http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Зал героев » Оливия, полукровка, 13 лет.


Оливия, полукровка, 13 лет.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Оливия (Олли)

Раса, возраст:
Полукровка (человек/демон), 13 лет

Статус, занятость:
Бродяжка.

Место рождения:
Где-то.

Особенности внешности:
Небольшого роста девочка с голубыми глазами, тёмными волосами. На руках можно заметить едва заметные бледные чешуйки по цвету кожи. Под чёлкой спрятаны миниатюрные рожки.

http://s9.uploads.ru/HjEUt.png
Unknown - Pixiv Fantasia

О   Г Е Р О Е

Биография:
История Оливии начинается с одного простого события. Её бросили. Одну, ночью, глубоко в лесу. Сложно сказать, что двигало родителями девочки в тот момент. Возможно она была в семье лишним ртом, который было сложно прокормить, при этом не приносящая никакой пользы. Может, они её просто не любили. Может, она была плодом неверности кого-то из них и неприязнь в какой-то момент пересилила здравый смысл. Причин могло быть сколько угодно, но в какой-то момент это привело к принудительному расставанию, причём, судя по отметинам на теле девочки – весьма жестокому. Как бы то ни было, история Оливии вполне могла закончиться, даже не начавшись, если бы не удачная случайность…
Однажды, глубокой ночью, на девочку в лесу наткнулся охотник. Вообще, он выслеживал одного матёрого кабана, но появление на руках еле живого детского тельца заставило мужчину немного изменить свои планы. Он отнёс девочку в занятую им хижину и занялся тем, что попытался выходить её. Было нелегко – в какой-то момент он действительно решил, что пришёл слишком поздно и ничем ей уже не сможет помочь… но в тот же миг едва слышимый вдох заставил его обернуться к лежащей на кровати пострадавшей.

Прошло ещё несколько недель, прежде чем Оливия наконец-то почувствовала себя лучше. Впрочем, даже несмотря на то, что спасённая им девочка могла встать в своей постели, рассказать о себе она не смогла. Во-первых – как выяснилось, у неё не было голоса. Совсем. Вроде бы на шее следов от травм и шрамов не было. Но она хотя бы могла писать. Так охотник узнал её имя. Во-вторых – кроме имени, Оливия больше ничего не могла поведать о себе. Ни откуда она, ни что она делала глубоко в лесу, ни даже кто она. Ничего она не знала. Но, исходя из остатков одежды, можно было предположить, что она из обеспеченной семьи… была. Что вовсе не облегчало задачу по возвращению девочки домой. Впрочем, Оливия на тот момент была ещё слишком слаба для путешествия куда-либо… так что, охотнику не оставалось ничего другого, кроме как продолжить выхаживать потеряшку. И одновременно с этим – думать.

Стоит, пожалуй, сделать небольшое отступление и рассказать о самом охотнике. Мужчину звали Эвером. Эвер Соррен. Один из двух представителей (вторым была его жена – Эверли Соррен) аристократской семьи, ныне пришедшей в некоторый упадок, но всё ещё сохраняющей какой-никакой вес в высших кругах, в основном, благодаря сидру, поставки которого в королевстве наладили его предки, в его владении была деревенька Трехпутье, окруженная яблочными садами, из плодов которых и рождался известный напиток. Человеком он слыл хоть и мрачным, но, в целом, неплохим. Жителям его владений жилось ни жарко и не холодно. Нормально. Жаловаться в жизни ему было особо не на что. Были приносящие прибыль сады, была любящая жена, страсть к охоте… пожалуй, лишь одна мелочь омрачала жизнь четы Сорренов. Они не могли завести детей. Почему? Наверняка никто не знал. Просто, как не бились супруги, ребёнка в поместье как не было, так и нет до сих пор…
Но это было тогда.

А сейчас, спустя несколько недель, Эвер вернулся в Трехпутье с охоты не один, а с ещё одним человеком в седле. Этим человеком была крайне болезненная на вид, но несомненно живая девочка. Оливия, которая быстро оказалась в поместье Сорренов. Где, впоследствии, и осталась.
И, в общем-то, с этого момента, жизнь Оливии пошла в более положительное русло. Эвер принял девочку в своём доме очень тепло. Если в лесной хижине она опасалась мрачноватого охотника, то в Трехпутье она окончательно оттаяла, постепенно открываясь Соррену всё больше. И чем больше Эвер узнавал о ней, тем сильнее задавался вопросом, почему же добрую и славную девчушку бросили в лесу, перед тем не оставив на ней живого места?..

Ответ явился сам собой, когда Олли (ласковое прозвище, данное Сорреном) окончательно поправилась. Теперь о страшных ранах напоминали только шрамы на лице и на остальном теле. Но, вместе с этим, появились и другие вещи. Вещи, которых не могло быть у чистокровных людей. Мелкие чешуйки на руках. Пара проступающих на лбу рожек. Всё это говорило Соррену о том, что перед ним – не совсем человек.
Но ещё больше он убедился в этом, когда ему приснился первый, за долгое время, кошмар.

Он блуждал в тёмном лесу, не ведая пути и не зная, где мог бы быть выход. Лес тянул к нему свои кривые руки-ветви, цеплял за одежду, метил в глаза. Стремился схватить, задушить, раздавить. Очень скоро ноги и руки Эвера опутали прочные корни, отнимая у него всякую надежду на спасение и уже тянущиеся к его лицу…

А потом кошмарный лес дрогнул, словно испуганный зверь. Затем забился в конвульсиях. Опутавшие Эвера корни отпустили его и втянулись в другую сторону, дабы дать бой таинственной угрозе… а потом осыпались прахом. Как и весь остальной лес вслед за ними. Тьма и неизвестность пропали, оставляя лишь тихое поле. Поле, на котором были лишь сам Соррен и заметно уставшая, но всё же радостная и довольная Олли.
В ту ночь Эвер поспал удивительно хорошо, даже лучше обычного. Пусть даже он и приметил вдалеке своего сна какую-то странную тень, казалось бы, тепло улыбающуюся ему, ничто не потревожило его покоя с того момента…

А ещё он понял, что имеет на руках полудемона. Самого натурального маленького полудемонёнка.

…с того дня прошло целых два года. Целых два года Оливия жила в поместье Сорренов, под опекой строгого, но всё-таки доброго и по-своему заботливого Эвера. И, в общем-то, они к тому времени очень походили на семью. С добрейшей души дочкой и мрачным, но неплохим отцом. Единственная, о ком Оливия знала очень и очень мало – о жене Эвера, Эверли Соррен. Когда она спрашивала об этом самого Эвера, тот лишь отмахивался, упоминая лишь то, что сейчас Эверли в отъезде. Причём, ещё до того, как в доме появилась Олли. Тем не менее, о состоянии дел мужа она знала прекрасно – он писал письма регулярно, также, как и она. Жена Эвера знала об Олли и, судя по реакции Эвера на ответы в письмах, кажется не была настроена против… удочерения. Или против Олли, если уж на то пошло.  А потом Эвер поспешил обрадовать Оливию тем, что до приезда Эверли осталась какая-то пара недель…

Увы, но этом моменте идиллия закончилась…

Следующая ночь выдалась дождливой. Тревожной. Беспокойной. Постель неожиданно стала колючей, неудобной. Одеяло и подушка – жаркими, душными. Но даже с таким трудом наступивший сон не принёс Олли ожидаемого покоя. Наоборот – стало только хуже.
Душные объятия одеяла стали лишь туже в грёзах, прижимая её к земле непомерным грузом. Словно тысячи мерзких, грязных рук ухватили её за руки, за ноги и вжимали голову в землю. И смеялись. Олли не могла видеть их лица и в целом сомневалась, были ли у них лица, но она слышала смех. Жестокий, скрипучий смех. А затем руки указали вперёд…

«Смотри…»

Больше ничего не оставалась делать – хватка была слишком сильна. Даже не пошевелиться. Всё, что ей только оставалось – смотреть вперёд, в разверзшееся перед ней пламя. Пламя, в котором, кажется, кто-то был. Но стоило присмотреться, как непонимание сменилось ужасом. В беснующемся огне был человек, который спас и приютил её. Эвер Соррен. Изо всех сил старавшийся подойти к ней. Но каждый раз, стоило ему протянуть руки, то на него тут же налетали тени. Замахивающиеся на него своими ужасными когтями. И он отбивался. Отбивался до тех пор, пока их всех не поглотило пламя…

…из плена кошмара её вырвал трясущий её за плечи Эвер. Живой, здоровый, но он был намного мрачнее обычного, взволнованней. Только сейчас полусонная Оливия с трудом опознала в воздухе отрезвляющий запах жжёной древесины и крики снаружи её комнаты.

Он в спешке выволок девочку наружу и повёл за собой. Поместье Сорренов пылало в огне, слуги в панике метались по дому Эвера, не то стараясь спасти свою жизнь, не то стараясь спасти само поместье. И во всём этом хаосе сильнее всего выделялись фигуры в масках и капюшонах, при виде которых в памяти Олли что-то зашевелилось. Что-то, что заставило девочку похолодеть от ужаса. А вот неизвестные, судя по всему, узнали девочку, так как он тут же метнулся, чтобы перехватить её… только для того, чтобы полететь с лестницы вниз, получив в лицо увесистым сапогом Эвера.

Больше Соррен медлить не стал – он попросту подхватил девочку на руки и сиганул в окно. Чудом ничего не сломав, мужчина бросился бежать в лес. Как раз вовремя, потому что вдогонку слышались крики и свист – нападавшие седлали лошадей.

То, что случилось после, Оливия не забудет никогда. Человек, ставший её отцом, остановившись у лесной опушки, смотрит на свою дочь. Смотрит странно так. Страшно. А потом опускает на землю и указывает в сторону чащобы. «Беги» - говорит он. Просто, без изысков, в то время как сам натягивает тетиву прихваченного лука. Олли не понимает, не хочет понимать. Жмётся к Эверу, который старается оттолкнуть её от себя, повторяя «Беги!» и выпускает стрелу, поражая излишне ретивого всадника. Освободившейся рукой он с силой отталкивает от себя девочку, и та валится на землю. В её заплаканных глазах – ужас, неприятие, боль. На мгновение, выражение на его лице смягчается. Он заботливо улыбается и повторяет:

- Беги, солнышко. Со мной ничего не будет. Обещаю, я найду тебя.

«Ну же!» - словно проснувшись от спячки, Оливия вздрагивает и, спотыкаясь, ныряет в чащу.

С того дня, она больше никогда не видела Эвера…

***

- Эй, подъём.

Она вздрагивает, раскрывает глаза и приподнимается на руках. Под ней – мягкое сено. Вокруг – деревянные стены амбара. Она поднимает голову и видит сидящую на балке амбара большую, чёрную птицу, глядящую на неё своими красными глазами. Олли вздыхает с облегчением и пытается встать.

- Очередной кошмар, да? – раздаётся сверху сочувствующе. – Хотя… можешь не говорить – я и так всё знаю.

Она только закатывает глаза. Разумеется, он знает. Причём давно – какой смысл переспрашивать?

- Ну, знаешь, чтобы ты не думала, что я безучастный засранец. – пожимает крыльями птица, после чего спрыгивает вниз – к Олли. – В любом случае, нам пора двигать. А то местным чё-т не очень нравится парящая над головами орлина. Сдались мне их курицы и цыплята!.. Что мне – делать нечего?..

Её компаньон пускается в длительную тираду о зловредных крестьянах-плебеях, в то время, как она собирает немногочисленные пожитки. Через пару минут они вновь отправятся по дороге туда, куда глаза глядят. Свободные, как ветер и бедные, как церковные мыши…

С той событий ночи прошёл целый год. Боль и ужас до сих пор преследуют Оливию на её ночных тропах среди Грёз в виде ужасных кошмаров. Но она, в этот раз, не одна. Её снова нашли, к счастью, не те, кто мог бы навредить ей. Вроде бы.

Тервис нашёл её в ту же ночь. Хотя тогда она встретила его (как ей казалось) в первый раз, что-то в ней откликалось на слова большой птицы так, будто она знала его уже давно… и знала хорошо. Но откуда и когда это было?.. Память Олли молчала. А вот птица – нет. Он предложил простую, логичную вещь.

Идти дальше.

- Ну, раз уж у тебя, солнышко, некуда возвращаться, тогда какой смысл сидеть на месте и мёрзнуть на ночном холоде, если можно пойти и найти какое-нибудь тёплое место? И взять тёплой одежды. И погрызть. Да, погрызть важно…

И ещё целая куча аргументов, перечислять каждый из которых не имеет смысла.

Оливия идёт, сама не знает куда, движимая робким любопытством и простым желанием жить дальше. И Тервис следует за ней, не замолкая, кажется, ни на секунду. Они идут из деревни в деревню, перебиваясь где – воровством, а где – мелкой, несложной работой. Ну, точнее, перебивается девочка, а демон помогает. Как защитник, как гид… и как друг. Совершенно безвозмездно. Иногда им приходится бежать оттуда, где они недавно остановились, и бежать быстро. Ничего не поделать – люди не любят демонов. И демонов-полукровок. Узнают, поймают – мало не покажется.

А ещё Олли видит сны. Не всегда свои. Иногда – это чужие сны, чужие люди. У кого-то они блаженны и радостны, а у кого-то бесконечные и ужасные кошмары. И вот, со стороны – она и её птичий компаньон. Просто смотрят. Иногда – чуточку меняют сон, если человек понравится и покажется хорошим… чтобы кошмары не мучили. Или наоборот – позволяют дурным снам пустить корни, если человек показался плохим. Ничего целенаправленного.

Просто путешествие… в никуда.

Характер:
В первую очередь, Оливия – это ребёнок. Испуганный, одинокий ребёнок, вынужденный делать не самые хорошие или приятные вещи, чтобы остаться в живых и на свободе. Она почти ничего не знает о своём прошлом и понятия не имеет, что ждёт её в будущем. Ко всем новым знакомым девочка относится с почти нездоровой долей недоверия и подозрительности. Вдруг они захотят обмануть её? Навредить ей? С окружающими лучше держать дистанцию… так проще.

Кроме Тервиса, с которым её связывает какая-то странная история, у Оливии нет друзей и близких людей. Она боится не столько подпускать себе кого-то другого, сколько боится привыкнуть к ним. Только ради того, чтобы её предали. Или бросили. Или наоборот – чтобы у неё отняли этих «особенных» людей. Такое уже случалось. И эти события оставили в душе Олли незаживающую рану. Она действительно думает, что не приносит окружающим ничего, кроме бед. Так что, подолгу она редко где задерживается.

Она ценит свою свободу. Делая, что ей хочется и направляясь туда, куда ей заблагорассудится. Ну или почти всё. Она очень осторожна и старается не привлекать внимание тех, кого не следует. Особенно магов. Олли скорее попробует сбежать, нежели постоять за себя, если дело примет скверный оборот (она полностью полагается на Тервиса в этом плане). И только если не оставить ей пути к побегу, отчаяние толкнёт её на по-настоящему безрассудные решения.

Имя бога-покровителя или отношение к религии в целом:
О богах знает, но обращаться боится.
     
Мировоззрение, отношение к расам:
Нейтралитет.

О С О Б Е Н Н О С Т И   И   У М Е Н И Я

Kinda weak, but at the same time not exactly…
В физическом плане, Оливия, увы, не обладает внушительными характеристиками. Она не обладает большой силой или ловкостью и больше близка по характеристикам к нормальной человеческой девочке того же возраста. Единственное что – её немножко сложнее убить, нежели обычного человека. Боль она переносит прекрасно, да и раны у неё не так сильно кровоточат, но пережить потерю головы или сердца (или любых других органов, потеря которых несовместима с жизнью) она не сможет.

Dreamwalker
В чём демонская кровь одарила Олли – так это в магии. Магии Грёз, если быть точным. Если же быть совсем-совсем точным, то девочка является сноходцем – существом с редкой способностью путешествовать по грёзам других и изменять их по своему желанию. Оливии легко даётся манипуляция чужими снами… точнее, легко давалась до сих пор. Она никогда не практиковалась целенаправленно, но в ней несомненно есть талант. Тем не менее, не всегда всё проходит гладко – бывает, в чужой сон проходит не только она, но и что-то ещё. Будь то семена кошмаров или же настоящий демон… Но такое бывает редко. Ну, бывало. До сих пор.

Ties to Shade
Олли прочно связана с Тенью. Возможно, прочнее многих других полукровок. И это, с одной стороны, выходит боком, с другой немного помогает ей. Каким образом? В силу того, что в ней есть демоническая кровь – и не абы какая, а самого настоящего демона снов – Тень реагирует на юную сноходицу не так враждебно, как на любого не-демона, в силу чего переход из одного сна в другой отнимает у Олли не так много сил. С другой стороны, из-за своей особенной магии полукровка притягивает к себе внимание других демонов, которые могут использовать её в качестве билета на ту сторону Эноа, когда та проснётся… Чему активно мешает связанный с ней Тервис.

Mute
Олли немая. Совсем. То есть, даже если она ударится мизинцем об дверной косяк, единственное, что вы услышите – короткий выдох, прежде чем она рухнет на пол в беззвучных конвульсиях агонизирующей боли. Из её уст не выйдет ни звука – как бы вы не старались. Хотя, вроде бы, у неё с шеей и горлом всё в порядке… Так что, компенсирует это Олли активной мимикой и жестикуляцией. А также наличием живого устройства “Thoughts TO Speech” в виде демона-фамильяра.

Casual knowledge ‘n’ stuff
- В определённой степени знает этикет и правила поведения в высшем обществе.
- Начитанная. Примерно знает, что где и как в мире находится и кто где есть.
- Может самостоятельно собрать хворост и даже развести костёр. Неплохо разбирается в травах и растениях. По крайней мере, ядовитую точно отличит.
- Может воровать и даже вполне успешно. Но делает это весьма редко и только в тех случаях, когда точно уверена, что она сможет вовремя ускользнуть.

Birb-familiar.

http://sh.uploads.ru/zG9Q6.jpg
Рост: 140 см; Размах крыльев: 4.8 метра.

Откликается на имя Тервис. Вот этот здоровый комок перьев – защитник, компаньон, собеседник, нянька, транспортное средство, друг и переводчик Оливии в одном лице. Таинственный демон, по словам которого, связанный с девочкой пожизненным контрактом, подробности которого он не уточняет. Как, собственно и своё происхождение. Единственное, что становится ясно из его действий – он очень верен своей «хозяйке» и будет оберегать её от всех и вся, неважно, кто является его противником. Притом, его опека не заканчивается только в Эноа – он также следует за Олли в Грёзах.

Тервис способен управлять молниями и тем самым отвешивать недругам высоковольтных тумаков. Кроме того, он сам довольно силён физически и способен летать, что не делает его лёгким противником. Отнюдь. Хотя он и крепок, Тервис всё же предпочитает избегать конфронтации «лоб-в-лоб», вместо этого держась на расстоянии и поливая врага разрядами энергии. Ну, ещё он может без проблем унести в когтях взрослого человека в доспехах. И сбросить где-нибудь. Желательно повыше.

Впрочем, Тервис может шокировать публику не только делом, но и словом. Кстати об этом – мистер птица страшно любит поговорить по поводу и без повода. И сквернословить в адрес всех, кто не является его подопечной. И заткнуть его нереально. Ну и ещё он может служить переводчиком Оливии, так как может слышать её мысли и намерения, как и она – его.

Даже если Тервиса удастся развоплотить и отправить в Тень – он всего лишь появится возле Оливии, когда восстановит силы. И ей даже не придётся при этом спать. Только выжить до тех пор, пока компаньон не подоспеет на помощь.

     

О Б   И Г Р О К Е

Связь с Вами:
nikitaunzer@mail.ru - почта.

+3

2

http://sg.uploads.ru/iL5zu.png
http://forumfiles.ru/files/0018/5e/22/37030.png Ваша анкета принята, добро пожаловать на Эноа! http://forumfiles.ru/files/0018/5e/22/37030.png
Предлагаем Вам заглянуть в следующие темы:

Информация в профиль, чтобы все знали, кто Вы есть;
Список жителей, чтобы закрепить себя в мире!
Занятые внешности, чтобы у Вас не было внезапных двойников;
Книги судеб, чтобы не забыть ничего удивительного!
Поиск партнёров по игре, чтобы не заскучать.

Хороших приключений!

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Зал героев » Оливия, полукровка, 13 лет.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC