http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/81475.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/34618.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/24516.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/82146.css

Рейтинг форумов Forum-top.ru Palantir

Алиса и Феликс, победив в конкурсе, решили устроить грандиозное событие - праздничный бал! Ждите свое приглашение в почтовом ящике, дамы и господа.

Также напоминаем, что на форуме объявилась всеми любимая принцесса, а это значит, что сюжет в скором времени начнёт развиваться семимильными шагами.

Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-21 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты

Настоящее время - 1213 год.
Конкретный момент исчезновения принцессы - март 1213 года.

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 15.03.1213. Жив! Цел! Орел... нет... Дракон!


15.03.1213. Жив! Цел! Орел... нет... Дракон!

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Дата и время: 15 марта 1213г., позднее утро

2. Место действия | погода:  Южные отроги Синегорья, где-то между Валхейвом и Кренивом. Погода ясная, недавно поднявшееся из-за горизонта солнце светит ярко и даже пригревает, но все равно холодно.

3. Герои: Феликс Ферн, Хирн

4. Завязка: “Что?! Куда?! Что происходит?! Твою мать… ТВОЮ Ж МАТЬ!..” - краткая выдержка из описания первого знакомства человека и гигантского синегорского орла. О том, как происходит знакомство с местной фауной у юного изумрудного дракона, мы узнаем из следующих строк...

5. Тип эпизода: личный

Отредактировано Felix Fern (2017-07-03 19:07:46)

0

2

Вид на Синегорье с высоты птичьего полета был прекрасен. Укутанные снегами горы сверкали на утреннем солнце тысячей искр, шпили вековых сосен вокруг Валхейва вздымались из земли навстречу небу, незамерзающие бурные речушки спускались со склонов и змеились среди предгорных холмов. Их вершины, пригретые весенним солнцем, уже оттаяли и обнажили пожухлую прошлогоднюю траву, сквозь которую уже пробивались маленькие круглые листья молодого клевера.

По одному из холмов россыпью бежали маленькие белые клочки овец. А позади стада по земле скользила крылатая тень. Она-то и спугнула кудрявую скотину с пастбища, и бежавшая вслед за стадом огромная лохматая собака заливалась лаем на эту тень. Но огромной птице, которая парила в небе над долиной, стадо сейчас было безразлично. Птица держала путь к тесным скалам, где ее ожидало гнездо. Огромные крылья упруго держали ветер, лишь изредка совершая взмахи, а в лапах болталась беспокойная добыча.

Раскинувшийся внизу пейзаж, к сожалению, Ферна сейчас ничуть не заботил.
Минуту назад его, ничего не подозревающего, прямо из седла выдернула гигантская хищная птица. Должно быть, она приняла его баранью куртку за настоящее животное, а может просто пожелала отведать человечинки… Ферну было без разницы.

Огромные когти с силой сжимали жесткую кожу куртки, и не будь она сшита из шкуры местного матерого барана, как есть насквозь бы пробило и куртку, и шерстяную рубаху, и оба плеча. Ледяной встречный ветер бил в лицо и забивал рвущийся изо рта крик обратно в глотку, так что Феликс просто сжал зубы и посильнее вцепился руками в кожистые лапы орла. Орать твари, чтобы немедленно отпустила, на такой огромной высоте уже было рискованно. Оставалось только молиться, чтобы птица была сильной и все же донесла его туда, куда собиралась, а не бросила на пол пути.

+1

3

Наблюдать мир с высоты птичьего полёта – чудесное и завораживающее зрелище. Многие вещи, которые беспокоят тебя перестают иметь значение здесь, среди облаков, где тебя не достанет ни одна живая душа. Оттуда всё кажется ужасно мелким и незначительным настолько, что невольно ты задаёшься вопросом: «Неужели меня действительно заботили такие мелочи?..» Серебристые верхушки гор, изумрудная зелень лугов и лесов… Всё это сливается в одно разноцветное лоскутное полотно, подобно гигантской картине.

Впрочем, впечатление усиливается, если подняться ещё выше. «Но выше птиц же никто не летает!» - скажете вы, после чего я рассмеюсь вам в лицо. Ещё как летает! Так высоко, что с земли ни одна живая душа её не увидит!

А парила Хирн на действительно головокружительной высоте. Раскинув широкие крылья, дракон медленно плыла по воздуху и от всей души наслаждалась полётом. Ровно до того момента, когда о себе громким урчанием напомнил ничего не евший целую неделю желудок.

Голод – не тётка, даже для дракона. Тем более для дракона. Поэтому Хирн внимательно стала выискивать свой обед. Благо, в этом ей помогало её невероятно острое зрение. Не прошло много времени, как подходящая еда была найдена. Это была гигантская орлица.

Синегорские орлы предположительно считаются одними из самых могучих, ловких и быстрых летунов во всём мире. Мало кому удавалось потягаться с ними в воздухе. Да что там, даже с земли при помощи орудий, сконструированных гномьими умельцами сбить даже одного орла – уже далеко не тривиальная задача. Обычно в таких случаях говорят: «Клин клином вышибают». Что означает, что с одной птицей может справиться только другая птица. Синегорские орлы являются очень территориальными существами и готовы укокошить любого сородича, который забрёл на чужую территорию, с особой жестокостью. В общем – не очень приятные создания. Особенно если учесть то, что едой они считают всё живое, что недостаточно маленькое, чтобы остаться незамеченным или недостаточно быстрое, чтобы убежать. «Отмороженные» ребята, а?.. Ха-ха…

Тем не менее, мясо у этих животных вполне себе вкусное и питательное. То, что определённо стоит подать на обед. При условии, конечно, что повару удастся убедить предыдущего хозяина добровольно расстаться со своим имуществом.

Уж что-что, а Хирн могла быть «убедительной» - в этом сомневаться не стоило. Облизнувшись, дракон сложила крылья и резко спикировала сверху на ничего не подозревающую жертву…

Скорее всего, орлица не поняла, что её атаковало, но она сразу сообразила, что дело – дрянь. Это же понял болтающийся у неё в когтях Феликс. Вцепившееся в крыло птицы изумрудно-зелёное чудовище ничуть не уступало по размерам своей предполагаемой добыче, но просто так пернатая курица сдаваться явно не собиралась. С животным упрямством удерживая свою добычу, свободной лапой орлица, всячески изворачиваясь, старалась садануть дракону по глазам, но каждый раз мазала, скрежеща когтями по зелёной чешуе. Во все стороны летели перья и пух, залеплявшие Хирн глаза. В попытках ответить на выпады птицы, крылатое создание старалось подтянуть её поближе и нанести удар лапами и переломать орлице кости, но, как и крылатая курица, не достигла в этом успеха…

Таким образом, визжащий, рычащий и клёкочущий комок из дракона, орла и человека между ними заметался в небесах, теряя перья и постепенно снижаясь. Противники, по природе будучи упрямыми до мозга костей, явно намеревались превратить друг друга в фарш.

А несчастный Феликс невольно обнаружил себя между молотом и наковальней в этом противостоянии…

+1

4

От огромной высоты и недостатка кислорода начала кружиться голова. Ухватившись крепко за орлиную лапу, Ферн максимально сосредоточился на том, чтобы просто нормально дышать, а так же удерживать содержимое желудка на месте. Когда-то полет должен был закончиться, надо было только продержаться...

Когда дракон напал, Феликс в первые скунды вообще не понял, что происходит. Птица затрепыхалась, раскачивая его над бездной, и в какое-то мгновение чуть не разжала когти. Затем вдруг снова сжала, да еще крепче прежнего, так, что последний воздух выдавило из легких, а в глазах потемнело. Ферн только и успел заметить, как что-то зеленое заслонило небо сверху, и чья-то чужая лапа мелькнула рядом, вспарывая перья на орлиной груди.
"Это что, еще один орел? Зеленый орел?" - мелькнула в голове единственная идиотская мысль.

Долгие мгновения длилась безумная круговерть перьев и зеленых бликов. Земля становилась все ближе и ближе - Феликс этого не видел, но чувствовал, как его внутренности резко прыгнули к горлу, а ветер стал бить снизу. Падение начинало затягиваться, и птица, яростно отвечавшая на атаку дракона, решила на мгновение отступить. В последний раз она полоснула когтями по чешуйчатой морде, а затем каким-то немыслимым движением вывернулась из хватки драконьих когтей, оставив в них приличный комок перьев, и резко раскрыла крылья во всю ширину. Тугой ветер тут же подбросил ее вертикально вверх. Внутренности Феликса дружно ухнули вниз, а содержимое желудка снова подступило к горлу. Дышать уже было практически невозможно.

Воспользовавшись коротким отрывом, хищная тварь несколькими мощными ударами крыльев сменила курс и устремилась прочь, к ближайшей расщелине. На открытом пространстве у нее не было преимущества перед драконом. Но там, в родных узких лабиринтах скал, горная орлица могла потягаться с чужеземкой в искусстве воздушных виражей.
Распластав крылья под углом, птица месте со своей добычей скользнула в косую щель меж двумя скалами.

+1

5

Надо сказать, что Хирн попалась до неприличия упёртая птица. Мало того, что ей удалось вырваться из её хватки, так она ещё и по морде ей саданула! Вот это уже окончательно привело дракона в бешенство. Теперь сожрать наглую курицу было для неё делом чести, которое не терпело отлагательств! Подхваченный крыльями воздушный поток уносил Хирн в небеса, давая ей возможность подготовить новую атаку. Вот только ускользающая в каньон орлица такой возможности давать не собиралась.

Что ж, птица умно поступила, что заложила вираж в узкие скалы. Не то чтобы дракон не могла повторить её трюк и продолжить погоню, но ей просто не хотелось. Вместо этого она набрала высоту и, в результате чуть-чуть отстав, продолжила преследование сверху. Наблюдая за тем, как птица маневрирует среди скал, дракон пыталась угадать, куда она движется и где лучше обустроить место для засады. Наконец лабиринт ветвистых трещин сократился до одной, ясно ведущей к выходу. Несколькими взмахами крыльев Хирн вырвалась вперёд. Действительно – прибыв на место, она обнаружила, что скалы здесь заканчивались, прерываясь небольшим плато и практически отвесным горным склоном, покрытым низкорастущими хвойными деревьями. План созрел практически мгновенно.

Притаившись среди ёлочек и сосенок, Хирн прижалась к земле так низко, как только могла. Всеми силами она старалась держать в узде захвативший её с головой охотничий азарт. От этого дикого коктейля покалывало в кончиках пальцев, крыльев, хвоста. Пасть непроизвольно растягивалась в подобии того, что люди называют «улыбкой». Улыбкой хищника, загнавшего свою жертву. Предвкушение добычи.  Слышен свист ветра. Лапы напрягаются, Связки мышц натягиваются, словно струны. Можно почти физически расслышать их напряжённый звон…

Резкий прыжок с раскрой пастью и лапами, и Хирн уже вгрызлась в плечо орлицы, когтями вцепившись в грудь и крылья. Сила, с которой та выпорхнула из каньона, однако, была так велика, что инерцией обеих отнесло к самому краю обрыва, с которого они благополучно сиганули вниз – навстречу хвойному лесу. Вынужденная первой почесать спинку об отвесные скалы, Хирн со всей силы пыталась припечатать орлицу об каменную стену, что ей пару раз удалось, прежде чем они обе, кувыркаясь и оглашая окрестности леса рёвом и клёкотом, рухнули во власть бело-зелёной пелены…

Раздавался треск деревьев и во все стороны летели хвоя, перья, древесные щепки и комья снега. Комок из сцепившихся орла и дракона, вместе с умудрившимся всё это пережить человеком, прокатившись по ухабам и оставив за собой солидный след разрушения, наткнулся на ещё один обрыв, где он наконец-то расцепился. Орлица вместе с человеком покатилась куда-то дальше, в то время как дракон распласталась у подножия обрыва, пытаясь перевести дух. Было очевидно, что сегодня полётов больше не будет ни с той, ни с другой стороны.

В какой-то момент выдохшаяся орлица таки выронила измотанного Феликса, пока она, распластавшись на снегу и нескольких поломанных деревьях, судорожно пыталась встать на лапы. Судя по тому, под каким неестественным углом торчало её левое крыло, взлететь она вряд ли сможет… А вот встать и на своих двоих догнать и заклевать насмерть какого-нибудь человеческого индивидуума она вполне сможет, если дать ей шанс.

Кроме того, с противоположенной орлицы стороны до Ферна стало доносится тяжёлое ворчание и недовольное шипение. Кажется, Хирн тоже очухалась и пришла добить свою добычу, чтобы потом съесть. Хотя её движения были довольно вялыми, по сравнению с погоней совсем недавно. Так или иначе, оба противника были прикованы к земле, оба были потрёпаны и оба были в примерно равных условиях. Оба хотели превратить друг друга в фарш.

И невольным участником этих событий стал не планировавший оказываться меж двух огней вообще никогда в жизни Феликc Ферн. Шулер, картёжник, бродяга, жертва обстоятельств и собственного везения.

+1

6

Орлица разжала когти уже над самой землей, и удар при приземлении лишь вышиб воздух из легких человека. Он по инерции прокатился кубарем еще несколько метров по склону, зачерпывая снег воротом куртки, и наконец остановился в сугробе. Здесь, в небольшой низине, куда солнце не могло добраться из-за окружавших ее скал, все еще лежало довольно толстое одеяло снега.

В ушах шумело так, что Феликс ничего не слышал, кроме бешеного стука собственного сердца. Болели плечи и ребра, но в остальном тело, кажется, было цело.
Прошло сколько-то мгновений, прежде чем Феликс попытался встать. Выкопавшись из снега, он действительно смог подняться и кое-как удержать равновесие. Окружающие сосенки водили вокруг него хороводы, а земля почему-то норовила оказаться то слева, то справа, но никак не снизу. Наконец он более-менее твердо встал на ноги и первым делом огляделся на предмет птицы.

Хищная тварь оказалась неподалеку, всего в десятке метров от Феликса. Она трепыхалась на земле, вздымая в воздух клочки снега и собственного пуха, и пыталась встать на лапы.

- Ага, я понял, - пробормотал Ферн и попятился, а затем развернулся и рванул в противоположную от птицы сторону, выше по склону. Рванул, конечно, сильно сказано: Ферн увязал в снегу и двигался по какой-то странной траектории, шатаясь от головокружения, как сущий пьяница.

Таким образом он преодолел еще с дюжину метров к тому моменту, когда хищная птица наконец очухалась. Совершив очередной птичий акробатический трюк, она наконец перевернулась на лапы, и почти сразу обнаружила невдалеке убегающую жертву.
Растопырив помятые крылья, которым тесно было в окружении деревьев, орлица прыжками двинулась в погоню. К счастью, перемещаться по земле эта тварь умела очень неважно, так что тут шансы у них были примерно равные.

Нелепая погоня продолжалась недолго. На пути Феликсу встретилась сломанная орлицей же сосенка, которая подло подцепила его за ногу и заставила вновь рухнуть в снег. А когда он снова встал, прямо перед ним из-за молодых елок возникла зеленая морда дракона.

Сложно сказать, какой логикой руководствовался Ферн, но в эту секунду он не придумал ничего лучше, чем зачерпнуть горсть мокрого снега и швырнуть в глаза огромной ящерице. А затем он развернулся и еще более резво рванул обратно. К орлице. Которая сперва радостно прыгнула  навстречу жертве, а затем, вдруг заметив дракона, замерла в нерешительности, с растопыренными крыльями и выражением глубочайшего огорчения на морде.

Отредактировано Felix Fern (2017-07-04 23:06:13)

+1

7

И вот, дракон и его пернатый обед наконец встретились лицом к лицу. Бежать некуда. Теперь только победа или смерть. Оттолкнувшись, Хирн тигриным прыжком налетела на свою добычу, разинув голодную пасть… Точнее, попыталась. В силу того, что человек оказался благополучно проигнорирован драконом, в силу своей незначительности, вот он-то и подстроил ей самую главную пакость. Вместо того, чтобы сомкнуть челюсти на шее орлицы, Хирн протаранила её плечом, навалившись сверху всем своим весом. Всё это, пытаясь протереть глаз, в который Феликс швырнул снежок. Однако сразу кровавой расправы не последовало, в силу того, что Хирн была занята другим противником.

А она боролась за свою жизнь до самого конца. До последнего пыталась скинуть с себя изумрудного дракона и убежать, спастись… Но всё было кончено в тот момент, когда мощные челюсти сомкнулись на шее орлицы. Приглушённое рычание, сдавленный клёкот, движение мощной шеей, треск костей и посмертный вздох. Глухой стук увесистой пернатой головы о землю.

Всё было кончено.

Внимательно взглянув на свою жертву, Хирн отступила вбок. Птица лежала со сломанной шеей, широко раскинув огромные крылья. Совершенно точно, что она была мертва. Можно было приступать к трапезе, если бы не одно «но»…

Почувствовав резкую боль во рту, Хирн недовольно заворчала, поворотила языком по всей пасти, после чего, надувшись, повернулась назад и выплюнула солидных размеров зуб. Размером с ладонь, больше напоминающий кинжал или нож, он вонзился в снег как раз-таки перед пытавшимся убежать Феликсом. Вот тогда-то дракон заметила, что она здесь не одна.

- Ты кто? – с любопытством спросила Хирн, в то же время приноравливаясь, какую часть от птицы ей откусить первой (всё ещё бросая заинтересованные взгляды в сторону человека), - Учти, птицу не отдам.

+1

8

Прыжок дракона смел убегавшего Феликса обратно в снег. На этот раз он не стал подниматься, а медленно начал отползать спиной назад, на безопасное расстояние, не сводя взгляда с развернувшейся перед ним битвы. Встать и бежать он опасался, чтобы ненароком не привлечь к себе снова внимание двух разъяренных хищников.

"Кому расскажу, сроду не поверят", - пронеслось в голове. Впрочем, даже если и не поверят, при должной подаче история отлично сгодится, чтобы забить голову пьянчугам в трактире. А вот если бы было еще какое доказательство...

Пока Ферн отвлеченно размышлял о выгоде происходящего, доказательство услужливо воткнулось в снег прямо у его ног. Правда, в первую очередь Феликс резво отполз еще на метр назад, и только во вторую посмотрел, чем это в него плюнул дракон. На белом снегу обозначилось кровавое пятно, в центре которого угадывался слегка изогнутый зуб. Наметанный глаз Ферна быстро оценил стоимость находки, и желание немедленно покинуть поле боя отступило перед желанием разжиться редким трофеем.
Феликс уже потянулся к добыче, когда раскатистый голос дракона обратился к нему.

-Я? Я никто, - скромно ответил Феликс. - Вообще-то эта... птица.., - Ферн указал промокшей перчаткой на распластавшуюся в снегу тварь, -  она меня украла. Прям с лошади сняла. Я думал сожрет, но тут вы... Так что... - воспользовавшись тем, что дракон отвернулся к жертве, Феликс наконец дотянулся до зуба, выловил его из снега и быстро спрятал за пазуху. После чего, все еще покачиваясь от головокружения, поднялся на ноги и кое-как отвесил драконице поклон. - Так что я ваш должник. Приношу свои глубочайшие извинения за снег... Приятного аппетита вам. Оуч...

Спрятанный под курткой зуб во время поклона больно уколол Феликса в бок, и он, поморщившись, выпрямился. Он надеялся, что изумрудное создание не заметило его маленькой хитрости, ведь кто знает, как относятся драконы к потерянным зубам.
Но, в конце концов, она его обратно что ли вставит?

- Если только вы не едите когти, я бы, с вашего позволения взял парочку... На память. И еще вот эту штуку... на лапе, - Феликс снова указал перчаткой, на сей раз на что-то, пульсирующее красноватым светом на кожистой ноге мертвой птицы. Тонкий золотистый ободок окольцовывал лапу возле самых ее пальцев, и был не заметен до тех пор, пока не начал светиться.

Отредактировано Felix Fern (2017-07-09 15:29:40)

+1

9

«Врёт, - думала Хирн, с любопытством разглядывая странного «Никто» перед ней, - или недоговаривает что-то. Странный он какой-то…»

- Пожалуйста… - недоумевая, произнесла дракон, после этого вцепившись в тушу орлицы и вырвав из неё солидный кусок мяса, который тут же был проглочен. Тем не менее, от глаз Хирн не укрылось то, что выпрямился загадочный «Никто» как-то слишком резко. Может, у него что-то болит? От такого-то падения… Признаться даже у самого дракона немного болели лапы от жёсткого приземления. А уж про человека и говорить нечего.

- А ты точно целый? – спросила Хирн, повернув голову в сторону человека, - Ничего не болит?

Вопрос про когти немного озадачил дракошу, но, когда незнакомец указал ей на орлиную лапу, тогда-то она и заметила странный золотой браслет с пульсирующим красным камнем. В душе Хирн стали зарождаться подозрения, уж не за это ли этот ушлый малый попал в птичьи лапы? Впрочем, внимательный взгляд в мысли «Никто» не выявил ничего подозрительного… Кроме желания подзаработать, да и только.

- Ну, тут ты прав, - медленно ответила Хирн, - Когти я не ем. Они не вкусные…

Захватив пастью птичью лапу, дракон в один укус лишила её когтей, которые тут же свалились в снег. Как быть с драгоценностью, ящерица пока не решила, но предупредить человека о своих подозрениях всё же стоило.

- Мне это золото ни к чему, но… ты не боишься, что эта штучка окажется проклятой?

Не сказать, что Хирн так уж переживала за какого-то там пять минут назад встреченного человека, но предупредить его об предполагаемой опасности всё же стоило. В конце концов, дракон не считала вообще всех людей своими врагами – только тех, кто её сумел разозлить. А этот малый к ним пока что не относится…

- Смотри, если хочешь её забрать – останавливать тебя я не буду… Но смотри – я тебя предупредила.

После этого, Хирн вернулась к трапезе, вырывая из тела поверженной орлицы очередной кусок мяса…

+1

10

Надо признаться, зрелище выглядело отвратительно. Перемазанная кровью морда драконицы ныряла в кучу перьев и с чавканьем отрывала куски от птицы, и от этого звука желудок у Феликса сжимался в комок.
Снег вокруг орлицы быстро краснел. Легкий ветерок, заглядывающий в низину, шевелил раскиданные повсюду перья, будто опавшую листву.
Феликсу даже стало немного жаль крылатую тварь.

Новый порыв ветерка забрался под баранью куртку и Феликс, который успел промокнуть от ползания по снегу, начал ежиться от холода.
Обхватил себя руками, чтобы было потеплее, и высоко поднимая ноги над сугробами, Ферн медленно начал подходить к дракону.
- Спасибо за заботу, я вроде цел. Правда блевать тянет после таких пируэтов в воздухе, - он вывалил наружу язык и очень натурально изобразил звук отрыжки. - Мы, люди, не приспособлены к полетам.

Скрипя влажным снегом, Феликс наконец добрел до трупа птицы и подобрал один за другим упавшие в снег птичьи когти. Жаль, что седельная сумка осталась вместе с лошадью где-то далеко отсюда. Когти пришлось рассовать по карманам (туда же перекочевал драконий зуб, и теперь чересчур красноречиво оттопыривал край кармана своим изогнутым концом).

- А я слышал, что драконы умеют принимать облик людей. Как альраны, или вроде того, - поделился мыслями Ферн, закончив прятать трофеи. Оставалось забрать еще один - золотое кольцо на птичьей лапе.
- Знаете, что мне это напоминает... - задумчиво произнес мужчина. - Окольцованную птицу. Вдруг это был чей-то питомец? Хотел бы я посмотреть на того, кто держит таких птичек...

С этими словами Феликс нагнулся и ухватился двумя руками за кольцо. Оно легко соскользнуло с окровавленной лапы, лишенной когтей и пальцев, и оказалось в руках у Ферна. Он провел пальцем в перчатке по краю ободка, стирая кровь и прилипшие перышки, и глазам предстал удивительно изящный геометрический узор. Не то чтобы Феликс хорошо разбирался в ювелирных изделиях, но, пожалуй, искусную работу от дешевой поделки отличить умел. Такие вещи чаровали глаз и манили пальцы к себе. Ими хотелось любоваться, ими хотелось владеть, их хотелось надеть на себя...
Ферн вдруг поймал себя на том, что начал просовывать пальцы левой руки в ободок, чтобы натянуть его на свое запястье. Но рука в толстой перчатке застряла и не смогла пролезть в кольцо.

Тем временем пульсирующий камень светился все слабее и слабее, и наконец, вспыхнув последний раз, погас совсем.
- Похоже, кончилась магия...- Феликс задумчиво приподнял кольцо, показывая его драконице.

Налетел новый порыв ветра, на этот раз посильнее прежнего. С потревоженных сосенок посыпался снег, а птичьи перья всколыхнулись и взвились в воздух, разлетаясь в стороны.

Там, где только что лежала птица, теперь был человек. Изуродованное, разорванное тело светловолосой молодой женщины распласталось на обагренном кровью снегу. Ступня ее правой ноги была откушена. Из волос торчали перья, а сквозь кожу местами пробивался птичий пух. Черты лица, сейчас перекошенные предсмертной мукой, были острыми, будто у эльфа.

Феликс побледнел и отпрянул, выронив из рук золотое кольцо. В голове пронеслась мысль, что драконица все знала, и сейчас вполне осознанно жрала человека. Или альрана. Или кого бы то ни было, у кого было две руки и две ноги, как у Феликса.
Ферн, с большим опасением глядя на дракона, начал отступать прочь.

Отредактировано Felix Fern (2017-07-29 00:58:25)

0

11

Среди многих вещей, которые приходятся драконам не по душе, лжецы – одна из самых ненавидимых. Будь то простое жульничество или же грандиозный обман и выдача себя за другого человека, всё это приводит древних ящеров в бешенство или, как минимум, сильно портит им настроение. А уж если еда оказалась совсем не тем, чем являлась на самом деле… То тут был совершенно другой уровень оскорбления.
Примерно с минуту Хирн возвышалась над растерзанным трупом, осознавая произошедшее. Видимо, кольцо на лапе уже бывшей орлицы всё-таки было не совсем обычным. Было ли оно проклятым? Было ли оно сделано именно с этой целью? В данный момент изумрудницу это не интересовало.

Единственное, что чувствовала сейчас Хирн – невероятное чувство обиды и ощущение того, что её очень лихо и жёстко обманули. И вместе с осознанием приходили гнев и обида. Было ли ей жалко убитую? Нет. У Природы есть вполне чёткие правила, которым повинуется всё живое – если ты не осторожен или слаб, то точно станешь чьей-то добычей. Она стала добычей, но вовсе не той, что хотелось бы Хирн. Люди – существа, у которых практически нет мяса, а значит, голод они совершенно не утоляют. Значит, убивать их ради еды бессмысленно.

В горле у дракона заклокотало и в следующее мгновение женщину накрыло волной изумрудно-зелёного пламени. От жара снег вокруг начал таять, приоткрывая голую землю, растекаясь лужами повсюду. Когда огонь исчез, на месте трупа было только большое, чёрное пятно. Даже пепла не осталось. А это свидетельствовало о том, что дракон явно не была в лучшем расположении духа.

- Отдай кольцо, - Хирн обернулась к «Никто», только для того, чтобы увидеть, как золотой обруч падает в снег, а сам человек старается отойти как можно дальше. Подцепив кольцо когтем, дракон подтащила его к себе, после чего уже знакомое пламя целиком скрыло в себе ювелирное изделие. От него вскоре тоже ничего не осталось.

После этого, Хирн угрожающе нависла над Феликсом. Бежать, в любом случае, было бесполезно. Даже без помощи крыльев, она без особого труда смогла бы поймать и убить беспомощного человека, попросту разорвав его на части. К счастью для Ферна, Хирн не отличалась кровожадным нравом, только если её не спровоцировать.

- Я знаю, о чём ты думаешь, - спокойно произнесла изумрудница, глядя на человека, - ты считаешь, что я знала, кем являлась эта орлица с самого начала, так?

Тут она отрицательно покачала головой.

- Это неверно. Я, как и ты, была обманута.

Вздох. Глаза Хирн засветились тусклым, зелёным цветом, в то время как она смотрела прямо в глаза Ферну.

- Впрочем, сомневаюсь, что ты мне поверишь…

Драконий гипноз – страшная вещь. Никогда не поймёшь, когда попадаешь под его влияние.

- Для тебя будет лучше, если ты обо всём забудешь. Прости. Сейчас тебе лучше уснуть.

Возможно, Феликс успел почувствовать головокружение, а может и нет. Для того, кто проваливается в забытьё – всё фиолетово.

+1

12

-Нет, прекрати, ну что ты делаешь... - пробормотал Феликс в полусне. - Скоро вернется моя жена... уходи прочь, шальная девчонка...
Ферн поморщился и отвернул лицо в сторону, уворачиваясь от горячего влажного языка, который лизал его щеку. Простонав что-то нечленораздельное, мужчина наощупь отпихнул от себя любвеобильное создание. И, наконец, проснулся.

Это оказалась вовсе не красотка-любовница из сладких сновидений, а лошадь. Его собственная лошадь, которая за каким-то чертом вылизывала ему лицо, вздыбливая на щеках отросшую щетину. Сам же Феликс в этот момент валялся на куче еловых веток, сложенной у дороги.
Ферн резко сел и растерянно огляделся. Буквально в нескольких сотнях шагов виднелась деревенька, из которой он выехал сегодня утром. Солнце было еще не слишком высоко, значит, с тех пор прошло совсем не много времени, от силы час. Но где он был и что делал в этот час, Феликс совершенно не помнил. Все, что всплывало  в памяти - это ощущение желудка, подступающего к горлу, и стальной запах крови.

- Эй, подруга.. и давно мы тут? - рассеянно спросил Ферн у лошади, хватая ее за свисающие поводья и заглядывая в темно-карие глаза, будто ожидал услышать ответ от бессловесной скотины. - Знаю, знаю, скажешь "опять нажрался как свинья и свалился из седла на пол пути". Но я же с позавчерашнего дня не пил!
Лошадь только фыркнула и мотнула головой, недовольная интонацией своего владельца.

- Ладно, проехали...- Феликс вздохнул, отпустил кобылу и наконец поднялся со своей еловой лежанки. Карманы оттягивало что-то длинное и острое. С большим вопросом в глазах мужчина запустил руки в карманы и извлек на свет крупный крючковидный коготь и не менее здоровый острый зуб. Оба трофея были перемазаны еще свежей кровью. Окончательно потерявший нить происходящего, Феликс тупо стоял и переводил взгляд с одного предмета на другой и силился понять, откуда это взялось.

+1

13

http://www.nastol.com.ua/download.php?img=201601/1280x1024/nastol.com.ua-162309.jpg

Пока Феликс оправлялся от последствий неожиданной дрёмы и пытался понять, что с ним произошло, на ближайшей скале расположилась большая стая диких голубей. Скорее всего, они решили передохнуть после долгого перелёта откуда-то издалека… Птицы занимались каждый своим делом – чистили перья, переговаривались, прыгали тут и там, даже дрались… И изредка поглядывали в сторону странного человека. Довольно скоро стая собралась и в один миг взлетела, продолжив своё путешествие куда-то на юг. Поднявшийся порыв ветра осыпал Ферна и его скакуна снегом и унёс птиц ввысь – в небеса.
…Хирн ещё раз оглянулась, дабы убедиться, что с человеком было всё в порядке. Для неё не составило труда взять потерявшего сознание Феликса в лапу и отнести его к ближайшей деревне. Постелив ему покров еловых веток, дракон отправилась ловить испуганную орлицей лошадь, дабы человеку не пришлось идти пешком… Куда-либо. Это тоже не заняло у неё много времени. Оставалось только убедиться, что больше ничего страшного с Ферном не случится.
Голуби, которые недавно пролетели над головой Феликса были иллюзией. Стая птиц скрывала истинный облик изумрудного дракона, взмахами могучих крыльев вызвавшего тот самый ветер, который поднял тучи снега. Справедливо полагая, что она сделала всё, что в её силах, Хирн решила покинуть нового знакомого. Как-никак, голодный желудок пару кусочков мяса не удовлетворило… Стоило поискать еду где-нибудь ещё. И на этот раз, чтобы она совершенно точно оставалась такой, какая он есть, а не превращалась во что-то другое. Хотя это был её первый опыт, дракон уже поняла, что такие вещи безумно её раздражают…
Такие мысли преследовали Хирн, пока она удалялась, навстречу линии горизонта…

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 15.03.1213. Жив! Цел! Орел... нет... Дракон!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC