http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 15.09.1203 г. — «Стращание»


15.09.1203 г. — «Стращание»

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/kcCvkA0.png

Дата и время:
15 сентября, позднее утро.

Место действия, погода:
Резиденция герцога Рекна, погода тёплая, но щедрая на мелкий доставучий дождь.

Герои:
1. Hellios Asari — герцог Рекна, даже не подозревающий о том, какая угроза ему уготована.
2. Franciska — героиня всея Эноа, которая, как раз, наоборот в курсе предстоящей опасности.

Завязка:
Франциска — герой по призванию, а значит, у неё не было ни малейшего шанса устоять перед искушением взять дело в свои руки, когда в логове бандитов и разбойников нашлось письмо от некоего господина Л., из содержания которого было совершенно ясно понятно, что герцогу Рекна угрожает опасность.
Взяв самого резвого коня, дочь графа Вандимиона отправилась прямиком к особняку, уверенная, что медлить нельзя.

Тип эпизода:
Открытый.


Удивительное дело — вновь обошлось без крови.
Бандиты в красных масках, именующие себя гордым «Братство Справедливости», не смогли устоять перед напором храброй героини; умелая работа мечом, и они, обезвреженные недостаточно серьёзными ранениями то тут, то там, обрабатывались местной стражей, не в силах сопротивляться.
— Клятая дев!.. — Пытался выплюнуть оскорбление один из них напоследок, но кляп капитана закрыл ему рот прежде.
Сияющую триумфом Франциску, однако, это ни капельки не тронуло.
— Закрой хавло, — Отозвался мужчина, после чего обратился взором к Циске. Сперва он не верил в её способности, но дело расставило всё по своим местам. — Они вам нужны?
— Нет, — Помотала головой Франциска, — Но я ещё осмотрюсь здесь.
— Хорошо. — Сказал капитан и увёл последнего негодяя прочь. Надо полагать — в местные темницы.

Франциска слегка поумерила своё героическое сияние, когда зрителей больше не осталось, и удивительно посерьёзнела.
Увы, героические деяния не всегда заканчивались достойно легенд; Беатрис, местная мать фермерского семейства, слёзно умоляла Франциску найти следы её сына, похищенного Братством, и так уж сложилось, что подобное редко заканчивалось хорошо. Вот и сейчас Циска пока ничего не обнаружила.
В логове было предостаточно припасов и украденного барахла различной степени ценности, но — никаких пленников.
Потратив без малого пару часов, Фран наконец-то смогла наткнуться на записи. Странно, но Братство весьма скурпулёзно относилось к своим делам, и записывало, кажется, все деяния. Безмолвно пролистывая страницы, испещренные упоминаниями краж того, сего, покушений, грабежей и прочих негодяйств, Франциска искала то, что ей было нужно. Она не отметала прочего, — постепенно в ней нарастало соответствующее беспокойство, вместе с увеличивающимся осознанием того, насколько Братство велико, — но прямо сейчас ей нужно было решить эту проблему.
Наконец, на одной из последних страниц она нашла то, что нужно.
«Питер Маккинли. Доставлял слишком много проблем. Похищен, проверен, чист. Убит.» — прозвучал мысленный отзвук в голове.
Франциска тяжко вздохнула и на мгновение замерла.
Затем перелистнула ещё одну страницу и обнаружила вскрытое письмо, вложенное между страниц. Не видя причин не читать его, Циска вновь погрузилась в изучение. Оно было небезынтересным.
Франциска внезапно словно бы сбросила с себя оцепенение, прихватила и учётную книгу, и письмо, а затем нашла самого быстрого скакуна, какого могла найти, и отправилась в путь. Медлить было нельзя.

Героические деяния — это не только славные битвы.
Это ещё и испытания духа.
Франциска скакала весь вечер и ночь, меняя коней на переправе, и только поздним утром смогла добраться до особняка герцога Рекна.
На воротах её встретила стража, — кто бы сомневался? — и резонно поинтересовалась, зачем это запыхавшейся девахе нужно внимание, да не абы кого, а самого герцога.
— Значит, у вас есть важное послание для герцога? — Уточнил часовой.
— Верно. — Кивнула, задыхаясь и попутно спешиваясь Фран.
— Я могу узнать, что в нём? — Невинно поинтересовался мужчина. Его можно было понять: к герцогу, с его-то ликом, всякие девицы пытались пробиться, и так уж исторически сложилось, что большинство из них имели не самую завидную мотивацию.
— Разумеется... нет. — Сделав случайную паузу, ответствовала Циска. Даже если исключить риск того, что Братство добралось и сюда, слухи — главный враг любого аристократа, а исходят они как раз от простых людей в первую очередь.
Франциска давно уже не жила этим обществом, но она всегда была хорошей ученицей.
— Ну, на нет и суда нет... — Привычными интонациями парировал страж порядка.
Франциска потешно нахмурилась. С её невинным и растрёпанным видом очень сложно было выглядеть угрожающе.
— Я — герой. — Процедила она, продемонстрировав знак гильдии, — И не стала бы беспокоить герцога просто так.
— Ладно-ладно, — Сдался перед её напором часовой. Впрочем, не до конца. — Мы известим герцога о вашем визите и если он даст согласие — он примет вас.
Франциска тяжко вздохнула. Но что ей ещё оставалось?
К животу уже давным давно плотно подкрался голод, а в голову — рой отвратных насекомых под названием «сонливость».

Отредактировано Franciska (2019-09-15 21:45:06)

+1

2

Если бы случилось так, что скверное расположение духа обрело вдруг силу, достаточную для проецирования себя в атмосферу – над расположившимся на берегу особняком сейчас клубились бы лишь тучи, тьмой пронизанные насквозь. Такого не происходило, вероятно, лишь потому что никогда и не было подобной власти у обычных людских чувств, а может и из-за того, что эмоциями такими переполнена была всего одна личность. В общем-то, весьма значимая по меркам здания и населённого пункта в целом, но погодой распоряжаться всё так же не способная.
Хеллиос Асари, герцог Рекна собственной персоной, лежал в своих покоях в настроении настолько мрачном, что оно буквально воздух выедало. Дров в огонь подбрасывало то, что приближенные его как будто разом всё чутьё утратили. Доселе, вроде как, привычные, они обычно будто шестым чувством понимали волю господина безо всяких лишних слов; сегодня же, напротив, словно чьей-то дьявольской рукой произвели подмену. Казалось, рассвет ещё даже не успел расплескать на небе яркие огни, когда Хелль был разбужен очередным напоминанием того, что осень – замечательная торговая пора. Она буквально только началась, но аудиенции с аристократом из зажиточных особ спросить не успел, пожалуй, лишь ленивый или мёртвый. Притом с каждым днём герцог склонялся ко второму варианту всё сильнее. Конечно, личного присутствия подобное чаще всего не требовало, однако почему-то именно сегодня с самого утра его держали в курсе относительно явившихся особо интенсивно. Правда, продолжалось это всё буквально до момента, в котором Хеллиос в словах почти на крик срываться начал. Лишь завидев, как накал довольно резво стал достигать своего предела, верноподданные оставили его в покое, сообразив, что мелкие дела, как раньше, стоит решать таки самостоятельно.
Асари продолжал лежать, намереваясь провести так, в идеале, хотя бы половину дня. Позволить себе оставить без внимания сутки целиком он всё ж не мог, минимальный контроль здесь требовался почти всегда. На периферии мыслей маячил ярким пятном предстоящий очередной бал, приуроченный к чему-то там несомненно важному, где в срочном порядке стоило собрать персон особой значимости, дабы позволить им поскалить друг другу зубы особенно ослепительным образом. «Тьфу». Хотелось не мысленно, а практически буквально сплюнуть ядом от одного только осознания этого факта. Мероприятие, конечно, было весомым и могло посулить определённые перспективы в случае грамотно приложенных усилий, но на конкретно данном этапе жизни покоя Хеллиосу хотелось даже больше чем достижения очередных целей на пути к одной глобальной. Ушедшее лето будто бы забрало часть энергии, требуя время на её восстановление, всячески призывая прислушаться к природе и придаться её размеренному спокойствию, с которым опадали листья и моросил мелкий, едва ощутимый дождь за окном. И герцог практически был готов согласиться, погрузившись в непростую меланхолию своих неясных дум.
Дверь скрипнула, однако Хелль даже не обернулся. Силуэт мадам Мифоры он даже краем глаза выцепит из тысячи других и никогда не ошибётся. Пожилая служанка, помнящая лорда ещё совсем ребёнком, неслышно вплыла в комнату с подносом на руках, смотря куда-то в сторону. Ей не надо было искать взглядом мебель, расположение каждого предмета здесь ей было знакомо столь же хорошо, сколь места пальцев на своих руках, ноша мягким жестом очутилась на тумбочке, почти не издавая звука. Асари очень удивился бы, услышав сейчас от мадам хоть что-то, но она никогда не подводила ожиданий. Аристократа некогда сильно поразила её способность, будучи довольно полной женщиной, ступать по замку, не издавая звуков от шагов, и будто знать заранее, как стоит поступить. Кто ведает, сказывался ли это опыт долгих лет, или же какой-то дар её природный, но не было сомнений в том, что дело своё Мифора понимала лучше многих. Не сказав ни слова, она оставила завтрак на тумбочке и поспешила скрыться с глаз подальше.
Хеллиос вздохнул. Не хотелось есть, не хотелось спать после утра такого, но и мотивации для действий больше как-то и не стало вдруг внезапно. Прикрыв глаза, он помассировал себе виски одной рукой, не желая признавать до конца что голова слегка звенит после неприятного пробуждения. Мысли лениво двигались в голове, толкая друг друга, сбивая приоритеты и не позволяя сосредоточиться на чём-то конкретном. Того, что заслуживало внимание, было довольно много, но уловить сейчас свой чётко структурированный по обыкновению план совсем не удавалось. Герцог мрачнел всё сильнее, передумав просто так лежать, но выяснив неспособность в данный момент найти себе занятие достойней. Быть может, всё это привело бы к повторной вспышке гнева, вполне закономерной для такого состояния; метафоричные облака над особняком сгущались всё сильнее.
В самом деле, всё могло бы сложиться куда хуже, пожалуй, не возникни на пороге его верный кастелян. Хелль прекрасно знал, что дёргать по пустяку уж кто-кто, а он не будет точно. Повернув голову к двери, он выслушал короткий рапорт о случившемся, после чего слегка задумался. Сколь сильно не было его сомнение во всём подобном, но визит из гильдии героев и в самом деле стоило признать событием как минимум не последней важности в текущем дне. В голове не было совершенно никакого предположения относительно того, что им вдруг стало надо и какую весть, благую аль дурную, несут они столь рьяно в его дом. «Они…». Кажется, речь шла даже не о нескольких гонцах, а всего одной девушке, довольно необычно. Мысленно надеясь, что это не очередной изощрённо замаскированный пустяк, прикрытый добрым именем, Хеллиос поднялся и сел на край кровати. Было немного жаль старания Мифоры, поднос так и останется нетронутым, а ведь её усилия обычно лорд ценил, пусть признаваться никогда и не спешил. Но что поделать, раз случилось так, то пусть сойдёт за исключительный момент, когда прислушается ледяной аристократ к «знаку свыше».
- Накрыть на стол и подготовить всё к приёму в малом зале. Велеть впустить после приготовлений.
Глядя на удаляющуюся без лишних вопросов спину придворного, Асари потянулся, но буквально через секунду полностью выпрямился и поспешил к гардеробу, дабы успеть придать себе безукоризненный вид, достойный статуса и трепета. Он планировал спуститься в зал заранее, не заставляя себя ждать.
«Если герой хочет приёма – пусть его получит».

Отредактировано Hellios Asari (2019-09-18 02:30:31)

+1

3

Воцарилась тишина.
Стражу сказать было нечего, Франциске — тем паче. Краем глаза она уловила перешёптывающуюся прислугу в отдалении, поглядывающую на героиню; вот оно, уже началось. Ну, неважно. Дело того стоит.
Не удержавшись, Франциска звучно зевнула, да так, что аж слёзы брызнули из глаз.
Кажется, часовой даже проникся к ней сочувствием, и как любому приличному человеку, ему не оставалось ровным счётом ничего, кроме как смущённо отвернуться в сторону. Девушка этому невольно усмехнулась, украдкой.

Кажется, прошла целая вечность, прежде чем ответ прибыл.
Мужчина нахмурился, главным образом — своей неудаче, но кроме него об этом никто не узнал, а потому часовой махнул рукой, мол, проходи, и постарался избавиться от дурных мыслей.
Разумеется, саму по себе героиню в особняк никто не пустил бы даже в таких обстоятельствах, а потому в дверях Циску уже ждал камердинер.
Что же, дело привычное. Осветив путь нарочито бодрой улыбкой, Франциска вошла внутрь особняка, преисполнившись уверенности в своих деяниях. А затем на мгновение вернулась, чтобы попросить стража присмотреть за конём.

— ...Герцог согласился принять вас в малом зале, — На ходу ответствовал слуга, после чего, хоть и совершенно владел собой и своей мимикой, показательно поморщился, совсем чуть-чуть, но будто бы случайно, — Однако потребуется время, чтобы его подготовить, а вам, рискну предположить, не помешает умыться.
Это можно было бы счесть грубостью, но во-первых Франциска была с ним согласна, разило от неё потом порядочно, а во-вторых камердинер ни тоном, ни лишними движениями не пытался уязвить гостью, а значит — не имел соответствующих намерений.
Фран доводилось видеть высокомерных слуг, но этот был в первую очередь разумным.
Как вскоре выяснилось — ещё и не глупым. Вероятно, он был не простым слугой.
— Да, буду рада. — Беззаботно улыбнулась Циска.

— Между тем, полагаю, вас стоит представить как дочь графа Вандимиона? — Невинно полюбопытствовал мужчина, как будто бы действительно между делом.
Вопрос неоднозначный, ибо Франциске стоило определить, кто она в первую очередь: дочь своего отца или же герой своей гильдии. К счастью, у неё на этот счёт не было никаких сомнений. Как нередко говорится в Церкви — кесарю кесарево. Так что девушка помотала головой, входя в комнату, несомненно предназначенную для гостей. 
— Сейчас я здесь как герой, поэтому и представить меня лучше соответствующим образом.
Вода нагревалась уже порядочное время, из чего краем сознания Фран сделала вывод, что камердинер ни секунды не сомневался в том, что она примет его предложение совершить омовение.
— Хорошо. — Кажется, на устах мужчины промелькнула улыбка, — Вам потребуется помощь?
— Нет, только чистая одежда.
— Наш слуга принесёт её в скором времени и предупредит о визите стуком. Когда всё будет готово — вам сообщат.
И, откланявшись, мужчина был таков. Двери заперлись, Франциска принялась за дело.

Дожидаться, пока вода станет совсем горячей, девушка не стала: она питала надежду, что в некий малый зал её пригласят очень скоро.
Отложив учётную книгу Братства с письмом в сторону, Франциска аккуратно разделась догола и свершила то, о чём втайне мечтала все последние часы: привела себя в норму. Вода освежила не только нагое тело, но и мысли, и коль теперь у Циски было время подумать, она решила спланировать выступление перед герцогом.
Получилось быстро: войти в малый зал, изложить суть своего визита, дать ознакомиться с письмом.
Следующие минуты девушка скучала, пока не постучались в дверь... и здесь её ждало первое испытание.
Строго говоря, о нём можно было догадаться. Ей принесли платье. И не то, чтобы Фран их презирала и не любила, но в платье сложно быть героем. Да и с мечом в платье воюют только на уличных постановках, а покушение могло случиться в любой момент.
Платье было добротным и даже красивым, но в самом деле!

Изрядно поупорствовав, Франциска таки настояла на своём и добилась того, что ей принесли широкую белую рубаху, — с её грудью иначе было сложнее, — и новенькие рабочие бриджи бурого, выгодно оголявшие ляжки и не слишком выгодно выглядевшие сами по себе, благо фигура героини всё равно спасала положение.
Так или иначе, теперь образ хоть немного выдерживался.
Франциска была похожа, конечно, не совсем на героя, но на стражника вполне тянула. Стражника, который где-то забыл свою кирасу, шлем, положенные ботинки, значок, арбалет, алебарду, и в довершение — не заправил рубашку в бриджи, разгильдяй. Пойдёт.
Слуга пообещал позаботиться об одежде героини в кратчайшие сроки, — «Наш придворный колдун искусно владеет волшебством пара!» — а Франциска не без труда застегнула почти все пуговицы, надела пояс с ножнами и полуторным мечом, да принялась ждать, пока её пригласят в малый зал.
Ввиду уже прошедших хлопот долго ждать не пришлось: пришёл уже знакомый камердинер и попросил проследовать за ним.

Малый зал выглядел соответственно своему названию. Не слишком впечатляюще. Зато в нём была еда.
Живот потребовал себе внимания, но героическим усилием Фран поборола голод и сперва взялась за дело.
Выглядела она серьёзно, решительно и в меру потешно, в столь непритязательном наряде, с обнажёнными ключицами, и толстой потрёпанной книгой в руках, когда направилась прямиком к мужчине.
Тот выглядел уверенно, бесстыдно привлекательно и чарующе мрачно, но у Циски сейчас было две страсти, которым она следовала и которые замечала: героический долг и голод. Третий всадник её личной печали, к счастью, нынче уже был повержен.

— Ваша Светлость, меня привело дело неотъемлемой важности!
Да, Франциска была в первую очередь героиней, но привитых навыков дочери аристократического рода, в том числе красноречия, это не отменяло.
— Когда я обезвреживала лиходеев из Братства Справедливости, я обнаружила письмо. Ознакомьтесь с ним, — Пальцы девушки извлекли обозначенный предмет и протянули герцогу, — ...и вы сами всё поймёте.

Содержание письма было следующим:
«Наше дело правое, братья!
   
Очередным деянием во славу нашего начинания станет месть. Месть герцогу Рекна, Хеллиосу Асари, за все загубленные им невинные души и отвратное по своей морали стяжательство. Мы уже нашли того, кто нам с этим поможет, теперь же нам требуются лишь следующие вещи: пепел, 4 унции, человеческие кости, не менее трёх тысяч унций в сумме, а также ▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒
   
Отправьте немедленно, и не бойтесь кары. Кара настигнет мерзавца в ближайшие дни. С нами — справедливость.
Л.»

Ничтожно малая часть письма была потёрта, и чернила на ней превратились в одно большое неразборчивое пятно, но надо полагать, что общему восприятию дела это нисколько не мешало.

Когда герцог закончил читать, Франциска немедленно перешла в наступление.
— Это было в логове Братства Справедливости — известной преступной группировке. — Стоило заметить, что герцог действительно наверняка слышал о негодяях в красных масках. Циска открыла книгу, — Я нашла письмо здесь, — Палец указал на нужное место, — Между записями, описывающими действия банды два дня назад. Полагаю, именно тогда письмо и попало к ним в руки. В тот же день они сделали то, о чём их просили, здесь есть соответствующая запись. А значит — можно попытаться предотвратить лишь самое главное.
«Покушение на вас,» — Не сказала в слух Циска, потому что пока она не сказала, кажется, ничего, что можно было интерпретировать в слухах превратно, а вот подобные новости точно станут новостями.
— И сделать это требуется как можно скорее!

+1

4

На то чтобы навести марафет времени ушло не так уж много. Стремящийся выглядеть безукоризненно всегда без исключения, даже вдали от глаз людских и наблюдения общественности, Хеллиос привёл себя в порядок ещё рано утром, когда и был разбужен. Сейчас же, коль потребовалось выйти в свет, пусть и всего одной персоны, на плечи привычно лёг длинный плащ с меховым воротом, традиционно шею скрывать обязанный, а сам герцог поспешил покинуть свои покои. Не в его манерах было приходить вторым и заставлять себя хоть сколько-нибудь ждать.
Уже на подходе к малому залу к Асари тенью скользнул кастелян, вполне будничным тоном повествуя о том, что девушку впустили всё же немного раньше, дабы дать возможность перевести дух и выглядеть соответственно. Кажется, слуга так же упомянул, что она является дочерью некого графа, но Хелль пропустил мимо ушей даже фамилию, словно уже слишком пресытившись тем, что каждый второй, если не первый, посетитель его особняка является невероятно именитым, или же себя таковым считает. Принадлежность к гильдии сейчас была куда приоритетнее, поскольку цель такого визита с её стороны была всё так же неясна без объяснений.
Малый зал встретил приятным запахом свежеприготовленной еды да атмосферой уюта. По правде говоря, Хелль любил это место куда больше нежели любую из альтернатив, быть может, именно за счёт того, что дела в нём куда чаще решались если не с глазу на глаз, то в довольно узком коллективе. Чем меньше целей для наблюдения, тем прочней контроль над ситуацией, а позволить хоть какому-то элементу вдруг от плана отклониться герцог не мог почти что никогда. Даже сейчас, в условиях почти что полной неопределённости, он без устали прикидывал в голове все варианты развития событий.
Появившуюся в зале девушку, вне сомнений, можно было назвать сколь милым, столь и необычным зрелищем в рамках такого помещения. Возможно, примерно так и должны выглядеть герои в свои суровые будни – простенько и не без комфорта. Даже держа в голове мысль, что эта одежда изначально не её, Хеллиос не мог не признать того, что смотрится довольно гармонично по отношению образу. В отличие от большинства представительниц прекрасного пола, что скорей пытались подчеркнуть свой внешний вид, попав в стены его особняка, эта юная леди избрала практичность, да и меч решила оставить при себе. Асари отметил это про себя, но определиться с тем, как к этому стоит относиться, так и не смог, да и не больно долго размышлял на эту тему.
Слова о Братстве ощущались как прикосновение к больной мозоли – вроде и не страшно, но неприятно вплоть до желания вдруг стиснуть зубы злобно. Само собой, он был с ними знаком, притом, пожалуй, ближе чем хотелось, ибо временами дела группировки становились весьма серьёзными инцидентами. Немудрено, что гильдия вмешалась, вполне в их духе столь открытая борьба без страха гнев всей банды на себя навлечь. Удивляло лишь немного то, что даже подчищаемая руками и героев, и посланных им, герцогом, людей, бандитов будто меньше и не становилось вовсе. Однако больше всего отклик в голове вызвала мысль даже не о количестве негодяев, а об одном-единственном. Это имя не маячило у Хелля в голове всё время, несомненно, он уже давно о нём не слышал, но буквально малейшее напоминание породило настолько быструю причинно-следственную связь, что всё вдруг стало ясно. Ларнис вернулся, кто бы мог подумать.
Вопреки названию группировки, пусть и являясь братом того, кого знал Асари, к справедливости у Ларниса был пиетет довольно специфичный. Кажется, эта личность уже давно отринула не только подобное понятие, но и инстинкты самосохранения вместе со здравым смыслом, судя по письму. Хеллиос помнил угрозы на бумагах, что порой ему передавали, предварительно вскрывая ради безопасности, как и помнил данное когда-то этой персоной обещание мести. Разве что ощущалось всё это уже давно, и герцог на самом деле не мог сказать точно, когда в последний раз он слышал новое на этот счёт. Сделав некогда предположение, что негодяй исчез во время очередной стычки, не заслужив излишнего внимания, Хелль предпочёл забыть надолго о его существовании. И можно ль было так решить, что вот он, не запылился даже, вновь на месте, а планы даже грандиозней стали. Ведь это не была угроза в тексте, подкинутая невесть как на территорию особняка, а вполне себе план действий, предполагающий и слаженность и скрытность. Что же, так просто оставлять это было определённо нельзя.
Размышлял над этим вопросом Асари весьма недолго – гибкий ум, подпитанный опытом многих лет, быстро прикинул моменты основные. Сейчас же важно было внятно выразить всю мысль, да так, чтоб сделать всё как можно более красиво.
- Благодарю Вас, леди. – несмотря на негативность вести, Хеллиос даже в лице не изменился ни на миг, сохранив сполна весь лёд невозмутимости. – С Вашей стороны очень любезным жестом было известить меня так скоро, да к тому же лично.
На этих словах герцог прикрыл глаза, картинно руку к сердцу приложив, словно признательность немалую и вправду проявлял. Лишь выдержав паузу, не дольше чем положено, продолжил свою речь он.
- Возможно, удивитесь Вы, но я и в самом деле знаю, кто письмо сие коварное отправил. Одна беда: не очень понимаю я пока что, где автора искать. Однако, коль Вы здесь, рискну предположить, что гильдия мне не откажет в содействии  в вопросе этом.
Решить столь непростое дело, да ещё и чужими руками, выглядело уж слишком вкусной перспективой чтоб не попытаться. Несомненно, упускать такой шанс Хелль совершенно не хотел, ведь в отличие от противника принципиальности и мести вовсе не питал. Ларниса просто надо было скинуть наконец-то со счетов, смахнуть как муху раз и навсегда, да больше и не вспоминать даже словом дурным никогда.
- Я с удовольствием выслушаю Ваше мнение на этот счёт и расскажу всю информацию, которой сам владею, - герцог сощурил глаза, вновь на секунду прерываясь, после чего на стол кивнул вполне демонстративно. – Но сперва, мне кажется, Вам всё же стоит на трапезу прерваться. Полагаю, долгий путь же сделать это раннее и не позволил.
Асари помнил слова кастеляна, но неизменно любил вопрошать лично, словно устанавливая чуть более доверительную связь, нежели та что могла возникнуть без участия подобного вопроса в диалоге.
- И, простите уж меня, что раннее не уточнил: как я могу к Вам обращаться?

+1

5

Франциска, в отличие от герцога, холодной быть даже не пыталась.
Напротив, широко улыбнувшись, девушка бодро отсалютовала благодарности уважаемого господина перед собой и втайне тихонечко усмехнулась; пожалуй, именно от этого она в своё время сбежала. Не только, разумеется, но в числе одной из множества причин точно было желание делать то, что хочется, а не то, что нужно.
Подобные мужчины, выстраивающие вокруг себя блистательные доспехи из спокойствия и сдержанности, уже встречались Франциске, и стоило признать, даже дважды: во-первых, столь сияющей брони Циска ещё не видала, а во-вторых, определённая привлекательность в этом действительно была.
Неизменно зудели мысли в голове: а каким он будет, если всё это сломать? Любопытно! Но сейчас было не до того.

— Благодарю, я с удовольствием! — Беззастенчиво улыбнулась Фран и заняла ближайшее место за столом, когда ей предложили приступить к трапезе.
Живот жалобно вторил хозяйке урчанием, в ответ на что Циска словно бы смущённо засмеялась. На самом же деле, румянец на её щеках был исключительно задорным.
Весьма к месту открылось второе дыхание, а потому, несмотря на всю усталость, сжимающую тело могучими тисками с каждой минутой, прямо сейчас Франциска чувствовала себя весьма бодро.
Как вскоре выяснилось, Франциска разучилась не только сдерживать некоторые позывы своего организма, но и поведение аристократическое определённо похерила. Судя по всему — уже давно.
Дотянувшись обеими руками до кувшина с водой, девица принялась пить жадно, прямо с горла, не беспокоясь о тоненьких ручейках, скользнувших по подбородку, а затем — каплями на грудь. Фи, пустяки!

— Зовите меня Фран, или Циской, — пожала плечами Фран, утирая рукой губы и солнечно улыбаясь. Почувствовав укол совести, она всё-таки решила объяснить своё поведение, — Один волшебник однажды рассказал мне, что если долго не есть, организм входит в состояние, когда лучше уже и не кушать; тогда, чтобы пробудить внутренние органы, сначала нужно выпить воды! Например, после сна, потом нужно немного подождать... Впрочем, неважно!
Франциска с известным изяществом взмахнула ладошкой, словно отмахиваясь от пустой темы, с тем искусством и искренностью, которые дамам высшего света были, увы, недоступны. Вопреки собственным словам, Франциска не стала терпеть текущие слюни и сразу же принялась за еду.

— Привнаюсь, — Засунув в рот кусок сочного мяса, уже серьёзнее начала Циска, — Я не фнаю, вде ифкать отпавителя.
Она тщательно прожевала еду и проглотила её. Остатки мясного сока на губах её, видимо, не смущали. Как и лежащие рядом салфетки.
— Даже если мы узнаем, как его зовут, он скрывается в одном из убежищ Братства. А их очень много. И они повсюду. Кажется, что с каждым днём негодяев только больше. — Девушка безапелляционно развела руками. — Поэтому моей первоочерёдной целью является ваша защита, герцог.
Ловким молниеносным движением ножа разделив очередной кусок на пяток кусочков значительно поменьше, — в прошлый раз, судя по движениям горла, она едва-едва справилась со своей ношей, — Франциска уже куда сдержаннее вновь принялась за трапезу, говоря в перерывах, а не во время еды.

— Следовательно, моим планом было — дождаться, пока на вас совершат покушение, предотвратить его, а затем через покусителя выйти на заказчика. — Цис выпила ещё воды. — Единственная проблема в том, что вас, видимо, не собираются убивать руками наёмников. И вообще живых людей. Судя по тексту в письме, планируется совершить какое-то колдовство, и так как речь шла о прахе и костях, я боюсь, ради вашей головы планируется воскресить кого-то.

С важным видом Франциска подняла вилку.
— Вы, случайно, не приглашали недавно в гости некромантов? И да, если вы знаете, кто питает вам недобрые чувства — будет хорошо, если вы расскажете всё. Тогда многое станет проще, если даже не сейчас — Франциска умудрялась выглядеть одновременно и солнечно, и серьёзно. — То потом, когда по завершению своего первоочерёдного дела я отправлюсь на расследование.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 15.09.1203 г. — «Стращание»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC