http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/81475.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/34618.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/24516.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/82146.css

Рейтинг форумов Forum-top.ru Palantir

Вот все и оправились окончательно от страшных теновинских тыкв везде и всюду. Кто не успел ответить в лавке Джозетты, может присылать свои ответы в личку ГМу или администрации. Все остальные теновинские штучки, с которыми можно ознакомиться вот здесь, продлятся до 15-го числа. Победителей конкурсов ожидает куча тыкв и сладостей! ;3

Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-21 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты

Настоящее время - 1213 год.
Конкретный момент исчезновения принцессы - март 1213 года.

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 30.08.1009 - "Просьба"


30.08.1009 - "Просьба"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата и время:
30.08.1009; Ранний вечер. Скорее всего, скоро стемнеет.

2. Место действия | погода:

http://s4.uploads.ru/OVR3j.jpg

Южная граница Аортена. Лес в этом месте сильно редеет. Зелёные насаждения резко сменяются на бесплодную, сухую и пустую землю. Здесь начинается один из самых больших и уродливых шрамов на лике Эноа – Выжженная пустошь. Посреди этой лишённой жизни равнины есть только оплавившиеся, чёрные камни, остовы деревьев и остатки сгоревших или оплавившихся построек. Самое большое скопление таких вот руин находится почти что в центре Пустоши – т.н. город Пепла.
Небо у границ Аортена ясное, без осадков, лишь небольшие облака проплывают по нему. То же самое можно сказать и про пустошь. Пыльных бурь не предвидится.

3. Герои:
Летис* - древний дракон. Ходячее воплощение Тьмы, пламени и прочих разрушительных вещей. Определённо скрывает куда больше, чем кажется на первый взгляд. Так чего же она хочет на самом деле?
Кернунн – не менее древний Хранитель Аортена. Воплощение природы и творение Каэлли и Белуса. Не слишком везучий олень, который вынужден оказаться лицом к лицу (или, лучше сказать, морда к морде?) с одним из (предположительно) самых безжалостных существ Эноа. Чего хочет от него тёмный дракон?

4. Завязка:
Музычка для атмосферности.
Немногие вещи в мире способны представлять реальную угрозу эльфийскому народу и его родине. Дозорные, друиды, различные существа самого леса (в том числе его стражи и хранитель) – обычного этого достаточно, чтобы отпугнуть любого, кто замышляет недоброе против вечноцветущих рощ и их жителей. Обычно. Но… бывают такие ситуации, когда даже всего этого оказывается недостаточно. Более того – нескольких стражей, защитников священного леса, вышедших на бой с таинственным чудовищем, похитила и держит в своих прочных когтях чья-то несгибаемая воля… Так уж получилось, что Хранитель вынужден вмешаться лично. Учитывая то, что существо лично пожелало видеть Семирогого.
«Хранитель Аортена, Кернунн,
Если хочешь видеть своих волков целыми и невредимыми, приходи в Пустошь, в Пепельный город. Один.
Нам нужно поговорить.»

…В это же время, тёмный дракон ждёт. Сейчас в её лапах, связанные тёмной магией, находятся обессиленные без поддержки своего леса, несколько Стражей. Покрытые пеплом руины города станут местом встречи между ней и Хранителем Аортена. Здесь ему предстоит выслушать просьбу дракона. Хочет он этого, или нет.

5. Тип эпизода:
Личный.

* - Летис - не является её настоящим именем.

Отредактировано Lethys (2017-08-30 03:27:29)

+2

2

[AVA]http://s9.uploads.ru/KoS71.png[/AVA]
Своим могучим дыханием ветер сорвал с каменной поверхности облачко пепла и унёс его дальше, вниз, по пустынной улице. По крайней мере, именно на улицу была похожа условная дорога, пролегающая между остовами когда-то красивых домов. Увы, сейчас о былом величии этих мест ничего не напоминало, а то, что осталось от него, вскоре стало жертвой безжалостного времени. Постепенно эти следы исчезнут, как исчез когда-то Акрам и многие другие древние города, построенные великими цивилизациями древности. Когда-нибудь исследователи будущего раскопают это кладбище и будут ломать голову – что же такого могло случится со здешним народом, что они все погибли разом?..

В конце концов, они именно погибли, а не ушли. Дракон не дала им такой возможности. День, когда чёрная тень из самых мрачных легенд появилась над этим городом стал поистине роковым для его жителей. В той пламенной не выжил никто – об этом она позаботилась.

- Что бы ты ни планировала, тебя остановят!..

Ожидание было… Утомительным. Особенно когда твои собеседники не питают к тебе каких-либо симпатий. Хотя, их можно было понять. Трудно симпатизировать кому-то, кто нападал на твой дом, убивал твоих друзей и совершал прочие, не слишком-то благородные действия по отношению к твоей родине. Пусть даже и происходило это много веков назад… Впрочем, что для людей – много, то для дракона – дело вчерашнего дня. Или прошлого года, если уж на то пошло.

- Они совершили ошибку, позволив тебе жить! Тебя следовало навеки оставить гнить в твоей водяной темнице!

Вид на пепельный могильник по-своему завораживал дракона. Удивительно, ведь, кажется, совсем недавно по этим улицам, когда-то чистым и ухоженным, сновали туда-сюда, словно муравьи в муравейнике, люди. Торговцы и лавочники орали наперебой, пытаясь завлечь покупателя в свои цепкие сети, путешественники столпились около таверн и постоялых дворов, то приезжая, то уезжая… А над всем этим возвышался роскошный замок правителя, откуда он вершил судьбы жителей города и своей страны. Но это всё уже прошло. Иногда дракон удивлялась тому, как чья-то гордость и жажда славы, а также прочие неразумные поступки людей у власти, могли губить целые страны…

- Ты слышишь меня?! Ты заплатишь за все совершённые тобою злодеяния! Своей жизнью за- мфпх!!!

- Да заткнись ты уже, а?.. – устало произнесла Тёмная, чуть взглянув в сторону опутанного стража, вызвав новое тёмное щупальце, попросту захлопнувшее его пасть. Насладившись мигом тишины, она вновь вернулась к созерцанию Пепельного города, – Сил моих нету…

Захват стражей леса был тем шагом, который гарантированно привлёк бы к себе внимание самого Хранителя. Похищение драгоценных волков Кернунна было лишь для того, чтобы выманить Семирогого оленя из безопасных рощ Аортена. Этого добивалась дракон. Естественно, ради этого ей пришлось немного подставиться и хлестнуть по эльфийскому лесу пламенем, дабы нападение выглядело убедительным. Стоило продемонстрировать, что угроза лесному царству была реальной и что силами одних только Стражей не обойтись. Хотя, на самом деле, для дракона это была всего лишь игра. Со своими хитростями, правилами и стратегией успеха...

Когда-то прекрасный замок ныне представлял собой печальное зрелище. От главного здания не осталось ничего, кроме опоясывающих его стен, проломленных в нескольких местах и полуразрушенного тронного зала, где сейчас и находилась Тёмная вместе со своими заложниками. Троица волков – Верный коготь, Лунная грива и Звонкий вой – смирно лежала, скованная тёмными щупальцами по всем лапам. Последнему дракон заткнула пасть ещё одним, ибо ещё дольше выносить его бравады и угрозы Тёмная уже не могла. Или могла бы, но только после того, как она собственноручно оторвёт ему язык и раздробит все лапы. Они были очень слабы здесь, в этих землях, откуда жизнь была выжжена подчистую. Без поддержки своего родного леса удерживать всех троих было очень легко. Впрочем, бдительности дракон не ослабляла, ибо скоро сюда должен был прибыть главный гость.

И он действительно не заставил себя ждать. Вскоре на пороге тронного зала появился и сам Кернунн…

+1

3

Тысячи лет назад, когда хранитель был несколько моложе теперешнего, к югу от Аортэна простиралась прекрасная цветущая долина. Со временем в эту долину, как и во все окрестные земли, пришли люди и заложили свои дома. Шли века, и деревенька превратилась в город, над городом вознесся величественный каменный замок, а к границам леса из этого города протянулась дорога, по которой шли торговые повозки. К востоку и западу от этой дороги расстилалось лоскутное одеяло полей и пастбищ.

Теперь, спустя много веков, Кернунн ступал по серой безжизненной пустоши. Здесь не было ни травинки, ни дерева. Ручьи ушли под землю, животные избегали этих мест, и даже птицы не пролетали над выжженной землей. И ни одно существо из леса, что постоянно окружали духа, не последовало за ним сюда.
Единственными обитателями этих земель были странные темные твари, что укрывались от дневного света в развалинах и при приближении Кернунна забивались в самые далекие щели, да вольный ветер, гоняющий над землей облака пепла.

Седая шерсть Кернунна от пыли вскоре стала приобретать темно-серый оттенок. Пустошь будто пыталась поглотить его, сделать таким же бесцветным, как окружающий камни. Но Кернунн был гораздо древнее этой пустоши, и не она оставляла на нем свой след, а он на ней. И в действительности, из его следов, оставленных в пепле, в мгновение ока вздымались крошечные зеленые ростки травы. Это семена, принесенные с лесной почвой на его копытах, осыпались на землю и тут же всходили. Быть может, его силы хватило бы с лихвой, чтобы возродить эту землю... Но сила эта предназначалась лишь для Аортэна.

Следуя зову сердца, что билось в такт сердцам похищенных волков, лесной дух поднялся по мощеной серым камней дороге на вершину невысокого холма, и ступил в развалины замка. От оплавленных стен все еще исходил едва уловимый запах гари, который не в силах были вытравить ни ветер, ни солнце, ни дожди. Этот запах был отвратителен. Хуже огня, пожирающего дома и леса, могла быть только Тень, пожирающая светлые души. Тень тоже была здесь - дух чувствовал это своим сердцем. Тень была здесь вместе с ней.

Кернунн переступил порог тронного зала и остановился, высоко подняв голову.
Казалось, она заполняла собой весь огромный зал. Воистину гигантский дракон, рядом с которым дух-олень, чья гордо поднятая голова находилась на расстоянии в три человеческих роста над землей, казался ягненком.

Кернунн думал, она давно умерла. С тех пор, как птицы принесли вести об утонувшем чудовище, он не слыхал ничего о ее судьбе. Но боги, видимо, решили вернуть ее к жизни ради им одним известного замысла. И если это действительно были боги, то вряд ли светлые из них.

Сердце его сжалось от горечи, когда он увидел своих стражей, скованных мерзкими лапами тьмы. При виде хозяина Лунная грива тихо заскулила, а Вой и Коготь подняли морды, воспряв духом. Присутствие Кернунна наполняло их сердца верой и отвагой, а страх отступал. Хозяин был здесь ради них, а они, если потребуется, будут биться за него насмерть.

Изумрудный огонь в зрачках лесного владыки вспыхнул с новой силой, и его мягкое сияние заскользило бликами на оплавленных камнях тронного зала. Он заговорил, взглянув в пылающие глаза драконицы, и голос его был ровным, спокойным и умиротворяющим.
- Отпусти детей леса. Тебе больше нет нужды удерживать их. Я здесь...

+2

4

[AVA]http://s9.uploads.ru/KoS71.png[/AVA]
- Я вижу, - едва заметно кивнула Тёмная. Она не могла сдержать улыбки. Приятно знать, что некоторые вещи никогда не меняются. Например, вот он. Стоило его подданным оказаться в опасности, и он без раздумий ринулся в потенциальную ловушку. К счастью для Кернунна, дракон не ставила своей целью убить хранителя Аортена. В какой-то степени всё даже было наоборот…  К тому же, она уже пролила столько крови и отняла столько жизней, что это стало ужасно утомлять её. Олень был в относительной безопасности, как и его волки.

- Как пожелаешь, - она склонила голову набок. Опутавшие Стражей щупальца отступили, высвободив волков и те не замедлили встать рядом со своим хозяином. Они оскалили свои зубастые пасти и зарычали в сторону чёрного чудовища, всем своим видом демонстрируя готовность защищать Кернунна. Даже ценой собственных жизней. Впрочем, Лунная грива была чуть-чуть более спокойной, чем Вой и Коготь. Возможно что-то подсказывало ей, что даже если Тёмная не собиралась убивать их, она всё равно не собиралась отпускать их просто так, - в конце концов, я держу своё слово.

- Итак… Прогони их, - спокойно произнесла дракон, - Не хочу, чтобы они мозолили глаза. В конце концов… Лишним ушам мои слова ни к чему.

- И оставим его наедине с тобой? И не мечтай! – Звонкий вой явно собирался броситься в драку, даже если разница в размерах и силе была просто колоссальной. Это вызвало у неё тихий смешок. Который, впрочем, быстро был подавлен.

- Цыц, козявка. Не с тобой разговаривают.

Закованное в чёрную броню чудовище встало. Разница в размерах между свитой Хранителя и драконом стала заметно острее. Сейчас она возвышалась над ними, словно приливная волна, готовая захлестнуть своих жертв с головой. Но ожидаемой атаки не происходило – дракон, словно не замечая оленя и его волчью стражу, смотрела куда-то вдаль, вглубь Пустоши. Хотя все присутствующие прекрасно знали, что имеют дело с кровожадным и безжалостным Чёрным Зверем, этот образ чудовища как-то… Не сочетался с тем, что она делала сейчас. И это было странно, заставляло насторожиться. Дракон коротко кивнула, призывая Хранителя идти за ней.

- Как я уже сказала – не для чужих ушей. Идём.

После этого, тёмная попросту перешагнула через стену и стала дожидаться Кернунна снаружи…
…По усыпанной пеплом улице шли двое – чудовищный дракон и прекрасный олень. Сейчас различие между ними было даже ярче, чем при х встрече в тронном зале. Казалось, первая была самой Тьмой, а второй – слабым источником Света. Казалось, что один резкий порыв ветра мог погасить эту свечу. Но она знала, что чем слабее Свет, тем он, как правило, упрямее. Потребуется нечто большее, чем просто ветер, чтобы погасить его. Что ж… Это хорошо.

- О, будь уверен, я вовсе не хочу убить тебя или, чего уж там, осквернить… - дракон усмехнулась, - Нет, конечно же нет… Твоя милая головушка и душа нужны мне именно такими, какими они есть сейчас.

Она вновь окинула взглядом окружающую их разруху. Виновница всего этого стояла перед Кернунном и не было похоже, что она сожалеет о содеянном. Скорее всего, он это понимал.

- Я хочу, чтобы ты сделал для меня кое-что очень важное, Кернунн. К сожалению, сама я не смогу это сделать, но существо, служащее природе, может…

Дракон слегка шевельнула пальцами прижатой к сердцу лапы. Всю дорогу, от тронного зала, до края города, где они сейчас были, Тёмная держала лапу в таком положении. Она была ранена? Да нет, не похоже… Значит, она что-то прятала в ней. Что-то важное для неё.

- Но перед тем, как я озвучу свою просьбу, Хранитель, позволь спросить тебя…

Тут она наклонилась так, что её голова оказалась примерно на одном уровне с Семирогим.

- …Желаешь ли ты знать, что стало причиной гибели этого места?..

+1

5

Едва получив свободу, волки белыми теням скользнул к хозяину. Вой и Коготь замерли в боевой стойке между ним и драконом, а Грива встала подле оленя и прильнула боком к его ноге. Голова ее была поднята уверенно, но Кернунн ощущал, как ее тело мелко дрожит от страха. Но то был страх не за себя, а за него. Любимица лесного бога не была так хороша в бою, как ее собратья, но дорожила своим хозяином ничуть не меньше, чем своенравный Звонкий Вой. Кернунн хотел бы успокоить ее, но ныне было не время демонстрировать нежности, а потому он лишь произнес спокойно и твердо:
- Ступайте в лес.

Все трое стражей, как один, обернулись на своего владыку с немым вопросом в глазах. Кернунн велел оставить его сейчас, перед лицом страшного монстра, способного сжечь его дотла одним своим выдохом. Он просил их предать то, ради чего они были созданы…

И все же, они подчинились. Волки медленно попятились и отступили за спину оленя, а затем один за другим выскользнули прочь из зала через главный вход, откуда минуту назад пришел Кернунн. Лунная Грива задержалась на пороге, чтобы еще раз обернуться на хозяина, но тот не взглянул на нее. И Грива, опустив голову, тоже исчезла за стеной.
Кернунн выждал некоторое время, чтобы дать волкам уйти подальше, а затем последовал за драконом наружу через пролом в стене.

Теперь, когда его стражи были свободны, на сердце его стало немного легче. Но он все еще не был спокоен за их жизни, потому что чувствовал - они ослушались его и не ушли в лес. Поверни он голову, то увидел бы бело-зеленые силуэты, замершие на вершине одной из развалин и зорко следящие за ним издалека.

Дух слушал Темную молча. Ему не было нужды благодарить ее за сохранение своей жизни или жизни его стражей. Пожелай она казнить их, наверняка давно бы сделала это, так, как сделала это с городом, по руинам которого они теперь шли.

- Причиной гибели этого места было твое пламя, - с тенью печали в голосе отвечал Кернунн, обводя пустошь медленным взглядом. - Почему?
Вдруг он замер, устремив взор куда-то вглубь руин. Там, в тенях, где прятались мелкие темные существа, ему привиделся необычный силуэт: странное вытянутое создание с белой рогатой головой. Олень закрыл на секунду глаза, а когда открыл, в руинах уже ничего не было. Его взгляд теперь был устремлен на пустое место.
Дух повернул голову и взглянул в лицо дракона, что было сейчас практически перед ним. В глазах оленя читалось невысказанное “Ты это видела?”

+1

6

[AVA]http://s9.uploads.ru/KoS71.png[/AVA]
- Верный вопрос… - кивнула она, вновь подняла голову, взглянув туда, куда ранее смотрел Хранитель, - Почему? Хех… Возмездие. За отнятые жизни.

От дракона не ускользнуло напряжённое поведение Кернунна и она прекрасно знала его причину, хотя и была немного удивлена. Выходит, оно не всегда может скрыть себя? Полезно знать. Повернув голову туда, куда ранее смотрел Семирогий. Ничего не было. Исчез.

- Не обращай внимания, - спокойно произнесла Тёмная, - всё равно от теней невозможно укрыться. Тем более от своей собственной. Остаётся только принять это.

Но это вовсе не значило, что это таинственное существо прекратило её пугать. С того момента, как она… ожила, оно преследовало её всюду. Даже проникая в её сны. Просто существо, которое всегда наблюдает. Всегда следит. Бессменный смотритель. Никогда не вмешивается. Его время действия ещё не пришло.

- Тем более, что то, о чём я собираюсь тебе поведать, не касается его.

Дракон усмехнулась и закрыла глаза, погружаясь в воспоминания. Но всё, что она смогла увидеть – лишь кровавый туман. Туман, в глубине которого слышатся отчаянные крики. Мольбы о помощи, боевые кличи, просьбы не отнимать их жизней… Всё это смешивалось в один бесконечный шум, который извлекал на поверхность похороненные воспоминания. В какой-то момент, дракон стала говорить вслух…

- Да… Они отняли у меня тех, кем я дорожила больше всего, оставив в моём израненном сердце удушающую пустоту… Они заслужили узнать, какого это. Они ДОЛЖНЫ был узнать, как это больно. И они узнали. Все. Каждый.

Дыхание дракона становилось тяжелее, словно в её груди вновь нарастал пузырящийся чистейшей ненавистью комок, выходивший наружу в виде небольших огненных струек из пасти. Казалось, что не только её глаза – всё тело начинало тускло светится ало-красным светом, словно бы предвещая начало новой резни… Но этого, к счастью, не случилось. В какой-то момент Тёмной удалось утихомирить зарождающуюся в ней ярость. После неё осталась лишь сосущая пустота. Без чувств, без эмоций… Немногое осталось в опустошённом сердце. И вспоминать об этом было невыносимо.

Но необходимо.

- Почти сто лет назад здешний народ совершил страшное преступление…

***

…Я жила здесь, некоторое время спустя, после того, как «ожила».  Уже три века. И что самое интересное – не одна. У меня был друг. Другой дракон. Он… Хм… Был невероятно добр ко мне. Это он помог мне научится скрывать свою природу от людей и мирно существовать среди них. В какой-то момент, между нами возникло нечто… большее, чем просто дружба. Мы жили вдали от людей, никак не пересекаясь с ними и старались не попадаться им на глаза. И вот, однажды в нашем убежище произошло пополнение… По крайней мере, оно ожидалось. Хех… Пожалуй, то время было для меня… Счастливым. Прекрасным. Эти слова больше всего подойдут.

Но потом случилось несчастье.

Люди следили за нами. Они знали, что мы жили «рядом» с ними и готовились истребить нас. Тогда меня не было дома – я отправилась на охоту, но по возвращению меня ожидали только обезглавленное тело и осколки от того, что когда-то являлось моим счастьем…

Они выследили его. Ранили его ядовитой стрелой и проследили за ослабевшим драконом до самого логова. Потом им не составило труда найти его и убить. А затем и уничтожить то, что он охранял. Как рассказал один из пойманных мною рыцарей, сам король отрубил голову «чудовищу» и увёз его в столицу, в качестве трофея. Чтож… У богов хорошее, жестокое чувство юмора, не находишь?

Ярость – это слово и близко не описывало то всепоглощающее чувство, захлестнувшее меня с головой. Мне казалось, что меня разорвёт изнутри этот изничтожающий огонь. Мне было так больно. Мне хотелось заставить этого человечишку заплатить. Нет, не только его. Всех. В тот момент я возненавидела весь окружавший меня мир. От безразлично голубого неба, до цветущей под лапами травы. Всё. Всё должно было сгореть. До последней головёшки.

Прежде чем спалить город, я на глазах короля разорвала на части его драгоценных сыновей и вырвала сердце его возлюбленной королевы. Затем пришёл черёд его царства. Именно тогда с небес рухнуло всепожирающее пламя. Похоже, что когда тебе нечего терять, ярость действительно может подарить тебе немало сил… Я убедилась в том, что никто из его подданных не выживет.

После этого, в моём сердце, как и в этой пустоши, осталась лишь сосущая пустота.

И пепел.

Я вернулась в свой бывший дом и предала тело супруга земле в укромном месте, где уже никто не осквернит его…

***

- …Ты спрашивал почему? Вот тебе мой ответ, - своеобразную исповедь дракон окончила тяжёлым вздохом, - Они отняли у меня единственное, чем я дорожила в этом мире. Хех… Вот только они, похоже, не понимали, что ярость дракона пылает подобно тысячи солнцам.

Тёмная закрыла глаза. Вновь вспоминать о произошедшем было болезненно. Опустошение в душе от этого становилось только сильнее, но это было необходимо. Чего она не сказала Кернунну, так это то, что разрушение чего-то впервые в жизни было для неё… неудовлетворительным. После испепеления всего, что можно было осталась только холодная, глухая пустота.

Отредактировано Lethys (2017-09-01 22:55:32)

+2

7

Кернунн слушал и наблюдал.
Он видел, какую боль приносят Темной эти воспоминания. Струйки огня сочились из ее рта и падали подле нее раскаленными каплями, оставляя на выжженной земле новые черные дымящиеся следы. Запах гари вновь наполнил воздух, оживляя в памяти тени былых событий.
С каждым словом драконицы дух-олень мрачнел, а изумрудное пламя в его глазах разгоралось сильнее. Где-то в отдалении его встревоженные стражи сновали туда-сюда по руинам, не в силах сохранять спокойствие.
Когда рассказ Темной завершился, Семирогий был сердит и опечален.

- Я соболезную твоей утрате, - проговорил он, опустив голову, и в его голосе было столько искреннего сожаления, сколько может вместить в своем сердце творение Йииля. - Я буду скорбеть о твоих безвинно погибших детях. И так же я буду скорбеть о жизнях человеческих детей, что погибли здесь от пламени твоего возмездия.

Олень поднял голову и взглянул на дракона изумрудным пылающим взглядом.

- Зло влечет за собой лишь новое зло. Боль, принесенная тысячу лет назад, отдается эхом через поколения. Кйена даст тебе новых детей, Темная, и люди снова придут убить их, как ты убила их прадедов, которые обезглавили твоего супруга... Темные боги наделили этот мир отмщением, и, единожды начатая, цепь отмщения не прервется, пока не сгинут или одни, или другие. В этом самая страшная трагедия.- Кернунн покачал головой и тихо добавил: - А такие, как мы, будут тысячелетиями оплакивать свои потери.

Семирогий обернулся на юг, туда, где вздымались древние кроны Аортэна.
- Если то, о чем ты просишь, может хоть как-то помочь остановить это зло - что ж, говори. Но я прошу тебя поторопиться. Мой лес зовет меня.

0

8

[AVA]http://s9.uploads.ru/KoS71.png[/AVA]
- Прибереги свои поучения для остроухих, - раздражённо бросила дракон, прерывая рассуждения Кернунна ударом по земле свободной лапы, - Их им как раз-таки и не хватает. И не забывай – твоя жизнь всё ещё находится в моих когтях. И ты будешь свободен тогда, когда я решу, что наш дальнейший разговор бессмысленнен.

Впрочем, рогатый был прав – стоило поторопиться. Вернув себе самообладание, дракон глубоко вздохнула. Теперь настал самый сложный момент. Но нужно было решиться.

Больше не говоря ни слова, Тёмная опустила лапу, которую до этого прижимала к сердцу. Оказавшись на усыпанной пеплом земле, на лапе разжались пальцы, открывая взору Хранителя важный секрет.

Это была большая, размерами чуть меньше человека, жемчужина. Необычайной чистоты и глубины цвета шарик переливался в свете тусклого солнца разноцветными бликами и сильнее всего выбивался из общей картины пустошей. Тем более, когда Хранитель переводил взгляд с драгоценности на дракона и обратно, становился очевидным просто фантастический контраст между двумя вещами. Существа, давным-давно павшее во тьму, у которого не было возможности искупления и, что самое важное, она его не искала. И наконец жемчужина, сияющая невероятной чистотой и невинностью, словно это было новорождённое создание… Зачем ей понадобилось таскать с собой эту штуку?..

Неожиданное озарение, одновременно прекрасное в своей простоте и ужасное в своей истинности, ударило в голову Кернунна и его Стражей, наблюдавших со стороны. Особенно когда они разглядели внутри шара какую-то едва различимую тень.

Это был не жемчуг.

Это было яйцо.

Единственное уцелевшее яйцо Тёмной.

- …И всё же, ты прав, - с заметной неохотой и горечью в голосе призналась дракон, - рано или поздно по мою кровь придут другие люди. Пусть идут – я буду рада принести им смерть, коли они так её желают. Но их целью должна буду стать я и только я. Дети не должны платить за глупости, совершённые их родителями.

С каждым словом голос Тёмной вздрагивал от сдерживаемых в груди эмоций, и она прилагала большие усилия для того, чтобы он остался твёрдым. Тем временем, она продолжала.

- Поэтому, Кернунн, я прошу тебя исполнить просьбу этого утонувшего во тьме дракона…

Скрип зубов. В горле встаёт комок из-за которого произнести последние слова становится невозможным. Искорка гнева позволяет свободно вздохнуть и, наконец, договорить.

- …Забери её в Аортен, Хранитель, и спрячь её там. Я доверяю её под твою опеку. И возможно, когда придёт время…

Сдерживать в груди нарастающую боль становится невозможно. Тихий всхлип вырывается из прочных оков самообладания, вместе с одинокой слезой, упавшей в сухую почву пустоши.

- …она станет твоим защитником. И другом.

Выпустив ещё один болезненный вздох, дракон устало взглянула на Семирогого.

- В любом случае эта судьба будет лучше той, что ожидает её, останься она со мной. Либо смерть, либо становление таким же чудовищем, как и её мать.

Тёмная взглянула в укрытое свинцовыми тучами небо.

- А впрочем… Ей решать, чем она станет... – пробормотала она, затем вернулась к Кернунну, - Я понимаю, что возможно пытаюсь взвалить на тебя непосильную ношу, Хранитель… Но она – самое дорогое для меня существо во всём Эноа. Ты сделаешь это для меня? Ты позаботишься о моей дочери?

+3

9

Кернунн приблизился к огромной драконьей лапе, что держала в когтях прекрасную радужную сферу. Он подошел так близко, что зеленое пламя его глаз заиграло бликами на жемчужной поверхности яйца. Там, внутри, в действительности теплилась маленькая жизнь, которая готова была в скором времени явить себя миру. Чистое творение Квел-Йииля, редкое и прекрасное.

Признаться, Кернунн оказался заворожен им. Драконы появлялись на свет нечасто даже по меркам его веков, а в Аортэне они и вовсе перестали рождаться уже очень давно. То, что эта девочка уцелела, было настоящим чудом.

Кто разбирался в звериных лицах, наверняка мог бы сказать, что сейчас Семирогий улыбнулся. Мрачные мысли, навеянные рассказом темной, теперь рассеялись прочь, а волшебный свет в его глазах из холодного изумрудного сделался теплым сиянием цвета весенней листвы.

Пускай мать этого создания веками разрушала и убивала, дитя ее было чистым и невинным. И когда-то, в далекие-далекие времена, такой же была и сама Темная. И светлая частица ее души, казалось, угасшая, теперь была заключена в этом яйце. А в ее сердце, несомненно, жила жертвенная любовь.
А любовь - есть Свет.

Кернунн оторвал взгляд от переливающиеся жемчужины и взглянул на дракона совершенно другим взглядом.

- Я сделаю это, - дух-олень кивнул. - Я приму ее и скрою от людей в чащах Аортэна. Она не будет знать, чье она дитя и откуда она родом, но она обретет любовь и заботу. Я воспитаю ее по законам леса и буду присматривать за ней. До тех пор, пока она по своей воле не покинет меня.

Он чуть наклонил голову вперед, подставляя Темной свою макушку, чтобы она возложила яйцо между его рогов.

***

Едва Кернунн отдалился от дракона на сотню метров, волки-стражи, будто пущенные из лука стрелы, бросились со всех ног ему навстречу.
- Чего хотела эта черная тваррь?! - едва оказавшись рядом, зарычал Звонкий Вой.
- Ты в порядке, хранитель? - озабоченно спросила Грива и засеменила рядом, касаясь боком его ноги.
- Не стоило принимать даров от нее, - проворчал Верный Коготь, бросая неодобрительный взгляд на сияющую жемчужину, что венчала голову Кернунна.

- Нет нужды тревожиться, - успокоил их Семирогий. - Темная не станет причинять вред нам и нашему лесу.
И он рассказал своим стражам о просьбе дракона.

- Эльфы не примут ее, - Коготь покачал головой. - Она дитя чудовища. Еще отец короля помнил, как пылали земли к югу и востоку от Аортэна...
- ...И так же будет пылать Аортэн, когда она вырастет!- закончил за него Вой.
- Она - дитя Йииля, - строго ответил Кернунн, до того хранивший спокойствие. - Как и эльфы. Как ты и я.

Тогда волки перестали спорить, и путь продолжился в молчании. Грива же и вовсе за всю дорогу не проронила ни слова, лишь смотрела время от времени на радужное яйцо, и в ее взгляде читалась забота и тревога.

- Ступайте вперед меня и передайте весть: опасности больше нет, - велел Кернунн своим стражам, когда до границ Аортэна оставалось несколько минут пути. - Я возвращаюсь.
И волки, слушая своего владыку, устремились к зеленой чаще.
Кернунн же последовал за ними не торопясь, бережно держа промеж своих рогов крошечного спящего в яйце дракона.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 30.08.1009 - "Просьба"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC