http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Нынешнее время » 14.02.1203. Удача подвела


14.02.1203. Удача подвела

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

https://bibliotheque-imperiale.com/images/thumb/1/18/Mondstille.png/700px-Mondstille.png
1. Дата и время:
14.02.1203, ранний вечер, время после сумерок.
2. Место действия, погода:
Ясновель, безветренно, небо чистое
3. Герои:
Алатиэль, Кайден Лафтрил
4. Завязка:
О двух неудачниках, попавших в паучьи сети. Буквально.
5. Тип эпизода:
Личный

+1

2

После злополучных приключений в Росене Алатиэль отправилась в путь при первом же случае, когда погода, как по просьбе, улучшилась. Дороги занесло, из-за этого добираться пришлось не обещанные четыре дня, а едва ли не неделю, чтобы оказаться в нужном месте. В Гильдию поступила жалоба от жителей Ясновеля, что кто-то – или что-то – портит жизнь местным травникам. Алатиэль сначала засомневалась, думая, что такого травники собрали зимой, когда в такой холод ничего не растёт, но её знания о травах были не так хороши, чтобы остановиться на том, что в истории жителей деревеньки что-то не складывается. Информации было мало, как бывало в таких случаях. Рассказы выходили путанными, противоречивыми и не без прикрас. Понадобилось несколько дней, чтобы во всём разобраться и отобрать, где точно вранье, а где – преувеличенная правда.

Алатиэль с радостью взялась за работу, тем более что ей было по пути и всё равно нужно было где-то остановиться, чтобы отдохнуть после долгой и утомительной дороги. Чем не повод совместить полезное с приятным?  Решив, что на дела уйдёт немного времени, Алатиэль поняла, что крупно просчиталась, когда, осматривая место, где якобы видели монстра, не нашла ничего кроме странных отметин на снегу, которые и на следы-то похожи не были. Решив проверить, что же или кто же оставляет подобные следы и не просто ли это придирка, эльфийка отправилась по следу.

След уводил её всё дальше и дальше от деревни по заснеженным тропам, пока не завёл в лесистую местность. Там следы неожиданно оборвались, словно тот, кто их оставлял, куда-то исчез, прямо в небо. Эльфийка задрала голову, присматриваясь к окружающим её деревьям, но не заметила ни следов от когтей, чтобы кто-то карабкался по ним вверх, ни сломанных веток. Она не помнила ни одной крылатой твари, которая могла бы наделать столько шума, а говорили, что один из травников пропал где-то в лесу. Здесь нашли его походную сумку и сломанную фибулу плаща.

Уже смеркалось, а потому Алатиэль решила, что повернёт обратно и всё ещё раз осмотрит при свете дня, отправившись сразу в лес. Идея казалась хорошей, и могла бы быть таковой, если бы эльфийка не свернула с тропы и не угодила во что-то липкое. Едва её успело догнать осознание того, что же это такое, как позади оказался источник деревенских бед. Магические путы не выдержали натиска огромного арахнида, а ядовитое жало успело задеть эльфийку.

Пытаясь спастись от опасно клацающих жвал, обещающих смерть, Алатиэль попыталась сбежать, но яд, попавший в тело, вызывал слабость в теле, которое отказывалось её слушаться, а разум заволакивала пелена.

Алатиэль пришла в себя спустя час, когда на улице начало смеркаться, а вокруг неё была сырость, лютый холод и непроглядная темнота. Все чувства разом обострились. Эльфийка слышала, как от страха у неё в груди быстро бьётся сердце. Она пыталась успокоиться, но чувствовала, что всё её тело обволакивает липкая и крепкая паутина. Алатиэль боялась пошевелиться, зная, что любое колебание паутины призовёт её создателя, а это может стать приглашением на обед.

Отредактировано Alatiel (2019-11-05 11:30:12)

+1

3

[indent] Постепенно туман в голове и мутность сознания отпустила. Воздействие яда было отвратительным и его мутило. Хотя полукровка понимал что ему еще повезло - его кровь сопротивлялась отравлению куда как лучше чем человеческая. Он по крайней мере смог пронаблюдать куда их затащили. Хотя это было сомнительное удовольствие.
Впрочем, везение относительная штука. После памятной встречи в бане, Кай поспешил убраться из Россена. Городок был прекрасен и уходить перед праздником было не хотелось. Может бы и не пришлось, но падкая на внимание служанка растрезвонила едва ли не половине города с кем и кого видела. И это наверное было бы не страшно, если бы на праздник не заглянули “дальние родственнички” пострадавшей. Кай сомневался что между пришлыми эльфами и приснопамятной девицей из гильдии героев была хотя бы капля общей крови, но кто ж удосужиться вдаваться в такие мелочи если несешь свежий слух. Или проверять его.  Повезло, чего уж там.
На самом деле повезло, он умудрился пробиться со своей лошадкой к мелкому каравану который вез подарки и всякую мелочь по селам. Семейный бизнес, путешествующий по хорошо охраняемым трактом на крепко сбитых, крытых и теплых возах.  По случаю зимы посаженных на лыжи. Двигался он сугубо по наезженному тракту, с неспешной скоростью тянущих его волов, и в целом зимой ему даже особо ничего бы не угрожало…
Кроме пауков. Кай до чертиков удивился когда чудовищного размера арахнид полез из-под нетронутого снега. И по большому счету в бою и не поучаствовал. Его верная коняшка, безропотно способная пройти  через буран и песчаную бурю, решила что вот к такому повороту событий ее жизнь не готовила.  И преспокойно сбросив его в снег задала стрекача. А вот там уже до него добрались арахнид. Впрочем, Кай был уверен что он не стал основной добычей - чудовище явно привлекли гужевые животные. По крайней мере он помнил что избиение каравана продолжалось еще какое-то время.
Ощущение сырости и относительного тепла указывало на то что он под землей. Он помнил как его затащили в пещеру, а точнее в целую сеть пещер. Спеленали так что едва пошевелишь рукой или ногой и оставили висеть. Нужно было как то выбираться… но как? Не грызть же паутину руками. Все тело так оплетено что к ножам не добраться. Он мысленно перебрал весь свой арсенал в железках и заклятиях. Выходило не то что бы густо, но было кое-что, что можно попробовать.
Ученик чародея медленно свел пальцы и мысленно повторил заклинательную формулу. Она была настолько простой что возможно даже в обстоятельствах “связан как кокон” сработает.. Банальный как баллада о неразделенной любви или кислая капуста “уголек”. Простейшее заклинание призывающее небольшой огонек которым можно  разжечь костер. Спустя минуту оно сработало. Кай закусил губу и побелел. В воздухе запахло горелым мясом и тканью - огонек был слишком близко к телу. Но постепенно, задыхаясь от боли, полукровка сумел высвободить руку и дотянуться до клинка. Несколько быстрых движений и вот он уже валится вниз, в полете группируясь чтобы не забиться или не нашуметь. Упал, вжался и прислушался. Вроде тихо. Он конечно имел дело с пауком, но такая махина просто не могла перемещаться абсолютно бесшумно. Вероятно ушел за остальной добычей. Такс, теперь выбираться.
Дорогу он относительно помнил, даже несмотря на темноту. Всё же от черной, проклятой крови был толк и тут. Прикинув на пальцах куда ему он тихо проскользнул в следующую пещерку, только, для того чтобы найти свисающую сверху знакомую уже фигуру.
Кай скривился. Следовало догадаться что если не везет, то уже по полной...

Отредактировано Kayden Laftryl (2019-11-03 01:48:16)

+1

4

Положение, откровенно говоря, скверное.

Алатиэль подозревала об этом, когда столкнулась с арахнидом в лесу, но теперь выбора не оставалось – приходилось спешно придумывать способ, как спастись от смерти. Умирать прямо сейчас, за несколько недель до встречи с семьёй, ей не хотелось совсем. Что уж, даже без этой встречи не хотелось! Каждый герой знает, что рано или поздно он может столкнуться с монстром, который ему не по силам, и этот неравный бой может закончиться его гибелью. Но Алатиэль надеялась, что найдёт способ спастись и избежать смерти. У неё были слишком важные планы на жизнь, чтобы так легко с ней расстаться!

Тузов в рукаве практически не было. Алатиэль поняла, что меч и кинжал при ней, но дотянуться до них она не могла из-за паутины. Липкая дрянь опутывала руки и ноги, из-за чего не получалось пошевелиться. Грызть паутину зубами – тоже не выход, хотя и на такое она бы согласилась, знай, что другого выбора нет. Сейчас Алатиэль пыталась вспомнить все известные заклинания, которые могли бы разорвать паутину и помочь ей выбраться. Если сильно повезёт – то она уберётся из логова до того, как арахнид заметит неладное и решит, что трапезу лучше не откладывать.

Боль в месте, где жало впрыснуло яд, мешала сконцентрироваться, а, когда Алатиэль услышала шаги, то испуганно сжалась, чем причинила себе ещё больше боли. Она-то думала, что это паук решил вернуться раньше срока! Оказалось, что это был не паук, а человек. Получеловек. Алатиэль из-за темноты не сразу узнала в нём того самого музыканта из бани.

- Ты!? – удивилась эльфийка, но быстро вспомнила, что находится не в том положении, когда можно задавать вопросы. – Помоги мне выбраться... Я сама не могу, - Алатиэль признавала свою слабость с неохотой, особенно перед этим полукровкой, потому что он стал причиной её бед, но жизнь была важнее старых обид. С чужой помощью она освободилась бы значительно быстрее, но на тот случай, если старый знакомый решит, что лучше оставит её на съедение паукам, эльфийка искала другой вариант.

+1

5

В прошлый раз они даже не удосужились обменяться именами, столь бурно и не тривиально происходила встреча.
- Я, благородная госпожа. Я.
Говорил Кай шепотом, чтобы не привлечь интерес какой-либо твари. Паука он не слышал, но мало ли какие падальщики или паразиты могли скопиться в логове у хищника размером больше тура.  В тусклом, призрачно-синим свете каких то насекомых, ученик чародея казался призраком. С бледной после отравления кожей, светлыми волосами и весь в остатках паутины. Расширенный зрачок заполнил едва ли не всю радужку, и глаза казались провалами черноты,  окончательно теряя сходство с человеческими.
Бесшумно Кай опустился на колени рядом с беспомощной эльфийкой, доставившей ему столько хлопот. Клинок покинул ножны  бесшумно. Алатиеэль поняла что полукровка достал нож, только тогда когда ощутила холодный поцелуй стали на своей шее. Нож замер, словно задумавшись. После чего Кай одним плавным движением вскрыл паутину от ключицы до пят, не повредив даже одежды девушки. Вернув оружие в скрытые на спине ножны, он начал помогать девушке выбираться из липкого кокона, отрывая полотна паутины.
- Паук кажется ушел, у него в достатке обездвиженной недавно добычи. Думаю какое-то время у нас есть. Идти сможете? Вы сильно ранены?
В том что эльфийка ранена Кай не сомневался. Попасть сюда можно было только отведав жала арахнида. Но при таких размерах оно было размером с добрый стилет, и кому-то менее живучему чем демон-полукровка могло доставить изрядно неприятностей.

Отредактировано Kayden Laftryl (2019-11-05 18:48:27)

+1

6

Алатиэль всего на мгновение с силой зажмурилась и вся сжалась – не по воле от полукровки она ждала лишь худшего, а потому, когда нож покинул ножны и его лезвие оказалось в опасной близости к горлу, эльфийка испугалась. Страх естественен. Он помогает выжить. И всё же именно сейчас он вызывал обманчивое чувство и делал только хуже. Рана и без того болела и требовала к себе внимания. Даже то, что Алатиэль открыла глаза и напряжение в теле немного спало, когда вместо давления на горло она ощутила, как кокон распадается, не облегчило её положение. Рана всё ещё болела, но ситуация едва ли стала лучше, чтобы останавливаться сейчас и пытаться в темноте сделать хоть что-то. Паук мог в любое мгновение вернуться, а она и без того была слишком слаба, чтобы вступать с ним в схватку.

Музыкант задавал столько вопросов, что от них кругом шла голова. Алатиэль пыталась ответить, но из всех вопросов выхватила только один:

- Вы сильно ранены?

- Да, но сейчас это неважно.

Она попыталась встать на ноги, и закусила губу, когда, выдерживая вес собственного тела, ощутила всю красоту эмоций и чувств, вызванных паучьим жалом. И надо же было так вляпаться! Алатиэль зажала рану на боку, чувствуя, что кровь медленно покидает её тело. Она могла лишь надеяться на то, что рана не серьёзная и жало не задело ничего жизненно-важного.

- Нам лучше поторопиться, - сказал тот, кто едва стоял на ногах от боли и истощённости!

Алатиэль как обухом по затылку ударило осознание, что полукровка тоже ранен, иначе как он оказался в логове паука? Сюда попадала только потенциальная пища, а пища отказывалась идти в пещеру самостоятельно и в коконе сидеть всеми силами тоже отказывалась, если предварительно не накормить её ядом. Несмотря на то, что полукровка тоже был ранен, выглядел он явно лучше.

- Как ты выбрался из паутины? – не самое лучшее время для разговоров, но они отвлекали от боли. Алатиэль пыталась идти самостоятельно и как можно быстрее. Говорила она тихо и постоянно прислушивалась, надеясь, что паук не вернётся в логово и им удастся уйти. Никаких подозрительных шумов, намекавших на возвращение хозяев или наличие его многоногих сожителей, не было. Или же из-за стучавшего в ушах собственного сердца и явно отяжелённого дыхания Алатиэль плохо слышала и не замечала первых признаков погони.

Отредактировано Alatiel (2019-11-06 20:59:13)

+1

7

- "зажигалкой". Заклинание огня создающее точку нагрева до уровня воспламенения древесины, в четверти дюйма от пальца...
   Неаппетитные подробности он опустил. Эльфийка же может стоять… Почти...
- Дура длинноухая!!!
Запах свежей крови щекотнул ноздри явственно крича об открывшемся кровотечение. Лоск слетел с Кая как пепел со сгоревшей травы. Быстро, шумно с легким запахом дыма.
- Кровью же истечешь! Замри, шайтан тебя подери… самоубийца недоучка!
    Рука полукровки с нечеловеческой силой вжала девушку обратно в землю не давая ей встать, с силой куда как превышающий хрупкое телосложение барда. Не до церемоний. Когти с характерным хрустом полосовали в равной степени как пропитанную кровью одежду девушки на боку, так и паутину, которой он судорожно пытался тампонировать рану.
Было страшно. Страшно не успеть, играя вслепую со смертью, на чужую жизнь. Он предпочел бы бой, но выбор невелик и руки заученно делают то чему его учили.  По счастью в распоряжении Кая было одно из лучших средств, чтобы остановить кровь и обезболить рану - свежий шелк гигантской паучихи. Немногие могли похвастаться подобным материалом и возможно даже с его кривыми руками ему удастся что-то успеть. Потеря крови - основная причина смерти в бою. В одну руку, придерживая второй  эльфийку если у той найдутся силы отстоять собственное право на безвременную кончину.
- Кажется все… у тебя открылось кровотечение, пресветлая госпожа. Вы так и до угла не дойдете. Боюсь вам придется потерпеть моё нечистое присутствие еще какое-то время.
   Серебристые волокна быстро красились кармином застывающей крови пока блямба на боку не остановила её ток. Взмолившись всем богам чтобы под ней не было внутреннего кровотечения, Кай осторожно поднял девушку на руки. Стоило отдать должное прародителю, в кое то веки его черная кровь не просто пригодилась, а била рекорды. Если он успеет унести её до того как паук вернется то день, считай, удался. Главное теперь ни во что не вляпаться.

Отредактировано Kayden Laftryl (2019-11-06 21:31:12)

+1

8

- Сам ты дурак длинно… - Алатиэль задохнулась возмущением и споткнулась о фразу, которую хотела вернуть полукровке. - Длиннорогатый!! – нашлась эльфийка, хотя, надо сказать, с ушами у музыканта тоже была беда, но уши для эльфа – это что-то личное и не оскорбление.

Алатиэль тихо охнула, когда её неожиданно «прибило» к земле. Учитывая рефлекторное сопротивление тела вышло, мягко говоря, неприятно. Боль отбила любое желание припираться, а из глаз брызнули слёзы. Она и сама знала, что рану нужно обработать, но, оценивая все шансы, посчитала, что это нерациональная потеря времени, которого у них и без того нет. Потеря крови была не такой значительной – или же Алатиэль занималась самообманом, чтобы не паниковать в сложной ситуации – а потому девушка старалась не обращать на неё внимание. Полукровка же решил всё за неё и, несмотря на грубость в действиях и словах, пытался спасти ей жизнь.

Эльфийка прикусила язык, чтобы не продолжить обмен колкостями. Стоило отдать музыканту должное – он хотя бы пытался спасти ей жизнь, а не кинуться к выходу из логова при первой возможности, бросив её здесь. А вот когда он потянул её на руки, Алатиэль уже возмутилась.

- Ты чего делаешь? – ну то есть «чего» - понятно, но «с чего вдруг»?! Ладно. Это тоже понятно. Но возмутительно!! – Поставь! – Не рационально. Не целесообразно. Глупо. Но всё естество Алатиэль упрямо кричало, что это неправильно и так быть не должно. Можно подумать, её кто-то послушал… - Тебя же тоже ужалили, - слабый аргумент в пользу того, что ей лучше идти самой, а не полагаться на силу полукровки, который, несмотря на то, что с самой первой встречи и по сейчас эльфийку не покидало чувство, что перед ней враг, помогал ей всеми силами.

Они продвигались к выходу по длинному коридору паучьего логова. Оно разветвлялось, оставив двоих в темноте и на какое время в тишине перед выбором нужного прохода, который как мог вывести их наружу, так и столкнуть лицом к лицу с пауком.

- Воздух идёт оттуда, - Алатиэль показала направление. – Должно быть, там выход.

Едва она высказала предположение, как уловила неприятный звук где-то в конце второго тоннеля.

- Как быстро ты бегаешь?..

+1

9

Длиннорогий. Хотя что она придолбалась к его аккуратным, лакированным рожкам! Между прочим когда-то он хотел сделать себе на них серебряное тиснение. Учитель отговорила. Шорох и вопрос эльфийки заставил насторожиться.
   - раза в два быстрее человека.
[float=right]http://s5.uploads.ru/t/bC8VX.jpg[/float]

    Ухо шевельнулось подстраиваясь под неожиданный звук. Засранство. От паука не убежишь, его шаг длиннее раз в семь, а то и в восемь. И дорогу он знает лучше их.  Он огляделся по сторонам в отчаяньи ища выход. И нашел.
  - ни звука благородная госпожа. И не шевелитесь.
     Кай бегом направился к ближайшему скоплению коконов. Их было порядком, больше десятка. Интересно сколько же лет, а то и десятилетий живет здесь этот паук? И почему поднялся среди зимы, в самое лютое для него время? Опустившись на колени он бережно опустил свою ношу в застилавшую пол и стены паутину. После чего начал стаскивать на них коконы предыдущих жертв паука. Из одного свертка паутины явственно проступали оленьи рога, из другого ратище не то лося, не то крупного быка.
           Из третьего скалился человеческий череп.
             От коконов тянуло гнилью и чем то нестерпимо едким.  Но именно это и нужно было полукровке. Создав “баррикаду” он едва успел отпрянуть, из последних сил создавая призрачную завесу, и замерев. Паук, как и свои мелкие собратья, наверняка ориентировался на вибрацию и зрение. Но темнота безопасного подземелья делала его восемь глаз еще более бесполезными, чем зрение полукровки. А чувствительность лап неизменно падала с размером, иначе он бросался бы на любую мышь в своей пещере и сдох. А значит шансы были.
             И все же Кай едва успел. Тварь появилась в проходе куда быстрее и бесшумнее чем он ожидал, и замерла. Замер и он сам, едва дыша. Только оцепеневшие как стальные крючья пальца вцепились в руку девушки когда ученик чародея впервые увидел то с чем им пришлось столкнуться в полной красе.
       Она в чем то даже была прекрасна, гротеском и ужасом за пределами человеческих рук и помыслов. Едва ли не в два раза выше человека и соразмерно шире, паучиха воплощала все то чего боялись люди в безобидных домашних паучках.  Бык спеленутый в кокон казался крупной мухой по сравнению с этим чудовищем. На волосках покрывающих непробиваемый панцирь не было ни паутинки, ни грязи. Но запах!
          От твари несло трупом и гнилью, как от любого нечистоплотного хищника. Мгновение постояв в проходе, и поведя в воздухе мандибулами, арахна с устрашающей скоростью направилась в соседний коридор и исчезла. Кай с трудом подавил накатывающее желание немедленно бежать. Это бы убило их обоих.
          - Ждем. Она сходит еще раз за добычей.
         Прошло порядка двадцати минут в безмолвии среди трупов, прежде чем тварь вернулась и с сухим перестуком суставов исчезла в проходе направляясь наружу. Подождав пока эхо пугающего хруста исчезнет из его ушей, Кай аккуратно поднял девушку на руки и не спеша, так чтобы не упасть и не покалечится, пошел к выходу.
    Как оказалось от холодного зимнего солнца и белизны снега их отделяло не более пяти минут. Отблеск едва не ослепил ученика чародея и он замер, ожидая пока зрение, привыкшее к тьме пещеры, вернется.

+1

10

Если этот день мог стать ещё хуже, то он определённо стал. Алатиэль не боялась монстров. Она понимала их природу. Часто знала, с какой стороны к монстру подступиться, чтобы его убить, а когда – нужно убежать, потому что ей это не под силу. Но, как и всякое живое не лишённое рассудка, она хотела жить. И когда чувствовала, что жизнь может вот-вот ускользнуть, - боялась. Хуже возможной смерти от потери крови, заражения или нападения паука, оказался только план полукровки по их спасению.

Когда Алатиэль снова оказалась в паутине, она напряглась, опасаясь, что доброта музыканта кончилась и теперь, видя, что паук вернулся за своей добычей, он ему эту добычу возвращает. Эльфийка думала о полукровке явно хуже, чем он заслуживал, но ничего не могла поделать с инстинктами и медленно зарождающейся паникой. Когда музыкант начал складывать на них коконы, Алатиэль вжалась спиной в паутину, словно так могла отстраниться от коконов и того, что было в них. Она ощутила ужас, который холодом забрался к ней под кожу, заглушив естественное отвращение. Алатиэль казалось, что её погребли заживо под телами разлагающихся трупов животных и людей, и даже то, что это должно было по задумке полукровки спасти им жизни, - не улучшало ощущение.

Паника подкатывала. В темноте, зловонии и шорохах Алатиэль забыла обо всём. Взгляд эльфийки панически метался от одного угла пещеры к другому, стараясь избегать прямого взгляда на коконы и их содержимое. Она даже не заметила, как сильно полукровка сжал её запястье, оставляя на нём синяки. Алатиэль каждая секунда, проведённая под коконами, казалась вечностью. Она лишь про себя обращалась к богам в надежде, что это кончится, и надеялась, что не закричит, когда паника достигнет апогея.

Она и сама неосознанно впилась в руку полукровки, когда он не позволил ей подняться, а заставил подождать, пока паук не вернётся обратно. Зато после такого приключения во второй раз уже не противилась оказаться на руках у музыканта, а даже сама прижалась к его груди, с силой жмурясь. Её напугали не пауки и своя вероятная смерть, а смерть этих животных и людей, которые погибли из-за паука, что завёлся здесь. А ещё она не справилась. Не смогла помочь этим людям, которые понадеялись на героя. Всё, что она могла, - это сообщить об арахниде в гильдии, и надеяться, что её более опытные товарищи справятся с ним.

+1

11

Когда глаза привыкли к свету, Кай смог наконец то рассмотреть где они находятся. Много пользы это не принесло, он не настолько хорошо знал окрестности Росентауна и села вокруг него.  Ориентир к дороге конечно был - чудовище оставило за собой солидный след в снегу, ясно различимый при свете ранних звезд. Полукровка не знал, что это не был ближайший путь к теплу и людям, но идти по следу арахнида точно не собирался.  Посмотрев на небо, и запомнив приблизительное расположение созвездий. Кай скрипя снегом под сапогами направился в противоположную сторону. Следовало убраться как можно дальше, до того как чудовище вернется. И тогда, в относительной безопасности, разобраться что делать.
       Хотя то что они выбрались из логова, давало только шанс выжить. Февральская ночь уже входила в свои права и им нужно было достигнуть тепла раньше чем мороз запустит в них свои когти.  Снег схватило легким морозцем, но наст был слишком тонкий, чтобы выдержать их вес. По счастью хоть снега были не слишком глубоки. Они оставляли за собой широкий след, но Кай надеялся что паук не настолько умный что бы догадаться по нему пойти.  Тогда скорее всего пришлось бы драться, а шансов победить было немного.
                   Снег не был глубоким, но все равно затруднял продвижение. Сейчас бы пригодился его конь, но искать его у логова паука было дурацкой затеей. Скорее всего прибьется потом к людскому крову, осчастливив нежданным подарком в виде его вещей хозяев. Радовало что хоть самое ценное осталось с собой, в суме и на поясе. Паук не разбойники, оббирать вещи не стал.
                   Кай шел долго, считая шаги и стараясь не тормошить прижавшуюся к нему девушку. Кай понимал что той крепко досталось после всего произошедшего. Откровенно говоря он бы и сам предпочел дойдя до ближайшей корчмы напиться в ничто, чтобы смыть остатки страха и отвращения. Оставалось лишь радоваться что боги милостиво позволяли забыть или привыкнуть.  На седьмой сотне шагов он вышел к небольшой круче над белеющей льдом рекой. Серпик луны  освещал лес редеющий ниже по течению. Небо было безоблачным, и звезды были хорошо видны. Погони за ними не было и можно было позволить себе остановится.
                   Тем более что он понятия не имел куда дальше идти. А морозец уже начал просачиваться под зимний плащ. Спустившись под кручу Кай устало сел на глинистый, замерзший склон, укрыв спину от ветра.
- Благородная госпожа, мы похоже сбежали от твари. Но я не знаю куда нам дальше. Мы можем отсюда выйти к теплу и крову? В противном случае придется думать как ночевать под звездами и не околеть.

+1

12

Алатиэль не думала, что неосознанно прижимается к врагу в поисках тепла и защиты. Даже настойчивый голос в голове, который постоянно твердил, что перед ней порождение тьмы, стих. Она устала. Потеря крови, ранения и пережитый страх после встречи с арахнидом и мучительное ожидание спасения из завала коконов, вымотали её. Алатиэль замерзала. Холод зимы щипал кожу, побледневшую и приобретшую нездоровый оттенок. У эльфийки не хватало сил даже на то, чтобы худо-бедно обработать свои раны или просто взглянуть на них. Ей ужасно хотелось спать и размеренное покачивание вместе с теплом чужого тела располагали. Она старалась держаться в сознании, потому что понимала, что уснуть прямо сейчас и здесь – равносильно тому, что принять смерть.

Эльфийка открыла глаза, когда полукровка остановился. Она смутно угадывала местность.

- Там деревня, - Алатиэль указала направление взглядом, едва приподняв замёрзшую руку. Тепла не хватало, но путь до деревни был близким. Для двух здоровых людей. А здоровыми они не были.

Эльфийка скользнула взглядом по музыканту, пытаясь отыскать его рану – абсолютно бесполезное занятие в текущем состоянии. Она не могла помочь себе, что уж говорить о том, чтобы помочь полукровке. Сил не было даже на простое заклинание. Следов ран она не нашла, и решила, что спаситель более удачлив, чем она.

Оставаться на улице, когда с приближением ночи становилось всё холоднее, было не резонно. Потратив почти час, добираясь по изматывающим сугробам, они оказались в деревне, откуда Алатиэль уходила ещё утром, чтобы узнать, кто докучает жителям деревни. Теперь она знала ответ.

Они постучались в первый дом, на который указала Алатиэль. Она знала хозяина, который показал ей, где напали на травников. Он испугался, увидев героя в не-геройском состоянии, но на просьбу выделить им кров на ночь, чтобы утром разобраться с проблемой, долго извинялся, ссылаясь на то, что в деревню пожаловал караван и те заплатили за постой. Подходящего места не было, но им позволили остаться в хлеву, выделили несколько тёплых одеял, ткани на перевязку, чистую воду и пищу, пообещав, что позовут лекаря, чтобы осмотрел раны.

Разместившись на настиле, Алатиэль подождала, пока станет немного теплее и будет не так сильно клонить в сон. Разговоры отвлекали от немеющего бока, замёрзшего тела и желания провалиться в сон.

- Прости. Я была к тебе несправедлива.

Она была абсолютно искренней, и сейчас понимала, что незаслуженно обидела полукровку в Росене. Он спас её от арахнида и принёс сюда, хотя не должен был рисковать своей жизнью.

- Спасибо, что не оставил там.

+1

13

Когда они добрались до деревни он окончательно раздраконил едва начавшую подживать дырку в бедре, и стал ощутимо прихрамывать. А облегчение которое он испытал учуяв  дым поднимавшийся из печных труб, а потом увидев огоньки пробивающиеся из щелей закрытых на зиму ставен было самым теплым за последние несколько дней.
Впрочем с теплом у них сложилось не до конца. Староста, или кто там нанял девушку, в постое отказал. Он не был злым человеком, и ему явно было стыдно за то что он не может предоставить раненым кров, но не выгонять же на мороз тех кто уже ночует внутри? К тому же Кай смутно подозревал, что это был за “караван”. И если это был именно тот с которым он шел, то к утру шуметь о пауке будет не только село, но и округа.
    Устроив девушку в углу, Кай потратил какое то количество времени на, то чтобы создать сносные условия в которых они могли бы поесть и переночевать. Восстановить силы было необходимо. Им дали в достатке горячей еды, подогретого молока и одеял, всем этим праздником хозяин словно извинялся за свою неловкость и даже денег не взял.  Но поселили в хлеву. Запах от недовольно фыркающих коров, взбудораженных запахом крови, был мелочью жизни. Стены и толстый слой сена в пустующем по зиме загоне давали укрытие от холода и ветра. Но вот огня больше лучины над кадкой с водой не предвиделось.
    Собственно в свете этой лучины и стало очевидно куда его ужалил паук - правая штанина была измазана в засохшей липкой крови. Черной. Наскоро осмотрев ногу, ученик чародея вздохнул с облегчением. Яд конечно сделал свое  дело, но само жало прошло вскользь. Оставив неприятную, но не страшную рану. Повезло. Он вернулся к быту, “сервируя” щедрый ужин на перевернутых яслях. Он как раз заканчивал, когда эльфийка решила заговорить. Слушая её Кай поднял бровь.
                      - Даже у полудемона должны быть свои стандарты. К тому же бросать девушек в подземельях не входит в мои привычки.
Рожек на голове видно к слову не было. Даже в текущих сложных обстоятельствах Кай не забывал об иллюзиях, и не хотел чтобы ситуация из сложной стала сущим кошмаром. Аккуратно взяв пустую деревянную чашку, взвесил на руке и легонько, так чтобы не было больно или тем более выскочила шишка, стукнул девушку ею по лбу.
                      - Прощена. И не поднимай этот вопрос больше.
Он закончил накладывать кашу, парящую в прохладном воздухе хлева,  когда понял, что забыл нечто важное. Хотя, всегда можно было наверстать.
    - Кушать подано, пресветлая госпожа. И к слову как тебя зовут?

Отредактировано Kayden Laftryl (2019-11-08 14:01:12)

+1

14

Алатиэль не обижалась на хозяина. Человеком он был добрым, но так сложились обстоятельства. Не раз эльфийке доводилось спать под открытым небом. По разным причинам. Этот опыт, хоть и не был в зимнюю и холодную пору, научил её во всём искать плюсы. Даже сейчас Алатиэль их видела. Они не в снегу, не на продуваемом холодными ветрами пустыре, а явно более защищённом от зимнего холода хлеву. Запах не доставлял неудобств. Алатиэль была слишком слаба, чтобы обращать внимание на такую мелочь. В ворохе из одеял она смотрелась смешно, будто ребёнок в родительских вещах, которые висят на нём мешком, потому что не по размеру. От девицы, которая бойко огрела полукровку ковшиком, не осталось и следа.

Сил на боевой настрой не было, поэтому на жест полукровки Алатиэль только инстинктивно зажмурилась. И не возмутилась после, потому что её «стукнули» явно не так сильно, как одного «длиннорогого».

- Алатиэль.

Она взяла в руки плошку с кашей. Кое-как полулёжа села, чтобы можно было есть. От еды шло приятное согревающее тепло. Взяв в руку ложку, она подняла взгляд на музыканта и спросила:

- А тебя?

На их скромном столе яств было немного, но среди них Алатиэль заметила две румяные булочки, щедро смазанные мёдом, уже давно остывшие и явно испечённые утром или в лучшем случае – днём. Смотря на них, эльфийка вспомнила, что за день подходил к концу.

- День встречи Мара и Кйены, - вслух осведомилась Алатиэль. – В Росене сейчас, наверное, красиво и шумно.

Даже немного жаль, что пришлось уйти из него раньше, чем она планировала. Хотя… она торопилась встретиться с родителями, а непогода задержала её в городе дольше, чем нужно было. С другой стороны… если бы она ушла раньше и оказалась в деревне, то вряд ли бы осталась жива. Из логова арахнида без сторонней помощи она точно бы не выбралась.

- Я могу помочь. С раной, - Алатиэль предложила помощь, когда в свете лучины заметила чёрную кровь на вещах полукровки. И ей стало совестно, что он с такой раной тащил её до деревни.

+1

15

Ученик чародея тоже потянулся за ложкой. Горячий ужин был именно тем что мог бы прописать лекарь по утру. Даже приключение в пещере стало казаться не таким уж мрачным.  Тем более что слезы лить не имело ни малейшего смысла. Это был один из первых уроков который он вынес от своего учителя. Смейся, как бы тебе не было тяжело. И чем тебе тяжелее тем громче пусть будет твой смех.     
- Кай. Кайден Лафтрил.
Последнее было немного странным.“Лунный танцор”. Прозвище, сомнительно что у полудемона могло быть родовое имя,  почему-то оказалось на родном для Алатиэль языке. Причем личное имя было явно человеческого происхождения. Впрочем, на утонченного эльфа с аппетитом и нахваливаниями уплетающий все подряд Кай сейчас не походил даже внешне. Возможно даже чересчур, по крайней мере комментарий про праздник весны и любви заставил его подавится от неожиданности и он удивленно поднял глаза на девушку. После чего быстро заработал челюстями явно намереваясь что-то сказать. Но не успел, эльфийка, заметив дырку в ноге, перевела тему
Кай  по-птичьи проглотил кусок застрявшей каши, запил молоком из крынки и скосился  на собственное бедро. Откровенно говоря эльфийка была права, рану стоило обработать. Он конечно привык к собственной браваде, утверждавшей что зараза, на заразу не липнет. Но лучше прочих знал что липнет, разве что немного реже чем на остальных.
- Ну, если считаешь нужным…  Но никакой магии.  Если ты сейчас начнешь пытаться пропускать через себя магические потоки, то боюсь дело кончится для тебя весьма неприятно.

+1

16

- У тебя необычное имя.

«Как для полукровки с кровью демона» - хотела бы сказать Алатиэль, но вовремя пресекла желание добавить что-то ещё. «Что-то», что могло бы вернуть их на прежний путь ведра и ковша.

- Для чужака.

Такой вариант показался эльфийке достаточно нейтральным, чтобы объяснить то, что она имела в виду, в очередной раз не оскорбив полукровку.

Алатиэль будто и не заметила, что упоминание праздника вызвало у полукровки странную бурю эмоций, которую она бы приняла за смущение. Сейчас эльфийка смотрела на своего спасителя иначе. Не как в той злополучной бане, где он был для неё порождением зла и вдобавок полуголым мужчиной с сомнительными намерениями. Для своей силы он выглядел тощим, чем явно создавал обманчивое впечатление хрупкого юноши. Иллюзию, которая позволяла Каю находиться среди людей, она заметила лишь сейчас.

- Магия действеннее, но, думаю, у меня в сумке найдётся что-то полезное.

«Если по пути ничего не растерялось…»

Алатиэль не следила за сохранностью своих вещей, но сумка была здесь, а в ней на случай всяких каверз эльфийка всегда носила несколько снадобий, мазей и лоскутов для перевязки. Она не знала, когда найдётся свободный лекарь в деревне и как быстро он придёт на помощь. Они и без того потратили много времени, пока добирались сюда. Даже демоническая кровь не могла защитить рану от попадания в неё грязи.

- Сядь ближе. Я осмотрю рану.

Алатиэль приподнялась, отставив плошку с едой, и подтянула к себе походную сумку. Увлечённо копаясь внутри, она достала пару чистых лоскутов, нашла крепкие нити со специальной иглой, хотя надеялась, что они не понадобятся, и эликсир, чтобы прочистить рану от заразы, если она успела попасть в неё.

+1

17

В ответ на чужого Кай сложил голову на бок и иронично улыбнулся. В этой улыбке чувствовалась недосказанность, и явный намек на каплю яда. Но их полукровка не озвучил.
- Потому что звучит на языке твоего народа? Ну так вышло. У моего учителя очевидно в тот момент было романтическое настроение, morwyn noble
Язык народа Алатиэль, ожидаемо от певца, звучал достаточно мелодично, как для выросшего среди людей. Большинство песен лесного народа никогда не переводились и язык, мелодичный и сложный, довольно часто встречался у бардов и менестрелей. К тому же он было одним из древних языков и принадлежал магическому народу. Рукописи и книги заклинаний на нем были не редкостью.
Смотря как девица начала с энтузиазмом копаться в сумке извлекая орудия пыток, Кай вздохнул. Собрав и отодвинул в сторону еду, благо ничего не осталось. После чего встал на ноги и отошел в сторону повернувшись к девушке спиной.
            - Не поднимай голову пару минут.
            Собственно намерение было простое - стянуть штаны, что бы добраться до раны можно было не срезая их. Они конечно были пропитаны кровью и распороты жалом арахнида, но к сожалению после побега коня,
были последними.  Утром он собирался их штопать и приводить в порядок, если не магией то ниткой с иголкой. А вот как поведет себя девица был не уверен. Сейчас все было хорошо, но вдруг та снова оскорбится и схватится за что-то тяжелое. А меч у неё был сейчас под рукой.
Ткань отошла с трудом. Черная кровь, застывая становилась еще более вязкой чем алая человечиская, но не высыхала до конца, оставаясь словно смола. Сбросив сапоги и штаны, Кай завернулся в плащ и сел на их импровизированный стол,  морально готовясь к неизбежным ощущениям. Длинный, но неглубокий порез пришелся в верхнюю часть бедра, и соскользнул. К счастью, по внешней стороне, иначе он располосовал бы артерию и все кончилось бы быстро и скверно.
            - Ну ладно. Врачуй.- Вся ситуация Кая безмерно смущала, но он стремился не подавать виду. Разве что стал ворчливее.

Отредактировано Kayden Laftryl (2019-11-09 12:43:11)

+1

18

Эльфийский из уст полукровки прозвучал как-то… странно. Алатиэль не сказал бы, что плохо, но определённо непривычно.
- А? – Алатиэль удивлённо посмотрела на музыканта, который неожиданно встал из-за их импровизированного стола и отошёл в сторону. Заметив, что он копается в вещах, эльфийка торопливо отвела взгляд, смутившись. Предлагая свою помощь, она не подумала, что рана находит в «интересном» месте, и чтобы до неё добраться, не повредив одежду, её придётся снять.
О том, как работать дальше, Алатиэль тоже не подумала. Спасибо, что Кай решил отвернуться, а не без всякого стеснения раздеться прямо перед ней, помня пресловутую баню и приключения в ней. Хотя вот из воспоминаний о ней мог бы и не раздеваться…
Алатиэль повернулась, когда Кай, закутавшись в одежду, сел повыше, чтобы им было удобнее. Эльфийка впервые за всё время после столкновения с арахнидом порадовалась, что из-за кровопотери не видно, что она краснеет и смущается. Впрочем, и без краснеющих щёк хватало других признаков. Например, медлительности и зажатости. Алатиэль старалась не смотреть на парня, хотя понимала, что ей придётся не только смотреть на чужое голое бедро, но и прикасаться к нему, если она хочет обработать рану.
Пытаясь концентрироваться именно на деле, Алатиэль взяла всё, что ей может понадобиться, подобралась ближе и аккуратно сдвинула ткань в сторону на внутреннюю часть бедра, чтобы открыть себе обзор. Рана выглядела не так паршиво, как могла бы, но всё равно нуждалась в уходе.
- Ты учился магии у эльфов? – Алатиэль решила, что лучше завести разговор на отвлечённую тему, чтобы не смущать ни себя, ни собеседника. Она никогда раньше не занималась обработкой чужих ран – не было в том нужды. Только латала саму себя, когда что-то шло не по плану или не так хорошо, как хотелось бы. Заниматься этим, участвуя со стороны, было намного проще и удобнее, чем как-то сбоку пытаться подступиться к себе. Ситуацию ухудшало только то, что перед ней был малознакомый парень, едва ли одетый.
Алатиэль осторожно промыла и обработала рану, стараясь смотреть только на неё и не отвлекаться ни на что другое. Это помогало меньше смущаться и больше заниматься делом. К тому же, она заметила, что Кая вся ситуация тоже смущала. От осознания этого становилось легче.
- Можно накладывать повязку, - заключила Алатиэль, когда придирчиво осмотрела рану, и отвлеклась на чужие шаги.
- Я, кажется, не вовремя…
Незнакомый мужчина застыл в хлеву, смотря на Алатиэль и Кая.
- Мне сказали, что нужна помощь лекаря, - попытался он объяснить своё присутствие, торопливо отведя взгляд.
Алатиэль сначала обрадовалась его появлению, а потом поняла, что пришло в голову лекаря при виде парня без штанов и сидящей у его колен девушки.
- Это не то, о чём вы подумали! – сказать это было самой большой ошибкой эльфийки. – Вас долго не было, и я решила сама заняться раной. Вот, - она торопливо показала на снадобья. Тряпицы, испачканные в чёрную кровь, Алатиэль, перестраховываясь, спрятала в сумку, чтобы избежать проблем.

+1

19

По счастливой, несчастливой случайности краснеть ученик чародея просто не мог. Цвет крови не тот. Если бы не эта особенность, то вероятно в комнате можно было бы обнаружить двух красных как помидор длинноухих. Не рассказывать же эльфийке сбившимся тоном, что несмотря на весьма оригинальное отрочество и образ предполагающий  “блядство, пьянство, тунеядство”, пока что хоть какие-то успехи наметились лишь в последнем. Внезапно его увлечение музыкой, то смешившее, то раздражавшее учителя, пригодилось и смогло даже приносить сносное пропитание. Но вот остальное... С алкоголем его организм поступал как и с прочими ядами, да и тянуло редко. А что до прекрасных дев, то не уточнять же, что только  недели две как расстался с опекуном, и постель успел за это время разделить разве что с трактирной кошкой. В лесу и на большаке с прекрасными девами как то не складывалось. Что только подтверждала имеющая место быть ситуация.
И все же он старался смотреть в сторону, искренне радуясь болезненному ощущению который не давал мыслям загулять настолько далеко, чтобы это стало заметно и конфуз недопонимания понесся вперед с удвоенной силой.
- У полуэльфа. Полукровкам легче найти общий язык. Мы не принадлежим ни к одному из миров откуда происходят наши родители. Кем бы они ни были. Впрочем, наверное, это приемлемая плата.
              Пальцы осторожно промывали рану, которая ввиду обильного кровотечения была и без того чистой. Черная кровь великолепно пачкала как пальцы так и ткань и пахла пеплом. Эльфийка действовала очень аккуратно, сосредоточившись на задаче. Что в этот раз сыграло им дурную услугу.
И вот тут в дверь таки вошли. Лекарь поначалу не понял что происходит - все же в хлеву горела аж одна лучина. Но потом взгляд остановился на ране и глаза мужчины стали круглыми.  Кай вздохнул. И сново здорово… интересно, перспектива бегать по лесу без штанов от толпы с факелами, будет возникать каждый раз когда они встречаются с этой девушкой? Проклятье что ли? Он со щелчком пальцами снял заклинание иллюзии, показывая миру рога. Стоявший за лекарем староста охнул от удивления.
- Бок ему свой покажи, скромница наша. У тебя там сидит дырка похуже моей. Я посижу носом к стенке.
После чего отвернулся к стене, перематывая бедро уже самостоятельно. Как ни странно но то ли мужчина имел уже опыт с полукровками, то ли невольная неудобная ситуация делала ситуацию не настолько страшной. Лекарь вежливо но решительно выставил старосту, и перевел вопросительный взгляд на девушку.

+1

20

Алатиэль не успела спросить, что же такого Кайден получил взамен за «полукровость». Ей всегда казалось, что это скорее доставляет проблемы подобным детям, чем как-то облегчает им жизнь. Например, Кай. В нём была тёмная кровь, и именно она диктовала отношение к нему на уровне внутреннего чувства, создавая обманчивое впечатление о парне. Он был лучше этой тёмной крови, которая говорила за него. Именно из-за демонической крови он не мог показывать свой истинный лик или допускать, чтобы кто-то видел его раны или даже мелкие царапины и порезы – всё это вело к тяжёлым последствиям, и хорошо, если его просто выгонят в ночь из деревни, а не сделают чего похуже.
Эльфийка никак не рассчитывала, что лекарь придёт не один, а вместе со старостой. Алатиэль надеялась, что успеет обработать рану и перевязать её, но упустила момент, а ведь могла бы предвидеть появление гостей. Судя по их лицам, что Алатиэль заметила уже после того, как сделала поспешные выводы, даже свет от лучины не спас Кайдена от осуждающего взгляда и раскрытия его личности. Что делать с этим – она не знала, но надеялась, что связь полукровки с героем из гильдии как-то смягчит наличие демонической крови.
На «скромнице» Алатиэль покраснела бы ещё больше, если бы могла. По этой же причине она ничего не сказала.
Лекарь подошёл ближе, едва выпроводив старосту из хлева, и, иногда бросая короткий взгляд в сторону полукровки, занялся раной эльфийки. Чтобы она чувствовала себя комфортнее, лекарь сел спиной к Кайдену, очевидно, нисколько не опасаясь, что тот может нанести ему удар в спину.
- Где вы получили эту рану?
Вопрос лекаря вывел Алатиэль из ступора. В прошлый раз, когда её раной занимался Кайден, она не думала, где та находится, да и сейчас тоже не сильно уделяла внимание открытому животу. Мысли об оголённости появились только после злополучных штанов Кая и ситуации, в который их застал лекарь и староста.
- Арахнид. Он ударил жалом.
Лекарь осторожно срезал слой паутины, очистив рану.
- Шелк спас вам жизнь, несмотря на то, что жало могло убить.
Алатиэль лишь в очередной раз могла поблагодарить Кайдена за сообразительность и упрямство.
Провозившись с раной, лекарь наложил повязку, высказал несколько рекомендаций по уходу за ней и выпрямился, бросив взгляд на полукровку, когда Алатиэль уже спряталась под ворох вещей и одеял.
- Нужна помощь с бедром?

+1

21

Пока лекарь занимался ранением эльфийки, Кай быстро и без осложнений разобрался со своим бедром. Ничего нового в этом не было, ему уже доводилось перевязывать как свои так и чужие раны, особенно в последние пол года. Тем более что большую часть работы выполнили чуткие руки девушки… Кай словил шаловливо убегающие мысли и быстро ухватился за следующую задачу, чтобы задать мозгам менее неудобное направление мыслей. Утром он сможет без опаски воспользоваться магией. С его поверхностной раной все было просто. А вот дырку в боку Алатиэль так просто было не затянуть. Рефлекторно полукровка оглянулся, чтобы посмотреть на рану, но заметив в свете лучины отблеск голого тела, и столкнувшись взглядами, резко отвернулся, старательно изучая ряды которыми был построен сруб хлева. О, их же можно посчитать…
           На восьмом его отвлек голос лекаря который спрашивал нужна ли ему помощь.
            - Если считать таковой новые штаны, досточтимый лекарь. Они понесли сокрушительный урон, и я боюсь дотянут ли до утра.
Слова и голос Кая были легки несмотря на обстоятельства и вероятные осложнения с селянами. Лекарь, так и не назвавшись хмыкнул и отвернулся от полукровки переведя взгляд на девушку.
- Воля твоя. Тогда тут, я сделал все, что мог. Благородная госпожа. Вам надобно соблюдать покой порядка недели с такой раной, до того как вы вообще помыслите о том, чтобы двигаться в путь.  У вас обоих вероятна горячка, которая может начаться уже с утра. Но вы молоды и думаю что через день другой она пройдет. А мне стоит заняться остальными ранеными. Ввиду скудности средств оставшихся в наличии, стоит надеяться на покой и сон как на лучшие лекарства.Я упомяну что вас до утра нельзя беспокоить, ввиду ранений. А вы, уж как то перебейтесь, и не потревожьте раны, молодые люди.
Лекарь встал и направился к дверям.

+1

22

Алатиэль почувствовала себя неуютно. Она хотела отплатить Кайдену за помощь, а в итоге случайно подставила его перед лекарем и старостой деревни. Это не входило в её планы, хотя, будь полукровка худшего о ней мнения, мог бы предположить, что всё это преднамеренно разыгранная сцена. Эльфийка думала, как выкрутиться из ситуации. С ранами и зимой особо не побегаешь от разозлённой толпы, а получится ли уговорить старосту и лекаря не устраивать разбирательства? Алатиэль надеялась, что «близость» полукровки с героем всё же заставит старосту задуматься и не поступать опрометчиво, но определённо стоило внимательнее следить за происходящим, чтобы в этот раз уж точно не нагрянули неожиданные гости.
Эльфийка кивнула на наставления лекаря и, стоило ему уйти, прислушалась. Она слышала лишь шаги человека, который уходил от амбара и шёл в сторону таверны, которой заправлял хозяин – видимо, отчитаться ему о результатах лечения.
- Надеюсь, что староста будет благоразумным, - вслух подумала Алатиэль и подтянула к себе уже порядком остывшую пищу.
После помощи лекаря рана болела не так сильно, хотя и отнимала много сил. То, что придётся задержаться, Алатиэль нисколько не устраивало, хотя она решила, что утром обязательно ещё раз переговорит со старостой, чтобы отослать письмо в гильдию при первой возможности. Лучше сообщить им об арахниде как можно быстрее, пока паук не убил кого-то ещё, заметив, что в его гнезде на два кокона стало меньше.
- Тебе есть куда пойти? – Алатиэль бросила взгляд на музыканта и быстро его отвела, всё ещё помня смущение от момента, когда они столкнулись взглядами. Она старалась больше уделять внимания еде и как можно быстрее устроиться спать.

+1

23

- Сейчас, завтра, вообще или в принципе?
          Не то чтобы полукровка, не доверял старосте. но Кай  встал,  протопал к входу и намертво подпер его яслями. Как минимум теперь можно было не ожидать побудки в теплом кругу любителей чистоты крови и веры. Хотя откровенно говоря деревне наверняка на момент не до них. Но выкладывать свои не слишком веселые предположения эльфийке, Кай до утра был не намерен. Достаточно ощущения бессилия у него самого.
             После чего похромал вытряхивать одеяла и делать им “кубло”. Плащи он бросил под низ, на солому, а сверху наворотил то еще гнездо из сена и одеял. Доктор конечно, как это было часто случалось в их цеху, оказался “с кислинкой”, довольно быстро смекнув самый очевидный способ сохранять тепло ночуя вдвоем в неотапливаемом хлеву.  С другой стороны он наверняка не будет провоцировать погром на одну персону. Кай  чувствовал что он ему не по сердцу, но принципы у прошедшего в пургу в село доктора, были явно выше симпатий или антипатий. Так что ночью скорее всего их не тронут. Утром же… а утром и посмотрим.
В чем то ему наверно везет на понимающих людей. Их редко найти, но если уже столкнулся, то они на цену ишеханских алмазов. А тут два за один день. Ну ладно, неделю. Тем не менее.

+1

24

- Если нагрянут деревенские.
Алатиэль не уточняла сроки, но считала, что это и без того понятно. К полукровкам относились одинаково, если кровь у них была хоть на треть демоническая. Лелеять особых надежд на доброту не стоило, хотя эльфийке хотелось верить в лучшее. Не только из-за того, что из-за полученной раны она устала и отчаянно хотела выспаться, раз уж застряла в этой деревне на неопределённый срок, а потому что чувствовала себя одновременно обязанной и виноватой.
Закончив с ужином, Алатиэль оставила посуду в сторону, чтобы она не мешалась и они случайно не задели её среди ночи – вдруг кому захочется проветриться на морозе. По крайней нужде. Из-за бессонницы, например.  Заметив боковым зрением, что Кайден не сидит на месте, а сооружает будущее место ночлега, эльфийка, только присмотревшись, осознала, что все тёплые вещи и одеяла, которые им выдал хозяин, оказались в одной куче. Спать им светило вдвоём. По вполне понятным и закономерным причинам. Вещей мало. Огонь в хлеву не развести, а потому ночью будет холодно, учитывая время года. Всё, что они могли сделать – это спать близко друг к другу, обмениваясь теплом.
«Он же наденет штаны?..»
Испорченная, порванная и мокрая из-за крови вещь не согревала и на ощупь явно была мерзкой, но сама мысль, что рядом спит парень без штанов вгоняло Алатиэль в краску. Но какой был выбор?
Стараясь не смотреть на полукровку, Алатиэль попыталась сначала устроиться на боку, спиной к Каю, но из-за потревоженной раны поняла, что выбрала плохой вариант. Пришлось перевернуться на спину, подтянуть одеяло до подбородка, когда лучина потухла, и смотреть в потолок, стараясь не думать, кто лежит рядом.

+1

25

- то я начну убивать, благородная дама. Я хочу жить. Пробьюсь к лесу и попробую уйти. Это не стражники которым можно что-то объяснить документом с печатью и подписью. В селах всегда все и хуже, и легче одновременно. Ты или герой, или демон. И первое может перетечь во второе по легкой прихоти посмотревшей на тебя не так дочери мельника, и кузнеца который давненько хочет утащить её на сеновал.  И откровенно говоря даже тебе я бы не советовал попадаться им в лапы.
    Кай решил не продолжать речь. Он немного сгустил краски. И так высказался излишне откровенно. Да и как пояснить эльфийке что лучше оказаться в городском зиндане, чем быть сожженным на костре по прихоти ополоумевший священника?
    К потере штанов он свыкся, кого угодно умиротворяет холод, обвязав верхнюю шерстяную рубашку наподобие юбки можно даже существовать. Потому что жизнью это назвать сложно. Второй год как он покинул Иш-Калаф и не было дня чтобы он не жалел об этом. Там все же была цивилизация.
   Он подождал пока эльфийка ляжет первой, после чего завернул над ними кокон не хуже подарившей их твари. Тепло был драгоценностью, особенно когда Кай коротким шепотком погасил лучину. Они остались в темноте, посреди медленно текущей ночи. Время текло медленно и незаметно, их хлева не было видно даже тени от звездного света. Зато хорошо было слышно дыхание девушки. Вдох - выдох. Он решил начать считать вдохи что бы заснуть.
Ха. Оптимист. Если ты думал что тебя достаточно измотало что бы не думать где, как и скем ты оказался, то подумай еще раз!  Досчитав до трех с лихуем тысяч Кай не выдержал.
- Не спишь?- ответ был очевиден, а фраза показалась глупой.

Отредактировано Kayden Laftryl (2019-11-09 23:23:33)

+1

26

Алатиэль не нравилась перспектива драк и убийств в деревне. Сожжения невиновных – тоже. Она лишь вздохнула и впервые за долгое время мысленно обратилась к богам, чтобы не пришлось разбираться с чужими предрассудками и их последствиями. Просить Кая держать себя в руках и смиренно ждать своей участи, если кому-то захочется прийти по его голову, - бессмысленно и глупо. Конечно, ему стоит сбежать при первой возможности. Переубедить деревенских, которые живут байками и выдумками, невозможно. Алатиэль прекрасно это понимала. Как и то, что её, реши она вступиться за полукровку, скорее припишут к его пассиям, сообщникам и скрытым демонам, которые обманом пытались провернуть свои тёмные дела, притворившись героем.
Прогоняя от себя тревожные мысли, эльфийка пыталась уснуть. У неё никогда не было проблем со сном, но попробуй тут закрой глаза и усни, когда рядом лежит малознакомый человек. Одно хорошо – Алатиэль перестала смотреть на Кая, как на демона, у которых на уме только пакости, но это едва ли улучшало ситуацию. Вопреки хорошим качествам Кайден оставался юношей, а Алатиэль в его тесном присутствии чувствовала себя неловко.
Под слоем из одеял было тепло. Даже слишком тепло. Холод из замёрзших конечностей ушёл, но жар смущения постепенно начал спадать, когда Алатиэль убедила себя, что никак не касается полукровки. Ну и что, что они под одним одеялом и лежат рядом. В одежде же. Ну, почти…
Вопрос Кая её не удивил. Алатиэль продолжала так же смотреть в крышу, хотя ничего не видела из-за темноты, но зато дыхание музыканта казалось ей громким.
- Не могу уснуть... Полагаю, ты тоже, - на последних словах в голосе эльфийки слышалась усмешка, хотя Кай не мог ей видеть.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Нынешнее время » 14.02.1203. Удача подвела


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC