http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/81475.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/34618.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/24516.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/82146.css

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir

От 09.01.18

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

А еще настоящее время в игре сдвигается вперед. Теперь вы можете создавать эпизоды в январе 1214 года. Более позднее время пока что закрыто для отыгрышей и доступно только в разделе "Иные миры".

Кроме того, открыт набор на вакансии мастеров игры!


Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-21 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты

Настоящее время - весь 1213 год и январь 1214
Конкретный момент исчезновения принцессы - март 1213 года.

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 02.06.1213. Одним теплым летом ~


02.06.1213. Одним теплым летом ~

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://savepic.ru/14309086.png

Об истории, которая случится

1. Дата и время:
Второе июня 1213 года.
Утро.

2. Место действия | погода:
Деревушка Зелёные Вешки. Она окружена густым лесом, и даже редкие тропки исчезают уже спустя сотню-другую метров: совсем непопулярное, а то и вовсе не известное никому место. Здесь не сыро, но и не сухо, страшные и кривые деревья, побитые временем, стоят лишь у входа в лес с внешней стороны, их всего-то штук десять или пятнадцать таких.
В остальном создаётся впечатление, будто зеленеющая роща находится под защитой самого Хозяина - по пути в деревню невозможно сыскать ни одно раненное или засохшее растение.
Сам лес довольно большой, ну, или ощущается таким из-за собственной запутанности и отсутствия дорог.
Утро. Наверное, десять или одиннадцать утра, солнце уже высоко, где ему и положено быть в начале лета. Тепло, возможно, даже жарко - но вне леса, где нет тени.

3. Герои:
Стелла Карис - девушка-оружейник из Гильдии Героев;
Элайза Грин - маленькая крестьянка Зелёных Вешек;
Ещё странники, путешественники или заблудшие души?
И, конечно, обитатели Вешек.

4. Завязка:
Самые интересные приключения начинаются летом. Летом можно встретить чудо, познакомиться с кем-то и даже начать новую жизнь, а вы разве этого не знали?
Ну, или хотя бы потеряться в лесу и наткнуться на странную девчушку.
Или не потеряться, а посетить самую обычную уютную деревушку. Только вот жителей мало, и старосты нет. Интересно, почему?

5. Тип эпизода:
Открытый.
Закрыт для людей, имеющих перевес в зло или плохие намерения.

Отредактировано Eliza Green (2017-06-09 17:20:39)

0

2

Вероятно,сегодняшний день можно было назвать «спокойным». Вчерашний был наполнен кровью и сталью, но с приходом ночи от него остались только воспоминания, тщательно завязанный мешок, лежащий в корзинке в дальнем углу вагончика, боль в мышцах и улыбка. Стелла уже успела привыкнуть к этому постепенно утихающему настроению — блаженству, спокойствию и этому ощущению, будто мир подождет. У некоторых людей оно наступало после тяжелого трудового дня, другим же хватало выкуренной трубки, и хотя к «трудовому дню» вполне можно было отнести вчерашнюю деятельность, Стелла никогда не могла назвать причину появления этого чувства «нормальной». Говорят, сумасшедшие люди никогда не признают себя сумасшедшими, и один этот факт позволял Карис считать себя вполне женщиной со вполне стабильной личностью, пусть эта стабильность и добывалась чужой кровью.
Но все это было вчера. Сегодня, держа в руках поводья, слушая равномерное цоканье копыт Кривоглазки, Белая была действительно счастлива. Лучи солнца, падающие сквозь листву на ее руки и рукава платья, легкий ветер, пробивающийся сквозь стволы деревьев, кроны которых заслоняли небо — всего лишь час назад она въехала в эти леса, и пока что дорога не была для нее жестокой. На других трактах, обычно, каждые несколько часов она то останавливалась, чтобы прибить обратно отстающее колесо, или же чтобы вытащить вагончик из грязи, но ,видимо, в этих местах власти Рекна все же решили следить за дорогой, да и дождя давно не было, так что проблем по пути не было — можно смело было наслаждаться видами. Разбойников, что примечательно, тоже не наблюдалось, и хотя, с одной стороны, Стелла была бы рада, крайне рада, взяться за любое оружие из своего арсенала, сейчас это отсутствие деятельности только еще пуще настраивало на тихий летний денек, совершенно обычны й для любого человека, никак не связанного с гильдией героев, но по-своему особенный для женщины в сером дорожном платье. Да, сегодня Белая не была во всем белом, напоминая о своем прозвище лишь перчатками цвета снега.
Честно говоря, она даже не помнила, как доехала. То ли виной тому был этот лес — ведь обычно Стелла добиралась до Рекна на корабле, и только в этом году приобрела передвижной домик и лошадь, из-за чего решила проехаться до своего родного дома через леса — , то ли теплая погода расхалаживала, но в какой-то момент женщина просто поняла, что уставилась на дорожный знак, стоя на перекрестке, указывающий на столицу в одном направлении, Рекн во втором и на некие «... Вешки» в третьем. Истертая со временем надпись сохранила лишь второе слово, в то время как первое заросло неким подобием ядовитого плюща, или, быть может, действительно ядовитым плющом, но думала в тот момент Стелла не о растениях. Она подняла голову — в небо, пытаясь разглядеть сквозь листья положение солнца. По ее ощущениям, она только недавно выехала с постоялого двора, но еле заметные багряные нотки в медленно темнеющем небе говорили о том, что прошло уже много времени и Карис в пути уже давно. Скоро закат, а затем ночь, а ночи в лесах — крайне темные. И полные волков, без труда способных растерзать Кривоглазку, оставь ее без присмотра. И оставлять свою лошадь без присмотра Стелле не хотелось, как и спать, пусть и в вагончике, посреди леса, поэтому, вздохнув, опуская голову, Белая хлестнула поводьями по воздуху, чуть дернула их на себя и направила свой передвижной дом к непонятным Вешкам. В конце концов, это название предполагало наличие жителей. А там, где есть дома, в которых горит свет, волки вряд ли появляются, по крайней мере не каждый день, и, честно говоря, Стелла надеялась, что сегодня как раз будет не один из таких дней.
Чувства, тем не менее, обманули героиню, и как только она увидела вдалеке расступающийся лес, тут же показывающий аккуратно стоящие домики с каменными основаниями, переходящими в стены из дерева и соломенные крыши, то сразу поняла, что крайне зря повернула так рано. Под скрип колес она выехала из душных объятий природы, глядя на Солнце, только поднимающееся, чтобы начать свой ежедневный ход, и еще раз отругала то ли себя за невнимательность, то ли наваждение за внезапность, однако, висящая на одном из домов вывеска в виде наковальни, тут же заставила отступить чувство вины, хотя бы потому, что кузнец Карис требовался уже давно, а найти его в таком захолустье означало сэкономить несколько золотых на дорогих и крайне хитрых кузнецах Рекна. В конце концов, сейчас ей нужен был даже не ремонт оружия, или какой-то шедевр, а лишь наработки и, еще раз улыбнувшись удаче и все же простив себя за то, что решила заехать в неизвестные Вешки, Белая повела свою лошадку к одному из домов на окраине, оставляя вагончик достаточно близко к самой деревеньке, но при этом на некотором отдалении от здания, дабы не нарушать пространство той семьи, что жила теперь по соседству с героиней, хоть и на один-два дня максимум.
Остановив свое передвижное поместье, тут же спешившись, спрыгнув со скамейки, на котором просидела всю дорогу, Карис тут же забежала сначала внутрь, вышла с корзинкой, накрытой тканью и небольшим мешочком, предназначение которого, судя по звону, заключалось в имитации кошелька. Затем, поставив корзинку перед лошадью и отвязав свою любимую спутницу, уже зарывшуюся в недра корзины, чтобы позавтракать овсом, Стелла еще раз окинула взглядом свое обиталище и, довольно кивнув головой, еще раз проверила, что вагончик ее никуда не уедет, ибо стоит на «тормозе» - двух воткнутых в землю острых палках по обоим концам этого ныне статичного сооружения, и наконец-то отправилась в сторону своих соседей. Практика показала, что в таких случаях, прежде чем действительно оставаться в каком-либо захолустье, первое, что надо сделать — поприветствовать тех людей, что ближе всего к тебе живут. Второе — поговорить со старостой деревни. И только после этого заниматься своими делами. Ведь эта земля не принадлежала Стелле, а это значило, что за нее надо будет либо платить, либо просто попросить разрешение на временное пристанище. И, доброжелательная улыбка и не слишком громкий стук, а так же кошель, повязанный на поясе у путешественницы-героини, говорили о том, что готова она к обоим вариантам развития событий.

0

3

Раз-два - два шага по мягкой траве. Три-четыре - выход на пыльную, прогретую летним солнцем, землю. Крутануться на пяточках, раскинув руки, рассмеяться - день начался хорошо! Тепло, светло! И тихо. Пока ещё все спят, бабуля не проснулась, дед ушёл в леса заниматься делами. Ребятня, сопровождающая обычно маленькую Элайзу в прогулках, тоже дремлет: вчера они засиделись допоздна, слушая сказки, и сегодня им нужно было немножко отдохнуть.
Но Эли не унывала. Она радовалась, приветствуя новый хороший день, а тем паче - ещё и летний день. А лето она любила. Не надо одеваться в тяжелые одежды, натягивать неповоротливые и неудобные валенки... И хотя зимой были свои плюсы - например, замечательный белый снег, в который можно закопаться, но зимы сейчас не было, и потому девочка просто наслаждалась тем, что имела в данный миг: теплом, солнечным светом и прогретой землей под босыми ногами.
Подул лёгкий ветерок. Он растрепал и без того взлохмаченные волосы, заставив Элайзу заулыбаться вновь. Вместе с ветром пришла новость.
"Гости".
"Кто-то пришёл".

   
В Зелёные Вешки давным-давно никто не заглядывал. Может, впрочем, заглядывал, но Эли не может понять, когда именно - жизнь в Вешках слишком тихая, размеренная и спокойная, день за днём летит незаметно, и редкие моменты чего-то удивительно нового поневоле прячутся за толстым слоем уютной обыденности. И тогда кажется, что эти моменты случались очень-очень давно...
Люди извне, заглядывающие в деревушку, никогда в ней не оставались, как бы Эли их не просила. А иногда, почему-то, они даже не думали над её жалобными просьбами и попросту убегали, не дожидаясь ночи. И тогда маленькая Элайза, чувствуя горькую обиду ко всем жителям внешнего мира, мчалась к бабуле или дедули плакаться, а те её утешали, негласно проговаривая, что можно жить и без этих людей. Можно, конечно, и до следующего такого человека Элайза снова становилась веселой, беспечной и счастливой: Зелёные Вешки опять и опять кутали её в мягкое забытье неизменности.
     
Человек. Незнакомый, полный историй человек, который никогда тут не бывал. Ох, восторг. Восторг, будоражащие чувства волнения и нетерпения переполняли девочку, и она, сначала осторожно бежавшая по деревеньке, припустила во всю прыть. В руках - ветка какого-то дерева, ноги - босые, уже запылившиеся от прогулок, взлохмаченные соломенные волосы и простецкое платье без рукавов - изначально, конечно, белого цвета, но с годами немного выцветшее, принявшее легкий оттенок ржавчины. Настолько легкий, что его можно было назвать "бежевым", хоть это и не было правдой. И, конечно же, радостная улыбка.
По пути Эли залихватски, с этакой ноткой сорванца, обстукивала всё, мимо чего пробегала, создавая немало шума. Отчасти она хотела разбудить селян, попросить их выйти, отчасти - выпускала ту ораву чувств и эмоций, что бушевали сейчас в маленьком сердечке. И вот...
И вот...
Перед ней предстал человек.
Человека, наверное, потому что это была девушка. Мрачноватая, в непривычных для деревенской ребятни одеждах, с предельно вежливой - явно осторожной - улыбкой. Но это не главное. Главное, что она из внешнего мира! Настоящая, прямо тут!
И Элайза бы даже крепко обняла незнакомку, но в кои-то веки решилась на аналогичное подобие вежливости - конечно, которое наиболее близко самой Эли, а не которое принято - и мигом схватила гостью за руку, широко улыбаясь, притопывая на месте от перевозбуждения и с огромным любопытством заглядывая ей в глаза.
- Я Элайза! - выпалила девочка нетерпеливо, явственно краснея. - Привет! Ты пришла в Зелёные Вешки, это мы тут живем! А ты кто? А ты откуда? Пошли со мной! Ой, точно...
Она чуть виновато подергала незнакомку за руку, шаркнула босой ногой.
- Почти все спят, но не переживай, они потом проснутся! А ты голодная?

+1

4

Кофейник на столе, отражающий пробивающиеся через щели в закрытых ставнях, неожиданно заерзал. Затем он заерзал сильнее и уверенно поехал к краю стола. Из-под крышки стали вырываться клубы пара и раздался свист. Итог всего этого был единственно закономерным — чайник свалился с грохотом и эффектами, озарив разноцветной вспышкой весь дом. Из-под стола послышалось осторожное "Ай!", а затем оттуда выглянула взлохмаченная голова с волосами мягко-фиолетового цвета. Глаза, светящиеся голубым неоном, широко раскрылись от любопытства.

— Здрасте! — поздоровался мальчишка, лучезарно улыбаясь. — Я долго спал? Не подскажете, сколько сейчас градусов ниже нуля? Я Раито!

Ответом ему было только гулкое эхо. Хотя, по идее, — прикинул мальчик, — никакого эха быть не должно. Свеча, горевшая в уголке, давала какой-никакой свет, и рассмотреть убранство этого, с позволения сказать, помещения он вполне мог. Убранство удручало. И никого, кто мог бы дивиться и радоваться Непостоянному богу Раито. Мальчик потянулся и собрался уходить. Но не тут-то оно было, — он уперся в какую-то непонятную невидимую стену, ударившись о нее лбом и от неожиданности не удержав равновесие.

— Ай! — сказал морфёнок, потирая ушибленные места. — Это еще зачем?
Здесь кто-то явно оставил ловушку на духов. Раито роднялся, беспомощно огляделся и расстроенно пнул одну из негорящих свечек на полу.
— Э-эй! — заорал он. — Есть тут кто? Какого лешего, блин? Что я вам сделал? Уберите ловушку!
Ну так. Соль, порох, сера, свечи. Раито подумал, затем начал раздуваться как воздушный шарик, но, как ни старался, выбраться за пределы полусферы не мог.

— Э-эй! — морфёнок аж засопел от обиды. — Меня вообще видно? Слышно?

Тут в голову Раито пришла мысль, что ловушка могла и не давать ему возможности быть услышанным остальными. Он подумал, затем подумал еще, потом сел на пол и напрягся, пытаясь превратиться во что-то способное противостоять хоть чему-то. Но слой этой Сферы хоть и был тонок достаточно, чтобы позволять Раито менять свою внешность, не позволял идти дальше. Возможно, пока. Но будет ли у него это самое "пока"?

Закрыв глаза, мальчик сосредоточился на поиске Оси, но то ли он слишком привязался к этому миру, то ли боги ушли так давно и так далеко, что теперь до них не докричаться даже существам Оси, тысячи лет назад одаренным богами... На этот вопрос нельзя было ответить однозначно, однако никакой Оси Раито не увидел. Он оставался беспомощным маленьким ребёнком. Его это разозлило. Глаза снова поменяли цвет, в этот раз без согласия Раито.

— Что вы хотите со мной сделать? — проговорил он. В его глазах серой стали была злость. — Как я вообще сюда попал? На кой все это?
Мальчик развел руками, показывая, что именно он подразумевает под "все это".

Раито расстроенно шмыгнул носом. Он сел на пол и хмуро сложил руки на груди.
Оставалось надеяться, что его здесь кто-то найдет.

0

5

Отсутствие ответа заставило двигаться рассуждения о тщетности бытия далеко не в самую светлую сторону. Для верности Стелла еще раз постучала костяшками пальцев, скрытых под тканью перчаток, по деревянной двери, изъеденной насекомыми и ветрами, но, как и в прошлый раз, стук заглох где-то в глубинах небольшого домишка. Взгляд тут же поднялся наверх, к небу — ранее утро. Сельские редко спят по утрам, обычно в это время каждый из них работает в поле, но Неизвестные Вешки были окружены лесом, и память, взывающая к карте, подсказывала, что полей рядом нет. Чем зарабатывали эти люди на жизнь? Поставками древесины? Но стука топоров не было, как и подобия лесопилки, по крайней мере Стелла его не видела, поэтому все сценарии, что подсказывала ей интуиция, были не самыми замечательными. Один из них предполагал наличие трупов, но на земле не было ни следов, ни пятен крови. Возможно, в этой деревне действительно что-то произошло, но что именно — неясно, по крайней мере бушующая паранойя Карис рисовала совершенно бесчеловечные картины.
Тут же обрушившиеся с появлением детского голоса, и самой обладательницы, явно намеревающейся оторвать рукав платья Белой, хоть и неспециально. Чуть завалившись в сторону внезапной собеседницы, но все же удержавшись на ногах, Стелла только подивилась, как ее чувства профессиональной героини пропустили появление маленькой девочки, судя по палке, явно отмечающей свое путешествие по деревне шумом, в то время как все тот же параноидальный страх начал подсказывать, что на самом деле никакой девочки нет, и на самом деле Карис пялится на призрака. «Да не, бред какой-то» - тут же отменил свое предположение отдел безумных теорий, позволяя Белой все же сконцентрироваться на более тривиальных вещах. Еще раз улыбнувшись, ибо появление безымянной девочки слегка сбило с толку, Карис отринула замысел достучаться до своих временных соседей, повернулась к больше похожей на солнышко собеседнице и, свободной рукой поправляя юбку, присела на корточки, дабы находиться на одном и том же уровне.
- Очень приятно. А меня зовут Стелла. И мне бы с кем-нибудь из взрослых поговорить, может, хоть староста сейчас не спит? - все так же вежливо, стараясь не акцентировать внимание на то, что общение с Элайзой никуда ее не приведет, начала Белая, тут же добавляя к своему вопросу толику участия, и, видимо, надеясь, что девочка воспримет ее слова не как отказ общаться, а как своеобразную игру, ведь в понимании Карис, именно это детям и нравилось — игры — Может, покажешь мне, где его найти? А с меня что-нибудь будет. -
В голове тут же промелькнул весь инвентарь вагончика, за исключением разве что постельных принадлежностей. Что вообще она могла предложить ребенку? Где-то в загашниках было два яблока в карамели, но, если память не подводила Стеллу, то купила она их на одной из ярмарок ближе к столице. Неделю назад. От яблок, скорее всего, осталась только гниль, и хотя о сроке годности яблок в карамели Карис мало что знала, ей казалось, что растущему организму все же лучше их не есть, хотя бы потому ,что пищевое отравление печалит в любом возрасте. Еще был мешочек вяленого мяса — своеобразный запас на те дни,  когда приходилось весь день проводить в дороге, но его назвать лакомством довольно трудно. Наверняка, если эта деревня промышляет не лесозаготовками, то охотой, а это значило, что мясо так или иначе доходит до стола Элайзы. Что еще? Корзина. С мешком. В мешке отрубленная голова. Не лакомство.  Не то, что стоит показывать детям, но почему-то именно она вспомнилась следующей, и только после этой картины в памяти появились некоторые ниточки. Маленькая стеклянная баночка, закрытая крышкой. В ней — несколько палочек с зелеными полосками на белом фоне, нанесенными словно спираль. Карамель. Без яблок. В Рекн привозили много чего, в том числе и сладости, и эта мятная карамель, по мнению героини, по крайней мере, должна была храниться долго. И, опять же, кажется, Карис ее не выкидывала.
- Например, у меня есть мятная карамель, - уже пообещала женщина, кивая в сторону повозки — нет, маленького передвижного домика поодаль, рядом с которым, фыркая и махая хвостом, стояла лошадь, закопав морду в корзинку и, видимо, все еще поедая овес. Приглашать маленьких девочек в вагончик было далеко не самым мудрым решением, и хотя шутки про бородатых мужиков, зовущих детей к себе в фургон, подманивая конфетами, появятся много позже, Стелла сказала про вполне конкретные конфеты даже не столько чтобы подогреть интерес, сколько ради того, чтобы напомнить себе об обещании. В конце концов, если забудет Белая, то у маленькой Элайзы память точно не отшибет. Не должно. По крайней мере на тему конфет точно.
Размышления о конфетах продолжались бы и дальше, если бы краем глаза женщина в сером не заметила движение. Глаза на мгновение повернулись вправо - в сторону дома, где это движение было замечено. Где именно? Окно, за ним. Мелькнувшая еще раз, на долю секунды, ладошка, детская, больше похожая на видение, заставила вернуться параноидальный страх, связанный с привидениями и деревней, из которой пропали все жители, все взрослые, кроме одной девочки. Но прежде чем выбивать дверь и устраивать геройский эпос на пустом месте, нужно было услышать ответ Элайзы. В конце концов, может, дома действительно есть только ребенок. Которому сказали не открывать чужим. А Стелла как раз была чужой.

0

6

"Кто-то в доме. Кто?" - чуть удивлённо возвестил ветер, вихрем пробежавшись по соломенным волосам девочки и заставив её отвлечься от незнакомки. Элайза задумчиво обернулась, сделала круг на пяточках и вновь оказалась лицом к приезжей. Кто-то там, кто-то сям... Дети играют, вот и всё - уж Эли-то это точно знает, они имели свойство хулиганить и притворяться, и даже колдовать. И потому удивляться ничему не стоило: по меньшей мере, так она считала.
   
Куда сильнее девочку интересовала её новая "подруга", наконец-то обратившая своё внимание на малышку. Пресловутая малышка, увидев это, мигом выпрямилась по струнке, надувшись как индюк - очень уж радовало и льстило ей внимание, очень уж хотелось поскорее сдружиться, рассказать что-нибудь, увести поиграть... Или познакомить с жителями! А то спят, либо в лесу гуляют, экие бездельники.
- А ты почти как я, когда не стоишь, - беспечно и искренне призналась Элайза. Обычно никто не пытался быть с ней одного роста, и девочка, с любопытством склонив голову, активно рассматривала собеседницу. Она даже склонилась набок вся, оторвав одну ногу от земли. Чуть было не потеряв равновесие, она наконец вернулась в исходное положение и закинула руки за голову. Покивав на слова Стеллы - какое имя странное! - Эли важно поморщила нос. - А у нас нет старосты. Беда, да? У нас есть я, и ещё ребята, бабуля с дедулей...
Перечисление перешло в бормотание и отчаянные попытки вспомнить, кто же есть ещё. Закончилось оно утками, коровой по имени Вака, Тапой и Тепой - двумя курами-чернушками, и петухом Драком.
- ...а Драк он потому, что дерется со всеми. Даже за мной гоняется! И крыльями хлопает страшно! - доверительно пожаловалась девочка незнакомке и почесала руку, куда некогда её клюнула эта гадкая птица. - А зачем тебе взрослые? Я всё-всё знаю, всё могу рассказать! А взрослых нет. Жители спят. Дедушка вот в лесу, наверное.
Голосок на секунду погрустнел: не была сегодня Элайза в лесу, а жаль. Погулять хочется, да сегодня она обещала помочь бабушке с делами и не хулиганить лишний раз. Но пока что бабуля спала, и дедули тоже не было, зато была новая незнакомка, и Эли вознамерилась как-нибудь её занять и заинтересовать: вдруг останется здесь, с маленькой Грин?
   
- Карамель? Мятная? - она чуть недоверчиво воззрилась на Стеллу. Что такое карамель девочка знала, пусть и ела её не очень часто, а скорее даже редко. Про мяту знания Эли были обширнее: она росла на грядках и в лесу, её можно было сушить, делать с нею печенье, чаи, отвары и мази, и в пироги добавлять, но вот в карамель... - Это как? Это прям с листочками? Или из чая? Расскажи, расскажи!
Она радостно захлопала в ладошки, но прервалась очень быстро: Стелла замолкла и глянула куда-то в сторону дома чуть поодаль, и Эли, проявив недюжинное любопытство, проследила точно за её взглядом. Дом как дом, небольшой,старый - убитый временем, сменами сезонов и не сильно заботливыми жителями.
- Он пустой, - осторожно уточнила Элайза, явно не понимая, чем этот домик заслужил внимание девушки. - Там давным-давно никого нет, уж я-то знаю! Хочешь, посмотрим?
И, не дожидаясь ответа, схватила новую знакомую за руку и потянула в сторону хижины.

0

7

Как он попал сюда? Раито не помнил.

Временами, когда одиночество становилось и вовсе назойливым, почти гнетущим, он долго думал о том, зачем он тут. В каждом месте, куда попадала его частичка, он был зачем-то нужен. И именно таким, каким он есть здесь. Но сколько ни думал, он никак не мог додуматься, что именно он должен тут делать. Когда-то он был богом и ему поклонялись чернокожие жители островов, суровые жители снежных вершин поили его молоком, а старшие боги улыбались ему. А что теперь? Да, у него осталась возможность трансфигурации себя, — впрочем, он не мог поручиться. Раито ничего не знал об осколках своей сути, явившейся из первородного дара безумного бога. Часто он видел сны о других мирах и о том, как видит себя в другой ипостаси. Но были ли это на самом деле видения тех, других миров, или все же морфёнку все это просто снилось? На этот вопрос он не знал ответа, и иногда даже грустил по этому поводу.

Но сейчас Раито было скучно. От нечего делать он решил было трансфигурироваться во что-то эпическое, но ничего эпического, кроме дракона, на ум не приходило. А это был не вариант: он однажды попытался по памяти сделаться драконом, гордо посмотрел на свое отражение в зеркальной поверхности пруда и расстроился. Дракон получился совсем не эпичным, он был маленьким и каким-то чахлым. Ну что это за дракон, ведь смех один. Вдобавок отыскать себя в личности летучего ящера было не так-то просто, и вернуться в обычное для Раито состояние удалось с некоторым трудом. А что толку ходить в облике чахлого варана?

Словом, эпические существа упорно не шли на ум. Он порылся в рюкзачке в поисках свитка с изображением каких-нибудь древних монстров, но, хоть свиток-то он нашел, никаких монстров там не обнаружил. Только какие-то символы, в смысл которых Раито решил не вникать. Печально вздохнув, обакэ бросил свиток на пол...

...и лучше бы этого не делал, потому что уж стоять, во всяком случае, маленький бог точно перестал. Задрожала земля. Свиток засиял. Стены дома раскалились добела, вспыхнули, превратились в стекло, а затем в тончайшую паутинку хрусталя. Небольшого веса детского тельца хватило для того, чтобы хрустальный пол провалился со всем размахом, а дом схлопнулся ему на голову. В итоге дверь грохнулась о стену, Раито грохнулся об пол, рюкзак грохнулся об Раито, все осыпалось и смешалось.

— Ай, — печально констатировал маленький бог, почесывая голову. — Кто так дома бросает? Чтобы и перец с солью, да горчица со свечами?

Он огляделся. Затем широко улыбнулся во все зубы, продемонстрировав их прекрасное состояние, а также прекрасное состояние настроения. Красные глаза Раито с любопытством уставились на двух барышень, стоявших неподалеку.

— Драсте! — дружелюбно поздоровался он.

0

8

Поток сознания, низвергнутый на Стеллу даже не оставил ей возможности ответить. В конце концов, она редко общалась с детьми, ведь в дороге их обычно сопровождали взрослые, в Рекне же никто не оставлял их в отцовской таверне, а в гильдии их и вовсе не наблюдалось, разве что кто-то приводил сына посмотреть на то, как тренируются бравые герои меча и иногда магии. Поэтому все, что успела сделать Карис во время рассказов Эли обо всем на свете, так это открыть рот и... И, в общем-то, ничего больше. Разве что появилось время ответить на вопрос, связанный с конфетами, но, признаться, как они делаются, Стелла не знала. Кажется, их то ли варили, то ли просто нагревали сахар, но все, что происходило дальше, оставалось за пеленой тени, и на выходе получались просто аккуратные белые палочки с зелеными спиралями.
- Н-наверное, ее все же как-то измельчают, или просто выделяют экстракт — начала было женщина с постепенно увядающей улыбкой от осознания полного отсутствия знаний о кондитерской промышленности, однако уже спустя полсекунды тема была сменена, а маленькая девочка, по совместительству являющаяся автоматическим генератором идей и вопросов, уже тянула ее к тому самому домику, в который Стелла пыталась постучаться минуту назад. Хотя, технически, она все же постучалась — ей просто никто не ответил.
Стараясь не упасть и на ходу выпрямляясь, героиня все же не стала вырывать рукав из рук Эли. Возможно, для нее это было важно, хотя удержать Стеллу у нее вряд ли бы получилось, но желания убегать пока что у Белой не было. В конце концов, ей все еще нужно было заявить о своем присутствии. Да и отсутствие жителей в этом доме говорило только о том, что теперь, по крайней мере, на эту землю никто не претендует. Или бы точно уже заняли данное жилье.
Ну, раз уж ты так говоришь. - произнесла героиня, инстинктивно подводя руку к двери и готовясь постучать еще один, кажется, третий раз, в одну и ту же дверь, после чего еле заметно дернула уголком губ и попыталась открыть ее, держась за ручку двери. И у нее это получилось, но за дверью не было ровным счетом ничего. В смысле, не было дома, и сама дверь в итоге чуть не рухнула на саму Стеллу вместе с Элайзой, ибо стен, на которых она крепилась, вдруг не оказалось. Зато вместо них было довольно заметное облако из обломков и кристаллической пыли, тут же поднявшееся в воздух, из-за чего Карис все же вырвала рукав из пальцев девочки, поднося его к лицу и откашливаясь — пыль попала в горло, провоцируя недолгий приступ кашля, вскоре завершившийся.
- Фух. Боже. У вас часто такое случается? - избавившись от остатков стены в легких, спросила Стелла, одновременно моргая и надеясь, что в глаза ей хотя бы ничего сегодня не попадет. Тут же пришло осознание, что дверь ей уже не понадобится и, все же установив ее на землю и отпустив ручку, Карис проследила за тем, как деревянная дверца рухнула на землю, подняла еще одно облако кристаллической пыли, хоть и куда меньше по размерам и открыла двум представительницам женского пола стоящего прямо посреди этого завала из хрусталя мальчика. «Видимо, часто» - тут же ответила сама себе Стелла, и, проигнорировав приветствие, невзначай повернула голову в сторону остальной деревни. Да, пылевые облака можно было не заметить, но грохот развалившегося посреди бела дня дома точно должен был привлечь хоть кого-нибудь. И под «хоть кого-нибудь» Карис понимала огромную толпу злых селян, вооруженных факелами, вилами и такой-то матерью. Честно говоря, она не знала, почему ей представились именно факелы и вилы, но, обычно, именно с ними селяне приходили гнать куда подальше монстров, чужаков и прочую империалистическую шушеру.
Тем не менее, никого не было. Тишина. Брови Стеллы чуть нахмурились — у местных жителей было ровно полминуты на то, чтобы вылезти из постелей и доказать ей, что это просто обычная деревня, а не деревня призраков, и пока эти полминуты не истекли, она могла сосредоточиться на внезапном мальчике — утро было богато на детей. Активных, крушащих дома детей.
- Доброе утро. - сумела выдавить из себя героиня, инстинктивно тянущаяся к ножнам на поясе. Которых не было. Сабли тоже, и, пожалуй, единственной, кого не трогал нисколько тот факт, что мгновение тому назад в пепел и хрусталь превратилась довольно большая недвижимость, была Кривоглазка, стоящая возле вагончика и все это время успешно уминающая овес в корзине. Тем не менее, овес вскоре закончился, морда поднялась и во весь голос заорала «еще» на лошадином языке, для обычных людей воспринимаемое как просто недовольное ржание.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 02.06.1213. Одним теплым летом ~


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC