http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 30.06.19

Проснулись — ребутнулись! Поздравляем с новым сюжетом.

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало лета 1203 года, июнь-июль

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Забытые герои » Смертрий, ~300 лет, нечто.


Смертрий, ~300 лет, нечто.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Смертрий де Тенарон
Губитель, Черный рыцарь из Тенаронского леса, Мясник

Раса/возраст: Магическое существо (человеческая основа)/порядка 300 лет.

Статус, занятость: Наемник, феодал.

Место рождения: Тенарон, область на северо-западной оконечности материка.

Место пребывания на начало игры: Не имеет значения.

http://sd.uploads.ru/d/OighM.png
Garland | Final Fantasy

О ГЕРОЕ:

Начало жизненного пути человека, который впоследствии станет известен как Черный Рыцарь, во многом напоминало одну очень известную сказку. Его отец был мельником, и имел трех сыновей, а после его кончины старший взял себе мельницу, средний – осла и других животных, а самому младшему (звался ли он тогда Смертрием или нет неизвестно, но не исключено, так как в его родных землях это угрожающее имя носил местный покровитель урожая) достался… меч. Да, в хозяйстве этого мельника хитроумных говорящих котов (ну или рабов альранского происхождения с кошачьими чертами) не водилось.
Клинок был ржавым и довольно тупым, однако принадлежал еще прадеду Смертрия, и на там основании мог считаться семейной реликвией. Во всяком случае, старшие братья думали именно так, а потому торжественно вручив младшенькому старую железяку, немного еды и пару медяков, сочли свой родственный долг исполненным, после чего вежливо, но твердо выставили братца за ворота, не слушая его возражений.
Здесь надо заметить, что, возможно, братья Смертрий были не так уж и жестоки – он уже тогда был крепким малым, любившим почесать кулаки, а за два года до смерти отца даже сумел отличиться в рядах местного ополчения, собранного, когда шайка разбойников, вытесненная из центральных областей страны королевскими войсками, решила поживиться за счет крестьян. В том бою он зарубил трех бандитов, и, хотя те сами был не ахти какими бойцами, на односельчан это произвело большое впечатление.
Вдобавок, стоит заметить, что времена тогда были смутные. Тогдашний король был слабым и глупым человеком, который мало интересовался государственными делами, предпочитая им охоту, пирушки и иные развлечения. Его окружение было столь же безответственно, и в результате страна начала приходить в упадок, что особенно сильно ощущалось на ее окраинах. Подняли голову разбойники (уничтоженная тенаронцами банда была едва ли одной из сотен, орудовавших по всей стране), вышли из тени последователи темных культов, считавшиеся вымершими чудовища, вновь начали нападать на людей, а осмелевшие феодалы немедленно начали припоминать друг другу старые обиды. В такое время, сильный человек, знавший с какой стороны браться за меч, мог легко сколотить целое состояние, и, возможно, поэтому старшие братья Смертрия и толкнули его на стезю наемника…
Хотя нет, вряд ли. Они могли управиться мельницей вдвоем, и просто не хотели кормить лишний рот.
Как бы то ни было, но уже через пару недель Смертрию (именно так он представился во время найма) в первый раз вышел на поле боя... И впервые покрыл свое имя славой.
Поначалу сражение складывалось в пользу нанимателя молодого воина – его войскам поначалу удалось потеснить вражескую армию, но затем неожиданный удар сидевшего в засаде отряда вызвал в них панику, которая переросла в неконтролируемое бегство. Именно тогда, Смертрий с небольшим отрядом (а позднее и вовсе в одиночку) в течении нескольких часов сдерживал стратегически важный мост, не позволяя врагов продолжать преследование.
Этот поступок (возможно переоцененный – большая часть противников представляла таких же, как и он вчерашних крестьян) настолько впечатлил нанявшего его барона, что он хотел сделать его своим приближенным, однако Смертрий отказался (он не в последнюю очередь потому, что считал, что наниматель обречен) и попросил лишь утроить обещанную ему плату, а также пару уроков владения оружием от лучшего из телохранителей аристократа. Получив свою награду на следующий день, он сразу же покинул лагерь (и как оказалось не зря – уже к вечеру он был осажден войсками второго барона).
Этот инцидент во многом определил направление, в котором текла жизнь Смертрия, на годы вперед. Осознав, что ремесло наемника действительно может принести ему достаток, будущий Черный рыцарь бродил по свету от конфликта к конфликту, сражаясь за каждого, кто был готов заплатить неуклонно растущую цену, и не упуская никакой возможности усовершенствовать свое воинское мастерство. И вполне вероятно, что Губитель (так его прозвали коллеги) бы продолжал вести жизнь солдата удачи до конца своих дней, если не два события, случившихся через пятнадцать лет и с промежутком в пару дней между друг другом.
Второго марта 913 король людей – Райнхольд II Беспечный, подавился рыбьей костью во время торжественного ужина (будущие историки сломали немало копий, обсуждая было ли это случайностью или нет), и на трон взошел сын – Райнхольд III Суровый. Он был молод (всего шестнадцать), лишен политического опыта, многие считали (и ошибались) его глупым – однако, никто не мог отрицать, что в отличие от своего отца был куда более решительным. И его совершенно не устраивало то, что многие не смеют считаться с его властью.
Четвертого марта марта 912 года Смертрий влюбился в Клиодну Стикс, дочь могущественного графа Аристарха фон Стикса, к которой он был представлен телохранителем во время традиционной праздничной поездки по владениям. Она не была первой любовью наемника, но чувства к ней были сильнее любых, которые он испытывал до этого (даже до сих не угасший до конца гнев на братьев не мог сравниться с ним). Но, что парадоксальным образом, и лучше и хуже всего было то, что оно было взаимным (он узнал об этом уже к самому концу путешествия, когда девушка неожиданно сбежала из своей комнаты, чтобы избавиться от своих нянек и поговорить c ним). Это откровение стало последней каплей, сломавшей самообладание наемника - он потерял покой и сон, образ дочери графа полностью завладел его мыслями, и он был готов пойти на что угодно, лишь бы получить руку Клиодны.
И вскоре ему представилась такая возможность.
Взойдя на престол, новый король немедленно обрушился на «паразитов», угнездившихся вокруг него и меньше, чем через два месяца практически всё окружение прежнего владыки людей короля оказалось во дворцовых казематах (их имущество, естественно забрала корона). Большая часть узников впоследствии была казнена (что также дало будущим ученым почву для споров о том, насколько такие меры были оправданы), хотя некоторым удалось отделаться более мягкими наказаниями – в обмен на безоговорочное повиновение, естественно. Решив таким образом столичные проблемы, молодой король обратил свой взгляд на окраины королевства.
Осознавая, что монарх не простит им многочисленных самоуправств и открытого пренебрежения центральной властью, а также подзуживаемые некоторыми сановниками Райнхольда II, которым удалось избежать ареста, многочисленные феодалы объединились друг с другом, и провозгласили о своем неподчинении Аверину. Началась война.
Учитывая то, что некоторые благородные семьи решили проявить нейтралитет (среди них, кстати были и фон Стиксы) силы обеих сторон были примерно равных, а потому и королевские войск, и мятежники стремились привлечь в свои ряды как можно больше наемников, делая все более и более заманчивые предложения, точно ярмарочные торговцы в оживленный день. Восставшие делали упор на баснословных гонорарах, роялисты же предлагали своим сторонникам земли и титулы – и стоило Смертрию узнать об этом, как он немедленно понял, что ему следует делать. На следующий день он впервые за всю свою карьеру разорвал контракт с фон Стиксом, отдал ему задаток, и отправился к королевской армии.
Война длилась три месяца (и за это получила название Летней) – Райнхольд III не оставляющим сомнений образом доказал, почему его не следует считать глупцом, с легкостью нанося силам мятежникам поражение за поражением (хотя, не принижая интеллекта монарха, стоит отметить, что за его успехами стояли и бесконечные склоки между лидерами восставших). Подтвердил (или точнее заработал) он и эпитет Суровый (он даже был наиболее мягким из тех, которыми его одарила молва) – поддержавшие бунт поселения сжигались дотла, вражеским солдатам отрубали руки, аристократов и членов их семей без ждала плаха без учета пола и возраста, а наемников подвергали наиболее мучительным казням, которые могли себе позволить в условиях не прекращавшегося наступления (стоит, впрочем, отметить, что к сдавшимся без сопротивления относились намного милосерднее).
Смертрий принял участие во всех крупных сражениях этой кампании (их было пять), и лез из кожи вон, стараясь проявить себя – без намека на страх он вместе со своими подчиненными (вербовщики воздали должное прежним свершениям Губителя и отдали под его начало одну из сформированных из наемников рот) бросался в самое пекло сражения и не позволял им отступать независимо от того насколько тяжелым было положение. Дважды он существенным образом повлиял на исход битвы: в одной из них наемник бранью и оскорблениями спровоцировал предводителя вражеской конницы на преждевременную атаку, внеся сумятицу в планы противника, в другой сумел сплотить дрогнувший после гибели командира левый фланг, угрожая предать смерти каждого, кто повернется спиной к врагу (и эту угрозу он привел в исполнение не меньше десяти раз, заработав кличку Мясник).
Его старания не остались незамеченными. После того, как последняя крепость восставших пала, Губитель был первым из простолюдинов, который был удостоился личной похвалы от короля. Тогда же он, и перестал им быть – правитель произвел его в рыцари (с титулом барона), даровал обширные владения (в которые, по иронии судьбы попала и его родная деревня), осыпал золотом и, что, пожалуй, было главнее всего – обещал исполнить любую просьбу, которая не будет идти вразрез с государственными интересами. Не колеблясь ни секунды, новоиспеченный рыцарь попросил монарха посодействовать ему в сватовстве, и тот же, задумавшись о чем-то на пару мгновений, ответил ему утвердительным кивком.
Первого октября 912 года Райнхольд III в сопровождении своей личной гвардии и сэра Смертрия Тенаронского, прибыли во владение графа фон Стикса. Третьего октября была объявлена помолвка, а свадьба была сыграна в Аверине в последний день ноября. Зиму молодые супруги провели в столице, а наступлением весны отправились в новые владения Смертрия.
Следующие пять лет прошли спокойно, без каких-либо значимых событий (самым ярким событием этого периода был визит на отцовскую мельницу, во время которого один из его братьев свалился без чувств, узнав о том, что новый владыка окрестных земель никто иной как их младшенький, которого они полагали сгинувшим), но ни Смертрия ни его супругу нисколько не волновало. Поселившись в переделанном замке предыдущего правителя этих земель, они проводили время в неге и покое, наслаждаясь обществом друг друга и не замечая, как течет время.
Да, это было счастливое время. И тем сильнее было горе Смертрия, когда оно подошло к концу.
За почти три века, минувшие с тех пор он так и не смог понять, кто именно был тому виной – уцелевшие во время Летней войны аристократы, затаившие на него зло, отвергнутые Клиодной женихи, враги, которые он завел за годы наемничьей жизни, обычные завистники или кто-то еще. Но кем бы ни был его недруг, он явно не был стеснен в своих возможностях. Ведь он послал за головой Смертрия трех убийц из клана Черной Хризантемы.
Совершенные убийцы, с младенчества постигавшие искусство забирать жизни, не знающие милосердия, сомнений или страха, коварные как змеи и преданные как псы. Они прошли сквозь охрану Смертрия как нож сквозь масло, и, хотя сам барон сумел оказать убийцам достойное сопротивление, они бы наверняка забрали его жизнь... и учитывая то, как все обернулось, воин бы принял такую судьбу с легким сердцем.
Но, увы. Когда двое ассасинов связали хозяина замка боевом, а третий попытался заколоть его сзади, его жена, презрев запрет не покидать их спальню, бросилась между своим мужем и убийцей. Она погибла мгновенно, а через несколько мгновений, когда Смертрий увидел ее бездыханное тело, лежащим у своих ног, что-то в нем сломалось. Мир утонул во тьме, а когда ты схлынула, то служители Черной Хризантемы были мертвы (а еще равномерным образом распределены на полу, стенах и даже потолке).
Победа далась Смертрию дорогой ценой – чудовищные усилия истощили его тело, из могучего он превратился в живой труп, едва способный переставлять ноги. Не осталась и целой и душа Губителя – с той ночи в ней поселилась безумная ярость, никогда не затухавшая до конца, он стал подозрителен (даже параноидален) и садистски жесток. Но сильнее всего было желание отомстить – не просто увидеть, как те, кто осмелился лишить его любимой женщины уйдут в царство смерти, но и отправить их туда своими руками.
Но для того, чтобы сделать это, ему сначала требовалось вернуть себе здоровье. Обычные лекари считали это невозможным, и тогда барон решил обратиться за помощью к магам. Однако даже лучшие целители из Башни, осмотрев его, лишь разводили руками – поразившая его нервную систему болезнь не поддавалась их чарам и алхимическим настойкам. Но и это не заставило Смертрия прекратить поиски – в скором времени к его двору начали во множестве стекаться врачи-экспериментаторы, последователи непризнанных Башней колдовских учений, чародеи-ренегаты и прочие неоднозначные личности. Большая часть их, разумеется, была шарлатанами (их число не сильно убавилось даже после того, как Смертрий распорядился казнить тех, чьи методы вообще не произведут результата на других пациентах), но даже те, кто действительно владел тайными знаниями, не могли по-настоящему улучшить его состояние. Да, благодаря некоторым он мог ходить, но что от этого толку, если его руки были по-прежнему слабы, чтобы по-настоящему держать меч?
Бесплодные поиски продолжались три года, и концу этого срока Губитель уже начал терять терпение и надежду, когда в одну и ненастную ночь в ворота замка не постучался таинственный незнакомец. Он был очень высок (больше двух метров ростом), облачен в глухую латную броню с головы до пят и поначалу стража барона приняла его за воина, желавшего примкнуть к телохранителям Смертрия (после нападения ассасинов тот серьезно усилил охрану замка, однако других нападений не последовало). Однако, гость оказался магом, и продемонстрировал свое искусство вернув одному из них потерянный глаз, а другому – выбитые зубы.
Незнакомец представился как Синдри Альберон. Внимательно изучив состояние Смертрия, он сказал, что сможет вылечить его за один год при условии, что он будет полностью снабжен всем, что ему потребуется, а также что никто не будет вмешиваться в его работу. Он был не первым, кто выдвинул подобные условия, но первым, кто проявил полное равнодушие c которым тот согласился на ответное условие барона, которое заключалось в том, что если маг не справится, то будет предан смерти.
Синдри заперся в одной из башен своего замка, где немедленно развил бурную деятельность. День и ночь ставя какие-то эксперименты, маг практически не покидал своей лаборатории, а его общение с окружающими сводилось к требованиям доставить ему те или иные ресурсы, необходимые для работы. Некоторые его запросы вполне понятны – например, алхимические реагенты, редкие травы или части тел магических животных, другие же вроде слез девственницы, сломанных детских игрушек или ботинка пропойцы ставили в тупик, но Смертрий впечатленный энтузиазмом мага и его работоспособностью велел слугам исполнять любые его поручения.
Ровно через одиннадцать месяцев после своего появления в замке маг покинул свою лабораторию, и представ перед бароном сообщил, что закончил работу быстрее срока. Результат его трудов – небольшая колба с переливающейся жидкостью, не вызвал особого доверия у Смертрия и даже слегка разочаровал его. Но уже на следующее утро стало ясно, что Альберон не только оправдал ожидания будущего Черного Рыцаря, но и превзошел их.
Волшебный эликсир не только избавил барона от его недуга, но вернул ему молодость. В тот день, одолев одного из своих телохранителей в тренировочном спарринге, Смертрий улыбнулся впервые со дня смерти Клиодны, жестокой и безумной улыбкой, которая не сулила миру ничего хорошего.
Впрочем, ему пришлось задержаться в Тенароне еще на месяц – проверить не выветрятся ли эффекты зелья, уладить кое-какие дела, которые не могли быть решены без его личного присутствия, а также достойным образом наградить Синдри. К удивлению барона, готового отдать магу не меньше половины своего состояния, тот лишь попросил дать ему возможность пожить в замке и заниматься своими экспериментами еще несколько лет. “Да хоть десять” – ответил тогда Смертрий, отчасти кривя душой – он не собирался жить долго. В ходе этой беседы, барон также осведомился о природе своего недуга, и в ответ на этот вопрос чародей разразился длинной и пространной лекцией.
По его словам, среди предков барона и многих других жителей Тенарона были представители древней и могущественной расы (маг называл ее «кащеи» в честь какой-то сказки), которая в свое время сражалась с эльфами за господство над континентом, но была побеждена и практически полностью уничтожена. Выжить удалось лишь считанным единицам, и со временем их потомки со временем смешались с людьми.
«Однако, в ваших землях это произошло достаточно поздно - по историческим меркам, разумеется», - заявил Синдри.  – «Их сила все еще не исчезла полностью, и в вас она высвободилась под влиянием стресса».
Истощение и частичный паралич конечностей же объяснялись тем, что человеческое тело было плохо приспособлено к подобной нагрузке. Зелье же мага стабилизовало эти процессы, сделав Смертрия на шаг ближе к этим древним существам.
«Я могу завести этот процесс еще дальше», - с энтузиазмом предложил чародей. – «Вы сможете стать еще сильнее, или даже обрести вечную жизнь!».
«Не нужно», - усмехнулся тогда Смертрий, а затем что-то (скорее всего большая доза алкоголя – они беседовали за крепкими напитками) добавил. – «Если ты так отчаянно хочешь сотворить чудо, колдун, то попытайся вернуть мою жену к жизни».
И это была величайшая из ошибок, которые Черный Рыцарь совершил в своей жизни.
Третьего января 921-го барон де Тенарон в сопровождении своих лучших воинов, покинул свой замок.  За следующие девять месяцев они полностью объехали все людское королевство, совершив много различных поступок, перечислять которые сейчас не имеет смысла. Достаточно лишь сказать, что Смертрий нашел виновных в гибели Клиодны, и придал каждого из них недоброй смерти. После этого, Черный Рыцарь (именно в ходе этих событий он получил такое прозвище) добровольно передал себя в руки королевской гвардии, и провел несколько месяцев в аверинской темнице. Он полагал, что уже не выйдет оттуда живым, однако Райнхольд Суровый неожиданно решил проявить снисхождение к герою Летней Войны (наверное, потому, что его действия устранили некоторых из наиболее опасных политических оппонентов монарха) и даровал ему личное прощение. Самому узнику, впрочем, было все равно – он перестал чувствовать, что-либо покончив с последним из своих врагов. В каком-то смысле, он даже был недоволен тем, что придется жить дальше.
Впрочем, долго такое состояние не продлилось.
Двадцать шестого февраля 922 года, Смертрий вернулся в свой замок, где был практически немедленно встречен Альбероном, который принялся настойчиво просить барона заглянуть к нему в лабораторию. Маг был необычайно бодр и энергичен, как будто бы в его жизни случилось что-то хорошее, замковые слуги напротив были испуганны и подавлены, но Губитель не обратил на это никакого внимания. Он позволил магу привести себя в его лабораторию, зашел вовнутрь…
И его равнодушие разлетелось вдребезги, стоило лишь ему увидеть Клиодну, сидящую на каменном столе посреди лаборатории мага.
«Неужели он действительно это сделал?!» - билась в его голове единственная мысль, пока ноги поднесли его к жене, а руки заключили ее в объятия.
Барон не знал сколько времени простоял так, обезумевший от неожиданного в счастья, но в какой-то момент к его сознанию вернулось достаточно трезвости, чтобы осознать кое-что и вновь погрузиться в глубины отчаяния – даже глубже, чем в прошлый раз.
Клиодна не шевелилась, если не считать дыхания и сердцебиения. Ее взгляд, в свою очередь, был пуст, и она никак не реагировала на всё, что происходило вокруг. 
«…так мне удалось обратить декомпозицию тела вашей жены», - донеслись до него слова Синдри, продолжавшего все это время бахвалиться своими достижениями. – «Восстановить витальные функции после этого было лишь делом техники. К сожалению эти успехи блекнул на фоне основной неудачи».
Смертрий внимал его словам не в силах пошевелиться – все его силы поглощала борьба двух желаний, одно из которых заключалось в том, чтобы броситься в ноги чародею, а другое – в том, чтобы здесь и сейчас разрезать его на куски; он одновременно понимал, что тот говорит и не понимал.
«…представляется, что проблема может быть решена таким образом, хотя бы в долгосрочной перспективе» - маг подвел итог своему выступлению, а затем все еще звенящим от гордости голосом спросил. – «Что вы можете сказать?».
«Многое», - ответил Смертрий, а затем неожиданно расхохотался.
Они говорили долго – сначала до заката, потом до рассвета и весь следующий день, и тот день, который после этого, а двадцать девятого февраля Смертрий де Тенарон перестал быть человеком. Тем же вечером, он и Синдри Альберон, также известный как Альбатрос, подписал вечный договор и скрепили его сильнейшими клятвами, которые не нарушили по сей день.
Чародей обязался посвятить не меньше половины своих исследований проблеме воскрешения мертвых, чтобы вернуть к жизни Клиодну де Тенарон. Черный Рыцарь (тогда его еще так не называли, но он уже имел право называться) так обязывался финансировать его исследования, отдавая колдуну не меньше половины своего заработка.
Вскоре после этого, Смертрий вернулся к жизни наемника, странствуя по миру и сражаясь за каждого за платит больше. Синдри также покинул замок, договорившись, что он будет появляться в определенное время и делиться с покровителем результатами своих исследований.

Особенности и умения:
       
Проклятье бессмертие (Кащей). Является имманентным свойством тела Сметрия и не может быть приостановлено конвенциональными методами (да и большинством неконвенциональных тоже).
Версия бессмертрия Смертрия близка той, которой обладают личи, отличаясь лишь по двум важным особенностям.
Во-первых, тело Смертрия является живым со всеми вытекающими из этого последствиями, но при этом стремительно восстанавливается после любых повреждений (например, потеряв руку он сможет отрастить ее заново всего за пару часов).
Во-вторых, его жизнь привязана не к конкретному предмету, а к определенной территории (сплетению силовых линий, "месту силы"). В случае Губителя, это - Тенаронский лесу. Пока эта местность существует, Смертрий может возродиться в нем, даже если его тело будет полностью уничтожено (в зависимости от степени повреждений, процесс может занять до нескольких лет). Чтобы предотвратить это, требуется полностью прекратить естественное течение энергий земли (т.е. выжечь лес дотла и превратить землю в пустыню). Черному Рыцарю также необходимо посещать свое место силы хотя бы раз в год (если этого не делать, то плоть увянет в считанные недели, что эквивалентно «обычной» смерти).
Проклятье также защищает Смертрия от практически всех форм магии (за исключением отдельных типов, использующихся по-преимуществу в некромантии и иных темных областях), поглощая энергию , с которыми вступает в прямой контакт. Надо отметить, что переизбыток энергии, однако, может привести к ее детонации (что также влечет за собой «обычную» смерть).
Смертрий способен  манипулировать излишками энергии, например, заряжать ею доспехи и оружие, или даже создавать полноценные магические проекции, если ее будет достаточно (для простоты можно считать, что он способен повторить любое поглощенное заклинание в более слабой версии). Аналогичный эффект возникает и при контактах с артефактами и магическими существами.

Боевое безумие
Возможно часть проклятья Смертрия, возможно результат психических травм (посттравматическое стрессовое расстройство). В ситуации, когда ему необходимо добиться успеха любой ценой, Черный Рыцарь погружается в измененное состояние сознания, в котором у него исчезает инстинкт самосохранения и перестают действовать подсознательные ограничения, не позволяющие подвергать тело чрезмерным нагрузкам. В сочетании с регенеративными возможностями, это позволяет ему временно обрести сверхчеловеческую силу. Мыслительные способности, при этом значительно снижаются, и он может руководствоваться только простыми установками ("убить всех врагов", "дойти до конца моста", "защитить кого-то" и т.п.).

Навыки.
Три века боевого (и не очень) опыта.
Мастерское владение практически любым оружием, традиционным для континента ("европейским").
Хороший стратег, блестящий тактик.
Хорошо разбирается в магии на теоретическом уровне (особенно во всякого рода неортодоксальных направлениях). Знания приобретены в попытках вернуть Клиодне ее душу (чтобы не тратить усилий на шарлатанов и уже проверенные методы).
Атлетически развит, обладает большой силой (в нормальном состоянии - на пределе человеческих возможностей).

Имущество.
Замок де Тенарон. Расположен на северо-западном крае континента. Когда-то был шедевром фортификационного дела и архитектуры, но сейчас пришел в упадок и постепенно разваливается. Одна из башен, однако, поддерживается в идеальном состоянии (там хранится тело Клиодны, заключенное в глыбе магического льда).
Обладает сеньориальными правами на Тенаронский лес и обширные земельные владения, прилегающие к нему. Когда-то эта земля считалась процветающей и густонаселенной, но эти дни так же остались в далеком прошлом. Под действием проклятия Смертрия, земля постепенно утратила плодородие, и потому выжить здесь могут небольшие крестьянские общины, жители которых относятся к своему бессмертному господину с суеверным ужасом и потому редко покидают свои дома, опасаясь его разгневать.
Лес также преобразился под действием кащеевой магии - это темное и мрачное место, которое почти всегда окутано густым туманом. Воздух в нем гнилостен, и его вдыхание может вызвать головную боль, приступы депрессии или беспричинного страха. Флора и фауна данной местности нездорова, чахла и необычайно агрессивна, а также совершенно бесполезна для каких-либо практических целей (ягоды и орехи ядовиты, как и мясо животных, древесина плохо горит и легко рассыпаются и т.д.). Потому местные его считают дурным местом и старательно избегают.

Очень богат (деньги хранятся в различных формах от банковских вкладов до кладов в земле и потайных схронов).
Владеет большим количеством военного снаряжения - броня, оружие и т.д. (аналогично)

Имя бога-покровителя или отношение к религии в целом:
Максимально близок к атеисту, насколько это вообще возможно в магическом мире.

Мировоззрение:
Нейтрально-злое.

ОБ ИГРОКЕ:

Связь с Вами:
Триглав.

Пожелания на игру: Что-нибудь необычное.

Передача GM'у: Нет.

Отредактировано Smertrios (2017-12-27 22:17:53)

+2

2

В ближайшее время проверю анкету. Благодарю за терпение~

0

3

Для начала, попрошу перечитать анкету. Временами, опечатки очень сильно режут глаза.

Биография хорошая, интересная, но местами перенасыщена информацией. Ошибкой это не является, просто небольшое замечание.
Теперь, что стоит уточнить/исправить:

Smertrios написал(а):

Тем же вечером, он и Синдри Альберон, также известный как Альбатрос, подписал вечный договор и скрепили его сильнейшими клятвами, которые не нарушили по сей день.

Данное предложение значит, что Синдри всё ещё жив. Спустя три сотни лет. Если в случае самого Смертрия это ещё объяснено, то в случае с самим Синдри, это невозможно. Выписка из описания рас:

Fairy tale написал(а):

- средняя продолжительность жизни составляет около 80-90 лет;
- маги могут слегка увеличивать этот срок, но не больше 150-200 лет;

Простые клятвы, пусть даже один из участников - бессмертный, не позволяют и другому участнику жить вечно.

Smertrios написал(а):

Проклятье бессмертие (Кащей)

Если столь сильное бессмертие у того, кто является наследником бессмертных в надцатом колене, то какого лешего они сами потерпели неудачу? Судя по всему, они должны были бы завладеть всем континентом и править целую вечность. Так не годится. К тому же, сам по себе персонаж в принципе не в меру силён.

Smertrios написал(а):

Во-первых, тело Смертрия является живым со всеми вытекающими из этого последствиями, но при этом стремительно восстанавливается после любых повреждений (например, потеряв руку он сможет отрастить ее заново всего за пару часов).

Во-первых, этот процесс должен сопровождаться адскими болями (вспомним Гарри Поттера, где он отращивал себе кости, просто чтоб понятнее было). Во-вторых, сами сроки меня сильно смущают. Восстановление после столь серьёзного ранения расстяните хотя бы на неделю-две. Минимум. И непонятно, что будет, если отрубить персонажу голову.

Smertrios написал(а):

Пока он существует, Смертрий может возродиться в нем, даже если его тело будет полностью уничтожено (в зависимости от степени повреждений, процесс может занять до нескольких лет).

Как это выглядит? Тело магически переносится в лес и там восстанавливается? Или его обязательно туда нужно принести в течении определённого срока? А что тогда с памятью/знаниями? Кровь в его теле магически появляется снова? Он, в каком-то смысле, временно становится нежитью, пока его тело не будет восстановлено и не сможет существовать вновь самостоятельно? Да и вообще, откуда такая сила у леса? В биографии об этом нет ни слова. Допустим, раса кащеев атоматически привязывалась к месту, где они родились. Будучи далёким потомком, Смертрий должен владеть ослабленной версией их способностей. Целый лес - слишком большая площадь. И поскольку место его рождения не указано, чисто логически предполагаем, что родился он в доме родителей, а не в лесу между деревьев. Соответсвенно, тогда у него должна быть привязка к дому и некоторой территории вокруг него. И уничтожать тогда нужно не лес, а дом, мельницу, и что там в округе.

Smertrios написал(а):

Проклятье автоматически и независимо от его воли   также защищает Смертрия от практически всех форм магии

Я бы ещё приняла, будь у Смертрия некоторая защита от физического влияния магией (огнём, льдом и т.п.). Но возможность воскреснуть вместе с абсолютной магической неуязвимостью - перебор. Уберите либо одно, либо другое.

Smertrios написал(а):

поглощая энергию , с которыми вступает в прямой контакт

Это также следует убрать в любом случае. Смертрий - типичный воин, который никогда не владел магическими способностями (врождённое бессмертие даже в неисправленном виде не является равносильным магическим способностями, как таковым). Соответственно, та магия, которая находится внутри него, никуда не способна деваться. Она никак не используется и она просто есть, сравнительно крошечная и безобидная. Смертрий не должен уметь управлять ни ею, ни магией других существ, даже на подсознательном уровне. И даже просто поглощать её. К тому же, ему её некуда поглащать - у него нет развитого внутреннего резерва для магии, как у магов. Он должен был бы "взорваться" от малейшей капли лишней магии внутри него.

Smertrios написал(а):

Смертрий способен  манипулировать излишками энергии, например, заряжать ею доспехи и оружие, или даже создавать полноценные магические проекции, если ее будет достаточно

Как я уже сказала, он не умеет и не может уметь управлять магической энергией. Это тоже стоит убрать.

Smertrios написал(а):

Мастерское владение практически традиционным любым оружием.

Укажите более конкретно, каким именно оружием он способен владеть, ибо видов оружия есть бесчисленное множество, и он не способен ими всеми владеть, тем более мастерски, пусть хоть тысячи лет живёт.

Smertrios написал(а):

Превосходно разбирается в магии на теоретическом уровне (особенно во всякого рода нетрадиционных направлениях).

Согласно биографии, он не уделил изучению магии ни одной лишней минуты, и во всём полагается на Синдри, соответственно, у него и нет причин её изучать. Максимум - может знать кое-какие основы, и возможно какие-то нюансы той магии, которой занимается Синдри с тех пор, как пришёл к Смертрию. Не более того.

Также, допишите пункт "Передача ГМу", который был добавлен в новый шаблон анкеты.

0

4

Благодарю за лестную оценку)

Lауsalthitanael написал(а):

Временами, опечатки очень сильно режут глаза.

Обязательно займусь этим в ближайшее время. Пункт про передачу тоже добавлю.

Относительно других замечаний.

Lауsalthitanael написал(а):

Выписка из описания рас:

Мне об этом известно, однако обратите внимание - нигде не говорится, что Синдри это человек. Вполне возможно, что он в какой-то спени нелюдь, или  меняет тела, например перекидывается в потомков (либо переселяя душу, либо через генетическую память аля-Assassin's Creed)(полностью или частично) или же, как более приземленный вариант, Синдри - это псевдоним клана магов, которые притворяются одной личностью, чтобы выглядеть более внушительно.

Lауsalthitanael написал(а):

Если столь сильное бессмертие у того, кто является наследником бессмертных в надцатом колене, то какого лешего они сами потерпели неудачу?

Опять же, тут тоже следует принять во внимание, что описанное в биографии - это теория самого Синдри (знаете конспирологическую эзотерику про атлантов, лемурийцев и иные дочеловеческие цивилизации?). Он считает, что кащеи - это так называемые "люди Скорма", прототип человечества, который создали темные боги. Однако, и они и их светлый аналог ("люди Аэна") создателей не удовлетворили, а потому после создания современного человечества, они были предоставлены самим себе, после чего постепенно ассимилировались среди младшей расы. В свою очередь, в древнем Тенароне (регионе) часть "темных людей" и их потомков попыталась создать собственное государство, которое потом уничтожили эльфы.
Вполне возможно, что он ошибается и ничего этого никогда не существовало, а состояние Смертрия обусловлено лишь его собственными действиями.

Однако, даже же исходить из того, что какие-то "кащеи" действительно существовали, то надо сказать, что они не были такими уж сильными. Во-первых, физически не превосходили обычных людей (Смертрий так могуч, потому, что поддерживает форму). Во-вторых, они не владели полноценной магией в силу своего проклятья. В-третьих, по тем или иным причинам, они были немногочисленны (низкая рождаемость, осознанное нежелание создавать себе конкурентов и т.п.). Вполне возможно, кстати и то, что они были просто дворянами в какой-нибудь древней человеческой цивилизации, которые открыли секрет бессмертия, а позднее были уничтожены восстанием своих смертных простолюдинов.

Lауsalthitanael написал(а):

Во-первых, этот процесс должен сопровождаться адскими болями (вспомним Гарри Поттера, где он отращивал себе кости, просто чтоб понятнее было). Во-вторых, сами сроки меня сильно смущают. Восстановление после столь серьёзного ранения расстяните хотя бы на неделю-две. Минимум. И непонятно, что будет, если отрубить персонажу голову.

А почему именно Гарри Поттера, а не, например, Полулюдей? ^^
(Начал читать эту мангу после того, как выложил анкету, и неожиданно обнаружил кучу забавных параллелей).
Я исхожу из того, что сильный маг-целитель способен восстановить потерянную конечность в такой срок, а проклятье работает как авто-кастующееся заклятье исцеления.

Lауsalthitanael написал(а):

Как это выглядит? Тело магически переносится в лес и там восстанавливается?

За неимением лучшего термина, душа (астральное тело?) Смертрия на самом деле находится в лесу (точнее в потоках силовых линий в данной местности) и в случае уничтожения тела использует его энергию, чтобы создать новое. Это некоторое упрощение, так как дистанция в данном случае не играет роли (можно провести аналогию с квантовой связью).

Lауsalthitanael написал(а):

Допустим, раса кащеев атоматически привязывалась к месту, где они родились. Будучи далёким потомком, Смертрий должен владеть ослабленной версией их способностей. Целый лес - слишком большая площадь.

Относительно родства. Если допустить, что кащеи реально существовали, то Смертрий действительно не демонстрировал каких-либо свойственных им умений, кроме того раза когда впал в боевое безумие (а если их не было, то он просто перенапряг собственное тело до такой степени, что обычная медицина была бессильна), до того как Синдри изменил его с помощью своих зелий.

Что же касается леса, то я представлю это так: подобно тому как это место представляет собой относительно замкнутую самоподдерживающуюся экосистему, так и магические токи на его территории образуют сгусток силовых линий, относительно изолированный от остальной земли. Кащеев же можно рассматривать как паразитов или симбионтов для данной системы: они накладывают на землю особое заклятье, переносят туда свою душу (часть души?) и используют ее ресурсы для того, чтобы продлевать свою жизнь (это похоже на умирающих-возрождающихся богов плодородия).
Маленький участок земли, по-моему, не сможет дать подобный эффект. К тому же, лес не настолько велик, чтобы его нельзя было спалить, а землю сделать бесплодной (особенно если это будет делать сильный маг).

Lауsalthitanael написал(а):

. Но возможность воскреснуть вместе с абсолютной магической неуязвимостью

Но это не абсолютная неуязвимость. Некоторые виды черномагических энергий не могут быть поглощены, слишком же сильные заклинания легко перегрузят защиту.

Lауsalthitanael написал(а):

К тому же, ему её некуда поглащать - у него нет развитого внутреннего резерва для магии, как у магов.

Я полагаю, что сравнивать Смертрия с магами, которые используют заклинания, умственные дисциплины и энергии мира, некорректно. После "пробуждения" и наложения проклятья, он скорее магическое существо, вроде дракона или единорога, у которого есть собственная "видовая" магия (проклятье).
Опять же, набор его способности очень узок по сравнению, и сводится к тому, чтобы:
А) Временно зачаровать предмет (необходим прямой физический контакт).
Б) Временно нейтрализовать артефакт (аналогично).
В) Перенаправить заклинание средней силы в виде простой энергетической атаки.
Г) Материализовать нечто (требуется внешняя подпитка).

Lауsalthitanael написал(а):

Укажите более конкретно, каким именно оружием он способен владеть, ибо видов оружия есть бесчисленное множество,

Имеется в виду традиционные европейские оружия (мечи, копья, древковое оружие, топоры, дробящее оружие и т.д.).

Lауsalthitanael написал(а):

Согласно биографии, он не уделил изучению магии ни одной лишней минуты, и во всём полагается на Синдри, соответственно, у него и нет причин её изучать.

Нет. Т.е. он конечно доверяет Синдри, как добившемуся наибольших успехов в задании, но при этом вполне охотно готов пользоваться услугами других волшебников. Знания же приобретены скор ее по необходимости (чтобы не тратить время на уже использованные методы и шарлатанов). Я могу это уточнение куда-нибудь добавить, если нужно.

Отредактировано Triglav Almagest (2017-12-27 17:02:17)

0

5

Проверка ошибок произведена.
Несколько изменил описание имущества и способностей.

0

6

Здравствуйте, господин Смертрий :)
Просим вас подождать пару дней, пока улягутся новогодние дела и Лайза освободится, чтобы допринять анкету.
Поскольку у вас тут своя атмосфера уже сложившееся обсуждение, вмешиваться не стану.

Отредактировано Felix Fern (2017-12-30 19:36:08)

0

7

В приёме отказано.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Забытые герои » Смертрий, ~300 лет, нечто.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC