http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Иные миры » Тест-Драйв


Тест-Драйв

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Тут могло быть интересное название, но тут его нет


Тебя зовут Якоб Тадд. Ты, определённо, не любимец своей организации; ты не выигрываешь приз зрительских симпатий, но, тем не менее, в организации тебя уважают. Это, пожалуй, единственное, что тебе там нужно — там мало кто выигрывает приз зрительских симпатий.

В один (сомнительно прекрасный) день вы привычно проходите по улицам Солетанки, как вдруг мимо вашего уха проносится свист.

Стрела.

Стрела с запиской, вернее; вы приглядываетесь поближе и замечаете, что к ней прицеплен лист бумаги и поневоле немного расслабляетесь, осознавая, что вам не грозит опасность. Текст (написанный достаточно кривым почерком) в бумажке таков:

говорят, если выйти в полночь к щебечущим птахам — услышишь то, что птахи пытаются скрыть, инквизитор якоб тадд.

~ваш друже.

Похоже, у вас появился поклонник — или чем бы это не было. Сначала вы не понимаете написанное и принимаете это просто за некое подобие стихов: вы понимаете, что ошибаетесь, когда находят ведьмины ритуалы на просторах Воробьиного Поля. До вас доходит.

Кем бы этот «поклонник» не был, он пытался вам помочь. Вы догадываетесь, что это всё не из-за чистого и доброго сердца.

Поначалу записки начинаются добродушно; в записках читаются только указания о том, где можно найти магию. Поначалу вы не слушаетесь. Потом — сдаетесь и следуете чужим указаниям, разбираете скрытый смысл в их сообщениях: только тогда «любовные письма» перестают вам помогать.

Вместо этого в них вы читаете вопросы о том, как справляются ваша семья и близкие. Кем бы этот «поклонник» не был, он (или она) знает о вас больше, чем должен.

Они знают о вас всё. Ваше имя, имя ваших близких, сколько вам лет — они знают даже планы Инквизиции на вас.

Тогда вы возвращаетесь к упорному игнорированию чужих сообщений. Они не перестают приходить, вы их не читаете — но они приходят. Вы сдаетесь (что, опять?) и решаете прочитать последнюю записку:

инквизитор якоб тадд, ваше безразличие ранит нашу душу. неужто вы на нас злы? но разве вы не хотите прогуляться под луной в прекрасных топях сумрака? там, на самом юге, бывает прекрасная погода. мы будем ожидать.

~ваш друже.

Вы понимаете, что это указания, где и когда встретиться. Вы говорите себе: «я не буду никуда ходить, это опасно», но когда ожидается полнолуние вы, словно одержимы усопшей душой, собираете свои вещи и отправляетесь на юг. Любопытство, — а может, у вас просто мозги едут набекрень — берёт вверх

техническая информация

→ дайсы ролятся только по требованию мастера;
→ в первом посте нужно указать инвентарь персонажа под спойлером;
→ мастер может делать с вашим персонажем что угодно в течении квеста;
→ эпизод, в общем-то, открытый для всех желающих, но правила действуют на вас те же, что и на якоба;

Отредактировано Martha (2020-01-24 12:31:19)

+2

2

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0018/28/7e/549/63241.png[/icon][nick]Yacob Tadd[/nick][status]I Leon. Hard.[/status]
- Дерьмо. -
Якоб ненавидел такие случаи. Стоя возле окна, вглядываясь в постепенно исчезающий багрянец лучшей заходящего солнца, он не мог не столько понять, кто именно стоит за всем этим представлением, сколько справиться с неприязнью. С гадким ощущением горечи в горле, подступающим при одной мысли о последних событиях. На письменном столе, стоящем неподалеку, возле все еще догорающей свечи, была целая стопка писем. Каждое из которых он перечитал, и Ирис, сидящая за стулом, сейчас занималась тем же. Раз за разом просто просматривала одну записочку за другой, растягивая губы уголками каждый раз, когда в тексте упоминались романтические намеки. Язвительные. Вставленные только для того, чтобы позлить, раз за разом прикрываясь псевдонимом.
- Ты что-то сказал? - спустя добрых несколько секунд спрашивает девица за столом, поправляя черные пряди волос, но не отвлекаясь от чтения, лишь слегка поведя головой в сторону человека в камзоле и железной маске.
- Я сказал “Дерьмо”.  - слегка раздраженно ответил ей инквизитор, не отрываясь от созерцания ночных улиц Солетанки, даже не поворачивая головы к ведьме, сидевшей неподалеку.
- Чувствуешь опасность, что ли? - не отставала та, кто была записана в некоторых бумагах как “подмастерье”. Хотя, подмастерьем ее было назвать трудно. Инквизиция с тщанием и скрупулезностью подходит к поиску новых кандидатов на роль охотников за магами, и рекомендации других таких охотников вряд ли бы служили достаточным поводом для того, чтобы девицу с внешностью деревенщины с северных краев Солетанки восприняли как достойного кандидата. Это, а еще ее пол тоже мешал. Изрядно.
- Нет. - слегка помедлив доносится глухой голос из под маски, после чего человек с железным ликом, на котором не было ни носа, ни разреза для рта, а только два черных отверстия на месте, где должны быть глаза, затянутые темной тканью, повернул голову – Имею ввиду, ничего нового. Третье письмо, две недели тому назад. -
- Да, что с ним? - перебирая листки с посланиями, переспрашивает волшебница, удостоив инквизитора быстрым и не слишком уверенным взглядом, но тут же хватаясь за поиск того самого письма, о котором он говорил.
- Упоминание семьи. - шаг, всего один, в сторону стола, после чего мужчина поднимает подсвечник с его поверхности и свободной рукой чуть приподнимает маску и тканевый капюшон, скрывающий кожу. На мгновение сквозь обычный облик пробивается его настоящий голос, не заглушенный металлом.
- Ну, вполне логично. Раз они хотят тебя запугать. -
- Именно. Меня раздражает то, что они пытаются это сделать. - произносит мужчина, на мгновение открывая нижнюю часть лица и задувая свечу, позволяя темноте ворваться в комнату, арендованную инквизицией, после чего тут же возвращает маску на место – И руководствуются родственными связями. Главный вопрос, знают ли они о тебе? -
- Н-наверное. - черноволосая прекращает поиски. Складывает обе руки на подоле юбки, после чего, когда глаза ее привыкают к темноте после длительного чтения, смотрит на мужчину, отошедшего к столу побольше, там, где были его “вещи”.
- “Наверное” - не ответ. - говорит человек, надевающий шляпу поверх тканевого капюшона и принимающийся за свою дальнейшую подготовку к веселому визиту – Родня может быть известна по записям в инквизиции. Их планы на меня – тоже. Но вот твой случай иной. -
Она молчит. Он тоже. Засовывает в кобуру пистоли. Один, второй, третий. Четвертый. План был прост. Он идет на разведку. И стоит ситуации стать достаточно опасной, его должны будут вытащить. Теоретически. Простой план, очень простой, расчитанный на отсутствие угрозы со стороны кого-то, кто знал об Ирис. И конечно провальный, если ее роль стала известна хоть кому-то, кто мог бы хотеть для Тадда зла.
- Через минут двадцать уходи отсюда. Найди любое место, где ты могла бы дотянуться до меня. И следи. - прежде чем засунуть последний пистоль, Тадд сгибает руку в локте и поднимает его над своей головой, так, чтобы показать его своей спасительной ниточке – Если заметишь красный сигнал, уводи меня. Как можно скорее. -
Кивает. Когда наступает время дел, она всегда становится молчаливой. Якобу не нравилась эта черта. Но она заставляла угадывать определенный уровень концентрации. Вероятно, ей было так легче. В конце концов, она действительно была единственной спасительной ниточкой для него. У Солетанки не было порта, не было достаточного количества мест, куда могла бы подплыть шхуна Капитана, чтобы вытащить Якоба. Нет, полагаться можно было только на Ирис.
Молчание не прервалось и когда он открыл дверь. Молчание следовало за ним по пятам, а с ней осталось в комнате, когда он спускался по лестнице, на ходу поправляя ножны с коротким мечом – архаизмом, от которого нужно было уже давно избавиться. С широким лезвием, короткий, в три с половиной ладони, он мало подходил для нынешних времен. Но был при этом той вещью, от которой Тадд не отказывался. Потому что патроны не всегда были при себе. И, логично, после трех выстрелов ему так или иначе придется махать кулаками. Или этим куском металла.
Он открыл последнюю дверь. Темнота уже опустилась на улицы Солетанки в тот же момент, когда последний луч багряного солнца ушел за горизонт. До луны было еще некоторое время, и по темным улицам начала двигаться фигура, одетая в камзол с длинными полами. Перчатками. Треуголкой. И, конечно, железным лицом. Якоб Тадд двигался на юг. Пешком, сначала по улочкам. Затем, когда стены города остались позади, по тракту. Следом, по тропинкам, пока они не затерялись среди еле заметных лужиц и берез, которые вскоре начали редеть, стоило инквизитору дойти до топей. И в тот момент, когда мужчина остановился, взгляд его набрел на небольшую лодку, оставленную у берега. Словно приглашающую его воспользоваться собой и отправиться на юг топей не через трясину, загубливая сапоги, а рекой. По крайней мере, пока та не свернет на восток, но и тогда путь будет куда проще.

Inventory

Колесцовый пистоль - обычный патрон - 3 штуки.
Колесцовый пистоль - сигнальный патрон - 1 штука.
Короткий меч - 1 штука.
Камзол с толстой тканью - 1 штука.
Железная маска с прорезями для глаз - 1 штука.

Отредактировано Grun (2020-01-31 10:35:27)

+2

3

Облако пара сбегает с ваших губ. Вы уверены, что для такой холодной погоды сезон ещё слишком ранний, но, тем не менее, вас охватывает лёгкое ощущение озноба.

Ваши «поклонники», похоже, не соврали: под ночным небом может быть прекрасны даже Топи — свет отбивается от глади реки, поблескивая в темноте. Вы невольно заглядываетесь, словно завороженные и, кажется, проводите в таком трансе чуть больше, чем стоило бы; вам на секунду кажется, что вы видите что-то под водой. Вернее — кого-то.

Вы видите руки. Вы видите ноги. Вы видите головы, глаза, и все такие... жалкие, что ли.

Хрупкие.

Вы видите их только мельком, только украдкой, но вы знаете: они за вами следят. Они ничего не делают — порою они тянут к вашей лодке свои костливые лапы, но тут же отдергивают их, словно ошпаренные. Нет; словно им запрещено трогать вашу лодку, словно они чего-то боятся.

Усопшие.

Много, много усопших душ — столько, сколько вы никогда не видели в жизни, и все они в реке. Их так много, что даже ваши инквизиторские способности не могут вас защитить от наплыва эмоций: вы чувствуете, как по вашему лицу скатываются слезы. Вы чувствуете, что это не просто слёзы грусти, это слёзы злости, ненависти и отчаяния. Вы чувствуете желание отомстить вашим старым обидчикам, — кем бы они не были — и утопить их так, как они утопили вас.

Но вам не поступал приказ от Старшего Инквизитора. Вам вообще никаких приказов — или вестей — по этому по поводу не поступало. Вы знаете, что Инквизиция — не про авантюру. Вас не похлопают по голове, если вы решите погеройствовать (и как? вы тут один, вы знаете, что новых инквизиторов сюда отправляют разве что в ссылку — никто не хочет работать в Солетанке).

Но вне зависимости от того, смотрите вы на них или нет — вы их чувствуете.

Так сильно, что, кажется, вам придётся чувствовать их ещё недельку-две. Давно такого не бывало.

Вы тяжело, облегченно вздыхаете, когда ваша лодка наконец-то пришвартовывается к берегу.

Перед вами стоит лес. Вы, конечно, не картограф, вы, возможно, не такой уж путешественник и не бывали никогда так южно (вам не было зачем), но у вас остается чувство, что этот лес не отсюда. Что его тут не было, что ему тут не место. Вы чувствуете себя так, будто за вами следят множество глаз.

Но вокруг никого, если не считать давно погибших.

техническая информация

» несмотря на то, что вы инквизитор, вы испытываете нарастающий страх; чем дальше идти в лес, тем сильнее

» в лесе нет дорог. вы вольны идти в ту сторону, куда захотите этого сами.

[status]мне нечего писать и все долги разданы, соу х)[/status][nick]Мастер Игры[/nick][icon]https://i.gyazo.com/bd0b47b03b8eb1c021309d2c5e535cf2.png[/icon]

+2

4

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0018/28/7e/549/63241.png[/icon][nick]Yacob Tadd[/nick][status]I Leon. Hard.[/status]
Любому туристу было понятно, что сейчас – самое замечательное время для того, чтобы развернуться и побежать домой. То есть, вот прямо в эту секунду, стоило взгляду под маской упереться в кучи мертвых тел под водой, а затем быстро подняться. Незачем на них глядеть. Мертвые есть мертвые. Якоб никогда не испытывал каких-либо иллюзий по поводу нежити и заблудших душ. Точно так же, как не ожидал от различной нечисти предложений дружбы. Сонм мертвецов под водной гладью был не поводом перестать толкать лодку вперед длинной палкой, упираясь в дно, но кивком в сторону того, что стоило бы задуматься о положении дел. И по мере того, как вода журчала от каждой попытки продвинуться дальше на юг, инквизитор перебирал возможные варианты, от чего текущая система, довольно стабильная и предсказуемая, резко обрела новый симптом.
Сравнение с болезнью было вполне подходящим, на самом деле. Не на уровне тех практик, что используются инквизицией, но, скорее, для того, чтобы вернуться к чему-то знакомому, отвлечься от того факта, что нынешняя ситуация была… Странной. Письма были первой ноткой чего-то неправильного. Скопление душ – второй. Тадд достаточно времени провел в землях Солетанки, чтобы примерно ориентироваться и замечать изменения, точно так же, как опытный охотник замечает, что в его лес забрел новый хищник, которому тут не место. И эта ситуация как раз напоминало нечто похожее. В тело попал яд, и пока он не успел доставить достаточно вреда, но его симптомы уже были заметны. Синеватыми губами были множество мертвецов в реке. Что дальше? Чернеющие пальцы на руках и ногах? Покраснения на белке глаз. Кровавый понос? Раз за разом картины больной землт с восточной стороны континента заменялись картинами куда более знакомыми, помещенными в голову Якоба еще до того, как его нашла инквизиция. И, как ни странно, это успокаивало.
Ровно до того момента, как лодка не уперлась в берег реки. Не тот, где должны быть топи, но тот, где сейчас стоял лес. Лес, которого быть не должно было.
Это была первая нотка страха. Страхом, конечно, назвать это ощущение было трудно, ведь это была куда более понятная эмоция. То же, что сейчас чувствовал человек под маской, по движениям которого трудно было прочитать неуверенность в себе, было больше похоже на непонимание. Ведь он помнил карту. Помнил карту окрестностей Солетанки. Не во всех мельчайших подробностях, но в достаточной мере, чтобы ориентироваться на месте, случись что. Ведьмам не впервой было пользоваться заклинаниями, выкидывающими в другую часть света, и хотя это было трудновато, и к такому раскладу дел надо было подготовиться, прикинув территорию, куда инквизитора могло забросить. Поэтому он запоминал. Поэтому сейчас память говорила ему: “Нет, здесь не должно быть леса.”
- И все же, он здесь. - тихо пробурчал голос под маской, по мере того, как железное лицо осматривало стволы деревьев, все еще стоя на берегу и держа в одной руке длинную жердь, которую Якоб использовал в качестве весла, пока плыл по реке.
Непонимание. Раздражение. Сомнение. Он ошибся? Свернул не туда? Нет, до поворота на восток река точно должна была добраться до топей. Тут. Должны. Быть. Топи. Рука стиснула жердь чуть сильнее. Должны ли? Может, он действительно ошибся. Нет, маловероятно. Слишком уж много совпадений. И, стоило мужчине положить жердь обратно в лодку и сделать шаг в сторону предполагаемых топей, а теперь уже леса, ощущение, что он был прав, только подкрепилось.
Ведь стоило ему сделать шаг, Тадд остановился. Замер. Шепот. Ощущение холода. Желание убежать. Прямо сейчас. Развернуться, взять лодку, нет, просто броситься в реку и плыть. Это уже был страх. Животный, прямолинейный, как удар в висок, сбивающий с ног. Был ли Якоб сильнее? Еще один шаг. Удачный. Да, он сильнее. Он знает, что там его может ждать. Случайный кмет из предместий сейчас бы вернулся к лодке и отправился как можно быстрее против течения к дому, к огням. Инквизитор же, напротив, двигался в гущу, чувствуя, как на него смотрят. Чувствуя опасность. Чувствуя, как что-то с большими зубами дышит в спину. И, стоит человеку в маске обернуться, эта пасть проглотит его.
Рука сама собой легла на рукоять меча. Это успокаивало. Бессмысленно, но успокаивало хоть немного. Не было чудовища. Не было Якоба. Был только он, человек в маске, лица которого не было видно. И этот человек шел вперед. Переступая через корни, придерживаясь за стволы деревьев, чтобы не упасть. Шаг за шагом. Вперед. Медленно, но верно, заменяя человеческое в себе на фигуру в плаще, шляпе и маске. Потому что любой человек сбежал бы отсюда. Но не чудовище, которое прячется от людей под железным лицом.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Иные миры » Тест-Драйв


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC