http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Моменты истории » 27.09.1203. «Первый случай»


27.09.1203. «Первый случай»

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/71101.png


Участники:
Грун, Реван, Эрек.

Погода:
Пасмурная.
Прохладно, сыро.

Местность:
Земли на востоке материка.
Вскоре — руины деревни.


В начале осени одновременно в Церковь и в Башню Магов пришла просьба о помощи. Жители некоей деревушки были в беде и нуждались в герое, и хоть это не совсем профиль организаций, но они обе выслали своих людей.
О том, какая беда, дословно неизвестно; больно размытыми были речи. Не то преступники какие, не то дела магические.
Так или иначе, но герои пустились в путь, в деревню, где вскоре им предстоит столкнуться с чем-то новым.

   
Вы отправились в это путешествие вместе. Что, в общем-то, никого не удивило: было бы странно, если бы герои одной Гильдии разошлись, договорившись встретиться на распутье. Информации в руках — толком никакой. Да, что-то случилось в деревне, но вот оно, письмо оттуда — и в нем лишь размытые просьбы о помощи.

Техническая информация

→ Помните: первый пост будет от мастера. Он даст вводную информацию, после чего наступит очередь игроков.
     
→ В своем первом посте каждый игрок должен указать инвентарь в данный момент, а также одежду, имеющуюся на персонаже, во избежание неловких моментов.
   
→ Очередность постов после поста мастера: первый круг — в любом порядке, но помните, что при задержке в три дня ваша очередь будет пропущена.
   
→ Если по истечению трех дней после поста мастера никто не отпишется — квест будет считаться проваленным, а персонажи получат травмы или иные неприятные вещи на определенный срок.

+3

2

[status]Тишина[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0013/b7/c4/23123.png[/icon]http://forumfiles.ru/files/0013/b7/c4/79839.png
Дорога прошла без приключений.
Мир словно бы замер в ожидании, подготовив что-то по-настоящему грандиозное, а пока... что же, пока на героев находились лишь скучные декорации лесов, просёлочных дорог и крестьянских хибар. Долгая дорога вела их на северо-восток, в небольшую деревню Виста.

Несколько дней назад три героя оказались в нужном месте в нужное время.
В Гильдию поступил запрос помощи; да до того странный, что мастер поморщил лоб, поморщил, и решил, что лучше не рисковать и отправить хотя бы двух, а то и трёх героев.
Реван — отличный вариант, вряд ли в Висте найдётся хоть что-то, способное угрожать ему, а Эрек, пожалуй, тоже не откажется; никто, конечно, не знает, что там точно, но вдруг нечто, способное действительно прославить героя? Определённо. А для Ревана старательных юноша станет отличным прикрытием.
Грун никто особо не звал; она сама пришла, прознав, видимо, о слухах. Может Беньятта расказала? Вряд ли. Пожав плечами, мастер решил, что почему бы, собственно, и нет?

Полагаю, вам стоит с этим ознакомиться, — сказал тогда Мастер, собрав всю партию вместе в своём кабинете, и протянул аккуратный листок с чётко написанными буквами. Чернила ещё не успели толком остыть. Грун, со своими-то талантами, наверняка с лёгкостью определила изящный почерк Беньятты, — Это, конечно, копия, но я лично проверил, чтобы не было никаких различий. Оригинал мы отправили в архив.

Написано было следующее:
«Пожалуйста! Я не знаю, что происходит, но что-то определённо НЕ ТАК! Малышке Саахиль стало очень-очень плохо, Билли пропал без вести, из почвы растёт... да ничего не растёт! Всё в какую-то пакость обращается! Животные паникуют, а кони недавно сорвались и попытались сбежать. Наверное, какие-нибудь некроманты нас прокляли, али я не знаю, из-за чего ещё земля становится такой бурой и мёртвой. Поторопитесь!»

И вот, все три героя могли лицезреть указатель, оповещающий о том, что до Висты осталось каких-то полторы версты.
Природа здесь в самом деле выглядела... блекло. С деревьев упали все листья до единого, сучья скрючились, а стволы почернели до угольного цвета; вода в пруду неподалёку была какой-то студенистой и слишком уж плотной, почва — действительно бурой, почти что рыжеватой, а трава — белесо-зелёной, ломкой и в какой-то серой тоненькой безобразной паутине. И чем дальше — тем хуже. Именно туда вёл путь.
Где-то вдалеке послышался неопределённый звук: то ли волк взвыл, то ли птица какая-то прокричала. Никаких зверей видно поблизости не было.
В остальном, героев окружала лишь гнетущая, гудящая тишина. Даже их голоса звучали как-то отстранёно, словно стремясь сбежать куда-то подальше от этого места.

За ближайшими холмами виднелись очертания домов, чуть поодаль от деревни, на востоке, к небу вился едва заметный дымок; вряд ли это что-то горело, скорее — кто-то ещё бывал близ Висты.
В какую сторону направиться героям — решать только им. Пожалуй, за бегство прочь из такого мрачного места их никто бы хулить не стал.

+2

3

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
Она выглядела абсолютно бесполезно, и это ее устраивало.
С самого начала пути было ясно, что Грун в этой группе лишняя. Не то, чтобы ее пугали ее товарищи, или же высказывали явную неприязнь, но одетая в черный камзол и штаны девица с длинными черными волосами, мертвецким взглядом и мешками под глазами явно выделялась на фоне тех, кого можно было с первого взгляда назвать “героями”. Очки образу тоже не помогали. Грун вообще ни разу не удавалось одеться так, чтобы выглядеть хоть отдаленно похожей на какую-нибудь воительницу, не смотря на тот факт, что под камзолом была довольно неплохая кольчуга, да и меч в ножнах за спиной тоже был вполне себе заметен. Но, нет. Сильва Кильн, по крайней мере именно так Грун знали в гильдии героев, была больше похоже на гильдейскую офисную рабочую, на манер той же Беньятты. Фактически, именно за клерка ее и приняли в первый раз, когда она пояилась на пороге Аваринского отделения, и только спустя минут десять поняли, что вот эта странная особа, крайне неловко улыбающаяся, на самом деле хочет геройствовать. Но это было голтора года назад, а сейчас…
...А сейчас Сильва выглядела точно так же бесполезно, как и тогда.
Шмыг. Почесала нос, слегка поежилась. Долгая дорога не пришлась драконице по вкусу, тем более учитывая тот факт, что к сентябрьскому холоду она не была готова, но, по крайней мере, камзол был достаточно теплый. Шмыг. Тишина. Большая часть этого самого пути в тишине и прошла, по крайней мере для Грун, и только когда группа добралась до указателя, дракоша снова поежилась, затем открыла рот, чтобы сказать что-то двум идущим впереди героям, но, как только попыталась издать хоть какой-то звук, смачно чихнула. И достаточно громко.
- АААА-ПЧИХ. - раздалось по округе, заставляя обратить внимание на девицу в черном, спешно пытающейся вытереть платком нос, и попутно нервно поглядывающей на двух остановившихся на такой шум героев – Эм… Из… Извините. -
Снова шмыг. Эти парни выглядели профессионалами. Грун выглядела как профан, которая приплелась к двум крутым рыцарям только для того, чтобы урвать кусочек славы. В действительности, ей не нужна была слава, конечно, хотя сама по себе признательность со стороны населения звучала как что-то хорошее. Честно говоря, единственная причина, по которой она вообще решила взяться за это задание, заключалась в том, что судя по контракту оно звучало интересно, да и Бени-Бени говорила, вроде бы, что в тех местах обычно редко что-то происходит. Значит, в Висте точно не должно было быть что-то страшное и сложное.
Но, нет. Судя по округе, это как раз и было страшное и сложное, и с каждым шагом, который трое героев делали в сторону деревни, ощущение, что Сильве Кильн здесь не место, только увеличивалось. Вплоть до того, что когда та вытерла нос и посмотрела на двух воинов, взгляд у нее был слегка… Испуганный. Что только подтверждалось чуть опущенными плечами и съежившимся видом.
- Я… Эм. Подождите минутку, я найду шарфик, ладно? - произносит девица, явно пытаясь скрыть тот факт, что находиться в этих местах ей не очень-то приятно, после чего снимает с плеча довольно пухлую сумку и, ставя ее на землю, садится на корточки.
И начинает в ней рыться.
Потому что где-то  на дне точно был шарф.
Сверху хлеб, обернутый в ткань, точильный камень на случай, если меч, который Грун сама выковала, вдруг начнет затупляться (хотя, в действительности, это было почти невозможно), одно красное зелье и одно синее зелье, обернутые в грубую ткань, чтобы не разбить случайно склянки, которые, кажется, должны были спасать от мелких порезов и от ядов. Да, именно про яды ей постоянно говорили в гильдии, требуя, чтобы драконица всегда брала с собой хотя бы одну склянку, а лучше две. В конце концов, ниже в сумке были складированы ножик, вилка и два кусочка кремня, которые, правда, были абсолютно бесполезны для кого-то, кто может дышать огнем. И когда найти шарфик не удалось, драконица слегка встряхнула свою сумку, в результате чего ремешок с плеча, на котором держались ножны с зачарованным мечом, упали в грязь, заставляя Грун начать причитать и чуть ли не со слезами на глазах поднять свое детище с земли, стараясь вытереть тот самый предмет, который, по сути, должен был защитить хрупко выглядящую Сильву от нападения… От нападения кого угодно, на самом деле, потому что ковыряльник с массивной гардой и не менее массивным почерневшим лезвием на первый, второй и третий взгляд производил впечатление оружия, которое вполне сгодится для убийства дракона. И которому точно не место в руках начинающей героини.
В руках драконицы – да, но не начинающей героини.
Еще немного копания в сумке спустя, после того как в сторону были отодвинуты аккуратно сложенные бинты, маленький котелок, веревка (потому что каждому приключенцу  нужна веревка) и еще два платка, розовый шарфик был все же извлечен на божий свет с радостным, но довольно тихим “Ура!”, после чего дракоша выпрямилась и все с тем же глупым видом, закинув ножны и сумку за спину, обернула вокруг шеи длинный кусок шерстяной ткани, которым, судя по всему, гордилась. Потому что это был единственный раз, когда Грун удалось что-то связать. И розовый цвет ее нисколько не напрягал.
- Я готова, эм… Мы в деревню же, да? - переспросила “Бесполезная Героиня”, приблизившись к двум воинам и посмотрев сначала на одного, потом на второго. Кажется, в этом квесте драконица решила довериться тем, кто хоть что-то понимал в геройских делах, а не занимался последние пару лет какими-то тривиальными вещами, типа отпугивания волков или помощи местным фермерам. Конечно, то, что сейчас происходило в Висте, теоретически, тоже можно было считать помощью фермерам, но это разительно отличалось от попыток подоить коров или поймать убежавшую овцу. Что, между прочим, в последнее время выходило у Груни вполне неплохо.
Хотя, вряд ли в текущих бедствиях были замешаны овцы. Или злые коровы.

Отредактировано Grun (2019-09-27 12:01:00)

+2

4

Как и во многих случаях, свою роль сыграла банальная скука. Так вышло, что последний месяц великану совершенно нечего было делать, все интересные задания разобрали, а отважно сражаться с крысами в подвалах ему не хотелось, тем более, что ни в один, кроме гильдийского, он даже забраться не мог. Однажды его на этом безделии подловил мастер и целую неделю заставил преподавать новичкам основы владения оружием. Было крайне занимательно.
- "Смотрите это меч, этой острой частью вы тыкаете врага, пока он не перестанет двигаться. Это топор, если враг не убежал сразу, как вас увидел с ним, советую бежать вам, замахнутся вы уже не успеете."
Было весело, а потом их всех отправили в гильдейский подвал, где опять появились крысы, а вот Ревана перехватил мастер, предложив дело поинтереснее.
- Судя по сообщению, тут лучше пару магов, да выжечь там все метров на 100 вокруг деревни. - Задумчиво заметил рыцарь, выстукивая импровизированный марш о прикрепленный к поясу шлем. Перехватив взгляд начальника, он лишь виновато улыбнулся. - Но мы ведь герои, мы за тонкую работу. - Сюрпризом оказалось то, что на задание отправлялся не он один, а в компании более юных дарований. А значит придется следить не только за проблемами, но и за жизнями молодняка. Но приказы тут никто не обсуждает, мастер на то и мастер, что его слово тут решающее.
Сборы в его случае были не долгими. Подогнать нормально доспехи, проверить, чтобы одежда под ними была под погоду, взять хороший моток веревки и запас пропитания на пару дней. Последними шли мечи, жаль, что его коллекция сильно сократилась за последнее время. Два любимых клинка исчезли на дне пропасти, другой сломался. Все, что осталось сейчас было в ножнах - древний меч из гномьей сокровищницы, царский подарок, он не подвел ни разу и кажется мог выдержать любое испытание. Остальные два были сделаны относительно недавно по образу и подобию первого, но ничего выдающегося из себя не представляли.

На месте оказалось, что письмо сильно приукрасило действительность. В таких гиблых местах Ревану давненько не доводилось бывать.
- Интересно, сколько тут стоит дом, надо будет поспрашивать. Буду сюда отправляться на отдых от спокойной жизни. - Ответом ему стал чих сзади. - Да, теперь любая опасность будет знать, что мы можем ее заразить простудой. - Ухмыльнулся он, оборачиваясь и наблюдая за поисками шарфа. Забавно, что у такой молодой героини во владении оказалось оружие, которое оценил бы и сам рыцарь. Надо будет при возможности посмотреть  клинок вблизи.
Местность же навадила на мысли, что если кого-то и надо спасать в деревне, так это тех героев, что как раз туда и направляются. Но взгляд ухватил не только это.
- Может быть и нет. Неплохо было бы узнать, кто там остановился на отдых. - Рука в латной перчатке указывала на поднимающийся дымок. - Деревня никуда не денется в ближайшее время. - Шлема он так и не надел, не было пока необходимости, да и осматриваться так было удобнее.

Отредактировано Revan Stormblood (2019-09-27 14:44:22)

+2

5

[status]Тишина[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0013/b7/c4/23123.png[/icon][nick]Тёмные земли[/nick]Эрек подошёл к делу основательно.
Снарядился как положено, нашёл коня, такого, чтобы и в беде не бросит, но и, если уж дело совсем плохо будет, слишком жалко не станет, припасы, еда; всё что может пригодиться — всё с собой.
Пожалуй, он чётко понимал, какую позицию занимает в группе. Примерно ту же, что и конь: вроде не Реван, но и не Сильва. Так или иначе, к обоим героям Эрек отнёсся к известной долей молчаливого уважения. Они делали одно дело, и этого было достаточно.
С Грун, настоящего имени которой из присутствующих никто не знал, по крайней мере — пока, у него нашлась ещё одна точка соприкосновения: как и Сильва, герой умудрился заболеть. Правда, скрывал это более тщательно. Именно по этой причине, наверное, Эрек предпочитал не трепать языком без особой нужды.
Жить можно — значит можно и выдержать.

Покуда Сильва предложила направиться сразу в деревню, Реван заметил дымок и предложил, вестимо, отправиться туда. Эрек поддержал предложение товарища стоическим кивком, и единственная девушка в их команде, надо полагать, спорить не стала.
В конце концов, Реван был прав, и едва ли деревня, стоявшая здесь столько времени, внезапно отрастит ноги и убежит (хотя зрелище, безусловно, выдалось бы феноменальным).

Неизвестный лагерь явно находился чуть поодаль от эпицентра событий.
С одной стороны — здесь тоже были следы неизвестной скверны и гнили, из тёмной рыхлой земли тут и там торчали пожухлые ростки, больше напоминавшие слизь, но в то же время бедствие словно бы исходило из какой-то точки, которая, сомневаться не приходилось, была где-то в деревне.
По мере отдаления от деревни действие некоей порчи становилось слабее, по мере приближения — наоборот.
Животных героям не попадалось совсем, лишь в один момент послышался неопределённый то ли вой, то ли плач, исходящий откуда-то со стороны Висты. За деревней можно было заметить седой от грязи неведомой порчи лес с кислотно-рыжими немногочисленными листьями. Может, это оттуда.

Когда герои добрались до костра, тот уже почти совсем потух. Не потому, что воины гильдии были такими медлительными, разумеется.
Рядом с костром находился небольшой, меньше Ревана и в высоту, и в диаметр, пурпурный купол, явно созданный магией. Крепкий, такой простой грубой силой не пробьёшь. Вокруг купола можно было заметить несколько свечей, опоясывающих границу «укрытия», горящих неестественным фиолетовым пламенем.
Если прислушаться — можно уловить какие-то звуки изнутри. Купол был практически непрозрачным, посему, увидеть что за ним не представлялось возможным; проглядывалась только неопределённая лежащая тень.
На земле, тут и там, свежие следы некоего зверя. Опытные герои без труда узнают поступь волка, но в некоторых местах земли словно бы касалась человеческая ладонь, совсем небольшая. Рядом — сломанный в двух местах простой походный посох. Видимо, им пытались защищаться.

+2

6

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
Наверное, ей надо было вставить слово, ну или хотя бы дать понять, что сама драконица хочет идти в деревню. Ей, по крайней мере, это казалось вполне логичным. Они приехали спасать деревню. Пытаться выяснить, что не так в ней. Какие-то лагеря и прочие источники дыма вполне могли быть сделаны такими же приключенцами, которые решили, почему в Висте дела идут плохо, поэтому интересовали куда меньше. Да, надо было что-то сказать. Ну или отделиться от группы. Но, Сильва Кильн промолчала. Просто слегка нахмурилась, глядя вслед двум уходящим компаньонам и молча пошла следом.
Честно говоря, пока это была самая унылая прогулка за жизнь Грун. Бывали моменты интереснее, бывали скучные моменты, но длительное путешествие среди отвратительного пейзажа из грязи, слизи и пожухлых растений, больше напоминающего картину художника, который перестарался с унынием и меланхолией, было чем-то выдающимся. Окружающая действительность, казалось, насильно впихивала в сознание неприятные мысли о том, что все умрут, и их трупы будут жевать черви, поэтому чем больше шагов приключенцы делали в сторону дыма, тем четче Грун формировала мысль, что надо как-то развеяться.
Сначала она пыталась думать. Предполагала, строила теории, что могло случиться. Опыта в общении с экологичискеми катастрофами у нее не было, от слова совсем, поэтому понятия драконица не имела, что именно могло произойти в местных землях. Пока, по мере того, как ощущение уныния и желания забиться в какой-нибудь темный угол и сдохнуть, убывало, потому как в какой-то момент деревня на горизонте снова начала удаляться, в голову рогатой приходила только одна идея – наверное, кто-то стырил себе какую-нибудь оккультную зачарованную штуку, поставил в саду отпугивать ворон, и, в итоге, бац-бац, везде порча. Не то чтобы именно этот сценарий казался дракоше верным, скорее, она вполне могла представить, судя по общению с приключенцами, героями и авантюристами подобный расклад. В конце концов, на памяти Грун было несколько моментов, когда к ней приходили привести в божеский вид какой-нибудь старенький клинок, и при ближайшем рассмотрении с помощью очков оказывалось, что вещица-то проклята. А потом была история о том, что мечик-то нашли в древней гробнице, и когда его взяли в руки, то вполне четко расслышил “Да будь ты проклят, Скорм тебя побери!”
Кхм.
Но, это, опять же, все были догадки. А Эрек и Реван продолжали идти, с Грун в качестве замыкающей, которой к тому моменту уже надоело размышлять над причинами появления зоны отчуждения вокруг Висты, из-за чего та… начала петь. Нет, не в полный голос, опять же, сначала просто мурлыкать какую-то мелодию. Затем, когда появился четкий ритм, продолжила мурлыкать более громко, в конце концов переходя сначала на тихое пение, то ли незаметное потому, что оно было тихим, то ли потому, что ни Эреку, ни Ревану было не интересно, о чем поет странная девица, затянувшая старую и странную синегорскую песню об урожае, волках, охоте, березах и золоте. Может, просто не хотели слушать. Или же концентрировались на чем-то более серьезном, даже когда Груня, незаметно для себя, повысила громкость и запела уже в полный голос, из-за чего игнорировать ее было невозможно, тем более теперь мурлыкала мотив она довольно громко,
Спасительный вой со стороны деревни наконец-то заставил драконицу заткнуться, потому как после него та резко остановилась и с обеспокоенным взглядом уставилась вдаль.
- Эм, а… Вы  это слышали? - переспросила она, выглядя довольно нервно и показывая указательным пальцем левой руки, согнутой в локте, в сторону Висты – В смысле, вам это не кажется стра- ОХ ТЫ Ж ФИОЛЕТОВОЕ ЯЙЦО! -
Как только взгляд Сильвы зацепился за купол, все беспокойство и постепенно набранное благодаря мрачной народной песне чувство обреченности было уничтожены в мгновение ока. Потому что фиолетовое яйцо было куда круче любой унылой окружающей действительности, что только подтверждалось тем фактом, что драконица резко сорвалась на бег, помчась в сторону купола, оббегая двух своих товарищей, резко остановилась в полушаге от магической преграды, постаравшись при этом не сбить свечи, и принялась приговаривать:
- Ох ты ж как красиво… Как думаете, там кто-нибудь есть? - она не заметила следов. Не заметила посоха. Только прильнула ближе к куполу, затем поставила сумку и ножны на землю, и, подставив ладони к волшебной преграде, словно пытаясь взглянуть в окно дома, где был выключен свет, попыталась заглянуть внутрь. Не слишком успешно, поэтому в следующую же секунду Кильн поставила обе ладони на купол и резко приложила к нему ухо.
- Чет тихо… -
Кажется, ей было интереснее. Да, такая штука была куда интереснее какой-то там проклятой радиацией деревни.

Отредактировано Grun (2019-10-01 11:11:34)

+2

7

Проблема этого места была на лицо, а вот причин этого могло быть такое количество, что впору было заключать пари на эту тему. Шансы найти хоть каких-то выживших с каждым шагом стремительно таяли. Молчаливый консенсус пришел к тому, что сначала лучше рассмотреть дымок. Да, это могло быть что угодно, но так как это направление чуть отдаляло их от деревни, то стали заметны изменения в общем уровне "проклятости".
- Интересно, у заразы есть определенный радиус действия или же просто не успело распространится на такое расстояние. - Задумчиво заметил воин, рассматривая землю под ногами, пока они продолжали идти. Даже в самом лучшем исходе, тут придется все долго восстанавливать... От размышлений его отвлек шум сзади. Многого Реван конечно от Сильвы не ожидал, но чтобы она решила выдавать их присутствие здесь таким образом! А ведь проблем и без этого хватало. Разве он настолько разозлил мастера, что тот решил так тонко отыграться? Надо будет вызвать его на дружескую дуэль при случае. Нет, он явно даже слушать не захочет. Хотя надо признать, что у девочки хоть слух есть. Но у кого-то или чего-то из ближайшего леса нашлась определенная критика.
- Да, слышали, неплохая песенка. А, ты про шум? После всего этого... - Взмахом руки рыцарь попытался охватить всю окружающую их действительность. Почему-то в сознание всплывало слово "хворь". - тебе что-то кажется странным? - Рановато он расслабился, да. Только Сильва увидела что-то интересное, как понеслась вперед, только пятки засверкали. Быстрый старт не оставил шанса ее перехватить, так что оставалось только заскрежетать зубами и пробормотать пару проклятий. Кто-то распустил молодняк до крайности. Удивительно, что всю гильдию до сих пор не перебили с таким отношением.
Да, видимой опасности видно не было, но все вокруг говорило, прямо таки кричало, что только недавно тут было жарко. После беглого осмотра в голове появились определенные идеи. Но для начала он ощутимо щелкнул девушку по затылку.
- В следующий раз это будут розги и пониже спины. - Пригрозил Реван, осматривая найденное "яйцо". А затем попробовал постучать по стенке купола. - Эй, - громче  произнес он, обращаясь к кому-то внутри. - Опасность уже миновала, ну разве что у тебя нет предубеждения против пения.

+2

8

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1910/9d/ee94f289aa21.jpg[/icon][status]Боевой режим[/status]"А сейчас оттуда вылезет какая-нибудь страхолюдная тварь", - подумал Эрек, наблюдая за своими компаньонами. - "И всех нас сожрет".
Молодой герой терпеть не мог мелкие недомогания. Тяжелые ранения, даже увечья, фон Синтрам переносил стоически, без лишних страданий, однако то противное состояние, когда из носа течёт в горле - першит, а голова наливается свинцом, с легкостью повергало его в дурное расположение духа. Скрип седла, и цоканье копыт по камню вызывали глухое раздражение, доспехи, обычно ощущавшиеся как вторая кожа, давили и натирали, оружие казалось слишком тяжелым, а спутники... Обычно в этом месте Эрек перенаправлял поток мыслей: другие герои не имели отношения к его проблеме, так что клясть их, пусть даже и про себя и на грани бессознательного, казалось непорядочным.
Однако это было до того как они стали тыкать конечностями в Неизвестное Магическое Явление (НМЯ).
"Сильву - первой", - продолжало бессознательное. - "Любит оно песни или нет, но она здесь меньше всех. К тому же без брони - значит будет легче прожевать и переварить. Затем примется за Ревана. Он ей точно даст повод... и даже если не даст, то слишком здоровый, чтобы пренебречь. Может она даже им подавится. А потом настанет и мой черед...
Фон Синтрам немного повертел в голове картину своей неизбежной гибели в хаотическом месиве-массиве клыков, глаз, щупалец и когтей. Забава надоела быстро, и Эрек, мысленно проведя обряд экономизма для изгнания демона уныния, решил заняться делом и изучить обстановку. И поскольку соратники уже оккупировали яйцо своим вниманием, он решил осмотреть всё остальное. Начал с костра, затем заметил следы, подумал на альрана (или оборотня? ученые мужи так и не сошлись во мнениях о том один ли это феномен или нет), потом увидел посох... Ржавые от болезни шестеренки мышления начали постепенно вращаться, и Эрек приоткрыл забрало.
- Укрытие, - прохрипел аристократ голосом, который мог соперничать в благозвучии с рычанием упыря, после чего приподнял копье и начал показывать на "улики". - Напали внезапно. Сразу убить не смогли. Заперся. Изнутри выхода нет.
К последнему выводу его привело состояние костра: обитатель яйца (если таковой имелся) провёл в нём уже слишком много времени. Хотя, конечно, он также мог и умереть от ран или быть слишком напуганным, чтобы снимать преграду, но фон Синтрам решил не множить сущности. Загадок и так много, а других идей нет. 
- Магические, - с трудом сдерживая позывы раскашляться сказал он, указывая на свечи. - Не потушили. Нужно волшебство?

Отредактировано Ereck von Sintram (2019-10-12 22:46:57)

+3

9

[nick]Тёмные земли[/nick][status]Тишина[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0013/b7/c4/23123.png[/icon]Ответа на вопрос Ревана, разумеется, не последовало.
Более того, стоило Сильве умолкнуть, и героическую партию снова охватила гудящая наэлектризованная тишина, каким-то неестественным образом искажаемая человеческими голосами. Даже «критик» умолк, и больше ни выл, ни плакал.
Может — нашёл себе занятие поинтереснее, а может — испугался конкуренции, услыхав пение Сильвы.
Вкусы — дело такое. Всегда субъективное.

Внутри купола, переливающегося всеми оттенками пурпурного (и чуть-чуть заходящего на территорию ультрамарина), определённо кто-то был.
Хоть преграда и была непрозрачной, тень за ней напоминала именно человеческую фигуру. Может — эльфа или альрана, но точно не гнома. Так или иначе, этот кто-то явно не торопился выходить, несмотря на все уверения Ревана в том, что опасность миновала.
Впрочем, неизвестного можно было понять — Реван выглядел героем, который сам может стать прекрасной альтернативой той угрозе, которая пропала прочь. Но куда как более вероятной версией стоило считать предположение, сделанное Эреком.

Если бы в партии был опытный волшебник, — или же кто-то, хорошо знакомый с магией, — он бы наверняка заметил ошибки, свойственные или неопытным, или попросту невнимательным волшебникам.
Хороший защитный купол: крепкий, умелый, — Пробурчал бы этот некто себе в бороду, покуривая трубку, — Вот только свечи находятся снаружи, а значит — выйти из него самостоятельно ты не сможешь, ведь чтобы купол разрушить, нужно...
И вновь Эрек попал в точку. Свечи потушены не были.
Предположение о природе свечей тоже было хорошим, но здесь отсутствующий-на-самом-деле волшебник снова внёс бы свою лепту:
Нет-нет, пламя, конечно, волшебное, но его колдовская ценность исключительно в том, что свечи, и не только они, могут гореть с ним очень долго. То есть, по сути, это пламя безвредно, и потому отлично справляется с ритуальными целями. Его цвет — это примарный цвет колдовства, которое с их помощью свершается. А если оного нет, то от обычного пламени огонь цветом не отличается.

Где-то вдалеке, в Башне, архимаг почему-то чихнул и посмотрел в окно, далеко-далеко, туда, где стоял купол, но, разумеется, ничего эдакого не увидел, а потому вернулся к своей работе, проворчав напоследок что-то о своей интуиции.

Проще говоря, свечи можно было потушить без особых усилий.
И вероятно, именно это стоило сделать, если герои хотят узнать, что или кто внутри.

Важный нюанс

Следующий пост от мастера может быть внеочередным.

+3

10

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
...но в команде приключенцев не было мага. Не было вообще хоть сколько-нибудь сведущего в магии человека, по крайней мере в достаточном виде, чтобы сразу испепелить все неверные предположения. Было два рыцаря, которые могли бы с легкостью снести башку какому-нибудь супостату и была драконица, которая тщательно пыталась не показывать, что она является драконицей. И если первые два, в целом, были достаточно серьезны,то вот сказать такого о Грун было нельзя. В конце концов, чего ей бояться? Она была гигантской ящеркой. Если в той деревне или в этом куполе не было какого-нибудь другого дракона уровня Летти, то опасаться было нечего. Ну, кроме раскрытия своей личности, но и это, по словам драконьей наставницы в лице подруги, как та заверяла, решалось сменой внешности, что, в общем-то, Груня и так проворачивала на регулярной основе.
Но то была Груня. Софи Кильн же нужно было бы играть свою роль, которая заключалась в бытии молодой приключенкой. И молодая приключенка отреагировала соответствующе, когда ей выдали оплеуху прямо по затылку, хватаясь обеими ладонями за голову и чуть наклоняя ее.
До ушей Эрека и Ревано донеслось грустное и болезненное “Аыы...” со стороны девушки, сидящей на корточках после чего та подняла голову на того, кто эту самую оплеуху отвесил и, с постепенно появляющимися зачатками слез и явно недовольным видом обиженного ребенка тут же ответила:
- Физические наказания в гильдии героев запрещены уставом! - после чего потерла еще раз затылок и шмыгнула носом.
На самом деле, было весело. Было весело просто проживать чью-то жизнь, было весело общаться с другими людьми, и хотя пока это удавалось довольно тяжело, драконице все же испытывала удовольствие от взаимодействия со смертными. Ей просто нравилось с кем-то общаться, и при этом поняла она это только после того, как достаточно времени начала проводить на юге континента, часто забегая в гости в одну драконью деревеньку. Не в смысле деревеньку, населяемую драконами, а в смысле деревеньку, где хозяйничал дракон. В смысле, деревней управлял. В смысле, Летти управляла. Деревней. Шмыг.
Эрек тем временем делал логичные выводы. Ну, ему, по крайней мере, казалось, что они логичные, судя по уверенности в голосе приключенца, и от того логичными они казались и Груне. Та мало имела опыта в общении с магами. Даже наставник в гильдии героев, который ее обучал, сказал, что способности у той нулевые. Ну, точнее, нулевые они у Сильвы, в то время как сама Груня еще могла что-то сделать, хотя бы в плане зачарования. Заклинания, конечно, были штукой сложной, но зачем ей вообще этому учиться, если она была драконом? Огненного дыхания должно было хватить для большинства проблем, и, пожалуй, только сейчас Груня начала задумываться о том, что, наверное, магия это все же полезная штука. Потому что, будь она волшебницей хоть немного, наверное, смогла бы что-нибудь сказать про этот купол.
Но, нет. Груня не была волшебницей. Поэтому тупой, совершенно безыдейный взгляд, уперевшийся в фиолетовое яйцо после слов Эрека, говорил о том, что у дракоши нет идей или витьеватых планов на тему того, как они разобьют эту штуку. В конце концов, Бескрылая не была думателей. Она была делателем. И по этой причине она сделала то, что посчитала в тот момент вполне логичным и нужным – потянулась к ближайшей свече, сидя на кортах, дабы ее затушить.
А затем Груня почувствовала то, что, в простонародье у героев, зовется “Убийственное намерение”. Или еще как-то так. Не то самое, которое испытывает приключенец, а то, которое приключенец чувствует у других людей, когда кто-то собирается этому самому приключенцу отсечь башку. То есть, будто осязаемое намерение кого-то очень сильно навредить тебе, при том сама ты вполне ощущаешь, что этот самый вред будет действительно ощутимым. И Грун только один раз испытывала нечто подобное – когда впервые взялась за меч и попросила Летис ее “потренировать”. И, Скорм ее побери, это было страшно. И Груня была в ужасе. В ужасе она была и сейчас, вплоть до того, что рука дракоши замерла в пяти сантиметрах от свечи.
“Если я до нее дотронусь, то меня убьют” - читалось в тот момент на лице Груни, и, в целом, она была права. Убьет ее, правда, не то, что было в куполе, и, пожалуй, именно этот пункт пугал больше всего. Ведь с того момента, как драконица потянулась к магической свечке, по спине ее и пробежался этот самый холодок, парализовавший в итоге гигантскую многотонную ящерку, медленно повернувшую голову и посмотрев через плечо.
На нее смотрел Реван. Грун сглотнула. Затем медленно, стараясь не делать резких движений, убрала руку от свечи и прижала ее к себе, не сводя с высокого, одетого в полный доспех, приключенца, взгляда, после чего с трудом отвела его, выпрямилась и сделала несколько шагов подальше от купола, стоя к тому спиной, все еще держа обе руки у груди и чуть склоняя голову.
“Герои… Страшные...” - подумала про себя дракоша, сглотнув и решив, что, нет. Эту штуку она трогать не будет. Пожалуй, совсем не будет.

Отредактировано Grun (2019-10-07 10:33:26)

+2

11

- Пожалуйся на меня старику по возвращении. - Пожал плечами Реван.
У думающих людей мысли частенько сходятся. Вот и Эрек пошел в своих размышлениях по тому же пути. Кто-то здесь явно подвергся нападению, но то ли везение, то ли природная осторожность помогли спастись. В любом случае изнутри никаких звуков или движения не было. Хотя был и куда более опасный вариант - внутри их ждало именно то, что напало, только крайне затаившееся или оглушенное магией. В таком случае стоит им только разрушить сдерживающий барьер и придется драться.
В такие минуты можно было и пожалеть, что судьба не послала давным давно в Росен какого-нибудь мага, чтобы тот забрал молодого Ревана в ученики и кто знает, как бы все сложилось... Например сейчас он был бы внутри фиолетового яйца, мертвый или близкий к этому. Вот в такие игры судьба и любит играть. И именно поэтому, герой не жалел.
Наверное иногда что-то способно соединять подсознания живых существ, потому что в голове великана как будто возник, нет не голос и даже не четкий образ, а некий смутный намек. Как назойливая мысль, что бегает от разума по всей черепушке, играя в свои запутанные игры. Вот свечи. Фиолетовые. И купол. Фиолетовый. Свечи и купол. Фиолетовые. Где-то тут собака, а может и волк порылся, это точно. Вот купол и вот свечи. Логично, что если они одного цвета, то как-то связаны? Да, но может это ловушка? Это же маги, у них не может быть все просто. Или ловушка внутри? Кто-то попал в ловушку? Друг или враг.
Все эти размышления велись в то время, как их юная напарница решила рассмотреть огонь поближе, хотя ей уже и досталось, за излишний энтузиазм. Даже погруженный в мысли, воин не отводил глаз от происходящего с этой свечой. Опасность могла появится в любой момент. Тело обычно действует быстрее головы. Телу куда больше нравится жить на этом свете. Рука сама легла на рукоять меча, готовясь отразить возможное нападение. Но Сильва, перехватив взгляд Ревана и истолковав по своему, а может что-то в голове щелкнуло, неожиданно отошла, предоставив двум другим героям решать важные магические вопросы.
- Молодец. Приготовились. - Отдал команду рыцарь и без лишнего пафоса наступил на ближайшую свечу. И сразу приготовился встречать возможную опасность.

+2

12

Свеча послушно умерла.
В первые мгновения не происходило ничего, лишь поверхность купола подёрнулась едва уловимой рябью. Через минуту — тоже ничего.
Лишь когда в голову начали забираться мысли, что, возможно, этого недостаточно, или так с куполом вообще не разобраться, он растворился багровой дымкой без остатка.
Внутри была девушка.

Странный свистящий звук разрядил напряжённую тишину.
Девушка ситуацию не разряжала, поскольку напоминала мертвеца. Бледная, словно бумага, кожа, разметавшиеся чёрные волосы, отсутствие дыхания и рваная рана на боку, явно от звериных когтей, кровоточащая до сих пор, делу тоже не помогали.
К счастью, ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы ожить.
С трубным горловым звуком она втянула воздух, широко раскрыв глаза, и резко села.
Думала, сдохну, — Хриплым голосом честно призналась она миру вокруг себя, после чего перевернулась на четвереньки, отпустив и рану в том числе, чтобы с пренеприятнейшим звуком стошнить в сторону.

Смотреть в её сторону не рекомендовалось, но если вы всё же зачем-то сделали это, то без удовольствия бы отметили, что жидкая масса была бурого цвета и содержала преимущественно продукты пищеварения. Но и было и что-то лишнее. Так, в коротком перерыве девушка подняла что-то, отдалённо напоминающее рыбную кость, и нервно хихикнула, выкинув её куда-то в сторону.
Куда смотреть стоило — так это на рану. Мантия волшебницы в том месте была беспощадно порвана, посему — никаких преград для просмотра не было.
Три бурые полосы вместо мягкой кожи, гноящиеся так, будто ранение было нанесено неделю назад и никак не лечилось, но что самое парадоксальное — без видимого вреда для здоровья пострадавшей, поскольку та, не считая естественных охов и ахов для такой травмы, в целом вела себя вполне живо. Кроме того, от текущей крови в том месте исходил чернёно-пурпурный болезненный смрад.

Дерьмово выглядит, а? — С кривой ухмылкой на лице снова прохрипела незнакомка, — Вы, я вижу, не похожи на разбойников. Я — Мишель, из башни магов. ...Срань господня!
Её снова стошнило. Почти без жидкости, но снова с какими-то странными костями.
Не обращайте внимание, для меня это норма, — Нервно усмехнулась она, после чего с видимым усилием поднялась на ноги и обвела всех троих усталым взором. — Вы тоже получили послание из этих мест о какой-то хрени, происходящей вокруг? Вижу, что получили.
Не особо тревожась о своей ране, видимо, Мишель будто бы даже сладко потянулась и достала из-за пазухи грязную сигару.
Меня выследила какая-то тварь, похожая на волка-мутанта, — Пояснила она, мазнув взглядом по собственному боку. Щёлкнули пальцы, зажигая добычу во рту, — Я специально дала себя задеть, чтобы получить образец заражённой крови, а потом заперлась в куполе. Правда, накосячила, оставив свечи снаружи. К счастью, у мира есть вы.
Она бесстрашно улыбнулась и похлопала Ревана по наплечнику. Предварительно пустив колечко дыма в сторону и поднявшись на носочки.
Благодаря этой близости Реван получил эксклюзивную возможность узреть огромные мешки под глазами Мишель.
Какой большой монсьер, сильный наверное. — Одобрительно отозвалась она, всё тем же хрипящим голосом. Видимо, тембр не был следствием травмы. Затем Мишель заметила Сильву. — А эта мадемуазель у вас заместо пушечного мяса?
Вопрос был адресован Ревану, разумеется. А может Эреку. Но точно не Сильве.
Ладно-ладно, шучу. — Примирительно подняла волшебница обе ладошки к груди. — Итак, что планируете делать дальше? Думаю, вчетвером мы что угодно сдюжим.
Хотя при взгляде на Мишель цифра в лучшем случае доходила до трёх с половиной. И половиной была всё же не Сильви.

[icon]https://i.imgur.com/rI3J074.png[/icon][status]волшебница[/status][nick]Мишель Лоран[/nick]

+3

13

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1910/9d/ee94f289aa21.jpg[/icon][status]Боевой режим[/status]Внезапное ощущение прочитанной лекции о принципах функционирования магического барьера заставило Эрека вздрогнуть. На долю мгновения герою показалось, что хворь усилилась и у него начались галлюцинации, но, прислушавшись к себе, он не обнаружил каких-либо перемен. А затем Реван раздавил свечу и фон Синтраму стало не до этого.
Потянув вожжи Шершня (смирному соловому мерину подобная кличка не совсем не подходила, но так уже его обозвал прежний хозяин), Эрек заставил его податься назад, вскидывая копьё на случай, если за барьером действительно окажется какое-нибудь чудовище. Его поза не изменилась и после того, как фиолетовая преграда исчезла: герой повидал достаточно, чтобы утратить безоговорочное доверие к своим глазам. Лишь убедившись в том, что новое лицо не собирается нападать на них (а извергнутое наружу содержимое её желудка не превращается в какую-нибудь богопротивную тварь), герой позволил себе опустить оружие.
Эрек, — прохрипел фон Синтрам, демонстрируя волшебнице знак из Гильдии Героев. — Вам нужна помощь?
Параллельно с этим герой подался вперед, желая получше рассмотреть незнакомку и её рану (сделать это издалека мешал шлем). Открывшееся зрелище едва не заставило Эрека выругаться от удивления — видал (да и получал тоже) он и хуже, но чтобы при этом спокойно стоять на ногах, да ещё и чадить? Настороженность героя выросла втрое, и он сместился так, чтобы закрыть Сильву (что было не так уж трудно, учитывая, что ближе всех к Мишель стоял Реван).
Что-то выло, — неопределенно протянул герой.  — Из деревни. Были там?
Охваченный подозрениями, Эрек перевел взгляд с раны волшебницы на её рвоту, пытаясь понять кому могли принадлежать кости. Для человека те были слишком мелкими, но...
"А почему "волк" не затушил свечи?" — внезапно подумалось ему. — "Не догадался? Боится огня?"

Отредактировано Ereck von Sintram (2019-10-12 22:46:29)

+2

14

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
Это был тот самый момент для группы, когда в сторону Кильн должны были начать подниматься красные флажки, обозначающие подозрение и не вполне хорошие эмоции. Конечно, она не делала ничего такого выдающегося, да и вообще не привлекала к себе внимания, как таковая – просто стояла в сторонке со своим обычным, довольно странным, видом, и с интересом смотрела на то, как с земли, там, где раньше было фиолетовое яйцо, поднимается девица. Странности начались в тот момент, когда магичка обратила внимание всех троих приключенцев на свою рану, которая выглядела отвратительно.
Реван, в целом, напрягся. Это вряд ли можно было заметить через доспехи, но, этот гигант ждал ждал внутри купола что-то стремное и страшное. Когда же рана боку стала достаточно заметной, последовала еле заметная реакция. Не с ахами-охами, но по движениям было видно определенное напряжение, в основном потому, что нельзя просто так смотреть на разорванную гниющую плоть, при этом не дернув ни одним мускулом на лице или же не сделав какую-нибудь паузу, показывающую, что, да, ранение отвратительное.
Но не в случае Сильвы. Та смотрела то на девицу, то на Ревана,и, будто, на рану ей было плевать. Взгляд женщины в черном не изменился ни на йоту, и единственный момент, когда выражение лица хоть как-то поменялось, относилось к фразе про пушечное мясо.
- Вообще-то у меня тоже имя есть! И я не пушечное мясо! - чуть надув щеки, ответила с небольшим опозданием драконица, совершенно забыв, что ей, в общем-то, тоже надо представиться. Потому что это вежливо. Но почему-то фраза про пушечное мяса показалась ей самой невежливой, и как-то затмила собой все остальное в разговоре, что только подтвердили скрещенные на груди руки и недовольный взгляд, брошенный в сторону деревни, дабы показать всю обиженность.
Тем не менее, рану драконица никак не прокомментировала. И вся особенность этого момента заключалась в том, что, пожалуй, из всех четверых только у Кильн не было абсолютно никакой реакции на такие повреждения. Будто, это была норма. Будто ничего страшного. И, если бы все сейчас знали о том, что вот там вот, чуть подальше, стоит дракон, то, в целом, вопросов не было. В конце концов, заставить себя беспокоиться о других людях Груня не могла никоим образом, если только эти люди не были важны ей самой. Эрис, например, ей была важна, потому что была важна Летти. Фрейя была важна для Грун. Но ни Мишель, ни Реван, ни Эрек пока до этого статуса не дотягивали, из-за чего гноящееся нечто на боку волшебницы было для рогатой зрелищем, сравнимым с раненой собакой.
Да, печально, конечно, но ничего не поделаешь, да и не кого-то важного же здесь пырнули. И хотя, скажи нечто подобное Кильн вслух, ей бы дали оплеуху куда сильнее подзатыльника, внимание Грун довольно быстро сместилось на слова человека с копьем и в доспехах. И судя по кислой морде, а еще взгляду, в котором читалось “Серьезно?!” у Сильвы не было никакого желания стоять и ждать ,пока разговор профессионалов завершится.
Ей хотелось действовать.
- Эм… Это, может, мы это на ходу обсудим? - вытянув шею из-за спины рыцаря и сделав шаг в сторону, произнесла драконица, встав рядом – Один Скорм нам туда еще топать, и явно топать туда, так может хотя бы не будем терять время? -
Ее голос был заметно обеспокоенный, из-за чего его можно было принять за торопливость, вызванную страхом, что только подтверждали слегка нервные движения – во время своей реплики Кильн пару раз кивнула, а затем для пущей верности показала большим пальцем в сторону деревни, С виду казалось, будто она боялась. Будто план у нее был такой, что они припрутся в деревню, посмотрят направо-налево, затем пожмут плечами, скажут “ну фиг его знает” и уйдут. И Сильва действительно производила впечатление человека, который так и сделает.
В конце концов, их было теперь уже четверо. Не слишком хорошо выглядящая магичка, два рыцаря, которые своей серьезностью могут стену пробить, и не самая умная, немного трусливая на вид, крайне странная женщина с мечом. Которая обладала уровнем славы, сопоставимый с хипстерской музыкальной группой, о которой мало кто слышал. И не назвать ее “трусливой”, глядя на бегающий взгляд и суженные зрачки, было нельзя.
Тем не менее, именна эта трусливая героиня и стала первым человеком, который сделал шаг в сторону деревеньки. Потому что ждать Грун не хотелось. Ей хотелось геройствовать.
- Ладно, вы, если хотите, можете тут остаться. Но я пошла. - кивнув еще, уже в третий раз, бросает Груня, разворачиваясь и бросаясь через плечо – Может хоть на разведку схожу, раз тут все в доспехах и медленные. -
И, в общем-то, она пошла. Медленно, не так, чтобы бац – и сразу в сторону деревни на скорости, близкой к скорости звука. Скорее, достаточно медленно, чтобы ее могли нагнать. Потому что идти одной не хотелось. В конце концов, приперлась в это захолустье она с двумя другими героями. Только вот у других двух героев была теперь интересная колдунья, и была она действительно куда интереснее Грун. По крайней мере интереснее Сильвы точно. И с этой мыслью рука, сжимавшая ремешок сумки на плече, сжала его чуть сильнее.
Ладно, она всегда могла просто закончить это задание. Вряд ли там что-то сложное, наверняка какой-нибудь идол, тотем или еще что, посреди деревни. Пнешь, развалится и дело с концом.
Вздох.

Отредактировано Grun (2019-10-14 13:36:07)

+1

15

Почему иногда проще встречать на своем пути монстров? Жизнь с ними гораздо понятнее. Им хочется твоей крови, внутренностей, ты с этим не соглашаешься, ведь это все нужно и тебе и вот, у вас готов простой конфликт, в котором, после жарких дискуссий все приходит к консенсусу. Чаще всего конечный аргумент в виде стали, способен достучатся до самого закрытого сердца, а бывает, что и до разума оппонента. И все довольны и все счастливы, особенно стервятники и алхимики, тут уж кто добрался первым. А вот когда вместо ожидаемого монстра перед тобой появляется девушка, да еще не в самом лучшем расположение духа и тела, чей богатый внутренний мир стремится охватить еще и небольшую часть внешнего под ней, тут даже в первые секунды теряешься. Невольно закрадываются мысли о предложении помощи, пусть и катана и несколько радикальный метод лечения желудочных отравлений.
- Выглядит все в духе здешней чарующей атмосферы. - Поделился своими наблюдениями Реван, которому выпала сомнительная часть оказаться ближе всех к потенциальной опасности. Он видел полуразложившиеся трупы, которые могли бы дать 100 очков форы данной магической особе. Правда те при этом уже не двигались, что давало им еще пару баллов. - Кормят в вашей башне просто отлично, как я вижу. - Непринужденный разговор, такой непринужденный, вот только правую руку никто не стремился убрать от рукояти.
- По части спасения мира и девиц это к благородному Эреку, я тут больше в качестве подмастерья, - подмигнул великан, делая небольшой шаг вперед, вроде как в пылу рассуждений. - Я не самый большой, видели бы вы моего папеньку, у нас в семье все хорошо питаются. - И еще один шаг, но немного в сторону. И внезапно:
- Сильва! - Нет, это не был крик, но бывает такое тонкое совмещение совмещение интонации, улыбки на лице и лезвия, приставленного с обратной стороны к шее Мишель, когда даже простое слово превращается в приказ. - Будь добра, - Если предложение начинается с "Будь добра", жди неприятностей, древняя мудрость. - осмотри рану, нашей новой знакомой, а если по дороге найдешь пару тонких, но твердых прутиков, будет и вовсе прекрасно. - Спокойный и крайне дружелюбный тон. - Не знаю, как всем вам, но мне вовсе не улыбается входить в зону заражения, вместе с потенциальным зараженным. Говоришь волк-мутант? Так и до людей-мутантов не далеко. - Если ты выглядишь, как неповоротливая гора железа, это не обязательно так, правда? - Эрек, смотри, чтобы к нам еще какие-нибудь неприятности не присоединились. - Можно было конечно и по другому распределить роли, но с лошади копаться внутри магессы может быть не удобно.

+2

16

Краем глаза Мишель заметила, что «пушечное мясо» расстроилось.
Вернее, — мысленно поправила она себя, — расстроилась девушка, которую Миша окрестила не самыми лестными словами. И хотя волшебницей можно было гвозди ковать, она всё-таки оставалась человеком, и потому ощутила некоторый укол совести. Снизу, около печени. Или это было что-то другое? В общем, извинится как-нибудь потом.
Мишель недовольно поморщилась, затягиваясь едким дымом, и вернула взгляд на Эрека, который единственный представился в ответ.
Рыцарь в целом был сдержан и достаточно доверчив; Мише такие люди были по душе. Она предпочитала не лгать и потому на доверие с лихвой отвечала правдой.

Уи, была, но недолго, ун пью осмотрелась и вернулась в лагерь. — С потасканным видом отозвалась Мишель, выдохнув щедрую струю сизого дыма, — Думаю, та тварь, что меня задела, и выла. Вообще, если так подумать...
Миша с сочным звуком почесала макушку, сохранив при этом особо независимое выражение лица.
То тот волк был больше похож на собаку. Но крупнее. Намного. Поэтому, наверное, я его с волком и спутала. — Волшебница слабо улыбнулась и помахала ладошкой Эреку, — нон, всё в порядке. Ну то есть, всё мерде как не в порядке, но под контролем.
Судя по интонации, мерде было очень нехорошим словом. Примерно как открытое ранение с неизвестной инфекцией от какой-то мутировавшей твари.
Затем Реван потребовал внимание к своей персоне.
Он вёл себя как-то подозрительно, но поняла это Миша только тогда, когда сиё стало совсем очевидно.

Дерьмовая здесь атмосфера, — Сухо прохрипела Миша, поморщившись, — Однако, уи, именно так оно и выглядит.
Очередной вдох. Затем выдох.
Подозрительный взгляд, когда Реван начал нести какую-то чушь, и очередная манипуляция с воздухом в лёгких — вздох.
Через секунду — смешанная с искренним страхом: так бывает, когда рослая громадина угрожает твоей тонкой шее огромным мечом.
Не то, чтобы у Мишель глаза расширились, или руки затряслись от испуга, но сигара, потеряв равновесие, молча упала на землю, а сама волшебница подняла обе руки вверх, мол, "окей, сдаюсь, только давайте не рубить с плеча?"

Спокойно-спокойно... — Осторожно прохрипела волшебница на фоне гудящей тишины, — Я понимаю ваше беспокойство, но у меня правда всё под контролем. Же жюр. Я купировала эту часть тела, так что дальше инфекция не пойдёт. Конечно, позже мне придётся удалить эту часть себя, и, видимо, какую-то долю ребра, но что не сделаешь ради науки, верно?
Мишель тоскливо, краем глаза, посмотрела на тлеющую сигару. Сейчас ей не хватало дыма в теле как никогда сильно. Определённо.
Блестящие печальные глаза девушки, отдающие в отражении бесконечной тоской, посмотрели в глаза Ревану.
Может, хотя бы без прутиков обойдёмся? — С пониженной интонацией хрипотца Миши звучала даже как-то интимно, что ли. — Инфекция дальше не пойдёт, но я всё ещё чувствую, что там происходит, и это правда очень больно. Если хотите, можете меня связать и положить здесь, вот с ней, например.
Голова Мишель кивнула на Сильву.

[nick]Мишель Лоран[/nick][status]волшебница[/status][icon]https://i.imgur.com/rI3J074.png[/icon]

+3

17

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
“Никогда не связывайся с идиотами.” Наверняка, когда-то, давным-давно, кто-то должен был сказать эту фразу Ревану. И он должен был послушать. И, наверное, как только в гильдии, в одном с ним кабинете, появилась Сильва, мужик в доспехах должен был сразу заорать “Только без нее!” Но, нет. Кильн была с ними. Все еще. И, судя по всему, брала инициативу в свои руки, при этом выполняя те вещи, которые от нее просили. Потому как как только рыцарь хаоса окликнул черноволосую, неторопливо идущую в сторону деревни, та обернулась, сощюрилась, стоя в шагах шести от остальной группы, затем подставила ладонь к бровям, и после этого изрекла:
- Ну, выглядит как рана. - указала на очевидное та, которую попросили посмотреть на ранение, стоя вдалеке, и, кажется, совершенно пропуская мимо ушей истинный смысл просьбы Ревана.
- Но прутики я поищу, ага! - еще более жизнерадостно, показав рыцарю большой палец правой руки, сжатой в кулак, заявила Сильва, после чего… развернулась обратно к деревне и, теперь уже с грустноватым взглядом, посмотрела в сторону горизонта.
Нет, она не жаловалась. Она просто чувствовала, что они теряют время. В конце концов, Реван был в доспехах, чего ему беспокоиться? Эрек вон тоже был закован в панцирь, и по внешнему виду их доспехи не выглядели сделанными из бумаги. Нет, это были вполне годные доспехи, и хотя особого внимания к ним Кильн не обращала, как бывалый кузнец Груня и так могла сказать, что этим двум бояться особо нечего. Из всей группы, в общем-то, только сама драконица выглядела слегка уязвимо, но это учитывая тот факт, что она никому не говорила о своем настоящем виде. И была еще волшебница. Которая выглядела плохо. И которую можно было бы оставить где-нибудь, где было бы безопасно, но где это самое “безопасно”, Груня понятия не имела. Наверное, подальше от деревни, в которую сейчас вглядывалась драконица, пытаясь понять, куда же ей идти.
Вариантов было не так много, по крайней мере в голове ее начали прокручиваться постепенно картины, где бы она могла оказаться и что ей там можно было бы сделать, если бы не одна деталь. Точнее, если бы не одна фраза, брошенная Мишель, заставившая Груню сразу же обернуться с видом ребенка, которому только что сказали, что они не заедут по пути в макдональдс, потому что он закрывается, хотя именно это ему и обещали в самом начале поездки.
- Что? Нет! Нееет! - не переходя на крик, но достаточно заметно произнесла Груня, чуть нахмурившись, резко разворачиваясь обратно к группе и начиная топать обратно к двум рыцарям и магичке – Нет! Мы же герои! Мы здесь, чтобы спасать людей, а не лежать на земле, тем более, если она сама говорит, что с ней все в порядке! -
Последние слова были сказаны уже в тот момент, когда драконица оказалась рядом с Реваном и Мишель после чего посмотрела на магичку, затем на ее бок, указала на него обеими руками и с явно недовольным видом добавила:
- Вон, смотри, с ней все в порядке, только пару ребер… Эм. - осеклась Грун довольно быстро, с некоторым опозданием поняв, что именно сказала Лоран, после чего резко переключилась обратно на Ревана – Если надо, я сама ее понесу на ручках, раз вы тут все такие сверхосторожные. -
И с этими словами Груня сделала то, что посчитала нужным. А именно, подлезла между мужиком в доспехах и волшебницей, чуть согнула колени, взяв Лоран за правую руку и подставив себя под ее подмышку, выпрямилась, с видом девицы, готовой героически тащить свою соратницу через все эти равнины, топи, окопы, сквозь бомбардировки и пулеметные очереди… Кхм. В смысле, Сильва ее готова была тащить на себе, просто потому что оставлять Лоран выглядело очень плохой идеей. Тем более плохой на фоне того факта, что она смогла сама себя запереть в куполе, в котором, вполне возможно, ее ждала бы голодная смерть. Или смерть от истощения. Скорм его знает, от чего там умирают люди – Груня мало этим интересовалась.
Так или иначе, когда она в следующий раз посмотрела на Ревана, который, почему-то, казался драконице самым главным антагонистом  на этот момент, во взгляде ее была убийственная решимость и серьезность, не смотря на ватную волшебницу, которую та подпирала.
- В общем, мы идем, или будем булки мять? - решительный тон, решительный взгляд и отсутствие понимания того, о каких именно булках идет в этой фразе речь. Но ждать до темноты не хотелось, а учитывая скорость принятия решений, именно к этому и могло привести, если оставить Эрека, Ревана и Мишель исключительно друг на друга. Нет, серьезно, у Грун было четкое ощущение, что если бы она отправилась на пару дней в ближайший городок, то, вернись она на это место, ее все так же ждали бы две фигуры в доспехах, одна шатающаяся фигура в мантии, да лошадь. Да, кстати, лошадь! Точно, можно было просто посадить на нее Лоран, но почему-то этот вариант казался Груне менее героическим.

Отредактировано Grun (2019-10-29 14:20:51)

+3

18

Да, возможно некоторые выводы были несколько поспешными, не все факты проверены, но когда все вокруг кажется вполне себе проклятым, причем с возможностью быстро распространятся на приличные территории, то лучше действовать радикально и четко. Думаешь, что нечто является опасностью - действуешь по обстоятельствам, не обязательно сразу убивать, можно и изучить. К глубокому сожалению Ревана, он единственный, кто хоть сколько эту политику разделял. Сильва и вовсе решила, что срывать распоряжения это прекрасный способ улучшить сложившуюся обстановку. Чуть лучше показывала себя магесса, рассуждая в общем-то здраво и логично. Эрек же просто воздержался от комментариев и действий.
- Я предельно спокоен, госпожа. - Заметил великан, продолжая удерживать клинок на месте. Да, ему еще не приходилось наблюдать столь радикальный способ исследования, но других магов в округе не наблюдалось, так что спросить мнения было не у кого. - Я также рад, что вы не предпринимаете ничего, что я мог бы истолковать как намеренное самоубийство. Возможно при иных обстоятельствах... - Что бы могло при них быть, мы уже никогда не узнаем, ведь в разговор, а также в положение дел, вновь ураганом вмешалась Сильва. Эта привычка уже стала переходить у нее в принцип и герой уже мысленно начинал заполнять рапорт на имя Мастера гильдии, о том, что обучению новобранцев лучше уделять куда больше времени, чем раньше, в противном случае результаты будут такие, см. приложения в мешках А и Б. За это время девушки вышли из поражающего радиуса клинка, который так и остался висеть в воздухе, словно немой укор современному образованию. Да, злится он не мог, мыслей да и мыслей приличных никак не находилось.
- Да-да, вперед, отряд самоубийц спешит на помощь всем. - Пожал плечами воин, махнув Эреку, мол пошли, иначе они действительно все сами сделают. - Мы прикроем с тыла. - Помогать тащить Мишель в его планах точно не было. - Если нам суждено будет выжить...Хотя нет, шансов на это я особо не наблюдаю.

+3

19

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1910/9d/ee94f289aa21.jpg[/icon][status]Боевой режим[/status]"Цирк", — подумал Эрек. — "С конями".
Когда соратница решила поупражняться в тяжелой атлетике, герой как раз размышлял над тем уступать место волшебнице (вариант "посадить за собой" не рассматривался — во-первых потому, что поворачиваться спиной к волшебнице фон Синтрам не собирался, во-вторых, Шершень и так изнывавший под тяжестью бронированного всадника и своего снаряжения, вряд ли бы мог справиться с дополнительной ношей). Указания благородства на этот счёт были вполне однозначны: "хоть истеки кровью, но о леди, да ещё и раненной позаботься" — гласили они. В начале своей карьеры Эрек бы так и бы поступил, без лишних раздумий, однако опыт наделил его привычкой серьезно взвешивать приоритеты. Без коня его боеспособность серьёзно снижалась, что могло дорого обойтись как и отряду, так и деревне. К тому же, волшебница, строго говоря, не леди в полной мере не являлась (не тот образ жизни), да и с раной, по-видимому, ей удалось что-то сделать. Нельзя было и быть уверенным в том, что она лишь притворяется и нападёт на героев в тот же миг, когда те ослабят бдительность. К тому же в последнее время, Эреку склонялся к позиции Людвига Достопочтенного, утверждавшего, что помощь даме является всего лишь частным проявлением истинного благородства, которое есть служение добру, а не... Словом, пока он размышлял, Сильвия уже перешла к действию.
"А она крепче, чем кажется", — отметил герой, глядя на то, как она ставит Мишель на ноги, и прикидывая сколько в волшебнице живого весу. Его уважение к "пушечному мясу" немного выросло.
На жест Ревана он ответил кивком, после чего, подхлестнул коня вожжами, и двинулся вслед за девушками, заняв положение в центре их короткой колонны. Такое положение показалось фон Синтраму более выгодным тактически: с прикрытием тылов, если что, бронированный великан справится и сам, а вот реши неизвестный враг попытать счастья во фронтальной атаке, и Эрек сможет тесно познакомить его с основами конного боя. Да и выпускать Лоран из виду было бы неосмотрительно: возможно спасать придётся её — возможно от неё.

Отредактировано Ereck von Sintram (2019-10-26 17:06:34)

+3

20

Про прутики все забыли. И слава богу (любому, который услышит; кроме тёмных, пожалуй, эти обойдутся).
Мишель украдкой вздохнула своей удаче.
Упущенную тему она поднимать, конечно, не решилась, хотя и призналась себе, что испытывала определённое любопытство.

Не волнуйся, юная мадемуазель, я не такая хрупкая, как можно подумать, — Прохрипела Мишель в ответ на действия Сильвы, но сопротивляться оным, впрочем, не стала. Зачем? Пусть солнышко старается, коль ему так угодно. — Но это мило с твоей стороны.
В отличие от Ревана. Он не был милым.
С Эреком неясно. Он был вежливым умеренно, это точно, но был ли он милым? Загадка.
Сильва выглядела той ещё инициативной дурочкой, но в этом было своё очарование. Ей и досталось независимое поглаживание, совмещённое с потрёпыванием, по голове.
Мишель даже не думала скрывать, что любит тактильные нежности. Обычно ей просто никто не давал возможности продемонстрировать эту черту.

Уи, пусть будет так, — Отозвалась Мишель с неясной печалью в голосе, поднимая сигару с земли (оставлять её здесь было бы тем ещё расточительством), — Девушки вперёд, да? Хах. Впрочем, так всё ещё лучше, чем в одиночку.
Неясно откуда волшебница достала короткие широкие ножницы, звучно отрезала истлевший конец сигары, сунула её обратно в рот и, щёлкнув пальцами, зажгла.
Пойдём, моя милая мамзель.
Последние слова, взгляд и удивительно чувственная искренняя улыбка вкупе явно адресовались Сильве. Кроме того, Мишель, вопреки своим словам, опёрлась на Сильву так, словно находилась при смерти, хотя на деле просто ленилась. Да и как там говорится? «Назвался героем — полезай в пасть к дракону.»
То-то же. Сказала, что понесёт? Грех отказываться.
Так они и двинулись вперёд.
На Эрека Мишель затаила непонятную обиду и проигнорировала. Впрочем, тот ничего и не сказал.

Путь не был длинным. И сложным тоже не был.
Редкие, поражённые неизвестной скверной деревца не сплетались в рощи, бурелом прогнил и не представлял реальной преграды. Наконец, дороги ещё были вполне удобоваримыми, а холмы — не слишком высокими и крутыми. Пара овражков пугали, разве что, но и то больше чёрными, словно смоль, корнями, из которых текло что-то с багровым оттенком.
Дома вскоре показались в поле зрения.
Наверное, вы уже тоже заметили, что всё это, — Круговой взмах сигарой, сизый дым в сторону от Сильвы, — словно бы окружает нечто. Думаю, в деревне есть центр этого бедствия. Например, какой-нибудь идол или алтарь, который и стал причиной всему этому безобразию. Проблема только в том, что магия хоть и похожа на ту же некромантию, ей не является. Ну, я так думаю. Либо мне просто не хватает знаний.
Мишель невозмутимо пожала плечами.

Первый дом оказался совершенно пустым.
Второй тоже. А вот около третьего, судя по размерам и архитектуре — местная ратуша, лежало ещё тёплое тело некоего юноши лицом вниз. Подмятая ладонь у живота намекала на то, что бедняге немного вспороли брюхо, и хотя с такими ранами можно было выжить, для этого стоило бы оказать помощь раньше. Сейчас ему помочь было решительно нечем.
Мишель окинула его нарочито равнодушным взором; мол, я не буду даже дёргаться, пока Реван не скажет дёргаться, а то ещё голову отрежут. Которая, между прочим, в отличие от мальчишки ещё функционировала. Не хотелось бы потерять.

Где-то совсем близко, позади, прозвучал вой, похожий на плач.[nick]Мишель Лоран[/nick][status]волшебница[/status][icon]https://i.imgur.com/rI3J074.png[/icon]

Текущая очередность постов

Сильва > Реван > Эрек.

+3

21

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
Честно говоря, Грун соврала бы, если бы сказала, что тащить Лоран ей было тяжело. Может быть, немного неудобно, учитывая, что на плече, помимо ее руки, были еще сумка да ножны с мечом, но, ничего такого, что было бы трудно для многотонного дракона. Единственное, что можно было бы отнести к “беспокойству”, это периодические поглаживания. По крайней мере, когда Мишель попробовала это сделать в первый раз, Сильва заметно дернулась, но продолжила топать вперед, на второй и третий разы на лице ее появилась улыбка, а на четвертый Кильн начала заметно (благо, заметно только для Лоран, которая шла достаточно близко) мурлыкать. Потому что это было приятно. Ну и хоть немного отвлекало от унылого пейзажа, добавляя толику милоты и радости в жизнь драконицы, которая была не сахар из-за наличия двух слишком серьезных молодцев.
Почему-то только сейчас Грун задумалась о том, что, наверное, ей было бы куда проще вообще одной сбегать в деревню, найти источник порчи и сжечь его, но, в действительности, такие мысли бы наверняка привели к полному провалу. Потому как, опять же, в рамках кузни драконица точно могла обставить каждого в этой странной партии, но вот когда дело касается остального мира, с его особенностями, угрозами и прочим, все же имело смысл доверять остальным людям. К тому же, иногда эти люди могли и по голове погладить, что уже было неплохо, и, в общем-то, стоило того.
Так или иначе, к тому моменту, когда вся группа добралась до деревеньки, Сильва Кильн пребывала уже в хорошем настроении, будто ей не пришлось всю дорогу тащить хрупкую на вид магичку, вид у которой был крайне потрепанный. Притом, хорошее настроение было настолько хорошим, что ни пустые дома, ни еще более затхлый воздух не попортили впечатление Груни в достаточной мере, и глупая улыбка не сползала с ее лица до последнего момента, пока драконица не поняла, что взгляд ее, ранее довольный, а теперь недоумевающий, упал на чей-то труп.
Чей-то. Труп.
Труп означал, что дело серьезное. Можно было сколько угодно говорить о том, что, мол, деревня проклята, но люди отсюда уже свалили. Потерь не было. Тело же говорило о том, что потери есть. И это уже были проблемы, потому как закрывать глаза на то, что здесь водится что-то, способное убить человека, уже не удалось. В смысле, если раньше это были догадки, то теперь это был доказанный факт, и поэтому взгляд Кильн, упершийся в мертвого юнца – а в том, что он был мертв, сомнений не было – перестал быть довольным.
Скорее, он приобрел те самые нотки серьезности, что были во взгляде двух прожженных приключенцев. И вой откуда-то позади тоже не помог ситуации, хотя Груня и повернула назад голову, чуть развернувшись и все еще держа возле себя Мишель. Будто пыталась посмотреть, не приближается ли кто со спины, хотя, наверное, у Ревана был куда большие шансы на то, чтобы заметить погоню.
И тут она задумалась. Вой был слышен со стороны деревни еще когда они только прибыли сюда, до встречи с Лоран. Лоран закрыла себя черт знает когда, но сделала это в момент нападения. Труп же был явно свежий, хотя бы потому, что не был синюшным и бледным, как это обычно бывает с мертвецами в… Ну, которые уже полежали немного. Взгляд Сильвы снова вернулся к трупу – два глаза с крохотными зрачками и почти несуществующей радужкой уперлись в тело, затем перешли на Эрека – человека в доспехах. Реван сейчас был где-то позади коня. Его не было видно. Эрек же был прямо тут, и на него ,снизу вверх, смотрела странная девица, похожая на смерть, с ее-то чертами лица.
- Думаю, нам лучше не трогать это тело. - произнес дракон, который прекрасно знал, что если бы кто-то взял и тыкнул палкой в ее добычу, которую она не успела доесть, она бы разозлилась. И сразу после этого взгляд черных глаз перешел к Лоран, которая была рядом.
- А, эм… А ты могла бы помочь и сказать откуда именно.. Ну. Эта штука. Идет. - тщательно подбирая слова, задает вопрос, складывая бровки домиком, Сильва, попутно отпуская магичку и чувствуя острое желание схватиться за меч, но вместо этого только периодически мотая головой.
Ощущение, что на них сейчас напрыгнет что-то воющее, почему-то, сейчас было особенно острым. В конце концов, в деревушке было достаточно домов, а видели они только три. И если два были пусты, а возле третьего был трупешник, это еще не означало, что остальные пусты. Не говоря уже о том, что из-за трупешника подойти к третьему дому пока так никто и не решился.
И, раз никто не решился, это вполне могла бы сделать Сильва. Еще раз взглянувшая на тело, а затем, показавшая два указательных пальца, поднятых вверх, Мишель, пробубнившая “Погоди секунду”, а затем сделавшая несколько шагов в сторону крыльца ратуши, стараясь как можно дальше обходить мертвеца. Не потому, что в голове ее была мысль, что он заразен, а, скорее, потому, что трогать чужую добычу драконице не хотелось. Скорее, она хотела просто заглянуть в дверной проем, чтобы понять, ждет ли их хоть кто-нибудь по ту сторону дверей.

Отредактировано Grun (2019-10-29 14:16:47)

+2

22

[status]Look at me, ye Mighty, and despair![/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/PuljN.png[/icon]

Поскольку ничего полезного в округе найти не удалось, путь был лишь один - прямо в ловушку. Или же на местный торжественный прием с хлебом и солью. Или так или так. Поскольку окружающая действительность с каждым шагом становилась только более и более гнетущей, Реван надел свой рогатый шлем. Сразу стало лучше.
- Может быть наша представительница магической Башни поделится какими-нибудь наблюдениями, которые она успела сделать до попадания в купол собственного приготовления? Кстати, как это так ловко получилось? Я думал это первому чему вас учат до автоматизма. - Раздался приглушенный металлом голос.
- Если бы тут появился алтарь, в письме бы об этом наверняка упомянули между строк. "И представляете, все это аккурат совпало с тем, что Дейви притащил из лесу такой здоровенный ритуальный камень, да случайно там свою корову прирезал." Только я такого не помню. - Как показала практика, в ближайших домах искомого не нашлось, как и на всем пути до ратуши. А ведь такая была отличная версия. Зато нашлась первая явная жертва.
- Как раз наоборот, нужно его осмотреть и узнать, кто и что стали этому причиной. - И почему он себя ощущал учителем, который направляет юные умы на пути к просветлению. Вот как себя все время чувствует Мастер. Нужно будет ему бочку пива притащить за все потраченные на него, Ревана, нервы. Хотя нет, одним пивом тут дело не решить.
Самому поучаствовать в расследовании не пришлось, сзади вновь раздался крайне странный вой, причем гораздо ближе. Остальные с этим тоже могут справится. Великан полуобернулся, выставив вперед меч.
- Выходи-выходи, мы пришли с тобой поиграть. - Почти промурлыкал рыцарь, не слишком впрочем надеясь быть услышанным.

Отредактировано Revan Stormblood (2019-10-31 21:45:26)

+2

23

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1910/9d/ee94f289aa21.jpg[/icon][status]Боевой режим[/status]По пути в деревню Эрек продолжал хранить молчание. Искушение нарушить его посетило фон Синтрама лишь один раз, когда его взгляд случайно зацепился за кровоточащие корни. Зрелище сразу же вызвало у него цепочку ассоциаций, столь же красочную, сколь и неразборчивую.
"Я ведь слышал о таком", — подумал герой, разглядывая деревья. — "Искажённые деревья, порченная земля, чудовища..."
Однако спутники не разделили его интереса к ботанике, и потому этот вопрос пришлось отложить на будущее. Когда они приблизились к Висте, Эрек позволил себе обогнать Мишель и Сильву и первым направился к ближайшему дому. Примерно представляя себе нравы местной публики он прикинул, что будет лучше, если первым они увидят всадника в доспехах, нежели, чем двух девушек или Ревана. Инициатива оказалась напрасной — внутри было пусто. Та же самая картина ждала их и во втором доме, что лишь усилило испытываемое им чувство тревоги.
Никого, — сказал он, возвращаясь к отряду. — Мишель, так уже было, когда вы осматривались?
Развить эту мысль Эрек не успел. Он увидел раненного, точнее, как стало ясно уже через долю секунды, мертвеца. Фон Синтрама посетило острое чувство вины, ведь бедняга, судя по всему, расстался с жизнью, в том числе, и по их вине. Всадник на мгновение остановился над телом, тихо, почти беззвучно пробормотал молитву Тару и светлым богам. В этот момент он встретился с взглядом Сильвой, и под влияние момента, принял её выражение лица за решительность, после чего кивнул, соглашаясь с тем, что подобное нельзя оставлять безнаказанным.
В этот момент за их спинами раздался вой, и герой воспринял его как сигнал к действию. Он не стал ждать нападения, перехватил копье поудобнее, развернул Шершеня и задал ему шпор, вынуждая животное броситься вперед.
"Ты у меня сейчас попляшешь, чудище..."

+2

24

Мишель смерила Ревана холодным взглядом.
Для того было сразу несколько причин, но самая главная из них — это подлость героя. Безусловно, очень низко.
Впрочем, в чём-то с ним Миша была и согласна: тело нужно осмотреть, а не ходить на цырлах вокруг да около, ожидая невесть чего.
Ошибки у всех случаются, — Невозмутимо прохрипела Мишель, целеустремлённо двинувшись к телу, — И ты переоцениваешь деревенских. Или недооцениваешь. Они ведь мнят себя хитрыми, а сходу признаваться в косяках — дело такое. Вот напишешь герою, дескать, сама себя в куполе заперла, и захочет ли он после такого спасать? Нет, конечно, он скажет тебе что-то в духе "я думал, такое до автоматизма доводят", и не двинется с места. Сама дура, мол. А промолчишь — заслужишь... ну там... любопытство хотя бы.

Девушка беззаботно, не без усилий, показательно кряхтя, подняла голову мертвеца за волосы.
Он погиб не от брюшной недостаточности, — Заметила Миша, потому что именно так можно было подумать, — А перерезал себе горло. Видимо, что-то знал о происходящем вокруг и решил не ждать, пока эта хрень его сожрёт. Или не хотел допустить распространение инфекции...
Ведь та и в самом деле остановилась.
Что же, по крайней мере, это была небесполезная смерть. Мишель ласково потрепала мальчишку по голове заместо каких-то иных ритуалов и поднялась на ноги.
Уи, в деревне уже тогда никого не было, но и пацан тут не лежал, — Нахмурившись, ответила Лоран Эреку. Она не без усилия наступила на горло своей гордости и всё-таки сделала это, хотя собиралась молчать до самого конца. Затем её взор повернулся к Сильве. — Полагаю, откуда вой, оттуда и... Ах-х!
Мишель упала на колени, схватившись за бок.
В этот же момент тварь решила явить себя.

С сухим треском "волк" набросился на коня Эрека. У лошади не было ни шанса.
Огромная тварь, ростом едва ли не с Ревана, с пятью деформированными длинными и тощими, но безусловно сильными лапами, обхватила скакуна и вытянутая морда на голой шее, напоминающей человеческую, вцепилась в шею Шершня, разрывая её длинными кривыми зубами, словно пилой, с премерзким чавкающим звуком, после чего, игнорируя все получаемые удары, с силой вырвалось назад, чтобы пригнуться к земле, приготовиться и атаковать вновь — теперь уже самого Эрека.
Приглядеться, и создание действительно напоминало то ли волка, то собаку, но Миша явно приукрасила его облик, когда рассказывала о нём, потому что лапы хоть и были животными, но неестественная длина их не подходила ни одному известному виду подобных хищников, а пятая конечность, к тому же, и вовсе была откровенно человеческой; тонкой, бледной, со сломанными пальцами и хилой, но всё же — людской.
Из основания шеи росла ещё одна голова. Кажется, девичья? Впрочем, черты её были смазаны, словно бы краской растеклись по плоти. Но слёзы текли вполне настоящие, и пока тварь выла, лицо на плечах плакало.

Кажется, она мутировала ещё больше, — Ошеломлённо заметила Мишель, после чего бесстыдно заорала от боли, схватившись за бок. — А-ар-гх! Срань... господня...
Из глаз волшебницы брызнули слёзы, тело содрогнулось и согнулось в агонии. Проступил пот.
Вырежьте эту херню из моего тела прямо сейчас! — Истошно просипела Миша, пальцами вгрызаясь в землю под собой. — Иначе... Хр-кх...
Волшебница сплюнула на землю. А потом её стошнило. 
И, как Мишель показалось, она начала сходить с ума.
Земля под ней начала трескаться и крошиться, светясь изнутри бешеной смесью оранжевого, пурпурного и багрового. И гудящая доселе тишина взорвалась стонами и молитвами дюжины различных голосов.
Вот только видела и слышала это не только она.
Силь ву пле...
Не оставалось сомнений, волшебница ещё держится. И ей ещё можно было помочь.
Из глаз Мишель, наливающихся кровью, потекли чёрные слёзы.
[nick]Мишель Лоран[/nick][status]волшебница[/status][icon]https://i.imgur.com/rI3J074.png[/icon]

Очерёдность постов

Грун → Эрек → Реван.

+3

25

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
Диалоги, проходившие во время осмотра деревни, казались довольно таки интересными. По крайней мере Грун, которая чувствовала себя расслабленно с того момента, как они поперлись в сторону деревни, не особо напрягалась, слушая, что происходит вокруг и тут же прицепляя к каждому шороху воображаемого монстра, из-за чего в голове ее находились комментарии на практически каждую реплику. И когда разговор перетек в обсуждение хитрости местных селян, а затем и вовсе ушел в сторону того, как в волшебном куполе оказалась сама Лоран, взгляд драконицы, уставившейся в черноту ратуши и приемной, застыл. Затем ушел куда-то вверх, будто она задумалась.
“Я бы просто вытащила. Наверное.” - пожав плечами, про себя заметила дракоша, вытянув меч из ножен и аккуратно толкнув им дверцу. В конце концов, она сама лажала, лажала при этом часто. Наверное, у магов тоже могут быть свои косяки, и запирание самой себя в защитных чарах, может быть, было не самым редким. Да и Лоран не производила впечатления какой-нибудь мудрой бабушки-магички, из-за чего ее ошибка не воспринималась как нечто невероятное. Скорее, хотелось просто пожать плечами и сказать “Бывает”, что, в общем-то, Грун и сделала, правда, молча, в итоге опустив руку с мечом и встав в дверном проеме так, чтобы меньше походить на воришку, выглядывающую из-за угла.
Вроде, пусто. Никого. Что уже было хорошо, потому как местная ратуша выглядела, пожалуй, здоровее и крепче иных домов. Теоретически, ее можно было бы использовать как временное убежище. По крайней мере, именно такие мысли приходили в голову, пока Сильва тщательно осматривала открытое для обзора помещение, не делая, впрочем, шага вперед. Остальные же… Ну, осматривали трупы, к чему-то готовились. И когда черноволосая обернулась, все еще держа в руке свое единственное оружие, довольно сильно выделяющееся на фоне отполированных мечей двух других приключенцев. В основном цветом. Потому как клинок в руках начинающей приключенки был то ли выкрашен в черный, то ли обуглен, то ли просто был сделан из какого-то темного сплава с красноватыми прожилками. Будто Кильн явно пыталась выделиться на фоне остальных новичков, заработав в первые годы работы в гильдии себе какое-нибудь крутое прозвище. Например, “Черный клинок”. Или “Лезвие ночи”. Или еще какую-нибудь бредятину, которая считается сейчас модной. Правда, задуматься об этом не удалось, по двум причинам.
Во-первых, Мишель сказала важную вещь. Которая почему-то прошла мимо Грун, то ли из-за ее невнимательности, то ли из-за того, что Лоран этого раньше не упомянула. И эту самую вещь Груня тут же заметила:
- А, так ты уже была тут! - с ноткой удивления. Наивного такого удивления, впрочем, закончившегося довольно быстро, потому как сразу после этой фразы Мишель обернулась к пока еще никем не узнанной дракоше, чтобы сказать про вой, и тут тут появилась вторая важная вещь.
Вторая важная вещь была страшной. Косматой. Явно не относящейся к ряду “обычных”, а, скорее, кивающей в сторону “Проклятых Богами”. Честно говоря, Сильва даже не сразу поняла, как эта штука появилась, потому как в какой-то момент из-за угла одного из домиков показалась сначала рука, затем тело, и только спустя пару мгновений до Грун дошло, что смотрит она на что-то действительно пугающее. Точнее, на что-то, что должно было бы испугать Сильву Кильн, но ни разу не испугало Грун. Потому как Грун была больше. Страшнее. В конце концов, у дракоши в образе, кхм, дракоши, были даже рога. У появившегося монстра рогов не было. Что не отменяло того факта, правда, что Сильве нужно было испугаться.
Как обычно должны были пугаться героини, окруженные невероятно сильными союзниками, если к ним вдруг приходил какой-то монстр.
- Эт… Это еще что за штука?! - чуть согнув колени и взяв меч обеими руками, промямлила Кильн с испуганным видом, выставляя лезвие перед собой, будто желая защититься от чудовища, которое первым же делом ринулось на Эрека.
Но с Эреком все было в порядке. С его конем – не очень. На коня, правда, было плевать. А вот на кого не было плевать, так это на Мишель. Той явно было плохо, и как только взгляд Сильвы опустился ниже, на Лоран, в нем действительно появился испуг.
Это была довольно тонкая грань, в конце концов. Грун явно было плевать на себя, просто потому, что она знала – в самом худшем случае она испепелит всю эту деревню,. На кого не было плевать, так это на Ревана, Эрека и уж точно не на Лоран. Реван мог быть грубым, Эрек безэмоциональным, но смотреть на то, как они умирают, уж точно не хотелось, потому как они, в общем-то, наверняка были хорошими людьми, которые не просто так согласились на это опасное задание. Лоран же… Ну, Груне понравилось, как ее гладили, да и вообще Мишел произвела хорошее впечатление на бескрылую, из-за чего мысль о том, что магичка может погибнуть, вызвала у рогатой моментальную панику.
Закончившуюся довольно быстро.
- Б***ь! - выругалась Грун. Теперь это была Грун. Не внешне, но ,скорее, внутренне, ведь если бы у Сильвы вдруг отрасли три пары рогов, это точно бы вызвало вопросы.
Взгляд чуть выше. Коня к этому моменту уже не было, а пейзаж начинал напоминать какую-то кислотную картину. Крайне много отвлекающих факторов, крайне много вещей, о которых надо думать, в то время как думать времени не было. Итого, четыре цели – Мишель, Реван, Эрек и Неназываемое Чудовище. Мишел ближе всех, затем Реван, Эрек, которого скоро свалит с его лошади, и тварина. Встречаться с последней не хотелось, но и вряд ли бы вышло – начни сейчас бежать в сторону этой штуки Груня, то вряд ли бы успела спасти лошадь. Реван же, с его длинными мечами, вряд ли бы нуждался в помощи в первые секунды боя, учитывая, что большая часть внимания чудовища сейчас было прикована к лошадке, а не к двум рыцарям.
Так что, спасаем Лоран. Да.
Драконица сделала рывок. Вперед, в сторону магички. Тут же поднося к лицу свой клинок и, сложив губы трубочкой, выдула небольшой порыв пламени прямо на железо, второй рукой при этом подхватывая Мишель. С силой, которой как-то не было заметно в тот промежуток времени, когда дракоша тащила ее на себе до деревни. С этим же усилием драконица, снова опустив постепенно разогревающееся лезвие, вскинула ее себе на плечо и… Метнулась в сторону, противоположную той, в которой было чудовище. Фактически, драконица побежала в сторону ратуши, выбивая плечом скрипящую дверь, забегая в пустой зал, и тут же скидывая c плеча и горе-магичку, и сумку с припасами.
Которая тут же была вскрыта. Сумка, не магичка.
- П-погоди, держись, минутку – тараторила Груня, выцепляя одной рукой из своего не такого уж большого походного мешка один за другим предметы, пока, наконец, оттуда не была вытащена одна склянка. Маленькая, с красноватой жидкостью, слишком яркой по цвету, чтобы походить на кровь. Схватить зубами пробку, вытащить, выплюнуть, всучить корчащейся Мишель, крикнуть “Пей!” ровно перед тем, как снова приставить лезвие ко рту и выдуть еще пламени.
Затем сглотнуть, посмотреть на рану.
- Ладно, поехали. -
А затем шипение и запах жареного мяса. Лезвие черного меча Грун, держащей его пальцами за раскаленную часть, врезается в кожу вокруг гноящегося пореза на теле Мишель, за реакцией которой Груня старается не следить. Первая полоса, затем еще одна, под одной из порезов. Быстрый взгляд на лицо Лоран, затем еще более быстрое “Закуси” и попытка выдать в качестве кляпа предплечье, которое Груне мало требовалось, не говоря уже о том, что вряд ли человеческие зубы были способны прокусить драконью чешую.
Осталось еще два пореза, которые надо было вырезать. Кажется, надо было.

Отредактировано Grun (2019-11-05 10:58:28)

+2

26

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1910/9d/ee94f289aa21.jpg[/icon][status]Боевой режим[/status]Неведомую тварь Эрек приветствовал копьём. Истинному воину не подобает давать себе оценку, но фон Синтрам пока ещё не изжил в себе тщеславия, и потому мог сказать, что удар вышел что надо: вся скорость, набранная конем, помноженная на массу скакуна и всадника, сошлась на кончике копья. Наставники Эрека могли бы им гордиться... если бы стальное лезвие не запуталось беспомощно в покрывавших тварь космах, не сумев даже пустить ей кровь.
Чудовищу же повезло куда сильнее. Шершень успел испуганно всхрапнуть, но паническое ржание заглохло в хрусте ломающихся позвонков и треске рвущейся плоти. Ярость от потери скакуна (с первых же мгновений стало ясно, что конь отбегал своё) смешалась в душе Эрека с гневом из-за неизвестного селянина, и, отпустив рукоять уже бесполезного ланса, он схватился за меч. Боевое мастерство было отброшено прочь: герой орудовал полуторником словно колуном, вкладывая в каждый удар всю свою силу. Но грубая мощь проявила себя не лучше искусства — клинок раз за разом отскакивал от монстра, словно тот был отлит из чугуна.
"Та", — мысленно поправил себя фон Синтрам, когда чудовище отпрянуло из-под оседающей конской туши, представ перед взором героя во всей своей отвратительности. "— Похоже теперь мы знаем, что случилось с малышкой Саахиль".
Последняя мысль опустилась на начинающего героя словно удар топора, и его душа содрогнулась от омерзения. А затем сознание окуталось белой пеленой и мир распался на последовательность действий.
Эрек выпустил меч. Шершень упал на землю. Эрек остался стоять (повезло: конь умер мгновенно и не брыкался, что позволило сориентироваться). Чудовище прыгнуло. Эрек вскинул левую руку (успел подумать: "Надо было достать щит"), закрывая горло, шагнул навстречу. Столкновение. В нос бьёт смрадное дыхание, когти и зубы высекают искры ("Светлые боги, пусть сталь выдержит"), кости трещат, по телу разливается тупая боль. В Бездну. В правой руке кинжал (короткая и толстая полоска стали, четыре грани; отец называл такой "панцербрехером", когда-то название казалось смешным). Придавить тварь за шею, чтобы остановить пасть. Ударить в брюхо. Бить. Бить! БИТЬ! БИ-

Отредактировано Ereck von Sintram (2019-11-12 02:26:41)

+3

27

[status]Look at me, ye Mighty, and despair![/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/PuljN.png[/icon]

- За всех героев не скажу, но честность в этом вопросе залог выживания. - Высокий рыцарь предоставил Мишель бурить взглядом свой шлем. Во всяком случае, он теперь знал, что на ее магию нужно полагаться с большой натяжкой, во всяком случае, в напряженных ситуациях. А вокруг было ой как напряженно. И, как подтверждение этого, некая тварь решила поздороваться со всеми. Из-за этого пришлось отложить и исследование ратуши, и внимательный осмотр погибшего юноши. Беглый осмотр собако-волка показал, что юноша оказался храбрецом. К большому сожалению, для коня Эрека, жаркие объятия монстра лишили его любых возможностей выбраться из этого похода. Живым, во всяком случае. Девушки же решили, что под крышей проводить хирургические операции куда удобнее, чем постоянно чувствовать за плечом дыхание косматых животных. Спорить с ними было уже бессмысленно, как и предупреждать, чтобы по сторонам тоже смотрели, ведь на деревню может быть больше одного жителя...
Выбора у Ревана особо не было, нужно было чуть подсобить благородному рыцарю в его нелегком деле, поскольку он в пылу борьбы решил потерять почти все свое вооружение. Видимо, чтобы встретить опасность в честном бою, плюс-минус броня и острые когти с зубами. Возможно, это было для того, чтобы забраться прямо внутрь твари и заполнить ее богатый внутренний мир своим. К сожалению, никто официально не объявил правила этого турнира, поэтому на самом интересном месте в левый бок косматого волка врезался с разбега закованный в доспех великан. В качестве продолжения приветствия, последовал удар левым кулаком прямо по наглой морде, уже пробующей на зубы сталь на руке Эрека. Прекрасным завершением обязательной программы стал сильный взмах клинка снизу вверх, в качестве цели был выбран отросток ша нее со второй головой, почему-то именно он был выбран самой уязвимой точкой.

+1

28

Сильва, сама того не ведая, сделала лучшее из возможного.
И дело было не в зельях, подставленном плече или даже выполнении просьбы Мишель, нет.
Главное — она унесла волшебницу прочь. Не слишком далеко, но достаточно, чтобы девушка испытала облегчение.
Увы, процесс всё равно был запущен и слова Миши не потеряли в актуальности.

Земля, где ещё недавно была Мишель, начала крошиться и осыпаться внутрь, словно бы сжигаемая неведомой силой не то, что в прах или пепел, но будто бы в самое ничто, и безумная смесь оранжевого, пурпурного и багрового цветов, проливающихся светом из-под земли, была бы даже красивой.
Если бы источником потустороннего сияния не было массовое захоронение.
Дюжины изрубленных на куски тел покоились в том месте; головы, руки, ноги, всё-всё-всё. Это напоминало некоторые, самые ужасные алтари некромантов за одним лишь небольшим исключением — головы, кажется, были живы. И в унисон, двигая одними губами, пели молитвы на неизвестном языке.
А вот эффект их вскоре стал известен. Но не сразу.

Хрена с два! — Истошно прохрипела Мишель, когда ей всучили склянку с красной жидкостью и с чистой, незамутнённой яростью швырнула стекляшку в стену, где та и погибла.
Миша позволяла себе многое, — несвежую пищу, время от времени, беспорядочные половые связи и курение сигар, — но никогда: зелья. Или что-то отдалённое на них похожее. Она их настолько боялась, что даже в случаях, подобных этому, когда зелье могло спасти Мише жизнь, она предпочитала от них отказываться.
Довольно! В этом организме достаточно отравы, чтобы приправлять её ещё чем-то!
...и отчасти Мишель была права.

Миша смахнула пот со лба, тяжело дыша, и, скрипя зубами, через великую силу улыбнулась Грун.
Продержусь, лю солей, только не медли, молю! — Изнемогая от боли, пронизывающей каждую клеточку тела, хрипела Мишель. На плечо героини волшебница воззрилась с непониманием, сдобренным помешательством от боли, и потому Миша за него просто ухватилась.
А потом пришло время орать.
Первые звуки хриплого крика были настолько мощными, что услышали их, наверное, и все не присутствовавшие при операции; впрочем у них наверняка были дело поинтереснее.
Когда первая болевая волна прошла, Мишель внезапно стихла, начав хрипло ругаться себе под нос с невероятной скоростью на незнакомом Сильве языке, перестав лишь тогда, когда Сильва на время остановилась.
Продолжай, моя милая мамзель, — Криво улыбнувшись, Мишель умудрилась поднять большой палец правой руки вверх. — Я справлюсь.
А потом, вестимо, снова пришло время терпеть.

Вне ратуши, тем временем, развернулся смертный бой под аккомпанемент незнакомых молитв.
Последние сперва звучали тихо, но с каждой секунд их глас был всё громче. И что страшнее — слова, смысл которых не суждено понять, начинали въедаться в головы обоим героям. Постепенно, но неумолимо и неприятно; как трупные черви вгрызаются в гниющие останки.
Первая атака Эрека провалилась. Вторая, меченосная, тоже. А вот затем он достиг успеха.
Зубы, даром что были острыми, скользили по стали и не могли её прогрызть, а вот рука рыцаря ударов мощных челюстей могла и не выдержать, да сломаться. Могла бы, вернее, потому что на очередной удар своим пробивным оружием тварь внезапно ответила воплем боли, резко отшатнувшись: кровь хлынула щедрым бледно-багровым потоком из пробитой шкуры на землю.
Словно мало этого, на сцену вовремя вышел Реван и тремя мощными ударами внёс свою лепту: оттолкнул, сбил с толку и открыв новую рану. Девичья голова, отсечённая от тела огромного пса, описала алую дугу и упала где-то в стороне. Плач прекратился моментально, а тварь заревела снова, и вновь — от боли. И сызнова — течёт кровь.
И казалось, что победа близка, однако на глазах обоих героев раны твари начали затягиваться. Молитвы отсечённых голов в яме звучали всё громче.
Пёс же, тем временем, придя в себя, с лёгкостью, словно игрушку, отшвырнул Эрека в ратушу.
А после — с новой яростью набросился на Ревана, увидев в нём главного соперника. Ещё недавно герой был с ним, кажется, равен в росте, более-менее, однако сейчас великан невольно обратил бы внимание на то, что пёс увеличился в размерах ещё немного.[nick]Мишель Лоран[/nick][status]волшебница[/status][icon]https://i.imgur.com/rI3J074.png[/icon]

+3

29

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
- Ну, блин, отличненько! - попыталась высказать свое недовольство метанием зелья драконица, потратившая на склянку свои деньги – Могла бы просто вернуть его обратно. -
Она пыталась злиться, да. Пыталась, но как-то не удавалось этого толком сделать, на фоне того занятия, поглощающего полностью внимание Грун. Крики боли, в общем-то, тоже не помогали, но всучить в рот Мишель пока было нечего, кроме шарфа, и , честно говоря, драконица не была уверена в том, что это достаточно гигиенично.
По большему счету, если задумываться, вокруг вообще творилась какая-то чертовщина.
Она творилась за стенами ратуши, например. Там были крики, рев, звуки разрезаемого мяса, вопли, шепот, вой, хор, топот, скрежет. Все разом, обернутое в аккуратненькую обертку из безумия и холодного пота, и, честно говоря, у Грун не было ровным счетом никакого желания вылезать наружу. Не потому, что она была трусихой, а, скорее, потому, что ее инстинкты в этом случае четко бы подсказали: “Время превращаться в дракона, спалить все к ебе… к Скорму и пойти домой, стараясь не думать о том, что Груня только что сожгла какую-то тварину, двух героев и одну милую волшебницу”.
Да, кстати, милая волшебница.
Чертовщина не заканчивалась на окружающем пространстве вокруг церкви, чертовщина творилась сейчас и внутри, вплоть до внутреннего убранства черепной коробки рогатой, все еще умело притворяющейся другим человеком. Сильва Кильн теперь могла похвастаться тем фактом, что она выпотрошила кого-то. По крайней мере, именно этим, казалось, Груня и занимается, все еще придерживая раскаленное лезвие и пырясь в пульсирующее нечто, которым сейчас была Мишель. На самом деле, такие картины часто ломают восприятие. Была бы Грун обычной смертной, а не многотонной ящерицей, которая и так питалась людьми, ее руки бы дрожали. Ей было бы тошно. Она бы рыдала , покрываясь потом, сопела и стучала зубами каждый раз, когда меч касался плоти Мишель. Это была бы паническая атака, совмещенная с истовым желанием помочь, если бы в драконице было хоть что-то от тех инстинктов, которые срабатывают у смертных, когда им приходится заниматься ковыраянием в чужих телах без определенной подготовки. Реван, наверное, на ее месте, сделал бы все быстро. Ну или снес бы просто голову Лоран. Эрек… ну, в его познаниях драконица не была уверена вовсе.
Зато, в чем она была уверена, так это в том, что эта “полевая операция” определенно засядет у нее в памяти. Вжик-пшшш – лезвие проходит по коже быстро, решительно, оставляя за собой мягкий, похожий на плавящийся зефир, слой, прилипающий к металлу. Еще раз. Вжжжик – она старается действовать скоро, при этом аккуратно, потому что спустя пару таких вжиков под мясом показалось то, чего показываться не должно было. “Ох ты ж, это что, кишки?” -  Грун знала, как они выглядят, но никогда не видела их в живом виде, зачастую, потому, что к моменту, когда они оказывались рядом, свинья, корова или овца были уже давно мертвы, а людям драконица просто откусывала голову сначала, чтобы они не слишком трепыхались. Вжжжик - “Может, надо было подучить что-нибудь из медицины, прежде чем соваться в герои?” - пшшш.
Раз за разом, полоска за полоской, всего шесть надрезов над и под каждым из рубцов, оставленных недоволком, пока все, что осталосось от них, не представляло из себя местами почерневшую от раскаленного металла плоть, пока Грун выковыривала ногтями и пальцами плоть зараженную. Ее-то мало волновали вопросы гигиены, в основном из-за того самого убеждения в драконьем сопротивлении всему. Вероятно, плохой удаче тоже. Что не помешало, правда, после всех этих операций, снова потянуться к сумке, вытащить оттуда  уже синеватую склянку и вылить часть содержимого на левую руку, измазанную в крови, гное и чем только не. Еще часть драконица выпила сама, не закрывая бутыль и ставя ее рядом.  В этот момент стало ясно, что Кильн слегка подрасслабилась, однако, и быстрого взгляда на Мишель и то, что осталось от ее бока, хватило, чтобы на лице дракоши появился испуг и она вскрикнула:
- А! КРОВЬ! - паника, вызванная пониманием, что дело еще не закончено, вернулась довольно быстро и обе руки тут же нырнули в сумку, вытаскивая оттуда бинты.
Синяя жидкость, снова, на этот раз, уже на белую ткань, развернутую и готовую к тому, чтобы ее приложили к боку Мишель. Затем ругань, попытки снова оставить склянку, после чего драконица серьезно взглянула на волшебницу и не менее серьезно произнесла:
- Если выкинешь эту бутылку – дам по морде. - после чего, обезопасив единственное противоядие, которое, по словам гильдейского алхимика, “помогало от всего”, Грун приложила голубоватый бинт к боку Лоран и принялась наматывать его на хрукое тельце, предварительно разорвав мантию так, чтобы бок оставался достаточно открытым. Вероятно, появлением новообразовавшейся “юбки” дракошу волновало мало. А вот что волновало сильно, так это состояние Мишель, на которую черноволосая регулярно посматривала, чтобы понять, не вырубит ли ее. Но, по крайней мере, теперь-то ее точно забинтовали. И, кажется, успешно, хотя и грубо, вырезали все “лишнее”. Ситуации в целом, правда, это не слишком помогало, потому как к тому моменту, как все это забинтовывание подходило к концу, за пределами ратуши уже вовсю разворачивался бой.
А еще этот проклятый хор. Который действовал на нервы. Действовал достаточно, чтобы эти самые нервы сдали у человека, который все это время пытался не дать помереть одной хорошей магичке, из-за чего, в какой-то момент, заорала уже сама Грун:
- ДА ЗАТКНИТЕСЬ ВЫ, СКОРМ ВАС ДЕРИ! - раздался ее голос, явно озлобленный, раздраженный.
Быстрый взгляд на Лоран. Та, кажется, “кажется”, была в порядке. Ну, настолько, насколько может быть в порядке зараженная чем-то непонятным пациентка. Грун же в порядке не была, потому как в ее голове появилось простое понимание. Кто-то был виноват в том, что Мишель так вот исполосовали. В том, что Груне самой пришлось вырезать всю эту дрянь, которая явной ей еще и меч подпортит. В том, что драконице пришлось потратить полторы склянки зелий на то, чтобы хоть как-то помочь.
- Так, я щас. - быстро произносит Сильва, хватает меч, который с середины операции был просто брошен на пол, измазанный в чернеющем гное, поднимая его с пола, и, с ковыряльником в руках присоединяется к вечеринке.
Ну, по крайней мере, пытается. Потому как в момент, когда драконица выходит из ратуши, взору ее предстает картина из двух рыцарей, дерущихся с чудовищем на арене из тел, костей, конечностей и голов. Словно в кошмаре, но таких кошмаров у Грун отродясь не было, и единственное, что пришло сейчас в голову драконихе, это заорать, особо ни к кому не обращаясь, поддавшись внезапно возросшему уровню стресса:
- Да что за хрень здесь происходит вообще?! -
Если для среднеуровневых гильдейских квестов такие ситуации были нормой, то у Груни явно было слишком наивное представление о деятельность героев Эноа.

+3

30

Воздействие на разум Эрек ощутил не сразу. Как это всегда бывало в мгновения опасности, сознание Эрека словно бы сузилось на убийстве, нет, на уничтожении богопротивной мерзости. Всему остальному почти не оставалось места.
Удар! Укол! Острая сталь рвет спутанные космы шерсти, лезвие врезается в тугую шкуру. Удар! Проворот! Алая жидкость стекает по вороненой стали, над нею вздымаются еле заметные облачка пара. Сдохни! Эрек чувствует, как мускулы лица сами собой искажаются в уродливый оскал, а из глотки вырывается торжествующий хрип, но не обращает на это внимания. Ещё раз!
В этот момент в дело вступил Реван. Захваченный приступом кровожадности фон Синтрам не сразу осознал это, и едва не врезался в великана, наседая на чудовище. Лишь в самый последний момент выработанные годами практики условные рефлексы заставили его податься назад, избегая столкновения с бронированным кулаком. Он не собирался останавливаться или даже снижать темп, но просто хотел изменить направление удара. Увы, у чудовища оказались другие планы на этот счёт.
"@#!*+&!" — выругался про себя Эрек,  глядя на то, как раны твари затягиваются на глазах.
Необычное зрелище отрезвило героя: ярость ушла, уступая место холодному сосредоточению. В тот же самый миг он в полной мере ощутил на себе воздействие отвратительной литании, и ощущение заставило его замереть — на доли секунды, не более, но монстру этого хватило. Её бросок был стремителен и фон Синтрам не сумел защититься. Боль набросилась на него, словно ревнивая любовница, обиженная недавним пренебрежением, сдавив грудь тугим обручем. А затем был полёт — одновременно краткий и продлившийся целую вечность, и она неожиданно оказалась за спиной, вышибая из легких весь воздух, не давая ни пошевелиться, ни даже застонать.
Свет померк в глазах Эрека. Тело героя медленно сползло вдоль стены ратуши, растянувшись на земле в нелепой позе, вызывая ассоциации со сломанной куклой. Он почти потерял сознание: по иронии судьбы лишь неестественное песнопение помогло герою избежать этой участи. Фон Синтрам практически утратил способность рассуждать, но не способность чувствовать омерзение. И именно это чувство заставило его собрать последние силы, и медленно подняться на ноги.
"— Заткнитесь", — одна-единственная отчётливая мысль билась в его голове, словно птица в клетке, и Эрек не заметил, что начал кричать. —"Заткнитесь немедленно!"
Взгляд героя лихорадочно заметался по сторонам, пока не зацепился за мерзкий алтарь. Для зрения, ещё не восстановившегося в полной мере, он выглядел просто разноцветным пульсирующим пятном, но Эрек буквально нутром почуял, что это и есть источник зловещей литании. Рука фон Синтрама сжалась на рукояти панцербрехера (кинжал он так и не выпустил), и он зашагал вперед, поначалу медленно и неловко, но затем всё быстрее, и быстрее, выжимая из тела все его скрытые резервы. Он врезался на конструкцию на ходу, и принялся крушить её: бил, топтал, рубил, пытался раздавить — безо всякой системы или мастерства, но лишь с голой свирепостью.

Отредактировано Ereck von Sintram (2019-11-19 23:28:04)

+2


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Моменты истории » 27.09.1203. «Первый случай»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC