От 19.07.18

У нас новый админ! Шаресс!

А ещё, у нас есть несколько квестов со свободными местами. Желающие расшевелиться после сессии и первого месяца лета есть? А ну бегом записываться!

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

Зато открыт набор на вакансии мастеров игры!!
Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-17 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты
Настоящее время:
январь 1214 г. - июнь 1214 г.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 5.06.1213 Вот тут-то и вынырнул чёрт...


5.06.1213 Вот тут-то и вынырнул чёрт...

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

http://se.uploads.ru/t/krHRe.jpg

1. Дата и время:
Пятое июля 1213 года.
На начало событий - вечерние сумерки.

2. Место действия | погода:
Аэллия, портовый город на юге королевства.
Приятная вечерняя прохлада после жаркого дня.

3. Герои:
Акира Мейн
Триглав Альмагест
Шион

4. Завязка:
Аэллия - сравнительно крупный портовый город, расположенный на юго-восточной конечности континента. Удобное местоположение позволяет вести торговлю как и с Иш-Калафом, так и с континентальными портами, и даже далекими малоизвестными островами. Он был основан меньше века назад, и пользуется неоднозначной репутацией: с одной стороны, его называют настоящим торговым раем, где выгода встречается на каждом шагу, и который принимает любого, невзирая на общественное положение, расу и даже прошлое, а с другой - считают, что местным обитатели не имеют совести и сквозь пальцы смотрят на закон и мораль. Что из этого является правдой, а что нет? Нашим героям предстоит это выяснить.

5. Тип эпизода:
Открытый.

0

2

- Попался! - торжествующе воскликнул немолодой моряк, выкладывая на стол свои карты. - Василиск! Победа моя!
Затем он хлопнул себя по колену, и громко, надсадно расхохотался, заставив проходившую мимо служанку испуганно вздрогнуть. Понятная реакция: лицо пьяницы и без того красное от многолетнего злоупотребления выпивкой, из-за азарта стало похожим на раскаленную сковороду, а алчность и злорадство наполнили его взгляд пламенем. Но хуже всего выглядел его рот, растянутый в оскале улыбки - давно потерявший родные зубы (из-за драк и цинги, не иначе), морской волк заменил их протезом, напоминавшим миниатюрный капкан, из-за чего выглядел словно...
- Акула! Акула! Акула! - большая компания, собравшаяся вокруг стола, поддержала своего халифа на час одобрительными возгласами. - За картами сожрет любого!
- Точно! - тот расхохотался, ударил кулаком по столу, осушил еще одну кружку пива, ущипнул за бедро уходившую служанку, а затем, видно немного успокоив внутренних демонов, откинулся на спинку стула и бросил на второго игрока тяжелый взгляд, неприязнь которого не могли скрыть даже хмель и победный экстаз.
В этом не было ничего удивительного - уж слишком тот не вписывался в обстановку портового кабака, где разворачивалась эта маленькая жизненная драма. Даже один его вид - белоснежный плащ, шелковая рубашка, посох с драгоценным камнем и очки в золоченой оправе, просто вопил: "чужак! чужак!", а уж поведение - в особенности, холодная вежливость и отказ даже просто пригубить вино, не мог восприниматься веселой компанией иначе как вызов. Пожалуй, лишь то, что странный гость был щедр на угощения и безостановочно проигрывал, удерживало их от прямой агрессии.
"Долго это не продлится", - мысленно усмехнулся Триглав, окидывая собравшуюся вокруг столика толпу блуждающим взглядом.
- Еще раз! - воскликнул он с горячностью, старательно делая вид, что поглощен желанием отыграться - во что бы то ни стало.
- А не пора ли тебе знать меру, сопляк? - уже не скрывая своего презрения произнес моряк, по-хозяйски поглаживая кучку золота, которая успела вырасти перед ним за этот вечер. - Дядюшка Акула уже хорошенько потрепал тебя, но сегодня я добр. Лучше уноси ноги пока можешь...
Вряд ли пьяницей двигало сострадание - скорее всего, свое веское слово сказали жадность и страх. Его противник наверняка полагал, что выжал из богатенького дурачка практически все, что у того было, а, следовательно, игра больше не стоила свеч. Однако, Триглав не собирался позволить ему этого.
- Три раза, - сказал он, запуская руку за пазуху. - Моя ставка.
В глазах моряка мелькнул досадливый гнев, и он собирался что-то сказать, но не успел. Альмагест опустил ладонь на стол, а когда поднял ее, то на мгновение почти весь кабак погрузился в тишину, а затем взорвался удивленными возгласами и ругательствами. Под нею оказался рубин - удивительно крупный и чистый, который наверняка стоил больше, чем всё в этом заведении, включая публику.
- Против всего, - добавил маг, еле заметно улыбаясь тому, как жадность превращает лицо "Акулы" в маску безумия.
Она не оставила ему выбора, и игра началась заново. Стоило отдать моряку должное - едва карты попали ему в руки, он сумел обуздать свои страсти, и вновь поглядывал на своего соперника с презрительной самоуверенностью. Где-то минуты две. 
Возгласы удивления и ругательства вновь наполнили воздух. Со стороны могло показаться, что двух игроков будто подменили. Акула, до сей поры с легкостью идущий от победы к победе, вдруг начал совершать ошибки и отступать, а его молодой соперник перешел в наступление. С превеликим трудом моряку удалось оставить за собой первый раунд, но во втором он был полностью разгромлен - как и в картах, так и в душе. Дутое тщеславие полностью оставило его, а в душе безраздельно воцарился страх. Борьба в третьем раунде была отчаянной, но вскоре даже самому Акуле стало ясно, что лишь чудо может спасти его от поражения.
И, разумеется, тот попытался организовать его сам.
- А ну-ка стой, дядя, - гневно воскликнул Триглав, хватая моряка за руку.
Тот попытался вырваться, но недооценил мага. Недолгая борьба, и из его рукава на стол высыпалось несколько карт - таких же потрепанных и засаленных, как и те, которыми велась игра, однако явно принадлежавших другой колоде. Козыри в рукаве - жульничество классическое, но от того, не менее эффективное. Настроение окружавших столик людей начало меняться как в калейдоскопе - удивление, недоверие, а затем - злость и гнев. Однако, эти эмоции не успели полностью овладеть зеваками, когда Акула высвободил руку и гневно ударил кулаком по столу, опрокинув его.
- Прочь, - произнес он - и кровожадность в его голосе заставила окружающих попятиться - всех, за исключением десятка человек, которые наоборот подошли ближе, обступая игроков, отделяя от них толпу и отрезая Триглаву пути к бегству. Впрочем, маг этого делать и не собирался.
"Змееподобный шрам, карлик, сломанный нос, рука-крюк, одноглазый... Этот, наверное, синелицый. Так вот, что они имел в виду", - думал он, изучая сообщников Акулы. - "Про остальных они ничего не говорили. Просто новые лица или это потому, что у них и нет особенных примет?"
- Вот что, сопляк, - злобно произнес моряк. - Отдавай сюда свою побрякушку. И вообще, все что у тебя есть. Будешь слушаться и останешься жив. А не то пойдешь на корм рыбам...
- Ах да, конечно, - пробормотал маг, чем поставил Акулу в тупик, а затем добавил. -Impediendum!
Они ничего не успели сделать: они посыпались один за другим - обездвиженные тела на пол, а испуганные взгляды - на Триглава.
- Спокойно, дамы и господа, - с прежним вежливым равнодушием произнес волшебник. - Всего лишь обычная борьба с преступностью. Я Триглав Альмагест, которого также называют Магом Опоры. Добропорядочные власти этого славного города уполномочили меня разобраться с шайкой презренного Дидиона, которая пробралась в Аэллию и планировала творить здесь свои злодеяния.
Прошу вас не беспокоиться об этом, скоро прибудет стража и заберет их. Можете заняться своими делами.

Уверенный тон помог завладеть ему вниманием толпы, а слова о стражах порядка произвели именно тот эффект, на который маг рассчитывал - горожане немедленно начали расходиться. Не то, чтобы защитников закона не любили в городе, однако имея выбор, большинство бы предпочло не сталкиваться с ними. К тому же, сам Триглав их явно пугал - и все это, естественно, порождало желание оказаться где-нибудь подальше.
Вскоре таверна практически опустела - даже слуги предпочли скрыться на кухне. В таверне остался лишь один хозяин, монументально возвышавшийся за стойкой и протиравший бутыли с таким видом, будто ничто в мире не представляло для него интереса, Триглав, парализованные моряки и... девица-альран?
"Была с ними?" -Триглав задумчиво приподнял бровь. -"Или просто заинтересовалась? "
Она не была похожа ни на пиратку, ни служанку, ни на иной род женщин, которых обычно можно встретить в подобных заведениях. Да и магия ее, кажется, не слишком испугала. Это не могло не вызывать у Альмагеста любопытства… и беспокойства.
- Добрый вечер, - произнес он, непринужденно вскидывая ладонь в приветствии. - Приношу извинения, если испортил вам вечер. Могу ли я узнать ваше имя? 

+1

3

Обычное время для того,чтоб посетить это злачное место. Ну хоть выпивка была неплоха, да и развлечения тоже. Что тут делала боевой маг - так это отдыхала, пока ее не призовут обратно в гильдию. Она потягивала эль и при этом посматривала по сторонам, умудрившись занять столик, за которым открывался великолепный обзор. И первое время она наблюдала за игрой в карты. Толпа вокруг столика, двое мужчин и один из них в огромном подпитии и адреналине, что ликовал в крови от явно легкой победы.
Акира поморщилась. Она не любила пьяниц. Нет, подвыпить могла и сама, но только сугубо в меру, а не как тот моряк, чей зычный пропитый голос оглашал весь зал. Подобных мужланов девушка на дух не переносила. Она оставила осмотр сального мужика, который явно насмехался над проигравшим и решила пробежаться взглядом по последнему. Тот выглядел неестественно. И это касалось не только белоснежных одежд, а так же того,что он ооочень старательно делал вид что проигрался, что сожалеет и у него дикое шило в одном месте попытать удачу сызнова.
Альранка усмехнулась в кружку, решив оставить столь интересное зрелище без внимания, лишь искоса поглядывая на них, ведь все же любопытство у женщин это в крови. а события там развивались. Играющие пошли на спор. Моряк, издеваясь, пытался припугнуть "белянку", тот в свою очередь упрямо стоял на своем, заставляя мужика багроветь от злости. К ним даже, как заметила Кира, служанки боялись подходить, мало ли попадутся под горячую руку, если начнется драка. Хотя... Тут взгляд волчицы прошелся по залу выискивая вышибалу. Не нашла. Видимо сам хозяин за него был. Такое тоже случалось в подобных заведениях.
Девушка сделала глоток эля и отставила полупустую кружку на стол, сложила руки на груди и сделала вид что слегка задремала, продолжая наблюдать за цирком из-под опущенных ресниц. А меж тем там было на что посмотреть, да и обсуждение велось настолько оживленное, что практически все посетители зала либо собрались вкруг вокруг столика, либо посматривали и слушали со своих мест. Только хозяин несколько тревожно косился на то сборище, однозначно переживая за сохранность не сколько помещения, сколько мебели в нем.
Удивленные возгласы, у кого-то даже ругань слышалась побудили альранку открыть глаза и посмотреть на сборище. Ух ты! А перевес теперь был явно в пользу "белянки". Акира даже поддалась немного вперед, при этом умело делая вид что просто поменяла позу на более удобную, облокотившись руками о стол. Моряк был разбит! Он потерпел поражение, но гордая душа пьяницы не могла такого простить,а потому мужик попросту поспешил свалить. Но тут боевого мага удивил "белянка". Резко успел ухватить за руку и явил,словно фокусник, миру очередного шулера. Толпа возмущенно охнула, у кого-то даже гнев проскользнул. Да просто это было ясно как божий день. Такие личности не любили когда их разоблачали, старались либо быстренько свалить, либо давить на жалость... Но был и третий вариант, такие личности затевали драки. А потому, словно предчувствуя плохое, девушка внутренне напряглась, радуясь тому, что не оставила в комнате, которую она снимала тут же, свое оружие.
И вот она, вспышка гнева и попытка освободиться. Акира с уже нескрываемым интересом наблюдала за происходящим. Драка определенно  намечалась, так как моряк, разогнав толпу, опрокинул стол, сметая содержимое на пол. Звериный слух позволил уловить досадливый возглас хозяина таверны, который тут же потонул в гомоне.  Толпа схлынула, но вот то кольцо которое образовалось вокруг выйгравшего и моряка, напрягло Одиночку еще сильнее. Хотя она и не успела ничего предпринять после их короткого диалога. "Белянка" оказался магом. Это она поняла по услышанному заклинанию.  Усмехнулась, оценив его вариант "И все мужчины штабелями лежали у ног".
Вновь откинулась на спинку стула и потянулась к кружке, краем уха слушая его речь о том, чтоб все успокоились, кто он такой и почему, собственно, устроил подобное шоу. Народ поступил, к слову, благоразумно. Он попросту решил слиться с таверны, опустошая зал. А так как Акире уходить никуда не было, она спокойно продолжила попивать свой эль, чем вызвала очередное подозрение у мага.
"-О! Заметил. -" усмехнулась мысленно альранка, следя за приближающимся мужчиной внимательным взглядом поверх кружки. Отставила она ее, буквально за несколько секунд до того, как тот обратился к ней.
- Добрый, -легкий кивок головы. - Ну что вы. Такое шоу можно только увидеть здесь. Так что наоборот, вы скрасили мой скучный вечер, -слегка  ехидная улыбка мелькнула на губах, но тут же пропала. - Вполне. Акира. Могу ли теперь я узнать, чем вызвала ваш интерес? - пошла она в небольшое наступление, задав встречный вопрос.

0

4

…тем временем, где-то в другом месте…

- Ну как, всё шито-крыто? – спросил крепко сложенный мужик средних лет, притушив окурок о деревянную поверхность бочки, - Никто не шалил?

- Всё путём, - бодро ответил ему паренёк, наверное, только-только достигший совершеннолетия, если судить по его внешнему виду, - Всех вроде выгрузили и перетаскали. Там, правда, куролиск бесится жутко – аж перья летят…

- Куролиск бесится, говоришь, - спокойным, безразличным тоном произнёс его собеседник, задумчиво почёсывая густую бороду. Правда, минутка задумчивости продлилась недолго, и вскоре бородач за грудки приподнял мальчугана, и громким шёпотом, в котором, судя по всему, скопилось всё недовольство, скопившееся за весь день, поинтересовался, - Я сколько раз говорил, чтобы вы, малолетки, держались от клеток подальше? Может эти твари и не вылезут из клеток, но вот босс за порченый товар по три шкуры с каждого сдерёт – это вам, соплякам, ясно?

- Да ладно тебе, Руфус, - сдавленно проговорил паренёк, примирительно подняв руки, - что плохого в том, чтобы чутка повеселиться? Сам же сказал, что из клеток не вылезут…

- Если тебе хочется оставить всех нас без золота и вдобавок получить нагоняй – валяй, веселись сколько влезет, - хмуро пробормотал бородач, глядя на своего молодого напарника, который, при упоминании золота, сразу притих, - И да, вы не всех выгрузили – вон эта недавно приехала.

Наёмник кивнул в сторону относительно небольшой клетки – высотой и шириной примерно с человеческий рост. Из-за темноты было сложно различить, кто находился в клетке, но этот кто-то, судя по плохо различимому силуэту, тоже был очень небольшого роста. При виде новой работёнки, паренёк сразу скис и поник – он-то думал, что на сегодняшний вечер будет всё!

- Тащи свою тощую задницу сюда, - грубо поторопил его напарник, - и помоги мне вкатить клеть на склад. Чем быстрее мы покончим с этим, тем раньше пойдём выпить.

Делать было нечего. Двое встали за повозкой с клеткой и, кряхтя и тихо ругаясь, принялись катить её по опустевшим портовым закоулкам в сторону единственного здания, принимавшего такой тип товаров – в клетках и в цепях – неприметного, но достаточно большого и просторного склада, где-то на противоположенном конце портового района. Дорога была долгой и утомительной для обоих. Но, наконец, искомое здание было найдено и у тягачей открылось второе дыхание от предвкушения скорого отдыха. До тех пор пока…

- Твою ж!.. – парень, подняв голову, испуганно отшатнулся от повозки, на что его напарник, едва сумев удержать её от того, чтобы она не укатилась вниз по улице, практически в одиночку вкатив её на ровное место, отдышавшись, злобно поинтересовался:

- Ну чего ещё?!

Когда он обернулся к клетке, вся его злоба пропала, оставив только зарождающуюся, но от этого не менее липкую и холодную тень страха.

Изнутри своей тюрьмы, держась за прутья и чуть ли ни вплотную прислонившись к ним, на него смотрела девочка. Волосы её были розовые, а одета она была в странного вида платьице. Скорее всего, она была ещё ребёнком – возможно, не старше десяти лет – но не это так поразило наёмника. Ему и раньше приходилось участвовать в работорговле и среди товара дети встречались ему достаточно, чтобы перестать придавать этому значение. Нет, напугало его другое.

Глаза. Два розовых огонька смотрели на него с таким голодным вожделением, что тот испуганно шарахнулся от клетки, прямо как его молодой коллега пару мгновений назад. Чутьё на неприятности у бородача работало на славу и прямо сейчас оно вопило во всю мощь своих несуществующих лёгких: «Держись от этой штуки подальше!»

Однако, если они оставят повозку здесь, то непременно получат от босса на орехи. Скорее всего, он скажет что-то вроде «ваши услуги более не требуются», прошепчет какое-нибудь заклинание и всё! Поминай, как звали. Так что чёртов товар нужно было довезти, во что бы то ни стало.

- Иди, открывай ворота, - осипшим голосом сообщил мужик своему напарнику, - потом помоги втащить её внутрь. Я пока на стрёме постою.

Сказано – сделано. Через пару минут оба, заметно притихшие, закатили повозку внутрь…

…Всё это время Шион внимательно следила за этими странными людьми из своей тюрьмы. Когда клетка вкатилась в помещение, девочка увидела множество клетей, пленники в которых были самые разнообразные. Начиная с обычных людей, альранов и прочих представителей разумных рас (даже парочка эльфов попадалась) и, заканчивая редкими и опасными существами, такими как, например, упоминавшийся в разговоре куролиск. Что странно, разумные пленники сидели на удивление тихо, с выражением немой покорности на их лицах, так что основной шум производили озлобленные на своих тюремщиков чудовища. Шион чувствовала, что в душах пленников колыхается целый букет разнообразных чувств – отчаяние, страх, презрение, злоба и, наконец, ненависть. Бессильная ненависть. Но вот чего душа-химера не понимала, так это того, почему эти чувства и эмоции оставались внутри пленников – что же их сдерживало?

«Мне здесь не нравится, - подумала Шион, - очень не нравится».

Кроме того, к ней постепенно начал подступать пожиравший её голод. Голод, который следовало утолить. Причём немедленно…

Возможность для этого представилась довольно скоро – когда рука одного из пленителей оказалась слишком близко у прутьев клетки…

…Поставив клетку с товаром в отведённое ей место, парни наконец-то могли отдохнуть. Бородач отошёл от клети на приличное расстояние, после чего устало вздохнул, потянулся и вытер со лба пот. Обошлось без происшествий, на этот раз. Про то, какими голодными глазами на него смотрела та штука, он предпочёл забыть поскорее, вместо этого представив кружку с холодным, пенящимся пивом… От этой картины бородач позволил себе мечтательно всхлипнуть – так давно он не пил чего-нибудь такого!..

- Ну что, - спросил его паренёк усталым голосом, - теперь-то всё?

По правде сказать, тот даже и забыл, что с ним был кто-то ещё. Бородач было собрался в очередной раз прочитать напарнику новое нравоучение, но, обернувшись, осёкся.

Тот находился к клетке близко. Очень близко. Слишком близко. Рукой он держался за прутья, очевидно, чтобы ненароком не растянуться тут же, на полу. И этим собиралась воспользоваться та девочка – неслучайно же она подошла так близко к границе своей темницы!..

- Придурок, отойди от клетки! – заорал наёмник…

…Но не успел. Не успел, может, на долю секунды, но этого хватило, чтобы увидеть последствия…

…Шион, с чудовищной силой вцепившись в руку паренька собственными ручками, потянула того внутрь клетки. Конечность была внутри, а всё остальное тело – нет. Но, в принципе, этого было более, чем достаточно.

Ладони Шион загорелись фиолетовым пламенем-аурой, которая тут же перекинулась на руку мальчугана. Тот заорал – такой боли ему ещё чувствовать не приходилось. Словно сотни тысяч маленьких жуков-людоедов принялись заживо есть его плоть, добираясь до самых костей. Орал он не только от ужасной боли – нечеловеческий страх поразил всё его существо. Он силился самостоятельно вырваться из цепких лап Шион, но не сдвинулся даже на йоту. Очень скоро на помощь ему пришёл его товарищ – обхватив того поперёк туловища, он потянул раз, потянул два и, наконец, вырвал того из когтей смерти, в виде маленькой девочки…

- … Что, совсем мозгов не осталось?! – заорал на паренька бородач, но тот даже не обратил на него внимание – он безумным взглядом смотрел на свою руку, примерно полминуты пробившую в клетке.

- Что ты там… Ох, мать моя… - осёкся его товарищ, увидев, во что превратилась часть тела напарника. Высушенная, старческая рука, на которой лоскутами висела кожа – такой стала конечность паренька.

- Как это… Как это… - он поражённо смотрел на девочку, силясь подобрать слова, - Это что, вампир?..

- В каком-то смысле, - прервал его спокойный, холодный голос, - судя по всему, ей необходима чужая жизненная сила, чтобы она могла существовать. Видимо, я всё же был прав!

Маг притаился в тени и молча оглядывал результат столкновения двух существ. Наконец, сделав какие-то свои выводы, он кивнул в сторону выхода.

- Вон отсюда, - коротко приказал он подчинённым, - ампутируй ему руку – восстановлению она не подлежит. Насчёт куролиска поговорим позже.

Не став испытывать судьбу, оба наёмника поспешили удалиться восвояси. Шион смотрела им вслед таким же голодным взглядом – было видно, что жизнь, вытянутая из чужой руки голод не утолила. Наконец, её глаза замерли на силуэте мага, притаившегося в тени.

- Что, есть охота? – с издёвкой поинтересовался тот, заметив на себе взгляд розовых глаз, - Даже не думай об этом. Я не намерен становиться твоим обедом.

После этого, он вышел из помещения, захлопнув за собой дверь и оставив душу-химеру наедине с самой собой и со многими другими пленниками в этом месте…

+1

5

"Уверена в себе, не боится магии, наверняка знает больше, чем показывает", - думал Триглав внимательно и без особого стеснения разглядывая незнакомку. -"Должно быть это была она".
Во время игры, маг пару раз ощущал на себе взгляд - более весомый, чем у остальных зрителей его маленького спектакля. Тогда это вызвало у мага некоторую обеспокоенность, но поскольку сам Акула купился, Триглав решил, что проницательный наблюдатель не на стороне его шайки. И, видимо, оказался прав - хотя...
- Считайте это моим геройским чутьем, - заявил он, улыбнувшись уголками губ. - К тому же, вы - единственная из тех, кто мог бы уйти отсюда, но не стал этого делать. А еще у вас красивые глаза.
Он подошел к одному из трепыхавшихся пиратов и встал над ним. Его сила воли заслуживала уважения - несмотря на сковывавшее его заклинание, тот сумел приподнять голову и обратить полный ненависти взгляд на волшебника. Маг встретил его привычной бесстрастностью, а затем быстро прикоснулся концом посоха к позвоночнику поверженного моряка, и произнес короткое заклинание.
- Тебе ничего грозит, - произнес Альмагест в ответ на испуг, мелькнувший в глазах обездвиженного беззаконника, а затем добавил. - Пока.
Собеседник понял его совершенно правильно - сначала ощущение страха будто бы начало исчезать, но затем резко усилилось - особенно когда его начало окутывать неяркое сияние, которое должно было сопровождаться неприятным покалыванием.
- Древняя техника ордена Северной звезды, - важно заявил Триглав. - Смертельное прикосновение. Если я уберу посох, то все мышцы твоего тела обратятся друг против друга. Это будет мучительно больно... хотя и недолго. Но в твоих силах все предотвратить.
Он сделал паузу, позволяя пирату задуматься над его словами, а затем продолжил.
- Несколько недель назад вы начали работать с одним магом. Проставление печатей подчинения, перевозка рабов, другие поручения... Тому подобное, - сказал он. - Сейчас я немного ослаблю заклинание, и ты скажешь мне, где видел его в последний раз. Не советую лгать или тратить эту возможность на брань и прочие глупости.
И, разумеется, моряк не стал искушать судьбу. Страх, который нагнал на него Триглав, легко развязал ему язык, и, запинаясь и перебивая сам себя, он принялся предавать своего покровителя.
"Даже легче, чем я ожидал", - усмехнулся Альмагест, а затем вновь повернулся к загадочной альранке.
- Я охочусь на Энменкара Черного, также известного как Одноухий Шакал, Клык Горести, Маг Цепей и под рядом других прозвищ, - произнес он все так же непринужденно. - Не составите мне компанию?

Отредактировано Triglav Almagest (2017-05-08 01:13:56)

0

6

Акире предоставилась возможность наблюдать за магом, который собственно и не очень-то был удивлен тому что она ответила. Видимо почувствовал что она бросала на него взгляды. Слишком внимательные, не такие как обычные завсегдатаи.
- Вы мне льстите, милсдарь. Мне, собственно, и некуда уходить.  - ответила Акира с легкой улыбкой на губах, сохраняя вежливость и стараясь не покупаться на лесть. - Геройское чутье? Тогда оно превосходно! - не забыла похвалить его девушка, проводив взглядом к плененному, который зашевелился, подавая признаки активности. Альранка повернула голову к хозяину таверны, жестом тому показав чтоб повторил ее заказ, при этом краем глаз успела увидеть как маг использовал посох. Чуткий слух уловил слова заклинания и внутри девушки шевельнулся интерес.
А вот когда пират начал вываливать информацию, просто сдавая того, кто был у них за главного, охочая до авантюр душа девушки уловила ветерок приключений. Она с интересом слушала как переговаривались маг и пират, который явно боялся боли, которую ему обещал облаченный в белое мужчина.
Хозяин таверны решил поспешить с выполнением заказа, дабы не попадаться под горячую руку. Служанки так и не вышли, все же мужчина боялся за своих работниц, а потому храбро нес вахту один, спешно поменяв пустую кружку на полную и приставил на всякий случай рядом миску с вяленым мясом и хлебом, семечками, а так же вторую кружку с элем. Вдруг маг решит подсесть к этой дамочке и подобреет после выпитого?
"-Как интересно все складывается,-" подметила она, кивнув  хозяину, отпуская напряженного мужика обратно за его стойку. Пока Акира наблюдала, начиная потягивать вторую кружку и заедать мясом, маг успел выяснить все что ему нужно было и сделал ей неожиданное предложение, сообщив за кем он ведет свою охоту. Левая бровь альмерки взмыла вверх, а взгляд полный смеси эмоций - любопытства, интереса, недоверия, удивления, скесписа - был направлен в глаза мага.
- Что-то подсказывает мне, что этот Энменкар не агнец. - усмехнулась девушка, блеснув зубками. - Вы меня заинтриговали, уважаемый. Я согласна, но только будьте так любезны посвятить в детали охоты.

0

7

Шион крепко взялась за прутья клетки и изо всех сил потянула их в разные стороны. Однако стальная решётка и не думала поддаваться – детские ручки только соскальзывали с металла и бессильно бились об него, пытаясь сдвинуть с места. Куда там! Всё также недвижимо и несокрушимо. Здесь проходила чёткая граница между её свободой и несвободой и она вряд ли планировала меняться в ближайшее время. В бессильной злобе, девочка изо всех сил пнула решётку, а затем отступила внутрь клетки.

За усилиями Шион наблюдали другие её собратья по несчастью – рабы, в бессмысленных жемчужинах глаз которых отражалась бесконечная пустота. Какая-то неведомая магия подавила их волю, но их души, преисполненные гнева и ненависти, продолжали биться, запертые в телах, хозяевами которых они больше не являлись. «Птицы, запертые в клетках, - подумала девочка, глядя на них, - как я». Душе-химере было страшно. Страшно смотреть на всё это. Ей хотелось вырваться. Вырваться и никогда больше не попадать за решётку. Но ещё больше ей хотелось есть. Голод, точивший её сознание, будто жук-короед, медленно, но верно подступал всё ближе. Иными словами, Шион хотела на волю. Очень сильно.

Девочка плохо понимает, когда у неё что-то получается. Но ощущение от призыва новых конечностей каждый раз разное, так что запомнить что-то бывает очень непросто. Так и сейчас – по спине Шион пробежался холодок, она подняла глаза и уставилась на ненавистную ей решётку. В этот раз к ней пришла уверенность. Уверенность в том, что эта преграда падёт – теперь точно! Она протянула руки к прутьям. Вместо её «родных» рук металла коснулись другие. Их было четыре, все полупрозрачные, переливаются фиолетовым и извиваются, словно змеи. Впрочем, гибкость не являлась их единственной положительной чертой.

С чудовищной силой руки Шион вцепились в крепкий металл и сжали его, круша петли и вырывая замки. Сминая прутья, конечности девочки втянули дверь внутрь, и окончательно доломали её, превратив в металлолом. Дело было сделано. Преграды не было. Однако, надобность в дополнительных руках не отпала. Ещё нет. Голод. О нём сложно забыть, когда он постоянно напоминает о себе постепенно растущей, сосущей пустотой, которая требовала наполнения. Прямо сейчас Шион и планировала этим заняться.

Она осторожно вышла из клетки. Опустилась на каменный пол. Осмотрелась. Лапы, захватив ближайшую к ней клеть, придвинули её поближе к девочке. Затем выломали дверь, как проделали это с её собственной тюрьмой. Внутри были рабы, безучастные ко всему происходящему. К сожалению для них, Шион была достаточно голодна, чтобы не выбирать то, чем она собирается перекусить. Да и не отличалась никогда душа-химера привередливостью в еде.

Детские ручки прикоснулись к одному лицу, затем к следующему, затем к следующему… Вскоре железный пол клетки устилали пять высушенных до состояния «скелеты, обтянутые кожей» трупов. Их жизнь и души теперь растворились в Шион, заставив её голод отступить. Теперь оставалось только выйти отсюда…

- Полу-у-ундр-р-ра! – завопил кто-то, отчего девочка подпрыгнула от испуга. Всё, медлить было нельзя – надо было бежать! Инстинктивно, руки с поразительной быстротой рванулись наверх – к балкам склада. Мгновенно Шион подлетела к самой крыше, краем глаза успев разглядеть пролетевшую под ней тушу. Очутившись на безопасной высоте, девочка быстро осмотрелась. Окно. Полуразвалившееся, скорее всего, непрочное… То, что нужно. Шион побежала по балке к окну, выставив перед собой спиритические руки и… Прыжок.

Треск дерева, холодный, вечерний воздух. Лёгкий ветерок. Шион вывалилась из окна и покатилась по крыше склада, неизбежно приближаясь к её краю. Она отчаянно пыталась уцепиться за что либо, но её руки беспорядочно молотили по скользкой черепице, пребывая в таком же смятении, как и их хозяйка. Вот и обрыв… Однако вместо долгого падения девочку ожидал коротенький полёт и приземление на твёрдую глину. Склад вплотную подходил к другому зданию, что, скорее всего, можно было считать везением. Кое как встав, шатаясь, Шион, чьи спиритические руки были развеяны, побежала куда глаза глядят. Потом вновь упала, на этот раз – в кучу сена. Снова выбралась, встала и побежала, куда глаза глядят. Подгоняли девочку гневные крики, которые она слышала сзади…

…Сложно сказать, чем руководствовалась Шион, когда выбирала место, которое, как ей казалось, было безопасным. Размер девочки позволял ей юркнуть в любую мелкую щель, вылезая тем самым где-то в другом месте, полностью отрезанном от того, где находились её преследователи. Тем не менее, несмотря на всю её юркость, расстояние между ней и её преследователями неуклонно сокращалось.

Поэтому, Шион, уже не разбирая дороги, круто завернула и понеслась в первую попавшуюся открытую дверь…

…Появление маленькой девочки в таверне было, что называется, фееричным. Представьте – влетает такое бело-розовое пятно, проскользнув до этого, в небольшую щёлку между дверью и косяком, и, тяжело дыша и не особо понимая, что, где, когда и как, прячется за ближайшей благонадёжной фигурой, до побеления костяшек пальцев впившись в его плащ.

Этой благонадёжной фигурой оказался чародей, вообще никак неизвестный Шион, но в миру его называли Триглав Альмагест.

0

8

- Отлично, - удовлетворенно кивнул Триглав, и задумчиво посмотрел на моряка, после чего губы мага изогнулись в улыбке, и он убрал посох.
Глаза парализованного пирата наполнились ужасом, и он сдавленно закричал от ужаса и попытался задергаться, очевидно ожидая что его тело вот-вот порвет на части таинственная сила...
-Орден Северной Звезды - это миф, - важно произнес Альмагест, когда до подручного Акулы начало доходить, что пока что, он не умирает. - По крайней мере, нет никаких свидетельств того, что эти воины-монахи существовали в действительности. Скорее всего их образ сложился на основе нескольких военно-религиозных организаций времен основания королевства...
Произнося это, маг отошел от своих противников, а затем обернулся к ним.
- Сейчас я вас оставлю. Через пару минут сюда прибудут наши добрые друзья из городской стражи, и дальнейшая ваша судьба будет в руках закона. Я попросил, чтобы к вам проявили снисхождение, но не могу сказать, решат ли добрые судьи проявить его, - произнес он, сурово и торжественно. - Но если вам удастся сохранить свои жизни и когда-нибудь обрести свободу, займитесь честным трудом и держитесь подальше от работорговли. Иначе, даю слово, я найду вас - и вы захотите, чтобы смертельные касания существовали.
Подкрепляя свои слова, Триглав торжественно стукнул посохом по полу, заставив пиратов вздрогнуть. Затем, он повернулся к Акире, и вновь непринужденно улыбнулся.
И в этот момент кто-то нырнул ему за спину.
Первым побуждением Альмагеста было угостить таинственного гостя хорошим ударом, чтобы отучить подкрадываться. Вторым, которое возникло, когда он понял, что это был ребенок, было желание податься назад - в карманах мага было много странного (не далее как сегодня, мелкий воришка запустил руку в его карманы и едва не остался без пальца, попытавшись стянуть друидский нож для обрезания корней). Третье было более размытым - он почувствовал в девочке нечто странное, и инстинктивно захотел ее проверить. Однако, ни ему, ни двум первым было не суждено осуществиться.
Дверь таверны слетела с петель и на пороге появилась могучая фигура, двигавшаяся с такой скоростью, что казалась размытым силуэтом. Всего мгновение - и она уже оказалась перед магом, занося для удара огромный клинок, очевидно собираясь разрубить как и Триглава, так и странную девочку одним ударом. Альмагест попытался парировать удар, но враг не попытался изменить направление удара, очевидно полагая, что остро заточенный скимитар легко пройдет через дерево. И он был прав - но не так, как ожидал.
Раздался металлический лязг, когда лезвие клинка столкнулось с металлической сердцевиной посоха. Но не успел тот окончательно отзвучать, как его заглушил крик - навершие волшебного инструмента превратилось в змею, которая впилась в руку убийцы. Зеленая лицом тот упал на пол.
Увы, радоваться было рано - в таверне появилось еще двое убийц, похожих на первого как две капли воды. Впрочем, атаковать не спешили - наоборот, они замерли напротив Триглава, очевидно изучая противника. Триглав подумал о том, что, возможно, этим стоит воспользоваться, но затем отогнал эту мысль. Он еще не был уверен в лояльности Акиры, а неподвижность противников была обманчивой. Маг уже понял, кем те были - смуглая кожа, экзотическая броня, красноватые полоски ткани, которые скрывали их лица, и, конечно же, ритуальные татуировки - вне всякого сомнения, это были ассасины Черной Хризантемы, печально известные по всему Ишкалафскому архипелагу... Не тот противник, которого стоило недооценивать, застать врасплох их не уже получится. К тому же, за их спинами начали появляться другие преследователи Шион - по всей видимости, обычные пираты, не особо отличавшие от Акулы и его шайки, но весьма многочисленные.
"Черт возьми", - подумал Триглав.
- Займись тем, что слева, - бросил он Акире, раскручивая посох над головой, и начиная готовить крупное заклинание...

0

9

Она едва успела дать свой ответ, как маг его одобрил уже вписав в свои напарницы, отчего девушка усмехнулась, наблюдая за его дальнейшими действиями. Тот вновь  переключился на пиратов, решив устроить им пытку и развлечения иного рода. Нет,нет. Ни в коем разе он не доводил их физически, он морально их мучил, словно открывая все свои козыри и выставляя их страх перед ним на смех. Собственно это было забавно - наблюдать как они дрожат и ощущать их страх.
А потом мужчина вновь развернулся к ней лицом. И только собрался что-то сказать, но тут дверь с таким грохотом познакомилась со стеной, что-то шустро мелькнуло и нырнуло за спину мага. Акира быстро поднялась, ее тело подобралось,а сама девушка медленно вышла из-за стола. Только выйдя на более открытое место, она увидела что, а точнее кто,  спрятался за магом. Ребенок. Перепуганный, запачканный и с ним явно плохо обращались. Но еще сильнее удивило то, кто следовал за этим ребенком. Не раздумывая она вытащила клинки из ножен, так как преследовавшие девочку сходу бросились в атаку. Реакция мага ее порадовала - он быстро поставил блок своим посохом и по звуку который тот издал, она могла убедиться что посох-то не так прост как кажется. Да и не было времени разбираться дальше с чем он там. В зале таверны стало не только слишком тесно, но и жарко.
А потому, стоило магу только бросить свои слова о том, кому стоит заняться Акире, как мелькнули клинки и она вскорости оказала у одного из врагов. Да-да именно того, на которого было указанно. Спрашивать у него разрешения на удар она не стала, а потому их поединок было короток, но жарок. Лезвия мелькали, пока клинки альмерки крест накрест не разрубили тело, украсив пол внутренностями и кровью. А сама волчица встала так, чтоб было сложнее добраться и до мага и до девочки, за которой пришли не только ассасины, но и пираты. Правда был еще момент - она могла поставить вокруг огненный заслон, который бы не дал к ним приблизиться, но ведь маг уже готовит свое заклинание, зачем было не только мешать, но и выдавать все свои карты?

0

10

Ощущение безопасности, которая, как казалось, пришла вместе со странным человеком в белом не продлилась долго. Вскоре Шион, прячущаяся за спиной мага увидела одного из своих преследователей – огромную фигуру, появившуюся на пороге таверны, выбив перед этим дверь. В мгновение ока обнажив клинок, ассасин оказался перед мужчиной, занеся своё оружие и намереваясь одним ударом разрубить того пополам. Девочка крепко зажмурилась, готовясь к самому худшему, но тут её слух резанул металлический лязг, а после него – крик её преследователя. Приоткрыв один глаз, Шион увидела, что он упал на пол, зажимая шею и дёргаясь при этом в конвульсиях. Жизнь покидала его и вскоре, помучавшись ещё несколько секунд, он затих.
Но облегчением смерть одного из убийц не стала. Вскоре на пороге появилось ещё двое ассасинов, точно таких же, как и первый. Только всё ещё живых. Нападать они не спешили, но их намерение разделаться с магом было слишком очевидным для Шион. Кроме того, за их спинами начали мелькать силуэты других участников погони. Это были всего лишь пираты, но их было много. Слишком много. Страх, но уже не только за себя, а за человека, за которым она пряталась, постепенно овладевал девочкой…
И тут случилось ещё кое-что, что укрепило в Шион надежду на спасение. Наперерез одному из нападавших кинулась взявшаяся из ниоткуда (как показалось Шион) девушка. Обнажив оружие, она ринулась в атаку стремительно, жестко и беспощадно. Убийца даже толком среагировать не успел – вроде и попытался поставить блок и контратаковать, но он и глазом моргнуть не успел, как клинки альрана вскрыли его крест-накрест. Предсмертный хрип, переросший в бульканье и вскоре затихший…
Шион не знала, что случилось дальше, потому что всё, что она делала с того момента, это пыталась как можно крепче зажать себе уши. Потому что вскоре воздух в таверне разорвал лязг оружия, гневные выкрики и ругательства, вперемешку с хрустом, хлюпаньем, бульканьем и стонами умирающих. К тому времени туда успели подтянуться остальные преследователи, а увидев гибель двух своих предводителей, их сердца наполнились яростью и стремлением отомстить наглому чужаку, оказавшемуся между их добычей и ими самими.
Душа-химера испытывала очень и очень сильный дискомфорт во всём этом хаосе. Так уж получилось, что Шион не переносила громкие звуки (за редким исключением), в особенности – чьи-либо крики. Не имело значения, были ли это крик страха, боли, радости или чего-то ещё. Стоило Шион ей их услышать, как ей тут же овладевало смятение, паника и многие другие неприятные вещи. Так и сейчас, сидя на корточках, сжавшись и крепко прижав ручки к ушам, девочка старалась заглушить неприятный ей звук всеми доступными силами. Осознанно и неосознанно. Словно из-под земли медленно вырос большущий цветочный бутон, переливающийся фиолетовым, который, захлопнувшись, сокрыл в себе испуганную Шион. Сквозь толстые лепестки до неё доносились лишь приглушённые звуки сражения. Затем, что-то произошло, отчего бутон покачнулся, но устоял. Всё стихло.
Кто-то несильно, но настойчиво постучал чем-то твёрдым по лепесткам цветка. Некоторое время Шион раздумывала, стоит ли ей выходить из укрытия, но, руководствуясь тем, что снаружи было тихо, всё-таки решила явить себя свету. В очередной раз.
Лепестки призрачного цветка немного раздвинулись, и из-за них высунулась детская головка. Осматриваясь вокруг, взгляд её розовых глаз остановился на паре из альрана и человека, после чего девочка робко спросила:
- А… Уже можно выходить?

Отредактировано Harujion (2017-05-12 07:46:00)

0

11

Опасения мага не подтвердились. Альранка не была на стороне его противников - или, по крайней мере, этих противников. К тому же, она еще и проявила себя великолепным мечником - конечно, нападавшие на них воины Хризантемы вряд ли поднялись выше ступени Лепестка, но все равно лишь немногие могли вот так легко зарубить одного из них.
"Возможно стоит оставить их всех ей", - невзначай подумалось Триглаву, однако заклятье уже было практически готово, а последний из оставшихся ассасинов уже мчался к нему.
Он казался старшее и опытнее других - вязь татуировок на его руке определенно была гуще, что свидетельствовало о большем числе выполненных заданий. В любом случае, действовал он более умно и осторожно.
Короткий возглас, взмах мечом, и его подручные с зычными воплями понеслись на союзницу Альмагеста. Сам же убийца пронесся мимо них, буквально перепрыгнув через одного. От мага и все еще прятавшейся за ним девочки его отделяло два шага. Он успел сделать один, приподнял клинок, очевидно собираясь пронзить своих жертв, но время оказалось не на его стороне.
- Gut motus! - провозгласил он, и с силой ударил посохом в землю.
Возмущение Кишок - одно из простых, но весьма эффективных заклинаний, которые не раз спасали Триглаву жизнь, не подвело его и на этот раз. Сражение мгновенно прекратилось: пираты, ассасин, несколько слуг, случайно попавших в зону действия заклинания - все они замерли в нелепых позах, схватившись за животы и издавая нелепые звуки. Единственной, кого не затронула магия, была Алиса.
"Значит она волшебница", - понял Триглав, так как наличие магических способностей достаточно легко останавливало действие этих чар. -"Все любопытнее и любопытнее..."
Он шагнул к ассасину, пресек его попытки подняться одним точным ударом посоха, а затем пробормотал еще одно заклинание, и заставил деревья прорасти молодой порослью и опутать посланца Хризантемы так, чтобы он не мог двигаться.
И тут, наконец, появилась городская стража.
- Добрый вечер, господа, - произнес Триглав, вежливо кивнув толстому капитану, возглавлявшему отряд. - Как я и обещал, банда Гилиуса Утура, также известного как Акула, а также - похитители детей и двое убийц из презренной секты Черной Хризантемы.
С довольной улыбкой (толстяк с самого начала отнесся к магу скептически), он провел рукой в воздухе, показывая множество тел, которыми был устлан пол.
- Кроме того, мне бы также хотелось, чтобы вы позаботились об этом несчастном ре... - он повернулся в сторону девочки, все еще продолжавшей жаться за ним, но неожиданно слова застряли у него в горле.
Со стороны, дальнейшее наверняка выглядело нелепо: взрослый мужчина, только что одолевший кучу народа, вдруг резко бледнеет, отшатывается от маленького ребенка, и вскидывает посох перед собой в защитном положении. Однако, Триглаву было все равно. Кровь древней семьи, что практиковала черную магию и некромантию больше, чем существовали иные народы, чутье мага жизни, его собственная интуиция и звериные инстинкты - все как один вопили о том, что перед ним находится нечто большее, чем может показаться на первый взгляд. Нечто большее, и нечто опасное.
- Девочка, - произнес он со спокойствием, совершенно не соответствующим его поведению. - Кто ты... Что ты такое?

0

12

Все происходило слишком близко, что на какое-то время альмерка забыла про девочку, которую они с магом защищали. И видимо мага удивило то, что заклинание не коснулось больше никого другого, кроме нападавших. А тут и стража подоспела. Акира молчаливо принялась вытирать клинки от крови, позволяя вести беседу магу, при этом стоя спиной к девочке. Но вот когда она повернулась, чтоб убедиться в порядке ли та, которую они защищали, то напряглась откинув наведение порядка прочь.
Ее пальцы сжали рукояти, а глаза прищурились, наблюдая за тем, как появившийся откуда-то огромный бутон медленно раскрылся являя девочку. Та невиннейшим образом поинтересовалась в том, в порядке ли все и может ли она выбраться из укрытия. Напряглись в таверне все. Одиночка стояла на месте пока что, не спеша атаковать. Да и собственно за что ее было атаковать? За то, что пожелала защититься и спасти.
Акира покосилась на мага, который побледнел как полотно, но старался сохранить ледяное спокойствие, задавая вопросы виновнице драки. Пока он это делал, девушка сделала всего лишь шаг по направлению к девочке, не показывая ни какой агрессии той, хотя и была настороже. Уже и так было ясно что девочка не так проста как кажется. Но и боялась она тоже, а за свою жизнь эта альмерка поняла, что половина вот таких вот существ нападало в основном не из-за жажды крови, а из-за страха.
- Тебе нечего бояться, -тихо проговорила она девочке. Да, как маг она тоже ощущала что девочка не так проста, но если она не напала до сих пор, не факт что нападет сейчас, если только они сами ее на это не спровоцируют. А значит успокоиться надо было не только всем кто тут, в зале таверны, но и им самим, дабы не совершить ошибки.

0

13

Шион медленно осмотрела помещение таверны. Почти все пираты сейчас валялись, схватившись за животы, что скрутило какими-то абсолютно непередаваемыми ощущениями, постанывая и вяло ругаясь. Только ассасин дёрнулся, но его тут же успокоил маг, огревший убийцу ударом посоха и вдобавок связав его корнями. А к тому моменту подоспели стражники, возникшие на пороге заведения так же внезапно, как это сделала сама девочка пару мгновений назад. На новых людей душа-химера взирала с подозрением и недоверием, так скрывшись в бутоне, что из него выглядывали только её розовые глазки.

Когда разглагольствовавший о чём-то маг в белом обернулся и увидел призрачный цветок, в котором спряталась Шион, он резво отскочил, выставив в её сторону свой посох. Девочка отреагировала моментально, совсем скрывшись в бутоне и приготовившись к худшему… Но ничего такого не последовало. Вскоре детская головка вновь выглянула из бутона и недоверчиво стала осматривать окружающих.

- Девочка, кто ты… - хотя говорил маг спокойно, в душе его Шион чувствовала напряжение и нотки страха, - Что ты такое?

Шион не торопилась покидать своё убежище, потому что чувствовала, как холодная, липкая волна страха охватила не только её саму, но и окружавших её людей. И тем, чего боялись эти люди, была она. Душа-химера, прячущаяся в призрачном цветочном бутоне. И маг в белом, и волчица, и стражники, и даже поверженные пираты и ассасин - всех, как одного опутали скользкие щупальца ужаса. В таверне повисла напряжённая тишина...

- Тебе нечего боятся, - тихо произнесла волчица, сделав шаг по направлению к призрачному бутону. Сначала могло показаться, что девушка только сильнее напугала девочку, поскольку та тут же юркнула обратно в безопасность цветка. Однако через пару мгновений как его лепестки зашевелились, сам он замерцал и черты его стали расплываться. Совсем скоро он превратился в густой, переливающийся фиолетовыми цветами туман, который вскоре исчез, впитавшись в Шион, стоявшую на месте, где только что был цветок, защищавший её. Неуверенно и робко девочка сделала шаг в сторону Акиры. Было похоже на то, что слова девушки, хотя и не убедили душу-химеру, но, по крайней мере, успокоили её достаточно, чтобы та перестала прятаться.

- Точно?.. - недоверчиво переспросила Шион, после чего пристально взглянула сначала на Акиру, потом на Триглава, а затем на стражников. Осмотрев всех и, по какой-то причине, принюхавшись, девочка произнесла, - Хорошо, я поверю тебе. Ты и вот этот человек, - она указала на мага, - от вас очень вкусно пахнет.

Запах, о котором говорила Шион вряд ли могли почувствовать обычные люди и, что уж там, маги. Можно было назвать это предчувствием. И у Шион оно было развито очень и очень сильно...

- А кто я... Я не помню, - грустно произнесла Шион, вспомнив о том, что маг, вообще-то, задал ей вопрос. На который надо ответить. Но ответа на который у Шион не было...

0

14

Девочка не смогла ответить на его вопрос, но в ее поведении не было ничего подозрительного. Несмотря на это, почти все естество Триглава едва ли не вопило, требуя обрушить на нее что-то вроде Дыхания Бездны, Могилы Надежды или Гибельного ветра - а лучше все это одновременно, и добавить к ним Взрыв Плоти. Однако, волшебник бы ни за что бы ни дожил до своих лет, если бы не сумел развить в себе умение сдерживать бессознательные реакции. Он сделал глубокий вдох, сосчитал на десяти на нескольких вымерших языках, выдохнул и, преодолевая себя, от греха подальше перевел посох в "мирное" положение.
"Не имеет смысла нападать на нее сейчас", - подумал Альмагест, отрешаясь от подсознания. -"Убийцы гнались за нею, значит скорее всего она связана с Энменкаром. Следует выяснить как именно... И что она из себя представляет".
Пока он прикидывал возможные варианты, Акира обратилась к странному ребенку. И не просто обратилась, но и сумела внушить ей достаточное доверие, чтобы та опустила свой странный барьер. Триглав мысленно хмыкнул над тем, как быстро женщинам удается наладить контакт с детьми... Но тут девочка произнесла кое-что, что вновь заставило мага вздрогнуть.
-Ты и вот этот человек,от вас очень вкусно пахнет.
Впрочем, сейчас это было скорее озарение, чем страх - укол последнего подстегнул лихорадочную работу мысли, которые быстро покрыли паутиной рассуждений текущие обстоятельства.
"Призрачные лепестки, мощная жизненная сила, присутствие темной ауры..." - обрывки идей вспыхивали одна за другой, пока наконец не слились в едином пожаре.
- А вот я, кажется, знаю, - произнес он сумрачно, а затем посмотрел на Акиру. - Идем. Ее нужно убрать подальше от людей. Вы, займитесь этим сбродом.
Последнее относилось к страже. К удивлению мага, охрана города не стала протестовать, и безо всяких проблем позволила им троим покинуть  таверну.
Улицы ночной Аэллии, к счастью, были достаточно безлюдны: вдобавок на город опустился туман, что сделало заставляло казаться его еще более темным и пустым.
- Тебя ведь где-то держали, верно? - спросил он у девочки, решив не тянуть кота за хвост - если его догадка была верна, то времени у них было не так уж и много. - Плохие люди, вроде тех, что были здесь. Отведи нас туда, где мы были, и я сделаю так, что тебе больше не придется их бояться.

Отредактировано Triglav Almagest (2017-05-18 18:17:31)

+1

15

Видимо девочка поверила ей, но вот альмерку удивили ее слова. Акира приподняла бровь, на миг показав свое удивление. "Вкусно пахну?" попыталась понять девушка и наверное она поняла это. Возможно этот ребенок имел в виду ее энергию. Но все вопросы пришлось отставить, так как маг все же принялся отдавать указания, а вот они сами отправились туда, где была девочка. При этом волчица как-то не боялась брать девочку за руку, посылая волны спокойствия и уверенности в том, что они ее не обидят.
Если за девочкой охотились и гнались за ней - значит она откуда-то сбежала. А потому они втроем шли по пустынным улицам. Туман окружал дома, скользя по улицам, а вот девушка начала рассуждать. - Если и держали, то скорее в том месте, где много грузов, что бы ни кто не догадался о том, что там держат что-то запретное. И скорее всего это склад. А еще... -она остановилась на мгновение и присела перед девочкой на корточки, внимательно осматривая. ее глаза скользили по детскому личику, которое явно являло все еще перепуганного ребенка, - Попахивает водой... Скажи, что ты слышала в том месте, где тебя держали? -почему-то Акира была уверенна в том, что рядом была вода. Притом большая вода.
Девушка ободряюще улыбнулась девчушке, а потом поднялась, обращаясь к магу. - Я конечно рада поработать с тобой в команде, но как ты думаешь, не пора ли представиться друг другу. А заодно потом проверить... Хм... Думаю склады в порту. - она посмотрела на девочку, а потом вновь на мага. Почему-то уверенность в доках все росла и росла.

0

16

Впервые за весь день, Шион почувствовала… Облегчение? Может быть. По крайней мере сейчас… Ведь никто не гнался за ней, не пихал в клетку и не пытался связать магией, дабы сотворить с ней разного сорта непотребности. В компании магов девочке было совсем не страшно. Возможно, поэтому она позволила альранке взять себя за руку и выйти вместе с ней на улицу, где уже заявила свои права ночь.

Плотный туман опустился на опустевшие улицы Аэллии, отчего город становился куда более пугающим, чем если бы в нём просто было темно. Силуэты деревьев казались притаившимися во мгле ужасными чудищами, а каждый шорох заставлял затравленно озираться по сторонам, ожидая нападения откуда угодно. Впрочем, ничего, что таилось в тумане, не могло испугать пару магов и душу-химеру. Первых – потому что они оба были прожженными бойцами, да и хорошо владели магией, поэтому подкрасться к ним незамеченными было уже нетривиальной задачей. Вторую – потому что Шион прекрасно чувствовала своё окружение и жизненную силу любых существ, что позволяло ей спокойно обозревать своё окружение, не опасаясь засады… В общем, сюрпризов подстроить этой банде не получится.

Другое дело, если их враги спрятали какой-нибудь туз в рукаве, но, пока что, было неясно, что это за туз, где он спрятан и есть ли он вообще.

- Да, там, где много грузов и дует солёный ветер, - кивнула Шион, соглашаясь с догадкой Акиры. Одновременно с этим, из-за её спины вытянулась переливающаяся фиолетовым цветом конечность. Извиваясь, словно змея, она пошевелила своими длинными пальцами и начала вытягиваться то в одну сторону, то в другую. Девочка закрыла глаза и стала принюхиваться. Её дополнительная рука задёргалась, словно стрелка неисправного компаса, кружась вокруг, пока, наконец, не выровнялась по направлению куда-то на юго-восток.

- Человеку-в-белом и Волчице нужно идти туда, чтобы найти плохих людей с чёрными, отвратительными душами, - серьёзно произнесла Шион, - я чувствую их запах, но вы – нет. Поэтому я покажу вам дорогу.

После этого, девочка потянула за собой Акиру, увлекая её и Триглава в путь по туманным улицам. Удивительно, но запах душ подручных работорговца не успел выветриться, а потому безошибочно вёл душу-химеру сквозь переулки, между домами, а иногда даже под заборами. Параллельно с этим, Шион продолжила рассказывать своим спутникам о том, что она увидела.

- Там есть другой человек. Человек-в-чёрном, - при упоминании мага, пленившего её, девочка содрогнулась, - он обманщик, который заточил меня в клетке и заставил меня голодать. Он настолько отвратителен, что… Что… Он – бяка! Бееее!..

При этом Шион высунула язык и демонстративно замотала головой. Пожалуй, это лучше всего выражало её мнение о тёмном маге. Даже если душа-химера сильно проголодается, она не станет есть душу, к которой испытывает сильную неприязнь. А то ещё несварение случится.

- Я видела другие клетки там. В них были другие. Люди, альраны, много других… И они просто сидели. Это было страшно, непонятно, неестественно! Почему они не делали ничего? В них же бушевал ураган злых чувств! Почему?..

По мере приближения к месту своего заточения, Шион стала умолкать, пока совсем не затихла. Её рука указывала на большой склад, откуда она совсем недавно сбежала. Вокруг было тихо. Очень тихо.

И душе-химере это ни капельки не нравилось. Она потеснее прижалась к волчице, надеясь вновь почувствовать себя в безопасности…

0

17

- Мое имя - Триглав Альмагест, - ответил маг. - Меня также называют Магом Опоры. Это такой город далеко к северу отсюда...
Вопросы Акиры на мгновение вызывал у него замешательство, так как волшебник был уверен, что уже представлялся всему трактиру, когда повязал акулу и его присных.
"Видимо не услышала", - решил он. - Или сочла, что это не настоящее имя.
Решеение альранки и девочки он оспаривать не стал. Чувства альранов намного острее человеческих, а "ребенок" ведущий их, если догадки Триглава были верны, вообще должен был ориентироваться в этом как рыба в воде. К тому же, выбранное ими направление совпадало с тем, которое указал Акула.
- Он может управлять сознанием, - ответил он "девочке", а затем обратился к альранке. - Торговля рабами для него - подработка,
основной его источник дохода - ловля и продажа магических существ. Опасных магических существ. 

Вскоре они добрались до склада, где содержались рабы. Еще до того, как оно предстало их глазам, Триглав почувствовал, что место надежно защищено - очевидно после побега Шион безопасность усилили. Кокон защитной магии был настолько силен, что даже воздух немного дрожал в такт ее незримому течению.
"Песнь весны, Злой шепоток, Поцелуй кобры..." - маг сумел распознать большинство чар, однако некоторые были ему незнакомы. Впрочем, понять общий смысл было легко - они должны были с одной стороны отвращать незваных гостей, например вызывая у них приступы забывчивости или суеверного ужаса, а с другой - удерживать внутри рабов, внушая им приятные эмоции или просто подавляя волю к сопротивлению.
"Идти в лобовую не получится", - решил Альмагест. -"Пока я пробьюсь сквозь них, он успеет сбежать. К тому же..."

Здесь были другие убийцы из Черной Хризантемы. Не меньше двух десятков человек, грамотно рассредоточившихся у всех входов на склад, а также крыше и в переулках соседних зданий. Большинство были всего лишь учениками, но как минимум двое из них были мастерами - Триглав был готов про это биться об заклад. Энменкар хорошо постарался, чтобы обеспечить себя надежной охраной... Триглав на мгновение замер, погрузившись в собственные мысли, а затем ему пришла в голову неожиданная мысль.

- Я сейчас отвлеку их внимание, - произнес он, принимаясь совершать в воздухе магические пассы. - Черный Лис наверняка попытается сбежать. Не дайте ему добраться до корабля.

0

18

- Приятно познакомиться ближе, -усмехнулась альранка, пока они шли к нужному месту. А вот уже там началось все самое серьезное. А точнее место было хорошо покрыто щитами. Что бы ни кто лишний не то что не проник за них, но и не выбежал. Вообще это сильно напрягло девушку, у которой буквально руки чесались применить свою магию, но она не хотела раньше времени раскрывать это. Да и тем более  спугнуть жертву их плана мести и охоты ну ни как не хотелось.
Волчица хмурилась, ощущая не только негативное состояние этого места, но и нервозность девочки, которая была рядом с ними. Акира бесстрашно потрепала ее по волосам и улыбнулась, услышав слова мага. Она знала только несколько вариантов того, чтоб не дать этому Черному Лису сбежать. Первый - это быть в таком виде в каком она есть сейчас, второй - встать на четыре лапы. Но первый выгоден, да и тем более все животные способности есть и при человеческом виде. Волчица усмехнулась кривовато и посмотрела на Триглава слегка прищурившись.
- Тебе поймать его целым или все же можно немного покалечить? - спросила она, проверяя как выходят клинки из ножен, а затем поправила куртку, дабы проверить нет ли ничего лишнего, что может помешать в погоне за "добычей".  А потом посмотрела на девочку.
- Думаю, тебе безопаснее быть здесь, рядом с Триглавом, - сказала она, готовясь к тому, что вот вот защитный кокон может либо обрушится, либо дать трещину, что бы проникнуть внутрь, по другому просто до цели не добраться. Если только Черный Лис не выйдет за пределы сам.

0

19

На неожиданное прикосновение к своей голове Шион отреагировала довольно странно. Недоумевающее уставившись в землю, девочка пробормотала что-то невнятное, когда Акира попросила её остаться с Триглавом. Новое, совершенно иное ощущение сбило душу-химеру с толку настолько, что она несколько минут находилась в ступоре, не зная, что ей делать. Из этого состояния её вывел шёпот волшебника, который готовил какое-то заклинание. Всё ещё не зная, что ей сделать и чем она может хоть как-то помочь, Шион присела у стены переулка, обняв колени и мерно покачиваясь из стороны в сторону.

Маг продолжал творить какое-то своё чародейство, пока вокруг стояла звенящая, зловещая тишина… На мгновение Шион даже показалось, что время застыло и ночь будет длиться вечно, в этом застывшем мире, где было так тихо, что можно было расслышать тихий-тихий скрип исходивший, казалось бы, от костей в собственном теле…

Внезапно Шион осенило. Костей… Но ведь…

Она даже не успела поднять голову, как перед ней возникла огромная тень ассасина. Тяжелый сапог ударил её сначала в грудь, выбивая из неё воздух, а затем в голову, повергая девочку на землю. Краем глаза она заметила, как точно такая же тень оказалась совсем рядом с Альмагестом, занося клинок. Шион попыталась шевельнуться, но всё тот же тяжёлый сапог, давивший её на живот не позволял шелохнуться, не оставляя иной возможности, кроме как наблюдать за происходящим, не имея возможности хоть чем-нибудь помочь…

«Нет»

Единственное слово, мысль, как стрела пронеслась в сознании Шион. Вслед за ней последовало чувство, которое затаилось в девочке с того момента, как злой человек обманул её и силой увёз с собой. И память услужливо подсказала имя этого чувства.

Ненависть.

Одно бледно-розовое щупальце стремительно метнулось, обвиваясь вокруг шеи стоявшего сверху первого ассасина, в то время как другое быстро обхватило ногу второго. С чудовищной силой Шион потянула их обоих в сторону, впечатывая воинов в стену переулка. Две сломанные куклы, дёргаясь в конвульсиях, медленно сползли на землю, в то время как девочка медленно встала на ноги. На её лице не было даже тени страха или сомнений. Она посмотрела на полуживых от удара ассасинов и подошла к одному из них.

- Вы, - спокойно произнесла она, - больше не будете причинять кому-либо зло. Больше никогда.

Девочка с силой сжала кулачки, стараясь удержать переполнявшую её ярость в узде. Её призрачные щупальца превратились в сильные лапы, которые тут же ухватили лежавшего перед ней воина за торс и приподняли в воздух, крепко сжимая его.

- Больше… - Шион постепенно начинала терять над собой контроль. Она тряслась и мелко дрожала от злости, устремив взгляд в землю. Тем временем её руки, в которых болтался несчастный убийца, пришли в движение и вскоре раздался омерзительный хруст и сдавленный крик, когда его тело принялись, в буквальном смысле, ломать и перемалывать.

- НИКОГДА! – и тут Шион сорвалась на крик, впечатывая повисший в её лапах труп в землю. Заключённая в этом крике злоба на какое-то время ошарашила остальных убийц из Чёрной Хризантемы, что и стало для них фатальным – девочка уже успела выпустить дополнительные руки и щупальца, которые тут же принялись за дело. Они хватали их и пытались поймать с одной единственной целью – сломать, разорвать на куски, перетереть в пыль… Сейчас вся её ненависть была направлена на этих людей, чьи души были отвратительны из-за совершённых ими злодеяний…

+2

20

План Триглава состоял в том, чтобы ударить по площади огнем. У него никогда не было особой предрасположенности к стихийной магии, но когда старательно занимаешься волшебством почти целый век, определенных успехов можно достичь даже в той области, которая тебе не дается. Альмагест был очень старательным, а потому мог использовать пару трюков. Как раз в таких ситуациях, когда нужно было скрыть свое присутствие: магов, способных использовать силу жизни как оружие, было значительно меньше, чем огненных.
Однако завершить заклинание маг не сумел - ассасины заметили их присутствие и стремительно метнулись на перехват. Триглав, впрочем, не особенно растерялся - планы на и то планы, чтобы иногда идти вкривь и вкось.
"Да и внимание мы все-таки привлекли", - подумал он, быстро оценивая обстановку и отходя в сторону от особого ретивого ассасина, который хотел поразить его мечом.
Это стоило мгновения внимания, и как раз в этот миг еще один убийца напал на девочку. Триглав недобро сощурился и шагнул вперед, навстречу убийцам, сосредотачиваясь и призывая магию, чтобы поразить их всех одним разом.
Но не успел.
То, что произошло дальше... За свою жизнь Альмагест повидал немало того, что для кого-нибудь другого могло стать причиной преждевременной седины, пробуждений с криком посреди ночи в холодном поту, а то и каких-нибудь стыдных проблем, от которых простительно страдать лишь маленьким детям. В десятку худших зрелищ это не входило, но вот в сотню - запросто.
"Что-то вроде Плети Бездны", - отметил он, сосредотачиваясь на энергетических отростках, которыми орудовала чудовищная девушка. -"Только с телекинетическим элементом. Ага..."
Триглав вскинул посох, и из него вырвалось зеленоватое сияние, которое встало между Шион и избежавшими ее гнева ассасинами, "разжимая" ее потусторонние руки. Сам же маг шагнул к Шион и успокаивающе провел рукой перед ее глазами, как бы говоря: "достаточно".
- Прости, но мы все-таки герои, - произнес он. - Мы не можем просто так взять и убить кучу народа. Пусть даже они нам и враги. "Разрази меня гром, никогда бы не подумал, что когда-нибудь буду спасть ассасинов", - подумал он, но затем быстро прогнал сомнения.
Даже жестокие последователи секты Хризантемы не заслуживали такой смерти. К тому же, они еще могли пригодится, да и репутацию действительно стоило поддерживать.
- Запомните этот момент, - произнес он сурово, обращаясь к поверженным. - Сейчас вы родились заново. Постарайтесь использовать свои жизни получше.
Его взгляд зацепился за одного из убийц, который еще стоял на ногах - бледный и слегка пошатывающийся от ужаса.
- Ты, - произнес маг. - Иди и передай своему хозяину, что Маг Опоры пришел за ним!

***

Тем временем, дверь на противоположной стороне склада распахнулась, и на пороге выросла невысокая фигура, закутанная в черный балахон. Плотная ткань полностью скрывала его, так что было нельзя разглядеть ни черт лица, ни внешности. Можно было лишь понять, что это альран - из-под накинутого на голову капюшона торчали уши, покрытые темно-серой шерстью. В руках у загадочного незнакомца был небольшой костяной жезл с навершием в форме расправившей крылья птицы, а за поясом висел массивный, окованный цепями книжный том. Он определенно был магом - и, скорее всего, никем иным как злокозненным Энменкаром Черным, который, почуяв опасность, решил бросить всех своих последователей вместе с товаром и сбежать... Маг спешил, но был осторожен. так что застать его врасплох было бы непросто.

Отредактировано Triglav Almagest (2017-06-03 20:45:22)

0

21

Акира ушла уже далеко от места, а потому и не успела увидеть что там произошло. Она только ощутила это как магичка. Резкие всплески энергии, от которых непроизвольно холодок прошелся меж лопаток. Но откровенно девушка надеялась что и с девочкой и с магом там все в порядке. У нее была цель поймать того, кого зовут Черный Лис.
Альранка спешила, но при этом старалась оставаться незамеченной для посторонних. Она пробиралась вперед, прокрадывалась, внимательно осматриваясь по сторонам, пока не увидал такую же прокрадывающуюся фигуру в капюшоне, но с торчащими ушами. То что это тот кто ей нужен было, Акира не сомневалась, сменив свою траекторию и принялась идти по следу, разгадывая траекторию пути мужчины. Ей нужно было остановить его, не дать добраться до корабля, а это значило либо напасть со спины, либо сделать это с лица, не давая тому сбежать. Или же...
Девушка пробиралась и приближалась, Она спрятала один клинок в ножны и резко сделала пасс рукой, создавая огненную стену перед магом, отрезая ему путь. Постепенно эта стена разрасталась в огненную тюрьму, которая оцепила место окружив девушку и мага.
- Я так понимаю ты Черный Лис, - с усмешкой хищника спросила, а точнее утвердила девушка, окидывая замершего мага, который резко развернулся к ней. Альранка поняла, что драка будет серьезной и не только кровопролитной, но и энергозатратной.
Посох мог служить еще и артефактом, как и книга, полная заклинаний. Это ей не нужны были книги, свой арсенал она отлично помнила, да и вместо посоха пользовалась мечами и накопителем в браслете. Акира напряженно замерла, внимательно смотря на так же застывшего мага, который с такой же настороженностью смотрел на девушку. Акиру напрягало лишь то, что она не знала какой магией владеет этот мужчина и что сейчас может выкинуть, но она была готова сделать все, чтоб не дать ему добраться до корабля.

0

22

Как раз в тот момент, когда когтистые лапы готовились разорвать на части следующего ассасина, между ним и Шион возникла стена зеленоватого света, об которую и ударились конечности души-химеры. Правда, не похоже, чтобы в тот момент её это как-то волновало – руки и щупальца колотили, царапали и давили на преграду, стараясь хоть как-то её повредить. Потонувшая в собственном гневе Шион не замечала ничего вокруг неё. Для неё существовали только воины Хризантемы, которых нужно было уничтожить. Их отвратительные души не заслуживали дольше находится на этой бренной земле. Их надо было убить!

Убить…

Убить…

Внезапно, чёрная тень накрыла глаза девочки, сокрыв от неё её жертв. Не слишком понимая, что происходит, Шион стала озираться вокруг и тут её взгляд наткнулся на позабытого ею в приступе гнева мага. Тот спокойно смотрел на беснующееся создание, одновременно с этим поддерживая барьер, предохраняющий ассасинов от ужасной смерти в лапах чудовища в виде маленькой девочки. Постепенно, пелена гнева начала спадать с Шион. Вместе с ней растворились также и её призрачные конечности. На месте бушующего в глубине души-химеры пламени пришла холодная пустота, а вместе с ней – усталость. Громко выдохнув, девочка упала на колени и обхватила себя руками. Пожалуй, это был один из очень немногих случаев, когда юное создание действительно ненавидело что-то настолько сильно. И такая картина самой себя, охваченной чёрной яростью и ненавистью, каждый раз пугала Шион.

Когда Триглав закончил разговаривать с перепуганными насмерть убийцами и те убрались восвояси, Шион, не поднимая глаз, встала и молча проследовала за Альмагестом. Когда они оказались совсем близко к дверям склада, в котором держались рабы Энменкара, девочка робко потянула мага за ткань плаща и, заикаясь (видимо, не успев отойти от своей предыдущей вспышки), произнесла:

- Про-про-прости-т-те… Я-я не-не х-хотела…

Впрочем, очень скоро, что-то привлекло внимание души-химеры. И это «что-то», видимо, было достаточно значительным, чтобы одна из призрачных лап девочки, обхватив мага поперёк туловища резким движением забросила его на крышу. К сумевшему удержаться на ногах колдуну вскоре присоединилась сама Шион, подтянув себя наверх при помощи других конечностей. Как раз вовремя, потому что за мгновение до того, как душа-химера оказалась на крыше, ворота склада выгнулись вперёд, словно внутри кто-то огромным кулаком ударил по ним. Продержавшись ещё пару мгновений, преграда рухнула, открывая на всеобщее обозрение того, кто её разрушил.

Это был перемазанный в крови куролиск.

Больше всего куролиск походил на (относительно) небольшую мускулистую виверну, которой кто-то отпилил голову и прилепил на её место петушиную. Кровожадно ревя, чудище оглядывалось по сторонам, в поисках то ли обеда, то ли того, обо что можно подточить когти. Желательно, чтобы это «что-то» было живым и из плоти. И чтобы это можно было съесть.

Что случилось, Шион поняла через несколько мгновений после того, как чудовище вырвалось наружу. Гнев, до того подавляемы в рабах чёрного мага вырвался наружу и был направлен на всё, что окружало их – в том числе и на жителей Аэллии. Если, конечно, обезумевших существ не остановить…

0

23

- Ты... не та, кого я ожидал, - произносит Энменкар, переводя посох в боевое положение, но не атакуя. - Не знаю, что тебе наплели про меня, но нам незачем сражаться. Даже наоборот. Ты просто обязана пропустить меня, если cудьба наших братьев и сестер значит для тебя хоть что-то!
В этот момент за его спиной раздается оглушительный грохот и воинственное клекотание - это начинает буйствовать куролиск. Однако, темный маг даже не оборачивается, вместо этого устремив на Акиру пристальный взгляд, который буквально лучится искренностью. Настолько убедительной, что она кажется почти неестественной.

***

Одной из черт характера Триглава Альмагеста, которую почти всегда признавали за ним окружающие, была способность сохранять самообладание даже в самых непростых ситуациях. Несметные богатства, находящиеся на расстоянии вытянутой руки, пасть чудовища, готовая сомкнуться на горле, страстный поцелуй роскошной женщины - ничто из этого не могло всерьез поколебать спокойное течение мыслей великого мага. Однако, это не означало, что у него совсем не было слабостей. Нет, за Триглавом водился пунктик, небольшой и странный, но все же способный вызвать сильные эмоции.
Альмагест не любил, когда его трогают без спросу. Все было нормально, когда он сам начинал тесный физический контакт, или хотя бы знал о нем и, соответственно, мог помешать. В других же случаях, внезапные прикосновения в лучшем случае раздражали Триглава, в худшем же - будили в нем несвойственную жестокость и тягу к насилию.
Поэтому, когда Шион неожиданно схватила его своей призрачной конечностью и вздернула в воздух, чтобы  как куль с мукой бросить на крышу, лишь предельная концентрация силы удержала мага от того, чтобы запульнуть по ней заклинанием потяжелее. Куролиску, однако, повезло меньше.
- Exitium Circulo! - громко произнес он, приземляясь на крышу и ловко вскакивая на ноги.
Воздух завибрировал и перед магом возник стремительно кружащийся диск из магической энергии насыщенного фиолетового цвета, который немедленно устремился к буйствующему чудовищу. То не успело даже отреагировать - мгновение, и на том месте, где была голова куролиска, забил фонтан крови. Тело монстра сделало еще пару неуверенных шагов, но затем покачнулось и рухнуло на землю. Триглав торжественно усмехнулся, радуясь победе, однако в этот момент через поверженную тварь перепрыгнула молодая женщина, забрызганная кровью и перекошенным от ярости лицом, и улыбка мага поблекла.
" Проклятый ублюдок!", - подумал он, сообразив, в чем заключался план побега Энменкара.
- Останови их! - бросил он Шион, указывая посохом на толпу обезумевших рабов, путь большей части которых оказался заблокирован тушей кокатриса. - Только никого не убивай!
Было одно заклинание, которое Альмагест создал как раз для того, чтобы противодействовать чаром менталиста - непроверенное и опасное, но когда применять такие, как не в таких ситуациях?
"Их много", - подумал маг, поднимая посох перед глазами и сосредотачиваясь. -" Скорее всего я останусь без сил, даже если дело выгорит. Остается только надеяться на Акиру..."

0

24

Маг увидел ее и занял оборонительную стойку, при этом принялся уговаривать волчицу, утверждая что он агнец и его стоит отпустить во благо их народа. Акира по волчьи склонила голову на бок, навострив ушки и сделала вид что слушает мужчину с интересом, будто она купилась на его "искренность". Но руки уже привычно неторопливо вытаскивали клинки из ножен. -Знаешь, я бы поверила тебе, если бы она и вправду меня волновала. Но увы. Мне хватило того что я увидела, а так же хватает того, что я чувствую здесь. Так что прости,
отпускать тебя я не собираюсь.

Казалось бы вот он маг. Пойман с поличным и осталось только его обезвредить, но не тут-то было. То, что происходило за его спиной заставляло девушку понять, что сражаться она будет на два фронта. И если что ей придется прибегнуть к накопленной энергии браслета. В огненных отблесках волчья пасть сверкнула клыками, словно злорадно скалясь. Как же девушка обожала этот браслет.
- Предлагаю сдаться по-хорошему,а иначе придется тебя поколотить.. - фраза девушки оборвалась, так как куролиск решил атаковать. Ну благо не их. Но все же ее это не порадовало. Ведь маг с которым она пришла и девочка оказались в опасности. Хотя магичка надеялась что эти двое справятся.
- Вот дерьмо! - рыкнула альранка, взмахивая рукой и покрывая тело огненной оболочкой как доспехом, отчего сила окружающей огненной тюрьмы ослабла. Дальше ей придется действовать только физически и тратить больше времени на разговоры и разборы со своей добычей она не собиралась. Остановить? Ну попробует. Ведь не факт что его надо было оставлять в живых.
Клинки сверкнули в пламени, отбросив блики и девушка встала в стойку. - Довольно. Похищать, управлять живыми... - девушка чуя кровь на руках мага, отобранную далеко не добровольно. А потому все ее естество просто возненавидело его. Даже помощь своему народу не оправдывала того, что творил этот альран. И девушка предлагала ему бой. Вся волчья натура готова была к бою и потому пока за их спинами буйствовала толпа, атакуя компанию Акиры, сама наемница была готова к драке с магом.

0

25

- Останови их! Только никого не убивай!
Надо же, придумал! Остановить обезумевшую толпу рабов, среди которой, между прочим, есть чертовски опасные твари, к которым вообще приближаться противопоказано, не то что драться с ними! Пожалуй, будь рядом с магом нормальный, адекватный человек, то он бы решил, что Альмагест спятил. Однако, таковых поблизости не наблюдалось и единственным собратом по несчастью у Триглава была только странная девочка. И на её плечи легла обязанность не дать рабам возможности разбрестись по городу.
Впрочем, возражений не последовало.
- Я попробую. – произнесла Шион, после чего шагнула вниз.
….До того, как женщина успела понять, что произошло (если вообще могла в тот момент думать), широкий взмах призрачной лапы отшвырнул её внутрь сарая. Приземлившись на тушу куролиска, Шион выпустила ещё несколько дополнительных рук. На одну-единственную девочку надвигалась самая настоящая живая лавина. Вдох-выдох и…
Удар. Отшвырнуть нескольких нападающих назад внутрь. Взмах. Люди сталкиваются в кучку и сметаются обратно. Захват. Бросить сразу троих в общую кучу. Отдельными, точечными ударами убирать самых активных. Удар. Взмах. Захват. Бросок. Удар….
К всеобщему удивлению, Шион неплохо справлялась, но недолго – её начали оттеснять назад, к улицам. Несмотря на то, что девочка тоже ни капельки не ослабляла натиск. Оставаться верхом на туше было опасно, так что она отпрыгнула назад. Положение принимало опасный оборот. Но не раньше, чем перед этим она размашистым ударом отшвырнула кокатрикса внутрь, попросту сметя часть рабов, находившихся непосредственно перед ним.
Хлопнув в ладоши, Шион закрыла глаза и глубоко вздохнула. Призрачные лапы исчезли, оставив только «основное» тело. Толпа ринулась в атаку…
- Я не могу пойти против обещания. Меня попросили сохранить ваши жизни.
…И практически сразу налетела на преграду – огромная розовая стена, состоящая из чистой жизненной силы. Нахмурившись, девочка протянула руки вперёд, и стена двинулась, сметая за собой обезумевших рабов.
Со стороны могло показаться, что внезапно на месте склада появился огромных размеров светящийся розовым цветок. Медленно его лепестки окружили всё здание, формируя практически непреодолимую преграду, не позволяя никому войти и никому выйти. И этот барьер очень сильно напоминал тот самый цветок, в котором ранее пряталась сама Шион. Для самой девочки создание чего-то настолько большого было новым ощущением. И очень тяжёлым. Приходилось концентрировать всё своё внимание на том, чтобы барьер не рухнул.
И он держался. Неведомо каким образом, но держался. Дело оставалось за Альмагестом и Акирой.

0

26

- Будь ты проклята, - с ненавистью произносит Энменкар и окружавшая его аура убедительности, мгновение назад казавшаяся нерушимой точно крепостная стена, бесследно рассеивается.
Похоже, это была попытка повлиять на сознание Акиры, которой девушке удалось благополучно избежать. Однако, Черный Лис был не намерен сдаваться так просто - посох его в руке окутывает неяркое серое сияние, которое мгновенно распространяется по его телу. Маг поднимает его выше, будто собираясь произнести заклинание...
Но вместо этого, он внезапно делает резкий шаг вперед, взмахивает рукой - и металлическая птица, украшающая навершие стремительно летит в голову альранки. Посох оказался искусно сработанным боевым цепом!

***

Следовало отдать Энменкару должное. Он был довольно изобретателен. И сообразителен. Умел ставить врагов в неудобное положение... Достойный противник, или, как был склонен называть его Триглав, - колоссальная заноза в заднице.
"Однако, повторяться ему все же не стоило", - подумал он отстранено, произнося заклинания и придавая упорядоченную форму потокам энергии.
Трюк с обращение в безумие рабов Черный Лис уже использовал - правда, не против Альмагеста, а компании героев, которой удалось прижать его к стенке. Тогда он ввел в безумие караван рабов, и сумел ускользнуть в воцарившемся хаосе. Остальным же повезло значительно меньше: преследователям не удалось расколдовать безумцев и даже просто остановить их, поэтому счет жертвам пошел на десятки - и это не считая самих заколдованных.
Заклинание контроля разума было сплетено очень искусно - даже у мага уровня Триглава ушло бы несколько минут, чтобы снять его всего с одной жертвы. При этом магия Черного Лиса также мешала остановить безумцев косвенно - они даже боли не ощущали, что уж говорить о неудобствах или стыде. Остановить их могла лишь смерть... Или одно экспериментальное заклинание, которое в каком-то смысле было даже хуже.
-Loculum hii carnii, - голос мага был неестественно спокоен для силы, которую привели в действие его слова.
На этот раз не было ни вспышек, ни света, напротив ночь будто бы стала темнее. Над площадью пронеслось нечто вроде холодного ветра, который устремился к складу, и натиск на призрачные руки Шион ослаб - одна за другой жертвы магии Энменкара неожиданно замирали и падали на пол, словно марионетки, у которых оказались перерезаны нити.
"Хотя после этого их скорее следует считать жертвами заклинания Триглава", - мрачно подумал Альмагест, утирая холодный пот, который внезапно застил ему глаза.
У магии, которую он только что применил, еще не было названия, но ее ближайший родич назывался Мясной Могилой и считался одним из самых если не ужасных, то жестоких проклятий из арсенала черной магии. В соответствии со своим названием оно лишало сознание цели возможности управлять собственным телом, буквально запирая ее в собственной плоти, при этом сохраняя в нем жизнь, так чтобы то могло страдать как можно дольше.  Триглав минимально модифицировал чары, в частности, постарался сделать как можно более безболезненным, и основанным на других видах энергии, но все равно надеялся, что прибегать к этому средству не придется.
"Зря", - подумал он, вцепляясь в посох, чтобы не упасть на землю совершенно позорным образом - расход сил оказался даже хуже, чем предполагалось. -"Ну, по крайней мере, мы еще дышим. Пока что."
- Пошли, - маг махнул в сторону склада. - Нужно попытаться догнать Энменкара... или хотя бы убедится, что он не оставил еще каких-нибудь сюрпризов.

Отредактировано Triglav Almagest (2017-07-03 10:39:28)

0

27

Акира была готова к любому фокусу этого альрана, но вот то что он ударит ее посохом, точнее то что выскочит навершие, она не ожидала. Уйти с линии удара удалось лишь в последний момент, буквально нырнув под птицу и поступить довольно грубо, врезаться в мага, снося его с ног.
Да, грубое решение, но возможность двинуть того головой об землю неплохой вариант. Хотя Акира сомневалась что все пройдет так просто. Маг умжрился оттолкнуть ее и девушке стало ясно что дальше пойдет уже драка не измерении силы магии, а в кулаках или же посохе да ее клинках.
- Ты поплатишься за это, - прорычала волчица, прижав ушки к голове. Ее хвост спокойно обвис, не показывая ни каких признаков волнения, но девушка волновалась, так как не знала чего ожидать от этого мага. А еще ее волновало то, как скоро появится маг, которому она помогает.
Девушка взмахнула клинками, готовясь нанести удар или же дать отпор, ведь судя по Черному Лису, тот пребывал в несколько напряженном, а главное злом, состоянии.А потому драку они начали практически одинаково, нанося удары, как и предполагала девушка посохом и клинками.
А что творилось вокруг ? Огонь продолжал окружать их, так как девушке хотелось дождаться прихода мага, чтоб он сам схватил этого работорговца. А еще волновало ее как там девочка, так как  те рабы и твари что вырвались из склада были опасны. - Зачем тебе все это? - спросила девушка, нанося ответные удары.

0

28

ение на барьер, поставленный Шион не ослабевало. Непривычная к такому применению своих сил душа-химера держалась на честном слове, когда вдруг всё неожиданно кончилось. Безумные рабы колдуна падали, словно марионетки, лишённые нитей и с каждым новым упавшим давление на барьер Шион ослабевало. В конце концов девочка сама опустила стену жизненной силы. Когда потоки энергии вернулись к своей хозяйке, обессиленная Шион рухнула на колени и долгую минуту сидела неподвижно. Похоже, что и маг, и душа-химера были вымотаны выходкой Энменкара.
Сумев встать со второй попытки, Шион, дойдя до Триглава, слабо потянула его за полу плаща. После этого, девочка указала рукой куда-то за здание склада. Глубоко вздохнув, душа-химера произнесла:

- Акира и Энменкар там... Сражаются. Он далеко не уйдёт...

Ещё раз глубоко вздохнув, Шион добавила:

- Наверное…

После этого девочка отошла от мага и прислонилась к ближайшей стене. Идти никуда не хотелось, поскольку всё тело будто бы налилось свинцом и его неумолимо тянуло к земле. В общем, скорее всего маг наверняка понял, что Шион переутомилась и явно не была в состоянии двигаться. Глаза розовласки закрывались, позволяя той провалиться в дрёму…

0

29

Акире чудом удается избежать столкновения с металлическим орлом - он лишь слегка задевает ее плечо крылом, оставляя на нем царапину - неглубокую, но болезненную. Черный Лис, очевидно догадавшись о ее намерениях, отступает назад, и пытается выставить перед собой посох. Толчок в грудь едва не сбивает работорговца с ног, но ему удается восстановить равновесие, резко подавшись назад. Одновременно с этим, он на нажимает на одну скрытую на корпусе его посоха кнопку, и навершие с шумом возвращается назад, притянутое скрытым внутри механизмом, после чего Энменкар азартно усмехнулся и вновь бросился в бой.
- Зачем? - произнес он в ответ на вопрос Акиры. - В основном ради денег. Но на самом деле, я просто не хочу растратить свои таланты впустую. Подумай сама, одни люди умеют рисовать, другие петь - я же родился с талантом подавлять чужую волю. Разве справедливо пытаться меня заставить перестать делать это?
Черный Лис неожиданно останавливается, и резко отступает, после чего опускает посох в землю.
- Не ожидал, что ты сможешь выстоять против моих ударов, - говорит он, задумчиво скосив уши. - Ты начинаешь мне нравиться, поэтому я повторю свое предложение. Встань на мою сторону - и у тебя будет всё. Власть, рабы, деньги, что угодно. Подумай хорошенько -
пока я лишь игрался с тобой. Против моей настоящей силы не выстоишь ни ты, ни этот надменный человечишка, ни даже та тварь в обличье девчонки!

***

- Понятно, - кивнул Триглав. - Я постараюсь ей помочь. Сейчас...
Он попытался сделать шаг, но тут мир внезапно закружился перед глазами, и волшебник был вынужден изо всех сил вцепиться в свой скипетр, чтобы не оказаться на земле. Краем глаза Альмагест заметил, что девочка-цветок медленно сползает по стенке, очевидно тоже лишенная сил. Поначалу это было показалось ему смешным, но затем...
"А ведь это отличная возможность", - - подумалось ему. -"Сил на одно по-настоящему разрушительное заклинание у тебя сейчас хватит, а больше ей и не понадобиться".
Похожие мысли уже возникали в голове мага сегодня - но тогда их источником был иррациональный страх, порожденный осознанием с чем именно он столкнулся сегодня. Их можно было сравнить c инстинктивными вскриками ужаса, а эти мысли произносились спокойно, даже слегка расслаблено, лучились уверенностью... Это не были вопли подсознания, глас рассудка или даже интуиции. Нет, сейчас в сознании Триглава звучал голос крови - сотен, если не тысяч, предков-некромантов, проживавших каждую секунду жизни в соответствии с подобной логикой.
"Это ведь даже не девочка, а подарок Скорма этому скорбному миру, - продолжали твердить они. -"Ей нужно убивать, чтобы жить. Сколько тысяч она погубит, если не помешать ей? Сколько тысяч она уже погубила? Ты же герой, сделай что должен. Плевать на Энменкара, даже он не настолько серьезная проблема как Цветок Тьмы...
Звучало убедительно. Логично. Однако, Триглав не спешил следовать его совету. Не потому, что ему что возразить - нет, сейчас он даже не
могу задуматься над изъянами в логике, не то, что их найти. Но Альмагест знал своего советчика, и знал, что если он послушается его хотя бы один раз, то послушается и во второй, а затем в третий, четвертый, и в итоге в себя он придет только в Черной Цитадели, валяясь ножек своего Костяного трона  - окруженный какими-нибудь Шестью Героями, и с мечом одного из них промеж ребер.
"Хотя нет", - мысленно усмехнулся маг. - "Только шести на меня не хватит. Их будет Семь. Или даже Десять".
Шуточка была так себе, но смогла прогнать наваждение. Триглав с сомнением взглянул на творение Скорма, размышляя над тем, не совершает ли ужасную ошибку, но затем отвернулся и, собрав остатки сил, поспешил в ту сторону, откуда доносился звон стали.
"Решаем проблемы по мере их возникновения", - сказал он себе.

+1

30

Акира уже и так поняла что ей попался достойный и сильный противник, но она продержится столько сколько нужно будет, чтоб дать время Триглаву добраться до них. Девушка не сомневалась, что и магу, а так же и девочке достался тоже сложный бой, но все она надеялась что тот скоро доберется к ней. А пока она будет задерживать этого альрана столько насколько хватит ее сил.
- Ой, спасибочки, - с издевкой произнесла Акира, ухмылясь, сверкнув клыками. - Давно мечтала о власти и деньгах... Вот только одна проблема..-тут она наигранно тяжело вздохнула, - Они уже у меня есть, а вот с моей работой рабов иметь крайне неудобно. Но от подстилки в виде твоей шкуры я бы не отказалась.
Так как она была в гильдии, то подстилку из шкуры альрана могла преподнести своей главе, которая найдет применение трупику. А по поводу всего остального девушка говорила правду. Власти достаточно, денег тоже. А так как она одиночный воин - рабы ей нафиг сдались. А вот слова о настоящей силе слегка напрягли. "- Вот точно надо было сначала выяснить у Триглава на что эта сволочь способна, а не соглашаться на "увлекательное веселье" разом.- " подумала девушка, так же отдавая себе отчет в том, что маг сам где-то задерживается.
Нет, резерв у девушки еще был полон, секретов в рукавах, тех же магических, тоже было достаточно, но все же сколько ей тут ее скакать горным козликом было неизвестно. Да и догадывалась Акира еще о том, что этот альран тоже имеет множество сюрпризов. "- Чеерт, нет, это весело, но все же что-то одна личность задерживается.-"  оппоненты вновь присматривались к себе, словно продлевали свою передышку.
Девушка прищурилась, стараясь подгадать дальнейшее действие противника, так как тот еще о чем-то разглагольствовать начал, прокатываясь словесным потоком по ее ушам, словно бы стараясь умаслить. Но увы она на это плохо покупалась. Шаги, вскорости, вновь начали перемежаться с ударами и обменом заклинаниями. При всем при этом, девушка продолжала держать стену огня,не давая противнику и шанса выбраться за круг.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 5.06.1213 Вот тут-то и вынырнул чёрт...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC