http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Моменты истории » 27.09.1203. «Первый случай»


27.09.1203. «Первый случай»

Сообщений 31 страница 36 из 36

1

http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/71101.png


Участники:
Грун, Реван, Эрек.

Погода:
Пасмурная.
Прохладно, сыро.

Местность:
Земли на востоке материка.
Вскоре — руины деревни.


В начале осени одновременно в Церковь и в Башню Магов пришла просьба о помощи. Жители некоей деревушки были в беде и нуждались в герое, и хоть это не совсем профиль организаций, но они обе выслали своих людей.
О том, какая беда, дословно неизвестно; больно размытыми были речи. Не то преступники какие, не то дела магические.
Так или иначе, но герои пустились в путь, в деревню, где вскоре им предстоит столкнуться с чем-то новым.

   
Вы отправились в это путешествие вместе. Что, в общем-то, никого не удивило: было бы странно, если бы герои одной Гильдии разошлись, договорившись встретиться на распутье. Информации в руках — толком никакой. Да, что-то случилось в деревне, но вот оно, письмо оттуда — и в нем лишь размытые просьбы о помощи.

Техническая информация

→ Помните: первый пост будет от мастера. Он даст вводную информацию, после чего наступит очередь игроков.
     
→ В своем первом посте каждый игрок должен указать инвентарь в данный момент, а также одежду, имеющуюся на персонаже, во избежание неловких моментов.
   
→ Очередность постов после поста мастера: первый круг — в любом порядке, но помните, что при задержке в три дня ваша очередь будет пропущена.
   
→ Если по истечению трех дней после поста мастера никто не отпишется — квест будет считаться проваленным, а персонажи получат травмы или иные неприятные вещи на определенный срок.

+3

31

Внезапная атака, как и задумывалось, удалась. Монстр отвлекся от своего недавнего занятия и ненадолго забыл об Эреке. Большего пока не требовалось, просто выиграть несколько важных секунд, чтобы перевести дух. Но у мира в целом и данной деревни конкретно имелось свое мнение на то, как их лучше использовать. Странный шум на краю сознания быстро нарастал, отражался от металла шлема и буквально начинал сводить с ума. Страстным желанием было найти тех, кто тут решил добавить к бою подходящую музыку для драматизма и запихнуть им...Мысли окончательно путались, поэтому единственным выходом Реван нашел сорвать с головы шлем.
Оказывается, это совсем не он сошел с ума, а мир вокруг. Пускай эта деревня и до этого не была кандидаткой на звание лучшего места на свете, но новый штрих в виде костяного архитектурного шедевра точно не стал бы будущим туристическим центром. И вот на осмотр всего этого великолепия, не считая возни со шлемом, и были потрачены драгоценные мгновения. Первым попал под раздачу Эрек, его отправили проверять на прочность ближайшее строение. Их враг не только смог заживить все полученные раны, но каким-то образом смог нарастить себе мышечную массу.
Все, что оставалось великану, это попытаться этот новый напор, используя меч не по прямому назначению. Но теперь когда шаткое равновесие в силах было нарушено, один неудачный блок буквально вырвал рукоять из руки. Следующий удар заставил потерять равновесие и сделать шаг назад. И тварь чувствуя, что победа близка вся подалась вперед, пытаясь или вонзится в шею или просто оторвать голову, наваливаясь всем весом и опрокидывая закованного в броню гиганта. Все, что оставалось последнему, так это поймать обе челюсти руками и терпеть поток слюней, а также удары свободными лапами по всеми телу. Теперь оставалось лишь молится, чтобы последний кузнец сделал свою работу на совесть.
Ничего умного никак не приходило в голову, кроме необходимости вдыхать отвратительный запах несвежего дыхания своего противника. А еще мешало нормально лежать на земле. Чуть повернув голову, Реван обнаружил, что очередной его клинок отправился к праотцам, оставив после себя лишь небольшой огрызок на рукояти. Что кричали остальные понять было сложно, тем более хоть как-то ответить. Но вдруг возник план, пусть и слегка безумный.
- Думаешь я вкусный? - Сквозь зубы прорычал рыцарь, резко надавив на нижнюю челюсть, а затем засунув руку  по локоть, а затем и дальше, не совсем логично рассудив, что если рану залечить легко, а вот застрявшая в пасти рука, на которой были совсем не гладкие металлические выступы, будет неприятным сюрпризом. - Наслаждайся.

+2

32

Сознание Мишель померкло.
Девушка проваливалась на тот уровень ощущений, где всё воспринимается будто бы как-то иначе. Там не было места для сложных мыслительных пертурбаций, лишь критически малое пространство для предельно простого позыва: жить.
Для той, кто относился к своей жизни настолько показательно равнодушно, Лоран демонстрировала не то что невероятное, но даже немыслимое стремление выжить.

Именно по этой причине девушка кряхтела, стонала, рычала и хрипела, иногда смешивая эти различные гармоники в непонятные утробные смеси, изливая не только желчь, порой — буквально, но и боль, агонию, охватывающую дрожащее, вспотевшее тело.
Миша не понимала, за что хватается и как держится, и само собой, слова про очередное зелье прошли мимо её сознания. Не до того сейчас.
Ей, чёрт побери, больно. Пожалуй, как никогда сильно.
Прокусив губу до крови и едва не порвав её клыками, не в силах контролировать слюноотделение, единственное, что могла Мишель сейчас — терпеть.
И ей это удавалось. Настолько, насколько на нечто подобное способен не совсем обычный человек.

К счастью, ничто не вечно, и эти страдания — тоже.
Посему, в разбитое, сломанное тело волшебницы, из последних сил сидящее на полу, пробился луч самосознания, в момент, когда её уже обернули бинтом. Из глаз бы хлынули слёзы, наверное, но дорожки из крови на щеках ещё не засохли, да и не хотелось как-то рыдать.
Мишель чувствовала себя удивительно сухо. Возможно потому, что в процессе её организм явно перестарался с тем, чтобы избавиться от скверной жидкости.
Сильвы рядом уже не было.
У ву, ма шери?.. — Прохрипела что-то невнятное Миша, прежде чем упала без чувств.

От потусторонней литании Мишель пострадала меньше всех. Просто потому, что у неё было полно других поводов для беспокойств, а затем, когда её голова готова была принять новую порцию боли — всё закончилось. Но, как оно нередко бывает, не сразу. И не просто так.
В момент, когда Сильва Кильн решила помочь товарищам, те и сами почти разобрались с местными проблемами. Увы, они об этом пока не знали.

Тварь лязгала зубами раз за разом, стремясь ухватить великана за голову, пока в какой-то момент тот не перехватил мощные челюсти и не услышал утробное угрожающее рычание в свой адрес.
Лапа хлопнула по одному боку, затем — по другому, вминая доспехи. Но Реван всё же держался.
И возможно именно в этот момент в его сознание пришла стойкая ассоциация, снедаемая червями мерзкой литургии, — перед ним пёс.
Сейчас, когда собаку разнесло до немыслимых размеров, зубы напоминали кинжалы, а плоть извратилась до неузнаваемости, в нём можно было узнать кого угодно, начиная от волка и заканчивая каким-нибудь неведомым созданием Скорма, и в то же время, не оставалось никаких сомнений в том, что это обычная, некогда, дворняга.
А девичья голова, ныне лежащая в стороне, лишь девочка, обнимавшая любимого пса до самой последней минуты.
Настоящий источник зла лежал в другой стороне. Там, где волей судьбы оказался Эрек.
И именно он нанёс решающий удар.

Ну, как удар. Пинков, тычков и уколов было настолько много, что все их сосчитать было решительно невозможно.
Однако если мутант был крепок и силён, мёртвые поющие головы такими качествами не отличались и под напором, кажется, обезумевшего рыцаря лопались, словно тыквы, орошая и мужчину, и окрестности вокруг него, водопадами из скверной плоти и густой крови.
Тем не менее, он достигал успеха.
Звуки, вгрызающиеся буром в головы, стихали, а пёс, наседающий на Ревана, слабел на глазах, вплоть до того, что в какой-то момент великан ненароком не сломал ему челюсть, и тварь не упала на землю сражённая, медленно, но верно принимая исходный вид. Скверна словно змеи неверно расползалась в стороны, испаряясь в непонятные эманации, растворяющиеся на ветру, пока не обнажилась мёртвая рыжая псина и безголовое тельце маленькой девочки, одна рука которой всё ещё посмертно хваталась за шею преданного зверя.

Так Виста и утихла. И даже неясный, ирреальный шум, присутствовавший даже тогда, когда никаких прочих звуков не было, иссяк.
И не осталось ничего.
Только изрубленные на куски тела, расколотые головы, три трупа, ещё сохранившие свои изначальные очертания, да отравленная земля, которая на глазах постепенно принимала исходный облик вслед за творениями неведомого злодея.
Куда делись остальные жители деревни — оставалось только догадываться. Но в яме для трупов их было явно недостаточно.[nick]Мишель Лоран[/nick][status]волшебница[/status][icon]https://i.imgur.com/rI3J074.png[/icon]

+2

33

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
Грун очнулась и обнаружила себя на крыльце здания ратуши. Ну, как “очнулась”? Не то чтобы ее сознание напрочь выбивало, чтобы драконица разлепляла глаза и, зевая, поднималась с дерева, нет. Просто в какой-то момент из головы выбило абсолютно весь смысл, напрочь прерывая череду событий вида “Оставить Мишель, выбежать наружу, осмотреться, ...” Что было после “Осмотреться” драконица не помнила, но сейчас она стояла на коленях, упираясь одной рукой в деревянную поверхность крыльца, а второй рукой будто пыталась что-то поднять с пола. Словно у нее выпали контактные линзы или что-то в этом роде, правда, чтобы Сильва их носила, или чтобы она вообще что-то теряла, воспоминаний не было. Только картинки в голове о том, что вот она выбегает ,потом чернота – и вот она уже стоит в позе раком на крыльце с недоумевающим выражением на лице. Затем садится. Смотрит все с тем же недоумением на открывшуюся картину.
Эрек на земле. Реван стоит. То, что раньше было чудовищем – а чудовище точно было, Грун была готова поклясться – постепенно расползается по земле, оставляя по себя мохнатое нечто.
На самом деле, пропущенная череда событий была довольно важной. Разве что относилась к помешательству, вызванном поющими головами – именно так их обозначила Грун, когда покинула ратушу несколько минут назад, с шашкой наголо. Она что-то закричала, кажется, была очень взволнована, а потом рыцарь в доспехах отлетел куда-то в стену здания, из которого выбежала драконица, осел на землю. Затем дернулся, закачался, а затем, будто с немым рёвом, набросился на образовавшийся в земле хор из… Частей тел.
Честно говоря, в голове драконицы не слишком укладывалась вся эта картина. Про некромантию она, конечно, знала, но всегда представляла, что это именно что оживление скелетов-зомбей, вот этого вот всего, которые потом ходят и издают странные звуки. Но вот поющие головые, отрубленные, подернутые черной пленкой некроза, это было что-то новое.
...
Эрек нанес удар. Голова Сильвы взорвалась, будто рыцарь метил не в темный алтарь из кусков тел, лиц и органов, а прямо, чудесным образом, в голову драконицы. Взорвалась она не буквально – фигурально. То есть, в тот момент, когда Эрек нанес первый в веренице удар, пение взвыло до невероятных уровней громкости, заставляя чувствовать невероятные вещи. Будто череп, зубы и рога Груни лопаются на множество осколков, покрываясь сначала паутиной трещин, а затем падая звенящими частями кальциевых образований на деревянный пол.
В этот же самый момент Кильн пошатнулась, схватилась за голову руками, будто пытаясь удержать ее, после чего рухнула на крыльцо, роняя попутно меч с черным лезвием, а потом принялась одной рукой собирать воображаемые осколки своих рогов и головы. Потому что потерять рога означало умереть. Папа умер так же, он потерял рога, а потом их принесли ей, сказали сделать доспехи, сказали что так надо. Фрейя пришла, Летти пришла, они все нашли, все сказали, сказали, что будет хорошо, что все будет нормально. Друзья, подруги. Подруги помогли. Эрек все еще бьет. Помогли. Да, помогли, но все равно пошла. Обратно пошла. Раз за разом, опять. Осколки не собираются.
...
Грун моргнула. Кажется, ей полегчало. Ей точно было ооочень плохо, и, возможно, два коллеги-гильдейца заметили, что с новичком все было не совсем хорошо – та добрых несколько минут шарилась по крыльцу, прикрывая голову и что-то бормоча про рога, хотя, опять же, слишком тихо, чтобы точно распознать ее слова, а затем, кажется, ее отпустило. И сейчас, сидя на крыльце, Груня вообще не могла понять, от чего ей так плохо и тошно. Тольк ощущение пустоты, будто кусок чего-то важного вырвали из нее, а потом… Ох, Скорм. Кусок. Вырвали. Вырезали.
Глаза резко округлились, после чего в уже знакомой полупаникующей манере Сильва резко вскрикнула:
- А! ТОЧНО! МИШЕЛЬ! -
И подорвалась с места обратно в ратушу. Потому что вдруг поняла, что бросила там девицу, которую бросать не стоило, вне зависимости от того, кто там орал снаружи. Кто орал Грун даже уже не помнила, но вот что четко помнила, так это то, что надеялась, что Лоран не превратится в трупешник. Это было бы лишним. Точно лишним.
Так что, спустя еще несколько мгновений после слов волшебницы о том, что ее временный лекарь куда-то убежала, со стороны выхода из ратуши раздался голос Кильн, затем торопливые быстрые шаги, а потом с улицы прибежала Сильва. Затормозила, чуть не грохнувшись, развернулась к Мишель, когда вспомнила, где драконица оставила бедную волшебницу, после чего, развернувшись к Лоран, на ходу приземляясь на колени, тут же оказалась рядом, упираясь руками в пол и внимательно, с беспокойством за чужую жизнь, уставилась на не слишком здорово выглядящую женщину.
Затем был приступ паники. Короткий, потому что к этому времени Лоран была без сознания. Грун снова схватилась за голову, на этот раз без крика и попыток собрать несуществующие из-за иллюзии Сильвы, рога, после чего осмотрелась, вправо-влево. Затем осторожно поддела руки под бедра и спину  Лоран. Уперлась ногой в пол. Приподнялась. Теперь держа волшебницу на ручках и осторожно, дабы не грохнуть ее головой о дверной косяк, пошла на выход. В глазах Сильвы в этот момент можно было прочитать четкую решимость дотащить бессознательную Лоран прямо до ближайшей деревни.
Потому что бросать ее точно было нельзя.

Отредактировано Grun (2019-11-27 11:14:47)

+3

34

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1910/9d/ee94f289aa21.jpg[/icon][status]Боевой режим[/status]Охваченный гневным помешательством, Эрек не сразу понял, что всё закончилось. Противоестественный свет, источаемый черепами, больше не резал глаза, а издаваемая ими какофония уже не терзала душу, но он всё продолжал натиск, круша и ломая всё, что попадалось под руку, до тех пор, словно механизм. Лишь после того, как непотребный алтарь превратился в кровавое месиво, сочащееся гнилостным ихором, рассудок фон Синтрама прояснился.
Отрезвление оказалось не из приятных. Схлынув волна адреналина обнажила на редкость уродливое дно: в ребрах пульсировала боль (кости как минимум треснули, если не хуже), отвратительная вонь мертвечины оседала в носу и глотке (Эрек порадовался, что пропустил дневную трапезу, иначе бы его сейчас вырвало), невыносимую духоты (от напряжения с него сошло семь потов, и всё они, похоже, остались внутри доспеха) и оглушительную, свинцовую усталость. Тело молило о хотя бы о небольшой передышке, но фон Синтрам не мог себе её позволить. Он ограничился лишь тем, что поднял забрало, выпуская накопленный жар, после чего медленно заковылял прочь от ратуши, озираясь по сторонам.
Первым ему на глаза попался Реван. Бронированный великан, судя по всему, был в порядке (подумалось, что, возможно, не следовало кидаться в бой самому, а позволить ему встретить тварь; стало немного стыдно). В отличие от чудовища, которое буквально испарялось на глазах. Эрек даже остановился, внимательно наблюдая за этим процессом и прикидывая, какие вопросы он задаст знакомым волшебникам, когда появится оказия (если она появится), и тут за его спиной раздался истошный крик Сильвы. Фон Синтрам мгновенно обернулся, занося кинжал и прикидывая, насколько его ещё хватит (секунд пять не больше), но, к счастью, всё обошлось. Новых чудовищ у ратуши не обнаружилось, а сама Киль, похоже, была цела, хотя и чем-то встревожена.
"Кем-то", — понял герой, когда понял, что именно она кричала. — "Волшебница пропала".
Эреку стало совестно. Мало того, что он подозревал Мишель во всех грехах (чуть ли не в том, что это она сама специально навела беду на деревню), так ещё и не сумел уследить, свалив всё на новенькую... Тяжело вздохнув, фон Синтрам собрался с силами, и заковылял обратно к зданию, молясь всем светлым богам, чтобы всё обошлось (или хотя бы подзадержалось).

Отредактировано Ereck von Sintram (2019-12-01 01:57:24)

+2

35

Нередко случается, что в момент наивысшей точки сражения может родится некое родство между противоборствующими сторонами. Связано ли это со желанием выжить и одновременно убивать, которые взаимно скрещиваются с обоих направлений? Кто их знает. Но несмотря на свое незавидное положение герой смог как-то по другому взглянуть на своего врага. Может быть его мозг смог отбросить налет неведомой магии, что породило это создание. Это открытие несколько выбило его из реальности, где в этот момент пытались выбить дух их его тела. Видение девочки и ее собачки вспыхнуло и тут же погасло, но и стояло нескольких сильных ударов, что пришлись по броне.
Пусть ему и не было видно, что творится со стороны алтаря, но эффект от действий Эрека появился быстро. Еще недавно мощная хватка монстра ослабла, а он стал изменяться. Выяснять новая ли это фаза или еще что-то Реван конечно не стал, а просто отпихнул противника мощным ударом ноги. Будь тот прежней массы, это бы не удалось, но сейчас все прошло четко по плану. Это же позволило руке схватить все еще целое лезвие меча и выставить его перед собой, на случай новой атаки, которой так и не последовало. Все вокруг стремительно менялось, возвращаясь к тому, что можно было назвать нормальным. И то, что было недавно уродливой тварью стало обезглавленным трупом и мертвой собакой. Это зрелище подействовало на гиганта даже сильнее, чем все творившееся до этой минуты. С некоторым трудом и скрежетом зубов из-за боли в боках, он поднялся, все еще смотря в одну точку. Затем оторвал юбку от своего доспеха и аккуратно завернул в нее девочку и ее питомца. Им обоим хватило там места. Этот сверток он оставил чуть в стороне, а рядом воткнул то, что осталось от клинка. Не было молитвы, которую ему бы хотелось прочитать, вместо этого в его душе разгоралось страстное желание найти того умника, кто это все заварил.
В то же время, ощущалось и достаточно удивительное для него обстоятельство - Реван понимал, что для подобной охоты ему банально не хватит сил. Он сжимал и разжимал закованную в сталь руку, только через какое-то время вспомнив, что он тут не один. По дороге к остальным, ему пришлось еще дважды нагнутся, при этом он отчетливо ощутил, что ему скоро потребуется долгий визит к лекарю, далеко не все кости пережили встречу с лапами монстра. Первый раз герой подобрал свой шлем, а во второй рукоять погибшего меча. Недолго он послужил, но продержался достойно, нельзя не признать.
- В ратуше больше никого не было? - Уточнил гигант, оценивая состояние их маленького отряда. Полевой госпиталь, только врачей не хватало. - И надеюсь, вы сожгли то, что было в боку, не хочу больше встречаться ни с чем подобным. - Хотя и придется, добавил он про себя. - Может кому-то и повезло в этом аду успеть спрятаться в подвалы. - Это было сказано с большой долей сомнения.

+1

36

Всё закончилось.[nick]Тёмные земли[/nick][status]Тишина[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0013/b7/c4/23123.png[/icon]
И хотя на первый взгляд показалось, что здешний мир приходит в норму после разрушения алтаря, это было не так.
Вернее — так, конечно, но скверна не прошла для деревни бесследно. Если в отдалении Висты земля ещё выглядела сколько-нибудь живой, а листья на деревьях сохранили свой цвет, то чем ближе к эпицентру, тем больше мир терял в красках.
Висту будто бы высосали досуха и оставили взамен лишь серый скелет.
Даже здания, ещё крепкие и молодые, кажется, стеснялись показывать свой былой цвет.

Людей не было больше нигде.
Лишь два мёртвых тела, — безголовое девичье тельце, из шеи которого текла кровь, покрытое с благородного порыва Ревана, и молодой юноша неподалёку от ратуши, добивший себя самостоятельно, — и куски, некогда составлявшие целых людей, утонувшие в неглубокой яме под смрадным остовом алтаря, багровой гнили и чего-то склизкого, неясного, ненужного, и потому исторгнутого наружу.
На севере, впрочем, теперь можно было обнаружить следы. Много следов.
Надо полагать — жители деревни куда-то ушли. Увы, вскоре отметины на земле заканчивались.
Но не в море же они ушли, верно? Так что найдутся. Наверное.

Все книги и бумаги — сожжены. Особенно это было заметно в ратуше. Вероятно, кто-то пытался уничтожить не только записи старосты о происходящем в Висте, но и вообще любое возможное свидетельство скверны, поразившей местные земли.
Припасы и вещи, с другой стороны, оказались нетронуты. Будто люди ушли налегке.
Увы, молоко давно скисло, в хлеб прокралась плесень, а над мясом порядочно поглумились мухи. Только вино в подвале сохранило свои вкусовые качества, в очередной раз доказывая, что алкоголь — верное средство в любом бедствии.

Когда Сильва нашла Мишель, та была без чувств, но несомненно жива.
Вырезанный бок покрылся неясной багровой коркой, под которой жили своей жизнью внутренние органы. Скверны в этом не было, просто волшебница была отнюдь не столь проста.
Когда вся троица объединилась, девушка словно по мановению ожила, закашлялась и её тут же удачно-в-сторону стошнило, чем-то странным; волосами пополам с мягкими костями.
Пвтити... ля мня эт нома... — Слабо прохрипела Мишель, беззащитно улыбнувшись, после чего серым взглядом прошлась по присутствующим. — О, Эрк, ит тже, грой...
Она потянулась было ладонью к забралу рыцаря, но на середине пути рука обмякла и обессилела.
Миша снова потеряла сознание. Теперь — уж точно надолго.
Пора домой.


Приключение завершено

Итоги:
• Мишель жива.
• Саахиль не выжила.
• Иан не выжил.
• Тайна не разгадана.
• Скверна остановлена.

Возможности:
• И Эрек и Реван, при желании, могут сыграть свой личный эпизод с Мишель. Грун уже отыграла. Для этого отпишите в личку Ворону (там же будет обговорён сюжет).
• В этом эпизоде постов от игрового мастера больше не будет, можете как написать завершающий пост (или посты), так и завершить историю сразу. Когда договоритесь о конце, также напишите в личные сообщения Ворону.

+3


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Моменты истории » 27.09.1203. «Первый случай»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC