http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Воспоминания » 10.07.1198 "in hushed whispers"


10.07.1198 "in hushed whispers"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://forumuploads.ru/uploads/0018/28/7e/753/t88173.gif

дата и время:
10.07.1198, ближе к семи часам вечера.

место действия:
багажный отсек корабля, который плывет на Рекн из Кафы.

герои:
аби'мелех & сатья

http://forumuploads.ru/uploads/0018/28/7e/753/t78680.pngзавязка:
все мы бежим от чего, прячемся, и в попытках убежать - находим. именно так и произошло  в этот раз.  почему-то путнику показалось хорошей идеей заговорить к птице. возможно, было легче заговорить с кем-то, кто понимает, но не может ответить, а значит, не может и осудить. разница лишь в  том, что орлица и не обычная орлица вовсе.

тип эпизода:
личный

+4

2

Было невыносимо оставаться на Иш-Калафе – жара вытягивала последние жизненные силы. Лучше бы он грелся у костра где-нибудь в Синегорье, чем пытался найти прохладное место в этом песчаном аду. Как люди только живут здесь, откуда у них устойчивость к таким температурам? И ладно, если бы Мелех нашел на этом острове то, что искал – он не ворчал бы так. Но он приплыл сюда с пустыми руками и уплывал тоже ни с чем! Досада и разочарование липкой шалью обволакивали его мысли. Даже эти люди, которые, казалось бы, много знают о демонах и имели с ними дело, посмотрели на него, как на идиота. По их лицам он понял, что они восприняли его, как очередного нытика.

Он мог бы продать свою лютню, чтобы плыть в более комфортных условиях. Но лишить себя последнего удовольствия в жизни – черта с два! Да и попробуй потом накопи денег на такую же. Качественная работа, изящная роспись, отдалённо напоминающая что-то эльфийское… Нет уж, даже под страхом смерти он никому её не отдаст. И сейчас он теснился среди кучи чьих-то ящиков, сумок и чемоданов, одной рукой обнимая свой увесистый мешок, а другой упираясь в деревянный пол. Окошко под потолком было единственным источником света в этой комнате.

Неподалёку также сидела птица – красивый, величественный орёл. Мелех украдкой на него поглядывал, всё думая, как же можно так выдрессировать птицу, чтобы она даже без клобучка спокойно сидела в столь тесном пространстве? Глядя на то, как лапы орла сжимают сумку, на которой он сидел, Мелех даже подумал, что птица сторожит чьё-то имущество. Чтобы какой-то проходимец, которому не хватило денег на нормальный билет, не ограбил вдруг…

Он тихо хохотнул, прикрыв лицо рукой. Всякие мысли в голову лезли от скуки. Усевшись поудобнее и согнув ноги в коленях, он достал из сумки пару сухарей и отправил их в рот, с аппетитом захрустев. В последнее время его рацион составляли сухари и невнятные отварные овощи: желудок отказывался воспринимать островную кухню, а самостоятельно поймать дичь Мелеху так и не удалось в этих пустынях.  Он скучал по солонине и ароматному элю, по кролику, зажаренному с травами на костре до румяной корочки…

Сухарик за сухариком – мужчина даже не замечал, как постепенно уминал ещё и ещё. Мелех покосился на орла и ему стало неловко: сам ест, а попутчику даже не предлагает… Он пытался убедить себя в том, что это всего лишь птица, она всё равно ничего не понимает, но раз за разом ему становилось всё более совестно, и в конце концов он решительно повернулся к орлу.

- Хочешь? – он протянул ему пару сухарей на раскрытой ладони, но, обратив внимание на мощный клюв, решил поступить немного иначе: осторожно подошёл и положил лакомство на край ящика, возле которого сидела птица.

Повисла неловкая тишина. Мелех отполз обратно к своему мешку и принялся наблюдать. Спустя мгновение он опять заговорил:
- Что, хозяин заставил тебя охранять его имущество? – он печально вздохнул, - Ты такой величественный. Тебе бы парить в небесах, а не сидеть в этой тесной комнатушке ради сохранности чьих-то побрякушек. – расслабленно подложив руки под голову, он продолжил: – Тебя, наверное, с детства выдрессировали, и ты не знал другой жизни. Я понимаю тебя. Трудно оказаться совсем одному перед лицом свободы, когда привык иметь рядом хозяина, который и накормит, и вылечит, и всегда будет знать, чем тебе заняться… - он снова шумно выдохнул. Мысли шли сами по себе, а орёл оказался прекрасным собеседником: молчит, не осуждает, и, вероятнее всего, ничего не понимает.

- Пожалуй, нам никогда не стать нормальными. Дикие орлы не примут тебя, как и простые люди – меня… - он достал из сумки флягу с водой и отпил несколько глотков. – Боги, даже вода отсырела… Гадость-то какая. Ещё чуть-чуть и я сам стану, как тот сухарь. С ума сойти можно. И как ты так спокойно тут сидишь? – Мелех поморщился и облизнул пересохшие губы.

+1

3

Дом, безусловно, лучше из мест в мире. Если он у тебя есть. Можно было бесконечно обманывать себя тем, что никакой печали она не испытывала, что так было намного лучше, нежели под вечным давлением матери. Некоторые вещи нельзя было просто бросить, забыть, будто их никогда и не было, а от того на душе становилось только тяжелее. Перед глазами вечно были знакомые виды, то что ей довелось запомнить еще совсем маленькой, иной раз это заставляло смуглую заливаться слезами где-то в темном углу. Сатья решила для себя, что самое время скрыться от всего этого и уехать куда подальше, но… Поможет ли это скрыться от того, что засело так глубоко в душе и сердце? Вряд ли. Вряд ли она когда-либо в своей жизни сможет смирится со всем этим окончательно, и прекратить винить только себя. Разница лишь в том, что родные виды напоминали об этом чаще, чем зеленые леса и удивительные далекие места, о которых та только и слышала.

Сделать такое решение не было сложно, куда сложнее – тихо проникнуть на нужный корабль с минимальным достатком. Честно, Ло-Антиль бы не стала воровать деньги или чего хуже, но и времени да желания получить билет легально у нее попросту не было. Платить и не пришлось. Ни у кого вопросов не вызовет достаточно крупная птица, которая вдруг оказалась среди «вещей», да еще и без клетки. А на деле, какой богач не захочет перевести себе достаточно уникального питомца? Вот вопросы сразу и отпали. Животное оставили в покое, хотя особо любопытные юнги даже попытались погладить орлицу. Зря.

Ей никогда не нравилось такое отношение к братьям меньшим.  Люди стали забывать, что любое существо заслуживает должного уважения и не служит для чьих-то забав. Особенно это касается достаточно опасных птичек, которые могу оказаться не менее опасными женщинами. Ей пришлось наблюдать многое за свою «звериную» жизнь: человечество постепенно теряло страх перед природой, считать себя намного выше. Но это не было правдой.  Наверное, это была одна из немногих причин появления таких, как она.

Удивительно, но сегодня пришлось ехать даже не одной. Компания изредка нужна абсолютно всем. В любом случае, ей не приходилось шевелится, чтобы внимательно наблюдать за попутчиком. Он отдаленно напоминал ей о самой себе, потому орлица даже немного заинтересовалась. Сатья как-то неловко встрепенулась, когда тот предложил ей немного еды. Кажется, этот человек не был как те юнги, которые лишь из глупого интереса тянули руки к перьям птицы, желая даже взять себе парочку, если удастся. Именно поэтому, орлица наклонила голову к сухарику, и ловко подцепив его, съела. Честно говоря, не самая лучшая еда, но жаловаться ей не приходилось.  Да и как она пожалуется в такой ситуации? Птица продолжила непоколебимо сидеть на месте, сжимая когтистыми лапками сумку. Ей нужно было дождаться чуть более позднего вечера, чтобы суметь превратиться обратно, и выйти на небольшую прогулку. Но сейчас ей было даже интересно, что попутчик сделает дальше. Сатья уставилась на него не по-человечески (иронично), почти не моргая и внимательно слушала, о чем тот говорит. Была бы она сейчас человеком, то улыбнулась бы как-то грустно, но увы. Птица смогла только опустить голову, грустно разглядывая темноту пола. Вправду, ей бы хотелось быть птицей навсегда, и не заботиться о таких мелких проблемах, не хотелось выживать и держать на душе столько всего. Вероятно, будь бы она простым зверьком на попечении кого-то было бы намного проще.

Попутчик еще просидел около часа, и кажется, уснул. Ей хотелось бы верить, что уснул. Птица едва слышно порхнула в другую часть отсека, прихватив с собой длинный кусок ткани. Понадобилось всего несколько секунд, чтобы сменить облик на людской, и накинуть на себя взятую вещицу. Не очень утонченно, но весьма практично. Но такова природа, что после продолжительного пребывания в форме птицы она немного… растерялась, назовем это так. Глаза не так хорошо видели в темноте, ноги не слушались так хорошо, да и общее состояние заставило желать лучшего. Сатья не прошла и нескольких метров достаточно неуверенным шагом, как корабль прилично шатнуло, и смуглая просто-напросто полетела вперед носом. Упала она четко перед своими вещами, и упала достаточно неслабо, - Черт возьми… - тихо прошипела женщина, попытавшись подняться на руках. В ее планах не было неловко хлопаться на пол, чтобы разбудить сидящего рядом попутчика. Вероятно, у него было бы достаточно много вопросов, ведь птица пропала со своего места, а вместо нее появилась вороватого вида женщина, которая еще и безумно шумит, - Почему все так всегда? – ей уже было без разницы, ведь себя она уже точно раскрыла, дальше уже придется импровизировать, потому довелось только поднять глаза на попутчика, виновато поджимая губы из-за столь внезапной тревоги на корабле.

+1

4

Спать хотелось не от усталости, но от скуки. Разговоры с орлом - это, конечно, увлекательно, но даже так особо не разговоришься. Да и самому Мелеху уже начинало казаться, что он вот-вот съедет с катушек. Он вспомнил, как добирался на Иш-Калаф – странно, но в тот раз морской путь не казался таким тяжелым. Возможно, потому что у него была нормальная каюта. Лёжа головой на своей сумке, Мелех в очередной раз поблагодарил богов за то, что у него нет морской болезни. Провести 10 дней, надрываясь от тошноты – вот что самое худшее.

Корабль легко покачивался, а шум моря умиротворял. Мужчина настолько сильно сосредоточился на нём, что и сам не заметил, как уснул. Свет от судовых огней проникал в комнату через маленькое окошко, образуя на полу маленький бледно-желтый пятачок, но этого было недостаточно для того, чтобы помешать ему заснуть. Обычно Мелех спал очень чутко, но путь так разморил его, что сейчас ему только и хотелось проспать до Рекна, не обращая внимания ни на кого и ни на что. Лишь бы время шло быстрее.

Ему снилось, что крылатая гарпия, агрессивно шумя крыльями, атакует его и пытается выцарапать глаза острыми когтями, а он всё пытается от неё отбиться. В конце концов, она толкнула его так, что он громко упал на пол, который вдруг оказался вымощен деревянными досками… Мелех резко проснулся, нащупывая ладонями те самые деревянные доски. Подорвавшись, он отполз к стене, удивлённо хлопая глазами и пытаясь рассмотреть хоть что-то в полумраке комнаты. Когда глаза его привыкли к темноте, он смог увидеть незнакомую женщину, которая виновато на него глазела.

Он не хотел думать о ней плохо, но мысли подобного рода сами лезли в голову. С чего бы кому-то понадобилось ночью пробираться в багажный отсек? Неужели она собирается что-то украсть? В таком случае, ей явно не повезло – чужое имущество он в обиду не даст, даже если никто не скажет за это спасибо. Он бегло обвёл комнату взглядом в поисках орла – птицы нигде не было. Неужто улетела? Тут же он попытался прикинуть, летают ли орлы ночью? Это же не совы, и всё же…

- Ты кто? – спросил Мелех, хмуро сведя брови. – Что происходит? Это ты выпустила орла? – сейчас он не мог понять, слышал ли он шум крыльев наяву, когда воображение услужливо нарисовало в его сне гарпию. Поднимаясь на ноги и опираясь о стену рукой, он постепенно восстановил равновесие - теперь сна не было ни в одном глазу.

А если она сейчас достанет оружие и нападёт на него? Или вдруг она – маг, и заморочит его голову какими-нибудь иллюзиями? Но даже в этих случаях он не возьмёт нож – пусть случится то, чему случиться суждено, но он больше никогда не поднимет свой меч против людей и им подобных. Слишком много крови было пролито.

+1

5

Честно говоря, Сатья едва ли смахивала даже на самого паршивого разбойника. Все в ней напоминало скорее какого-то потерявшегося циркача-гимнаста. Недооценивали ее действительно многие, ведь чего взять с нее? Полметра роста, да тонкое тело, вряд ли нападет здесь и сейчас. Так и было. Насилие никогда не казалось ей чем-то хорошим, и в любом случае женщина предпочла бы сдаться добровольно, нежели махать руками и что-то доказывать.Даже есть попутчик проявит агрессию – всегда можно обратится в орлицу и постараться улететь хотя бы дальше. Только не хотелось. Смуглая скучала за «людским» общением, ее убивала невозможность обронить и слова, лишь только пытаться донести некие эмоции как-то по-другому. Животное тело не способно на многое, к сожалению. Да и люди не желали понимать...животное?
 
Она забыла это чувство. Ноги абсолютно не слушались, будто бы все тело затекло от пребывания в одном положении. Темные волосы спадали на лопатки и лицо, что тоже о немного дезориентировало, да и мешало обзору совсем немного.  Нет, этого нельзя было объяснить никак иначе, на самом деле. Сатья заметно запаниковала, от невозможности встать. Ситуация стала еще хуже, когда попутчик окончательно проснулся, и теперь не выглядит таким безобидным. Ло-Антиль от растерянности уставилась в пол на какую-то минуту или две, чтобы осмыслить, чтобы сейчас делать и как себя вести. Тревога не пропадала, потому случилось следующее – ее руки, примерно до плеч, покрылись довольно густым оперением. Это было нормальным явлением для нее организма, можно так сказать, потому та даже не обратила внимание, но и убрать этого возможности не имела. Смуглая зацепилась рукой (пока что) за какой-то ящик, чтобы оперется на него и все-таки встать. Но даже руки необычайно обмякли. Перьев не становилось меньше, даже наоборот, и выглядело это более чем странно, покуда не знаешь природы альранов. Сатья вновь подняла глаза на мужчину, тяжко вздыхая, и все-таки собравшись с силами, смогла выдать что-то более или менее адекватное, - Я здесь не для того, чтобы навредить тебе. Или вообще кому-то. – после этих слов все попытки встать закончились, и женщина просто осталась сидеть на полу, опустив руки вниз, чтобы те не привлекали так много внимания, - Не беспокойся насчет орла… Точнее, орлицы. Я и есть она. – Ло-Антиль тяжело вздохнула, тревога никак не могла ее покинуть, потому состояние даже немного ухудшалось: глаза вновь сменились на «птичьи», с хищным, желтым оттенком, - Если бы я хотела тебя убить или что-то еще, то сделала бы это давным-давно, и была бы аккуратнее, так что не бойся меня. Пожалуйста. – удивительно спокойно звучал голос Ло-Антиль, и глухо отбивался от деревянных стен комнаты. Женщина старалась звучать максимально рационально и спокойно, не выражая ни агрессии, ни чего-то другого. Изредка забываешь, как сложно понимать людей, как сложно расположить их к себе, когда все вокруг идет коту под хвост.

Сидеть, конечно же, было просто здорово и прекрасно, а еще очень удобно, но как-то достаточно неловко. Еще одна попытка встать, с опорой все на тот же ящик, - Наверное, ты знаешь, что в мире есть альраны, - Сатья как-то грустно усмехнулась, вглядываясь в темноту, чтобы рассмотреть собеседника, - мне повезло быть птицей. Только вот сидя долго в таком теле, достаточно тяжело потом свыкнуться с наличием двух ног и рук. – ей правда сейчас нужно было, чтобы ей поверили, ведь искреннее она ничего в жизни не говорила, а встать самостоятельно было целым приключением. Сатье показалось, что если мужчина все-таки поверит ей, то можно будет попросить о небольшой помощи.  С этими разговорами напряжение немного спадало, - если не веришь, то вот… - уже более смело заявила женщина, приподнимая тонкие руки, которые были уже полностью покрыты перьями точно такого же окраса, как перья орлицы. Возможно, это убедило бы его хотя бы на какую-то долю, чего уже было достаточно для нее. В некоторые вещи, и вправду, было сложно поверить, как ни крути. Ей хотелось верить, что все кончится хорошо для нее, и сейчас ее не примут за воришку или убийцу и участятся договорится, и даже завести попутчика на последующие дней десять, - Можешь помочь, пожалуйста? – все надежды были на то, что ее доводы оказались достаточно убедительными. Сатья как-то непонятно опустила вниз брови, явно показывая, что ей несколько некомфортно сидеть так. Если же нет, то альранка продолжит сидеть на полу, пока легкое онемение не пройдет. В любом случае, женщина в каждую секунду была готова обратиться в птицу, - Меня зовут Сатья, кстати. – даже посреди войны Ло-Антиль нашла бы когда глупо улыбнуться и назвать свое имя. Умирать – так с пеней.

+1

6

Теперь он смотрел на неё с недоумением, улавливая в темноте очертания лица и появляющихся перьев. Альраны… конечно, он о таких слышал. И даже напрямую пересекался как-то с альраном-тигром, правда встреча та была не очень приятная. Мелех вдруг смутился, понимая, что чуть не выложил незнакомой женщине всю свою жизнь – благо в темноте не было видно, как у него запылали уши. Ещё и подумал, что она просто животное, которое всё равно ничего не поймёт. Ему вдруг стало стыдно, но виду он не подал.

Он смотрел, как она пытается подняться, и поначалу не решался подойти – в голове были всё те же ассоциации с безумным тигром, который потом оказался столь же безумным голым мужиком. Мелех что-то слышал о том, что альраны могут остаться животными навсегда, если начнут слишком углубляться в свою животную ипостась, но не знал, байки это или нет. Вдруг у неё сейчас клюв вырастет, и она его клюнет?

- Верю, - произнёс Мелех, кивая головой. – Так тебе на билет не хватило, и ты решила так на корабль сесть? – он дружелюбно улыбнулся, а затем почему-то представил себя на её месте. Просидеть столько времени в облике птицы, а потом попасться на попытке хоть немного побыть человеком. Человеком ведь всяко лучше, чем птицей. Не задумываясь больше, Мелех подал Сатье руку и легко помог встать, а затем удобно усадил на один из ящиков, и сам сел неподалёку. Теперь она не казалась ему странной.

- Меня зовут Аби’Мелех, но можно просто Мелех. Рад знакомству, Сатья, пусть и такому необычному. И прости, что… принял тебя за ничего не понимающее животное сегодня. – он почесал затылок и добавил: - Было не с кем поговорить, а здесь ужасно скучно.

Корабль снова сильно качнуло, и мужчина рефлекторно схватил Сатью за локоть, чтобы не упала с ящика. А затем столь же быстро одёрнул руку.
- Прости. Реакция. – губы растянулись в виноватой улыбке. – Ближайший десяток дней мы, выходит, будем вдвоём делить этот склад чужих вещичек. Я совсем не против компании – так даже веселее. – он пытался рассмотреть женщину детальнее, чтобы понять, похожа она на уроженку Иш-Калафа или нет, но в полумраке трудно было понять цвет её кожи. – Ты хотела выйти на палубу и воздухом подышать? Я могу помочь, если тяжело. Сейчас там прохладнее, чем днём, так что это даже лучше.

Когда-то он пообещал себе, что будет помогать всем, кому нужна помощь. Даже так он не был уверен, что сможет хоть когда-то искупить свои грехи. Но муки совести отступали, когда Мелех бескорыстно оказывал кому-нибудь поддержку, хотя он и понимал, что забрал у этого мира слишком много жизней – этот долг никогда не вернуть. Его взгляд на миг помрачнел, но затем он быстро отогнал эту мысль, всё всматриваясь в перья на руках Сатьи. Удивительная магия у этих альранов!

+1

7

Все-таки можно было назвать женщина некой оптимисткой. Хотя, это скорее было чистой удачей, что многие странные дела заканчивались для нее более чем позитивно. По ее мнению, даже в самых паршивых людям было хоть немного доброты, а вот добраться до нее уже совсем иное дело.  Когда же альранка наконец устроилась на ящике, свесив ноги вниз, по-детски болтая ними. Кажется, весь страх и паника отошел на второй план, что не могло не радовать.

- Да, увы, денег у меня не так много было. – кивнула она, отвечая на столь простой вопрос, - Я не думала, что кто-то еще будет путешествовать таким образом. Тут, кажется, не особо следят за порядком. – женщина тихо хихикнула. Да, и вправду, будь бы на корабле строгий порядок и стража на каждом шагу, то ни его, ни ее бы здесь не было. Может, оно к лучшему? Вряд ли кому-то вздумается проверять хоть кого-то на наличие билета, а значит, можно тихонько пробираться на палубу по ночам. Ло-Антиль всегда мечтала увидеть море, как бы странно это не звучало. Пускай ее дом не находился так далеко от заветного места, но видеть его с корабля – дело абсолютно иное, нежели глупо пялится в воду с берега. Сложно было объяснить разницу, но ощущения явно были другими. Это все были лишь издержки детских историй: мать ни раз упоминала, что отец Сатьи был моряком, и уплыл далеко-надолго, никогда не вернется. Ей всегда хотелось знать, достойно ли это далеко-долго того? Можно ли бросить все ради приключений?

- Взаимно. – за кроткой фразой снова последовал этот глуховатый смешок, - Все в порядке, на самом деле. Я думаю, что в такой ситуации я не вела бы себя по-другому. Да и к тому же, животные во многом лучше людей. – смуглая внимательно наблюдала за своими руками все это время. Ей хотелось, чтобы эти перья пропали как можно скорее, чтобы лишний раз не привлекать внимания.
- Знаешь, ты лучше, чем те же юнги, которые пытались лишний раз потрогать меня или даже выдернуть пару-тройку перьев. И на том спасибо. Да и не бойся, я никому от этом не расскажу. – возможно, в темноте это и не было заметно, но Сатья быстро повернула голову на Мелеха и добродушно улыбнулась. Ей на минуту показалось, что этот человек – самый необычный из тех, кого она встречала. Хотя он и делала столь обычные вещи, это воспринималось ней как что-то вовсе уникальное. Таких добрых людей мало где найдешь. И если бы она была недоверчивой, то обязательно бы напряглась от одной мысли, что все это не просто так. Но ей хотелось искреннее верить, что все это бескорыстно и просто.

Альранка все не могла привыкнуть, что корабль настолько нестабильный, потому даже немного расслабилась. И зря. Сильный толчок мог бы спокойно сбросить Ло-Антиль с ее места, если бы не попутчик, который достаточно ловко «словил» ее.
- Ничего страшного. Спасибо. – улыбаться та стала только сильнее, - Выходит, так. Нет, это даже чудесно, - голос смуглой стал чуть более нервным, - Фух, быть человеком сложно, знаешь. Иной раз не совсем понятны некоторые вещи. – Сатья вновь уставилась на него, чуть прищурив глаза. Она прекрасно знала, что любой нормальный человек каждый раз бы бросал взгляд на ее руки, покрытые перьями, она даже не злилась. Такие вещи непременно привлекают внимание, что несколько смущает ее. Руки вскоре перестали напоминать что-то среднее между крыльями и лапами, а значит можно было уже делать столь важные дела. Первым делом – ей понадобилось собрать темные локоны в привычный для нее пучок, чтобы те не мешались. Пальцы тоже едва ли слушались ее, но разобраться с этим было лишь дело пары минут. Уверенности становилось больше, ведь с каждой минутой она «чувствовала» свое тело лучше. Каждую минуту приходилось делать разные странные вещи: альранка то разгибала руки, то хрустела пальцами, то болтала ногами.

- Да, я бы хотела выйти. – на всю комнатку раздался хруст тонких пальцев, которые только недавно «вернулись», - Правда, я не хотела бы утруждать тебя или кого-то еще своими проблемами. Мне немного неловко. Вдруг из-за меня могут быть какие-то проблемы? Я бы не хотела, чтобы из-за моей пернатой головы выкинули столь хорошего человека.– Сатья поправила полотно, накинутое поверх тела, и тихо добавила: - Хотя, море, наверное, безумно красивое ночью.

  Ло-Антиль даже несколько смутилась от предложения помочь. Неловкость всегда имела место быть, особенно, если ты отвыкаешь от простой людской доброты. Она все так же смотрела на своего попутчика, не переставая удивляться тому, что столь добрые и простые люди остались. Был бы на его месте кто другой, вероятно, «сдал» бы орлицу уже давным-давно.  Сатья каждый раз ловила себя на мысли, что этот человек безумно удивляет ее.  Не хотелось отвергаться искренние попытки помочь, но и не хотелось быть обузой.

+1

8

Порядок существовал только на королевских кораблях, как думал Мелех. Здесь же всё держалось на честном слове. Идея продать место в багажном отсеке могла прийти только тому, кому абсолютно всё равно на имущество и благополучие остальных пассажиров. Ленивая охрана, которой и так было немного, только подтверждала совершенно безалаберное отношение. Ну, пока не произошло ничего плохого, а значит, и переживать незачем. А ведь он мог бы оказаться вором и легко поживиться чем-нибудь из чужих сундуков и ящиков…

- Отсутствие порядка играет нам на руку. По крайней мере, если бы меня сюда не пустили, пришлось бы еще долго скитаться по жарище, - хмыкнув, он встал с насиженного места и потянулся. Может, так даже лучше – бодрствовать ночью, когда прохладнее, и спать днём, когда жарко.

- Да ну. Даже у животных должно быть личное пространство. – в голосе звучало осуждение. Когда у зверей выдёргивали перья в качестве трофеев, отрубали рога, срезали еще какие-то симпатичные части, нанося таким образом непоправимый вред природе, Мелеху хотелось повыдёргивать таким людям волосы или ногти – для сравнения, в воспитательных целях. Одно дело, когда ты подбираешь то, что зверь бросил сам. Другое дело, когда нагло отнимаешь живьём. Он долгое время жил в лесу отшельником и не раз видел таких «охотников за трофеями»…

- Что сложнее – быть человеком или зверем? – он подпёр голову рукой, локтем опираясь о колено, наблюдая за тем, как Сатья разминает конечности. Интересно, ей так каждый раз приходится? Ему, как человеку, знакомому с магией плохо, казалось раньше, что обладать каким-нибудь волшебством очень просто. И перекинуться в зверя и обратно просто, и наколдовать огненный шар просто. Это же магия, разве не создали её боги для того, чтобы упростить жизнь своим любимчикам?

- Глупости какие, - он махнул рукой, когда Сатья выразила неловкость. – Никому не будет до нас дела. Сейчас ночь, да там даже караульные небось десятый сон видят… Если они вообще тут есть. Пойдём, проветримся.

Мелех подал ей руку, чтобы она могла на него опереться, если вдруг снова потеряет равновесие. Дверь скрипнула, а ему пришлось чуть пригнуться, чтобы не удариться макушкой о косяк – что поделать, проектируя багажный отсек, строители не задумывались о том, что в него будут слишком часто заходить высокие люди. Прошло совсем немного времени, но он уже испытывал симпатию к Сатье. Она не выделывалась, не пыталась злобно подшучивать, да и в целом, разговаривала очень осторожно, будто бы боялась лишний раз показаться навязчивой. С такими людьми общаться гораздо проще, потому что оба наравне, и никто не ставит себя выше другого.

- Расскажешь о себе? Откуда ты родом… и была ли раньше в Рекне? – произнёс он, когда они уже подошли к краю палубы. Мелех задрал голову вверх – ночь была ясная, мириады звёзд складывались в запутанные созвездия, но ярче всех сиял царственный месяц. Несмотря на это, было достаточно ветрено, и волны с шумом разбивались о корабль, который то и дело раскачивало туда-сюда.

Он вдруг понял, что всё ещё держит Сатью за руку, и снова почувствовал, как уши становятся пунцовыми. Отпустив её, он опёрся руками о край палубы, подставляя локти приятному прохладному ветерку.

+1

9

Наверное, это было самым странным ее приключением. В хорошем смысле, конечно же. Одиночные скитания по пустыням и оазисам вряд ли запоминались так сильно, как что-то из ряда вон выходящее. Все вокруг вдруг стало ее так захватывать, что в голове альранки появилась мысль, которую она озвучит чуть позже, когда все уже станет более спокойным и ясным. И именно эта мысль поменяет ее жизнь в лучшую сторону. Визуально же она только смогла помотать головой, чтобы наверняка отвлечься от внезапных идей. Сейчас это не имело никакой разницы.

- Если что-то случится по моей вине, я не улечу, - Сатья кивнула в подтверждение своим словам, - во всем можно обвинить меня, я уж найду способ ответить. – И все же, выйти нужно было. Дышать в, пускай, на удивление большом отсеке было вовсе нечем, а климат родной страны не делал жизнь проще. Везде был этот чертов песок и пыль от него, а жарища не давала даже вдохнуть. Признаться, Ло-Антиль сначала подумала, что стоит сменить одежду на повседневную, но передумала.  Все еще сидя на месте, смуглая схватила края ткани и перевязала ней талию, чтобы все это не спало в самый неудобный момент. Не сказать, что конструкция была из самых стильных, но выбора особо не было.

Так увлеклась она завязыванием узла, что заинтересовано подняла глаза только на вопрос о том, кем быть «лучше». Сатья вовсе неслышимо рассмеялась, убирая темные пряди с лица, внимательно вглядываясь в своего собеседника, - Знаешь, я бы сказала, что быть человеком намного сложнее. Человечество придумало так много правил и ограничений, во всем мы ищем какой-то подвох, во всем осторожничаем. Буквально минуту назад мы боялись доверять друг другу. В этом все люди. Мы убегаем от себя, потому что боимся, - тут Сатья чуть запнулась, добавив после: - мой разум не позволяет мне стать и птицей навсегда. Я потеряю то, что мне досталось с таким трудом – мой разум. Сложности есть во всем, но и мое нынешнее положение меня устраивает. – Правда, ей нравилось быть чем-то средним, окромя всех неприятных побочек с перьями в самых неприятных местах и затекающих конечностях, она даже боялась. Что однажды проснется обычной птицей и больше никогда не увидит своего тела, не слышит своего голоса и не выразит своих мыслей так четко, как сейчас.

На этот раз Мелех звучал намного убедительнее. Или ей просто захотелось доверять его словам сейчас? На этот вопрос и сама Сатья вряд ли ответит. Потому отбросив все сомнения, женщина наконец более уверенно встала на ноги, принимая столь нужную помощь, - Спасибо, снова. – Сатья позволила себе едва слышный смешок, когда мужчина столкнулся с проблемой двери. Правда, она была несколько удивлена, скорее, ведь редко ей приходилось видеть ну действительно высоких людей. Особенно с ее перспективы. Может, в комнате было настолько темно, что толком-то женщина понять не смогла?
Шаги давались пусть и очень туго, но вскоре в ноги вернулась былая прыть, и Ло-Антиль могла ходить более расслабленно и уверенно, только придерживая своего товарища за руку. Даже если это не было обязательно сейчас, смуглая не имела желания отпускать. Море было прекрасным. Как только ноги позволили, Сатья чуть приподнялась на носках, чтобы видеть чуть дальше. Волны едва ли били о крепкие борта корабля, а вода бурно шумела. Воздух здесь был не таким, каким он был дома: свободный, пропитанный солью и такой… холодный? Возможно, это всего лишь казалось ей.

- О себе… - повторила альранка, прикладывая палец к лицу, в задумчивом жесте, - Ну, имя ты мое знаешь. И что я альран знаешь. Ох! Я родом из Иш-Калафа, хотя, это очевидно, наверное, - последнее она немного пробурчала, журив себя своей же глупости, - Меня выгнали из дома, и я ищу новый, наверное? Вряд ли прям физический дом, нежели какое-то место! Ну а пока, просто путешествую. Родные земли напоминают мне о многих достаточно неприятных вещах, потому я стараюсь вырваться и убежать за море. Так сделал мой отец. Возможно, я ничем не лучше от подлеца, который все бросит, но у меня нет выхода. – голос ее звучал достаточно спокойно. Скорее всего, от того, что Сатья уже смирилась со всеми этими мыслями, что душили ее годами, приняла то, кем она стала и просто постаралась смотреть вперед. Не хотелось иной раз себя жалеть, не хотелось ничего этого. Жизнь не была кончена для нее, а лишь отрывала новые возможности там, далеко. – Никогда не была там. Что насчет тебя? – все это время Ло-Антиль не сводила свой заинтересованный взгляд с собеседника, и вряд ли стала бы. Достаточно интересная мимика, достаточно интересная внешность, и так же интересно было бы услышать, что тот скажет.

Сатья, возможно, даже бы не заметила такого простого жеста. Ей было даже немного уютнее от того, что он держал ее за руку, но не смутиться она не могла. На смуглом лице едва ли заметен румянец, но все же. Вскоре, альранка облокотится на палубу, опустив лицо на минуту-вторую за борт, рассмотрев где-то внизу темно-синюю воду. Убегать стоит того. Отец был прав.

+1

10

Если бы что-то случилось, он бы ни в коем случае не пытался обелиться за её счёт. Вместе влипли – вместе и отвечать, разве не так это делается? С корабля бы точно не вышвырнули – ну не верил Мелех, что за попытку подышать свежим воздухом могут выбросить за борт. Максимум – замечание сделают за шум, но они и шуметь-то не собираются. Разговор всё равно тонет в море, и всё, что слышат остальные пассажиры – это звук волн, бьющихся о судно.

Он вдруг задумался над словами Сатьи, а ведь она была полностью права. Звери не скрывают намерений, не лгут, не водят никого за нос… Не манипулируют и не притворяются. Они прямолинейны, как чёртов удар кувалды. Глядя на кошку, ты видишь, хочет ли она расцарапать тебе лицо, или же наоборот - потереться о ноги. С человеком же всё гораздо хуже. Он может быть сколько угодно добрым, а ночью без зазрения совести воткнуть в спину кинжал. Люди и все, кто на них похожи – будь то эльфы, демоны, да кто угодно – чертовски сложные. Об этом можно было говорить долго, можно было утонуть в пучине разочарования и прочего пессимизма, чего в такую чудесную ночь делать совершенно не хотелось. Мелех на мгновение прикрыл глаза и провёл ладонью по лицу, отводя назад непослушные волосы.

- Я вырос неподалёку от Рекна, а в самом порту прожил несколько лет. В юношестве я много путешествовал по материку, и вот совсем недавно решился посмотреть Иш-Калаф, - он издал смешок: - Всё такое другое, и этим привлекательно. Но чертовски жарко, ума не приложу, как местные так спокойно выносят эту погоду.

Он не хотел говорить ей о своём недуге и о том, что ищет исцеление. Она ведь наверняка испугается, того и гляди, улетит даже раньше, чем причалит корабль. И будет права. На её месте он бы тоже бежал подальше от психа, звереющего, когда кого-нибудь поранит. Даже маленькой царапины, случайно сделанной ножом, было бы достаточно для того, чтобы он ринулся резать всех направо и налево. Вот за такое его точно с корабля вышвырнут. В этот момент Мелех отвёл взгляд и сжал губы, чувствуя, что поступает с Сатьей очень плохо. Он должен предупредить её о том, что он опасен и лучше с ним не связываться. У него нет оружия, но что, если на судно нападут пираты? Ему сунут в руку саблю и скажут отбиваться… И тогда…

«Она ведь… сможет улететь. Она точно спасётся.»

Он снова отогнал плохие мысли. Он хотел искупить свою вину, а для того, чтобы это сделать, необходимо было выживать.

- Ты правильно делаешь. Не стоит мириться с тем, что неприятно, пока у тебя есть возможность начать всё с чистого листа. Тебе понравится на материке, - он улыбнулся. – Там много интересного. Разные народы, культуры. И каждый по-своему особенный. Правда, там нет такой жары, как на острове, но тоже вполне комфортно. – Мелех пожал плечами. – И занятий много – каждый найдёт себе по душе. Я уверен, что не видел еще и половины всего, что скрывает материк. Его хватило бы на целую жизнь.

Он замолчал, чувствуя, как вода словно вводит в транс. Не зря говорят, что успокаиваешься, когда на море смотришь.
- Почему тебя выгнали из дома? – вдруг спросил Мелех, а затем осознал степень нескромности вопроса и тут же исправился: - …если не секрет.
Сатья не была похожа на человека, которого могли бы выгнать из дома за плохой поступок. Она выглядела дружелюбной и честной.

+1

11

Опираться о борт было весьма сомнительной идеей – вскоре тупо глядеть на волны вовсе надоело. Возможно, их однообразие чуть пугало, казалось, что никуда этот корабль и не движется. Только казалось, к радости. Многие вещи остались там, а Сатья же стремительно отдалялась от них, как в буквальном, так и в переносном смысле. Родные берега уже попросту не было видно, но ничего, кроме облегчения это не вызывало. Ло-Антиль только и могла облегченно вздохнуть, и наконец отпустить все то, что держало ее не один год.

Значит, домой едешь? – запросто сделала вывод женщина, наконец подняв взгляд от созерцания однообразных волн, - Жарко? Я бы не сказала, —задумчиво произнесла она, осмотрев свои руки. Нет, все-таки достаточно просто было понять, что Сатья родилась в жарких краях, смуглая кожа предательски выдавала ее.  Даже в темноте можно было проследить, что она несколько темнее тех, кто просто приезжал в жаркие края на пару недель, и попросту сгорал под палящим солнцем. Такой климат уже был привычен ей, Сатья даже боялась, что замерзнет на материке, что вполне себе реальный сценарий.  Скорее всего, это станет самой маленькой из проблем, которая ожидает ее по прибытию на материк.

Альранка подняла глаза в небо, задумчиво спросив, - А как оно, путешествовать? – буквально через минуту-другую смуглая чуть закашлялась, и добавила: - Я не так давно скитаюсь, да и не была так далеко от дома. Наверное, там все совсем по-другому… - ей казалось, что за морем был абсолютно другой мир. Люди, которые иной раз заезжали в родную Кафу с материка были людьми странными, не такими, к каким она привыкла. И казалось, что все они такие там, далеко. Ей никогда не будет до конца понятен нрав некоторых существ, как и их традиции. Тем не менее, она вряд ли перестанет относится достаточно уважительно ко всем. Будут ли так же уважать ее?

- Я надеюсь, правда. – Сатья слегка улыбнулась. Эти слова недюжинно ее обнадеживали и даже поддерживали. Может, и вправду, удастся наконец найти «свое» место? Даже если они не будет столько стабильным, как родной дом, но все же, - Спасибо.
Стало легче дышать лишь от одного ощущения, что не все так плохо и у нее есть полноценный шанс. Не всегда же в жизни быть только негативы и плохим вещам. Честно говоря, она не мечтала о чем-то масштабном и великом, лишь о мелких вещах, вроде базового уважения и любимого дела. В этом она отличалась от своей матери, которая никогда не решилась на приключения. Отчасти, в этом была ее проблема – попросту непринятия всегда чужеродного, того, что казалось ей неестественным. И было не важно, что это: родна дочь или же какой-то новый дикий сорняк в саду, доселе Анджи не виданный.

- Длинная история, но смешить нам, видимо, некуда спешить. – Сатья оттолкнулась руками о борт, и теперь оперлась о него спиной, чтобы внимательно взглянуть на мужчину, все так же добродушно улыбаясь, - так вышло, что мой отец был таким же альраном как я. Ему не хотелось оставаться на одном месте, и как только моя мать попыталась удержать его, тот… - здесь Ло-Антиль перервалась и сделал рукой характерное движение полета птицы, - просто упорхал за море. Мать все-таки надеялась, что я не буду как отец, ну, альраном. К сожалению, такого не вышло и однажды я сильно напугала ее своими птичьими выходками. – Сатья не было обидно вспоминать об этом, даже наоборот, она хотела преподнести это как можно более иронично, уверяя себя, что это уже давно в прошлом и больше похоже на плохую шутку, - помню, как впервые полетела тогда. Ощущение не самое обычно, честно говоря. Но… Именно тогда она сказала мне уходить, как только я стану достаточно взрослой для самостоятельной жизни. Я и ушла. – под конец истории женщина пожала плечами. Она ни на секунду не сводила глаз с Мелеха. Возможно, это был какой-то очень грубый жест, будто бы она пялится, но Сатье так не казалось, - Сейчас это напоминает больше какую-то шутку, нежели грустную историю. Или я смирилась с тем фактом, что меня просто выкинули.
Возможно, только сейчас ей стало немного обидно от своих же слов, и она немного поморщится, якобы от ветра, обиженно поджимая губы. Назад ей всяко не вернутся, да и не хочется уже.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Воспоминания » 10.07.1198 "in hushed whispers"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC