди, малец. Но не заставляй меня пожалеть о моём решении.
— Спасибо за груши, дядь Скрябин.

Двойка поднялся, всмотрелся в толпу в надежде заметить источник присутствия.

+3

4

Путешествовать вместе с опекуном Шаресс нравилось более чем очень, было неожиданно, что  вместо возвращение домой он предложил это путешествие, но... Как же она была счастлива. Нет, конечно она и домой была бы рада вернуться, но так  её любопытство получало больше пищи. Приехали в этот небольшой городок практически ночью так, что первым  местом, которое они посетили был постоялый двор. Сейчас демонесса была в образе ребёнка так, что получила дополнительный бонус в виде кружки молока с мёдом. После ужина они отправились в снятую комнату где девочка компактно и уютно пристроилась под боком у опекуна.
    Утро кроме завтрака принесло чудесную погоду для прогулок, когда они вышли утренний дождик уже прошел и  капли воды сияли на солнце подобно самоцветам, а над площадью где разбили палатки и прилавки торговцы, о сколько всего было на последних. Глаза маленькой демонессы просто разбегались, хотелось посмотреть всё-всё, а что-то пощупать и даже на зуб попробовать, особенно её зачаровал прилавок где были развешены разные украшения из стекла и кристаллов, поделочных камней, не только для людей, но и для интерьера. Все эти поделки сияли и искрились на солнце, что девочку совершенно завораживало. Заметив, что Шаресс замерла эльф улыбнулся.
-Хочешь посмотреть товары? Хорошо, только далеко не отходи от этого прилпвка, если что я в лавке вон в том здании видишь?-Дождавшись утвердительного кивка Ривалис достал несколько серебряных монеток и вложил ей в руку.-Можешь купить себе, что-нибудь.
Потрепав девочку по волосам он вошёл в дом, который находился совсем рядом. Шаресс проводила его взглядом запоминая нужный дом, а потом сжимая в кулачке монеты осмотрелась - голова кругом шла от перспектив. "Но прежде чем покупать нужно всё осмотреть и... я ведь могу купить ему подарок!" Она радостно пискнув подпрыгнула и резко обернувшись чуть не натолкнулась на другую девочку.
-Ой, прости...-Сделав шаг назад она  с интересом посмотрела на девочку с необычными розовыми волосами, если сама полукровка сейчас выглядела лет на 7-8, то розоволосое создание было явно несколько старше.-С вами всё в порядке?
Незнакомка показалась маленькой демонессе совсем расстерянной.

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/ae/7e/b8/ae7eb8e6d807b8f6dc6049cf531c09ab.jpg[/AVA]

+1

5

Дух празднеств всегда завораживал Элке. Будь то чёрно-оранжевые огни на Теновье или тёплые, светло-жёлтые свечи в Йольский вечер, а может, розовые лепестки на день Мара и Кйены — не так важно, ведь все они, казалось, имели отдельный уголок в сердце девочки.
Ярмарка же — родственник праздников. Особый, весёлый и неугомонный.
И шумный.
Может, бывай Элке чаще (или вообще хоть когда-нибудь) на таких мероприятиях, она бы знала, что ярмарки влекут её куда меньше традиционных празднеств, а отчасти ещё и пугают — шумно! Многолюдно! Столько всех и вся! — но... Но нет, она не знала. И была заворожена настолько, что замерла на месте, прижимая ладошку с кулоном к груди и вертя головой.
   
Мысль о том, что надо немедленно вернуться к лавке, пока ещё не появилась. А зря.
   
Салем моргает. Вздох — осторожный, тихий. Она наконец делает шаг... И едва-едва не сталкивается с ребёнком — девочкой, немногим младше неё самой. На щеках отчётливо проступает румянец, виноватый, стыдливый, хвост нервно дёргается — и какое счастье, что его под мантией не видно.
 
Ученица Деорсы приседает на корточки, оказываясь ниже той малышки, которую чуть не сбила с ног.
   
Прости, это я должна была извиниться, — мягко улыбается Элке. Она любит детей. Когда-то даже мечтала о младшем брате или сестре — да вот неоткуда их взять. — Всё хорошо.
   
Сейчас Элке чувствует себя на удивление взрослой. И, наверное, сильной. Волнение, вызванное ярмаркой, отступило назад, зато некоторое беспокойство — что здесь делает такая маленькая девочка? Не сшибут ли её злые мальчишки, не украдут ли чего? — на миг проявляется на светлом лице.
А кроме того, чутьё — не то магическое, не то и вовсе демоническое — вдруг ясно стукнуло. Неужели малышка — будущая волшебница?
   
Как тебя зовут? — осторожно спрашивает Салем.

Отредактировано Elke Salem (2018-01-03 20:08:05)

+2

6

К чему Двойка оказался не готов, так это к тому, что источником присутствия окажется девочка. Любая из них.
Несмотря на то, что одна была, похоже, его ровесницей, а вторая и вовсе малышка лет восьми.

Он хихикнул с мыслью о том, что искал-то на самом деле что-то страшное и демоническое, исполинское, неописуемое. А в итоге что? Ребёнок? Вспомнил, что альран-торговец говорил про местных сыскарей, которые тоже искали вместо мальчишки сурового рыцаря в чёрных доспехах. Плохо быть во власти шаблонов, — кивнул сам себе мальчик и решил сосредоточиться. Кто-то из них. Но кто?

Некоторое время назад он убедился, что Скрябин не врал, — магов в городе и впрямь было немало. Не много, это да, но и не мало. Весь этот летучий цирк с мантиями и чернильницами производил впечатление огромной аллегорической каракатицы, которая в данный момент уже откаракатилась восвояси, оставив Двойку в некотором смятении. "Соколы вы мои книжные", — подумал мальчик. "Вороны здешних мест". Почему-то эти волшебники произвели на него самое тягостное впечатление. Окна бы им побить кирпичом...

Тем не менее, у нас тут две девчонки. В одной из них ощущается присутствие.
Уж не с ними ли тут что-то... "затевается"?
"Разъясним", — подумал Двойка и решительно вышел знакомиться, снова став милым, симпатичным и добрым.

— Привет, — крикнул он с самым дружелюбным видом и помахал рукой. — Крутая ярмарка, скажите?

Он обнаружил, что даже немного выше девочки, которую считал своей ровесницей. Одет Двойка был вполне цивилизованно по местным мальчишечьим меркам — крепкие ботинки темной кожи с большими ушками, из голенища правого торчал щербатый нож самого ублюдского вида, широкие штаны в полоску, простая льняная рубаха, подлатанная и чистая, но видавшая виды. Поверх неё мальчик нацепил невозможно прекрасный синий камзол, который, разумеется, был ему велик. Волосы на фоне загоревшего лица казались еще белее, чем были на самом деле. Через плечо мальчик нес кожаную сумку, удобную, неладно скроенную, да крепко сшитую. В ней были хлеб, сыр, вода, набор карт, несколько взятых в дорогу груш, теплый летний ветер, — но почти не было денег.

Впрочем, сейчас Двойку волновало не это.

— А что вы? — спросил он. — Уже смотрели там это... ну такого, с ушами?
Где там и какого с ушами, Двойка, разумеется, не имел понятия.
Шрамы немного покалывало. Определённо он был прав в своих предположениях.
— Меня... Ростик зовут, — он невольно запнулся. — Дурацкое имя, знаю. Я... помощник вон того альрана, который грушами торгует. Теперь вы знаете обо мне почти всё, а я о вас совсем ничего. Вас как зовут?
Мальчик полез в сумку и достал оттуда две груши, спелые и аппетитные.
— Вы берите груши, сестрички, — сказал он, добродушно улыбаясь. — Не стесняйтесь.

Скрытая добродушной улыбкой и веселым выражением глаз одна тревожная мысль вдруг пронзила Двойку.
А что, если присутствие не в одной девочке, а... в них обеих?

+1

7

Смотря на розоволосую девочку полукровка задумчиво убрала прядку за ушко ненароком продемонстрировав, что оно по эльфийски острое. Чувствительная к магии демонесса ощущала магию в нечаянной собеседнице, так, что не удивилась бы узнав, что перед ней ученица какого-нибудь чародея. Но гораздо больше внимания беловолосая девочка уделила тому, что ощущала в эмоциональном плане.
-Меня зовут Шаресс.-Тепло и доброжелательно улыбнувшись юной волшебнице полукровка протянула  ей руку для рукопожатия, потом быстро спохватившись, что в этой  монетки и поменяла руку. -А как тебя зовут?
Шаресс хотела ещё, что-то сказать, но её прервало появление мальчишки, который был тоже несколько старше её нынешнего облика.
-Какого с ушами?-Похлопав ресницами она удивленно посмотрела на светловолосого незнакомца.-Шаресс, а почему вы считаете своё имя дурацким?
Искренне удивившись полукровка не смогла удержаться от вопроса, потом она посмотрела на спелые груши, перевела взгляд на альрана, вновь на груши...
-Нет, спасибо я совсем недавно ела.-Она помотала головой, в общем-то девочка не врала, хотя учитывая её природу обычная пища смертных так такового насыщения не приносила так, что тут сыграло роль то ли равнодушие к грушам, то ли увещевания эльфийского мага относительно угощений от незнакомцев возымели действие. Чуть склонив голову на бок она смотрела на паренька. Диссонанс. Открытая, добродушная улыбка, веселые искорки в глазах и чувство тревоги... Не такой как у Элке, другого оттенка, хотя та  свои чувство совсем не скрывала, а Ростик мастерски. Если бы не эмпатия, то Шаресс и не догадалась бы, что его, что-то тревожит. И она это прекрасно понимала. Девочка оправила бело-голубое платье и посмотрела на розоволосую юную магессу.
-Я хочу найти подарок для опекуна, тут столько всего... наверняка, что-то найдётся.-Она заозиралась, глаза действительно разбегались, а уж с учетом того, что Шаресс и сама не представляла, что именно хочет найти.-Я буду рада компании.
На губах девочки вновь расцвела улыбка, в большей степени предназначенная юной чародейке.

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/ae/7e/b8/ae7eb8e6d807b8f6dc6049cf531c09ab.jpg[/AVA]

+2

8

"Интересно, будь у меня сестра, была бы она такой?".
"Может, надо сказать о волшебнице наставнику?".
"Или нет. Не бродяжка ведь по виду, а отлучать от семьи так рано не надо".
   
Мысли — разные и непохожие, порой и вовсе несвязные — одна за другой мелькают в светлой голове. Элке их не останавливает, но и не собирается хвататься за какую-либо: пока думает, с любопытством и дружелюбием смотря на малышку. На миг Салем пытается вспомнить — а была ли она сама похожа на этого ребёнка в такие годы? Сколько же ей... Шесть, семь, может, все восемь. Именно в этом возрасте полукровка уже покинула приют и находилась под опекой наставника — и, признаться честно, по сравнению с приютом это было очень хорошо.
   
Мое имя — Элке, а ещё можешь звать меня Эл или Салем, — улыбается девочка, осторожно и мягко пожимая протянутую ладошку. Надо же, даже меньше, чем у неё, худенькой ученицы Винсента. Её переполняет какое-то малопонятное, но тёплое чувство, и Элке сходу определяет его как заботу или симпатию.
Она не уверена, стоит ли что-то ещё сказать или же пока помолчать, давая Шаресс возможность говорить о чём хочется, но по итогу склоняется к первому варианту.
   
Правда, ничего толкового так и не слышно: беседу, которая даже не началась, вдруг прерывает явление ещё одного человека. Мальчишка — такой уличный, лохматый и боевитый, словно только-только из драки выбрался — возник ужасно бесцеремонно и беспечно и сходу начал болтать обо всём, кажется, что только думал.
   
Элке теряется: к такому напору она не привыкла, да и ровесников-мальчиков, честно говоря, несколько опасается. Приютские воспоминания услужливо подкладывают какие-то не самые благополучные моменты из раннего детства, и девочка наконец-то поднимается на ноги, причём делает это так, чтобы оказаться между маленькой Шаресс и незнакомым (но уже представившимся) Ростиком.
Что-то тревожит. Что-то — и не только саму Салем, но и тех, кто рядом с ней. Отчасти это ощущается чутьём, отчасти — банальной эмпатией, которой у девочки вдоволь, а вот умения сладить с ней и понять — куда меньше. Где-то на краешке сознания начинает витать нечто беспокойное и даже нервозное, однако полукровка так увлечена реальностью вокруг, что это "нечто" попросту не может заявить о себе.
   
Привет, — решается наконец ученица мага. Спорить, ссориться или начинать войну — это не то, чего ей хотелось бы. А вот привести всё в порядок мирно... Почему же нет? Тем более, что идти против норм вежливости она попросту не может. — Приятно познакомиться, Ростик, меня зовут Элке. Спасибо, не надо...
Она запинается, отчего-то чуть краснеет — и правда к общению и доброму отношению не привыкла — и поднимает серьёзный взгляд лавандовых глаз на мальчика. Волосы пока скрывают её заострённые уши, а цвет глаз... Ну, что же, его скрыть не так просто.
Шаресс так не вовремя упоминает о поисках подарка, и Салем, уже успевшая взять на себя каким-то чудом ответственность за малышку, понимает, что не сможет отпустить девочку одну на ярмарку.
 
Значит, помогаешь тут? — осторожно уточняет вдруг полукровка, обращаясь к мальчику. Улыбается светло Шаресс, мягко берёт её за руку. И вновь поднимает взгляд на Ростика, на этот раз — неожиданно неуверенный. — Может... Может, проводишь нас, пожалуйста? Покажешь, как тут всё и где.
Элке, практически никогда ни у кого ничего не просящая, заливается краской до кончиков ушей, но взгляда не отводит. Ну нет, она ведь не трусиха. Вдруг сумеет не только малышке помочь, но и узнать, что же всех тревожит.

Отредактировано Elke Salem (2018-01-04 19:28:16)

+2

9

— Да так, — неопределённо кивнул мальчик. — Не нравится мне имя, и всё. Идём.

Вот такие бывают люди на свете, — сказал он себе. Вот так просто "привет, Двоечка, пошли, веди нас вперёд, конунг".
Это было необычно, наивно и очень по-детски. Мальчик вздохнул. Ладно, раз девчонки считают его местным, значит, так тому и быть. Им нужен какой-то подарок для какого-то опекуна, что само по себе понятно и естественно, вот только в этом городишке, где в воздухе фисит напряжение и столько фальши, что можно от неё отрезать кусок и домой унести, — что тут вообще может быть естественного?

Впрочем, сами по себе девочки Двойке понравились. Симпатичные, не задаваки, одна себя ведёт так, будто Двойка без пяти минут министр, вот прямо хочется купить ей мороженого и за руку отвести домой. Вторая была помладше и порешительнее, но тоже ничего подозрительного в её поведении мальчик уловить не смог. Покалывание в шрамах при этом только усилилось. Мальчик подавил в себе раздражение.

Он пошёл чуть вперед, как положено местному, — а раз уж назвался местным, изволь соответствовать, — взявшись правой рукой за нестриженный затылок. Направлялся он к ярмарочным рядам, где продавалось многое и всякое. Что-нибудь их точно заинтересует, а пока... пока оставалось наблюдать. И получать удовольствие — всё же побродить по ярмарке мальчику и самому хотелось, а в компании двух вежливых и опрятных девочек никакой Идущий случиться не может. Он маленький и милый, у него две невозможно хорошеньких девочки в попутчицах, а одна другую при этом держит за руку. Над городом от такого уже радуга должна взойти. Поэтому стража если и обратит на них внимание, то совсем не из-за их преступных намерений.

— Подарки это конечно. Подарки это правильно, — он рассмеялся. — Тут в ярмарочную пору чего только не продают! Диковинки со всего мира! Где еще можно купить эльфийскую улюлютню или гномьи сапёрные грабли? А циркониевый браслет, помогающий от всех-всех болезней? Потрогать и приобрести генератор миражей? В позапрошлом, что ли, году даже продавали среднее ухо синей лисицы, — говорят, что оно приносит счастье, если хранить их в кошельке! Аваринская книжка, я папке ныне покойному, земля ему ватой, купил как-то, бестселлер, историческая книга невиданной ценности "Сборник обещаний королей Аккада"! Были и подороже штуки, — мрачные волшебные фолианты, один даже открыть не дали. Там ещё надпись на обложке "Тысяча чертей!". У, жуть. Какой-то усач в шляпе забрал, только его и видали.

Двойка постепенно развеселился.

— Если в этом году приготовили гномский пирог, то я клянусь своими ушами, попробовав его, домой вы отсюда в срок не поедете! Хотя, дело не во вкусе...  — он задумался. — А на алхимических столах там и вовсе чудеса. Приворотное зелье, отворотное зелье, первичный бульон, цитоплазма на разлив, банка свежего аниме, или уже готовая, например, сыворотка лжи! Да-да, сыворотка-навыворотка! Чего только нет! Были бы деньги и было бы желание...

Они подошли к прилавкам.
На лице Двойки была широченная довольная улыбка.

Отредактировано Rostique Boux (2018-01-05 12:40:40)

+2

10

То что Элке предложила Ростику их проводить стало и для Шаресс неожиданностью, но на обретение провожатого беловолосая  девочка лишь философски пожала плечами. Ну провожатый так проважатый. Девочка чуть крепче сжала руку Эл, как бы не смешно не показалось бы это со стороны, но маленькая демонесса чувствовала примерно такое же чувство ответственности, как и ученица Деорсы, возможно всему виной то чувство растерянности, которое ощутила Шер, когда впервые увидела Эл. Сама она сейчас чувствовала себя куда уверенной, возможно потому, что ощущала, что Ривалис достаточно близко и не сомневалась, что в случае необходимости найдет его. Мальчишку взявшего на себя роль экскурсовода она слушала в пол уха, в основном внимание полукровки было приковано непосредственно к прилавкам. И тут злую шутку сыграл с ней маленький рост. В некоторых случаях девочка даже прыгала на месте пытаясь хоть, что-то рассмотреть. К счастью совсем высоких было не так уж много.
-Нет... Книги и свитки он знает лучше меня...-Тихо пробормотала девочка рассудившая, что раз её наставник покупает их не здесь значит на то есть причины. Сунула нос в зелья, принюхалась, чихнула и тихо фыркнув пошла дальше. "Могущественные" артефакты она тоже посмотрела, но было заметно, что они девочку не заинтересовали, полукровка чувствовала, что и в тех где магия есть её в общем-то не много, буквально на один зуб. Ривалис её угощал куда более могущественными магическими камушками. По крайней мере если говорить об амулетах у этого торговца. Но неожиданно беловолосое создание отвлеклось от своих поисков услышав пение  из центра площади, там на борту фонтанчика примостился бард.
-Подойдём поближе послушаем?-Горящими энтузиазмом глазами Шаресс посмотрела на Елке, а потом потащила в сторону источника музыки. Правда, когда они подошли старую песню он уже закончил. Девочка с любопытством посмотрела на в общем-то ещё молодого мужчину в чьих волосах цвета спелой пшеницы уже затесались седые пряди, увидев детей он подмигнул им и вновь коснулся струн. "Надо же глаза сиреневые-сиренивые".Впрочем куда больше девочку заинтересовала мелодия. Она уже знала, что странствующие барды поют разные песни, по вечерам в трактирах иногда так совсем неприличные, но этот для выступления днём выбрал иной репертуар.
-То ли небыль, то ли быль,
Время стерло грани в пыль,
Сотни лет бродяга-ветер по земле ее носил.

Зазвучала струн живая вязь переплетаясь с сильным голосом певца.
-Нет на свете старика,
Кто бы знал наверняка,
Где в ней выдумка, где - правда:
Стерли разницу века.

Девочка чуть покачиваясь в такт мелодии, вспоминая, что кажется её слышала. Да точно слышала! Она и сама не заметила как начала подпевать:
-Сказка-ложь, да в ней намек
Притаился между строк, -
Еле-зримое послание из исчезнувших эпох.

-Кто послание то прочтет,
Мудрость предков обретет,
Если всю легенду эту по крупицам соберет!..

Два голоса и мелодия струн лютни ткали  узор песни, а когда музыка затихла... Шаресс покраснела смутившись легких аплодисментов барда.
-Юная леди, как бы не сложилась ваша жизнь вы всегда можете выбрать дорогу менестрелей. А потому как за выступления полагается вознаграждение, лови.
Инстинктивно Шаресс поймала, как оказалось пару медных монеток.
-Ой... Благодарю.-Совсем смутилась девочка и тут среди толпы она заметила прилавок с живыми цветами в глиняных горшках,и там мелькнуло...-О... Бежим Эл, я нашла ему подарок!
И лавируя среди толпы полукровка приблизилась к прилавку, на самом деле её её заинтересовало лишь одно небольшое растеньице словно выполненное неведомым мастером из разноцветного кристалла, когда  девочка протянула руку оно расправило листья и засияло реагируя на её магию.
-Я хочу купить вот этот цветок.- Привстав на цыпочки она протянула продавцу-альрану из кошачьих  ладонь на которой лежали все монетки: три серебряные и две медные.
-Юная волшебница... У вас настоящее сокровище, но боюсь этот цветок стоит гораздо дороже, вряд ли у столь юной леди найдутся золотые, может вам приглянуться другие цветы?  Тогда у вас останутся деньги и на сласти, и... Не только.
-Я хочу именно этот...-Шаресс явно расстроилась.

Альран

https://pre00.deviantart.net/e0b7/th/pre/i/2014/306/7/6/khajiit_and_glowing_mushrooms_by_keynari-d84zzsj.jpg

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/ae/7e/b8/ae7eb8e6d807b8f6dc6049cf531c09ab.jpg[/AVA]

Отредактировано Sharess (2018-01-11 16:33:55)

+1

11

Элке и ярмарки — это что-то ужасно несовместимое. Но девочка поняла это только сейчас, осторожно сжимая ладошку новоиспеченной спутницы в виде Шаресс и с детским, совершенно наивным восторгом крутя головой. Столько всего! Столько разностей, лавочек, ярких вещиц — и все они в шаговой доступности, рукой подать, протянуть да посмотреть. Никто не подгоняет, не говорит, что надо спешить или что ярмарки — это потом.
Ярмарка — она сейчас, и мысль о возвращении к учителю совершенно утонула в этом счастливом осознании.
   
Мальчишка же, идущий совсем рядом и, казалось, без малейшей заминки болтающий о том да о сём, рассказывающий о виданных и невиданных диковинках, только сильнее втягивает Элке в весь этот праздничный шум и гам.
У неё даже немного начинает болеть голова — как же вокруг громко и суматошно! — но это её почти не отвлекает. Она полностью вовлечена в атмосферу чего-то возбуждающе-весёлого, а вылезти из неё нет ни сил, ни желания: не умеет так, слишком уж восприимчива.
И совершенно неудивительно, что при таком раскладе мало-помалу Ростик из "странного подозрительного мальчика" стал своеобразным братцем-ведущим, идти за которым не представляло никакого труда.
   
Фонтан. Ещё один тихий вздох радости от Элке — и неожиданное предложение от Шаресс, которая впоследствии и тащит податливую полукровку за собой. Салем не сопротивляется — ей и самой любопытно.
Песня — незнакомая, но красивая и чуть бойкая — разносится по тому участку площади, где находятся дети. Ученица Винсента не знает толком песен, особенно эту, однако очарована самим звучанием лютни, а спустя мгновение — и совместным пением барда и малышки Шаресс.
   
"Как же тепло".
   
Когда всё заканчивается, Элке невольно — с непривычки, наверное — отпускает на миг девочку, а та, в свою очередь, за песню получает пару монеток. И сбегает. То есть, конечно, не нарочно, но для Салем, которая ориентируется не столь скоро, это выглядит как побег и спешка — и она, едва не запутавшись в мантии, срывается с места следом за Шаресс.
   
"Растения?" — мелькает в голове у розоволосой ученицы. Она с интересом приподнимается на цыпочках, старательно осматривая всё в этой лавке. Глаз подмечает любопытные экземпляры, соотносит с некоторыми из энциклопедий — не зря ведь училась и читала — и останавливается на том цветке, что выбрала маленькая спутница.
О нём, кажется, Элке тоже слышала, а потому некоторая дороговизна совершенно не смущает. В отличие от расстроенной Шаресс. У Салем ёкает в сердце и она чувствует себя на удивление бесполезной — в дорожной сумке нет ни единой монетки, а единственная более-менее ценная вещица при себе — это кулон-бирочка от наставника. И с ней девочка расстаться не готова.
Но вот... Как тогда помочь?
   
Элке, наконец-то почувствовав себя жутко беспомощно и виновато, опускает голову. И думает.
Потом ей приходит один вариант, но он лишь пробуждает дикое беспокойство и заставляет щёки и уши гореть красным: нет-нет, просить у учителя — совершенно нельзя. Особенно учитывая тот факт, что она, если вспомнить, нарушила его просьбу и ушла непонятно куда.

+2

12

"Развелось тут альранов", — вздохнул Двойка, догнав устремившуюся вдаль процессию. Не то чтоб это было как-то особенно сложно, тренированному Идущему, да ещё и маленьких размеров, пробраться сквозь толпу. Но тому препятствовало одно дело, — пока звонко пелись песни, Двойка заметил нескольких местных уличных пацанов, поглядывающих на барда с очевидным интересом.

Двойка умел растворяться в городах, прикидываясь такими же детьми. Это было несложно — маленькие существа жизнерадостны, хоть им и не каждый день случается поесть. У них нет рубашки на теле, башмаков на ногах, над головой крыши — уличный мальчишка словно птица небесная, у которой тоже этого нет, но которой оно и не нужно. Иногда у такого мальчишки есть дом, и он его любит, потому что там его родители, но всё равно предпочитает улицу — там его свобода. Они — всегда компания, которая дурачится, рыщет, караулит кого-то, знается с ворами, общается на "ты" с рыцарями, болтает на жаргоне, поёт непристойные песни, ворует кошельки, но в сердце у этих ребят при этом нет ничего дурного.

Мальчик перевёл глаза на подпевающую Шаресс и завороженную фонтаном Элке. В душах у них, как и у уличных шалопаев, как ни парадоксально, жемчужина невинности. Они могут упасть в глубокую грязную канаву и выскочить оттуда точно такими же чистыми — жемчуг не растворяется в грязи.

"А я?" — грустно подумал Двойка. Может ли он не прикидываться ребёнком, а быть им?

Но барду явно быть ограбленым. Это, конечно, не его дело, но сейчас такая штука будет очень лишней. Убедившись, что все следят за представлением, а мальчишки вознамерились уже в качестве вступления к потехе посрезать парочку кошельков, он неслышно подошёл к ним. И тронул за плечо одно из них, безошибочно определив вожака.
— Солнце в радость, — скучающим тоном шепнул он, засунув руки в карманах. — Есть базар.
— Луна в окошко, — по всем правилам ответили ему. — Ваш свет?
Это означало — не ты ли приметил эту цель раньше нас?
— Мой, — кивнул Двойка.
— А нам какое дело, сэр? — на полтона громче, чем позволялось приличиями, поинтересовался пацан помладше из-за спины вожака.
Двойка поморщился.
— Скажи мышонку, чтоб не пищал без повода, земляк, — произнес он. — А то я ему так повод обеспечу, на писк королевский полк из Аварина прибежит. Мне недосуг, так что в виду имейте: девочки и пилила мой свет, а с бобров в толпе пуговицы стригите, воля ваша.

Мальчишки хмуро переглянулись, но в голосе Двойки было что-то такое, отчего вожак решил не связываться.
— Больно надо, — с показным равнодушием ответил он. — Ваш свет, наших нет.
— Мы и так уже пуговиц настригли огого, — снова пискнул мышонок, в этот раз гордо. — Даже золотые...
Двойка посмотрел на него внимательно. С видимым удовольствием пронаблюдал, как старшие отвесили мышонку подзатыльник.
— Ты страже-то не сочувствуешь, сэр? — поинтересовался вожак.
И то верно, осведомители встречались и среди своих. Обозвать кого-то крысой-доносчиком было тяжелым оскорблением, но поинтересоваться никто не запрещал, так что обижаться на такой вопрос было нечего.
— Страже? — Двойка осклабился. — Это те парни, которые в одной руке держат обломанную кирку, другой крышку гроба и считают, что лучшим изобретением науки является быстрорастворимый аваринский коньяк? Видите ли, сэр, я настолько им не сочувствую, что, будь моя воля, понадкусывал бы у них в погребах весь сыр в качестве народного протеста.
— И хорошо, — улыбнулся и вожак. — Я Пьер.
— Ростик. Свидимся.
— Сочтемся.

И пока на пониженных тонах шла эта увлекательная беседа, песня успела кончиться, а бард начать какую-то другую. Девочки рванули вперёд, видимо, там что-то заметив их заинтересовавшее. Двойка отстал, но, как уже было сказано, догнал девочек достаточно быстро. И вот теперь Двойка хмуро думал, что развелось тут альранов в торговле, а вместе с тем понял, что именно выбрала Шаресс.

Цветок-детектор. Этого ещё не хватало. Мальчик не знал, среагирует ли он на то, что жило в нём, то, что подсадили ему внутрь аморальные, но склонные к экспериментам маги в мрачном северном замке. И сможет ли прочесть эту реакцию продавец? Весело будет так бездарно раскрыться прямо среди торговых рядов. К счастью, с этого расстояния цветок Двойку не замечал, целиком сосредоточившись на маленькой волшебнице. Ясное дело, волшебница — тут их, наверное, столько в честь ярмарки бродит... И, к тому же, что-то затевается.

В ответ на всплеск магической энергии предупредительно засигналили шрамы. Двойка чуть нахмурился.
"А смогу ли я... правильно отреагировать, если окажется, что...". Он посмотрел на Элке, вздохнул. "О чём я думаю вообще?".

Брось, — сказал он себе. С чего он вообще взял, что здесь что-то должно случиться? Ну да, его прогнали отовсюду, откуда могли. Да, отдали указание ловить его при первом же появлении. Ну за прошедшие несколько месяцев можно было и попривыкнуть к тому, что ему не рады. А тут ещё и событие общегородского значения. Да, в городок приехали волшебники, и вот эти две малютки — они явно отстали от делегации или там увольнительную получили, вот и гуляют теперь. И ты, Двоечка, с ними гуляешь. И почему-то стесняешься себе признаться, что тебе с ними хорошо.

Но цена оказалась неподъёмной. Мальчик тряхнул головой и подошёл к прилавку поближе, надеясь, что цветок не отчебучит что-нибудь неприличное.
— Тут, дядь альран, прости, не знаю имени-отчества, магов бродит — с ума сойти какая пропасть, — сказал он, улыбаясь, как говорил бы с ним местный уличный пацан. — Я-то сам не из этих, я Скрябина помощник, если в курсе, фруктами торгует. И судя по тому, что уже солнышко в зените, а ты так эту штуку упомянутым магам и не продал, то повезёшь её назад. А тут, говорят, ещё Идущий лазит, глазищи во, зубищи во, чисто тебе коркодила ишкалафская. Сколько стоит, ты скажи? Золотой, два? Может, уступишь... ну чтоб забрать?

Как же на ярмарке и не поторговаться?
А если откажет...
...что ж, Двойка запомнил Пьера и его парней, особенно золотоносного мышонка, бродящих около фонтана.
Есть и такой вариант.

Отредактировано Rostique Boux (2018-01-08 15:16:24)

+1

13

Беловолосая девочка вновь грустно вздохнула и печально посмотрела на цветок, не то, что остальные ей не нравились, просто он был ну вот самым тем подарком. Примерно как любовь с первого взгляда. Но совершенно неожиданным оказалось выступление их провожатого.
-Экий ты бойкий, мальчонка, в торговцы метишь?-Альран чуть прищурился смотря на светловолосого паренька, впрочем весьма доброжелательно, хоть и слегка насмешливо.-Так в том-то и дело, что времени всего ничего, самая торговля ещё впереди!
Альран явно был оптимистичен.
-Но коли...-Тут он сделал театральную паузу обводя взглядом детей.-Коли к закату я "Снежную Звезду" не продам, то значит Хайрана сегодня покровительствует вам и я отдам этой юной леди цветок с небывалой скидкой. Такой вариант вас устроит?
Конечно в стоимость растения была обусловлена не только его свойствами, но и небольшим завышением в связи с зазором для торговли, и всё же сейчас он пообещал отдать цветок, который так же был известен как "Звезда Вайны" почти даром... Ну все же уступок с золотого, до трех серебряных большой, как ни крути.
-Устроит.-Радостно кивнула Шаресс, а потом неуверенно посмотрела на Ростика.-Правда ведь?
Потом Шер перевела взгляд на розоволосую волшебницу, она почувствовала острый укол чувства вины, но не могла понять причин чувств новой знакомой.
-Элке, всё в порядке? Ты тоже хочешь, что-то купить? Или тебе куда-то надо? Ой...-Тут полукровка смущенно покраснела осознав, что она то увлеченно изучала тут всё, а у её спутников могли быть и свои планы даже в плане посещения ярмарки, а она по сути вынудила бегать за собой. Практически, ну в случае с бардом и альраном торгующим цветами точно. "Может она тоже хочет, что-то для кого-то купить..."-Давай теперь пойдем куда тебе надо? Кстати, а кто такой Идущий? И куда он идёт?

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/ae/7e/b8/ae7eb8e6d807b8f6dc6049cf531c09ab.jpg[/AVA]

+1

14

Давеча Винсент встретился с Мией. Буквально несколько дней назад.
Встреча подразумевала деловой тон, но Миарэль, будучи девушкой, попутно умудрилась начать откровенно женский разговор; даром что Камнелиц никогда не отличался особым сексизмом, он не смог назвать этот пассаж никак иначе.
Впрочем, Ваймс в принципе раздражался, когда разговор заходил в неопределённые плоскости, требующие непонятных ответов, — не получив которые, собеседник считал себя вправе упрекнуть тебя в недостаточной сообразительности, — и потому был необъективен.

...Помнишь, какой приближается день? — Как бы невзначай поинтересовалась Миарэль, она же — Мия.
Ваймс как-то инстинктивно нахмурился.
Несмотря на то, что Камнелиц искренне пытался придать своему лицу незаинтересованный вид, в глазах его всё же угадывался мыслительный процесс.
Пятница? — Рискнул, наконец, предположить волшебник.
Нет. — Вздохнула Мия. Обычно она чувствовала себя немного смущённо, разговаривая с Винсентом, но когда речь заходила о других людях, требующих заботы, в девушке всегда обнаруживалась недюжинная сила и уверенность, которой Миарэль зачастую не хватало на себя саму. — Ох, ладно... Скоро пройдёт год, как Элке Салем стала твоей ученицей.
И? — Винсент нахмурился ещё сильнее, подозревая неладное.
Ты же всё равно собираешься на ярмарку, верно? Побудь человеком, минуту-другую, и купи малышке что-нибудь приятное.
И хотя внешне Винсент постарался дать понять, что подобной чепухой заниматься не собирается, внутри него появился эдакий жучок-древоточец, который тут же принялся за работу: пилить Ваймса. К счастью, Винсент был с ним знаком, с этим проявлением совести, и знал, как его удовлетворить.
Нужно, всего-навсего, поступить правильно.
Раз плюнуть, что называется.

Именно поэтому Элке нужно было выйти из магазина.
Не только потому, что у Ваймса было приватное дельце к хозяину лавки, но и для того, чтобы сюрприз оставался сюрпризом. А ведь малышка, надо полагать, даже не подумает, что если бы не Мия, то ничего, скорее всего, бы ни было.
Впрочем, Ваймс стоически сопротивлялся до самой последней минуты. Думал, что, в общем-то, ничем особым Салем подарка не заслужила. Но всё равно не выдержал.
Спрятав важный трактат, который нужно было передать непосредственно Сталару, в надёжное место, Винсент вновь обратился к торговцу.
А для девочки лет, скажем, двенадцати, у тебя найдётся чего?

Безделушки и всякие пустяки Винсент отмёл сразу же. Да, он всё-таки сделает ей подарок, однако тот должен быть не только интересным, но и полезным.
По этой причине Камнелиц сразу отказался от исключительно детских вещей. Такие обычно делались с уклоном на то, что ребёнок воспитывается с золотой ложкой во рту, а потому — бестолков, и с ним нужно возиться как с писаной торбой; либо — для детей семей небогатых, и в таких случаях все возможные варианты были либо донельзя банальны, рассказывая прописные истины, либо попросту плохи. Требовалась вещь, которая будет написана для взрослых, но интересна настолько, чтобы её хотели прочесть и дети. Таким в глазах Винсента выглядел идеальный подарок.
Да, это книга, но Ваймс где-то слышал, что книга — это идеальный подарок, и был согласен с утверждением чуть больше, чем наполовину. Не цветочки же ей дарить, верно? И уж точно не кукол, не маленькая. И проку с этих кукол, как с козла молока, а подарок, помним, должен быть полезным.

Когда он вышел, спрятав небольшую книгу в необычайно серьёзном кожаном футляре с янтарной застёжкой, оказалось, что Элке и след простыл.
Ну, неудивительно, рассудила какая-то часть сердца Ваймса, вокруг же столько соблазнов.
И Камнелиц, достав сигару, закурил.
Но свою оплеуху она всё-таки заслужила, решила голова Винсента, а то и не одну.
И Ваймс, выпустив струю дыма, отправился прямо в людской поток, на поиски потерянной ученицы.
Рост, превышающий шесть футов, и крепкое телосложение позволяли ему без труда преодолеть толпу, а к торговым соблазнам иммунитет Винсент выработал ещё в годы голодной юности, поэтому основной трудностью стало то, что никаких следов Элке, увы, не оставляла. Чай, не дикий зверь. Однако Ваймс это предусмотрел, и незадолго до путешествия наложил на её кулон простенькое заклятье поиска; как раз на тот случай, если с девочкой что-то случится. Увы, волшба была столь же несовершенна, сколь и проста, и потому показывала исключительно направление, а не расстояние, да и препятствия в расчёт не брала.
В общем, Винсенту потребовалось немного времени, чтобы найти Салем.

Словно призрак возмездия, Винсент неожиданно появился прямо за спиной Элке и тут же отвесил ей сочный подзатыльник. Впрочем, без излишеств или пристрастия.
Я же сказал никуда не уходить, — Нахмурился он, пыхтя сигарой, после чего окинул остальную детскую братию сумрачным взглядом без особого интереса, — Скажешь потом спасибо Миарэль за это.
И без лишних прилюдий вложил ей в ладошки книгу в кожаном футляре с янтарной застёжкой.
Открой — и обнаружишь страницы тёмно-песочного цвета, шёлковые на ощупь, с золотистыми резными буквами, — всё это: следы качественного  декоративного колдовства, — оглавление которых гласило следующее: «Легенды о Солмире, герое южных пустынь».
А под ним — весьма схематично изображённый щуплый мечник с кривой саблей и нахальной улыбкой; вестимо — в прыжке или каком ином живом действе. Таких иллюстраций в книге было полно, и знатоки утверждали, что они искусно копировали знаменитую "золотую роспись" Иш-Калафа, изображая сцены из жизни легендарного воина. Причём что буквы, что иллюстрации уютно светились словно бы изнутри, что было особенно удобно по ночам.
Здесь были сказки не только о Трёх Ламиях, но также было и несколько историй о суккубах Шантресс, и даже некоторых благородных демонах (и многое, многое другое); что, как подумалось Винсенту, могло помочь Салем осознать себя как ту, чья демоническая половина не обязана быть злой. И даже более того — может быть по-своему благородной.
Сама книга, к слову, была достаточно дорогой, но так как Винсент редко тратился, особого ущерба от такой покупки он не испытал.
Прощайся со своими новыми друзьями и идём.
Тон не подразумевал ни обсуждения, ни отказа, а потому Салем не оставалось ничего иного, как подчиниться и вместе с учителем покинуть ярмарку.

+3

15

Окончательно пропав в своих мыслях и кусачих возмущениях совести, девочка чуть ссутулится, переступает с ноги на ногу — а потом, слыша какое-то уж смешение голосов, возвращается в мир. И удивлённо вертит головой, понимая на ходу, что уже не только Шаресс ведёт беседу с этим хитрым торговцем-альраном (на чьи уши Эл поневоле засмотрелась), но и Ростик. И, кажется, даже почти удачно: торгаш щурится, едва ли не открыто улыбается, благосклонно глядя на детей. И на миг и полукровка вдруг не сдерживает улыбку, чувствуя на сердце странную, ужасно приятную лёгкость.
Так странно, когда в тебе видят не ученицу Деорсы, а просто ребёнка с улицы. Да ещё и с друзьями-товарищами. Интересно, как бы всё было, не окажись она волшебницей-полудемоницей? Наверняка спорила бы погромче Ростика и Шаресс, а то и вовсе... Хм.
Но и так неплохо.
   
Эл осторожно делает шаг вперёд, становясь чуть ближе к знакомцам и с честным любопытством устремляя взгляд на прочие растения, вновь и снова их осматривая. На самом деле, было бы здорово какой-нибудь цветок взять с собой в Деорсу да поставить в комнату. Или даже не к себе в комнату, а к Винсенту притащить — вот он удивится. "И отдаст Мие".
   
Ай, — вырывается от неожиданного, но ёмкого и строгого подзатыльника у девочки. Та чувствует, как стыдливо заливается краской до самых кончиков ушей, но даже чувство стыда не мешает ей схватиться за "раненное место" и жалобно воскликнуть: — Наставник!
Впрочем, ладно уж.
Не очень-то и больно, просто мир пошатнулся немного.
   
Простите, пожалуйста, я просто, ну... — она виновато и больно смущённо пытается сложить слова в достойное предложение, а не во что-то, что прозвучит как "Совершенно неважнецкая причина нарушить просьбу", но, конечно, ничего не выходит — и Эл замолкает, сконфуженно глядя на Ростика и Шаресс.
Потом книга — тяжёлая для хрупких рук двенадцатилетки и такая же серьёзная — переходит к ней. Глазища — сиреневые, как подобает полудемону — загораются моментально. А вот открывать подарок девочка не спешит — не на улице, не на ходу же, в конце концов, такие книги читаются. Всему своё время.
Хорошо, я скажу, — мягко кивает Эл — и знает, что ещё не раз скажет слова благодарности самому Винсенту, пока они будут идти обратно.
   
Простите, что так резко ухожу, — не менее смущённо и чуть виновато обращается девочка и к знакомцам, которые стали её спутниками на время этого маленького "приключения".
Потом смотрит на учителя, смотрит на цветок...
И дёргает Винсента за рукав. А потом приподнимается на цыпочках и трогательно-доверчиво шепчет ему что-то про "подарок Шаресс наставнику", "пару-другую монеток" и "обязательно отдам! Когда-нибудь...".
Ну, даже если за этим последует справедливый подзатыльник — Эл не против. Но друзей так просто не бросают.

+1

16

Что мы обычно представляем при слове коллекционер? Да, в общем-то, все что угодно, но непременно интересное и диковинное. У коллекционера может быть огромное количество полок со статуэтками из самых разных материалов - от глины до резных полудрагоценных камней. Или картинная галерея, где на загрунтованном холсте застыло буйство красок, в которые, не исключено, может быть вложена магия, а то и душа самого автора. Или коллекция включает в себя огромные стопки альбомов, полных редких растений, которые просто так не найдешь, а стоит хорошенько постараться и призвать для этого всю свою удачу. Да, в общем-то, коллекционировать можно все, и даже нематериальные вещи вроде улыбок красивых девушек. Но коллекционирование - это всегда любовь и большая заинтересованность, и у Ривалиса тоже такая была. И приводила к тому, что он жил в библиотеке. Точнее, любое жилище превращал в библиотеку, полностью убежденный в том, что книг и свитков не бывает много. Вот и теперь, как всегда верный своей страсти, он предложил Шаресс немного удлинить маршрут и завернуть в один небольшой городок - пошли слухи, что именно здесь есть шанс найти несколько очень редких книг, за которыми маг охотился уже очень-очень давно. И, даже если шансы были совсем небольшими, он должен был попробовать.

Но, прибыв в город, Лис не помчался сразу по своим делам. Было уже поздно, и Шер клевала носом, да и сам он считал, что будет более вежливо нанести визит лавочнику с утра. Так что, оставив лошадей в конюшне, они с приемной дочерью остановились на постоялом дворе и получили огромное счастье наконец-то отдохнуть не под плащом у костра, а на настоящей кровати. А после завтрака в самом отличном настроении вышли в город, и попали прямо на ярмарку. Лис не упустил возможности побаловать Шер - она отправилась на ярмарку покупать приятные подарки, а сам маг зашел в небольшую, скрытую во дворе лавку. Это заведение принадлежало его давнему другу, и даже не нуждалось в рекламе - над входом не было никакой вывески, но у господина Фила никогда не было отбоя в клиентах, все посвященные знали это место. Он мог достать почти все, что угодно, где угодно и когда угодно. Брал за это соответствующе, но услуги Фила того стоили.
Когда зазвенел дверной колокольчик, хозяин поднял голову от стола, где при свете лампы настраивал какой-то сложный тонкий прибор, весь состоящий из серебряных полукружий и маленьких шестеренок.
- Лис! Сколько лет, сколько зим! - тонкое лицо Фила, в котором явно чувствовалась легкая примесь эльфийской крови, растянулось в улыбке, и он бросил на посетителя нарочито хитрый взгляд. - Что привело тебя в наш городок, опять ищешь что-то невероятное?
- Здравствуй-здравствуй, - Ривалис рассмеялся, даже не пытаясь отрицать очевидное. - Конечно, да. Но для начала, у меня есть для тебя кое-что.
Эльф полез в сумку, доставая мешочек из замши, плотно завязанный шелковой лентой.
- То, что ты искал.
Фил протянул руку, беря вещь из рук мага, аккуратно развязывая и заглядывая внутрь. Лицо его вытянулось. Он завороженно смотрел в мешочек, и на его лицо падали цветные блики.
- Это...где ты это достал?
Ривалис рассмеялся, конечно же, и не думая признаваться.
- Что ты хочешь взамен?
Лис улыбнулся, наклоняясь к хозяину лавки и что-то тихо шепча ему на ухо.
- Ох...я даже не буду спрашивать, как ты это разнюхал, - Фил даже не был удивлен. - Но этого будет мало.
Ривалис выложил на стол коробочку с магическими картами и драгоценный кулон. Это было даже чуть больше, чем надо.
- Хорошо, - Фил скрылся в подсобке, и минут через десять вернулся с одним-единственным небольшим свитком.
Аккуратно, очень аккуратно Ривалис развернул пергамент. Его глаза пробежали по изящной эльфийской вязи, украшенной золотой, карминовой и сапфировой росписью.
- Это подлинник, - уточнил Фил, но Лис и так это знал. И точно так же не стал уточнять, откуда лавочник взял эту вещь.
- Спасибо, - эльф легко улыбнулся, надежно пряча свиток.
- Подожди, - хозяин полез на полку, доставая прибор наподобие того, что на столе - но поменьше, оборудованный шкалой и заключенный в стеклянный футляр. - Измеритель магического фона. Тебе
пригодится.

Он не любил никому и ни в чем быть должным.
- Пригодится, - согласился Ривалис. И, попрощавшись с Филом, отправился искать Шаресс. Прибор легонько вертелся в руках эльфа, реагируя на его собственный магический фон - пришлось спрятать его в карман. Шер он нашел как всегда легко - научился чувствовать юную демонессу на расстоянии, так что, пройдя мимо фонтана, увернувшись от парочки торговцев с огромными тележками, шлепнув по руке воришку, тянущегося к сумке, и пробравшись между несколькими близко стоящими палатками, Ривалис оказался прямо возле Шаресс и ее спутников.
- День добрый, - в человеческой манере поздоровался Ривалис с сурового вида человеком, юной, примерно возраста Шер, и немного смущенной девочкой, и мальчишкой чуть постарше, страшно худым, но почему-то кажущимся очень боевым. Прибор-детектор в кармане мага завертелся так сильно, что даже нагрелся.
- Я Лис, - эльф легко, как ни в чем ни бывало, улыбнулся. - Ну как ярмарка, нашли что-то интересное? - он посмотрел на Шаресс, которая явно умеет находить интересное, если судить по ее спутникам.

+1

17

— А, — Двойка махнул рукой. — Идущий это такая образина немалая размером с меня или даже больше, c кандибобером на голове, а на шее ожерелье из снежинок. Тут вся ярмарка судачит, что лазит тут такое, всесторонний уродец, неврастенический повеса и демон морфинизма, прямо аватара Скорма ажно целая. Врут, наверное, последнего Идущего, говорят, истребили ещё при Евпатии Первом. Городская легенда был бы, если б в нем было хоть что-то городское.
Он покачал головой.
— Страшное дело, короче. Эльфы не дадут соврать. Поэтому сейчас мы тут останемся неподалёку и будем охранять прилавок дяди альрана, а то, страшно сказать, вдруг воскреснет Идущий и придёт сюда, и, во-первых, натворит делов, а во-вторых купит до заката один цветочек. Не дадим! Не позволим! Уж мы-то отстоим высоту!

Странно сказать, но в какой-то момент Двойка и сам забыл о том, что он-то и есть Идущий. Всё вокруг казалось какой-то весёлой игрой, в которой нет места проблемам мира, в которой можно было просто побыть мальчишкой и полазить по ярмарке с двумя подружками, рассматривая и перешёптываясь, улыбаясь шуткам и радуясь общению. Они видели друг друга впервые в жизни и не исключено, что больше не увидятся никогда, — но так даже было лучше. Потому что единственная вещь омрачала радость, — покалывание в шрамах. Потому что, может быть, если копнуть, за плечами этих девочек такое, что и узнаешь — рад не будешь. И если задумываться об этом, то поймёшь, что на самом деле ты просто...

..."просто" что? Да, разумеется, он лишь играл в местного, таковым не являясь, но ведь впервые за долгие годы он чувствовал себя в превосходном настроении. В голове не сталкивались противоречивые мысли, не мешали друг другу осколки убитого старого, заключённые в тесный корсет нового. Всё удалось? Так и чувствуют себя дети? Им просто весело вот так вот жить и всё? И, хоть мальчик откровенно наслаждался этими давно забытыми чувствами, всё же невольно он ощутил укол зависти с небольшой тенью обиды, — обычные детишки имели это даром. И эта зависть лишь усилилась, когда за девочками внезапно нагрянули взрослые. Один словно вырубленный в ближайшей каменоломне, второй — изящный и утончённый эльф. А за мной кто придёт? — вдруг заорал кто-то внутри Двойки, и этот крик почему-то застрял комом в горле.

Но нынче Двойка был местным городским мальчишкой. Поэтому приходилось соответствовать. Он потёр левый глаз, вскинул голову и с белозубой улыбкой ответил, подражая местному акценту.
— Хей-хей, дяденьки. Добро пожаловать в наш городок, где, по преданию, все флюгеры смотрят в разные стороны. Городище тут отличный. Как хорошая тюрьма. Все заезжают, никто не выезжает. Поэтому в заведениях очереди по утрам и омлет холодный, но больше недостатков нет никаких. А у вас как дела?

Взгляд мальчика был наглым, но не вызывающим — не хватало ещё сейчас тут наехать на магов высокого ранга. А шрамы болели так немилосердно, что ни в магическом умении подошедших граждан, ни его уровне Двойка не сомневался.

— Так или иначе, рад был познакомиться, девчонки, — он поклонился, шуточно, но вместе с тем вежливо.
Затем поклонился взрослым. Эти поклоны вышли какими-то не такими, шутки в них было чуть больше вежливости.
— Рад был познакомиться дяденьки.

Отредактировано Rostique Boux (Вчера 16:24:39)

+2

18

На описание некого Идущего (Шаресс так и не поняла кто это такой и куда всё таки идёт) ошарашивало и в округлившихся глазах беловолосой малышки можно было легко прочесть недоверие смешавшееся с удивлением, но ничего уточнить она не успела, потому, что произошло явление грозовой тучи... Ну почти, суровый, показавшийся мрачным мужчина  навис над их компании и отвесил Элке подзатыльник, кажется не болезненный но Шаресс впечатлявший, сразу же как-то захотелось закрыть собственные заостренные ушки. Так, на всякий случай. Образ завершали клубы дыма от сигареты.
-Пожалуйста, не ругайте Элке. Она просто добрая и не захотела меня одну оставлять... вот и...-Несмотря на то, что мрачный наставник Элке вызывал определенные опасения, проклюнувшееся чувство вины сподвигло девочку сделать шаг вперёд, но защитная речь была прервана кашлем, когда ветерок сменил направление и понес табачный дым в сторону полукровки. Нет, запах табака ей определенно не нравился. Хорошо, что ветер быстро вновь сменил направление. Шаресс перевела взгляд на Элке, которая сейчас держала в руках внушительную и наверняка интересную книгу.  По сути, она впервые за всё время своей жизни общалась с кем-то... ну пусть не совсем ровесниками, но с другими детьми и это было здорово, но...-Уже... Прости, Эл. Я не хотела, чтобы у тебя из-за меня были неприятности.
Беловолосая девочка смущенно и виновато смотрела на ученицу из Деорсы. А потом с  большим запозданием она осознала, что  чувствует, что Ривалис совсем рядом, впрочем эльфийского мага и так было уже видно и слышно. Радостно  пискнув Шер обняла его и разумеется поспешила ответить на вопрос и конечно начала с новых знакомств.
-Это Ростик, кажется он любит немного приукрашивать, но он интересный проводник, а это Элке я с ней первой познакомилась, но кажется у неё неприятности из-за меня...-Тут малышка вновь покраснела и смущенно прикрылась плащом эльфийского мага мня оный предмет гардероба в руках. -Она милая и добрая, а тот грозный, мрачный мужчина её наставник, но я не знаю его имени. Тут много всего интересного, мне больше всего понравилось как пел бард у фонтана и растения у торговца-альрана с красивыми ушами. Я хотела купить там тебе подарок, только мне не хватило монеток, но он пообещал, что если не продаст его к закату, то отдаст за те, которые у меня есть... ой. Только это секрет. Поэтому я не скажу какой именно цветок.
Шаресс вновь смутилась и потупилась, поняв, что сболтнула немного лишнего, но она не привыкла иметь от Ривалиса даже маленьких секретиков и посему было трудно не проболтаться.
-А ещё я кажется слышала, что приехал бродячий цирк и даст представление...-Тут малышка с надеждой посмотрела на новых знакомых, может они собираются пойти на представление и если Ривалис не будет против, то они смогут все вместе посетить представление?

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/ae/7e/b8/ae7eb8e6d807b8f6dc6049cf531c09ab.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Нынешнее время » 27.08.1213 Встретились два полудемона...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC