http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Иные миры » An assortment of dreams. [Warframe]


An assortment of dreams. [Warframe]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Все начиналось довольно просто. Проснуться, слушать ее советы, взять оружие. Нажать на спусковой крючок, перехватить рукоять, согнуть руку в локте, ударить. Ударить еще раз. Простые команды, простые схемы, ничего сложного. Ты живешь и выполняешь ее приказы, потому что она единственная, кто тебе помогает. Все остальные хотят тебе зла и ты отвечаешь им таким же злом. Все, кроме нее.
Но ты двигаешься дальше. Ты видишь таких же, как ты, тех же, у кого есть только мама. Учишься понимать их мысли, учишься различать что правильно, а что нет. Учишься следовать ее словам, но уже по-своему. Ты не должна быть марионеткой, ты становишься кем-то большим. Чем-то большим. Подмечаешь страх, замечаешь изменения в мире, руководствуешься своим видением ситуации. Создаешь связи, теперь прочные и явные, не одностороннии "хозяин-марионетка". Товарищество.
Шаг за шагом ты строишь себя, по кусочкам, начиная с бездумной куклы. И она не против. Кажется, не против, хотя все еще наставляет тебя, подсказывает, что делать. Кажется, ты на правильном пути.
А потом сон заканчивается.

Wake up, tenno!

+2

2

Кажется, это была попытка воспринять ужасы войны не как что-то страшное, а как что-то… Другое. Довольно слабая попытка, честно говоря, но в отличии от своих братьев и сестер она уже давно перестала использовать пули и кулаки как единственный вариант решения проблем. Решений было много, их было много с самого начала, и сад скульптур, в который превратился отсек, где сейчас стояла единственная фигура, что еще сохраняла возможность двигаться, только подтверждал это. Действительно. Она могла не стрелять ,с самого начала. Просто остановить. Просто, очень просто, надо было только додуматься до этого.
Существо, отдаленно напоминающее человека в широкополой шляпе, повернуло голову в сторону ближайшей “статуи”, стоявшей возли терминала, на котором бежали цифры, и легонько попыталась ткнуть солдатика в нос. Точнее, в то место, где должен был быть его нос, потому как маска скрывала голову клона полностью. Пальцы, закованные в перчатку, прошли сквозь казалось бы твердый металл, после чего варфрейм снова скрестил руки на груди и принялся ждать, пока Лотос закончит с очередной попыткой взломать терминал. Два уже были готовы, этот был последний, и за всю эту миссию она ни разу не сделала выстрела. Даже не снесла никому голову. Феноменально, но ведь это действительно была простая мысль – вместо того чтобы тратить силы и время на зачистку каждой комнатки и коридора, она могла бы давным давно воспользоваться способностями своего фрейма, и просто закинуть всех, кто хотел превратить ее в решето в разлом.
А затем остановить в нем время.
Действительно, почему бы и нет? В ответ на эту мысль, пронесшуюся в голове, лимбо лишь пожал плечами. Хотя, нет, не “лимбо”. “Лимбо”. С большой буквы. Потому что этот был ее. Почему именно “ее”? Потому что, казалось, именно такое обозначения для себя считалось самым верным. Не то чтобы половые признаки как-то были заметны от одного костюма к другому, но, учитывая имя, выбранное уже довольно таки давно, Софи могла сказать, что по крайней мере сейчас она это “она”. Чего нельзя было сказать про сам фрейм, но это, опять же, были уже детали.
- Все еще работаю над этим. Займет еще время. - раздался знакомый женский голос, тут же заставивший фигуру в белом чуть приподнять голову и будто ответить куда-то вверх, в сторону потолка:
- Ничего, мам, я не тороплюсь. - она даже не была уверена, что ее слышат, но все равно отвечала. Привычка, кажется. Другие тенно общались, часто даже слишком много и о слишком большом количестве вещей. Лотос же обычно ограничивалась довольно редкими фразами, часто заставляя думать, что она сильно занята и, в целом, Софи было уютно от этой мысли. Значит, для нее она находила достаточно времени, чтобы побеспокоиться и дать дельный совет. Или просто напомнить о том, что, да, об этой тенно не забыли.
Тем временем солдаты гринир продолжали стоять на местах. Да, это были те самые клоны, что пытались подстрелить вторгнувшегося на корабль тенно, сейчас застывшие мде-то в кармане между реальностью и бездной, и тот, что стоял ближе всего, до сих пор держал в руках гракату, наставленную прямо на Лимбо. И не двигался. Кажется, Лимбо вздохнул. Да, действительно, она не торопилась, но все же стоять просто так и ждать, когда консоль закончит все свои приготовление и можно будет свалить обратно на корабль было скучно.
Недостаточно скучно, чтобы начать стрелять направо и налево, но достаточно, чтобы еле заметный вихрь вокруг отсека начал вызывать головокружение, из-за чего в следующую секунду голова с шлемом, отдаленно напоминающим шляпу, чуть опустилась вниз, показывая тенно пол. Еще немного. Еще чуть-чуть.
Затем, провал.
Первые ощущения – удар тока, по всему телу. Фигура в белом плаще дергается, резко выпрямляется. Софи чувствует боль. Не мучительную, а, скорее, непривычную. Ту, которая говорит, что что-то не так. Взгляд мутнеет, затем покрывается помехами – белым шумом, из-за которого терминал перед глазами исчезает на мгновение, затем снова появляется, после чего по варфрейму проходит еще один разряд. Она чувствует боль в коленях – Лимбо упал на пол. Спина согнута. Голову уронил на грудь. Руки, будто лапша, без сил дотрагиваются до пола. Взгляд меркнет окончательно и все, что видит Софи, это темноту.
Темнота, в которой виднеется тоненькая линия из света, слишком заметная на фоне остальной черноты. Тоненькая линия, от которой хочется закрыть глаза. И она закрывает. Теперь темно. Темно и не ясно, что происходит.
Клоны, стоящие вокруг, резко дергаются. Кто-то падает. Кто-то продолжает делать то, что делал до остановки времени. Один из них, тот, кто был ближе всего к цели, нажимает на крючок и несколько пуль ударяются в стену, что стояла за варфреймом, который теперь сидел на полу, будто марионетка, у которой оборвали нити. Клон быстро среагировал. Опустил ствол ружья на сидящую фигуру. Но прежде чем снова стрелять, сделал шаг вперед и аккуратно толкнул стволом гракаты тело. Безжизненное, оно дернулось от толчка, а спустя полсекунды и вовсе свалилось на пол.
Софи еще раз попыталась открыть глаза. Ниточка стала чуть длиннее. А затем раздался грохот. И она начала падать. Потому что прямо сейчас капсула с ее телом, расположенная где-то на Луа, рухнула вниз. Снова темнота. На этот раз болезненная. И совершенно непроглядная.
[icon]http://sd.uploads.ru/M31ap.jpg[/icon][nick]Sophie[/nick][status]LIMBO FOR THE WIN[/status]

+1

3

Быстрее. Выше. Сильнее.

Не оставлять никого в живых. Ликвидировать всё, что представляет хотя бы минимальную угрозу.
Первый. Второй. Третий… Один за другим люди в скафандрах падают на белый снег. Где-то – целые тела, а где-то – по частям. Руки, ноги, головы, торс… серебристое лезвие никаны справлялось со своей работой на диво хорошо. Мгновение спустя снег под её ногами окрашивается в алые цвета. Точно также, как и она сама.

Со стороны, наверное, выходило жуткое зрелище. Чёрно-красная фигура, с которой свисают какие-то рваные тряпки (бывшие некогда, подобием кожи), залитая кровью убитых ею солдат. На какое-то время, на ледяном утёсе, погружённом во мрак холодной, венерианской ночи, воцаряется молчание.

“Ты сломила их сопротивление и обратила в бегство. Ещё одна успешная миссия. Возвращайся в точку эвакуации.”

Вложить клинок в ножны. Закрепить на поясе. Прошагать по трупам к точке, куда направился десантный корабль. Конец очередного дня. Очередная битва в непрекращающейся войне. Те же поля боя… Только враги другие.

Делай всё, что необходимо для выживания и прислушивайся к командиру. И всё тут…

***

…до тех пор, пока что-то не случилось.

Внезапно и совершенно неожиданно.

Для Карин это ощущение было подобно вонзающимся в тело сотням, тысячам длинных игл. Больно, неприятно, а затем – холодно… внутри. Словно вырвали… как они это называли… душу? Наверное. Во всяком случае, подобное сравнение очень даже подходило.

Она была… где-то. Где-то в холодном, тёмном месте, где единственным источником освещения была лишь тонкая полоска света впереди, перед глазами. Которая неприятно слепила.

Она попыталась двигаться. Как обычно это делала. В “своём” теле. Сильно. Резко.

Но рука с трудом шевельнулась. Более того – она отозвалась расцветающим ощущением ползучих, болезненных мурашек. Как если бы кто-то попытался запустить много веков назад заржавевший механизм. После чего раздался тихий, недовольный хрип. Отразившийся от стенок её темницы. Затем вздох. Очень странный. Очень… живой.

Её вздох.

Раздаётся ещё один звук – на этот раз снаружи. Вроде бы. Скрип, скрежет. Чьи-то голоса. Полоска света перед ней вздрагивает…

А потом весь мир утопает в ослепительно-белом свете и в этой завесе Карин слышит, как восклицает другой голос, тот, что снаружи:

«Эрис! Смотри – тут ещё одна!..»

***

С тех пор прошло уже несколько дней. Ближе к неделе.

Она вновь была здесь. Но теперь она не была беспомощной пленницей. Скорее наоборот.

- Ты уверена, что это здесь? – раздался обеспокоенный голос Летис.

- Угу. – коротко ответила Карин. Как и в прошлый, и позапрошлый раз. – Во всяком случае, у меня такое чувство.

- …не пойми неправильно – другие ячейки Тенно до сих пор находят на Луа нераскрытые капсулы, но… этот регион серьёзно пострадал, когда она вылетела из Бездны. Здешняя структура очень нестабильна.

- И? – Карин услышала с другой стороны только лишь усталый вздох. Старшая Тэнно должна была уже привыкнуть к тому, что эта ненормальная явно не собиралась внимать голосу разума.

- Будь осторожна. – произнесла Летис. – Как только ты окажешься в структуре, связь поддерживать будет тяжело. Ты можешь пропасть с сенсоров.

- Учту. – ответила Карин и перехватила дробовик в руках покрепче. А потом, прыгнула вниз.

Точнее, это сделал её Варфрейм. Закованная в золото Валькирия.

В её поисках не было какой-то системы. Только чистый инстинкт, диктовавший ей, где искать. И что искать. Полупустые, обрушившиеся бело-золотые коридоры Луа сопровождали её молчанием. Лишь изредка спутник под её ногами дрожал, всё ещё переживая эхо своего появления в нормальном пространстве. К счастью, холлы Орокин были куда прочнее, чем казалось на первый взгляд. Они пережили своих создателей – переживут и другие их творения… Ну, большую их часть.

Это место было тихим. Пожалуй, даже слишком. Это настораживало. Даже когда взгляд начал замечать знакомые очертания в проносящихся мимо комнатах, ощущение чего-то неправильного не отпускало. Однако, следующий зал наполнил её не только опасением, но и надеждой.

Там, где должны были быть капсулы с покоящимися в них Тэнно, была дыра. Тёмная дыра, ведущая вниз, в тёмные глубины Луа…

…и её ощущения подсказывали, что именно туда ей и надо было.

Не колеблясь ни секунды, Валькирия шагнула вниз.

***

Приземление вышло сильным и громким. Видимо, пропасть уходила действительно глубоко. Учитывая, что вокруг неё были лишь серые скалы и Луа и ослепительно белые корни. Осмотревшись вокруг, Карин увидела чуть поодаль знакомой формы капсулу.

Оно. Она чувствовала это всеми фибрами своего существа. Не ошиблась.

Оказавшись у капсулы в мгновение ока, Валькирия принялась осматривать её. Целая, несмотря на падение. Но до сих пор не открытая.

Это можно исправить.

Руки нащупали щель, в которой можно закрепиться и сдвинуть створки. Нужно только закрепиться покрепче. И потянуть…

Со скрипом и скрежетом, створки капсулы начали раздвигаться в сторону…

[nick]Karin[/nick][status]Murder Machine[/status][ava]http://sg.uploads.ru/0P4ep.jpg[/ava]

+1

4

В каком-то смысле, положение было неплохим. По крайней мере она не проигрывала. Проигрывать плохо. Если проигрываешь, тебя либо вытаскивают, либо разбирают на части, а, учитывая, что Софи, обычно, была всегда одна, вытаскивать ее было некому. Сейчас ее ситуация была другой. Это не было то медитативное спокойствие, заполняющее тебя, когда ты сидишь в орбитере. Не была это и та дерганая нервозность, когда все, вроде бы, идет по плану, но нет-нет, да следить за окружением все же надо. Нет, это было что-то совершенно другое. Не слишком комфортное состояние, потому как оно отличалось от состояния обычного, но в нем не было враждебности, не было опасности, по крайней мере очевидной. Софи просто замерла в каком-то подвешенном состоянии, и все попытки выбраться не оказывались успешными.
Начнем хотя бы с того, что вокруг нее была темнота. Не та, что бывала на кораблях зараженных, где светили только аварийные лампы, а полная, кромешная темень, за исключением одной белой ниточки, тянущейся откуда-то впереди. Все попытки протянуть к ней руку, дотянуться, оказывались безуспешными – сил будто не было. Она помнила, как силен был ее фрейм, да даже Лимбо мог таскать на себе достаточно экипировки, чтобы чуть ли по стенам не бегать, а он-то точно не был самым выносливым вариантом. Но сейчас… Сейчас даже для того, чтобы поднять руку, требовалось усилие. Нехилое такое усилие. И сил на такое уже не было.
Она точно помнила, как ниточка исчезла – просто закрыла глаза. Ненадолго. Открыла снова, ниточка все еще здесь. Только со временем пришло понимание, что, кажется, она взаперти. Это точно не был рифт, не было то состояние, когда окружающий мир будто кажется выдуманным, нереальным. Не была это, в общем-то, и реальность. Что-то другое. Пугающее и новое. Заставляющее сжаться, подтянуть ноги и согнуть их, обхватив руками, а голову уткнуть в колени. Да, даже в этой кромешной темноте Софи понимала, что, кажется, у нее  все же есть тело. Это уже было хорошо. Уже было неплохо. Может, ее просто случайно закинуло в какой-нибудь варфрейм, лежавший на складе корпуса? Или еще где? Первый раз, когда она впервые вылезла из криокапсулы, ощущения были похожие. Наверное. Это было давно, очень давно, но тогда они довольно таки быстро прошли. Нынешняя слабость же тянулась, словно наказание.
Хватит. Пожалуйста, хватит. Она сжалась чуть сильнее, чувствуя, как подступает страх. Постепенно мысли, тянущиеся медленно, растянутые на дни, если не недели, начали формировать достаточно ужасную картину. Что если это конец? Смерть? Так чувствуют себя клоны и солдаты корпуса, когда она их убивала? Просто оставались в темном месте, пока не переставали думать? Если это действительно смерть, и она на самом деле облажалась где-то на миссии, то это крайне дерьмовое положение дел. Настолько, что фигура в капсуле тэнно сжалась чуть сильнее, но потом еле заметно дернулась.
Еще один грохот.
Эти звуки – падающие камни, звук покореженного металла, периодически то появлялся, то пропадал, словно волны, бьющие о скалы. Никогда не близко, всегда вдалеке. И трудно понять, где именно, но сейчас звук удара был ближе всего. Пока не оказался совсем рядом, и белую нить, существовавшую все это время, не разорвало, превращая небольшую трещину в капсуле сначала в разлом побольше, а затем и вовсе открывая Софи, затянутой в костюм с Заримана, довольно таки унылую картину.
Она была словно в кресле. Сжавшаяся, жалкая, пытавшаяся закрыть лицо руками и спрятаться от внезапно появившегося света, который выжигал глаза ,стоило ей поднять веки. Шлем не спасал, от слова совсем. Окуляры довольно хорошо считывали окружающее пространство, но стоило экранам на внутренней стороне передать картинку, у тэнно появлялось желание вырвать себе глаза. Не то чтобы это удалось, учитывая ее истощение, и истощенной она и выглядела – худые руки и ноги, тщедушное тельце было заметно даже через костюм. Но что было заметнее всего, так это страх.
Потому как, стоило валькии дотронуться до этого комочка человечности, слишком долгое время проведшей в капсуле на дне Луа, по руке варфрейма шлепнула ладонь. Даже, не шлепнула, скорее, Софи попыталась отбиться, все еще закрываясь правой рукой от света в том месте, где были окуляры ее шлема, но, опять же, учитывая истощение и слабость, выглядело это так, будто от Карин пытаются отбиться мокрые водоросли. Конечно, учитывая любимого варфрейма Софи, ее трудно было представить особой крепкой, вызывающей страх или ужас, но и так слабовато она вряд ли должна была выглядеть. По крайней мере на первый взгляд. Черт его знает, что было под костюмом, под шлемом, под перчатками. Судя по силе ее “ударов”, там была сверхбледная кожа и практически седые волосы, а еще впалые щеки и мертвенный взгляд. Да, впечатление было примерно такое от попыток пленницы капсулы отбиться от своей спасительницы, еще до того, как Софи поняла, что ее таки спасают, а не пытаются разорвать на куски. До момента узнавания оставалось… Сколько-то секунд.
[nick]Sophie[/nick][status]LIMBO FOR THE WIN[/status][icon]http://sd.uploads.ru/M31ap.jpg[/icon]

+1

5

Если честно, Карин не совсем понимала, чего ей ожидать.

До этого она ни разу не спасала других Тэнно. В отличии от Эрис и Летис, которые до неё вызволили из глубин Луа десятки, если не сотни забытых сонь. Те, как только они оправились и освоились со своим… настоящим положением, вскоре возвращались к своим обычным делам – кто-то оставался на Луа, помогая другим Тэнно в поисках потеряшек и просто в попытке обезопасить вновь открытый спутник, кто-то бороздил Изначальную систему, набивая морды плохим парням и помогая парням хорошим. По сути, лишь небольшая встряска, которая мало что изменила.

Карин, впрочем, было вроде бы всё равно. Она возвращалась на Луа только за одним Тэнно. За своим боевым товарищем.
Сейчас она уже и не вспомнит, как именно и при каких обстоятельствах познакомилась с Софи. Была ли это одна из многочисленных миссий, что до того мрачная Тэнно проходила в гордом одиночестве? Или же они столкнулись на одном из Реле в системе? До Софи было множество других, но именно что “товарищами” Карин назвать их не могла. Да, Тэнно, да, братья и сёстры… но тем не менее, их компания была не более, чем временной. А сформировать длительные товарищества, к сожалению, она не смогла. Слишком много обязательств. Слишком много возни. Многие Тэнно считали необходимым постоянные явки, отчёты и доклады…

“Просто дайте мне делать то, что я умею лучше всего в покое, хорошо?“ – было последним, что она сказала, прежде чем в одном из таких “товариществ” от неё отреклись. Невелика потеря. Одиночество не было чем-то, чем Карин тяготилась.

По крайней мере, она так думала, пока не наткнулась на Софи. Или это Софи наткнулась на неё? На самом деле, многое из этого было неважно. Потому что в итоге, странноватая Тэнно смогла растопить мрачную Карин. Нет, не в этом смысле. Просто они… поддерживали связь. И ходили “на дело” вместе. Сработались.

Карин было важно вернуться за ней.

Когда створки капсулы раскрылись, перед валькирией предстала одетая с головы до ног в знакомый комбинезон фигура. Форма Заримана, которую некогда носила сама Карин. Она больше напоминала форму пациента или подопытного кролика. Пленника. Арестанта. Она не разрабатывалась с тем, чтобы её носили в качестве повседневной одежды. Этот комбинезон был создан для того, чтобы поддерживать тело Тэнно в… функциональном состоянии, во время долго сна.

А ещё она размахивала руками. Пытаясь отбиться от фрейма, протягивающего к ней свои руки, в попытке вытащить её из капсулы.

- Э-эй… По-погоди… Н-ну погоди же, что ты… - неуверенно бормотала Карин из уст своей валькирии. – С-софи… э-это же я… т-ты… не узнаёшь?..

В том, что перед ней была Софи – Карин не сомневалась. Какое-то шестое чувство, что вело её к полуразрушенным покоям, привело её сюда, к ней. Но её реакция… смущала. Удивляла. Обижала?.. Вносила ясность.

Она боялась её. Боялась этой новой, непонятной действительности, где её тело – не тонко обработанные мышцы из металлической плоти и стальных костей, но хрупкое, тщедушное тельце, едва-едва приходящее в себя после долгого сна...

Карин было стыдно. Стыдно перед Софи. Стыдно за себя. За то, что она оказалась такой глупой. Фрейм прекратил попытки подступиться к отбивающейся Тэнно и медленно отошёл назад, не делая резких движений. Она просто… смотрела на Софи, выставившую руки перед ней, то ли в попытке закрыться от света, то ли от всего мира…

А потом, валькирия выпрямилась. В центре её груди загорелся тусклый, циановый огонёк. Очертания фрейма подёрнулись рябью, в то время как огонёк продолжал пульсировать, словно пылающее сердце. А потом… огонёк на мгновение вспыхнул, упал на землю и пропал, оставив на серых камнях другую фигуру.

Выбираться из варфрейма наружу было… неудобно. Непривычно. Тяжело. Но в этот раз она не распласталась на земле, а всего лишь грохнулась на колени и на руки. Уже хорошо. Осталось только встать. Шатко, валко, встать.

- С-софи… - тихо раздалось из-под шлема, напоминающего вытянутый в стороны большой ромб. Комбинезон Мандука в отличии от Заримана больше напоминал повседневную одежду. Пальто, штаны, сапожки… Всё, как у людей. – Э-это я… К-карин…

Руки в перчатках потянулись туда, где капюшон плавно переходил в костюм. Нащупав пальцами, а затем и щёлкнув чем-то, раздалось негромкое шипение, после чего шлем Карин раскрылся в стороны, подобно причудливому цветку.

На Софи смотрела молодая (хотя бы с виду) девушка. Её волосы были чёрными, но ближе к кончикам они становились белыми. Можно было бы сказать, выцветшими, но большой разницы в этом не было. Её красноватые глаза взирали на находившуюся в капсуле Тэнно с нотками лёгкой грусти. Даже её улыбка была какой-то… извиняющейся.

- Я… - Карин попыталась сделать шаг вперёд. С трудом. Пришлось придерживаться за приоткрытую створку камеры. – Я вернулась… з-за тобой.
[nick]Karin[/nick][status]Murder Machine[/status][ava]http://sg.uploads.ru/0P4ep.jpg[/ava]

0

6

[nick]Sophie[/nick][status]LIMBO FOR THE WIN[/status][icon]http://sd.uploads.ru/M31ap.jpg[/icon]
Она не хотела выбираться. Патологический страх окружающего мира, или что-то вроде того. Наверное, поэтому лимбо был лучшим выбором для Софи. Спрятаться в карманном измерении, где ее никто не найдет, где она в безопасности. Здесь тоже было похожее ощущение, хотя и немного другое, напоминающее о комфорте только отдаленно. С другой стороны, знала ли Софи вообще что такое комфорт? Здесь, по крайней мере, было довольно спокойно. И поэтому появление фигуры вызвало паническую атаку, хоть и совершенно слабенькую в плане отпора, но все же явную, потому как тельце в капсуле трепыхалось до последнего.
Слова, произнесенные фигурой, также не помогали. Не суть важно, что именно говорили, потому как те, кто просто говорил – уже враги. Это Софи тоже запомнила явно. Зашифрованные каналы связи, открытое общение было прерогативой тех, кто общался между собой, в то время как тэнно, обычно, поддерживали полную тишину. По крайней мере по отношению к врагам, и перед девочкой, свернувшейся калачиком и закрывшей то ли голову, то ли шлем руками, сейчас точно был враг. Это подсказывали инстинкты, это подсказывал глухой голос, черт знает что вещавший, пока попытки забрать Софи не прекратились.
Страшно.
Тишина. Она все еще закрывается, сжимается, надеется, что ее оставят в покое. Как же хочется обратно, куда-нибудь, где ее не будут трогать, где ее не тронут. Где будет хотя бы безопасно. В капсуле точно было безопасно, ее никто не трогал, сейчас же она была уязвима. Уязвима и слаба, чтобы отбиваться, хотя, кажется, ее попытки удались. Удались настолько, что ее перестали хватать и, кажется, после этого все закончилось. Темнота вернулась, теперь без единой трещины, единой дыры в скорлупе, через которую можно было пробиться.
А потом она взяла и разрушила все.
Точнее, о том, что это была именно “она”, Софи узнала не сразу. Голос, донесшийся до той, что сейчас пыталась сжаться настолько, будто хотела уменьшиться в размерах, был четким. Невероятно четким и ясным, будто исходил не из динамиков или голосовых связок, а находил свое начало в разуме, заставив наконец тэнно, забытую и погребенную где-то на нижних уровнях Луа, будто очнуться. Да, она знала, кто это. Не так четко, чтобы сразу вспомнить и понять имя, не так четко, чтобы тут же встать , отдать честь и прыгнуть в объятия, но достаточно, чтобы пальцы, сжимавшие шлем на голове, чуть дернулись, а затем ослабили хватку. Зариманский шлем, без единого намека на что-то человеческое, с выпуклыми окулярами, медленно повернулся в сторону источника звука, хотя, опять же, Софи не была уверена в том, что она именно “слышала”, что ей сказали. Скорее, просто поняла. И в этот самый момент случилась встреча двух человек, ведь до этого момента весь контакт, все эти разговоры, все проведенное вместе время, ограничивался только костюмом. Доспехами. Варфреймом.
Она стояла перед ней. Карин. Настоящая. Выглядела, как человек, точнее, как любой другой колонист. Люди на реле разве что были по росту больше. Более крепкие. Софи была такой же? Зариманская маска чуть опустилась. Взгляд ее опустился к поднятой руке, принадлежащей скованной страхом и желанием забраться в самую дальнюю дыру в Изначальной системе.
Такая же.
Ни элегантных пальцев Лимбо, ни вставок под броню. Маленькая уязвимая ладонь с пальцами, обтянутыми тканью комбинезона, под которой… Что было под ней? Софи сонва подняла шлем, уставилась на Карин. Она была человеком. Значит, Софи выглядела так же? Пальцы на распростертой ладони медленно сжались в кулак. Такой же? ДА ни разу. Карин была сильной, хотя и выглядела одинокой. Но она всегда шла вперед. Вплоть до этого момента. Что вообще случилось? Почему? Как? Этих вопросов не было до ее появления, и это пугало. Все, что хотелось, это просто зарыться где-нибудь, где будет не страшно, и капсула была подходящим местом.
Но оставаться в ней было нельзя. Нельзя потому что Карин была тут. А значит, она прошла достаточно, чтобы дойти до Софи и.. Спасти ее? Хороший вопрос. Не факт, что ей было нужно спасение, но этот вопрос стоило отложить до будущих моментов. Когда она сама сможет заговорить, потому как когда девочка попыталась открыть рот, все, что получилось издать, это хрип. Тихий. Невнятный. А затем изображение Карин начало мутнеть. Фигура в капсуле дернулась. Прижала сжатый кулак к себе, чуть дернулась, но продолжала смотреть. Плечи ее дрожали. Она вся дрожала, честно говоря, но по плечам было вполне ясно, что под маской экипажа Зариман 10-0 льются слезы. И Софи даже не могла сказать, так ли это, просто чувствовала, что то, что испытывает сейчас, ей не удержать.
Наверное, она просто была рада. Просто сама этого не понимала.
Рада достаточно, чтобы это придало ей сил, и фигура в темном костюме сделала робкую попытку привстать, только для того, чтобы ее собственное тело ее подвело и заставило оступиться. Упасть. Не полностью, лицом вниз, а утыкаясь лицом в живот девушки в костюме куда более удобном, тут же обхватывая ее и пытаясь удержать всеми силами. Которых было мало. Очень мало. И это чувствовалось по тщетным попыткам обнять Карин, единственного человека, которому Софи действительно доверяла.

+1

7

Это было подобно чуду.

Она думала, что ей придётся выцарапывать Софи из её криокамеры. И ей эта перспектива не нравилась. От слова “совсем”. Потому что это означало, что Карин, ради безопасности дорогого ей человека придётся этого самого человека вырубить. Причинить ей боль. И это… удручало. Но, к счастью, до рукоприкладства не дошло.

Вместо этого, Софи вздрогнула. И, кажется, начала понимать, что перед ней сейчас стоял не враг, но друг. Близкий друг.

Смотреть, как Софи медленно, но верно, открывается ей… в этом было что-то волшебное. В силу отсутствия подходящих сравнений, первое, что пришло Карин на ум – цветок, как ни странно, лотоса. Что-то из разряда далёких, далёких воспоминаний, сейчас напоминавших сон, который давно потерял чёткость и значение, но фрагменты которого, особенно яркие и запоминающиеся, всё ещё оставались. У Карин это цветение лотоса, которое она застала когда-то давным-давно…
И всё же, Карин была готова поклясться, что эта сцена была лучше всяких цветов.

Софи пытается заговорить. Пытается встать. Протягивает руки к Карин, но падает. И вместе с ней на колени падает и сама Карин. И как только Софи заключает её в свои нетвёрдые объятия, то же самое проделывает и другая девушка, осторожно обнимая свою подругу.

Она чувствует, как та дрожит. Чувствует и старается успокоить. Одной рукой поглаживает Софи по голове, а другой – по спине. Прижимает её плотнее к себе, кладёт её голову себе на плечо и шепчет. Слова, которые она вряд ли произнесла когда-либо и где-либо ещё. Слова, которые она и не предполагала, что могла знать. Слова, что были предназначены для единственного человека во всей чёртовой Изначальной Системе, который имел для неё значение.

Она даже не заметила, как её глаза стали влажными от появившихся словно из ниоткуда слёз.

- В-всё хорошо… - тихо прошептала она осипшим голосом, продолжая обнимать Софи. – Я… я здесь… в-всё будет хорошо…

Было много странных, с точки зрения Карин, слов. Слов, которые она бы никогда не произнесла. Глупых слов, о значении которых она не догадывалась. Но внезапно, именно здесь, в объятиях Софи они внезапно обрели свой долгожданный смысл. Забота. Обещания защиты. Радость. Много-много глупостей, которые Карин повторяла вновь и вновь, прижимая к себе дрожащую девочку в комбинезоне. Сложно сказать, сколько времени они так провели в объятиях друг друга…

…пока их не прервали.

- …арин… …рин! КАРИН, ТВОЮ МАТЬ! – голос Летис шёл с помехами и обрывками, но было ясно, что она была взволнована. Старшая Тэнно очень редко повышала голос и даже в напряжённых ситуациях умудрялась сохранять холодную голову и спокойный тон голоса. Было необычно слышать её такой… Напряжённой? - …сли ты меня слышишь… …жи что-нибудь! Что…

- На связи. – коротко отрапортавала Карин. – В чём дело?

- Множество… …тур. Направляются в твой се… …разумом. – сигнал был плохой, но общий смысл того, что в их с Софи направлении движется кое-что очень нехорошее девушка уловила. – Что бы ты там не делала – пакуй вещи и сваливай немедленно! У тебя мало времени!

- Ясно. – сигнал пропал. Меньше минуты ушло на то, чтобы обмозговать ситуацию и принять решение. Девушка взглянула на подругу в своих объятиях. Это будет непросто. Но она должна это сделать. Ради них обоих.

- Софи. – Карин аккуратно взяла “лицо” подруги в свои ладони и заглянула в её окуляры. – Нам нужно уходить. Срочно. Тут не безопасно.

Это была та Карин, какую знала Софи раньше. Разве что, она говорила куда больше сейчас, нежели тогда. Но твёрдость в гость была знакомой.

- Софи… – а вот это уже было что-то иное. Карин привстала с колен, придерживая подругу за руки и не позволяя ей упасть. Несмотря на то, что далёкий грохот постепенно начал подбираться ближе, девушка не сводила глаз с Тэнно перед ней. – Ты веришь мне, Софи?

Очертания Карин поплыли. В какой-то момент, рука в перчатке, что сжимала руку Софи сменилась на закованную в чёрно-золотой металл руку доспеха. Оператор вернулась в свою Валькирию, которая аккуратно подхватила девочку на руки и прижала к себе. Взглянув на неё в последний раз, Карин “произнесла”.

- Что бы ни случилось, не бойся. Я буду рядом. И не дам тебя в обиду. Обещаю.

После этого, она сорвалась с места, устремившись в путь по пещерам Луа, вдоль светящихся белых корней, что рано или поздно должны будут привести их на поверхность.
[nick]Karin[/nick][status]Murder Machine[/status][ava]http://sg.uploads.ru/0P4ep.jpg[/ava]

0

8

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0018/28/7e/549/11806.jpg[/icon][nick]Sophie[/nick][status]Tenno for the win![/status]
Сейчас она могла только молчат. Молчать и держаться за человека, который был единственным во всей системе, нет, Вселенной. Других просто не было, потому как маленький мирок Софи был действительно крохотным. Он замыкался на всего нескольких личностях, и хотя та, теоретически, могла обратиться к другим тэнно за помощью, этих самых “других” никогда не было. Была только Карин, за которую надо было держаться, словно за спасительный якорь, со всеми силами, что были у слабеющего человечка в скафандре.
Она даже не пыталась говорить. Просто пыталась не улететь в ту черную бездну, из которой ее вытащили, пока вокруг метались голоса. Знакомые и не очень, вперемешку с грохотом от падающих кусков железа и камня, с белым шумом и собственным сердцебиением, ощущающимся словно барабанный бой. Ей все еще было страшно, но теперь уже меньше. Мало что было понятно, учитывая, что для Софи время протекало как минимум в странной манере, а воспоминания о том, что она делала до того, как обнаружила себя в полной темноте, меркли. На их место приходили новые, ярки образы. Ощущаемые не сквозь пелену из чужой плоти и ферритовых пластин, а через… Свою плоть?
Размышления могли бы зайти и дальше, если бы не тот факт, что голос Карин вдруг стал обеспокоенным. Еле-еле человек в скафандре поднял голову, только для того, чтобы увидеть перед собой фигуру, от которой принято сжиматься в углу и тихо всхлипывать, надеясь, что это чудовище не придет за тобой. Но Валькирия не была тем варфреймом, который Софи воспринимала как нечто ужасающее, нет. Напротив, она знала досконально ее особенности и ее уязвимости, так что какой-либо реакции не последовало. Точнее, вряд ли она бы последовала, если бы девушку сковал суеверный страх перед неизвестной человекоподобной машиной. Сил просто не было. Возможности не было. Ее подняли с останков криокамеры, словно мягкую игрушку, сложили и аккуратно положили на руки, после чего что-то прошептали и, кажется, после этого они взлетели.
Быстро. Стремительно. Резко. Так, что дыхание перехватывало. Но восхищаться скоростью Карин и ее Валькирии, не было возможности. Слишком мало сил. Слишком обыденно. Да, она же давно ее знает. Она помнит, как она двигается. И с этой мыслью десница сама собой слегка сжимается, будто фигура в скафандре, что чудовище с когтями и маской несло на руках, хотела схватить свою давнюю подругу за руку и не отпускать. Но схватила лишь воздух. Бережно и еле-еле. А под маской скафандра появилась лишь вымученная улыбка. До момента, как веки не опустились и темнота снова не вернулась. На этот раз – ненадолго.

...much later...

Цетус был одним из тех мест, которые Софи не любила. В нем не было чего-то ужасного или опасного, просто это поселение вызывало определенный уровень антипатии. По ряду причин. И, сидя на камне на берегу моря, девушка с рыжими волосами, собранными на затылке в пучок и заплетенными в коротенькую косичку, не могла не перечислять эти самые причины. Потому что надо было хоть чем-то занять мозг, ведь руки в это время тщательно пытались заточить копье, лежащее на коленях, удерживаемое одной пятерней, пока вторая раз за разом проводила жестким камнем для заточки по лезвию.
“Лови рыбу, говорили они.” - думала про себя девица, слушая тихий шепот металла от прикосновения точильного камня и редкий шелест волн - “Остронцы жрут тонны рыбы, так что быстро тебя заметят...”
- Это. Ни разу. Не весело. - опуская камешек снова на лезвие, но не продолжая его затачивать, произносит уже вслух Софи, поднимая голову и тут же встречаясь лицом к лицу с гигантским монолитом-башней, который из себя представляло колоссальное строение, под тенью которого и раскинулся Цетус.
Шмыгнула носом. Чуть повернула голову, щелкнув шейными позвонками , сгорбилась и, отпустив и копье для ловли рыбы, и заточку, оставив их на коленях, уперлась в свои ноги локтями, горбясь еще сильнее и подпирая ладонями голову. Сейчас-то она уже не выглядела так же жалко, как в капсуле, когда ее впервые оттуда достали. Вообще, прошло уже достаточно много времени, чтобы она успела измениться. И хотя скафандр был поменян на жилетку и штаны, вполне подходящие для колониста с Венеры, а шлем был выкинут куда подальше и вместо него остались разве что защитные очки, да респиратор, болтающийся сейчас на ремешках где-то на уровне груди, сама тэнно оставалась все той же. Точнее, все той же пугливой и слегка нервничающий девицей, мало отличающейся от дрожащего нечто, вызволенного из глубин Луа.
Вздох.
Слишком много времени уходило и утекало без четкой пользы. Конечно, новые изменения радовали. Пожалуй, впервые за долгое время Софи вообще могла осознать течение времени, ведь раньше вся ее жизнь заключалась в том, чтобы следовать указаниям. Теперь же их стало меньше. Более того, теперь другие тэнно общались с ней, и общались необычно. Словно собеседники, а не коллеги. Карин была одной из первых. Потом подтянулись другие. Их было мало, конечно, сравнить их маленькую группу можно было разве что с клубом по интересам, но все же. “Больше одной – уже много” - подумала про себя тогда Софи, точно так же, как думала и сейчас, повернув голову прочь от гигантской башни, оставшейся со времен орокин и поглядела в сторону. Пляж протягивался до самого горизонта, прерываясь на редкие постройки, и чуть за ними, на защитную стену, сквозь которую был заметен уходящий далеко-далеко берег. По песку ходили туда-сюда местные. Кто-то пытался нарезать на куски еще один фрагмент стены башни. Жизнь здесь шла своим чередом, у Софи – своим.
Еще один вздох, после которого голова опускается, как и веки. Тэнно поднимает руку, чешет затылок. Скучно. Слишком скучно, слишком много мелких вещей, которые надо удержать. Слишком мало позитивного подкрепления, слишком мало внимания. Остронцам было плевать на нее, потому как сама Софи не выглядела как остронец. Это было ясно по одежде, слишком много вставок, больше подходящих для инженеров с Венеры. Но и на одежде отличия не заканчивалась, девица выглядела слишком чисто и слишком расслабленно для туземцев, зарабатывающих себе право на жизнь каждый день, день ото дня. Тяжелым трудом, выверенной охотой. Не убийством. Не легким убийством, надо заметить, которым тэнно занимались сами. Для них, да и для нее самой, устроить небольшой геноцид на каком-нибудь корабле гринир не было проблемой.
Наверное, стоило бы хоть кому-нибудь из здешних мест увидеть, как на самом деле работают демоны бездны, к ним бы относились по-другому. Но Эрис дала вполне четкие указания. Никаких устрашающих маневров, никаких демонстраций силы, только дипломатия и разговоры. Она была умной, не хотела, чтобы их ячейка подпортила с остронцами все отношения. И правильно. Кажется, у них все же было что-то важное на продажу, что пригодилось бы.
“Только вот ради этого придется наловить тонны три рыбы...” - грустно заметила про себя Софи, еще раз подняв голову, взяв в руки точильный камень и уже готовясь к тому, чтобы вернуться к заточке, собственно, рыболовного копья, когда над головой вдруг зазвучал знакомый звук. Вой двигателей. Тихий. Лисет всегда тихий, в отличии от Скимитара. Корабль Софи ревел как то еще чудовище, когда стандартный десантный модуль приземлялся без лишнего шума. Этот был не исключение и, сделав вираж вокруг башни, стоило ему пронестись над одиноко сидящей тэнно на берегу, стал заворачивать в сторону пляжа.
- Хм. - чуть приподняв брови, хотела было начать что-то говорить про себя Софи, когда вдруг заметила одну вещь. Летящий Лисет был знаком ей. Не по каким-то невероятным чувствам или ассоциациям, нет. Расцветка. Расцветка была знакомой. Знакомой достаточно, чтобы девочка нахмурилась, не отводя взгляда от приближающегося к мысу корабля, пока он не завис, а шлюз его не открылся.
- О! - резко, будто осознав самую важную в мире вещь, вдруг восклицает Софи. Лицо ее приображается. Удивление. Затем широка улыбка. С зубами. Радость. Много радости.
Она встает на камень. Все еще держит копье, видя, как фигура спрыгивает с нижнего шлюза Лисета, грациозно переворачивается в воздухе и приземляется, словно акробат. Софи поднимает вверх копье, машет им, словно флагом.
- КА-А-АРИН! - все еще радостно. Знакомое лицо. Его очень не хватало. Всегда можно написать, всегда можно отправить сообщение, но такие встречи, случайные, всегда счастливее.
- Эй, пойдем скорее, это точно Карин! - бросает девушка, оборачиваясь к фигуре, что все это время стояла рядом. Неподвижно, словно элемент декораций. Человек в тяжелой броне, закованный в латы рыцарь. Ноги на ширине плеч, руки чуть разведены в стороны. Голова в шлеме опущена. Вобан был тем фреймом, за который Софи села после потери Лимбо, и хотя космического фокусника этот костюм заменить полностью так и не сумел, в его измененном дизайне чувствовались нотки любви и заботы по отношению к недвижимой марионетке. Конечно, он не ответил. Не мог. Не способен был. Но это не мешало Софи иногда шутить, оставаясь с самой собой, будто этот рыцарь мог ее слышать.
- Ну ты и зануда, тогда я побегу. - ответила она не без улыбки, после чего оставила на камне и копье, и точильный камень, бросив перед тем, как отправиться на встречу подруге – Посторожи пока!
И побежала. Быстро. По песку, утопая ботинками в смесь из кремния, стекла и еще кучи мелких камешков, вперемешку с кусками плоти от башни орокин. Как можно быстрее, мимо местных, все еще пытающихся разрезать куски стен из мягкой плоти. Мимо детей в масках, играющих возле пляжа в тех же гринир и тэнно. Скорее. Только бы она не ошиблась и это точно была Карин.

0

9

Три…

Два…

Один…

Гул двигателей Лисета на какое-то время затихает, после чего становится слышно жужжание сервомоторов разворачивающейся десантной капсулы. Короткая вспышка света и в следующее мгновение она видит под собой белую площадку. Раздаётся тихий хлопок, второй, а за ним, почти одновременно – третий и четвёртый. Магнитные замки, удерживающие варфрейм в десантной капсуле перестают действовать, позволяя чёрно-пурпурному голиафу рухнуть на землю. Грациозно перекувыркнувшись в воздухе, приземлившись на ноги.

Поднявшийся с земли гуманоид был по-своему грозен и мрачен. В чёрной броне, словно вырезанной из стекла проглядывались сочленения тёмно-фиолетовой плоти, из извилин которой смотрели… глаза. Нагрудник представлял из себя две перекрещённые, будто бы хрустальные руки, скрывающие под собой пульсирующий энергией, бесформенный шрам. Тем не менее, этот мрачный воитель всё ещё оставался элегантным и даже утончённым, в некотором роде.

Где Софи умудрилась достать этот вариант Нидуса – Бездна её знает. Но он был прекрасен. Можно сказать, что он поразил Карин в самое сердце. Но этот варфрейм поразил Тэнно не из-за своего внешнего вида. Хо-хо, отнюдь нет.

Это был настоящий монстр. При должной настройке, способный выжить где угодно. Чтобы при этом остальные помирали. И он мог делать это без команды, поддерживающей его в бою.

Он был прекрасен для той, у кого командное взаимодействие хромало на обе ноги.

В общем и целом, Нидус, ввиду своих качеств, постепенно сместил яростную Валькирию с места «главного» варфрейма Карин. Что, возможно, было к лучшему. Миссии ведь легче не становились. Хотя, правильнее было бы сказать не «легче», а «менее раздражающими».

Не сказать, что Цетус вызывал у девушки какие-то тёплые чувства. Но, по сравнению с целым рядом других мест в Изначальной Системе, это поселение занимало место в категории «наименьшей антипатии». А вот точно такое же поселение в буквальном смысле на соседней планете, наоборот, вызывало у тэнно такое ощущение, которое невозможно было описать цензурными словами. Точнее, не одной только цензурной руганью.

Нидус потянулся. Повертел шеей. Сцепил пальцы в замок и заметно хрустнул ими. Осмотрелся. Кажется, тут жизнь не останавливалась ни на секунду. Пройди дальше по пляжу и дойдёшь до рынка, где люди наперебой стараются перекричать друг друга, толкая тебе свои принадлежности, которые тебе могут быть даром не нужны. Впрочем, выудить из всего этого балагана нужных людей не составляло труда. Их-то Карин давно знала… как и они её.

Неожиданно для Карин, прозвучало её имя. Имя, которое выкрикнул знакомый голос. Приятный голос. Той, кого мрачная тэнно считала другом. И это заставило Карин покинуть свой варфрейм, чуть ли не сразу же влетая в объятия подруги. Которая умудрилась повалить её на песок.

- Ух. – только и выдохнула девушка, заключив Софи в крепкие объятия. -  Я тоже тебя рада видеть, Софи.

Вот так неожиданность! И какая приятная…

- Это. Слезь, пожалуйста. – тихонько попросила подругу Карин, когда вес девушки стал потихоньку плющить внутренности тэнно. – Ох… Каким ветром тебя занесло в Цетус?

И тут взгляд выцепил поодаль фигуру варфрейма. А затем корзинку, рядом с которой, на камнях лежал рыболовный гарпун. Взгляд сместился на Софи. Потом снова на гарпун. И снова на Софи. Ответ пришёл сам собой. Вместе с немного глуповатой лыбой.

- Хе. Ясно всё. – пробормотала Карин, вставая с песка и отряхиваясь. – Скучно, да?

Карин тоже несколько изменилась внешне. Венера, она такая… странные вещи творит с тэнно. Жилет, какой-то неисправный (он же не должен так светится изнутри, верно?) модуль жизнеобеспечения на груди, штаны, обувь, широкий не то обруч, не то бандана из металла и непойми чего ещё на голове… Слово “рейнджер” точнее всего описывало внешний вид девушки.

- Ты так весь день провозишься с этой рыбой. – прокомментировала девушка результаты работы Софи, после чего похлопала её по плечу. – Пойдём. У меня есть более… прибыльная и интересная альтернатива… Хе-хе.

Нидус дрогнул, когда вновь вернулся под управление тэнно. После чего подошёл к Софи и протянул ей винтовку. Весьма знакомую ещё по Венере. Которая, как ни странно, предназначалась вовсе не для убийства живых существ, а, скорее, наоборот.

- Вот, возьми. – прозвучал голос Карин из варфрейма необычно весело, для обычно мрачной как туча тэнно. – И резак какой-нибудь не забудь. Не суть важно, какой. Мы идём на Равнины!

***

- …и, в общем, так оно работает. – закончила Карин, позируя рядом с парящим в воздухе рядом с ней, в надёжной хватке транспортного дрона, грызуном. – Стреляешь дротиком в животных так, чтобы они ничего не успели понять, сигналишь, грузишь и отправляешь их в Цетус. Как-то так. Та же Венера, только живности побольше и морозить задницу не надо.

После этого, она вызвала голографическую панель в интерфейсе дрона и подтвердила команду на отправление. И мгновение спустя, с громким и жалобным писком, куакка исчезла в бескрайних небесах.

Последние полчаса две Тэнно носились по Равнинам Эйдолона, скрупулёзно выслеживая мелких грызунов и птиц, в изобилии водившихся повсюду. Время от времени прерываясь для того, что вырезать из попавшейся на пути скалы рудную жилу. Или на то, чтобы с особой жестокостью расправиться с попавшимся на пути патрулём гринир. День, между тем, постепенно клонился к вечеру.

- …почему-то остронцы очень ценят отлов животных живьём. – добавила между тем Карин, пожимая плечами. – Мастер Тисонай в особенности без ума от каватов.

И она, кажется, успела заметить то, что наступал вечер. Вслед за ним должна была наступить и ночь… и ночью Равнины резко повышали градус негостеприимности. Впрочем, у Карин это открытие вызвало только лёгкий смешок.

- О, кстати о каватах… - воодушевлённо начала тэнно. – Ночью по равнинам бродят Васка! За их отлов остронцы будут особенно благодарны. Они разоряют гнёзда других животных и разносят среди других каватов какую-то заразу, которая, со временем, делает из них этих кровососов. Мастер Тисонай занимается их лечением.

И потом последовал рассказ о том, где, когда и каких животных можно встретить, за какие подвиды готовы отдавать больше и как их приманивать. Было видно, что Карин этим занималась давно. И ей это нравилось. Очень.

- …а если тебе это надоест – мы можем пойти и поколотить вомвалистов. – хищно пробормотала тэнно. – Ну, когда этот, большой вылезет из озера…
[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0018/28/7e/98/18348.png[/icon][nick]Karin[/nick][status]Warmachine... no more.[/status]

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Иные миры » An assortment of dreams. [Warframe]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC