От 11.04.18
Скоро начнётся конкурс "Мисс и Мистер Эноа"! Ознакомиться с деталями можно здесь.
Не забываем отмечаться в перекличке.
А с особенностями дизайна можно ознакомиться здесь.

Просим вас также отметиться в переписи эпизодов.

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

Зато открыт набор на вакансии мастеров игры!!
Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-21 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты
Настоящее время:
с 1213 г. по апрель 1214 г.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 22.06.1213 Маски прочь!


22.06.1213 Маски прочь!

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

1. Дата и время: 22 июня 1213г., около 9 вечера.

2. Место действия | погода: Аварин. Тепло, смеркается.

3. Герои: Феликс Ферн, Хабиба Нур Маних.

4. Завязка: В Аварине Нур выступает на фестивале, посвященном Лите - празднику солнечного солнцестояния. Это одно из крупнейших событий за год, так что и вору там найдётся занятие - Феликс пытается выкрасть у артистов загадочную резную маску. Выкрасть-то это одно, но вот уйти с добычей...

5. Тип эпизода: личный

0

2

Невдалеке, за стенами красочного шатра, играла ритмичная музыка. Где-то там было в разгаре вечернее представление аваринского фестиваля, и тысячи горожан собрались, чтобы взглянуть на него.
За плотными полотняными стенками шатров, заполнивших периметр площади, тоже кипела жизнь. Здесь собрались артисты, которые недавно сошли со сцены, и те, кто только готовился к выходу. Люди в ярких нарядных костюмах сновали туда-сюда в золотистом сиянии жаровни, что ярко освещала изнутри один из шатров.
Группка танцовщиц-полуэльфиек сгрудилась в одном из углов и весело смеялись шуткам какого-то незнакомца, облаченного в длинную зеленую мантию с узором из листьев и странную угловатую шляпу. Лицо его было ярко накрашено (что крайне дико выглядело при его давно не бритой физиономии), а на ушах красовались не слишком убедительные остроконечные накладки.

- ...и вот, представьте, я уже попрощался с жизнью. Все, думаю, конец мне. Ни еды, ни питья... даже женщины - за версту не видать! Вы представляете, каково мне было?
Девицы захихикали и шутливо посочувствовали актеру, который рассказывал им занимательную историю.
- И тут! Как удар молнии! Она! Представьте, девушки, вздымается песок, и я вижу прямо перед своим лицом...
Шутник движением рук красноречиво изобразил пышные формы на уровне груди, вызвав очередную волну шаловливых смешков.
- Ну думаю, вот оно, спасение! Какая там еда, какая вода, когда тут такое! И вот смотрю я на нее как зачарованный, и вдруг перевожу взгляд пониже, а там… вы не подумайте, я не лгу, своими глазами видел! - Мужчина понизил голос и наклонился пониже к девушкам, взволнованным голосом продолжая рассказ. Ответом ему были удивленные вздохи. - И вот тут у меня возник самый большой вопрос в жизни! Как же с ней быть-то? - Продолжил он в полный голос, и всплеснул руками.

Девочки, с видом бывалых мастериц, начали наперебой предлагать свои варианты решения проблемы.
- Постойте, постойте, леди! - мужчина воздел перед собой руки ладонями вверх, призывая щебечущих девушек к тишине. -  Прошу, подумайте хорошенько... а я на минутку отойду. Вскоре я вернусь и желаю услышать от вас все версии, какие вы только сможете придумать, - шутник одарил девиц широчайшей улыбкой, и те охотно закивали.

Раздав девушкам на прощание воздушные поцелуи, ярко накрашенный мужчина в костюме “эльфийского принца” и накладными ушами исчез за тканевой завесой, что разделяла шатер на две половины. А девушки продолжили, уже без него, обсуждать особенности анатомии ламий.

* * *

Оказавшись за завесой, Феликс с облегчением выдохнул и стащил с головы идиотскую треугольную шляпу с засушенными листьями какого-то эльфийского дерева. В общем-то, если не считать трудов по “маскировке”, весь этот маленький спектакль удался ему без особых усилий: история о встрече со змееженщиной в пустыне уже была десяток раз рассказана и пересказана разным компаниям в различных подробностях (в том числе и вымышленных) и тщательно отрепетирована. Оставалось лишь добавить немного грима и задорно подать все веселым и уже слегка нетрезвым девушкам. К счастью, они были благодарными и непритязательными зрительницами.

Феликс еще некоторое время прислушивался к разговорам за занавеской, попутно ощупывая свои уши. Поморщившись, он принялся медленно отклеивать бутафорский заостренный кончик с левого уха. Клей оказался на редкость надежным. Декоративное ухо никак не желало расставаться с родным, и Феликс грешным делом подумал, что придется ходить с ним всю оставшуюся жизнь.
- Подамся в лес к чертям собачьим, буду пасти гребаных лосей, - проворчал Ферн, и с последним усилием наконец отодрал от себя злосчастное ухо, знатно ободрав кожу. - Да ну нахрен! - он раздраженно бросил деталь своего костюма на землю и пнул ее в глубь шатра.
Взгляд невольно проследил траекторию полета уха, и Феликс вдруг замер.
- А вот и ты, моя красавица…

Накрашенные алой краской губы расплылись в широкой довольной улыбке.
Прямо напротив Феликса расположилась подставка с масками. А на ней, среди гладких фарфоровых, блестящих золотистых, украшенных перьями и вышивками, и прочих пестрых масок, была одна простая, деревянная, покрытая замысловатой резьбой. Ферн мгновенно узнал ее по описанию.

Ощущая, как карманы тяжелеют от воображаемого золота, вор шагнул к подставке, протянул руки и осторожно снял заветную маску. Из тонких резных линий на него смотрела морда лисы. Черты животного удивительно искусно переплетались с тонкой вязью слов, написанных на языке, которого Феликс не знал и даже никогда не встречал.

Что скрывал в себе этот предмет, Феликс мог лишь догадываться. Но ценности он был явно немалой: кое-какое третье лицо заплатило очень неплохой задаток за эту вещь, и еще столько же было обещано после того, как маска попадет в его руки.

Ферн зачарованно рассматривал свою добычу, когда из-за завесы раздался оклик заскучавших девиц.
- Ну где же вы, господин Фокс? Мы уже все придумали!
Ферн встрепенулся, быстро сунул маску в складки своего длинного одеяния и направился к занавеске.
- Уже иду, мои красавицы!
По пути Феликс бросил взгляд в зеркало, прислоненное к какому-то сундуку, и иронично усмехнулся. Красавец, что сказать. Родной дядя не узнал бы.

Отредактировано Felix Fern (2017-07-23 00:52:57)

+1

3

Нур вновь восхитилась тому, что предстало перед её взором. Аварин был куда более полон красок, нежели Ишехан. В Иш-Калафе люди носили разноцветные яркие одежды, дабы разбавить нежный кремово-жёлтый цвет песка хоть какими-то другими оттенками. Здесь же в этом не было нужды. Вероятно поэтому и по причине погоды, которая разнилась ото дня ко дню, люди здесь одевались неярко, преимущественно в темные и выцветшие одежды. Кроме того, они не позволяли друг другу увидеть чужую кожу. Это было неестественным и странным для Нур. Как может танцовщица танцевать, целиком облачённая в длинное платье, которое помимо всего прочего содержит это ужасное орудие пыток, которое здесь считается нормой - корсет. О, да, за те пару дней, что южанка провела в столице, она постаралась проникнутся культурой и обычаями континента, однако когда её облачили в традиционный для города наряд, пусть и красивый внешне, у неё перехватило дыхание. И в данном случае, это отнюдь не метафора. Хабиба стояла перед мутным зеркалом, боясь пошевелиться и не имея возможности глотнуть спасительного воздуха. Танцовщица даже на секунду усомнилось в своём звании лучшей, ибо в таких одеяниях даже Цветку Пустыни не было возможности совершить ни одного па.

Тем не менее это приключение окончилось благополучно (хвала богам!), и настал один из фестивальных дней, на которое было назначено представление Хабибы. По пути из дома, разумеется, на не раз обдумывала свой танец, но её разум был окутан тревогой ещё более, чем раньше. Её страшила публика... Как знать, возможно взгляды людей континента так сильно разнятся с южными, что её танец, откровенный и честный вызовет в сердцах толпы лишь отторжение.

Браслеты на её лодыжках звякнули, когда Нур сделала шаг. Воздушные, полупрозрачные одежды цвета золота и песка легко колыхнулись. На сей раз Нур решила рассказать о любви. Ещё один шаг босых ног и она на сцене. Тысячеглазый монстр толпы, привлеченный блеском и шуршанием шали уставился на уроженку Ишехана. Он был похож на огромного паука, раскинувшего свои сети по всему городу, и Нур невольно ощущала себя бабочкой, каждое движение которой погружает всё глубже и глубже в липкие сети. Прогнав свой страх она замерла. Мир для неё перестал существовать, как только началась музыка.

В одной деревушке в пустыне жила женщина. Её глаза были слепы, но своими руками она творила чудеса и лечила людей. Внешне она была очень красива и весьма молода, так что неудивительно, что многие стремились заполучить её. Однако она всем давала отказ. И как-то сидя дома с очередным больным она услышала вопрос, который ей не задавали давно: "- Как ты ослепла, ведунья?" Женщина вздрогнула от нахлынувшей скорби, но не подала виду. Её ответ был весьма краток: "Меня ослепила любовь". Разумеется, вопросов стало ещё больше, и поддавшись на уговоры женщина рассказала.

Она жила в прекрасном оазисе со своей семьёй. Её братья были караванщиками, а она, старик-отец и сестры, как и несколько других семей жили в оазисе в мире и достатке. Но однажды, после песчаной бури, обнаружили они невдалеке от дома путника. Он страшно исхудал и был на грани смерти. Добрые люди забрали его к себе, не спрашивая о причинах или прошлом, вылечили и дали работу. Мужчина оправился довольно быстро под заботливой рукой матери. И незаметно между ним и героиней вспыхнула страсть.

Наслаждаясь своим счастьем днями и ночами, женщина не заметила тьмы внутри своего возлюбленного. Его тело было здорово, но разум был пошатнут Пустыней. Одним утром она проснулась с тревожным ощущением. Она встала и вышла из шатра. И, о боги, что она там увидела. Несчастный сумасшедший вырезал всех в клане, оставив в живых лишь её, а сам от горя и вины от содеянного, от душевной боли, что внушила ему Пустыня, повесился на священном дереве. Она не помнила, сколько дней провела в забытьи, едва осознавала, что руками копала могилы, а затем, сидя у костра, не в силах пережить страшной потери, женщина взяла одно из горящих поленьев и приложила к своим глазам в наказание за свою слепоту, вызванную желаньем и настоящим чувством.

Нур замерла. Из зала послышались овации. Дружный хор поддержки, улюлюканье и все прочее, что сопровождает хорошее выступление, но Хабиба уже скрылась за занавесом. Её взор покрыла легкая пелена слёз. Под влиянием собственной истории, она почувствовала себя бесконечно одинокой. Айгу ожидал её сразу за сценой. Степной волк молча подошёл к танцовщице и уткнулся в её колени, а Нур улыбнулась своему пушистому другу.
- Пойдём, Айгу... Нам нужно подправить моё лицо до тех пор, пока не наступит пора вновь выходить на сцену, - ласково сказала она по-ишехански питомцу, потрепав между ушей. Волк тихо рыкнул и лизну руку дрессировщицы.

Пара зашла в гримёрку, где все артисты хранили реквизит и переодевались, но там уже кто-то был. Мужчина стоял, склонившись над масками, одна из которых была подарком факира и мага Райхата богатому вельможе Аварина. Незнакомец стоял спиной, но этого было достаточно, чтобы девушка заметила накладное ухо и край грима. Он выглядел подозрительно. А когда тот скрыл маску в полах одеяния стало ещё более тревожно. Прежде, чем он вышел на зов, Нур подошла к чужаку и тронув его за плечо спросила:
- Вы что-то искали, господин?
Сзади неё Айгу приготовился к прыжку.

+1

4

Неожиданное касание заставило Ферна вздрогнуть и отвлечься от созерцания своей персоны в зеркале. Он отступил на пол шага назад и открыл было рот, чтобы выдать заготовленную фразу, но замер, увидев перед собой недавнюю знакомую. Всего несколько недель назад они виделись в Иш-Калафе, и вот вновь столкнулись тут, за многие мили от жаркого Ишехана. Это было как минимум неожиданно. И было это скорее дурным знамением, чем хорошим, так как прошлая их встреча закончилась для Феликса прозябанием в пустыне без воды и еды.
Тем не менее, он был рад встрече, а потому его раскрашенное лицо невольно расплылось в радостной улыбке.

- Госпожа Хабиба!.. - Спонтанное приветствие чуть не выдало Феликса, но он стремительно выкрутился, - ...Какая встреча! - Ферн поприветствовал девушку поклоном, и в поклоне уловил взглядом странного пса, который с очень недружелюбным видом пригнулся позади Хабибы.
- Я столько слышал о вас... - Феликс выпрямился и взглянул в глаза южной красавицы, при этом стараясь не выпускать из поля зрения ее пса. - Для меня честь встретиться с вами лично. Видите ли, я потерял кое-что из реквизита... - Феликс коснулся пальцами покрасневшего после истязания уха. - Ну, вы знаете, как это бывает. Пожалуй, поищу в другом месте...

Феликс снова слегка поклонился, бросил взгляд на собаку, а затем боком двинулся к занавеске, чтобы выскользнуть прочь. Однако в этот момент край занавеса отодвинулся, и на пути у Феликса возникла одна из девиц-полуэльфиек.
- Ах вот вы где... - заговорила танцовщица, притворно надувая губки.
Повисла неловкая пауза. Полуэльфка перевела взгляд на Хабибу, и ее лицо на несколько мгновений изменилось. Она смерила южанку оценивающим взглядом, который выражал одновременно восхищение и отвращение (и еще что-то, непостижимое мужскому восприятию), но затем ее глаза удивленно расширились, и в них вспыхнуло узнавание. Девица удивленно охнула, прижала руки к груди и чуть ли не завизжала:
- О нет! Это ОНА!.. Девочки! Она здесь!
- Кто здесь?.. - раздалось в ответ по ту сторону занавески.
- Хабиба Нур Маних! Та самая!

А затем шатер потонул в многоголосом девичьем вопле. Всей оравой полуэльфийки ломанулись в гримерку, чуть ли не срывая занавеску, и быстро окружили южную артистку.
- Я видела ваш танец! Это великолепно!
- Научите нас тому сложному па?
- Пожалуйста, покажите свои костюмы!
- Вы к нам надолго?
- А в Иш-Калафе правда так жарко, как говорят?

Ошарашенный таким поворотом событий, Феликс некоторое время наблюдал за происходящим. От набега девиц он испытывал смешанные чувства: с одной стороны, они его сильно выручили, а с другой... ведь это была его публика!
Впрочем, сейчас было не до ревности - надо было быстро убираться, пока Хабиба его не раскусила. Воспользовавшись моментом, пока южанка и ее пес были окружены, Феликс выскочил из гримерки и очень быстрым шагом двинулся к выходу из шатра.

Отредактировано Felix Fern (2017-07-23 00:51:22)

+1

5

Грим на лице мужчины был таким ярким и, честно говоря, весьма небрежным, что рассмотреть черты его лица было решительно невозможно, но Нур уловило нечто знакомое в его образе. Его манера стоять, то, как двигалось его тело навевало ностальгию и печаль. Хабиба обладала прекрасной мышечной памятью, недаром была танцовщицей. Годы работы на сцене и наблюдения за артистами привели к тому, что она могла узнать человека по одному движению. Однако в этот раз, нахлынувшие эмоции и просто шум помешали ей увидеть в незнакомце с одним накладным ухом того самого чужака Рашида и приём у арида Муаммаля, после которого она решительно не могла оставаться в Ишехане, находясь в тоске и скорби по ушедшему от её рук другу.

Нур нахмурилась и хотела было уличить проходимца в краже маски, но внезапное появление третьего действующего лица немного спутало планы. Одна из хорошеньких аваринских танцовщиц-полуэльфиек, кажется Рима, появилась в поле зрения Нур. Выступление её трупы было хорошим, даже Хаби от души аплодировала и для себя заметила пару движений на будущее, однако она успела лишь вежливо улыбнуться вошедшей прежде чем осознала, что будет дальше. Визг девушки не был неожиданностью для южанки, но она все равно чуть поморщилась, когда неприятные для нежных ушей звуки достигли их. Впрочем, когда в гримёрку стремительно влетели все остальные участницы труппы, Нур поняла, что упустит незнакомца.

Едва отбиваясь от хора нахлынувших вопросов, Хабиба краем глаза заметила уходящего из шатра воришку. Нужно было срочно что-то предпринять! В голове не было ни одной мысли на этот счёт, кроме...
- Айгу! Морда! - скомандовала южанка, и послушный степной волк встал на задние лапы, положив передние на плечи одной из стоявших девушек, и сотворил на своём зверином лице подобие улыбки. Надо сказать, что в таком состоянии Айгу был неотразим... Ни одна дама не устояла перед его шармом в такой ситуации, вот и девушки испустив почти синхронный умильный вздох на мгновение отвлеклись от словесных пыток Цветка Пустыни, чтобы потискать ставшего на это время почти плюшевым сурового степного хищника.

Шепнув питомцу: "Прости", - Нур поспешила скрыться в том же направлении, что и незнакомец до того, как эльфийки опомнятся. За занавесом ткани, отделявшим вместилище реквизита от шатра артистов южанка поспешно оглянулась в разные стороны в поисках подозрительной личности. Мужчина был уже у выхода.

Хабиба не питала иллюзий на тему того, сможет ли она догнать местного жителя (а это, вероятнее всего, был он) в извилистых поворотах улочек Столицы Людей, так что следовало обезвредить его до того, как он совершил ещё один шаг.

На одном из ящиков Нур заметила метательные ножи. Не раздумывая ни мгновения она схватила один из них, отметив, что он слегка разбаласирован и метнула в сторону незнакомца. Прицел был взят весьма удачно, так что клинок срезал по пути краешек второго ненастоящего уха и вонзился в толстый столб опоры, поддерживающей шатёр, рядом с лицом мужчины.

- Ни шагу! - произнесла южанка по-аварински, - Иначе следующий попадёт в более чувствительные места...
Разумеется, Нур имела в виду то, что сейчас целилась в ненастоящее ухо, а теперь будет кидать в живую плоть, но чужой язык остаётся чужим даже, если неплохо знаешь его.
- Верните, что взяли, господин вор.
Нур медленно двинулась в сторону незнакомца, держа наготове ещё два кинжала.

+1

6

Тонкий метательный кинжал просвистел мимо головы Феликса, дернул за ухо и скользнул по щеке пушистым хвостом из ядовито-желтых перьев какой-то чудной птицы.

Феликс инстинктивно схватился за ухо и обернулся на разгневанную даму. Ножи в ее руке выглядели угрожающе, и по хватке сразу было видно, что леди знает толк в метании и делает это весьма неплохо. А то, что ее первый бросок промазал - так это, не иначе, забота Хайраны.

Можно было бы продолжить свое бегство, несмотря на угрозу девушки, и положиться на удачу, которая отведет ее клинки от “чувствительных мест” Феликса. А можно было не рисковать лишний раз. Учитывая. как удачно сложились обстоятельства проникновения в шатер, милость Хайраны вполне могла оказаться исчерпана на сегодняшний вечер. Так что Ферн решил использовать другую тактику.

- Вы что творите?! - воскликнул Феликс голосом, полным возмущения. - Вы в своем уме, госпожа? Вы же могли меня покалечить!

Он отнял ладонь от уха и посмотрел на свои пальцы, затем поднес ладонь вплотную к лицу и понюхал. На его раскрашенном лице отразился почти искренний ужас.

- Смотрите что вы сделали! - Ферн развернул руку к Хабибе и продемонстрировал ей красный мазок на ладони. В неверном свете жаровни краска, стертая с раскрашенных губ мошенника, вполне могла сойти за кровавый отпечаток. - Зачем вы на меня напали? Что я вам сделал? Если не опустите оружие - я позову стражу. Не хватало еще нашему городу диких гостей! - Феликс сурово нахмурился и снова прижал руку к уху, якобы зажимая рану.

Тем временем, разыгрывая сцену возмущений, второй рукой Ферн незаметно нащупал в складках своей зеленой мантии украденную маску и ловко переместил ее в карман штанов.

Отредактировано Felix Fern (2017-07-23 00:50:42)

+1

7

Континентальный житель удивил её возмущенными криками. Воспитываемая на идеалах правды Хабиба даже была немного ошарашена такой наглой ложью, поэтому застыла на пару мгновений, а в её голове пронеслась мысль о том, чтобы извиниться. В конце концов ножи не были так хорошо выверены как её, а такая небольшая цель, как кончик накладного уха, сильно увеличивает шанс травмы. Но Нур была абсолютно уверена, что не задела мужчину. Откуда же тогда кровь на его руках?

"Очнись, Нур! Он же стремиться тебя запутать! - все же сказал внутренний голос и глаза девушки вновь сверкнули гневом.
- Не притворяйтесь, господин. Вы не из здешних артистов, иначе знали бы, что это подарок здешнему знатному господину... Его имя... - девушка чуть нахмурилась вспоминая незнакомое и неудобное для её языка имя, - Да, господин Эрнест Форд.

Держа кинжалы наготове, Хабиба приблизилась к мужчине на расстояние вытянутой руки. Она знала, что в этой ситуации находится с невыгодной стороны. Чужестранка весьма странной внешности, агрессивная, угрожает внешне такому безобидному (да, незнакомец выглядел и правда немного по-дурацки и совсем неспособным на нечто такое) артисту ножами и говорит о краже. Если бы сюда зашёл любой из жителей континента, всё выглядело бы именно так.

Любой и зашёл. Один из стражников пришёл на крики господина в гриме и с подозрением уставился на ишеханскую танцовщицу.
- Какого чёрта здесь происходит, девчонка? Ты ж должна скакать по сцене? - грубо обратился неотесанный мужлан к Цветку Пустыни.
- Я видела, как сей господин прячет в полах плаща подарок нашего факира одному из знатных господ Аварина, - немедленно ответила ему Маних. Честность - лучшая политика, когда ты не в своих краях. Шансов на то, что грубо слепленная ложь на чужом языке будет лучше почти не было.
- Погоди. Что? - медленно произнес стражник. Нур уже сомневалась в том, что эта туша вообще в состоянии выдавать длинные предложения. - Это ж тоже артист. Чего это он не мог взять эти ваши штучки-дрючки с перьями?
Нур вздохнула. О, боги, почему из всех благословенных вами людей, ей достался самый недалёкий.

Пока стражник чесал лысую голову в попытках разобраться, что происходит, Маних решительно распахнула одеяние мужчины и... ничего там не обнаружила. Разочарованный вздох готов был сорваться с её губ. Забыв про континетальные приличия, девушка принялась тщательно обследовать каждый сантиметр зеленой ткани облачения мужчины, начиная с верха его камзола.
- Не может быть?! Я же точно видела...
Её руки, по случайному стечению обстоятельств, оказались в опасной близости к карману и лежащей в ней маске, когда представитель закона, наконец, отошел от проявлений южной раскованности. Стражник подошёл и схватил девушку за руку:
- Так, ты. Иди-ка лучше пляши. Оставь беднягу в покое, или идите играйте в ваши игрища в другом месте, - презрительно фыркнул он и ушёл, оставив Хабибу полной изумления от эффективности работы здешней охраны.

+1

8

Услыхав имя Эренста Форда, Феликс вдруг поменялся в лице. На мгновение прекратив ломать комедию, он отнял ладонь от уха и оглянулся по сторонам, как будто ожидал увидеть дядюшку прямо здесь, в шатре.

Выходит, любимый родственник тоже явился на фестиваль. Это было в некотором роде неожиданностью, так как лорд Форд (каким он помнился Феликсу) был человеком сухим, не отличался большой любовью к  праздникам, а приемы посещал исключительно по деловым соображениям. Не говоря уже о том, чтобы тратить свое время на дорогу из родного Рекна в Аварин и обратно.
Другое дело, если мотивом для его приезда был подарок - эта самая маска.

Тем временем в палатку ввалился местный страж порядка и пихнул в бок перегородившего дорогу Ферна. Похоже, явился на его же возмущенные вопли.
Довольный тем, что тактика сработала, вор хмуро кивал его обвинениям, но сути разговора особо не уловил, так как все еще размышлял о дяде. Размышления прервались лишь тогда, когда ручки Хабибы внезапно распахнули его зеленую мантию.

Ну разумеется, она ничего там не обнаружила.
Вернее, не то чтобы ничего - на Феликсе были надеты просторные брюки и пояс, а на голой, увитой шрамами груди болтался маленький костяной амулет в виде ладони, еще в июне купленный за бесценок (ладно, ладно... украденный)  где-то на ишеханском рынке и якобы приносящий владельцу удачу.
Но вот маски не было. К счастью, она уже успела переместиться в карман необъятных штанов.

Немного опешивший от такой неожиданной наглости, Ферн несколько мгновений стоял, как вкопанный, и следил за ловкими смуглыми ручками, которые ощупывали его одежду. Пожалуй, при иных обстоятельствах он был бы совершенно не против обыска со стороны столь очаровательной леди, но в данный момент ее прелестные пальчики подбирались туда, куда не следовало, и едва они приблизились к штанам, Ферн сделал пол шага назад и, сурово сведя брови, почти хором со стражником произнес:
- Оставьте меня в покое!..

Надо сказать, Ферн тоже ожидал от стража более активных действий. Он мог бы, например, увести разбуянившуюся южанку из шатра или хотя бы забрать у нее ножи…
“И на что только уходят налоги аваринцев…” - Феликс иронично усмехнулся краешком рта.

Тем временем снаружи, на сцене, закончился очередной номер, стихла музыка и раздались бурные аплодисменты. А вскоре после них громкий, прекрасно поставленный голос местного артиста объявил новый выход Хабибы Нур Маних.

Стараясь сохранять каменное лицо, Феликс неспешно снял с себя уже распахнутую мантию, сложил ее вдвое и посмотрел на Хабибу.
- Удачного выступления, госпожа Маних.
Ферну почти удалось выдержать серьезный тон, но в последнее мгновение не сдержался, и его губы расплылись в самодовольной усмешке.

Изумрудное полотно мантии вдруг взвилось в воздух, прямо перед лицом танцовщицы, скрывая от нее Феликса. А когда полотно упало, вора уже не было - он выскользнул прочь из шатра и растворился в вечерней темноте Аварина.

- Ваш песик - такая прелесть! - из гримерки показалась та эльфийка, что самой первой заметила Хабибу. - Ой.. а где господин Фокс?

А господин Фокс, стараясь двигаться потише, стремительно скользил мимо заполнивших праздничные улицы гуляк, чтобы поскорее скрыться в каком-нибудь безлюдном переулке.

+1

9

Хабиба большую часть своего бытия провела в Ишеханской школе искусств, что значило, обмануть южанку такими заявлениями, было невозможно. Маска была где-то в складках его одеяния... И пусть в плаще предмета не оказалось, он наверняка был в кармане штанов. Тем не менее, шанс был упущен, мужчина отступил назад, а стражник и вовсе удалился восвояси.

Овации в сторону выступающих всего на миг отвлекли Нур, как и объявление её номера, так что когда плащ взлетел в воздух Маних успела сделать лишь шаг, поймав ладно сшитый кусок ткани, за которым, разумеется, уже никого не было. Разочарованию южанки не было предела, но выступление... Зрители сделали её той, кем она являлась. Оставлять их без внимания было все равно что плюнуть в душу искренне любящему тебя человеку. Но в то же время, зная, как факир оберегал эту маску во время всего пути, да и просто из чувства справедливости, Нур не могла остаться в стороне.

Мгновения утекали сквозь пальцы подобно пескам Иш-Калафских пустынь, а правильный путь так и не возник перед глазами Нур. Танцовщица перебирала в уме все варианты, и, увы, их было немного. О, боги, дайте же знак!

Голос полуэльфийки застал южанку врасплох. Слова не до конца достигли затуманенного трудным решением разума жительницы Ишехана.
- А... Господин Фокс? - переспросила женщина, отгоняя наваждение, - Тот мужчина?
- Да, да!! Этот великолепный молодой человек, который рассказыал нам та-а-акие истории. Только послушайте!
На губах у Маних появилась улыбка. Боги дали подсказку! Подхватив под руку лепечущую без продыха Риму, Нур весьма успешно вздыхала и охала в такт её рассказу, смысл которого сводился к ещё одной лжи этого человека. Плавными шагами девушка и все её подруги двигались к краю сцены.

Даже взойдя на помост и оказавшись на самой сцене эльфийки не прекращали трещать. Толпа в недоумении воззрилась на девушек, глашатай поперхнулся, а музыканты в недоумении остановились. Те, осознав ситуацию замерли. И толпа была заинтригована.
- Дорогие гости, - широко улыбнувшись, начала южанка, обернувшись к ожидающим зрителям, - В Ишехане среди артистов есть традиция. Когда находишь нового друга - поделись с ним сценой. Это ли не будет твоим самым главным признанием вашей дружбы?
Нур обернулась к эльфийкам и улыбнулась им с такой искренностью и добротой, что в толпе послышались возгласы умиления.
- И я вышла сейчас, чтобы представить Вам моих новых друзей, Риму и её трупу... Эти девушки восхитительны! Надеюсь, их созерцание доставит вам не меньше удовольствия, чем мне. Прошу, ради меня, поделитесь с ними своим восторгом, как делитесь им со мной, во время наших встреч!
Толпа зааплодировала, а Нур, не теряя времени, скрылась за сценой. Эльфийки же полные изумления и в то же время польщенные такой похвалой от кумира замерли, но затем принялись танцевать.

Хаби двигалась быстро. Она потеряла не так уж много времени, однако вор наверняка скрылся в толпе. Нур неплохо ориентировалась в незнакомых городах (достаточно, чтобы найти свой трактир и рынок), но о том, чтобы найти того, кто скрывается от тебя нарочно не могло быть и речи. Однако был тот, кто смог бы без труда вычислить проходимца.
- Айгу! - позвала любимца Нур, - Найди его.
Южанка указала на плащ. Песчаный волк немедля подбежал к зеленому куску ткани и принюхался. Да, "без труда" не выйдет, ведь в Аварине, куда больше запахов, чем в пустыне, тем не менее, эти хищники славились тем, что чуяли свою жертву за невероятных расстояниях. Возможно и на сей раз волк не упустит добычи.

Айгу, тихо зарычал, возвращая внимание девушки к самому себе. Хаби захватила ножи, отметив, что нужно будет, как-нибудь устроить номер с их метанием и выбежала из шатра вслед за животным.

Люди шарахались в сторону от южанки и её зверя, так что им не составляло труда двигаться в толпе. Они бежали довольно долго. Айгу вел её неотрывно следуя за запахом чужака. Поиски увели пару от освещенных и многолюдных улиц, приведя в пустынные районы Аварина.

В конце очередной улочки виднелся мужчина, он был наполовину раздет и передвигался бодрым шагом человека, хорошо сделавшего свою работу. Южанка и зверь остановились и переглянулись. Нур кивнула, а песчаный волк практически бесшумно побежал к аваринцу. Даже, если бы мужчина заметил, он бы вряд ли успел сбежать. Айгу напрыгнул на него сзади, и мужчина упал в лужу. По мутной глади потекли разводы от грима на лице вора. Возможно, Хаби удастся узнать его лицо, когда она подойдёт.

Айгу рычал, но не нападал на незнакомца, сильно придавливая своими мускулистыми лапами ноги мошенника к земле. Хаби подбежала к ним. Лица "господина Фокса" по-прежнему не было видно, ведь он лежал к неё спиной.
- отдайте маску, господин вор, - грозно произнесла танцовщица.

+1

10

Феликс был крайне доволен своей выходкой. Он бодро шагал по аваринским улицам, раз за разом вспоминая выражение лица Хабибы, и на его губах играла веселая ухмылка. Эта южанка была восхитительно грациозна на сцене и так же восхитительно нелепа в своих попытках восстановить справедливость.

Ферн вспомнил недавнюю историю со львом, и улыбка сошла с его лица. Он так и не успел отыскать и придушить того урода, что подбросил змею на помост. Но очень хорошо запомнил его поганую физиономию, которую, при встрече, непременно разобьет в кашу. Мало того, что из-за инцидента Феликс лишился награды, а Хабиба - своего любимца, так Ферн еще и едва не сгинул в пустыне, отбывая наказание арида. Это было своего рода чудо, что он уцелел и теперь идет по аваринским улицам, живой и почти невредимый.

Впрочем, был в этом досадном происшествии и один плюс: вскоре после возвращения из пустыни Ферн получил заказ на одну вещицу, за которой ему пришлось гнаться из Ишехана до самого Аварина.  И в данный момент эта вещица болталась в его кармане.

Вор, не сбавляя шага, обернулся и окинул взглядом улицу. Убедившись, что вокруг было пусто, он чуть сбавил шаг и извлек из кармана зачарованную маску. Дерево под пальцами было теплым, будто человеческая кожа, и таким гладким, что прилипало к рукам. Наверняка эта маска отлично держится на лице безо всяких завязок (которые, что характерно, у этой маски отсутствовали).

Феликс покрутил маску, любуясь на ходу серебристыми лунными бликами, скользящими по резной поверхности. Маска была так хороша, что Феликсу невольно захотелось ее примерить.
Не долго думая, мужчина перевернул маску обратной стороной и приложил к своему лицу.
Имя.
Она легла почти идеально, будто была выточена специально под неего.
Имя.
Гладкое теплое дерево словно срослось с кожей.
Имя.
Феликс опустил руку, и маска осталась на месте, как влитая. Идеально.
Имя.

Увлеченный своей добычей, Феликс не улышал, как в конце улицы позади него появилась Хаби со своим волком. Звериные лапы ударили в спину резко, и Феликс, взмахнув руками, шлепнулся на землю. В лицо хлынула мутная вода, заливая глаза и нос.
Имя.
- Я же просил вас оставить меня в покое, - раздраженно произнес Ферн. Сейчас его раздражение не было наигранным. Что-то странное в его собственных мыслях назойливо жужжало, как будто чего-то требуя.
Имя. Имя. Имя.
Отплевываясь от попавшей в рот грязной воды, он сел на колени и вытер лицо руками. Грим мгновенно размазался по щекам цветными полосами и испачкал резную маску, что закрывала верхнюю половину лица. - Просто проваливайте плясать со своей собакой. Я не брал эту вашу маску.
Имя. Имя. Имя. Имя. Имя.

Феликс обернулся к Хабибе, собираясь продолжить тираду оскорбленной жертвы, но вдруг понял, что на этот раз все же провалился. Невозможно было продолжать лгать о своей невиновности, когда украденный предмет прилеплен к его собственному лицу.
Срочно нужен был другой план.
Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя. Имя...
- Хабиба Нур Маних! - внезапно выкрикнул Феликс. И замер, сам пораженный своим порывом.
Жужжание в голове мгновенно прекратилось, в мыслях повисла глухая тишина.
- Эмм.. простите, - пробормотал мужчина.
Вернее, женщина. В луже сидела женщина в маске, как две капли воды похожая на Хабибу:  волосы, фигура, испачканное гримом лицо, наполовину скрытое под маской, и даже голос были совершенно идентичны. Отличалась лишь одежда.
- Что? Что не так? - уточнил Феликс, наблюдая за выражением лица Нур.

Отредактировано Felix Fern (2017-08-12 00:02:04)

+1

11

Хабиба вздрогнула вглядевшись в своё "отражение". Ещё несколько мгновений назад перед весьма рассерженной южанкой был мужчина, пусть и в гриме, странном костюме, но совершенно точно - мужчина. Тем не менее, в одно мгновение его лицо преобразилось и стало точной копией Маних. Женщина отпрянула в шоке, а Айгу зарычал, ведь отличить свою хозяйку от подделки он мог безошибочно.
- Какие бы нечестивые темные силы не управляли тобой, вор, но немедленно прекрати сие притворство! - сурово произнесла танцовщица.
Как смеет жалкий воришка притворятся ею? Какое колдовство использует, дабы придать себе облик столько похожий и в то же время так разительно отличающийся от её. Незнакомец был удивлен, его мимика была совершенно иной, чем у натуральной обладательницы лица. Айгу в нерешительности смотрел на хозяйку, но та не могла просить напасть: слишком уж абсурдная картина получилась бы.
Нур сглотнула.
- Сними моё лицо немедленно! - потребовала Цветок Пустыни, - Оно не может быть использовано таким образом!
Да, всё верно... Это лицо создано для зрителей, оно существует лишь на сцене, его выражения призваны вызывать восхищение у толпы, и её тело может принадлежать только одному человеку, так открыто его не позволялось видеть никому! Сбросивший же плащ незнакомец был по пояс наг. Возмутительно!
- Эй, что здесь происходит!? - голос прохожего вывел Хаби из состояния шока.
Девушка вытащила свою копию из лужи и практически потащила за собой. Айгу плелся сзади, как бы невзначай показывая зубы и намекая на то, что будет, если вор попробует сбежать, да и хватка у повелительницы зверей была отнюдь не женская. Они прошли несколько поворотов прежде чем Хаби заблудилась. Само по себе это не вызывало проблем, но только не в такой ситуации. Выдохнув, Хабиба потащила девушку, которая, тоже сомнительно пришла в себя в трактир. Кинув мужчине в качестве оплаты богато украшенную камнями серьгу Нур кивнула наверх. Она старательно прикрывала собой воришку. Трактирщик ухмыльнулся и в легком поклоне подал ключ.
- Второй этаж. Первая комната налево, - произнес он, - Развлекайтесь, душеньки. Я ведь могу и помочь...
Его последняя фраза была уже направлена в пустоту, ибо Хаби уже втащила незнакомку на лестницу и затолкала в комнату. Айгу остался сторожить снаружи. Толкнув самозванку на кровать, Нур же уселась сверху. Один из ножей угрожающе завис над шеей мужчины в женском облике.
- Кто ты такой? Какое колдовство сделало такое?

+1

12

- Какие бы нечестивые темные силы не управляли тобой, вор, но немедленно прекрати сие притворство!

- Ладно, ладно, - Ферн поднял руки ладонями вперед, демонстрируя, что якобы сдается. - Признаюсь, я взял эту маску. Ну вы сами уже... да? - Феликс описал пальцем круг перед своим лицом, указывая на прилепленный к нему артефакт. - Так значит, это ваша?

Последний вопрос был последствием неверно истолкованной фразы “снимите мое лицо”, которую Ферн, все еще не заметивший метаморфозы, принял за исковерканный всеобщий язык.
Впрочем, его неведение продлилось недолго. Теперь уже на его лице отразилось крайнее недоумение, когда он сообразил, что его собственный голос звучит совершенно не так, как должен был.

-Кхм-кхм, - Феликс прочистил горло, - Говорите, это ваша... кхм... да что за... - голос по прежнему оставался подозрительно высоким. Ферн потер горло, и, прижав локоть к груди, подскочил от неожиданности.

Дальнейшие события превратились в кашу. Ферн что-то бормотал, лихорадочно себя ощупывал и осматривал, в то время как Хабиба тащила его прочь с улицы. Лишь оказавшись в трактире, он более менее пришел в себя, и теперь, поваленный на кровать, смотрел на девушку сквозь прорези маски расширенными и полными непонимания глазами.

В иной ситуации усевшаяся сверху горячая южная красавица вызвала бы у него исключительно приятные впечатления, пусть даже с ножом у его горла - как ни крути, Феликсу нравились опасные женщины и опасные игры с ними. Но сейчас его физическое состояние совершенно не отвечало ситуации. Да и моральное тоже.

- П-пожалуйста, успокойтесь, - проговорил Ферн как можно более ровным голосом, и эти слова были не только для Хаби, но для самого себя. Женский голос из собственных уст звучал дико непривычно и странно, но Феликс продолжил: - Я не колдун, и я этого т-точно не делал. Это кто-то другой. Это..

Вдруг Феликса озарило. Ну конечно!
Он поднес чуть дрожащую от волнения руку к лицу и медленно снял с себя маску. Вот сейчас…
Сейчас…
Ферн опустил взгляд на свою грудь.
Грудь была восхитительная. Восхитительная женская грудь с извивающимся шрамом от молнии.
Феликс выругался и откинул голову назад. Не сработало. На секунду он поверил, что дело в маске, но, похоже, это было не так. Либо ее эффект снимался каким-то другим способом, которого Феликс не знал.

-Слушайте, - Ферн снова поднял голову и взглянул на Нур. - Я вижу, это не ваша вещица... Но может вы знаете, чья она? Я готов вернуть ее, пусть только владелец сделает... как было, - и Феликс прижал руку к груди. Без грязного умысла, а лишь указывая на то, что именно он хотел бы "вернуть как было".

Тело, конечно, было шикарное, но с шарами в штанах Ферну было как-то поспокойнее.

+1

13

Хмурящиеся брови Хабибы разошлись. Незнакомец не врал: он действительно понятия не имел о том, как работает маска, но не отрицал, что украл её. Она убрала кинжал от горла так похожего на её собственное. Затем она воткнула блестящую сталь по самую рукоять в опору балдахина над кроватью затем, чтобы иметь возможность его быстро достать. То же она проделала с ещё четырьмя ножами. Женщина не торопилась слезать. Позиция сверху давала ей возможность пусть и не полностью, но частично обездвиживать незнакомца на случай, если он решит сбежать.

Нур взяла в руки маску, снятую Феликсом и повертела в руках. На первый взгляд в ней не было ничего особенного. Если бы не это ощущение... Внезапный порыв, и девушка почти надела маску на себя, но краем глаза заметила движение руки своего подобия.

- Моё тело - мой храм. Никому не дозволено касаться его таким образом, - произнесла южанка перехватывая руку вора у самой своей груди. Ещё раз вглядевшись в образ девушки под ней Нур заметила, что копия всё же была неполной. Бюст опоясывали шрамы, те самые, которые лишь мельком Хабиба успела заметить, пытаясь вернуть утраченное. Женщина задумчиво провела по ним рукой. Шрамы были весьма старые и, вероятно, совсем непростые, раз колдовство изменившее даже голос не подействовало.

- Откуда у тебя они? -  внимательный взгляд тёмных глаз пронзал девушку. Возможно, этот вор не врёт, но, вероятно, он не самый простой человек на материке. 

Стук в дверь прервал разговор на полуслове, заставив южанку обернуться. Хозяин трактира, видимо, решил узнать распоряжения об ужине (и одновременно подсмотреть, чем занимаются его клиенты). Увидев обеих девушек в пикантной позе, да ещё и одну полураздетой мужчина остолбенел, выронил стаканы, которые держал в руках и, нагнувшись собрать осколки, прошептал почти неслышно:
- Они ещё и близняшки!..

Вмешательство третьего человека стало неожиданностью для хозяйки зверей. Её смущение не было предела, щёки покраснели, но не за неё саму, а за своё отражение.
- Айгу! - громко сказала южанка. Пёс мирно дремал у комнаты, уставший от выступлений и погони.
Недовольный своим пробуждением, он всё же встал, потянувшись, и за штаны начал вытаскивать мужчину из помещения. А тот будучи весьма смущенным, краснея и извиняясь уже и сам пятился к двери старательно прикрывая фартуком свой "восторг" от увиденного.

Когда непрошеный гость покинул комнату, дрессировщица спустилась на пол.
- Да, ты прав... Я зна, её хозяина. Мы вернем сей волшебный предмет, но прежде... Нам нужна одежда для тебя.

+1

14

Ворвавшийся в самый неподходящий момент трактирщик вызвал у Феликса крайне противоречивые эмоции, начиная от порыва последовать за ним и смачным пинком спустить с лестницы и заканчивая омерзительным ощущением от его похотливого взгляда и желанием скрыть от него свое-чужое тело первой попавшейся тряпкой, чтобы не пырился.

- Да, одежда точно нужна, - процедил Ферн, слезая с кровати следом за Хабибой. Нет, он, конечно, всегда был ценителем женской красоты и большим знатоком по части дамских форм, и взгляд их пылающих очей на его же фигуру (ладно, будем честны, не самую атлетичную, но все же) безмерно ласкал его самолюбие, но... но не наоборот!
И слава богам, что Ферн сейчас не видел себя со стороны, так как смуглые щечки его теперешнего облика залились таким румянцем, что придворные кокетки Аварина позеленели бы от зависти.

Раз уж требовалась одежда, которой в этой комнате совершенно явно не было, то Ферн решил, что сделает себе одежду из того, что попадется под руку. Под руку попалась простыня, край которой так удачно выбивался из-под шерстяного покрывала. На ней-то Феликс и выместил свое недовольство сложившейся ситуацией: он вытащил ткань, ухватился за нее обеими руками и с треском отодрал от нее широкий длинный лоскут, а затем и еще один.

На этом его идеи закончились, и он повернулся к Нур.
- Дабы не осквернять ваш “храм”, госпожа артистка, не соизволите ли мне помочь? - проговорил он все еще раздраженно, и протянул оторванные куски ткани Хабибе. - Я не умею мастерить одежду из полосок ткани, как у вас. Сделайте это. Пожалуйста. - Недовольный тон постепенно сошел на нет, и “пожалуйста” прозвучало уже почти совсем вежливо.

Отдав обрывки простыни, он встал посреди комнаты и расставил руки в стороны, чтобы не мешать девушке оборачивать ткань вокруг его украшенной шрамами груди

- А ведь странно, не находите? Что они не исчезли, - заговорил Ферн о своих шрамах. - А ведь они не простые, госпожа, - на девичьем лице заиграла совершенно Ферновская ухмылка. Пришло время душещипательной истории.
- Их оставила мне одна дама. Очень своенравная дама, должен заметить! То было в первый день нашего с ней знакомства...
Феликс как будто мечтательно задумался на несколько мгновений, и затем продолжил:
- Признаться, я никогда не обратил бы на нее того внимания, какое уделяю сейчас. Она одна из тех, за кем бегают толпы поклонников, и я никогда не был из этого, позвольте сказать, стада. Но потом все изменилось… Та встреча была для меня судьбоносной. Для нее это была любовь с первого взгляда, для меня - добровольное рабство, искренний выбор положить свою жизнь к ее алтарю… Я никогда не видел ее лица, кроме как в каменных изваяниях, рисунках и чеканных монетах, но знаю, что она всегда со мной. Ну а она… она играет со мной, и судьба моя целиком и полностью в ее руках. До самой смерти.

На этой драматичной ноте Ферн замолк и несколько секунд разглядывал лицо южанки, наблюдая за реакцией на его рассказ. А затем кратко закончил:
- Хайрана. В меня ударила молния тринадцать лет назад.

0

15

Да, одеяний, даже самых примитивных, в комнате не было. Но когда воришка оторвал от простыни несколько лоскутков, на лице девушки появилась ироничная улыбка.
- То есть, именно такими представляется тебе мои одежды? Полоски ткани,- произнесла она, приподняв брови, - Мне кажется, будь на моём месте любой иш-калафский портной, ты бы не ушёл живым. К счастью для тебя, перед тобой всего лишь танцовщица, которая привыкла к подобным замечаниям.

Нур выхватила у собеседницы полоски и начала обвязывать нагую половину тела полосками ткани. Пальцы привыкшие к сложным костмам ловко орудовали скользя по телу девушки как по собственному. Ощущение было... Странным. С каждым мгновением, что Хаби смотрела на чужое-своё тело, она терялась. Вот уж правда "посмотреть на себя со стороны". Нур невольно закрывала глаза, словно бы стесняясь, хотя что такого смущающего может быть в собственном теле?

Наверное дело было как раз в этом. Как танцовщица, она знала саму себя вдоль и поперёк. Свои предпочтения, слабые места, каждый мускул и сантиметр кожи она чувствовала и тот факт, что всем этим пользуется некто другой вызывала раздражение. Оно было настолько сильным, что Цветок Пустыни, привыкшая улыбаться на сцене и подавлять чувства для зрителя, не могла просто сдержаться, что казалось невероятным и вдвойне усиливала странность происходящего.

Погруженная в свои мысли, она не заметила как слишком туго затянула повязки, опомнившись лишь от легкого вскрика воришки. Это же вернуло Нур к действительности, и она начала прислушиваться к словам незнакомца. История была описана весьма красноречиво, что любой Мастер над словами в Иш-Калафе позавидовал бы такому красивому описанию. Хайрана значит... Богиня удачи. Действительно капризнейшая из богов... Означает ли эта встреча то, что танцовщице она не благоволит? Ведь ей не удалось вывести на чистую воду этого господина, а сейчас она рискует и "лишиться лица". ЧТо же на уме у это богини?

- Удивительно.Так ты не обычный вор, а благословленный богиней, - произнесла она тихо и спокойно, - И почему же твоя покровительница не позволяет мне увидеть твоё лицо?
Взгляд внимательных глаз был устремлен в такие же как у неё в попытке отыскать ответ. И ей даже показалось, что какая-то тень промелькнула в них, но мгновение, и она исчезла. Хаби моргнула несколько раз и отвела взгляд.
- Я закончила.

+1

16

- Потому что я не хочу, чтобы вы видели мое лицо, - ответил Феликс, глядя в глаза Нур, и его голос, минуту назад звучавший насмешливо, теперь был серьезным и тихим - таким же, как у самой Хаби.

Феликс в действительности не хотел, чтобы она узнала его.
Во многих местах и среди многих людей он прослыл порядочным негодяем и лжецом, но Нур не знала его таким. Пусть они были в действительности едва знакомы, но там, в Ишехане, при дворе Муаммаля, он не был негодяем Феликсом - он был благородным Фаридом. И предпочел бы остаться им для Хаби, пусть даже имя Фарида было очередной ложью, а изначальный замысел той авантюры - далеким от благородства.

Но по воле богов она оказалась у Феликса на пути и встала между ним и его добычей. Ферн не желал всей этой клоунады  - он желал лишь уйти, но она не дала уйти. И Ферн начал действовать так, как действовал с каждым, кто угрожал его работе - выкручивался, лгал, угрожал, блефовал. Смеялся в мыслях над ее неловкими попытками его остановить. Демонстрировал во всей красе свою подлую натуру, скрытую под маской лже-артиста Фернана Фокса. Приносил в жертву капризной Хайране свои добрые чувства к этой девушке - чувства, что мешали ему делать свое дело.

Едва ли Хабиба не разочаруется в искренности Фарида, когда увидит лицо вора.

Нур отвела взор, и Феликс тоже перевел свой взгляд в сторону. На глаза ему попалась маска, что лежала на кровати в ожидании своей дальнейшей судьбы. Чертова проклятая маска. Ферн поджал губы и сделался крайне серьезным.

Теперь дело принимало совершенно дикий оборот. Расставаться с вещицей, за которой он гнался несколько недель, очень сильно не хотелось. Но остаться навеки запертым в женском теле, пусть даже великолепном, ему хотелось еще меньше. Значит, нужно было решать проблемы по степени их серьезности. Сперва - вернуть себе нормальный облик. И при этом не угодить в темницу.

- У меня будет одна просьба... - вновь заговорил Феликс. -Когда мы встретимся с владельцем маски, позволите, я сам объясню ему ситуацию?

+1

17

- Ну, разумеется, не в твоих интересах показывать мне своё лицо, - немного раздраженно подумала Хабиба. И правда, какой представитель темной профессии хотел бы быть узнанным? Однако это всё же казалось странным, ведь Нур была в Аварине впервые и вряд ли бы могла каким-то образом опознать негодяя в лицо. Если только... Они не встречались ранее... Или же это был некто весьма знаменитый. Второй вариант был весьма убедительным, если бы не тот факт, что знаменитые люди обычно не воруют (по крайней мере, самостоятельно). Первый же имел ещё больше прав на существование, если бы не тот факт, что многие преступники из-за её связей держались от неё в стороне, а те, кого она все же знала вряд ли бы уехали из Иш-Калафа. Маних покачала головой и на сей раз позволила себе игнорировать настойчивое ощущение дежавю, которое преследовало её с тех пор, как она повстречала воришку реквизита. В мире не так уж много сложных вещей, ведь как правило самое верное решение - самое простое, так что Нур решила не придумывать теории заговора и ограничиться убеждением, что этот человек просто невероятно осторожен.
- Да, я позволю Вам это, - ответила Нур на заданный вопрос весьма холодно, к ней вернулась её вежливая манера речи, но тут же смягчилась, - Моей целью является лишь возврат пропажи. В моей душе нет ненависти к Вам и нет стремлений Вам навредить...
И правда, как она может осуждать этого человека, если не знает его обстоятельств? Возможно, он просто вынужден творить зло, может его заставили затруднения, другие люди или в какой-то момент он просто совершил неверный выбор. Может дело не только в Хайране и её благословении, ведь не эта богиня заставила его забрать маску. Удача сопутствует и хорошим людям. Мысль о том, что она заранее осудила незнакомого человека вызвала чувство вины. Хаби прикусила губу, повернулась к своему отражению и схватила незнакомца за руки. Глядя уже в который раз в свои собственные и одновременно чужие глаза, словно в темное зеркало, она произнесла:
- Никогда не поздно, господин, - произнесла она всей душой надеясь на то, что её слова не будут пропущены мимо ушей, - Никогда не поздно начать заново - сделать правильный выбор.
В глазах у танцовщицы читалась почти мольба. Однако и это мгновение закончилось. Нур отвернулась и пошла к двери. Айгу сонно потянулся услышав скрип открывающейся створки.
- Айгу, веди обратно, - сказала Хабиба грустно. Питомец коротко рыкнул в ответ. Надо будет дать ему хорошенько отдохнуть до завтра. Волк устал. Здесь в столице он чувствовал себя не уютно. Слишком много красок, другая речь, странные порядки... Словно бы совершенно иной мир. Также чувствовала себя и Нур. Она молча пошла за зверем. Не было нужды следить за незнакомцем, что носил маску, ведь он хотел вернуть назад свой истинный облик.
Двигались они бодрым шагом и вскоре достигли того места, откуда начали. Нур обернулась к человеку позади.
- Идите вперед, - сказала она тихо.

Отредактировано Habiba Nur Manih (2017-10-01 12:51:36)

+1

18

Всю дорогу Феликс шел молча позади Хаби, сжимая в руках маску. Шальные мысли развернуться и сбежать закрадывались в его голову, но были слишком неубедительны. Едва ли был более простой способ избавиться от проклятия, чем попросить об этом владельца артефакта. Нужно было только сыграть в дурачка еще разок, как можно более убедительно, так что по пути Феликс пытался в мыслях сочинять речь, которую произнесет перед хозяином маски. Правда, вместо этого в голову настойчиво лезли жалкие слова оправданий перед Хабибой, которые он будет говорить, когда все закончится.

Какого черта?

Впереди вновь показались шатры. Феликс ускорил шаг и обогнал Нур, но перед тем, как направиться ко входу в полог, повернулся к ишеханке и жестом попросил ее остановиться.

- Эмм... Насчет... Всего этого… - Феликс замялся, пытаясь наспех подобрать какие-нибудь подходящие слова. За всю дорогу он так и не придумал ничего достойного. - В общем… Я, видимо, порядком испортил вам вечер.  Мне жаль. Так не должно быть.

И, чувствуя себя полным идиотом, он отвернулся и быстрым шагом направился к шатру.

Феликс вошел внутрь, и сразу же понял, что маски уже хватились.
Полог, отделяющий гримерку от остального пространства, сейчас был отодвинут в сторону, и можно было наблюдать, как с полдюжины прелестных созданий - тех самых полуэльфиек -  обшаривают каждый сундучок и мешок. А над ними, в задумчивости потирая подбородок, стоит весьма пожилого возраста ишеханец в алых одеяниях.

- Ведь я совершенно точно оставил ее здесь!.. - сокрушался он.

Одна из девушек, оторвавшись от поисков, обернулась к ишеханцу.

- Ах, господин Райхат, я ведь говорю! Здесь не было никого из чужих. Была только госпожа Хабиба и господин Фокс из Фарна. Ох... ума не приложу… она должна быть тут… может быть, кто-то перепутал вашу маску со своей?

- О нет, девочка моя, это творение ни с чем не спутать! - воскликнул факир, и в его голосе Феликсу послышалась веселая усмешка.

Ферн собрался с духом и решительным шагом направился к магу. Но не успел он и рта раскрыть, как ишеханец повернулся на звук шагов, взглянул на Ферна в облике Хаби, и его морщинистое лицо расплылось в радостной улыбке.

- Куда же ты пропала, о прекраснейшая из цветов этого мира? - жизнерадостно вопросил он и шагнул навстречу. - О боги, что с твоим костюмом?.. - взгляд ишеханца скользнул по полоскам старой простыни и подтекам грима на девичьем лице и сделался озадаченным.

Вслед за ним на вошедшую обернулись и эльфийки. Взволнованные голоса наполнили шатер, и девицы окружили мага и лже-Хабибу со всех сторон. Весьма грязный и потрепанный вид артистки, кажется, ввергал их в священный ужас.

Феликс скрипнул зубами. Ох не хотел он лишних зрителей этому представлению… Ох не хотел. Одно радовало - среди них не было потенциального будущего хозяина маски, его дядюшки Форда. Который, наверняка, был где-то неподалеку, снаружи шатра, в числе зрителей.
Следовало закончить с этим побыстрее.

Феликс сделал скорбное лицо и заговорил, пытаясь подражать интонациям Хаби:

- Вышла ужасная, ужасная ошибка, господин Райхат... - его голос звучал настолько жалобно и тревожно, насколько это было возможно. - Прошу, не гневайтесь!.. - он в пояс поклонился магу и замер так на несколько мгновений. Он ожидал какого-нибудь ответа или встречного вопроса, но в шатре отчего-то  повисла подозрительная тишина...

+1

19

Хабиба стояла вблизи шатра, не нарушив своего обещания, не вмешиваться в происходящее никоим образом. В её глазах воришка был лишь жертвой обстоятельств теперь. Да, наверняка! У него точно должны были быть причины для столь неподобающих деяний. Маних даже немного занервничала. Райхат был человеком, как говорили в Ишехане, "с изюминкой". В седую голову старика порой приходили презабавнейшие идеи, похожие внешне на ребячество, но изнутри открывающие глубоко скрытую под покровами лжи и эгоизма истину.
Что на сей раз задумал сей благородный муж? Какое наказание будет дано обманщику за скверное деяние? Сердце Нур ускорило свой бег. Всему виной, вероятно, то, что вор надел именно её лицо. В задумчивой растерянности девушка не знала, чем себя занять. Она опустила голову, внимательно разглядывая свои руки. Браслеты позвякивали на них. Их звон был похож на звяканье цепей...
Следующий шаг Маних был прерван внезапным столкновением с человеком. Ошарашенная сим происшествием южанка поспешила поклониться, бормоча извинения на родном языке, но в ответ услышала лишь чужую речь.
- О, кто это тут у нас? Что за потаскушка не смотрит, куда идет? - услышала Нур голос чужеземца. Строго говоря, чужестранкой в данной ситуации являлась она, но... Хаби подняла голову. На неё смотрел богато-одетый господин с тяжелым взглядом и ледяным, подобно снегам Синегорья, голосом. Стоящий рядом с ним мужчина, видимо лакей, поспешил вмешаться до того, как разразился скандал межконтинентального масштаба. Почему "до"? Потому что Нур не знала слова "потаскушка" и уже была готова уточнить у грубияна значение сего оскорбления.
- Мой господин! Это же Цветок Пустыни! Лучшая танцовщица всего Юга, - затараторил он поспешно.
- Да ну? - приподнял бровь никто иной как Эрнест Форд.
Затем он весьма цепко для своих лет схватил девушку за руку: - Тогда, тем более. Она хорошенькая. В качестве платы за нанесенный мне ущерб, она просто обязана пойти со мной. Но прежде, тот старый прохиндей-факир обещал мне подарок. Зайдём.
И до того, как южанка смогла освободиться от железной хватки или возразить, мужчина почти что силком втащил её в шатёр. Танцовщица обратила полный негодования взор на хама и была готова высказать ему многое, но тишина, повисшая меж всеми отвлекла её. Ах, да... Как со стороны ещё может выглядеть такая ситуация?
Первым заговорил Райхат.

+1

20

[float=right]http://sg.uploads.ru/t/dgGaY.jpg[/float]
- О… да, я вижу… - медленно произнес факир, нарушая тишину. Хитро прищурившись, он неотрывно глядел на гостей.

Эльфийские танцовщицы, собравшиеся вокруг, при виде вошедшего мужчины сжались и отступили к стенам шатра, словно сила, исходящая от этого властного человека, пугала их. Они не смели даже шептаться, а только переводили удивленные взгляды с одной девушки на другую, избегая смотреть на лицо Форда.

Рекнский лорд тем временем вытолкнул южанку вперед себя, все еще не отпуская ее руки.
- Твои девицы слишком много себе позволяют, Райхат, - недовольный бас Эрнеста прокатился по притихшему шатру.

Феликс, все еще стоящий в поклоне перед факиром, почувствовал, как от этого голоса по телу прошел легкий озноб. Он медленно выпрямился, не оборачиваясь, и сразу же в упор натолкнулся на пронзительный взгляд Райхата. Несколько секунд они смотрели друг на друга. Феликс - будто лис, замерший перед охотником посреди тропы. Райхат… Райхат - будто дед, застукавший внука за шалостями. Ферн готов был поклясться, что этот человек видел его насквозь.

- Драгоценный господин Форд, будьте добры, отпустите девушку, - неожиданно любезно проговорил факир, вновь обратив взгляд к Эрнесту. -  Халиф, да воссияет солнце над его головой, будет крайне огорчен, если его любимица пострадает.
Форд сжал зубы и несколько мгновений молчал, глядя сурово в лицо мага, но затем все же разжал руку и отпустил запястье Нур. Лакей за его спиной судорожно вздохнул.
- Где она? - резко произнес лорд. Затем бросил короткий взгляд на притихших вдоль стенки шатра эльфиек и понизил голос. - Это правда, что ты ее потерял?

Едва Хаби освободилась, Райхат шагнул к ней и набросил на ее плечи свой алый плащ.
- Как здесь было только что сказано… Вышла ужасная, ужасная ошибка, господин Форд! - маг всплеснул руками. - Но беспокоиться нет причины. Маска уже найдена. Она прямо здесь…
Факир лукаво прищурился, улыбнулся и повел рукой в сторону Феликса, который истуканчиком стоял посреди шатра.
- Подойди-ка сюда, озорница!

Вор ощутил, как к щекам снова хлынула кровь.
Но делать было нечего. Он медленно развернулся и сделал несколько шагов к Райхату, глядя под ноги и избегая встречаться взглядом с кем-либо из присутствующих. Он не мог понять, что задумал факир, и это раздражало.

- Что еще за шутки опять, - рыкнул Форд. - Говори прямо, фокусник, я тебя не понимаю.
- О, сейчас вы все, все поймете, мой дражайший друг. Взгляните на них! - Райхат обнял Хаби и Феликса за плечи и развернул обеих девушек лицом к Эрнесту. - Видите ли вы разницу?
Форд скрестил руки на груди, недовольный очередной игрой полоумного старика. Он нехотя окинул взглядом сперва лицо и фигуру одной девушки, затем осмотрел вторую.
- Не вижу. Разве что эта почище, - Форд кивнул на настоящую Нур.

Губы мага растянулись в сияющей улыбке. Еще несколько секунд он молча наблюдал за лицом Форда, ожидая, когда тот прозреет.
- Ах вот оно что… - лицо Эрнеста вдруг изменилось, суровая складка между бровями разгладилась, а в глазах появился шальной блеск. Он опустил руки и подошел ближе, чтобы повнимательнее взглянуть в лицо каждой из двух девиц. - Значит, все правда... удивительно…

Форд приблизился к Феликсу, схватил его за подбородок и поднял его лицо вверх, чтобы взглянуть на черты, так точно повторяющие черты Хабибы.
Ферн терпел. Скрыть гримасу отвращения, глядя в лицо родного дяди, было практически невозможно, но он терпел, до последнего надеясь на возможность уйти отсюда без последствий.

- А теперь, красавица, скажи нам свое настоящее имя, - заговорил довольный Райхат, поворачиваясь к Феликсу. Но тот, сжав зубы, молчал, и думал лишь о том, чтобы не врезать Форду.
- Ну же, - с довольным оскалом произнес Эрнест в лицо лже-Хаби. - Назовись... Я приказываю!
Форд встряхнул девушку.
- Феликс Фредерик Ферн, - прошипела сквозь зубы девица в его руках, и с силой оттолкнула от себя лорда.

Задохнувшись от возмущения, Форд занес руку, чтобы влепить наглой девчонке пощечину... да так и замер, не веря своим ушам. И глазам. Обмотанный тряпками, перемазанный стершимся гримом, на него смотрел его дражайший…

- Ваш любимый племянник, дядюшка. Должно быть, вы ужасно скучали.
Лицо Ферна украшал злой и одновременно счастливый оскал. Магия рассеялась, и он снова стал самим собой. Деревянная маска, упавшая с его лица, лежала на земле под ногами.

Эрнест медленно опустил занесенную для удара руку. Задыхаясь от ярости, он смотрел то на Феликса, то на Райхата, то на Хабибу, но не мог произнести ни слова. Отрицать родство с вором было бесполезно - магия, очевидно, работала лишь на истинное имя носителя маски.

- Племянник?... - в тишине, вновь окутавшей шатер, раздался вкрадчивый голос Райхата. Маг все еще покровительственно обнимал за плечи Хабибу. -  Вы не рассказывали, милорд... Признаться, я поражен! Ты только взгляни, Цветок Пустыни, как многогранны бывают благородные семьи большого материка!.. Ох... это надо отпраздновать!

+1

21

Как только рука богатея наконец разжалась, обнажив красные следы в виде пальцев на запястье южанки, Хабиба отшатнулась прямо в заботливые руки Райхата. Мужчина накинул плащ на танцовщицу, но больше всего на свете той хотелось сейчас помыть участок кожи, которого коснулся этот человек. Тем не менее, такой возможности не представлялось, поэтому Цветок Пустыни лишь запахнула поплотнее полы полученного ею одеяния.

О, да, Райхат был прав, однозначно калиф был бы в ярости, знай он о случившемся, ведь хватка пожилого аристократа была столь цепкой, что следы, возможно кое-где станут синяками. Никто не смеет трогать собственность калифа в подобной манере! Нур была очень зла. Невоспитанный, но богатый, этот мужчина с материка не имел понятия о манерах. В его глазах читались властолюбие и эгоизм, а сердце казалось, если не чёрным, то тёмным и, возможно даже, с гнильцой. Его стиль общения... Угх... Нур видела в чужеземце что-то среднее между человеком и животным. Ей хотелось взять кнут и рассказать мужчине... Левая рука в тени плаща сжимала рукоять одного из двух оставшихся метательных ножей.

Тем временем этот Форд своими руками коснулся подбородка лже-Хабибы. Однако прежде чем правой рукой Нур успела убрать руки недостойного представителя континентальной знати от похожего на её собственное лица, последнее стремительно изменилось, став мужским. Прежде чем падающая маска коснулась земли в шатре, Нур узнала его.

Вор был ей знаком. А вот его настоящее имя - нет. Нур сглотнула и отступила на шаг. Стоявший сзади Райхат придержал Хаби так, чтобы та не споткнулась, но все силы во всем её молодом и выносливом теле внезапно испарились. Ей даже показалось, что воздухе витают отголоски запаха. Этот запах вызывал тоску и тошноту. Запах львиной крови. Зрачки южанки сузились, а на лице мелькнуло отвращение. И пусть это был всего миг, каким-то образом господин Форд уловил смену настроения и решил обернуть все в свою пользу.

Он подхватил под локоть Феликса и развернул лицом к Нур так, чтобы она ещё лучше его рассмотрела. С усмешкой он произнёс:
- Ну, что, девчонка, погляди, кто скрывался под твоей личиной на самом деле, мой горе-племянничек. Хорош?
Райхат приподнял бровь в явном неодобрении, но промолчал, а Хаби, скинув вместе с оцепенением плащ коллеги подошла вплотную к мужчине. Она ладонью провела по шраму на его груди. Да, сомнений не было, но была надежда, но и она угасла. Это был тот же парень, что и в день, когда ради него она убила своего друга. Стоила ли жизнь вора жизни её благородного зверя?

Форд тем временем все распинался о том, как он беспокоился за непутевого родственника, сколько проблем тот уже причинил, в общем как мог поливал грязью Феликса, прикрываясь извинениями, конечно же. Даже Райхат не мог его вежливо заткнуть.

- Нет, не хорош, - тыльной стороной ладони, в которой все еще был зажат клинок, Хабиба заботливо вытерла подтеки грима с лица Ферна, опасное лезвие пронеслось в миллиметрах от кожи мужчины, - Вот теперь гораздо лучше, господин Форд, - улыбнулась Нур, повернувшись, - Я плохо поняла, что Вы сказали, но вижу, что хвалите своего племянника так рьяно! Наверняка, он стремиться быть похожим на Вас, господин Форд!

Все верно. Это был весьма невинный комментарий от иноземной танцовщицы, которая плохо знает язык, только вот Хаби знала его не настолько плохо. Но единственный, кто был в курсе того, что это прямое оскорбление обоим, был Райхат. Брови старика уползли ещё выше. Сохраняя невинный вид, Нур с удовлетворением заметила, как раздувается от злости мерзкий дворянин и мрачнеет его потомок.
- О, да, мой уважаемый Райхат, да не потухнет огонь Ваших факелов, столь драматичное воссоединение требует простить ша... шалуна и устроить хороший вечер. Кроме того, я вижу, как Вы проголодались, мой господин - обратилась южанка к факиру и тот согласно кивнул.
- О, свет очей моих, Хабиба, ты всегда так точно чувствуешь, когда старику что-то нужно! - рассмеялся мудрец и тотчас позвал своего слугу, шепнув ему нечто на ишеханском.

Слуга умчался, а Райхат не спеша подошел к своему личному шатру и распахнул полог. В легком полупоклоне он спросил:
- Что же, господа мои, не согласитесь ли отужинать с нами? Обещаю, вы не разочаруетесь! - хитро улыбнулся старик. У Нур побежали мурашки, факир явно задумал очередную шалость, но разбираться с этим сейчас ей вовсе не хотелось. То, с чем ей предстояло разобраться, так это со своей обидой. Да, Нур была зла, да, она намеренно оскорбила чужеземцев, но она понимала, что сделала это от невыносимой боли от потери своего соратника и друга, а посему, если она проведёт больше времени в компании Феликса, возможно её душа отпустит эту злость?

Чтобы лишить воришку возможности сбежать, Нур взяла его за руку и мягко потянула в сторону шатра. Не более чем вежливый жест, если не учитывать, что хватка стала бы моментально железной, попробуй мужчина отстраниться. Хабиба же вела себя в точности, как её новые подруги, полуэльфийки, щебеча что-то милое и по-женски нсуразное, пока вела Феликса к ковру, вокруг которого лежали сотни разномастных подушек.

Ковер был большим, размером с весь шатер. На ковре стоял низкий стол, тоже, занимающий практически все свободное место. Внутри этот стол был полый для того, чтобы рассевшиеся по кругу гости факира могли видеть выступления артистов, да и в принципе, смысл в блюдах, которые стоят дальше,чем на длину вытянутой руки. Полуэльфийки начали рассаживаться, и Нур тоже довела Феликса до определенного места, жестом почти приказав сесть.

Когда же господин Форд решил последовать за своим племянником, его остановила рука Райхата. Хитро улыбаясь, пожилой южанин сказал:
- Мой господин, дадим молодым время насладиться обществом друг друга, верно?
Форд сжал зубы, у него уже были планы и на девчонку, и на этого чертового негодяя Феликса, но он все же кивнул и проследовал за хозяином стола на противоположную сторону, махнув лакею, чтоб тот не спускал с парочки взгляда.

Хабиба же продолжая трещать плавно перевела разговор своих собеседниц друг на друга, оставшись наедине с Феликсом. Взгляд внимательных глаз остановился на лице виновника пиршества. Она ждала его слов.

+1

22

- Ну, что, девчонка, погляди, кто скрывался под твоей личиной на самом деле, мой горе-племянничек. Хорош?
- Довольно, - рыкнул Феликс, вторя тону Эрнеста, и оттолкнул его руку. Попытки Форда повернуть игру в свою сторону раздражали Феликса, и еще больше его раздражала эта манера обращаться с ним, будто с нашкодившим мальчишкой, которым он уже давно не был. Но, вероятно, не для дяди.

Пальцы Хаби двигались по его шраму, а Феликс не смотрел на нее. Не мог. Он отвел глаза и теперь выразительно злобным взглядом буравил своего родственника, чтобы тот ни на минуту не засомневался, что еще поплатится за устроенный им концерт. Он не просто помешал Феликсу работать, он еще и подставил его перед Нур.
На Райхата Ферн хотел злиться, но отчего-то не мог. Возможно от того, что этот человек не был ему врагом, а лишь наблюдал за всем со стороны и веселился, как будто перед ним разыгрывали... да, именно, концерт.

Комментарий южанки сперва повеселил Феликса, и он даже на мгновение подумал, что девица решила подыграть ему. Но эта мысль рассеялась, как только суть сказанного дошла до его дурной головы. Начавшая было выползать на лицо Ферна ироничная усмешка замерла на пол пути, и его губы раздраженно скривились.
Так может, ему и не стоило так переживать о своем разоблачении? В конце концов, он был здесь не ради нее, а ради своей добычи.

Феликс посмотрел под ноги, туда, куда упала маска... Как раз в тот момент, когда его дядюшка, не менее разгневанный колкостью танцовщицы, резко нагнулся и подхватил с пола драгоценный предмет.
- Полагаю, это теперь мое, - произнес он с плохо скрываемым недовольством. Наверняка у него в уме вертелась целая речь о том, что он не имеет ничего общего с этим блудным отпрыском ведьмы и вервольфа, но оправдываться перед ишеханской девкой, конечно же, было ниже его достоинства. В конечном счете, он тоже явился сюда в первую очередь за тем, чтобы получить маску. И получил.

С непередаваемым выражением лица Феликс проследил за артефактом, который скрылся за отворотом дорогого, расшитого серебром дядюшкиного кафтана. Заметив его взгляд, Эрнест на миг перестал зло хмуриться, и на его лице появилось выражение злорадного удовлетворения. Он невзначай похлопал ладонью по груди, где была спрятана маска, и недвусмысленным взглядом проводил Феликса, которого Хабиба уже утаскивала прочь.

***
Когда Феликс оказался в шатре Райхата, ему почудилось, будто он магическим образом перенесся обратно на Иш-Калаф. Пестрый ковер и расшитые подушки, сладкий запах кальянного дыма и озорная мелодия флейты, которую наигрывал один из факиров, - все было настоящее, ишеханское. Это вызывало ложное ощущение безопасности и беззаботности, и Феликс готов был бы тотчас забыть о своем провальном деле, если бы не слуги, пристально следившие за ним, да физиономия Эрнеста, который теперь занимал место возле Райхата прямо за противоположным краем стола.

Похоже, Ферну пока что ничего не оставалось, кроме как сидеть смирно и ждать продолжения "концерта". Нур увлеченно болтала с подругами, а Феликс, пользуясь относительной "свободой", пристально наблюдал за дядюшкой и факиром. О чем они говорили? Мелодия флейты совершенно заглушала и без того тихую беседу у дальнего края шатра. Феликс так напряженно вслушивался и пытался прочитать что-то по губам, что даже не сразу заметил пристальный взор Хабибы на своем лице.

Что ж... теперь, когда его ложь была раскрыта, не удивительно, что девушка требовала от него каких-то объяснений. Девушки вообще постоянно требовали от него объяснений. Некоторые из них даже выслеживали пройдоху и угрожали лишить его чести и достоинства, если тот откажется искупить вину. Только далеко не всегда сам виновник был согласен, что вообще в чем-то виноват.
Впрочем, сейчас был не совсем тот случай.

Ферн повернулся к Нур и чуть не обжегся о ее взгляд. Не то чтобы ему стало сильно неловко, но эти бездонные черные озера определенно доставляли ему неприятное чувство... вины. Зато злоба, кипевшая внутри, неожиданно отступила.
Пауза затягивалась. Нужно было что-то сказать. А что тут скажешь?

Ферн по-идиотски невинно улыбнулся южанке и как ни в чем не бывало произнес:
- Забавная история, правда?
Хаби не торопилась отвечать. Феликс пытался угадать ее мысли по выражению лица, и пока что не было похоже, чтобы Нур находила историю забавной.
- То есть... ты и я... только недавно встретились в жарких землях Ишехана... - продолжил вор, поигрывая бровями, и подался чуть ближе к Хаби, так, что она могла бы почувствовать его дыхание. - А теперь мы снова здесь, за одним столом... Я же говорил - судьба... - ресницы Ферна чуть опустились, и его взгляд сделался до невозможности томным. По мнению Феликса, отчасти в этом был секрет его успеха у женщин. И удача здесь была совершенно не при чем. Абсолютно.
- Знаешь, я ведь так и не отблагодарил тебя за тот случай с наказанием арида... - теперь ко взгляду добавился низкий глубокий голос, который обволакивал и гипнотизировал. Ферн включил все свое обаяние.

+1

23

Её новый знакомый не торопился с ответом. Он уже давно поймал её взгляд, но делал вид, что не замечает её пристального внимания, что не мешало Нур продолжать своё занятие. В прошлый раз для неё он был мужчиной из толпы, кусочком пестрого месива с ярлыком "зритель". Теперь же Хаби рассматривала его как можно более тщательно, не упуская не единой детали.

Мужчина был хорош собой и обладал недурной фигурой. Темные волосы и глаза, а также чуть смуглая кожа, которая видала лучи солнца всех мастей (впрочем, как и дожди) роднили его с южными народами, а по хитрому блеску в глазах было понятно, что он не самый честный делец. Но то же можно было бы сказать про половину всего Эноа. Уникальным его делал шрам, подаренный ему Хайраной. Так что пока мужчина молчал, девушка внимательно разглядывала узор похожий на ветви дерева.

Тем не менее, след божественного вмешательств не открыл никаких тайн. Зато Феликс, наконец, открыл рот. За первую же фразу хотелось влепить пощечину, но Нур лишь нахмурилась. Да, ничего забавного в истории не было. Затем Ферн сменил тактику, видимо, осознав собственную глупость. Он подался вперёд, однако Хаби не была из тех скромниц, которых бросает в дрожь, стоит лишь на пару миллиметров сократить вежливое расстояние меж собеседниками.

Темп его речь замедлился, а голос стал ниже, взгляд темных глаз приковывал к месту. Трепет было возникший где-то внизу живота Нур был безжалостно погашен сознанием того, что жизнь сего представителя континента была оплачена ею. Танцовщица чуть улыбнулась. В такую игру можно играть вдвоём, но главный вопрос, зачем? Что в действительности хочет услышать южанка? Извинения, "мне очень жаль", "соболезную"? Нет. Не то... Нужна причина, чтобы смерть Найта не была напрасной потерей. Таковой пока не было.

- Что Вы, мой господин... Феликс. Я вовсе не жду благодарностей... - с трудом шевеля языком произнесла южанка. Ей не хотелось этого говорить, ведь на языке вертелось обратное: "Ты должен мне". Хаби отвела взгляд и убрала непослушную прядь за ухо.

Тем временем, праздник набирал обороты. Вкусные кушанья заполняли шатёр изысканными запахами, а полуэльфийки чуть под шафе стали ещё более активными, чем были в начале. Райхат, улыбаясь смотрел на молодежь, поглаживая бороду. Его забавляло напряжение между Фордом и его племянником, но он абсолютно ничего не знал о том, что связывает любимую танцовщицу всего Юга с этим воришкой. В голове старика рисовались картины, одна другой краше и изощренней, но он не стал делиться фантазиями со своим собеседником, а лишь тихо посмеивался.

Впрочем, орду тоже было чем заняться, он буквально буравил взглядом своего родственничка, и пожалуй, если б взглядом можно было убить, бездыханное тело Феликса уже бы распростерлось на пестром ковре. Знать бы, о чем говорит этот прохиндей!

Но мыслям Форда, увы и ах, не суждено было сбыться. У богов свои планы и свои шутки, а уж у Хайраны точно было прекрасное чувство юмора. Внезапно вся дюжина полуэльфиек вскочила из-за стола с чётким намерением потанцевать для гостей. Однако, ввиду их состояния, их грация, хоть и прошедшая годы тренировок была нарушена горячительными напитками. Девушка, сидевшая позади Нур весьма чувствительно толкнула южанку при подъёме. Не ожидавшая такого, Хаби подалась вперёд, прямо в объятия Феликса, который в попытках поймать девушку и сам потерял равновесие, так что парочка, крепко держась друг за друга, выкатилась из шатра.

Форд вскочил с четким намерением поймать Ферна, но запутался в полах плаща Райхата и упал лицом в любимый пирог факира. Мастера огня же веселило все, включая песни, которые тут же начали распевать хмельные девушки. Испорченный пирог же тут же заменили новым.

Нур открыла глаза, которые зажмурила в процессе падения. Надо признать, что на сей раз вышло крайне неловко.

+1

24

- Что Вы, мой господин... Феликс. Я вовсе не жду благодарностей...

"Ну конечно", - размышлял Феликс, глядя на лини прелестного профиля отвернувшейся южанки. - "Конечно же не ждешь. Все вы не ждете, а потом выясняется, что все равным счетом наоборот..."
- И все же, я обязан тебе жизнью, - произнес Ферн. Конечно, он немного лукавил. Даже будь приговор арида более суровым, Хайрана, как всегда, вытащила бы своего любимчика из передряги. Ферн был в этом свято убежден. Хотя богиня подставляла его так же часто, как и помогала, в конечном счете он всегда оказывался жив и временами даже невредим. Именно так он и выбрался в прошлый раз из пустыни.

- Если, конечно, ты не жалеешь... - Ферн придвинулся еще чуть ближе к Нур, и теперь шептал ей на ухо. - .. что выручила парня, который так походит на своего дядю... - в голосе скользнула язвительная нотка.
Чуть повернув голову, Феликс посмотрел в бок, на Форда, что пялился с противоположного края шатра. Тот, не иначе, подозревал Феликса в тайном сговоре с южанами. Быть может, очень не зря.
- Но ведь ты же не думаешь, что... - продолжил было Ферн, но договорить не успел - от неожиданного толчка Хаби упала прямо к нему в руки, а затем они оба покатились куда-то в бок.

Феликс на несколько мгновений потерял ориентацию в пространстве, а потом перед глазами вдруг оказалось вечернее звездное небо. Из шатра раздался гневный возглас Эрнеста, затем чей-то хохот, а потом все потонуло в звуках веселой эльфийской песни.
Ферн наклонил голову и увидел макушку Хабибы, которая уткнулась лицом ему в грудь. Он все еще прижимал южанку к себе.
Кажется, все складывалось не так уже и плохо... Как минимум, теперь он вне поля зрения Форда и его цепного песика.

- Держите его! - раздался приглушенный возглас дядюшки. Тут же из шатра выскочил его лакей, и, завидев "беглецов" лежащими на земле, даже замер на пару мгновений от удивления, после чего выдал:
- Стоять!.. То есть.. лежать!
Группой проходившие неподалеку артисты, чьих лиц было не разглядеть во мраке, рассмеялись, а потом загомонили что-то на ишеханском, кажется, про огонь. Лакей ни слова не разобрал, но через несколько секунд понял, в чем дело - у него загорелся край кафтана. Сложно сказать, как такое произошло, ведь ближайшая жаровня была не так уж близко к нему...
Впрочем, лакею было все равно. Теперь он в панике вертелся на месте и хлопал себя по заднице, пытаясь потушить горящую одежду.

Не дожидаясь окончания этого маленького огненного представления, Феликс сгреб Нур в охапку, перекатился на живот и подмял ее под себя, стараясь сильно не задавить.
- Лежи смирно... - заговорил он быстро и тихо ей на ухо, прижимаясь к ее смуглой щечке своей колючей физиономией. -Им скажешь, что я напал...
Он отпустил Хаби и быстро поднялся с земли, озираясь по сторонам.
- Сочтемся в другой раз. Обещаю.
И, не дожидаясь ответа, Ферн скрылся в темноте.
Как раз вовремя, потому что из шатра, следом за своим слугой, выскочил разъяренный и перемазанный пирогом Эрнест Форд.

*Конец*

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 22.06.1213 Маски прочь!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC