От 19.07.18

У нас новый админ! Шаресс!

А ещё, у нас есть несколько квестов со свободными местами. Желающие расшевелиться после сессии и первого месяца лета есть? А ну бегом записываться!

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

Зато открыт набор на вакансии мастеров игры!!
Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-17 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты
Настоящее время:
январь 1214 г. - июнь 1214 г.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 5.06.1213 Вот тут-то и вынырнул чёрт...


5.06.1213 Вот тут-то и вынырнул чёрт...

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

- …ни даже та тварь в обличии девчонки!..
Что?..
Знакомый голос… Да, это был тот самый Энменкар. Он обманул Шион, он  пленил её и увёз из дома. Его душа была невероятно чёрной, и духу казалось, что если она коснётся её, у неё на руках останется грязь и сажа. Он был безумно самоуверен… Но в этой браваде было что-то не так. За пеленой непоколебимой уверенности таился страх. Простой, человеческий страх. Потерять свободу, жизнь… Страх перед неизведанным… Перед ней. Да-да, шакал всё же боялся тех, кто зашёл так далеко, чтобы лишить его… Да всего. И власти, и рабов, и денег – всего! И предать в руки закона. А уж у них найдётся целая куча причин навсегда упрятать его в  тюремные застенки… Или в застенки Деорсы, что куда хуже.
- …а больше ей и не понадобится…
Что не понадобится?..
Это, кажется, был тот самый белый маг… Как его звали? Три-и-и… Глав? Триглав, точно. Он и собирался предать суду Энменкара. Он спас Шион… А потом спас от неё тех  плохих людей. А потом он усыпил своими чарами тех рабов, которых плохой маг послал на смерть… Он же герой, да? Тогда почему…
- …Это ведь даже не девочка…
Он говорит…
- …подарок Скорма этому скорбному миру…
Такие вещи?..
-  Сколько тысяч она погубит?..
…хватит.
- Сколько тысяч она уже погубила?..
…Хватит!..
- …Ты же герой, сделай, что должен...
…Нет…
- …Плевать на Энменкара, даже он не настолько серьёзная проблема, как Цветок Тьмы…
…Нет-нет-нет-нет… НЕТ!
***
- …нет… - тихо, совсем тихо произносит Шион, закрыв глаза. Опустив руки, девочка быстро осматривается вокруг. Триглава нигде не было. Со стороны раздавался рёв пламени и звон оружия. Вероятно, там находился Энменкар, которого и прижала пара магов. Скорее всего, они скоро его скрутят и передадут страже. Потом…
А что – потом? Потом останутся рабы и жертвы чёрного мага. Среди которых и она… Впрочем, жертва ли? Скорее «опасное магическое создание». А как  обычно поступают с такими люди? Нет… Даже думать не хочется…
Может, лучше уйти, пока они заняты Энменкаром? Так будет лучше… Да, может быть и так…
Впрочем, что-то помешало Шион раствориться в тени переулка. Не успев сделать и шагу, девочка развернулась и побежала туда. Где вот-вот была готова разгореться битва между уже тремя магами…
Вот огненная стена. Вот Триглав. Вот Энменкар и Акира. Хорошо… Теперь остаётся только не промахнуться.
- …Но почему-то «надменный человечишка» больше боится именно меня, - произнесла Шион. Рядом со стеной огня вспыхнуло другое пламя – фиолетово-розовое, - «твари в обличии девчонки».
Один язык отделился от общего скопления, превратившись в сужающееся к концу щупальце, толщиною с руку. Словно змея, оно извивалось, пока не нацелилось. Нацелилось на Энменкара.
- У них есть имена. Акира. Триглав. У всех твоих рабов были и есть имена.
Секунда и щупальце сорвалось с места, быстрая, словно молния. Пробило стену огня и с противным  хлюпаньем и треском вонзилось в плечо Энменкара. В его плоть, кости…
- И моё имя ты тоже запомнишь.

+2

32

Триглав доковылял до поля боя, как раз в тот момент, когда Энменкар начал похваляться собой. Его высокомерие заставило Альмагеста скривиться, однако нельзя было сказать, что он уж так далек от истины. По крайней мере, в его отношении и сейчас. Цена, заплаченная им за то заклинание, оказалась слишком высока - еще чуть-чуть, и он бы вполне мог перешагнуть порог между жизнью и смертью. Конечно, его тело, переделанное магией, уже начало обращать последствия перегрузки вспять, но таких жизненно важных сил для того, чтобы вести магический поединок было недостаточно.
Конечно, у мага еще имелась та сила и еще несколько других тузов в рукаве, но ни ее, ни другое, нельзя было использовать без хорошего на то повода. Еще не всё было потеряно: Акира вполне могла справиться с Лисом, а у Альмагеста еще был его посох. Он, правда, годился только для того, чтобы нести смерть, но с работорговец-чернокнижник - это не несчастная жертва, с промытыми мозгами. Триглав не собирался с ним церемониться, а потому навершие его посоха уже шипело, готовясь послать свой смертоносный яд против его врага.

- Я из тебя сделаю подстилку, - гневно произнес Энменкар, злобно оскаливаясь. - Сначала живую, а затем... Ты!
Последнее было адресовано Шион: альран успел ее заметить и рефлекторно "выстрелил" в ее из своего посоха, но не смогло остановить щупальце Цветка Тьмы - удар впился ему в плечо, прошел сквозь плоть как масло, раздался противный хруст ломающихся костей, а лицо Черного Лиса превратилось в агонизирующую маску боли и ярости.
- Тва-а-арь! - провыл он сквозь крик боли, а затем неожиданно схватил щупальце целой рукой.
Его тело заколыхалось, словно студень, и неожиданно начало разбухать, увеличиваясь в размерах. За долю секунды его рука стала чуть ли не больше тела, и похожие на колбасы пальцы, сжались вокруг щупальца Шион... и смогли оторвать ту часть, которая впивалась в тело чернокнижника.
- О, я тебя запомню! - расхохотался Черный Лис. - Я запомню всех вас! Вы станете первыми, кого я убью своей потрясающей новой силой!

Он продолжал говорить, но остаток его слов потонул в низком клокотании и бульканьи - волна изменений дошла до его головы, та резко раздулась и внезапно из его пасти вырвалась яркая энергетическая вспышка. На мгновение, его тело утонуло в в этом сиянии, а когда оно развеялось на месте Энменкара оказалось... нечто , заставившее Альмагеста впервые за много лет испытать настоящий страх.
Формой оно напоминало кучку навоза, но весь возможный комизм ситуации убивало то, что состояла она из розоватой булькающей и постоянно изменяющейся плоти, один вид которой вызвало тошноту. Она вырастала из рук и ног альрана, а его тело располагалось на вершине. Оно было погружено в студенистую массу тела, исключение составляла лишь голова - массивная, раздувшая как пузырь, с нелепо выпученными глазами, из которых текли слезы (губы при этом были искажены в злобной улыбке). Остаток щупальца Сион плавал рядом, по-прежнему вонзенный в плечо, неактивный и пассивный - похоже, изменившая Энменкара магия подавляла его. Вид вне всякого сомнения был невероятно уродливым... Но не это испугало Триглава.

Он был чародеем... Нет. Некромантом. Черным магом. Злым колдуном. Такими крестьянки не пугают такими детей, ибо боятся даже упоминать их сколько бы веков не минуло со дня их смерти. Энменкар погряз во зле, но даже у него были свои пределы. Ведь его предки были чистыми людьми (то есть альранами), не запятнавшими себя темными силами, а за Альмагестом стояли десятки, если не сотни поколений малефиков и повелителей зла. Разница между ними была подобна бездне, и всё же...
Триглав не ни малейшего понятия о том, какую темную силу тот сейчас использовал.

- Сдохните! - взвыл Лис, и немедленно три гигантских отростка выстрелили из его тела, нацеливаясь в его противников.
Они продолжали перестраиваться даже в полете - становясь то зубами, то костями, то хитиновым панцирем.
"Похоже, он может управлять превращениями", - подумал Альмагест, и нырнул в сторону, пытаясь уклониться.
Увы, его тело не было готово к новой встряске - головокружение вернулось, и хотя магу удалось уйти от столкновения со смертоносным снарядом, он оказался на мостовой. Энменкар не терял и мгновения, и его щупальце метнулось к магу, собираясь его раздавить. Ему почти удалось ударить Альмагеста, но тот успел выставить посох. Поток яда заставил мерзкую конечность раствориться, но радость мага была недолгой - мощный яд, способный одинаково хорошо разлагать физические и астральные сущности, разъел лишь половину щупальца, которое затем начало стремительно регенерировать, и за считанные секунды восстановило прежнюю форму. Хуже того - тело Черного Лиса продолжало бурлить, выстреливая все новые и новые отростки, слепо атаковавших как троицу, вставшую на его пути, а где-то внутри его тела начала конденсироваться магическая энергия...

Отредактировано Triglav Almagest (2017-08-09 00:06:34)

0

33

Девушка готова был продолжать бой, но не тут-то было. Нет, она была рада тому, что появилась подмога, но что эта подмога вот так просто выведет психа из себя - было крайне нехорошо. Черный Лис чуть ли слюной не плевался, выкрикивая проклятья в адрес магички, но тут же его внимание было переключенно на девочку, которая с трудом, но храбро, стояла рядом с девушкой, возмущаясь о том, что у нее, как и у других, есть имена. 
Он возмущался вплоть до тех пор, пока девочка не выпустила щупальце, которое пронзило плоть с характерным чавкающим звуком. А вот то что произошло дальше, слишком не понравилось Акире. У нее не было слов что бы описать то, что что стал превращаться сумасшедший маг, она только схватила девчонку за шкирку и бросилась в укрытие, стараясь не угодить под одно из щупалец, которое на лету умудрялось менять свою форму.
- Вот ведь не зря говорят, никогда не беси мага! Особенно такого психа! - прорычала Акира сквозь зубы, забегая за обрушившуюся стену, которая могла лишь ненадолго задержать отростки нового "облика" Черного Лиса. Она тяжело дышала, так как не просто ей давалось удерживать "Огненную тюрьму", да еще и малый щит на себе. При этом альранка выглянула из укрытия, проверяя куда делся маг, который умудрился во все это ее втянуть.
- Сиди здесь! - потребовала она у маленькой помощницы, выныривая из укрытия и стараясь увернуться от щупалец, которые не замедлительно продолжили атаку и на нее тоже. Кое какие приходилось не только срубать клинком, но и поджигать, при этом слушая то ли недовольный вопль, то ли булькающий хохот того, что раньше было мужчиной.
Прижав плотно уши к голове, а так же стараясь что бы и ценная часть тела не выскальзывала из под плаща, девушка во всю давала стрекоча, пытаясь добраться до Триглава, которому, если честно, хотелось тоже задать трепку. Да хорошую... И кое-как она умудрилась это сделать, в самый последний момент утаскивая того в сторону от атаки за очередную стену.
- Как уничтожить ЭТО? - прорычала она один единственный, волнующий ее вопрос. Если они не убьют мага ставшего непонятной тварью - пострадать могли многие, так же те, кого они спасали. Ведь щупальца у этого нечто явно не разделяли что плоть, а что камень. Девушка выглянула быстро из укрытия, дабы проверить мельком то, где оставила девочку и выругалась сквозь зубы. Надо было мага тащить туда, но что и так, что и эдак - было опасно.
- У тебя есть план как его прикончить? - поинтересовалась она вновь у мага, кинув на уставшее мужское лицо требовательный взгляд. Это потом он может хоть напиться до визга свиньи, чтоб отдохнуть,а сейчас, увы, надо было собирать остатки сил и давать отпор обезумевшему некроманту. - Круг долго не продержит его... Эта сволочь силен. - цокнула Акира, покосившись на свой браслет. Накопитель можно было приобрести у любого мага, который торгует артефактами, просидеть несколько часов с камушком в руках и вот, заряженный янтарь будет готов к тому, чтоб его вновь держали клыки волка.
Покосившись на Триглава и чуть ли не втягивая голову всякий раз когда слышался звук удара щупалец или те свистели где-то рядом, девушка принялась ковырять браслет, вытаскивая камень из пасти. - Это накопитель. Я знаю, у каждого мага энергия своя, но возможно сейчас это тебе поможет и ты сообразишь как помочь нам всем.- она вложила камень в ладонь мага и кивнула. - Долго не думай, отвлекать выйдет столько сколько смогу. - Акира собиралась попытаться ослабить его настолько, насколько хватит ее собственных сил, а потому вскорости вынырнула из хлипкого укрытия, тут же подвергаясь атаке, которую принялась отбивать огнем и мечом.

Отредактировано Akira Meir (2017-08-10 07:51:39)

+1

34

Ситуация становилась всё ужаснее. Невероятная боль, импульсом пронзившая тело Шион, словно огонь, пожирала её исчезающую конечность, а затем достигла и самой девочки, поставив её на колени. Парализованная шоком от потери конечности, душа-химера оказалась совершенно беспомощна, когда Акира чудом затащила её в укрытие, от греха и бешенных щупалец подальше. Наказав ей оставаться там, альран шустро принялась выуживать Альмагеста из неприятностей, в которые тот умудрился втянуть всех троих.

Пока альран и маг пытались сообразить, как избавиться от кучи сала, которое представлял из себя на данный момент Энменкар… Или то, что от него осталось, Шион судорожно сжимала уцелевшие руки. До этого она и понятия не имела, что её конечности можно отсечь от тела. Новое ощущение, словно что-то оторвали не столько от её тела, сколько от её души, давило на душу-химеру, вызывая страх, панику, но вместе с тем – ужасные гнев и голод. А инстинкты и чувства девочки услужливо подсказывали, что куча мяса, на которой возвышался Псевдо-Энменкар – самое большое скопление жизненной силы в округе…

- Нашёл тебя-я-я…

Длинное щупальце, на конце которого виднелся слегка загнутый, острый шип (больше похожий на чьё-то вырванное ребро) разбил укрытие Шион, после чего вонзился в девочку. Ещё большая боль поразила тело души-химеры, затопляла её сознание… Возможно, к лучшему, поскольку извивающееся щупальце затем вытащило её на всеобщее обозрение… После чего с силой принялось бить о землю, припечатывая об неё Шион. Естественно, сопровождалось это всё сумасшедшим смехом чудовища.
- Ха-ха-ха-ха! Как я и говорил! Никто не ровня мне с ЭТОЙ силой! Сгинь с моих глаз, ничтожество!

Широкий взмах щупальцем отправил Шион в стену соседнего здания, справа от Энменкара, пробив её насквозь и похоронив девочку под обломками. Теперь-то тварь могла вздохнуть с облегчением и познакомить парочку магов со своими знаниями в искусстве перфорации…

Или так ей казалось… Пока она с нарастающим упорством пыталась пронзить/связать/смять Акиру, куча обломков, где ныне покоилась душа-химера, медленно зашевелилась, постепенно сползая вниз. Вскоре показалось одно розоватое щупальце, затем второе… Пока песчаник и вовсе не разлетелся в сторону, показывая похороненную Шион. А выглядела она не важно – тело души-химеры было похоже на мозаику или на порванную картину, в которой недоставало кусков и их заменяла светящаяся розовым энергия, создавая некоторое подобие цельности. Единственный уцелевший глаз девочки был пуст, словно кукольный и едва двигался… Но в конце концов, он замер на Энменкаре, который тоже успел заметить возрождение девочки-твари.

- Опять ты?! Ты что, не знаешь, когда нужно остановиться? Или ты слишком тупа даже для того, чтобы понять, что я говорю? Я СКАЗАЛ СГИНЬ С МОИХ ГЛАЗ, МРАЗЬ!

После этого, сразу несколько щупалец направились в сторону Шион, с явным намерением превратить её в фарш. Оставались считанные секунды до того, как они достигнут девочки… Но тут они замерли в паре сантиметров от неё, вставшие, как вкопанные. Их с силой сжали энергетические руки души-химеры. Энменкар попытался потянуть назад, попытался протолкнуть их вперёд – бесполезно! Хватка была по-настоящему стальной! Впрочем, это было только началом неприятностей чудища.

Щупальца Энменкара стали… Худеть. Сжиматься, словно из них высасывали что-то, вплоть до самых костей. Плоть стала ломкой, сухой, хрупкой… Безжизненной. Следующим движением своих рук Шион попросту сломала ссохшиеся отростки до половины. Из уцелевших частей хлынула кровь… Или это было что-то ещё более мерзкое?.. Из глотки чудища вырвался болезненный вопль.

Шион медленно направилась в сторону Энменкара. Очень медленно, спотыкаясь, двигаясь неестественно, словно лишённая нитей марионетка. Впрочем, в какой-то степени, она действительно оказалась лишённой нитей – личность именно Шион оказалась отодвинута на второй план. На сцену вышли беспощадные инстинкты души-химеры, а также немые ярость и ненависть. Если бы Шион была в сознании, она бы удивилась – разве можно ненавидеть кого-то настолько сильно? Оказывается, можно.

А объект её ненависти откровенно паниковал. Щупальца, которые он выпускал, либо отсекались начисто, либо их жизнь поглощалась и подпитывала саму Шион, оставляя только хрупкие, высушенные оболочки. Неумолимо, «тварь в обличии девочки» приближалась к чудовищу, коим стал Энменкар. Было видно, что после каждой атаки на неё он замедлялся. Плоть пульсировала медленней, словно бы засыпала… И тут воздух сотряс новый крик.

Руки души-химеры вонзились в плоть чудища, вырывая и высушивая её целыми кусками, обращавшимися в прах. Словно пила, Шион вонзалась в тело Энменкара, пробивая себе путь к «основному телу» альрана. К трясущейся, опухшей сопле, на которой тут же сомкнулись лапы Шион. Потребовалось несколько попыток, прежде чем ей удалось вырвать её из общей горы плоти, но девочке это удалось. Правда, силу она всё же не рассчитала, поскольку улетел Соплеменкар в стену и только чудом не оставил там мокрое место. Лишённая «мозга», пульсирующая туша панически задёргалась, просто требуя того, чтобы её сожгли к чертям собачьим…

А тем временем, душа-химера нависла над полуживым то ли от травм, то ли от испуга, Энменкаром. Маленькая ручка вонзилась в распухшую плоть головы, приподняв её на уровень глаза Шион. В распухшие глаза смотрела отнюдь не девочка – одним-единственным пустым глазом в трясущуюся от ужаса душу бывшего альрана смотрело нечто, чему дал начало сам бог зла и тьмы.

- Посмотри на себя. – тысячи голосов, женских, мужских, старых и молодых… Безэмоцианальных. Все они говорили одновременно, накладываясь друг на друга, изредка повторяя некоторые слова, - Чем ты являешься теперь? Чем? Дерьмом буквальным. Буквальным И фигуральным, надо сказать.

Энменкар промычал что-то несуразное в ответ.

- Тысячи смертей будет недостаточно для тебя. Тысячи. Впрочем, наказание себе ты и так обеспечил…

После этого Шион (ли?) бросила Энменкаросоплю в сторону Алмагеста. Затем, видимо, силы оставили девочку, и она провалилась в обморок…

+1

35

"Дар Шаагора? Снятие Четырнадцатой Печати? Наследие Гиильдара? Интвертированный Тарионский Гештальт?" - возможные объяснения феномену, который превратил Энменкара в чудовище, один за друг
им вспыхивали в сознании Альмагеста, и также стремительно гасли, когда становилась ясна их несостоятельность. - "Нет, нет, нет, все не то".
Заклинание, которое применил Черный Лис, было не просто неизвестно Триглаву - оно еще и нарушало несколько принципов магии, которые чародей до этого считал непреложными. Сила, пропитывавшая уродливое студенистое тело чудовища, представляла собой хаотичное сочетание несовместимых энергий - стихийной и не только природы; при этом она словно бы поступала из ниоткуда, все стремительнее  и стремительнее, заставляя чудовищную массу плоти стремительно разбухать. Невозможность происходящего не желала укладываться в голове Альмагеста, внося сумбур в мысли и заставляя покрываться холодным потом. И, как назло, усиливался и натиск Энменкара - его тело извергало из себя целые волны боевых отростков, избегать столкновения с которыми становилось все сложнее и сложнее.
"Похоже у меня нет другого выбора", - подумал Триглав, готовясь пустить в ход свой последний довод.
У него не было уверенности, что это сработает, но другого выхода не было. То ли чувствуя, что его враг пытается что-то сделать, то ли просто обуянный яростью чудовищный "студень" обратил против него еще больше щупалец... Но тут его внезапно окружила стена пламени.
Энменкар взревел и обрушился на эту преграду, но даже его плоть не могла пройти сквозь огонь невредимой: щупальца покрывались пузырями и буквально вскипали от высокой температуры, после чего бессильно разливались по мостовой не в силах дотянуться до его врагов. Это позволило Триглаву немного перевести дух - он оперся на посох и замер, напряженно размышляя над тем, что делать когда пламя спадет. И именно в этот момент рядом с ним и оказалась Акира.
- Как уничтожить ЭТО? У тебя есть план как его прикончить?, - требовательно произнесла она, заставив Альмагеста поднять голову.
- Я... - он хотел ответить "не знаю", однако оборвал себя на полуслове. - Я что-нибудь придумаю.
Сдаваться было рано. Неважно, во что Черный Лис превратил себя, он по-прежнему оставался живым существом. А это значило, что его можно было уничтожить. Вопрос был только в том, хватит ли ему сил и времени.
Триглав забрал браслет у Акиры, и сосредоточился, проверяя сколько в нем было энергии. Не так уж и много - и, скорее всего, даже меньше, учитывая потери энергии при конверсии, но вполне достаточно для того, чтобы использовать одно по-настоящему сильное заклятье.
- Теперь нужно как-то его отвлечь, - сказал маг, но в этот момент стена пламени пала, и перед их глазами предстала схватка двух чудовищ.
Зрелище было настолько же потрясающим, насколько ужасным. Творение бога зла и нечто, чему Альмагест до сих пор не мог подобрать названия, схлестывались друг с другом, посреди разрушенного склада, с яростью и жестокостью намного превышающей человеческие. И Энменкар проигрывал.
"Она его пожирает?" - задумался Триглав, глядя на то, как желеобразная масса когтей и зубов превращается в сероватую пыль под прикосновениями гигантских лепестков, врывающихся в нее.
Когда Черный Лис оказался оторван от остального тела, студенистая масса содрогнулась будто от боли, а затем из пустого отверстия донесся болезненный вопль и она начала рассыпаться прахом и пеплом. Кричал и сам маг-раборговец, приземлившийся неподалеку от Альмагеста. Проклятья, богохульства, грязная брань, адресованная всем от Шион, Акиры и Альмагеста до великих создателей Эйноа - определенно, альрану была чужда идея о том, чтобы умереть с достоинством.
"Впрочем, он кажется и не собирается умирать?" - подумал некромант, глядя на то, как бесцветная жидкость, струившаяся из его ран начинает принимать очертания щупалец. - "Нет. Так дело не пойдет".
Он зашагал к нему, медленно и спокойно, словно был на прогулке. Посох был занесен высоко над головой, глаза чуть прикрыты, с уст срывались обрывки языка, бывшего древним уже тогда, когда первые короли людей бились за власть над опустошенным войной континентом.
- Vætta dǫuðarorð! - провозгласил он, и вонзая посох в грудную клетку Черного Леса.
Гибель Надежды. Одно из самых ужасных заклятий черной магии - возможно более страшное, чем даже Мясной Гроб. То предназначалось для того, чтобы заставить жертву страдать, а это - для того, чтобы полностью ее уничтожить.
- Будьте вы прокляты, отбросы! - завопил Энменкар, когда темное пламя начало пожирать его тело - быстрее, чем то могло восстановиться. - Вы убили меня! Убили! Но вам все равно не жить! Никому из вас! Когда спящие восстанут, они уничтожат вас и все, что...
В этот момент пламя дошло до его рта, и он уже не смог закончить фразу. Горящий ненавистью взор продолжал жечь Триглава еще несколько мгновений, но затем пламя спалило их.
- "Конечнно", - подумал маг, и внезапно на него накатила мутная волна усталости.
Пальцы разжались, и отдавший ему всю силу до конца браслет покатился по камням. Альмагест воткнул посох в землю, и оперся на него, чтобы не упасть.
- Недурная вышла охота, мисс, - обратился он к Акире. - Хотя оказалось тяжелее, чем я ожидал. У вас случайно нет целебного зелья или еще чего-то в этом роде? Боюсь, что я сейчас вот-вот отрублюсь.

Отредактировано Triglav Almagest (2017-08-15 17:42:02)

0

36

Она даже не верила в то, что у мага получиться применить те капли энергии которые есть в янтаре, а так же что они все же смогут одолеть это нечто и сама она будет так рада тому что больше не придется плясать, стараясь при этом не угодить под одно из щупалец. Вообще ей было странно то, что она позволила себе, а не кому-то другому, побыть эдакой приманкой. И собственно столь без башенная идея себя оправдала.
После нескольких забегов, в ход пошла Шион со своей магией. Но и той досталось, отчего даже у девушки все внутри вздрогнуло, а потом в ход пошел и сам маг.
Его заклинание таки сработало уничтожив тварь окончательно и безповоротно. Отчего девушка облегченно вздохнула, а потом усмехнулась, слушая мага и подходя к нему, на ходу вытаскивая зелье, протягивая его. Когда оно исчезло в руках временного напарника, Акира развернулась к Шион и вздрогнула. Нет, девушка отчего-то не боялась эту малышку, пусть та и была духом-химерой.  Она себя-то считала монстром, но что бы считать ее... К сожалению на это у альранки сил не было. Девушка, убедившись, что маг все же более менее стоит на двух своих, направилась в сторону Шион. Подойдя к ней совсем близко, пусть уставшая, но не сломленная, Акира подняла ту на руки и нахмурилась.
- Триглав, знаешь что... Предлагаю вернуться в таверну. Ей нужен отдых, да и нам тоже. А еще не помешало бы выпить. - девушка понимала, что ей придется вести сейчас двоих, чуть ли не волочь. Но если девчушку придется нести на руках, то магу, если что, придется подставлять плечо, чтоб тот не грохнулся на землю без сил. Да и ей собственно самой стоило отдохнуть и обдумать где приобрести новый янтарь для зарядки.
Еще раз окинув мага взглядом, волчица готова была удостовериться в том, что тот грохнется прямо сейчас и зелье ему не поможет. Но увы она не вьючное животное, так что придется им топать медленно. - Расскажи мне что это с ним случилось? Все понимаю, все же сама маг, но... Возможно мне просто еще не встречалось такое, так что хотелось бы узнать.
Все верно. Девушке пока что не встречались маги, которые в пределах бешенства и ярости становятся не лицеприятными горами мяса и выбрасывают щупальца. А ведь ей еще потом нужно будет все записать, дабы новые данные не пропали, да и подсказки на будущее были.

0

37

Тепло… Приятно… Спокойно…

К сожалению, или к счастью, Шион всё ещё была без сознания после потери контроля над собой и битвы с Энменкаром. Несмотря на то, что количество поглощённой ею жизненной силы было неимоверным, ей всё ещё предстояло восстановление, а на это уходило, как правило, много времени. Сознание Шион никогда не было настроено на воинский лад и большинство её боев были банальным пересиливанием оппонента подавляющей физической силой. Да и драться-то девочке приходилось не так уж и часто…
Впрочем, это всё дело прошлое. Как уже было сказано – душа-химера забылась беспокойным сном, пока Акира на руках несла её в таверну. Если честно, то вся группа наверняка с удовольствием бы сейчас отрубилась, но на улице спать не слишком-то и комфортно. Хотя, кому – как.

О том, что Шион медленно восстанавливалась свидетельствовало очень слабое, тусклое свечение вокруг её тела. Пульсирующая розовая энергия на месте ран принимала вид неповреждённой кожи и прочих частей тела, которых Шион недоставало после битвы. Совсем скоро на руках у волчицы была целая и невредимая девочка, по виду которой можно было предположить, что она, скорее всего, очень устала с дороги и потому заснула.

И тут случилась ещё одна странность, и маги, скорее всего, почувствовали это. То ли их просто зацепило тем же целительным потоком, которым Шион подсознательно себя восстановила, то ли она делала это осознанно, но эффект оказался значительным. Боль в мышцах, да и в теле в целом как у Акиры, так и у Триглава утихала, уступая место лишь небольшой усталости, словно они весь день гуляли по парку, а не сражались с омерзительным чудовищем-мутантом. Впрочем, если были и серьёзные раны, то они всё так же остались. Остаточного пульса жизненной силы не хватило, чтобы вылечить их.

Какие сны вообще может видеть существо, сознание которого состоит из бесчисленного множества других, словно гигантская мозаика или витраж? Может быть, она видит не один сон, а бесчисленное множество таковых? Кто знает, кто знает…
Впрочем, одно Шион, даже находясь без сознания, знала точно – сейчас ей хотелось домой.

А единственным местом, которое душа-химера хотя бы и близко могла назвать домом, был Росентаун…

0

38

Триглав отреагировал на слова Акиры не сразу. Отчасти потому, что вновь навалившаяся на него свинцовая усталость сделала язык невероятно тяжелым, а мысли спутанными, но главным образом потому, что вопреки своим слова маг не был до конца уверен, что все уже закончилось. Чудовища (особенно неизвестные) обладали дурным свойством возвращаться к жизни удивительно быстро - и не один герой пал жертвой из-за того, что сразив монстра не удосужился проверить не осталась ли в нем хотя бы капелька жизни.
"Впрочем, нам кажется не о чем беспокоиться", - подумал он, отворачиваясь от поля боя и осторожно шагая в сторону альранки.
Гибель Надежды полностью пожрала останки Черного Лиса, не оставив даже пепла. Альмагест ожидал этого (собственно, из-за этого он и выбрал именно это заклятье), однако его беспокойство главным образом вызывала созданное им монстроузное тело, ошметки которых усеивали улицу и остатки уже сгоревшего склада. Однако, оно, похоже, начало испаряться уже тогда, когда из него был удален Энменкар - настолько быстро, что меньше, чем через минуту о существовании монстра свидетельствовали лишь разрушения.
"И все же, какое удивительное существо", - Триглав ощутил острое разочарование от того, что ему не удалось сохранить хотя бы небольшого образца биологического материала.
- Да, отдохнуть действительно не помешает, - сказал маг.
Насчет "выпить" он был не уверен, так как скорее всего, первый же глоток чего-нибудь крепкого погрузил его в беспамятство. Что, в принципе, было не так уж и плохо, учитывая как сильно Триглаву хотелось спать.
- Что с ним случилось? - протянул волшебник задумчиво. - Понятия не имею. Возможно он призвал какого-то демона...
Или применил трансформационные чары седьмого... или даже восьмого порядка. Может быть даже переделал свое тело с помощью контролируемых мутаций. 

Он задумчиво потер подбородок, а затем покачал головой. Какую бы загадку не представлял из себя Черный Лис, сегодня он не найдет на нее ответа...
Неожиданно по телу Триглава будто бы пробежала невидимая теплая волна, и ему стало легче. Из конечностей ушла тяжесть, голова прояснилась, он снова мог вдохнуть полной грудью, и даже неприятный привкус во рту исчез. Феномен на мгновение вызвал у мага смесь облегчения и замешательства, однако затем его взгляд упал на дремлющую девочку, и ситуация прояснилась.
Альмагест усмехнулся, затем его лицо вновь приобрело задумчивый вид, однако затем он резко мотнул головой, прогоняя все ненужные сейчас мысли.
- Вернемся в тот бар, - сказал он волшебнице. - Я заплатил хозяину кучу вперед, так что он мне еще должен. Заодно узнаем, что там вышло с теми матросами.

0

39

Акира усмехнулась, особенно оценивая последнюю фразу мага, кивая головой. Собственно зачем терять место и еду, если за нее заплачено?! Но путь туда им предстоит сложный и медленный, так как они выдохлись в битве с этим нечто. Сделав несколько шагов, девушка ощутила легкий прилив сил, отметив как затянулись мелкие ранки и ссадины, а на ее руках спит целая девочка. Мягкая улыбка, не сильно свойственная магчике, мелькнула на ее губах, но пропала. Следовало вернуться в комнату и уложить Шион спать.
В общем шли маги уставшие, стараясь не с кем не встречаться, так как от них, наверное, явственно еще разило и боем и, возможно, чем-то еще. Так что предстояло еще и в порядок себя приводить. Ну, по крайней мере, это девушка собиралась сделать, попутно хоть и девочку в более чистый вид привести, а дальше можно будет и выпить. Либо же сделать это сейчас,а потом уже разойтись по комнатам.
Идя по дороге, альранка вдруг нахмурилась и посмотрела на девочку на своих руках. Так и не скажешь что этот спящий ребенок что-то необычное, что она не просто ребенок и потому магичка вопросительно посмотрела на Триглава, не задавая тому вопроса, но все же спрашивая. Акира, если честно, не видела смысла в уничтожении Шион, так как та была не просто полезна, а была заблудившимся и обиженным ребенком. И возможно ей хотелось вернуться туда, где она будет ощущать себя в безопасности и как дома. Возможно и маг хотел что-то сказать в ответ, но девушка для себя решила что в обиду ее не даст,а попытается выяснить что же для нее лучше.
Через какое-то время впереди замаячила таверна, где как раз и познакомились Триглав и Акира.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 5.06.1213 Вот тут-то и вынырнул чёрт...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC