http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 28.06.1203 - "Медведица и ее медвежонок"


28.06.1203 - "Медведица и ее медвежонок"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата и время:
28.06.1203, полдень.

2. Место действия, погода:
Береговая линия к югу от Эврога, заброшенный форт возле утесов, который постепенно поглощает лес. Погода довольно солнечная, но ветер с востока гонит с моря в сторону континента довольно мрачные тучи.

3. Герои:
Виктория Ремнли, Фрейя, Аэльдесон, ???.

4. Завязка:
Итак, виверны. Летающих тварей можно пустить на множество интересных вещей. Их мясо, хоть и жесткое, но все же, довольно питательное. Их чешую можно использовать при создании доспехов. Их рога, если у виверны таковые имеются, могут послужить украшением, рукоятью ножа и еще кучей других вещей. Перепонки крыльев можно было бы использовать во множестве вещей, начиная от банальных плащей и заканчивая... здесь воображение заканчивается. Словом, это довольно полезные животные, если измерять их полезность количеством материалов, которые можно пустить в ход и совершенно не думать о смертоносности этих дальних родственников драконов.
Впрочем, смертоносность не мешает некоторым на них охотиться. Не мешает она также охотиться и тем, кто делает это без разрешения гильдии торговцев и при этом отказывается платить налоги. И когда такие вот браконьеры становятся достаточно заметными, гильдия начинает посылать в их сторону уже своих охотников.
Именно так и выглядела, по крайней мере поначалу, вся эта история. Торговцы нанимают авантюристов, дают им вдогонку эльфа-гида из Аортэна, который, вроде бы, должен знать эти места, авантюристы идут в форт, который браконьеры облюбовали, потому что он был рядом с гнездами виверн, живущих в лесу неподалеку от равнин, браконьеры получают по башне и сваливают по домам, больше не занимаясь плохими делами.
Поначалу. И именно так все бы и прошло, если бы не тот факт, что браконьеры сами сейчас пытались собрать как можно быстрее пожитки и свалить по домам, подальше от своей временной базы. Потому что охотиться на виверн - дело, в общем-то, нехитрое. Но вот если спутать их с другими крылатыми ящерами, то будут последствия...

5. Тип эпизода:
Закрытый

+1

2

По сравнению с героями, гильдия авантюристов была куда более тяжелым местом. Многие могли бы с этим не согласиться, учитывая, что героем быть, в каком-то смысле, куда проще. У тебя нет обязательств перед гильдией, кроме вполне очевидных, только нормы морали. Только ты сама, только твое желание заработать и помочь кому-то. Вероятно, задумайся Виктория в самом начале своего пути прочь от Башни, то пропустила бы ту пору геройства вовсе. Тратить время на поиск контрактов, на расследования и прочие вещи, было куда труднее, чем просто работать на торговую гильдию. Да, у торговцев все было куда проще, не в плане, правда, самих заданий, а в плане нюансов, связанных с заданиями. Здоровая конкуренция, а не бездумная гонка “кто быстрее возьмет квест, тот и прав”. Четкие рамки. Никаких норм морали, только контракт и ты. А после, когда Ремнли стала достаточно заметной, и контракты пропали. Не было необходимости больше каждое утро начинать с проверки доски объявлений – ей напрямую приходили заказы, когда они были в наличи, и, честно говоря, такое положение полностью устраивало Викки, ограничившую круг своего общения до минимума, практически исчезнув с заданий, где требовалось несколько человек и перейдя исключительно на те миссии, где требовалось лишь ее присутствие.
Но, всегда бывают исключения. Всегда кто-то может заболеть, получить ранение, или просто попасть в передрягу, и вот, Ремнли уже отправляется письмо с просьбой разобраться с кучкой браконьеров. В конце концов, ничего сложного. Прийти, попугать, удостовериться в том, что больше браконьерствовать эти люди не будут. Предельно просто в плане описания. Предельно просто в плане набранных авантюристов для этого задания – выступать против того, чтобы за работу взялись еще люди, Виктория не стала, прекрасно понимая, что так ей будет еще легче. Ничего сложного, ничего невероятного. И мягко раздающиеся шаги по траве, принадлежащие трем приключенцам только подтверждали это, хотя действительно отчетливо шаги были слышны только у двух из них – женщины в красном камзоле с длинными полами, да гномки с рыжей шевелюрой.
Эльф же двигался почти бесшумно.
Виктория не запомнила его имени. Не нужно было. Гномка вжилась в память сразу же, мгновенно, потому как здравый смысл подсказывал, что именно гномы к знакомствам будут относиться с определенной долей важности. Эльф же всю дорогу был “эльфом”, во многом потому, что, скорее всего, был совершенно посторонним наемником. Гидом, нанятым гильдией, который знал эти места достаточно хорошо из-за относительной близости с Аортэном. По крайней мере, так думали люди, нанимающие его. В действительности же от густых лесов Аортэна этот регион отличался разительно, и когда трое приключенцев, покинув Эврог, пошла вдоль утесов, за которыми ждало только недолгое падение и смерть от удара о скалы, Викки всецело убедилась в том, что задание ее перестает выглядеть таким уж простым.
- Долго нам еще? - про себя, достаточно тихо, переспросила волшебница с заметным раздражением, придерживая рукой трость так, чтобы она была плотно прижата к левому боку. Сейчас она выглядела скорее как капризная аристократка, в действительности же магичка была раздражена из-за того, что приключение это все меньше и меньше подходило под определение “быстрой работенки”.
Благо, еще до того момента, как вопрос этот распознали и ответили на него, очередной поворот еле заметной тропинки, идущей через бор, в котором группа оказалась спустя час пути от Эврога, позволил разглядеть среди темных елей те цвета, которые встречались в лесах крайне редко. Серый. Серый камень, отшлифованный временем, ветрами и ливнями, проглядывающийся вдалеке. Но это был он. Тот самый форт, куда эти трое держали путь. Тот самый форт, окруженный соснами и елями, крепко стоящий на утесе и когда-то, вероятно, служивший в качестве охраны для устья реки, впадающего в море. Когда-то. Давно. Очень давно. И погружаться в эту историю сейчас не хотелось.
- Ну, наконец-то. - вздохнула Ремнли, после чего произнесла следующие слова уже чуть громче – Не думаю, что нас ждет сопротивление, так что есть предложение не вытаскивать оружие. -
В конце концов, это не были разбойники или бандиты. Просто люди, которые пытались охотиться на виверн, не оповестив при этом торговую гильдию. Сплошь и рядом такое бывает, если опустить тот факт, что охотились они на гигантских крылатых хищных недодраконов, что, само по себе, вызывало довольно большие опасения. Но, все же, убивать существо другого вида – это одно. Убивать людей, которые были посланы торговой гильдией – совсем другое. И последствия у подобного акта будут куда хуже.
Именно поэтому Виктория, сделав еще один шаг, на этот раз уже из леса, выходя на довольно открытое пространство, где деревья были вырублены, дабы в форт можно было зайти, просто открыв ворота, не ожидала, что сейчас в нее полетит град стрел. Или заклинаний. Или копий. Ничего подобного, в общем-то, и не случилось – группа просто сделала небольшую паузу перед приоткрытыми воротами форта, держащихся из последних сил на проржавевших петлях, перед тем, как зайти внутрь и приостановить всю эту незаконную деятельность. И сквозь эти самые приоткрытые ворота была четко слышна возня, происходящая за полуразвалившимися стенами форта, в котором, от силы, была башня с пристройкой, да пара зданий, не пришедших в негодность только потому, что сделаны они были из камня, а не дерева, давно сгнившего и превратившего остальные постройки в кучи хлама и черепицы. И возня, надо сказать, была вполне различимой. Ругань, попытки подгонять, еще больше ругани и стук сапогов о каменную кладку так, где она еще не была съедена травой и грязью.
Ремнли вздохнула. Затем молча взяла в руки трость, уперлась ею в землю и положила обе кисти на круглую рукоятку, терпеливо ожидая, пока кто-нибудь выйдет за ворота, потому как именно на появление кого-то со стороны гарнизона, и были похожи эти торопливые шаги.

+1

3

Ремли относилась к той категории авантюристов, которую Фрейя "любила" больше всего. Дворфа, будучи с ног до головы средством для выбивания дури и решения проблем, плохо относилась наемникам, которые колдовали все эти свои не понятные "Авада Кедавры" и "Экспеллиармусы". Еще они очень любили по умничать. Арбалет, клинок, парочка веревок, вот что нужно настоящему авантюристу! Ничего лишнего. По крайне мере так считала гнома и отлично управлялась с этими вещами. Впрочем, свою неприязнь Бланч никогда не высказывала прямо, она скорей выражалась в подколах и шутках своих коллег. Это, к слову, была еще одна причина по которой она работала в одиночку или в сопровождении караванов. Терпеть фокусы, не магического происхождения, в исполнении бестии мог далеко не каждый, хоть и в последствии после возвращения с заданий все объективно признавали что чертовка свое дело знает хорошо. Тем не менее дела иметь с ней больше не хотели.
И вот очередь дошла и до Викки.
Она была не безызвестной дамочкой в кругах гильдии и не только. Ее талант к колдовским штучкам и организаторские способности проявили себя и наделали шума, благодаря чему, девчонка получила солидный авторитет и спрос на свои услуги. А еще она была красоткой. Крутой, статной красоткой, что конечно же накидывало ей бонусов. Правда в этот раз ей повезло, потому что работали они не дуэтом, а троицей и жертвой шуточек гномы стал эльф Аэльденсон.
Собственно отряд в сборе. Только знамен не хватает. Гнома-оторва которая трещит без умолка, эльф, к слову очень близко знакомый дворфийке по определенным обстоятельствам и их коммандор, Викки.

— Ой, да ладно тебе, нормально же покувыркались, что ты вечно киснешь когда я это вспоминаю! — всю дорогу продолжая подтрунивать молодого эльфа, авантюристка. Она буквально вприпрыжку круги вокруг него наматывала. Кажется, Фрейя уже успела его достать и при малейшей возможности ушастый свалит подальше от нее, возможно даже назад, в Аортэн. Тут как раз рукой подать.
С виду, Бланч была не очень серьезным авантюристом. По крайне мере вела она себя как избалованный ребенок, но вот ее статистика и досье говорили об обратно, так что Аэльке, как ласково обращалась к эльфу дворфийка, и Виктории приходилось терпеть ее треп.

Добравшись до форта, гнома слегка угомонилась, кратко буркнув на то, что "если оружие не доставать, накой она притащила сюда свою задницу?" Ляпнула она это, скорей для того, что бы поворчать, она прекрасно знала и понимала что нанята в роли вышибалы, а не убийцы.
Когда же наконец тройка добралась к ветхим вратам, Фрейя вопросительно уставилась на Викки. Как бы она тут сверхразум, главнокомандующий, куратор, женщина-стратегия. Мол, что дальше?
— Таран, я так понимаю в план не входит? — слушая суету за аркой ворот, хохотнула гнома, сложив руки на груди в ожидании. Глядя на этот полуразрушенный форт, Фрее кое-что вспомнилось. Кажется, достаточно дунуть на эти руины и их снесет как соломенный домик в сказке про трех альранов и дикого оборотня.

Наконец, ветхая дверь протяжно скрипнула и приотворилась, самую малость. Сквозь образовавшуюся щель можно было едва протиснутся. С проема выглянул пожилой, крепкий мужчина, с ожогом на пол лица. Сюда по всему один из старших. Обычно они все так и выглядят.
— Че, вам надо, птицы залетные? Двигайте себе по добру-здорову отседова. Тут народ дела делает, невидно шоль?
Дворфийка на это приветствие только тяжко вздохнула, закатив глаза.
— И так каждый раз...
— ...А да, вон та в красненьком может остаться, симпотная. Чайку ей нальем, да вечером побеседуем, коль мадам изволит... — продолжил старик, довольно хекая глядя на компанию. На лбу Фрейи выступила венка раздражения, но она про молча это проглотила. Сейчас, в диалоге она выступает в роли прикрытия, а не трещетки, по этому свою неприязнь и недовольство тем, что: "А чем тебя, ебана, дворфийки не устраивают?" пришлось оставить при себе.

Отредактировано Freya (2019-10-13 20:21:40)

+1

4

За время работы в гильдии авантюристов у большинства людей сложилось мнение, что Ремнли – из тех людей, которые планируют. Делают схемы, многоступенчатые алгоритмы, следуют им и таким образом, путем тщательной подготовки, вырывают победы из чужих лап. Гильдия, конечно, не была военной частью, да и вообще имела крайне мало общего с теми, кто, теоретически, действительно воевал, но натренированный тактический гений приветствовался и там. В действительности же, мнение это было абсолютно ошибочным по одной простой причине – большая часть действий Виктории была чистой воды импровизацией.
Почему? Об этом чуть позже.
- Я пришла за чешуей. - начала женщина, убрав руки со своей трости и сделав шаг в сторону ворот, чуть подволакивая правую ногу – Мне нужно много чешуи виверн. И я готова за нее заплатить. -
Еще один шаг оставался до ворот, когда волшебница остановилась и похлопала свободной рукой по бедру, скрытому под полой плаща, на что кошель под поясом отозвался характерным звоном. Не то чтобы по нему можно было определить, будто у Ремнли сотни золотых, но на определенные мысли наводило. На мысли о том, что нажива в этот раз будет куда более легкой, раз покупатель сам приходит к охотникам. Тем более знает о том, на кого именно эти люди охотятся. В конце концов, не так уж много в округе тех, кто готов был бы вступить в бой с крылатой тварью, которая считала себя в местных лесах самым опасным хищником. Это в горах у виверн были конкуренты. Но не здесь. Пока, по крайней мере, сюда не пришли люди с оружием.
- Сколько? - смекнув, что отшучиваться можно очень долго, мгновенно спросил “ветеран”, на что получил ответ, произнесенный шепотом, так, чтобы ни гномка, ни эльф ее не слышали:
- Сотня за единицу, если есть больше двух десятков достойного качества. - “красной” точно нужна была чешуя. И много. И она готова была за нее выложить сумму. Более того, ей не хотелось, чтобы об этом узнали “охранники”, и поэтому, потерев подбородок и чуть почесав его, скрылся за створкой ворот. Для того, чтобы приоткрыть их получше.
Ремнли выдохнула. Воображаемые кости упали в нужное время, в нужное место, с нужной комбинацией, и на какое-то мгновение уголки ее губ дрогнули, будто та улыбнулась, но нейтральное выражение было довольно таки быстро возвращено обратно к двум сопровождающим. Хотя, называть их “сопровождающими” было явно ошибочным действием. Компаньоны. Соратники. В целом, имеющие те же права и тот же вес, что и сама Виктория.
- Пойдем. - произносит женщина, перехватившая трость и указавшая ею в сторону эльфу – Не ты. Мне нужно, чтобы кто-нибудь остался в Эвроге. -
“Если нам перережут глотки. Или распнут. Или скормят вивернам.” - примерно такое продолжение было у фразы, но понять, уловил ли его эльф или нет, судя по закатившимся глазам и явно недовольному выражению лица, Викки не смогла. Может, не понял. Может свалит по своим делам, сбежит и, в целом, будет абсолютно прав. Но еще одного подкола на тему постельных сцен Ремнли бы просто не выдержала, и как только ушастый помахал рукой, развернулся и молча отправился на север, взгляд магички перешел на Фрейю. После длительной такой паузы и наблюдением за уходящим остроухим.
- Ничего личного, но к тебе у меня больше доверия. - “Как к бойцу ближнего боя.” - опять же, продолжение фразы, которого не было, а вслед за ним, чуть тише – С этого момента дроби им колени, если дадут повод. -
Это была последняя фраза, произнесенная авантюристкой. Потому как как только Викки повернула голову к воротам, теперь уже открытым достаточно широко, внутрь, в форт, зашла контрабандистка, которая не была заинтересована в том, чтобы торговать при помощи гильдии торговцев. В конце концов, на ней не было нашивок. Или печатей. Или каких-нибудь вещей, которые могли бы помочь опознать в ней кого-то, кто должен был планомерно оторвать по указательному пальцу каждому, кто был в это время на территории полуразваленного опорного пункта. И таких указательных пальцев набралось бы штук восемь. Или десять. Судя по тому, что как только гнома и магичка зашли внутрь, на них уставилось довольно много пар глаз.
В конце концов, они выделялись. Гномка была, как и волшебница, чистой, умытой, чего нельзя было сказать о местных, одетых в какие-то лохмотья, сделанные из шкур и чешуи. Подобия доспехов, оружия, сварганенное из тех же когтей и зубов. Охотники, добывающие с каждой жертвой не только то, что продается, но и новые материалы для себя. Что, в целом, было логично и понятно, но учитывая отсутствие нормальной гигиены, превращало тех людей, что сидели поодаль и пытались расковырять довольно массивную шкуру на составляющие, в таких же чудовищ, на которых они охотились. Только поменьше.
Взгляд в левую сторону же тут же открыл вид на распластанную мертвую летающую тварину, прибитую к земле кольями и, судя по всему, убитую совсем не давно, так как из всей чешуи, которой эта зеленоватая виверна была покрыта, большая часть еще была на месте. Ну, кроме той, что располагалась на макушке и выглядела так, будто в черепушку этой крылатой бестии воткнули что-то, похожее на копье.
И, в целом, эти картины были ожидаемыми. Ожидаемо также было, что по пути к башне, где, видимо, надо было вести переговоры, отмеченный ожогом охотник, встретивший их, начнет рассказывать о том, что это тяжкий труд, и что цена в сотню серебряников за одну чешуйку его не очень-то устраивает. Торги, опять же, не были сюрпризом. Сюрпризом был только тот факт,что в голову Ремнли до сих пор не прилетело копье, как и в голову Фрейи, собственно. Поэтому, дойдя до башни, дверь которой опять заклинило, и которую пришлось выбивать ногой этому безымянному ветерану охотничьих прогулок, Викки позволила себе еще раз взглянуть на гному. Просто чтобы понять, не попытается ли она внести изменения в план, решив, что, в общем-то, пора перестать натягивать личину контрабандистов и начать разбивать черепа.
Да, это тоже было вполне приемлимо.

+1

5

План Ремнли был не совсем понятен Фрейе. Он был... Слишком опрометчивым? Влезть в логово к условному врагу, пытаться его водить за нос словно дразнить хищника в его норе. Дурацкая затея. Но, спорить конечно же блондика не стала. Если она начнет спор сразу у ворот, они просто выдадут себя по этому оставалось только молча переглянутся и кивнуть, мол поняла я тебя. План был откровенно дерьмовым. Не смотря на то, что дворфийка вполне могла забрать десяток душ вместе с магичкой она была в очень не выгодно состоянии. Это был тот случай, когда детали были не достаточно подробно обсуждены, а от напарника не знаешь чего и ждать. Может она могла их испепелить одним щелчком пальца, но Викки как то не особо акцентировала на таких способностях внимание, по этому вряд ли. Ладно. Будь что будет, а там посмотрим. Один хер это басня к контрабандистами пахнет западней.

Особенно после того, когда ворота за спиной девушек захлопнулись. Держать себя в руках было довольно сложно, по спине пробежались мурашки. Нервишки пошаливали, но холодным разум делал свое дело. Один, два, три на арке, еще двое на стенах, еще пятеро снизу, еще парочку дворфийка заприметила в бойнице. Наверняка, их больше, возможно несколько десятков, просто остальные браконьеры не на виду. Походу они купились. Но, воздухе витает чертово напряжение. Нет-нет. Тут что-то явно не так. Интуиция дворфийку в таких ситуациях никогда не подводила.
Было поздно отступать, девушки прошли мимо внутреннего двора и поднимались вслед за старшим. Пока еще рано хватится за клинок.
К слову указ Викки по "дроблению колен" особо не воодушевил гному. Она ума не могла приложить, что делать дальше, с потенциальной толпой калек, в этой дыре. Во вторых, не убитый, значит не обезврежен. Нет никаких гарантий, что позади лежащий не дотянется до ножа, воткнет его тебе в лодыжку и... И дальше вероятней всего, конец.

Дверь, распахнулась и охотник первый завалился в башню продолжая диалог с Викторей:
— Нэ-нэ, червоная, даже сто двадцать за штуку это малавата будет! Мы тут житухой рискуем, а ты на баблишко жмешься. Мы жи его итак одобрать сможем, если захотим, хе-хе. Но, мы же не звери какие-то, дыа? Стописят за штуку и парукам! — самодовольно хмыкнул седой, закинув ногу на ногу, положив на стол. — Вы бабы не бедные, писят монет туда, писят монет назад. Мелочь!
— Это грабеж! — недовольно фыркнула гнома, будто ей было действительно не все равно на то, какая будет цена.
— Нэ, милачка каратыха, грабеж, это когда я к твоему горлу ножик приставлю и даже возможно развлекусь с тобой и тваей подружкой, — утвердительно кивнул охотник, достав этот самый нож из нагрудного карман и взялся чистить яблочко, которое лежало на столе. Аккуратно срезав шкурку, он небрежно бросил ее на пол и взялся громко чавкать прям перед парочкой "контрабандисток", словно специально раздражая их своими манерами.
— Сто тридцать пять, — не особо охотно, вновь сбила цену Виктория.
Старик удовлетворенно хэкнул, проглотив прожеванную дольку протянул свою правую руку без двух пальцев, ухмыляясь на все лицо:
— Ну, окей, по рукам, нравишься ты мне, красненькая
Авантюристке только оставалось протянуть руку, дальше играя свою роль. Конечно, можно было бы его вынести прямо сейчас, но может получится выйти на адекватный диалог? Но, не успела девушка протянуть руку, как старик злобно хрякнул, как боров, дернув ее ладонь к столу, воткнув свой большой нож промеж пальцев волшебницы. Яростно заревев, он из под лба покосился на дворфу, которая схватилась уже за ледоруб и дал понять, еще движение и магичка лишится своих хрупких пальчиков.
— Вы че меня совсем за лоха держите, сучки? Думаете, я не знаю как клиент выглядит? Ебли горячей захотелось так сюда наведались? Козы продажные. Бьюсь об заклад под этими дорогими перчаточками, на одном из пальцев, натертый след от нам обоим знакомого перстня Гильдии. Пришли они без вьюков, без нихера, чешуи купить. Ебанутые. Ничего я вам продам чешуи, по отличной цене, твари.
Дворфийка только нервно выругалась на все это. Играть роль больше не было никакого смысла, они были раскрыты еще за воротами:
— Великолепный план Викки! Просто охуенный, если я все правильно поняла, надежный, блядь, как дворфийский хронометр!

Отредактировано Freya (2019-10-21 23:48:15)

+2

6

А тем временем, погода продолжала портиться.

Тучи с моря надвигались, хоть и медленно, но неумолимо. Солнечный свет стал потихоньку блекнуть, по мере того, как сероватая завеса затягивала небо над фортом. Усилившийся ветер срывал листву с верхушек деревьев и немилосердно хлестал тех, кто не захотел или не успевал уйти внутрь крепости. Начал моросить мелкий дождик, грозивший перерасти в сильный ливень, который уж точно не будет на пользу обитателям покинутого форта. Про путников и говорить нечего. Им-то уж достанется по полной…

В это же время, пара охотников, которых разворачивающаяся буря застала на вершине одной из уцелевших башен форта, спешно сворачивали свою игру в кости. При таком-то ветре ещё чего унесёт – не дай Скорм! Потом ищи-свищи по лесу своё добро, чтоб его. И стоило об этом подумать – оно и случилось. Ветер подхватил не спрятанные вовремя кости и от души швырнул их в сторону. Куда именно – разобрать было сложно, ибо летевшие в вихре листья, ветки, капли дождя и прочие вещи сильно так мешали обзору. Оставалось только с кислой миной постоять немного у бойниц, пока разочарование не отпустит и спустится в башню. Там хотя бы не дует.

Но тут случилось нечто, из-за чего со спуском пришлось повременить.

Неожиданно, башню, на которой стояли браконьеры, неслабо так тряхануло. Так, что с неё посыпалась крошка, что определённо не было хорошим знаком. И, как оказалось, загадочный толчок затронул не только башню – люди на стенах, внутри донжона и даже во дворе прекрасно ощутили его. Затем он повторился – ещё более сильный, отчего от конструкции стали потихоньку откалываться кусочки камня. Что послужило сигналом того, что пора было делать ноги…

А потом посреди двора разверзлась трещина…

***

- Чё за… - только и успел с подозрением спросить главарь, прежде чем донжон сотряс последний толчок, заставивший комнату и всех присутствующих пойти ходуном. В то же время со двора послышался оглушительный грохот, словно с гор только что сошла лавина. Ему аккомпанировали перепуганные, наполненные ужасом голоса браконьеров.
И ведь было от чего.

Из постоянно ширящейся трещины посреди двора сначала появилась одна здоровенная, увенчанная когтями лапа, а затем и другая. Потом на поверхности появилось то, что можно было назвать головой, а затем и остальное тело. Через какую-то минуту посреди форта возвышалось нечто, что нельзя было назвать как-то иначе, кроме как чудовищем.

Огромное, чёрное нечто, на фоне которого форт больше походил на игрушечный замок возвышалось посреди двора молчаливой горой, казалось бы, совершенно игнорируя мечущихся подле него людишек. Отдалённо оно напоминало виверну – только намного больше и куда более зловещую. Единственное, что можно было хорошо различить на его морде – шипастые гребни и разрез пасти. Глаз у него не было видно. Никаких. На его «плечи» была накинута огромных размеров накидка – по крайней мере, на накидку это было похоже – такая же чёрная, как и всё остальное тело, из-за чего создавалось ощущение, что плеч чудовища струилась сама тьма.

Оно не оскалилось и не зарычало. Да что там – оно ничего ещё не сделало. Только возвышалось над жалкими людишками.

Единственным исходившим от него звуком было лишь его тяжёлое дыхание.

[icon]http://s8.uploads.ru/1AXzU.jpg[/icon][status]You know my name[/status][nick]???[/nick]

+1

7

Инстинкт.
Это была та вещь, которая обычно заставляла Ремнли двигаться. Ей часто приписывали какие-то черты, которые подходили бы командирам, такие как планирование, тщательная подготовка и прочее, хотя, на деле, все, что делала Виктория – это следовала своему “чутью”. И чутье это редко ее подводило, вплоть до того, что всю дорогу от ворот до башни, а затем и в ней, эта женщина не подала никакого вида о своем беспокойстве. Его и не было, в общем-то. Вероятно, вызвать у этой железной леди волнение можно было бы только если бы к горлу ее приставили нож, и то, в этом случае из слов ее наверняка бы начал сочиться яд и хладнокровие, спустя пару секунд.
Вполне обычный торг, вполне обычный “грабеж”. Будто все это было частью того самого воображаемого плана. Викки методично, водя взглядом по стенам, полу, помещению в целом, вела диалог о том, за какую цену она могла бы купить весь тот навар, что здешние браконьеры добывали. И, честно говоря, навар был не слишком-то крупный, раз за него просили куда больше, чем стоило. В обычных случаях от добычи старались избавиться как можно быстрее. Контрабанда была той вещью, которую не хотелось у себя держать. Сейчас же Ремнли пытались действительно “обокрасть” на лишнее золото, а учитывая, что “лишним” золото не бывает, вероятнее всего, люди эти действительно в деньгах нуждались. Это было видно по манерам, это было видно по тому, с каким рвением старик набивал цену. Ровно до того момента, как Викки, не особо скрывавшая свое желание осмотреть, скорее, башню, согласилась.
А затем протянула руку.
Движение было быстрым. Реакция, впрочем, тоже. Нет, Виктория не перекувырнула мужика через плечо, ловко обезвредив его в полете и выбив из руки нож. Во вполне ожидаемой манере веки ее приподнялись, впервые за день разбивая эту самую маску на лице, которая уже успела укрепиться, а выражение приняло довольно удивленный вид. Даже обеспокоенный, судя по тому, что глаза Викки с вполне очевидным испугом уставились на нож меж пальцев, воткнутый достаточно неглубоко, чтобы из стола его можно было выдернуть одним усилием. Вероятно, чтобы легче было воткнуть уже не в дерево, а в пятерню.
Быстрый взгляд. Старик брызжет слюной, кричит, дельные вещи говорит, в общем-то, отвлекается на мгновение на Фрейю, потому как на гному с ледорубом нельзя было не отвлечься. Викки же… Ну, она держится одной рукой за стол, придерживая при этом свою трость, вторая же уперта в середину деревянной столешницы. Еще секунда, взгляд возвращается к женщине в красном рединготе, и в нем все еще читается желание снять с нее кожу. Только вот, к этому моменту магичка вернула к себе тот же самый взгляд, отрешенный и довольно таки холодный, который был у нее и до этого.
- Именно. - произносит Ремнли, не сводя взгляд со старика до последнего момента – Потому что сейчас между вами и толпой охренеть каких злых людей стою только я и моя подруга. -
Взгляд меняется. Казалось бы, ни один мускул не дрогнул на лице Ремнли, но что-то во взоре поменялось, будто прямо сейчас она была готова вцепиться зубами в глотку местного заводилы и с не менее жестоким видом выдрать из нее кусок мяса. Тон голоса же подтверждал, что именно это и хочет сделать женщина в рединготе, пока ее пальцы сошлись на лезвии ножа, придерживая его не столько для того, чтобы удержать, сколько чтобы иметь контакт с металлом, сейчас ведущим прямо к пятерне главного браконьера.
- И в ваших интересах задобрить нас достаточно, чтобы мы не нашли ни следов местных охотников. Ни их родичей. -
Вкратце, Викки хотелось взятку.
Еще более вкратце, ей было уже давно плевать на те задания, что выдавала гильдия, хотя бы потому, что в большинстве своем это было что-то уровня вызова “иди и отвали вон тем парням люлей”. И это занимало куда больше сил, чем просто наставить тех, в сторону кого были посланы оплеухи, на путь истинный, в процессе облегчив им дорогу, избавив от лишнего груза. И вот прямо сейчас ей очень хотелось довести вполне четкую мысль о том, что куда проще будет откупиться от нее и Фрейи, чем действительно начинать избивать, методично, каждого обывателя в местном занятом форте.
Что, технически, было вполне возможно. Вполне. Только вот заниматься подобным не хотелось, и оставалось вбить один, самый последний, гвоздь в гроб местного предпринимательства, шарахнув бедолагу – а теперь, в глазах Виктории, старик действительно был бедолагой – молнией, но именно в этот момент раздался грохот.
Называть это грохотом, правда, было ошибочно. Раскаты грома были короткими, четкими. Это же был протяжный вой камня и кладки, повторяюищйся, хотя уже и после первого раза Викки удивленно взглянула сначала вверх, затем на старика и, увидев на его лице, после второго толчка, такое же удивление, быстро пробормотала:
- А, в Тень. -
На фоне шума, падающих кусков камня и постепенно нарастающего грохота щелчок пальцев показался незаметным. Куда заметнее была реакция реакция главаря и резко разошедшиеся от поверхности стола в том месте, где была ладонь Ремнли, следы. Будто черные  щупальца, тянущиеся из центра к краям столешницы, они появились за одно мгновение, однако, старик занял куда больше внимания. Его тело свела судорога, затем, тело в рванье обмякло и рухнуло на пол, все еще сжимая рукоятку ножа, пока Ремнли выпрямилась и принялась стягивать левой рукой перчатку с правой. Ту перчатку, которая ранее была белой, а сейчас имела несколько дымящихся черных пятен, тут же отправленную в ближайший угол, обнажая покрытую ожогами тыльную сторону ладони и пальцы.
- Что за? - обеспокоенный взор, упершийся во Фрейю. Та все еще была в боевой готовности, хотя сейчас в этом уже не было необходимости – молнии вырубали достаточно надолго, да и, судя по этому маленькому выступлению, именно поэтому все это время женщина вела себя достаточно опрометчиво. Но то было раньше. Сейчас она была напряжена, и это было видно не только по лицу, но и по тому, как сильно левая рука сжимала трость.
Тишина. Затишье перед бурей. Кратковременная пауза, сразу после толчков и того, последнего оглушительного рева, будто сама земля разошлась по ту сторону двери, а две авантюристки и теперь уже вырубленный мужик все пропустили. И пропускать и дальше было опасно, потому как Виктория сразу же дернулась к двери, распахнула ее на градусов сорок, достаточно, чтобы выглянуть.
И захлопнула.
Лицо – бледное. Взгляд, который раньше подходил для человека, готовому ко всему, теперь был уперт в пол, а брови чуть сдвинуты. То, что было за дверью, явно не поддавалось под определение “ожидаемого сценария”, и ровно до того момента, пока Фрейя не подала голос, Ремнли стояла, не шелохнувшись, сжимая ручку двери правой рукой так, что пальцы ее побелели.
- Дракон. - наконец та пробормотала, взглянув на гномку. – Там дракон.
И, кажется, в этой фразе, а также в интонациях, было все. Ужас, например. И ожидание скорейшей смерти. Учитывая тот факт, что если к вивернам Ремнли еще была готова, то вот к настоящему дракону – уже нет.

+2


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 28.06.1203 - "Медведица и ее медвежонок"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC