От 19.07.18

У нас новый админ! Шаресс!

А ещё, у нас есть несколько квестов со свободными местами. Желающие расшевелиться после сессии и первого месяца лета есть? А ну бегом записываться!

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

Зато открыт набор на вакансии мастеров игры!!
Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-17 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты
Настоящее время:
январь 1214 г. - июнь 1214 г.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 18.09.1213. Росентаун. "День Города"


18.09.1213. Росентаун. "День Города"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://se.uploads.ru/t/D9crF.jpg

Слухами ведь земля полнится. И то, что Очень Важный Енот по имени Райко в ближайшие дни, скорее всего, станет лордом-провостом Росентауна, знали все вокруг, и потому, разумеется, торопились высказать свое почтение. Народ по-разному относился к грядущему назначению. Кто-то видел в этом крушение вековых устоев, — альран, фактически зверь во главе администрации города, неслыхано! Кто-то, наоборот, не находил ничего дурного в таком назначении, а даже приветствовал его, несмотря на десятилетия конфликтов между людьми и альранами в прошлом. Но так или иначе, все понимали, что от этого не уйти.
Подозревали, что это случится в День Города, в день ярмарок и всенародных гуляний. Культурная столица в очередной раз проявила прогрессивность. Или нет?

Участники: Брайен Ове, Стиви и Эдди, Харудзион, + набор открыт до точки невозврата.

Отредактировано Ветер судьбы (2017-07-03 00:47:06)

0

2

Пятница. 17.09.2013

Несмотря на то, что календарь неумолимо показывал вторую половину первого месяца осени, погода снаружи была откровенно летняя. Это, конечно, угнетало Фоксов, — такая погода, а ты тут в школу ходи, ну что за дела? Но зато дело шло к празднику! День города! Салюты, торжества, выступления артистов и миллион... нет, миллиард! Нет, квадро... квадрапрати...эээ...ллион!..
— Стив, — мягко ткнул брата лапкой в бок Эдди.
— ...сладостей! — закончил брат. — И не дерись, а то я тебе в нос дам, чтоб знал.
— А я тебе в глаз.
— А я старше.
Эд закатил глаза, — ну, началось.

Так уж получилось, что лисята были не просто дети авантюриста, — как ни крути, а родились они в семье кожевника-мастера, к тому времени уже прочно и уверенно державшего кожевенных дел мастерскую в Росентауне, хитря и проводя выгодную торговлю, при этом умело заметая следы — как полагается лису. Их родители, как уже было сказано, были современными альранами, не чуждыми веяниям эпохи и технического прогресса, и чувствовали себя в торговой стихии города совершенно прекрасно. Отец выделывал и готовил шкуры и кожу, делал вещи и занимался поставками, мать успешно проводила сделки в его отсутствие и помогала делать их успешными во времена присутствия; жили душа в душу, ведь лисы-альраны сочетаются законным браком на всю жизнь. Отцы принимают активное участие в воспитании потомства, а также всячески заботятся о подругах еще до появления лисят. В этих вопросах семья Фоксов была образцовой.

Эдди и Стиви родились на отшибе Росентауна, в квартале альранов. Сначала родился Стиви, следом за ним через пятнадцать минут родился Эдди, что навсегда загнало несчастного в положение младшего брата. Эти пятнадцать минут были, по сути, единственным временем, которое братья провели врозь. Всю остальную свою насыщенную и полную приключений жизнь они были все время вместе.

И от этого все только усугублялось.

Ибо даже по меркам альранов Стиви и Эдди были стихийным бедствием.
— Ондо, гляньте, — говорил старый лис Соломон, только их завидев. — Стиви и Эдди пошли. От пацаны! Не лисы, орлы! Соколы! Настоящие гангстеры, а не пацаны. Тюрьмы на них нет.
"Гангстеры" при этом гордо задирали носы.

Несмотря на это, впрочем, родители время от времени могли доверить лисятам Важные Поручения, совершенно мнения лисят на этот счет не спрашивая. И сегодня у них как раз было одно такое.
— Ну что, Эдуард, — Стиви в сотый раз попытался пригладить волосы. Не вышло. — Готов идти к Ройко?
— Райко, — машинально поправил брата Эдди и вздохнул. — А что, есть варианты?
— Ну...
— Кроме "сбежать к пруду купаться". Это совсем не вариант.
Стиви был вынужден признать, что вариантов больше не было, и что вариант сбежать совсем не хорош.
— Не, — покачал он головой, — тут у всего города и особенно у альранов праздник, который явно омрачит жестокое двойное убийство родителями маленьких лисят. Да еще и в такой, этой самой, политической ситуации. Газеты напишут, судачить будут. А если сбежим, на меньшее рассчитывать не приходится. Мама нас тогда на перчатки пустит.
— Ага. Или, в крайнем случае, оставит без сладкого на всю оставшуюся жизнь.
Братья испуганно переглянулись.
Перспективы пугали.
— Ну тогда и не будем портить праздник ни себе, ни людям, — подытожил Эдди. — Вперед, Александр-Стивен, мой дорогой брат, нас ждут великие дела.

  Лисята вздохнули. Это, конечно, было совершенно в духе мамы: вручила сверток, сказала отнести товарищу Райко, местному Очень Важному Еноту, и совсем ее не заботит состояние двух горячо единственных детей и их мнение на этот счет. Эдди и Стиви, конечно, повздыхали и посокрушались, но толку с того было чуть.

  Вздыхали и сокрушались братья не для вида. Филипп Фокс, как уже было сказано, был современным лисом и против перемен никогда не выступал. Потому он рьяно взялся за дело, выкроив время между основными заказами, и сделал для будущего провоста колье с мехом норки и бусинками, сработав от души, потому что иначе не умел. Соседи вполголоса судачили о том, что старый солдат-альран прогнулся под людишек, но Фокс не обращал на разговоры внимания. Стиви, впрочем, поколотил соседского мальчишку, осмелившегося высказать это братьям в лицо. Этот пацан каждый день чистил зубы, делал зарядку и уроки, и вообще был изрядной свиньей.

  Однако, убедить родителей в правильности этих мер не удалось. Наверное, потому, что любые оправдания, когда ты стоишь в углу, звучат жалко и неубедительно.

  И, собственно, этот сверток и должны были вручить мальчики, чтобы засвидетельствовать почтение будущему главе города и поздравить его с наступающим Днем этого самого Города. Отец уехал за шкурами, мама отправилась воевать с поставщиками и грузчиками, ибо дела были превыше всего, и крайними остались братья. А мальчики очень не любили ответственности, официальных мероприятий и всего такого. Тем более что мероприятие, задуманное как полноценный прием, грозило затянуться.

— Ну, хоть конфет поедим, — вздохнул Эдди, успокаивая расстроенного Стива.
Деваться, впрочем, было некуда.
— Ну как так? — Стив был несчастен. — Что этот енот, не подождет до завтра? В пятницу у него дела, наверное. Может, завтра сходим? Сегодня гости съезжаются, рыцари всякие, целое дело! И что мы, это пропустим?
— Не откладывай на завтра...
— ...то, что можно сделать послезавтра. Эд, трусишь?
— И ничего не трусю... трушу, — обиделся Эдди. — Просто надо.
— Вот интересно. Рот открываешь ты, а говорит при этом мама, как это получается? Ладно, давай так, — решил Стиви. — Мы отнесем все, что надо, наедимся конфет и прочее, но ничего же страшного не случится, если мы по дороге задержимся?
— Задержимся?
— Пять минут. Ну... десять, может быть.
Эдди кивнул. И почему он сам об этом не подумал?
— Ну какие-то полчаса ничего не решат, — согласился он.
Брат просиял.
— Да пару часиков и все! Делов-то.

+1

3

Вечер пятницы плыл жарким маревом по зеленеющим улицам Города Роз. Однако, оживление на улицах было заметным. На площади рабочие, переговариваясь, воздвигали помост для выступления артистов, которые цветастой стаей критически оглядывали будущую постройку. Вспыхивали споры, но чаще звучали тосты, смех, звон чаш — пестрая братия шумно и безошибочно узнавала своих, и старые знакомые не упускали случая выпить за встречу. Стражники, изнывающие от жары в своих доспехах, хмуро наблюдали за деятелями искусств.

Рыцари и знатные гости съезжались к Альранским воротам, где слуги и оруженосцы ставили для них шатры, — вместить такое количество знатных гостей и соответствующе их разместить город не мог.

Тени уже начали удлиняться, когда Брайен остановился на краю широкого луга. На травяном поле уже стояло больше полусотни шатров, больших и малых, квадратных и круглых, парусиновых и шелковых; но все они были яркие, и длинные флаги колыхались на срединных шестах. Луг пестрел красками, словно полевыми цветами: винно‑красными и желтыми как солнце, бесчисленными оттенками зелени и синевы, густо‑черными, серыми и пурпурными.

Старый граф де ля Фер дружил кое с кем из этих лордов, других Брайен знал по рассказам, которые слышишь в тавернах и у костров. Хотя образование мальчика было обширным и, чего греха таить, бессистемным, в геральдике его в Ордене натаскивали беспощадно. Наковальня с черным соловьём — это герб гнома Карона из Кренива, столь же искусного в игре на большой арфе, как и в обращении с металлами. Олень в короне — это сэр Лионель де Бра, Смеющийся Вихрь, легенда Аварина. Брайен разглядел также отдельно стоящих эльфийских охотников, а рядом с ними пурпурную молнию и герб Гильдии Авантюристов, там же мелькало красное яблоко Фоссовеев.

Да, — усмехнулся Ове, присаживаясь у дороги. Эти эльфов в обиду не дадут.

Вот падающая звезда Дейнов, золотая на багряном поле, вот темно‑зеленая морская черепаха Эстермонтов из Рекна плывет по бледно‑зеленому фону. Бурый шатер с вздыбленным красным жеребцом мог принадлежать только сэру Отто Черному, которого прозвали Черным Зверем, когда он три года назад убил лорда Блэквуда на турнире в Аварине. Брайен слышал, что сэр Отто нанес своим затупленным топором такой удар, что расколол и забрало, и лицо лорда Блэквуда. Между тем, присутствовали и блэквудские знамена — на западном краю луга, подальше от Черного Зверя и поближе к эльфам. Марбранд, Маллистер, Каргиль, Вестелинг, Сван, Муллендор, Хайтауер, Флорент, Мей, Пенроз, Стокворт, Дарри, Паррен, Вильд — казалось, каждый знатный дом прислал в Росентаун хотя бы одного рыцаря, чтобы отпраздновать день города Роз. В шатрах лорды и рыцари обедают каплунами и молочными поросятами, пьют лучшее вино и просиживают в прохладе шелковых нарядных тканей. Праздник для глаз.

Но как бы красивы ни были эти шатры, Брайена они не обманывали. Да, празднетства в Росентауне обычно грандиозные, но съезжаться всем миром только ради этого? К тому же, большое количество представителей нелюдей... Даже эльфы, традиционно людей не жалующие, и те здесь.

Назначение альрана лордом-провостом города — вот, что по-настоящему привлекло народ.

И Брайен хорошо знал, что праздничных шатрах сидит немало тех, кому это назначение очень не нравится. Взгляды Черного Зверя сэра Отто не были секретом ни для кого. Он часто высказывался об альранах как о зверях, во всеуслышание заявлял, что убийство альрана есть суть охота и не должно караться никак, кроме, возможно, штрафа за браконьерство, коль скоро этот альран живет на чей-то земле. И такие мнения были не единичны. Мальчик опасался, что в шатрах зреет что-то большее, нежели желание повеселиться.

Интересно, — подумал Брайен, закусив травинку и глядя на облака, — чем какой-то енот-альран заслужил такую честь?

Впрочем, мальчик хорошо знал вдову Орки, графиню Росентауна. Она считала альранов симпатичными и милыми, и ни секунды не сомневалась в их разумности. В конце концов, именно в городе Роз отношение к зверолюдам было максимально терпимым.

Брайен поднялся. Нужно было найти сэра Галеона, мастера-оружейника графини. И узнать, что на самом деле он думает обо всем этом.
Мальчику очень хотелось, чтобы всё прошло мирно.

Ему очень хотелось верить, что все эти красочные шатры, праздничный гомон и цветные украшения только ради праздника, и никто ничего не затевает. Не может того быть.
Но зачем тогда ты перевесил меч поудобнее, Брайен? — спросил он сам себя.

+1

4

Если описывать состояние Шион конкретно в эту пятницу, то всё можно сократить до одного слова – плохо. Совсем как в предыдущий День Города, в Росентаун приехало очень и очень много людей, девочка пребывала в состоянии вялой апатии. Такое количество людей, собравшихся в одном месте одновременно действовало на девочку подобно морской болезни – как и в прошлый раз, Шион, свернувшись калачиком в тёмном углу заброшенной часовни желала, чтобы эти дни поскорее прошли. Ну, что же, оказывается, что праздник не является праздником для всех жителей Росена.

Пока девочка собиралась с силами, стараясь не поддаваться накатившим головокружению и тошноте, в голове Шион мелькали картинки прошлых дней. Конкретно – последние полтора месяца. Вроде как столько прошло с момента знакомства Шион и юного барона Ове. С тех пор, как они вместе отправились в катакомбы под часовней и вернулись обратно, душа-химера и маленький рыцарь часто встречались друг с другом в этой часовне. Они разговаривали, иногда даже играли. Говорил, впрочем, по большей части, только Брайен. Шион оставалась молчаливым слушателем. И, похоже, это вполне устраивало обоих. До определённого момента.

Пару раз мальчику удавалось вытащить Шион из часовни и немного прогуляться вместе по Росену. Обычно поздним вечером, когда людей на улицах было совсем немного и вероятность наткнуться на случайного прохожего была минимальна. Было… Странно. Хотя Шион и раньше замечала, что город был довольно милым, в компании с Ове он представлялся в других красках. Более ярких, наверное?.. Скорее всего. Однако, сколько рыцарь не бился, убедить Шион прогуляться по дневному Росену ему никак не удавалось. И взгляни он на девочку сейчас, он бы, скорее всего, понял бы, почему. Тем не менее, на случай, если ей всё-таки захочется прогуляться, Брайен сделал Шион подарок – просторный и плотный зелёный плащ, который полностью скрывал личность девочки от нежелательного внимания.

Наконец приступ тошноты был подавлен и девочка, поборов головокружение, встала на ноги. Слабости нужно преодолевать, ибо только так можно стать сильнее. Вдохнув побольше воздуха во всё своё существо, Шион подобрала плащ, на котором до этого лежала и, закутавшись в него поглубже, прошествовала к воротам часовни. Стоило хотя бы попытаться найти Брайена. И заодно узнать, что же за штука этот «День Города».

Ничего хорошего из этого не вышло…

На улицах было куда больше людей, чем должно было быть обычно. Слуги, артисты, горожане – все куда-то спешили. Были и торговцы-лавочники, наперебой голосящие, насколько у них хороший товар, и мастера, несущие дерево и прочий материал для сцены, куда требовалось, в общем и целом, куча разношёрстного народу, которому не было дела до миниатюрной, завёрнутой в плащ фигурке.

Шион точно не знала, когда это началось и когда это всё закончится – с того момента, когда этот безумный водоворот подхватил её, она окончательно потеряла чувство направления и ощущение реальности. Тысячи голосов отовсюду сводили с ума. Хотелось закрыть уши и свернуться калачиком где-нибудь, но могучий поток людей сделал это невозможным. Шион уносило куда-то, откуда, она думала, она не вернётся…

…Закончился этот ужас тогда, когда Шион обнаружила, что стоит на краю просторного поля. Где-то вдалеке мелькали разноцветные пятна шатров приезжих рыцарей. Шион могла бы разглядеть снующих между ними пажей и оруженосцев, а иногда и самих рыцарей, о чём-то оживлённо переговаривающихся. Могла бы, если бы её не поразил новый приступ головокружения. На шатающихся от слабости ногах, девочка побрела вперёд, ведомая едва уловимым запахом, который она, тем не менее, могла узнать из тысячи других таких же. Неповторимый запах души Брайена Ове.

Вряд ли Брайен ожидал того, что Шион появится у него за спиной. Тяжело дыша, готовая свалиться на землю прямо здесь из-за неожиданно накатившей на неё усталости, тем не менее, на лице девочки играла улыбка облегчения. Он был здесь и это всё, что имело на тот момент значение. Отдышавшись и собравшись с силами, девочка прошептала:

- А… Брайен… Здравствуй…

+2

5

Задержались в итоге лисята до вечера, когда куда-либо идти уже было не особенно прилично. Темнеть еще не начинало, но солнце клонилось к закату, и братья понимали, что сегодня уже вряд ли отнесут подарок будущему провосту. То есть, для Стива это был вопрос решенный, а более сознательный Эдди все-таки задумывался о походе, но успокаивал себя тем, что время еще есть.

Стиви зорко следил за съехавшейся в город толпой, спрятавшись в траве, и слушал, как ворочается Эдди, — вечно он никак себе места не нагреет. Как бы их не заметили.

Они не собирались шпионить или разнюхивать, — просто смотреть на всю эту суету было почему-то приятно и интересно, а прятаться надо было, чтоб... ну чтоб не нашли. А еще для тренировки. Стиви был уже почти охотник, у него на затылке даже уже пробивался мягкий пушок гривы, - совсем как у взрослого, — чуть светлее, чем волосы, но уже настоящая грива! Брат, впрочем, мог похвастаться тем же.

Но вряд ли стал бы.
Вдруг птицы в едином порыве сорвались с деревьев и улетели, наделав изрядно шуму.
Лисята переглянулись.

— Эд, — вполголоса позвал Стив.
— Стив?
— Эд!
— Да что?
— Смотри.
"А я что делаю?" - удивился Эдди, но все же напряг зрение.
— Ты следы замел? — ни к селу ни к городу вспомнил брат.
— Конечно, — Эдди отмахнулся. — Не мешай.

Экспедиция из двух отважных альранов собиралась на турнир в честь праздника, где намеревались победить и по-братски поделить полученные сокровища. После чего купить остров и отправиться пиратствовать и наводить ужас в воздухе. То, что отважным первопроходцам было по одиннадцать лет, их ни капли не волновало. И, поскольку уже вечерело, а у братьев к тому же было Важное Поручение, то в этот раз поход через недра людских шатров к эльфам и гномам категорически накрывался. Сегодня это был не более чем разведрейд, в процессе которого юные альраны решили немного понаблюдать за рыцарями, — просто так.

И наткнулись на внештатную ситуацию.
Притаившись, лисята во все глаза наблюдали за каким-то пацаном и внезапно появившейся около него девочкой.

— Стив.
— Что?
— А... а она эльф?
— Дурак, что ли?
— А он?
— Эдди, раз ты такой дурак, то пойди и спроси.
— А в нос?
— А в глаз?
Лисята замолчали.
— Ладно, — зашептал Стив через время, — нехорошо подсматривать, надо идти здороваться. Только щас твоя очередь.
— С чего бы это?
— Я в прошлый раз пошел. Того громадного бегемота в доспехах помнишь?

Эдди вздрогнул, потому что прекрасно помнил. И Стиви тоже помнил прекрасно, поэтому братья ненадолго притихли. Младший первым нарушил тишину.
— Ну Сти-иви, ну сходи ты...
Старший лисенок вздохнул, уронив голову на руки. Конечно, этим все и должно было кончиться. Хоть кто-то в этом лесу и окрестностях верил в то, что Трусишка Эдди внезапно решится на такой подвиг, как просто подойти и поговорить с людьми, будь это даже пара человеческих детей примерно их возраста? Стиви был уверен, что такие наивные личности даже если и были, то погибли минувшей зимой. Уверовав, что никаких морозов не будет и можно спокойно перезимовать под открытым небом.
— Идем вместе, — решительно сказал Стив и дернул младшего за ухо.
— Эй!
— Вот тебе и "эй". Идем. Иначе история нас не простит.
Эдди хотел было возразить, что у истории есть дела поважнее, чем они со Стивом, но промолчал.

0

6

— Ши... Шион? — Брайен вздрогнул, но постарался скрыть вызванный внезапностью испуг улыбкой.
Он подозревал, что это получилось не очень хорошо. Но все чувства уступили место тревоге, когда он увидел ее состояние.
— Что с тобой? — вполголоса спросил он, не желая, чтобы кто-то еще услышал. — Это из-за... вот этого всего?

В обычные времена луг у Альранских ворот служил местом гуляний для жителей города в эти праздничные дни, но сейчас он преобразился. За одну ночь здесь вырос другой, шелковый город, больше и красивее каменного. Шатры рыцарей Брайен уже видел, но за ними дюжины торговцев поставили свои палатки по краю поля — здесь продавались сладости и фрукты, пояса и башмаки, кожи и ленты, посуда и драгоценные камни, пряности, перья и прочие товары. Жонглеры, кукольники и фокусники бродили в толпе, показывая свое искусство, тут же толклись темные личности и карманники. Мальчик бдительно затолкал свой кошелек поглубже в сумку.

— Да, — кивнул он. — Мне тоже... неуютно.

Он знал, что Шион чувствует себя, скажем так, неважно, по иным причинам, нежели сам Брайен. И отчетливо теперь осознавал, что ранее она не выходила из своего убежища отнюдь не из-за лишней стеснительности. Но куда им деться? В эти дни везде толпы народу, а в этот раз — вдесятеро больше. Столько рыцарей и лордов! Возможно, намечается турнир, а Ове и не в курсе? Поучаствовать бы, — мелькнула шальная мысль. Но мальчик хорошо знал, что, остановившись на этом веселом поле и заяви о себе как рыцарь, вдоволь хлебнет и молчаливого презрения, и открытых насмешек. Будут, возможно, и такие, которые проявят к нему доброту, но это в некотором роде еще хуже.

— Можем отсюда уйти, — Брайен взял Шион за руку, — скажи только куда. Я, в принципе, все тут посмотрел, ничего интересного...
Он уловил запах шипящих на огне колбас, и у него потекли слюнки. Завтра есть целый день, — сказал он себе. Хватит и погулять, и поглазеть.
— Если я чем-то могу помочь...

И тут мальчик заметил пару мелких альранов, которые приближались к ним. "Лисы", — понял он, даже мельком глядя на эти любопытные рыжие морды. С лисами надо держать ухо востро.
— Могу чем-нибудь помочь? — осведомился он, включив лорда на полную. Надменный взгляд, чопорные речи. — Мы с леди уже уходим...

+1

7

Шион действительно сделала сегодня что-то из ряда вон выходящее. Покинула свою уютную часовню ради того, чтобы увидеть Брайена. И всё это, страдая от только ей присущей болезни, отчасти напоминающей морскую. Стоило ли оно того? Задумавшись над этим ещё раз, в то время как её тело повисло на юном бароне, Шион пришла к выводу, что всё же стоило.

- Думаю, да… - тихо пробормотала девочка, уткнувшись в плечо Брайена, - Слишком много людей. Слишком много душ. Слишком много всего… Я не могу справится со всем этим одновременно. Это ужасно утомляет.

Что верно – то верно. Непривычная к такому большому количеству живых существ в одном месте, ощущения Шион были загружены сверх всякой меры, что вызывало побочные эффекты в виде головокружения, тошноты, иногда – помутнения зрения и даже шок. Фактически, единственное, что удерживало душу-химеру от падения в забытьё, это чистая сила воли и присутствие Брайена. Наверное, ради него можно немного потерпеть… А то и вовсе преодолеть свою слабость! Это, конечно, в самом лучшем случае…

- Что-то вновь беспокоит тебя, - заметила девочка, внимательно взглянув на Ове, после чего проследила за направлением его взгляда, - За яркой мишурой и разноцветными красками шатров кроется презрение и ненависть, не так ли?..

Шион, в отличие от большинства жителей Росена, к новостям не прислушивалась ни разу. Поэтому, хотя она и подозревала, что не все люди довольны праздником, причины этого оставались для неё неизвестны. Впрочем, поток размышлений на тему того, что могло так растревожить осиный улей людей прервался, когда рука Брайена коснулась ручки Шион. Благодарно взглянув на мальчика, душа-химера облегчённо вздохнула. Чуть крепче сжав руку Ове, девочка прошептала:

- Не отпускай меня… Хорошо?.. Я снова потеряюсь в этой ужасной толпе, если ты меня отпустишь…

От мысли о том, что придётся вновь идти через ад спешащих куда-то людей лицо Шион моментально приобрело нездоровый, тёмно-фиолетовый оттенок, что только подчёркивало её страдальческое выражение. М-да… Сейчас было бы неплохо оказаться где-нибудь за городом, где можно вздохнуть спокойно, без всех этих толп…

- Брайен?.. – позвала девочка Ове, - Мы можем ненадолго уйти за городскую черту?.. Там, где не так много людей…
Вначале не поняв резкое изменение в настроении мальчика, душа-химера недоумевающе повертела головой, пока её взгляд не замер на парочке альранов-лис. «Близнецы» - пронеслось в сознании у Шион, стоило ей взглянуть на братьев. Интересно, что их сюда привело… Может, отлынивают от поручения какого-нибудь?..

- Не будь так суров с ними, Брайен… - тихо произнесла Шион, с укором взглянув на мальчика

+1

8

— Спасибо, леди, — братья одновременно поклонились, опустив уши.
Затем выпрямились. В неловком молчании лисята смотрели на мальчика двумя парами одинаковых зеленых глаз и хлопали ресницами. Затем перевели взгляд на девочку. Вид у них был совершенно ошарашенный.
— Секундочку, сэр, — осторожно сказал Эдди. — Мы ответим. Но давай сначала я попробую кое-что о тебе угадать.
Стиви глянул на брата и сделал страшные глаза. Тот не отреагировал на передаваемые мыслеграммы.
— Тебе тринадцать лет, тебя зовут Брайен Ове, Львенок из Аварина. Ты получил звание рыцаря в двенадцать лет, после чего решил податься в Гильдию... этих, как их...
— Эд, дохлого енота тебе на воротник...
— Стив, не перебивай, а лучше напомни, что за гильдию...
— Героев, ясное дело. Но Эд!..
— А потом ты оказался в Росентауне и тут убил змею.
— Здоровенную!
— Опасную!
— Чешуйчатую!
— Зловещую!
— Мертвую!
— То, что мертво, умереть не может, Стив.
— А в глаз?
— А в нос?
— Короче, — подытожил Эд. — Ты сэр Брайен.
— А ты, леди, — добавил Стив, оглянувшись, — та девочка, которая звала птиц. Мы искали птиц, но не нашли... Ну то есть, нашли, птиц-то тут вагон, но то не те птицы, наверное, а если надо кого найти, то мы лисы, мы умеем охотиться, прятаться и добывать пушного зверя, потому что мы дети кожевника, который может сделать мяч и...
— Стив.

Лисята переглянулись.

— Сэр, леди — торжественно провозгласил Эдди. — Александр-Стивен и Эдуард Элжернон Третий...
— Третий?
— Третий; рады приветствовать вас и обещаем любое содействие по любым вопросам! Вы легенда!
— Сэр легенда, леди еще легендарнее.
— Графиня о вас мно-ого говорила.
— О вас, сэр, не о вас, леди. О вас говорят остальные!

Стив и Эд снова отвесили поклон, улыбаясь как пассатижи.

— Если вам негде остановиться...
— ..потому что у вас не шатра...
— ...а его нет...
— ...то можете пожить у нас! Мы как раз живем на отшибе, подальше от всех этих людей и шума, можно отдохнуть нормально. Родителей на выходные все равно дома не будет.
Лисята рассмеялись с самым злодейским видом.

Отредактировано Stevie&Eddie (2017-07-10 13:16:37)

0

9

Две рыжие молнии, которые, не замолкая, сновали туда-сюда, совершенно деморализовали Брайена. Он бился с демонами, лазил по смертоносным болотам, воевал со Здоровенной! Опасной! Чешуйчатой! Зловещей! Мертвой! змеёй, тренировался в Ордене, спал на камнях и, бывало, даже голодал в пути, — но к такому жизнь его не готовила. Он потер глаза. "Хотели легенд и мифов о себе, легендарном — получайте, сэр Львёнок!", — сказал кто-то внутри едко и злорадно.

— Шион, — негромко пробормотал он, надеясь, что пока рыжие близнецы натешатся, у него есть время сказать кое-что важное. — Мне кажется, что в этих шатрах кроется не только презрение и ненависть, а еще и жажда убийства. Тут политика замешана. Как тебе сказать...
Мальчик вздохнул.
— В королевстве людей не очень любят вот таких, как эти двое.
Он кивнул в сторону лисят.
— И не за то, что их зовут Александр-Стивен и Эдуард Элжернон Третий, что звучит нелепо, потому что их двое, а не трое, а за то, что они... не люди. Как и эльфы, гномы... Это плохо и вообще. В эти выходные в городе проходит праздник. В Росентауне много альранов, поэтому к этому празднику еще и приурочили назначение одного альрана провостом... провостом тут называется градоуправитель, то есть, фактически, мэр, хоть и не дворянин. Это очень, очень многим не понравилось.
Вздохнув, Брайен тихо добавил:
— Вся эта шушера сюда съехалась не просто так. Это беспокоит меня. И я не могу просто уехать, кровопролития в городе я не хочу.

Лисята принялись отбивать поклоны.
Брайен покачал головой.

— Мне нужно увидеть сэра Галеона... ну, ты знаешь, я тебе рассказывал, который нанял меня... ну, тогда ещё.
Задумавшись, мальчик почесал бровь. Около особняка графини сейчас, наверное, творится форменный вертеп. Туда тащить Шион вообще нельзя.
— Но это подождет до завтра, — поспешно добавил он. — Сейчас можно и уйти, если ты хочешь.
Брай подумал, что вариант отправиться к лисам не так-то плох, потому что и в городе останешься, и народу почти не будет. Но, во-первых, этих ушастых он знал ровно полторы минуты, во-вторых, лисам доверять вообще-то было категорически нельзя, а в-третьих, неизвестно, как самой Шион подойдет такой вариант.
Но Брайен определился, на чьей он стороне. И если уж не доверять альранам, то кому тогда вообще?

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 18.09.1213. Росентаун. "День Города"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC