http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 18.03.1204 - "Короче, заходит в бар дракон, массовый убийца и мать..."


18.03.1204 - "Короче, заходит в бар дракон, массовый убийца и мать..."

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Дата и время:
Марта 1204-ого, поздний вечер, но еще недостаточно поздний, чтобы ложиться спать. Скорее, для того чтобы прокутить пятничный вечер.

2. Место действия | погода:
Нортран, трактир "Чугунная Лютня". Довольно ветренно, немного прохладно, но снег, выпавший вчера, уже подтаял, и, в общем-то, в достаточно теплой одежде находиться на улице даже приятно.

3. Герои:
Летис, "Серый Ибби", Грун

4. Завязка:
Когда до дракона долетают слухи, что где-то другого дракона убили, интерес у крылатых ящеров появляется довольно быстро. По крайней мере у некоторых. Некоторые начинают выяснять подробности только за тем, чтобы поржать над трупов сородича, который "доигрался". Иные же хотят подтвердить или опровергнуть информацию о том, что, да, действительно, в мире где-то есть некто, способный завалить гигантскую огнедышащую машину смерти на крыльях. Третьи же хотят узнать подробности ради мести, чтобы раскатать в пол убийцу, заслуживающего куда больших страданий.
Мотиивы, опять же, могли бы быть разные, в случае Летис, узнавшей о том, что отец ее знакомой драконицы почил от рук какого-то дворфа, умудрившегося, к тому же, еще и оторвать бывшему ящеру рога. Абсолютно разные, но, какими бы они не были, найти того самого, постепенно набирающего очки славы, Трора Чернокамня, не удавалось. Может быть, потому что он был гением и невероятным воином, а может просто потому, что никто о нем не знал раньше. Просто дворф, который в одночасье стал звездой, и при этом не сумевший засветиться в Крениве настолько, чтобы хотя бы его лицо запомнили.
Нет, слава вообще пришла к нему много позже, в виде песен, звучащих в тавернах, повествующих о герое, который в одиночку пошел в горы, прорвался в логово дракона и самолично отрубил ему голову и обломал рога. И, учитывая, что ни Трора, ни его следов, найдено не было, следующей ниточкой в расследовании смерти дракона был как раз тот самый бард, сочинивший эту самую песню о "Герое Чернокамне".
И именно это и привело Летис, драконицу, к порогу Чугунной Лютни.  Где ждал ее тот самый Ибби. Разве что, знала этого полуорка драконица под немного другим именем.

5. Тип эпизода:
Открытый.

Отредактировано Grun (2019-09-18 10:07:59)

0

2

Поиски не давали никаких результатов. И на этот раз нельзя было обвинить собственные, мизерные навыки детективной работы. Что совершенно сбивало с толку. И выводило из себя. И, вдобавок, выматывало. В общем, проходил незапланированный визит в Северные земли очень и очень скверно, даже по меркам обычно пессимистичной дракоши.

Расследование в Крениве зашло в тупик. Драконица перевернула городок вверх дном, но докопаться до сути и узнать, что же это за Трор Чернокамень, всё никак не удавалось. Как оказалось, об этом гноме, в последнее время, слышали многие, но толком ничего сказать не смогли. Ни как выглядит, ни чем занимается, ни где живёт, ни даже размер бороды – ничего. Как сквозь землю провалился. В конце концов Летти начала ловить себя на мысли, что она где-то что-то упускает, какую-то неочевидную нить, зацепку, ведущую её к заветному бородачу-коротышке. В конце концов, поиски этой самой зацепки привели женщину в Нортран, поскольку у гномов драконица уже обыскалась и с уверенностью могла сказать, что там Трора не было. Оставалось только заглянуть в северную столицу…

…в «Чугунной Лютне» Летти оказалась почти что случайно. Вконец уставшая драконица, не особо разбирая дороги, попросту приползла к первому попавшемуся ей трактиру и была такова. Тем не менее, дверь женщина вышибать не стала и внутрь она вошла, хоть и усталой как собака, но очень тихо и вежливо – так, что на неё не стали обращать внимание другие посетители. Неуловимо, словно тень, Летис перетекла от входа к ближайшему свободному столику и, со всей грацией, свойственной уставшим людям, плюхнулась за него. Настроение было так себе.

«Ну что за фигня. – была в голове Летти мысль. – Что. За. Фигня.»

Злиться даже сил не было. Неспособность найти одного-единственного нужного ей гнома во всём Синегорье очень удручала. Летти спрашивала, допрашивала, угрожала, но всё было без толку. Только обрывочные, сбивчивые рассказы на уровне «ну, я слышал то-то, сё-то, где-то». Что-то было явно не так. Ну не может убийца дракона просто провалиться сквозь землю! Или может?.. поди и разбери этих гномов… И это если он действительно убийца, а не просто нашёл здоровущие рога бесхозными где-то в тундре…

- Вам что-нибудь принести? – раздался робкий девичий голос где-то стороны. Поднимать моську со стола у Летис не было никакого желания, так что она просто произнесла достаточно громоко.

- Эля. – На большее драконицу не хватило, но судя по звуку, служанка поняла всё правильно и удалилась за вышеупомянутым напитком. После чего наступило относительное затишье…

«Тебя это волнует, Летис, соберись. – повторяла про себя женщина, переворачивая голову на другую сторону. – Тебе надо докопаться до правды. Ради Грун. Ради Хирн. Если не ради них, то хоть для себя узнай.»

Впрочем, от этого напоминания легче не стало. Так что, драконица решила отвлечься с мира внутреннего на мир внешний. Слепые глаза женщины уставились вглубь помещения – туда, где чуткий слух улавливал какую-то возню у большого камина…

+1

3

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kilni[/nick][status]Totally not Grun[/status]
Нортран для Грун был городом особенным. Во многом потому, что если бы давным давно, начиная свой путь кузнеца, рогатая дракоша решила бы отправиться в Кренив, то культурный шок не так сильно ударил бы по ее молодому мозгу. Но, нет, сразу после Гракала, с его каменными сводами, зажиточными гномами и массивными мастерскими, Грун отправилась именно в Нортран, следуя по горам к заснеженному городу. И Нортран оказался совершенно другим, во всех смыслах. Другие люди, другие взгляды, другие дома, другие купцы, другие мастерские, другие вкусы. Даже сейчас рогатая могла вспомнить, как много времени ушло у нее на то, чтобы переучиться ковать топоры и молоты и засесть за ювелирные украшения, просто потому, что они ценились куда больше, и как это повлияло на умения бескрылой в общем и целом, закалив и подготовив ее к еще кучу подобных изменений, в конечном счете приведших ее в Аварин. Так что, для Грун северный оплот стал первой ступенькой на пути к пониманию культуры людей и постепенного отставания от идей гномов.
Вот только ощущение было такое, что забрела бескрылая не в давно знакомый городишко, который стал для нее родным, а в чужую лавку. И не дракон она сейчас вовсе, а маленькая девочка, которой стоит вести себя осторожно. Ощущения были примерно такие же, которые периодически накатывали в Маджуле, когда Грун приходила погостить, но если в присутствии Летис такие чувства были вполне естественными, то сейчас, когда знакомой драконицы нигде не было видно, и только шестое чувство подсказывало что-то знакомое, рогатая начинала чувствовать только нарастающее беспокойство.
И это беспокойство было заметно во всем.
В движениях, в робких попытках заговорить с мастерами кузнечного дела, в слегка сбивчивом тоне голоса высокой черноволосой женщины с уставшим и будто мертвым взглядом, которая представлялась как “Сильва Кильни” и бродила то туда, то сюда, пытаясь узнать что-нибудь о том, не знал ли кто того же самого дворфа, которого уже искала довольно заметная и еще более высокая черноволосая женщина. И если в Крениве Грун оказалась в тот момент, когда Летти еще не успела засветиться достаточно, то вот в Нотртане она уже была замечена в полной мере. Потому что в тот момент, когда Сильве вдруг сообщили, что буквально несколько часов назад какая-то особа уже интересовалась и Чернокамнем, и тем, кто про него может кто-то знать,  и отправили ее в сторону барда, который как раз и писал, кажется, ту самую трактирную песенку, выражение лица на “временном облике” Грун вдруг растянулось сначала в удивленную мордочку, а затем в такую улыбку, от которой трактирщику стало слегка жутковато.
Так, Грун поняла, что Летти, похоже, тоже была в северной части континента. И, кажется, за тем же, зачем сюда отправилась и дракоша, что, с одной стороны, конечно, и было логично, но все равно немного заставило задуматься, хотя бы потому, что прошлая встреча двух дракониц закончилась словами Груни о том, что она не хочет заниматься делами своего отца. Но вот, она была тут. Скорм его знает, зачем. Наверное, чтобы узнать, действительно ли папа мертв, потому что это была та вещь, которая беспокоила драконицу все это время. А может, потому что в этот раз ей было на кого оставить лавку, потому что, ну действительно, что толпа демониц может сделать плохого с ее мастерской во время отсутствия хозяйки? В самом худшем случае по возвращению Грун бы ждало пепелище, да и то это была не та вещь, которую можно было бы назвать “новой”.
Так что, в конечном итоге, вся ситуация начала напоминать игру в кошки-мышки, где за кошкой теперь еще и бежал маленький щенок, а мышка пыталась просто жить дальше и бухать в трактирах за счет своих песен.
Так или иначе. В тот момент, когда дверь в Чугунную Лютню снова отворилась, и вошла через нее одетая в довольно строгий камзол и штаны девица в очках, да еще и с таким видом, будто она спала в последнее время часа по три, для всего трактира это появление прошло совершенно незамеченным. Вечер был слишком веселым, слишком хорошим для того, чтобы отвлекаться и с мрачным видом смотреть на каждого нового посетителя, потому как большая часть столиков уже имела сформировавшиеся компании, хозяин то уходил на кухню, то проставлял напитки на стойку, а две гномки с подносами в руках снова меж посетителей, стульев и столиков, разнося снедь и алкоголь, пока со стороны камина раздавались еще тихие звуки лютни, еле-еле начинающей формировать из разрозненной мелодии что-то отчетливое и понятное, знакомое для слуха и сердце. Это место было живым, оно было дышащим, и как только Грун остановилась, чтобы получше его оглядеть, то тут же была оттолкнута еще одним посетителем, человеком в походном плаще, которому загородила дорогу дракоша, отпихнутая и только и успевшая бросить “Из-звините”. Что, конечно, могло послужить началом какой-нибудь драки, будь на месте Груни кто-то более уверенный в себе и жаждущий получить толику внимания, но, нет. На месте Грун была Грун, в новом образе, потеревшая чуть ушибленное плечо, еще раз окинувшая таверну, а затем резко улыбнувшаяся и тут же отправившаяся, порхая будто бабочка, к какому-то конкретному столику.
Столику, за котором сидела еще более уставшая на вид женщина с короткой прической, кажется, смотревшая за тем, что происходит со стороны импровизированной сцены возле камина, и от того мало обратившая внимания на девицу с длинными, очень длинными волосами, тихо отодвинувшую стул, что был напротив Летис, севшую на него, а затем уставившуюся на древнюю драконицу с совершенно невинным видом. И выглядел теперь этот столик так, будто к какой-то героине из гильдии пришла работница этой самой гильдии, чтобы обсудить какой-то явно бумажный вопрос, скучный, и от того обсуждаемый в таком веселом месте, где звуки лютни становились более отчетливыми, а по мере того, как рваная мелодия начала перетекать в состояние вполне хорошо составленной музыки, всеобщий гомон разговоров и смеха начал стихать, чтобы дать место для голоса, женского, высокого и впивающегося в образовавшееся затишье, будто кромка лезвия.

Путь пальцем проложи,
Меж шрамов, ран суровых…

- О, я знаю эту песню. - раздается тихий шепот, принадлежащий с виду незнакомой, но очень даже знакомой из-за манер и речи, девушке, что сидела напротив Летти, и смотрела в сторону дуэта, довольно четко различимого теперь, когда трактир решил остановиться и послушать выступление эльфийки в платье и барда, не снявшего треугольную шляпу даже в помещении, что, впрочем, не мешало ему довольно ловко дергать струны лютни в руках. Хотя и выглядел он скорее как бродяга на фоне остроухой, одетой в достаточной мере богато, чтобы именно на нее обращали внимание, а не на музыканта, явно пытающегося не привлекать внимание.

Отредактировано Grun (2019-09-18 11:28:59)

+1

4

- О, Грун… - даже не смотря на несколько иной образ, Летис всё равно смогла опознать в незнакомке знакомую драконицу. И это была прекрасная встреча, потому что старшей драконице действительно нужен был некоторый отдых, желательно в компании друзей. – А то я думаю, чего у меня такое странное чувство…

С момента прибытия Летис в Нортран у неё было ощущение того, что она здесь… не одна. Ну, разумеется, ведь в северной столице живёт до чёртиков народу, так что город далёк от запустения! С чего бы таким чувствам иметь под собой хоть какую-то почву для появления? Впрочем, дело было не в количестве людей, а, так сказать, «в качестве». Потому что в Эноа была такая интересная, но достаточно редкая штука - вероятность того, что некоторые люди (эльфы, альраны, гномы, ещё кто) являются далеко не тем, чем кажутся.

Кто-то доверял собственному чутью, кто-то полагался на магию и силу чудных артефактов, а драконы… ну, у них было, так сказать, некое “предчувствие”. Что-то вроде “если засосало под ложечкой неприятно так – сородич рядом”. Позволяло заранее предупреждать других драконов о своём присутствии. И, в зависимости от того, как к тебе относятся горячо любимые сородичи, либо обнажать клыки и когти, либо прятаться, либо встречать гостя хлебом и солью (хотя у драконов, обычно, не было ни того, ни другого).

И Грун, в понимании Летис, относилась к тем, кого надо встречать самым радушным образом. Вот только, делать это при уставшем теле было сложновато. Тем не менее, Летти всё же приложила усилие и, отлипнув от стола, обвила руками шею Грун, заключив ту в самые что ни на есть дружелюбные объятия. С самой добродушной улыбкой.

- Вот уж кого не ожидала увидеть… - тихо произнесла женщина, поставив локти на стол, сцепив пальцы в замок, после чего положила голову на образовавшуюся платформу. – Что привело тебя в Нортран?..

Даже если Грун приехала в северную столицу исключительно по деловым причинам, а не для того, чтобы сесть подруге на хвост, застукать её в таверне и составить ей компанию за кружкой выпивки, всё равно было приятно встретить её тут. И поговорить… ага, да, поговорить. Поговорить с друзьями, да и просто провести с ними время – это хорошо…

Если бы не одно маленькое, но важное “но”.

Ощущение того, что Летти здесь была не единственным драконом всё никак не проходило. Хотя, вроде, Грун была рядом с ней и тревожные звоночки, предупреждающие о потенциальной угрозе, должны были утихнуть, звенеть они не перестали. Что-то здесь было явно не так.

- …первый раз её слышу. – задумчиво произнесла женщина. – Видимо потому, что я нечасто бываю в таких местах.

Эльфийка была симпатичной. Был в ней, конечно, определённый шарм, но Летис оно сейчас мало волновало. Тревожные звоночки в голове мешали сконцентрировать внимание на мелодичном голосе, вместо этого резонируя вместе со срывающимися с лютни музыканта звуками, которые в сознании драконицы растягивались, растворялись с зубодробительным звоном. И вот уже “взгляд” женщины был не направлен не в сторону обоих партнёров, её внимание было сфокусировано лишь на одном из них.

Скрывающим своё лицо барде. При взгляде на которого, какие-то струны в душе Летис отдавались болезненным звоном. Достаточно болезненным, чтобы добродушная улыбка спала с лица драконицы, уступив место мрачно-задумчивому выражению.

“Он… выглядит… странно знакомо.”
[status]Something is not quite right...[/status][icon]http://sd.uploads.ru/9D0Uf.png[/icon]

0

5

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
Грун, все таки, была не очень умной. По-детски не очень умной. В основном это проявлялось в ее нежелании делать какие-то далеко идущие планы, да и ощущение, будто за ней кто-то присматривает, чтобы она не облажалась конкретно, все еще не покидало ее, хотя, с момента последней встречи с Летти в Аварине, все же поубавилось. Но, в конечном счете, не настолько, чтобы та наконец-то начала думать на несколько шагов вперед, как это делают нормальные драконы. И поэтому, После теплых обнимашек, после приветствия и расплывающейся улыбки, дракоша поняла, что на вопрос Летти ей нечего ответить. Точнее, есть что, но отвечать именно это рогатая не хотела, потому как выглядела бы как нашкодивший ребенок. Коим, собственно, эта драконица, по сути, все еще была. Поэтому, как только драконица побольше задала вопрос драконице поменьше, бескрылая слегка покраснела и опустила взгляд, виновато улыбаясь, хотя, улыбка в этом образе получалась скорее напряженной и наигранной.
- Ну, эм… Я, помнишь, говорила, что не хочу заниматься… Ну, этим? - кажется, она имела ввиду слова, которые произнесла еще в мастерской. На второй, а может третий день пребывания там двух подруг, и слова эти были произнесены исключительно для Летис, дабы та не беспокоилась о Грун. По крайней мере о том, что та полезет сжигать Кренив, Нортран и другие северные города в качестве мести за батю. И Тогда Груня вполне четко сказала, что не хочет со всем этим разбираться, и вообще останется в Аварине.
Только вот, после этого много чего случилось. Например, вернулась Множество. Например, Жестянку теперь было на кого оставить. Например, у Грун появилось свободное время. И драконица вполне логично решила все таки поехать в Кренив и узнать, кто такой Трор. Но, как и Летти, не узнала. И, как и Летти, пошла по следу барда, потому что других идей о том, кто мог бы знать Чернокамня, у бескрылой не было. В конце концов, она шла по следам Летис все это время, так что вполне логично, что именно к ней привела дорога Грун, но вот мыслей о том, что ей придется отчитываться, как-то не приходило в голову, по крайней мере до этого.
- Я, в общем, кажется, наврала. - чуть опустив брови и все еще пырясь в стол, подвела итог Груня и посмотрела на Летти – В смысле, я пока еще ничего не нашла про папу, но в процессе. -
Она проследила за взглядом. Не слишком успешно, но достаточно, чтобы понять, что большая дракоша смотрит в сторону, разве что выцепить, что глядит она именно на музыканта, а не певицу, Грун не удалось, из-за чего взор ее вернулся обратно к Летти с чуть более заинтересованным видом.
Немой вопрос: “А что ты тут делаешь?” Он был вполне явный и, на самом деле, довольно важный, потому как Груня еще могла представить, чтобы она нашла свою подругу где-нибудь… Ну, где-нибудь, но Нортран был не настолько популярным местом для встреч, тем более чтобы в нем появилось две драконицы. И, да, рогатая была четко уверена в том, что их только две, не смотря на ощущение, которое, в общем-то, присутствовало и со стороны Грун, но чуть в меньшем виде. Чувство, будто она в чужой лавке и дебоширить нельзя.
- Хммм~ - протянула маленькая (в сравнении) дракоша, положив оба локтя на стол и подперев подбородок ладонями, закрывая щеки и чуть налегая на стол, внимательно смотря на Летти – Пикаро решила приобщиться к выпивке и музыке северных людей? -
Прозвище звучало, как усмешка или глупая шутка, хотя, в действительности, Грун просто хотела, чтобы на нее обратили внимание, из-за чего и использовала то прозвище, которым, как оказалось, Летти называли в гильдии. Ну, пару раз называли. Но и пары раз достаточно было, чтобы оно запомнилось Грун, По крайней мере, у нее самой не было других идей, что здесь делает Летис, но, в отличии от нее, сама бескрылая знала Нортран достаточно хорошо, притом, не только его улицы, но и культуру местных, правда, больший часть этой самой культуры был отведен под украшения и прочие вещи, однако, даже они могли стать поводом для общения. И, пожалуй, именно общения сейчас Груне и хотелось, не смотря на то, что взгляд ее ушел в сторону поющей эльфийки и играющего на лютне, кажется, орка?
- На самом деле, я хотела поговорить с кем-нибудь из бардов, знают ли они что-нибудь про парня, который придумал про Трора песенку. - чуть задержалась на эльфке, смотря на то, как скромно и зажато та пытается выступать, напевая про любовь и про, кажется, крыжовник, а еще про ароматы сирени, затем снова взглянула на Летис – Но, если тебе нужен гид по местным районам, то я могу походить с тобой. -
“Мертвый отец  никуда не уйдет” - эта фраза витала в воздухе в тот момент, когда рот Грун закрылся и она как всегда в своем обычном, слегка глуповатом, виде, уставилась на Летис. Ожидая от нее реакции. Каких-то слов. Чего-то.

Пальцы дергали за струны, каждое движение отзывалось легким уколом боли. Приятное ощущение, когда оно с тобой несколько лет подряд, чего уж говорить, когда этих самых лет набирается с десяток. С сотню? Приятное, но не настолько, чтобы убрать полностью ощущение, будто за тобой следят. Нет, конечно, это было вполне очевидно, учитывая, что сидел он на сцене, и хотя Хильда обращала  на себя все внимание зрителей, Ибби, в целом, тоже был вполне заметен. Ему вообще плохо удавалось быть незаметным в обычных условиях – в Нортране, да и в Синегорье в целом, было довольно мало полуорков. Не в том плане, что их не было вовсе, скорее, не было тех, кто был способен пройти через городские ворота, при этом не будучи нашпигованным стрелами.
Но, как обычно, красноречие и обаяние творят чудеса. Да и в северных краях его уже довольно таки неплохо знали, из-за чего мало у кого возникало вопросов на тему того, почему в тавернах, вместо какого-нибудь жеманного человека в пышных одеждах или красавицы с лютней, выступает покрытый шрамами, в серой потертой одежде, полуорк с клыками, выступающими с нижней челюсти. Потому что это был Ибби. Единственный полуорк, который вообще мог без проблем попасть в цивилизованные участки Синегорья.
- ПШЕЛ СО СЦЕНЫ, УПЫРЬ! - ну, в большинстве случаев без проблем, потому как, судя по окрику и летящей в воздухе бутылке, сегодня был тот день, когда проблемы как раз были.
Он увернулся. Не трудно увернуться от предмета, когда тот летит по дуге, притом, довольно медленно. Даже если бы эта штука попала в голову или еще куда-нибудь, проблем бы это не вызвало, в плане проблем со здоровьем. Но вот выступление это прервало. Иблис дергается, стеклянный снаряд пролетает над правым плечом, приземляется на деревянную сцену позади, разлетаясь со звоном. Инстинктивно, полуорк поворачивает голову к нему, ловя отблеск осколков стекла, тут же поворачивает ее обратно, замечая, на мгновение, испуганный вид Хильды.
Скорм ее дери, он ведь предупреждал. Предупреждал, что какой бы милой она не была, все равно найдется один д.. му…. Плохой человек, который решит, что серая кожа и клыки – достаточные признаки, чтобы запустить гнилой помидор. Ну или пустую бутылку. И милого личика не хватит, чтобы остановить подобное. Поэтому Иблис обычно играл в тавернах, где не поют миловидные эльфийки. Он играл в тех заведениях, где можно огрести. Где огрести можно со 100%-ой вероятностью, но хотя бы в конце, когда количество алкоголя просто не оставит иных шансов.
“Песни и мордобой.”
Хороший девиз, веселый. Когда ты один, но не когда у тебя есть кто-то, кто попросил тебя помочь, и, не смотря на все твои познания в музыке, в игре на лютне, ты все равно вызвал ту же реакцию, которую вызываешь в питейных заведениях на отшибе. Был бы он один, проблем бы не было. Но такими темпами постепенно внимание вернется к умолкнувшей Хильде. И как только в голове местных щелкнет, что эльфа наверняка тоже злодейка, и заодно с полуорком, внимание перейдет на нее. И допустить этого Иблис не мог.
- Смена репертуара! - кричит он, вскакивая со сцены, приземляясь на деревянный пол. Все еще с лютней в руках, все еще с пальцами, бегающими по струнам, дергающими их, но теперь куда менее нежно. Быстрее, сильнее, четче, словно удары барабана во время марша. И все еще с лютней в руках полуорк делает несколько шагов, стремительных, к столику того бородача, который метнул бутылку. Только для того, чтобы взобраться на этот столик в один прыжок. Разметать выпивку и метким, выписывающим в воздухе дугу, ударом ноги, вмазать метателю бутылок каблуком по челюсти.
Достаточно метко, достаточно сильно, чтобы один из безымянных зрителей, вдруг обредший и лицо, и детали характера в тот же момент, когда решил кинуть незамысловатый предмет в барда, откинулся на стуле а сам бард развернулся на 180 градусов на столе и, стукнув каблуком по дереву, приподнял лютню, издав завершвающее “БРЫНЬК-БРЫНЬК”.
Теперь исхода могло быть всего два. Либо он точно так же грациозно вернется обратно на сцену. Либо мужик, сидящий за этим же столом и тянущий руку к чему-то на поясе, сейчас вытащит нож или меч или топор, или еще что-нибудь, и начнется драка. Потому что если один получает по лицу каблуком, это мелкий инцидент. После второго удара к веселью и мордобою обычно присоедяняется вся таверна. И, что могло быть веселее, чем драка в пабе с тремя драконами?

Отредактировано Grun (2019-09-30 12:54:50)

+1

6

Летис… слушала. Правда слушала. Пускай и вполуха, пускай у неё и был такой вид, что рядом с ней не сидит никого и она просто погружена в себя – она слушала и слышала. И Грун, вопреки её предположением, вполне слышали. Просто… сейчас разум драконицы рассматривал и анализировал, старательно выстраивая следующий ответ младшей драконице. В это же время, он старался игнорировать раздражитель в виде серокожего барда, от которого веяло чем-то омерзительно знакомым. Настолько знакомым, что будь на руках Летис чешуя – мгновенно вся встала бы на «рёбра». Правда, присутствие Грун пока что удерживало драконицу от поспешных действий. Пока что.

- Помню. – коротко ответила женщина. Когда Грун сказала Летти о том, что она не хотела бы расследовать… подробности гибели своего отца, тёмная драконица отнеслась к этому с пониманием. Она, в общем-то, и не призывала подругу мстить за него. Или докапываться до правды. Это дело, как ни странно больше лежало в сфере интересов Летис, нежели Грун. Потенциальная опасность. Возможно, превентивный удар. Однако, цель оставалась неуловимой… А теперь к охоте присоединилась ещё и кузнец… но и она не преуспела. Пока что. – Тем более удивлена тем, что ты тоже решила заняться поисками. У тебя уже есть наводки?..

А потом последовала фраза про приобщение к напиткам и музыке северян, от которой Летти чуть было не прорвало на смешок. Но драконица держала себя в руках и лишь прыснула в кулачок.

- Ага, щас прям. – произнесла она, потерев переносицу. – Я, конечно, нечасто здесь бываю и нечасто пью нортранский эль, но нескоро забуду Синегорье. И местный народец с его причудами. Нет, я не про гномов, точнее, не только про них… К тому же – я тоже не поклонник сидеть на морозе.

Было странно. Грун была более хорошо осведомлена о мирной составляющей народов Синегорья. Летис же, наоборот, была больше осведомлена о той части, которая отвечала за борьбу и противостояние. Можно сказать, она познала стойкость северян на своей шкуре… но это было ужас, как давно. По крайней мере, драконице казалось, что это было давно.  Но Синегорье, в отличии от остального мира, менялось довольно медленно. Так что, многие вещи здесь оставались неизменными. И, видимо, неугомонное веселье в трактирах и тавернах было одной из них.

- Хм, гид, говоришь… - задумчиво протянула Летис, услышав предложение подруги. Вообще, мысль была здравая. Все представители различных народов были в той или иной степени тщеславны. Только кто-то своим трудом и достижениями гордился молча, а кто-то хвастался в открытую. Например, убийца дракона из числа гномов. Разумеется, рядом должны были быть барды, знающие этого бородача. Они и должны помочь отследить загадочного Трора. Да и… прогуляться по Нортарну, развеется, не помешало бы. – Что ж, я не…

Но, не успела Летти договорить, как началось нечто, что тёмная драконица, независимо от места действия, называла одним словом: Цирк.

Вообще, по мнению драконицы, играл бард вполне сносно. И плевать, что серокожий – в мире было достаточно странных существ, а драконы, в целом, отличались удивительной терпимостью к прочим расам. Ну, окромя тех случаев, когда эти «прочие» откровенно действовали ящерам на нервы. В основном, драконам все остальные были безразличны и судили они, прежде всего, основываясь на поступках, нежели на слухах.

Увы, многим представителям других рас, даже драконья терпимость могла только сниться.

И брошенная в музыканта бутылка была тому доказательством. Ну, ладно, может, то был алкоголь и на самом деле мужик не со зла так поступил… Но, как правило, если на тебя замахиваются, ты замахиваешься в ответ. А в таверне это ведёт, как правило, к мордобою, причём активному.

Другое дело КАК бард решил замахнуться!

Летти вздрогнула, когда она услышала голос музыканта. Её голова вытянулась, когда он вскочил на стол. И, наконец, стадия узнавания достигла своего пика в тот момент, когда драконица потрясённо подобрала со стола упавшую челюсть, узрев кульбит серокожего барда.

- Клянусь Бездной. – потрясённо произнесла Летис. – Это он.

Изменился. Сильно. Но не настолько, чтобы остаться неузнанным родной сестрой.

- Так, погоди, Грун. – драконица чуть не снесла собой стол при попытке встать, пусть даже сделала это самым грациозным способом из всех возможных. – Я сейчас.

Возможно, мужик, которому прилетела в челюсть обутая в сапог нога, замахнулся бы на Ибби чем-то покруче бутылки. И как раз он начал замахиваться снятым с пояса топором… Если бы его нарастающий боевой клич тут же не мутировал в нечто плаксиво-болезненное, когда стоящая рядом тень неожиданно метнулась и резко ухватила его за руку с оружием.

- Не в этой жизни. – последовал спокойный, но, тем не менее, полный неодобрения (или, лучше сказать, гнева) голос. После чего мужик взвыл ещё сильнее, когда свободная рука Летис резким движением и с неприятным хрустом вывернула его локоть в неестественном для него направлении. После чего женщина отпустила свою жертву, позволяя ей опуститься на пол, шипя проклятия вперемешку с плачем и воем. Впрочем, к этому скоро присоединились и ругательства, когда рука женщины ухватила его за голову и, совершенно бесцеремонно потащила к выходу. Открыв дверь, Летти перехватила мужика обеими руками поудобнее и, без лишних слов, одним движением выкинула его на мороз, даже не потрудившись задать снаряду чёткое направление. Захлопнув дверь таверны, драконица отряхнула руки и оглядела залу тяжёлым взглядом. Присутствующие были, мягко говоря, ошарашены развернувшейся сценой, но поднимать руки на жутковатого вида женщину никто не спешил – даже друзья горе-дебошира. После этого, взгляд драконицы переместился к всё ещё находящемуся на столе «полуорку». Который, видимо, был ошарашен даже больше зрителей.

- Потом… поговорим. – вздохнула Летис, возвращаясь к своему углу таверны. Но, на полпути, бросила, не оборачиваясь. – И слезь уже наконец со стола.

После этого, также плавно, как и встав, Летти села за стол к Грун. Сонливость и ленность как рукой сняло.

- Так… - задумалась Летис, после чего обернулась к младшей драконице и невинным образом поинтересовалась. - …на чём мы остановились?
[status]Everything is (not) FINE[/status][icon]http://s7.uploads.ru/7tOIQ.jpg[/icon]

+1

7

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
Разворачивающаяся ситуация постепенно становилась абсурдной прямо на глазах Грун. В целом, сама по себе она была необычной – найти в большом городе одного единственного человека, припереться к ней, сесть к ней за столик и просто пообщаться было крайне ново. Потому что не было у Грун друзей,  которых вот так можно было найти в таверне. Нет, опять же, Фрейю, наверное, и можно было, только вот дракоша сама в таких местах не бывала. От слова совсем. ИЗ-за чего, вероятно, и сидела сейчас с довольной лыбой и смотрела по сторонам крайне внимательно. Много людей, веселящихся, а не занятых работой, было в новинку, чего нельзя было сказать об алкоголе, ведь его-то, стараниями одной волшебницы, Грун могла попробовать и у себя в мастерской. Но вот сидеть в компании, хотя и одной только Летти, находясь при этом в таверне, было настолько воодушевляюще, что Бескрылая вполне заметно ерзала на стуле, не особо сдерживая радость и увлечение от такого времяпрепровождения.
Странности пошли следом и по-началу не слишком заметно. В самом начале – обыкновенная для Летис отрешенность, которую нельзя было ни с чем спутать, хоть и исключительно напускная. Грун давно привыкла к тому, что подруга на нее может и вовсе не смотреть, но при этом, определенно, слушала, в то время как вокруг мог твориться сущий хаос. В данном случае, правда, хаос был довольно локальный, потому как, кажется, в районе сцены что-то начало твориться, а потом мужик с лютней взабрался на стол одним прыжком и отвесил неплохую такую оплеуху по лицу другому мужику. Ногой. И с этого момента начались уже странности явные.
Он был серым. Не в том плане, что предпочитал серую одежду – это Грун заметила сразу, а то, что кожа его была серой и, кажется, побитой в некоторых местах, будто иссеченный во многих боях клинок, который, впрочем, все еще был одним куском. Серая кожа. Красные, налитые кровью глаза, в которых не было и тени белизны глаз обычных людей, но при этом без толики враждебности. Они смеялись, они были веселые, и, вероятно, для их обладателя даже этот самый пинок был чем-то невероятно будоражащим. Не садистски-приятным, но, скорее, напоминающим ответ на предложение поиграть. Разве что игра заключалась в ломании челюстей. Но, пожалуй, интереснее всего были не манеры, не одежка и не цвет кожи, и даже не клыки.
Грун не могла, правда, сказать, что именно такого было интересного. Но что-то было.
Сконцентрироваться на анализе не вышло. События продолжали разворачиваться, и вот, вслед за первым ударом, за первым появлением, Летти тут же заставила обратить  на себя внимание, из-за чего Груня, не поворачивая к ней головы, взглянула на свою подругу чуть приподняв брови.
“Хм?”
Та, кажется, была удивлена. Затем, кажется, попыталась опрокинуть стол, но вместо этого просто приподнялась, подошла к столику, за которым был бард, а затем выломала локтевой сустав одному из клиентов местной таверны, после чего вытащила этого мужика на улицу. Под удивленные взгляды толпы и Грун, а еще один взгляд, наполненный, кажется, ужасом. Бескрылая никогда не видела бледнеющих орков, но когда ее взгляд метнулся от уходящей Летис к тому столику, за которым все еще стоял бард, драконица готова была поклясться, что тот стал светло-серым, а  на его лице она могла различить капельки выступившего пота.
“Хм-хм?”
Опять это ощущение. Будто ты чего-то не понимаешь, но вот все это происходящее выглядит очень важным. Потому что точно такое же ощущение было в Маджуле, когда туда впервые, как гость, пришла Груня. В смысле, когда именно в деревню она прибыла, а не когда вторглась нагло во владения Летти. И тут чувства были похожие, разве что в этот раз Грун догадалась наконец-то  сформировать вопрос и задать его большой и страшной драконице, когда та вернулась за стул, будто ничего не случилось.
- А… Эмь? - вопрос-то она сформулировала, но задать его не удалось.
В следующую же секунду бард, все еще стоящий на столе, чуть согнул колени, вскинул вверх правую руку и проорал:
- ВСЕМ ВЫПИВКИ ЗА МОЙ СЧЕТ!! - и таверна взорвалась. Не буквально.
Всем было плевать, что кто-то лежал без сознания на полу, а у кого-то на улице сломана рука, потому что вот этот стремный мужик только что пнул кого-то по лицу. Люди каждый день получают по лицу, и ничего страшного, а вот проставляется всему трактиру народ не так уж часто, из-за чего эта новость была воспринята куда более радостно. Вплоть до того, что дракоша, сидящая напротив Летис, тоже вскинула руки и радостно завопила, хотя, опять же, алкоголь ее волновал мало. Но это было неважно, хотя бы потому, что поучаствовать в процессе уже было хорошо.
И, одновременно с этим объявлением, бард спрыгнул со своего пъедестала, под похлопывания по спине и какие-то крики тут же направился к своей эльфийке, что-то шепнул ей, выдал кошель, который был при нем, привязанный ранее к поясу, а затем… Убежал. Вообще, это было не бегство, нет. Полуорк стремительно, увиливая от людей и стараясь смотреть только на выход, метнулся к дверям, после чего скрылся с таким видом, будто его больше вся эта тусовка не волновала и не касалась ровным счетом никак. Потому как с таким видом убегают из зданий, которые должны взорваться уже не фигурально, а вполне буквально. Так бегут от пожара.
Или от здоровенной злой драконицы, с которой не хочется иметь ничего общего, и речь сейчас не про Грун, опустившей руки и в недоумении взглянувшей на Летис, выражение лица у которой было куда более напряженней чем обычно.
- Ты… Эм, не фанатка местной выпивки? - задала вопрос дракоша, с недоумением глядя на подругу и пытаясь понять, что вообще происходит, потому что пока что понять этого не удавалось совсем. А что-то происходило.
Что-то определенно происходило, потому что сейчас по улицам Нортрана, петляя среди закоулков и стараясь не выходить на слишком открытые места, бежал человек, прикрывающий рукой потертую треуголку и старающийся как можно меньше выходить на открытое пространство. Ведь Иблис знал, что если сестрица его нагонит, то будет… Скорм его знает, что будет. Скорм его знает, зачем ее вообще потянуло в Нортран, но шестое чувство подсказывало старому дракону, что ему нужно бежать прямо сейчас, пока он еще среди мирного населения и улететь куда-нибудь подальше от Летис, вне зависимости от того, притащит она с собой хоть легион драконов или только одного. На все это не было времени, надо было бежать, бежать как можно скорее, и только когда несколько улиц были преодолены, бард, оглянувшись и развернувшись на 180 градусов, все еще продолжая по инерции пятиться подальше от Чугунной Лютни, смог выдохнуть.
Согнуть спину, поставить ладони на колени, чуть вдохнуть, снова выдохнуть, отдышаться. Может, она здесь и не за ним. Надежда есть, что не за ним. Потому что сжигать Нортран в пепел не хотелось – здесь была слишком вкусная рулька и слишком милые женщины, чтобы раздраконивать целый город ради одной разборки. Ведь не было ровным счетом никаких сомнений, в том, на каком языке Летис собирается поговорить со своим братом. И после таких бесед обычно остаются только кратеры.

+1

8

Разочарование.

Обида.

Гнев.

Всё это читалось в Летис, пока она сидела за столом вместе с Грун. Пока серокожий бард пытался увильнуть. Пока таверна вокруг них ходила ходуном, заражённая атмосферой бурного праздника. Только в одной части её было хоть какое-то спокойствие… и холод, пожалуй, даже более лютый, нежели на улице. И этим была женщина в чёрном, сцепившая пальцы в замок и какое-то время просто смотревшая в пустоту. Думая о своём.

Постепенно, догадки предположения в голове женщины выстроились в одну единую картину. Картину, очень красноречиво указывающую на её брата. Которого она долгое время считала погибшим. Это значительно упрощало дело… но ту часть, которая касалась непосредственно связи Иблиса и Летис – уже нет.

Она устало опустила голову.

Кажется, предстояла ещё одна прогулка.

- Я сейчас. – глухо произнесла Летис, вставая из-за стола. – Кажется, я нашла нашего барда.

Подобно тени, она выскользнула на улицу, а потом совершенно пропала из виду. И, судя по её виду, в этот раз Ибби точно не получилось бы сбежать.

***

Гнев гнал её вперёд, раскаляя и распаляя Летис, словно гракальскую плавильню. Она не знала Ноортран хорошо, но прекрасно ощущала присутствие брата. И сейчас, обострённые до предела чувства вели её лучше любой ищейки. Вели её прямо к Иблису. Подобно ночному демону она проносилась по крышам домов, оставаясь незамеченной прохожими внизу, пока она неутомимо выслеживала свою цель.

Что была впереди – она чувствовала это всеми фибрами своей драконьей души…

***

Вполне возможно, что Иблис вполне мог бы улизнуть из Нортрана до того, как сестра нагнала бы его. Вполне возможно, что после этого Летис определённо бы махнула на братца лапой и просто вернулась бы к Грун и постаралась бы забыть об увиденном. Но, увы, всё сложилось не так. И приведённая в холодное бешенство драконица явно не была настроена на милосердие. И явно не собиралась отпускать брата просто так.

- Уже уходишь? Так скоро? – вкрадчиво произнёс кто-то за спиной Иблиса, заставляя его обернуться, а потом и вовсе отшатнуться, осознав, кто был в непосредственной близости от него. – Даже не скажешь своей сестре «О, привет! Как жизнь?».

Хотя Летис и произнесла последнюю фразу в относительно весёлом и беззаботном тоне, только дурак не понял бы, что это – лишь ширма. В этих словах не было доброты. Лишь кипящая злоба, удерживаемая холодными цепями самоконтроля. Злоба, которая была похоронена в драконице на протяжении тысячи лет. Которая сейчас рвалась наружу.

В те времена Летис нельзя было назвать… жуткой. Ну, то есть, да, дракон – это всегда внушительно. Особенно большой. Особенно чёрный. Внушала ли она трепет своим видом? Да. Но до ужаса, от которого хотелось бежать, сломя голову, молясь вслух и про себя всем известным богам – до этого та Летти недотягивала. Да что там, даже сейчас драконица редко производила впечатление внушающего ужас чудовища…

Повода не было.

То, что сейчас «смотрело» на Иблиса было очень похоже на его сестру. Очень. Но оно было холодным. Безжалостным. Хотя в изорванных глазницах не было ничего, кроме багровой пустоты, почему-то казалось, что «взгляд» Летис пронзал в самую душу.

- Прошла целая тысяча лет, с тех пор, как мы с тобой виделись в последний раз… - устало произнесла Летис, подходя ближе к упавшему на землю барду. – И куда уходит время?.. а, впрочем, неважно…

Переулок, в котором они оказались, был пуст и забыт. Драконица была уверена, что сюда никто не зайдёт ещё долгое время. Что позволило ей некоторые вольности.

- У меня есть вопросы и ты на них ответишь. – произнесла драконица, когда за её спиной распахнулись огромные чёрные крылья, а её руки покрылись чешуёй и отрастили шипы и когти. – Полагаю, Трор Чернокамень – это твоё творение?

Она не собиралась делать из брата отбивную. Тем более посреди города. Пока что. Всё зависело от того, как он отреагирует на вопрос…
[status]Silent Anger[/status][icon]http://sg.uploads.ru/yAz1r.jpg[/icon]

+1

9

[icon]http://s3.uploads.ru/E810H.jpg[/icon][nick]Iblis[/nick][status]Ibby the Grey[/status]
Странная это была ситуация. Возможно, будь Грун поумнее, то наверняка что-то приметила бы, но с ее уровнем прокачки восприятия разыгравшаяся сцена была предельно плоской. Летти, вероятно, просто не была фанатом нортранской выпивки. Либо просто ее не любила, потому как сразу после обещания бесплатного пойла, которое привело рогатую драконицу в восторг, драконица постарше сбежала, извинившись. И сбежала очень быстро, настолько, что Грун осталась сидеть на стуле, недоуменно моргать и только спустя пару секунду опустила ладони на стол.
Ну, ладушки. Чуть опустила голову. Наверное, у нее были на то причины. Наверное. Какие-нибудь. Важные. Шмыг.
Ну, по крайней мере у Груни была бесплатная выпивка.
…А у кого-то тем временем была паническая атака.
- МАТЬТВОЮЗАНОГУЧЕРЕЗПЛЕЧО. - все эти слова были произнесены одновременно, на одном выдохе, без единой паузы ровно в тот момент, когда человек в треуголке подпрыгнул на месте, развернувшись в воздухе на 180 градусов и попытался сделать шаг назад, попятившись. Вполне логичное поведение, когда за твоей спиной вдруг появляется кто-то, кого ты видеть не хочешь.
Появление Летис не было сюрпризом. Скорее, оно было очень даже ожидаемым, как Дамоклов меч над головой, рано или поздно упавший на голову дракона, притворяющегося бардом. Неотвратимым, даже, потому что такие вещи не остаются в прошлом. Нельзя просто взять, прикончить какого-нибудь аристократа и не ожидать появления на пороге своего дома его сынишки или дочурки с криком “ты убил моего отца!” И Иблис на своем веку множество песен про такие случаи, так что в его понимании подобная сцена была избита до невозможности. Но при этом все же имела нехилый такой вес.
Вес, достаточный, чтобы полуорк споткнулся то ли о камень, то ли о ямку и грохнулся задницей на холодную землю, стискивая зубы и не сводя взгляда с темной фигуры, продолжающей выплевывать раз за разом шаблонные фразы, от которых у музыканта сводило зубы. Ну, ладно, Летис могла их себе позволить. Он же – никогда.
И вот, она задает последний вопрос. До него Ибби играл свою роль отменно. Он был в ужасе, он был напуган и чуть ли не готов был трястись от страха. Но вместо привычного “Время умирать”, его спрашивали про какого-то гнома. Точнее, он знал, про какого именно. Прекрасно знал. Но ощущение, что что-то не так, было куда сильнее любого недопонимания, и из-за этого играть роль испуганной жертвы Возмездия успешно уже не удавалось.
- Серьезно? - спросил он. С разочарованием в голосе и на лице.
Затем потянулся, уперся рукой в землю, поднялся. Он не был напуган. Не был напуган с самого начала, но прекрасно знал, что напуган должен был быть. В конце концов, Иблис не чувствовал страха по отношению к своей сестре. Скорее, облегчение, что день их встречи настал, и обстоятельства в достаточной мере подходили для того, чтобы закончить их давний спор, прерванный по глупости. Он был готов, он был рад этому, и тысяче-с-лишним-летнему дракону не нужно было копаться в себе достаточно долго, чтобы понять свои чувства.
- То есть, ты притащилась в Нортан не ради меня, а ради какого-то вонючего дворфа. - теперь он не спрашивал. Скорее, указывал на факты, которые сейчас не позволяли Ибби думать нормально. Эти мысли заполняли всю его голову и не могли в ней уложиться, потому как ситуация была абсурдной.
Летис должна была прибыть сюда, в Нортран, Кренив или любой другой северный город. На черных крыльях, или же своих двоих, неважно. Она должна была прийти к нему, пока он убегает. Она должна была молча вырвать ему язык и другие важные вещи, начиная с рук и заканчивая внутренними органами. А он должен был сопротивляться. По мере своих сил, которые не позволили бы ему снова впасть в ярость. Все должно было быть так. Чтобы на севере остался только истерзанный труп, но, нет. Трор был важнее. И именно по этой причине в глазах полуорка, наполненных кровью, читалось непонимание.
Неужели, он был менее важен? Неужели ее возмездие не стоило его. Может, все это время она знала, что он жив и ей просто было плевать? Он знал. И этого было достаточно, чтобы двигаться дальше, хотя и оставаясь одной ногой в Закатных Горах.
Иблис сглотнул.
- Забавно, что ты спрашиваешь про него, учитывая, что повестей про него уже достаточно. - постепенно, его отпускало – Не могу понять только, зачем. -
Да, его постепенно отпускало. Крылья, чешуя, когти, вот это вот все, не могло скрыть того факта, что перед ним все еще была Летис. Не могла скрыть и иллюзия тот факт, что глаз у нее не было, потому что Ибби сам их выдавил. И чем больше он смотрел в эти черные бездонные очи, тем больше казалось, что это своеобразная насмешка над ним. Что-то в формате “Мне абсолютно все равно”, хотя, вероятно, в этом тоже был определенный смысл. Смысл, избегающий Иблиса, правда, в этот самый момент, потому как все, что смог сделать дракон, это запрокинуть голову, чуть опустить на глаза шляпу, а затем склонить голову так, чтобы ему были видны только ноги Летти, а ей чтобы не были видны его красные глаза.
- Знаешь, было бы куда честнее, если бы ты сразу сказала, что пришла оторвать мне голову, а не пыталась найти оправдание для себя за все эти годы. -

Отредактировано Grun (2019-10-14 15:16:42)

+1

10

- Погоди, ты что, действительно?.. – неожиданная догадка о странной реакции брата внезапно поразила разум Летис, после чего та отстранилась в искреннем удивлении и неверии. – Не говори мне, что ты…

Летис не была самой умной драконицей. Но она и не была глупой. Скорее, её можно было назвать… рассудительной. Ну, по крайней мере, с точки зрения человека. Она действительно всё это время после своей «смерти» и последующего «воскрешения» не знала, что Иблис был жив. И, если честно, думать о нём тогда не хотелось. Хотя… не то, что не хотелось – времени на это не было. Неприспособленность к нормальному существованию при отсутствии зрения, и это притом, что помимо глаз тело Летис тогда страдало и от других ран – всё это вынуждало расставлять приоритеты в сторону адаптации и последующего выживания, а не планирования ужасной мести брательнику, который мог быть вообще где угодно в мире.

А потом… Потом воспоминания об Иблисе отошли на второй план. Затем на третий… И так далее, пока они не стали просто дурными мыслями о событиях, более не имевших значения.

Её глаза не вернуть. Летис давно свыклась с этой мыслью. Даже если она и вырвет Иблису кишки сейчас, то единственное, что из этого получится – всего лишь второй труп древнего дракона в Синегорье. И одна дракоша, окончательно добитая душевно. От смерти брата Летис не станет лучше. Она это знала. И их сколка, произошедшая тысячу лет назад, тоже не имела смысла, как не имела смысла её месть сейчас.

Драконица раздосадовано потрясла головой.

- А какой в этом смысл? – спросила драконица охрипшим голосом, казалось бы, в пустоту. – Что мне даст твоя смерть, какой бы медленной и мучительной она бы не была?

Она «взглянула» на брата. Судорожно сжала кулаки, да так, что её когти впились ей в ладонь. Мелькнули полосы чар на её лице, возвращая Летис её иллюзорные тёмные глаза.

- У меня была целая тысяча лет, чтобы подумать над этим вопросом. – произнесла драконица, перебирая пальцами в кулаках, на костяшках которых потихоньку начала набухать алая полосочка сочащейся крови. – В то время как у тебя была тысяча лет, чтобы прийти и закончить начатое.

Она не обратила внимание на резкую боль в тот момент, когда когти врезались в её ладонь – сейчас Летис была зла. Причём, сложно сказать, на кого конкретно она была зла. На себя, на Иблиса или на всё сущее сразу. Тем не менее, ей удалось вернуть себе спокойствие и выровнять дыхание.

- И, тем не менее, ты не пришёл. – произнесла Летис, подняв руку и «рассматривая» красовавшийся на ладони разрез. – Никак не дал о себе знать. Может, планировал, как бы сделать существование сестры ещё более жалким, а может просто струсил – откуда мне знать…

Драконица пожала плечами. Ей вряд ли бы пришла в голову мысль, что Иблису могло быть стыдно за то, что он совершил. Чтобы эта ящерица о чём-то сожалела? Да ни за что на свете… А если Летис и сожалела о чём-то, то никогда бы не призналась в этом. Так ей казалось.

- Наша схватка. – продолжила женщина. – Была самой тупой, самой бессмысленной вещью, которую мы когда-либо совершали, помимо сжигания целых королевств (хотя, этот фрагмент истории всё ещё довольно спорный). И из этого для нас не вышло ничего хорошего.

Глубоко вздохнув, словно на то, чтобы сознаться в собственной глупости, у Летис ушло немалое количество сил, драконица отвернулась в сторону, прекратив буравить Иблиса несуществующим взглядом.

- Я пришла сюда не потому что я хочу выпотрошить тебе кишки, Иблис. Я пришла сюда из-за того, что боюсь, что кишки могут выпустить кому-то, на кого мне не наплевать. Потому что я не хочу из-за своей глупости терять ещё кого-то… дорогого. Меня не интересуют слухи и сплетни об этом дворфе. Меня интересует правда. И мне кажется, что ты её знаешь.

Летис вновь вздохнула. На этот раз во вздохе было куда больше усталости. Злость отпустила драконицу, оставляя за собой изъеденную ядом пустоту. Ей на смену возвращался расчёт. Холодное стремление добиться результатов.

- Можешь уже сказать – убил ли этот карлик дракона на самом деле или он просто тушку нашёл и заявил «эт я сделаль». – последние слова были произнесены в шутливо-писклявом тоне, будто бы Летис хотела подчеркнуть, что во втором случае то была очевидная ложь, на которую, тем не менее, купились обитатели Синегорья.

+1

11

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
Когнитивный диссонанс в Иблисе был силен в тот момент. Он выпрямился, он чувствовал себя уже попривычнее, он натянул шляпу на голову так, что только один красный глаз выглядывал из под потертой треуголки и поставил ладонь левой руки на пояс, глядя на Летис. Не двигаясь, без единого действия, только вслушиваясь в ее слова и задумчиво покусывая нижнюю губу, будто пытаясь понять, насколько много правды в ее словах. Но это была привычка, привычка, появившаяся после длительного общения с людьми. После общения с теми, кто намного слабее, и кто понятия не имел о пределах силы полуорка, хотя за этой личиной скрывалось нечто более страшнее, куда более страшное. Они были слабее, поэтому они выкручивались за счет своей соображалки. За счет лжи, в том числе. За счет схем и планов, которые обводили Иблиса вокруг пальца, пока тот не начал внимательнее относиться к своим собеседникам.
С Летис увиливать не нужно было, и серый парень слишком поздно поставил себя обратно на место, прежде чем слова сестры успели ударить его по голове, словно молоток. Большущий такой и болезненный молоток.
- Дерьмовое выходит воссоединение. - чуть опустив голову, прервав зрительный контакт, пробубнил дракон, после чего приподнял правую руку и потер шею.
Затем наполнил воздухом легкие, сделал шаг в сторону, уперся в стену плечом и скрестил на груди руки. Так было легче, проще, в конце концов. Слишком много общения со смертными рано или поздно приводит к тому, что начинаешь мимикрировать под них не только в плане внешности, но и манерах. И такую позу Ибби обычно принимал, когда пытался выторговать что-то за те вещи, что были у него. Ценные для кого-то вещи. Торговаться сейчас, правда, было бессмысленно, не столько потому, что у Летис вряд ли было что-то важное. Скорее, бессмысленно было торговаться.
- Ну, ладно. Правда в том, что я понятия не имею. - эта фраза была произнесена одновременно с тем моментом, когда полуорк поднял голову и уставился обоими глазами на ту, у которой глаз не было – Это, считай, местная байка. Какой-то гном, какие-то пещеры, отправился на край света и нашел там дракона. -
Руки расцепились, обе ладони сначала сошлись вместе, затем разошлись, довольно быстро и манерно, словно Ибби показывал представление, а не пытался вести честный диалог.
- Вот и вся история, тащемта. - на этом моменте он слегка оттолкнулся от стены, только для того, чтобы упереться в нее уже спиной, после чего опть скрестил руки и взглянул из-под шляпы на Летис – Когда я дошел до него, он уже вовсю бухой в Крениве, с толстенным кошельком и говорил про сделку века. -
Небольшая пауза. Снова опустил голову, поджал губы. Те события чувствовались уже не так ясно, да и значения им Иблис не придавал. На тот момент его волновали две вещи, точно ли этот пьяница завалил дракона и насколько это было весело, достаточно ли весело для новой песни. И ответы были, соответственно, да и нет, но вот первый, “да”, мог оказаться и ложью. Просто потому, что черт его знает, что происходит в этих треклятых пещерах, и идти выяснять все самому Иблису не хотелось.
Поэтому, поэма. Красочный рассказ о маленьком Троре Чернокамне, который пошел искать удачу и нашел ее где-то в горах, набредя на крепость в камне, найдя там ее хозяина и с помощью пары оплеух разжился комплектом рогов, которые крайне трудно было бы просто так дотащить до Гракала. Явно в этой истории было и больше подробностей, но вот выяснять их на тот момент Ибби не нужно было. Да и, в конце концов, ему было действительно наплевать. Истории об убийцах драконов то тут, то там появлялись в массовом количестве. А одних настоящих рогов, а в том, что они настоящие, у Иблиса почему-то сомнений не было, было недостаточно, чтобы в достаточной мере подогреть интерес полуорка. Поэтому, чуть подумав, он еще раз глянул в сторону Летис.
- Так, это… Помер кто-то важный? - он только и успел задать вопрос, когда услышал шаги. Быстрые. Очень быстрые, соответствующие бегу, шаги, затем начал поворачивать голову в сторону того глупого смертного, который решил, что неплохо бы забежать в переулок к веселой парочке, где одна из сторон была представлена когтисто-крылатой женщиной размером с небольшую башню.
А затем последовал удар. Быстрый. Хлесткий, сверху вниз, по дуге, сопровождающимся звоном разбивающего стекла и хлюпаньем падающей на землю жидкости.
- А! Б***ДЬ!! - заорал от внезапного, хоть и не такого болезненного, как казалось на первый взгляд, выпада Иблис.
- А! А-а! - заорала в ответ Грун, дрожа всем телом и отступая на два шага назад после того, как поняла, что ее внезапная засада с бутылкой руках, от которой теперь оставалась только стеклянная “розочка”, оказалась неудачной.
Она была в панике. Он был зол. Настолько, что продолжил еще пару раз повторять сказанное слово, разве что тише, пока не смог снова выпрямиться, держась за промокшую от вина треуголку и глядя двумя багряными глазами на девицу в черном, у которой был настолько испуганный вид, что мгновенная аннигиляция прямо на месте показалась большому и страшному дракону той вещью, которая бы избавила эту жалкую жертву своих собственных порывов от страданий, рявкнул:
- ЗА ЧТО. -
- Я, эта, кровь, и подумала, а потом взяла, - сбивчиво, моментально начав оправдываться затараторил дракон поменьше, все еще держа обеими руками розочку и направляя ее в сторону Иблиса, который выглядел так, будто готов был оборвать Груне все рога, покажись она в своем обычном виде. Сейчас, правда, ему хотелось дать ей просто ощутимого пенделя.
- ОНА ВЫГЛЯДИТ ТАК, БУДТО ЕЙ БОЛЬНО?! - снова рявкнул бард, потер макушку и посмотрел на Летис – Ты точно отказалась от идеи убить меня, а не решила выбрать способ поизощренней? -

Отредактировано Grun (2019-10-14 15:44:07)

+1

12

- Ты ожидал, что после того, как ты выдавил мне глаза и бросил меня умирать в океане, я накинусь тебе на шею и поцелую тебя в щёчку? – драконица склонила голову набок. – Братец, ты уж реши – ты меня боишься до усрачки, или же ты просто по мне скучал…

В глазах Летти, воссоединение было… более-менее неплохим. Не лучшим, но неплохим. По крайней мере, никто из них не начал вбивать морду другого в череп. Это было хорошо, потому что разносить Нортран ради того, чтобы уложить дорого братца на лопатки за предательство тысячелетней давности Летис не хотелось. Вовсе не потому, что ей было лень, но потому, что были дела поважнее мести и погони за призраками.
Кстати о призраках…

- Ооох… зашибись. – разочарованно простонала Летис, услышав из уст брата историю о Троре Чернокамне. Которую она слышала уже раз сто. Да, конечно, в этот раз всплыли новые подробности, но то было лишь незначительное дополнение. Слишком многое всё ещё было неясным. Это начинало серьёзно раздражать. – Сделка века, блин…

Летти развернулась, подошла к стене, что находилась у неё за спиной, положила обе руки на неё, чуть отклонила голову назад и… стукнулась ею об деревянное бревно. Не со всей дури шарахнулась об дерево, но лишь легко постучала ею. Целью данного акта было не в стремлении навредить себе – удар был слишком слабым, чтобы оставить даже шишку. Нет. Вся эта погоня начинала давить на нервы драконицы. И, как правило, когда Летис нервничала, случались плохие вещи.

Но, прежде, чем нарастающее напряжение успело пустить корни в драконице, её брата огрели по башке бутылкой.

Будь Иблис и Летис не-драконами, реакция была бы совершенно иной. Но, поскольку такой удар для Ибби был равносилен случайному столкновению коленки с дверным косяком, ничего страшного не случилось. Разве что было очень неприятно. Однако, вскоре к возмущениям барда прибавился сдавленный женский смех.

Ну, поначалу он был сдавленный, словно Летти действительно старалась сдержать его в себе. Но получалось у неё плохо, потому что в следующий момент драконица просто взорвалась хохотом. Совершенно искренним, в котором не было и толики злорадства. Как если бы кто-то рассказал Летис по-настоящему смешную шутку. И, надо сказать, лицезреть, как Иблис получает по башке бутылкой с вином из ниоткуда было очень весело. Настолько, что из-за приступа смеха Летис стало не хватать воздуха в лёгких.

- Аха… Ха… Ха… Ха-ха… Ооох… - опираясь на стену, по которой она ранее сползла в приступе безудержного веселья, Летис встала с земли, смахивая появившиеся на лице слёзы. Её потребовалось отдышаться некоторое время, прежде чем она смогла ответить. – Да точно, но всё же это было очень забавно.

Неожиданно, всё стало так… просто. Ушла злоба и раздражение, оставляя после себя лишь небольшую усталость. Больше не было причины здесь оставаться. Но не уходить же так грубо? Надо хотя бы представить Грун.

- Да, познакомься – это Грун. – драконица обошла своего брата (уже спрятав крылья и прочие драконьи детали) и приобняла девушку рукой за плечо. – Моя подруга. Благодаря ей я, в конце концов, оказалась тут.

Выражение на лице Летис перестало быть весёлым и вновь приобрело нейтральные, несколько даже отстранённые черты.

- Умер… её отец. – произнесла драконица. – Меня это обеспокоило, поэтому я решила разобраться, что к чему.

0

13

[icon]http://s5.uploads.ru/ZwbM7.jpg[/icon][nick]Sylva Kiln[/nick][status]Totally not Grun[/status]
На этом день можно было бы и закончить. То есть, совсем. Но, учитывая, что речь сейчас была не о каком-то комедийном сериале, а о жизни трех драконов, заканчивать прямо сейчас эту сцену было технически невозможно. Если бы только каждый из них не разошелся по своим делам. Но, судя по виду Летти, та уходить не собиралась. Груня же была, скорее, не способна куда-то пойти, потому как все еще находилась в несколько шоковом состояния от того факта, что огрела другого дракона по голове. Иблис же… Ну, то, что это был третий дракон, стало ясно довольно быстро. И от того рогатой, прячущейся под личиной черноволосой женщины, было еще хуже. Ударить по голове бутылкой человека? Гнома? Да не проблема. Другого дракона? Это было как минимум невежливо. Как максимум, требовало от этого самого дракона избить Грун за такую вот дерзость. И хотя понимание того факта, что она сделала глупость, пришло к бескрылой довольно таки быстро, как и ожидание возможных оплеух, больше всего ее беспокоило ощущение дежа вю.
Которое прямо звенело в голове. Что-то подобное Груня уже делала, и по мере того как взгляд ее задерживался на полуорке в серых одеждах, с серой же кожей, снимающего шляпу, вымоченную в медовухе, обнажающего шевелюру из спутанных седых волос, ощущение чего-то знакомого становилось все сильнее.
- А! Летти! - вдруг, внезапно даже для себя самой, подала голос Грун, опуская взгляд на “розочку”, тут же выпуская ее из рук, откидывая, словно чью-то оторванную конечность, после чего снова поднимая взгляд на серого барда.
- П-простите! Мне очень жаль! - выпалила она следом, глядя на то, как на лице беловолосого проступила разочарованная гримаса при взгляде на его треуголку, теперь отливающую слегка желтоватым цветом, явно испорченную.
- Твою мать. - процедил музыкант, еле размыкая губы, после чего, все еще держа в руках шляпу, посмотрел сначала Грун, затем на Летис. Вид у него был… Расстроенный. Такой вид бывает у людей, чью “коллекционную фигурку” сломал ребенок, пришедший в гости, и прямо сейчас владелец фигурки раздумывал, потребовать ли с родителей деньги за сломанное, втягивая носом холодный нортранский воздух. Тем не менее, к тому моменту, как взгляд перешел на Летти, что-то в нем изменилось, и к Грун обратно вернулся уже чуть более расслабленный бард, правда, все еще расстроенный потерей нормальной треуголки.
- Хреново тебе. - бросает мужчина, вызывая этой фразой определенный уровень недоумения, отраженный на лице рогатой драконицы, однако, сразу после этого опять обращается, уже к Летис – Если ты планируешь найти гнома, который завалил дракона, то это гиблое дело. Трор кружку-то в руках не мог удержать. -
Нотки серьезности. То, чего раньше ощущалось, а еще нотки чего-то знакомого, заметные с первых мгновений, хотя расслабленный тон и опущенные плечи делали из этого дракона скорее пародию на кого-то, кто был драконом только номинально. Не притрагивался к таким вещам, как господство над людьми, не устраивал хаос, не крушил города. По крайней мере, так казалось в этот момент Груне, сложившей руки и украдкой вопросительно посмотревшей на Летис, все еще обнимающую ее за плечо.
“Знакомым” в образе барда казалось многое. Только вот от разных людей. Как и Груня, он производил впечатление крылатого ящера, не слишком беспокоящегося о том, что за ним будут пытаться охотиться, просто потому, что он не преследовал цели в виде защиты своих владений. Он был свободен и, вероятно, тоже блуждал от города к города. Но ощущение силы и уверенности, идущее от него, было схожим с Летис. И, вероятно, именно поэтому Грун и смотрела сейчас на нее, пока Серый Ибби не сделал паузу, почесав подбородок, задумавшись на мгновение.
- Он говорил про рубиновую крепость в горах. -
Резкая смена. Сразу в нескольких моментах, единовременно, молниеносно. Смена настроения у полуорка, с наплевательского, вызванного, видимо, словами сестры, на вполне серьезного, как только выяснилось, что Летис пришла сюда не благодаря каким-то слухам, а потому что другой дракон на самом деле умер. И это был не безымянный дракон, а вполне конкретный. В этот же момент – чуть вздернувшиеся брови на лице Грун. Незаметно, даже для нее самой, при упоминании названия, казалось, забытого окончательного, но заставившего чуть-чуть нахмуриться и чуть опустить взгляд.
- А, он.. Ничего больше не сказал? - спросила рогатая драконица, чувствуя, как к горлу подступает комок и ощущение, испытанное в Аварине, возвращается, хотя и в меньшем формате.
- Да хрен его знает, я сам был пьян. - довольно честный ответ, сопровождаемый почесыванием бородки из таких же белых волос, что и на макушке, а также опущенными веками, будто Ибби силился вспомнить что вообще было в тот день, хотя плохо помнил последнюю неделю своей жизни – Вроде, что она не в горах на севере, а под ними, но я в тех местах не был. -
- А… - ответила только Грун, взглянула на Летти, соотнесла тот факт, что Летис пришла сюда только потому, что кое кто важный для Груни умер, после чего повернулась к Иблису, имени которого пока не знала, и задала тот вопрос, который показался ей важным – А… А почему? -
- Там нет трактиров. - мгновенно ответил бард, не слишком разделявший взгляды своей сестры, считающей, что убийц драконов надо контролировать и, как минимум, проверять.

+1

14

Никто бы, пожалуй, не удивился, если бы после слов Иблиса Летис хватил нервный срыв. И это было бы вполне понятно – потратить время и силы только для того, чтобы найти нерадивого братца и узнать, что вшивый карлик, из-за которого женщина совершала некомфортно большое количество телодвижений за столь короткий временной промежуток, вообще неизвестно где шляется. Тут, пожалуй, любому бы крышу снесло. Даже Летис.

Но, удивительно, ничего не случилось.

Раздался лишь долгий, долгий вздох, полный разочарования, усталости, раздражение и зарождающихся истерических ноток. При всём этом, Летис, кажется, на целую голову уменьшилась в росте (она просто сгорбилась), её иллюзорные глазки взирали на всё пустым, безразличным выражением. Она поднесла руку к лицу и с силой провела по нему, словно стараясь вытереть что-то. Видимо, часть накатившей усталости.

- Не, ну его в задницу. – наконец произнесла женщина, выпрямившись. – Искренне желаю и надеюсь, что его, в пьяном угаре, кто-нибудь оприходовал.

Она получила все ответы. И ни один из них не был удовлетворительным. Скорее, наоборот – от каждого из них хотелось пробить головой ледник и так и сидеть, на манер страусов. У Летти кончился тот запал праведного гнева, который двигал ею вперёд всё это время и не давал махнуть хвостом на всю эту авантюру с Трором. Теперь, когда он кончился, драконица ощутила на себе все последствия вспышки активной деятельности… и единственным желанием, на которое у неё оставались силы – это вернуться домой и прилечь.

Надолго.

- Грун, пойдём отсюда. – Летти редко позволяла себе слабости. Она всегда предстояла перед окружающими в своём невозмутимо-царственном виде… но сейчас двум другим драконом довелось видеть ту сторону женщины, которая показывалась тогда, когда она достигала той точки, когда ей было всё равно. Проще говоря, пред ними предстала задолбавшаяся Летти. Летти, которая сейчас взирала молящим взглядом на подругу. – Пожалуйста, давай просто вернёмся домой… и там ты мне уже всё расскажешь, что хочешь.

После этого, не дожидаясь ответа, женщина развернулась и медленным шагом направилась прочь из переулка.

- …заткнись. – произнесла Летти, не оборачиваясь, видимо, каким-то шестым чувством уловив, что Иблис собрался что-то сказать… или спросить. – Просто заткнись, пожалуйста.

Выждав драматическую паузу (или просто дожидаясь Груни), женщина вновь зашагала прочь, оставляя брата наедине с собственными мыслями.

0

15

Скорм его знал, что происходило на самом деле. Точнее, он-то точно знал, а вот Грун до сих пор не могла толком отойти от первых моментов встречи, из-за чего на любую реплику ей хотелось задать переспрашивающий вопрос. Тем более, учитывая, что как минимум один дракон из троих считал, что отсутствие питейных заведений в горах это достаточно справедливая отговорка для того, чтобы не топать и дальше за расследованием. И, честно говоря, был еще ряд вещей, о которых хотелось спросить, но вот реплика высокой женщины в черном заставила девицу со взглядом мертвой рыбы обратить на Летис внимание. С толикой беспокойства, ведь раньше такой Грун ее не видела.
Нет, конечно, Летис и до этого могла быть уставшей. Драконица вообще часто выглядела так, будто ее задолбал окружающий мир ровно до той точки, когда ей становится плевать, но сегодня было что-то особенное. Достаточно особенное, что Грун не решилась как-то выступать против, и как только драконица высказала желание пойти домой, рогатая быстро согласилась:
- Д-да, конечно! - выпалила Грун, после чего мельком посмотрела на полуорка, шмыгнула носом и помахала рукой в знак прощания.
Судя по всему, полуорку такое поведение не очень понравилось, потому как выражение лица его стало еще более кислым, разве что, как только он уже собирался открыть рот, Летис снова подала голос. И рот закрылся. Кислая морда, впрочем, никуда не делась, да и поза вовсе никак не изменилась – чуть накренившийся в сторону, опирающийся о стену, Иблис молча проводил взглядом две фигуры, покуда они удалялись из переулка.
Одна – высокая, медленная, производящая впечатление айсберга, методично плывущего к своей цели. Вторая – неуверенная, слегка дерганная, все еще периодически оглядывающаяся на серокожего, молча вернувшего шляпу на голову и втянувшего носом запах алкоголя, пропитавшего ткань. Теперь еще пару недель он будет пахнуть медовухой. Отлично. Просто замечательно. Не так заметно, учитывая места, где ему придется выступать, но шляпу, определенно, стоило бы купить новую. Вряд ли тем двоим было до этого дело, опять же. И мысли о том, что неплохо было бы, чтобы новую шляпу ему подарили, сами собой пришли в голову Иблиса, заставляя его закатить глаза, опустить веки и устало запрокинуть голову, испуская тяжелый вдох.
Тяжелый день. Да, для всех.
Для драконицы, которая явно не расчитывала на встречу со старым родственником. Для дракона, который точно не был готов к подобной встречи прямо сейчас. И для одной драконицы, которая шла следом за уставшей подругой до самых ворот, пока, наконец, не остановилась, не почесала затылок и, обернувшись на уже пройденный путь, представляющий из себя заснеженную улицу, плохо освещенную фонарями, пришла к определенному выводу.
- Эм… Летти, я, наверное, пока тут останусь. - произносит Груня задумчиво, затем поворачивает голову к Летис и все с той же ноткой беспокойства во взгляде и своей обычной, слегка нервозной, манерой общения, тут же старается объясниться – Я, в-в-в, смысле, не против, чтобы домой, просто, кажется, мне кажется, что надо.. -
Она замолкает постепенно, говоря все тише и тише, когда в голове четче становится мысль, что у нее нет вполне явных причин оставаться и дальше на севере. Кажется, сейчас имеет смысл как раз взять и пойти, под ручку, обратно в Аварин, или, напротив, сбежать в Маджулу, потусить с Летис и Эрис. Но вместо этого Грун чешет репу, отводит взгляд, придумывает что-то, пока наконец-то, не опускает руки и поднимает голову, чтобы посмотреть на Летис.
- Я, в общем, да. Чуть позже приду. В гости. Если ты не против, конечно. - прощания всегда давались рогатой тяжело, и этот раз не был исключением. Тем более не был, судя по тому, что Летис все еще выглядела крайне уставшей, одним своим видом намекая на то, что Грун сейчас лучше бы остаться  с ней. К этому моменту удары совести были уже просто невыразимыми, и дракоша поменьше не нашла ничего лучше, чем подбежать к Летис, крепко ее обнять, в процессе попытавшись даже поднять над землей – неудачно, кстати - , затем посмотрела драконице в глаза и добавила:
- Просто не унывай, все будет хорошо. - кивнула. Резко отпустила, побежала.
Побежала быстро, надо сказать, будто действительно было, куда бежать, хотя, на деле, за ближайшим поворотом Грун остановилась, прижалась к стенке и, схватившись за затылок, чуть наклонилась, пытаясь понять, где же она слышала историю про старую креопсть на севере.
В смысле, она много где могла ее слышать. От папы, например. Может, от каких еще гномов, когда она жила в Синегорье. Но вот то, что туда кто-то таки сумел добраться, было новостью. Опустив веки, зажмурившись, рогатая снова задумалась, затем резко убрала руки с головы, посмотрела куда-то вдаль, там, где сквозь деревянные здания просматривалось темное вечернее небо и облака, плывущие где-то вдалеке.
В конце концов, она могла сходить на разведку. Да, могла. Туда и обратно, ничего страшного.

Эпилог.

Струны в его руках звенели и пели. “Если ты делаешь что-то хорошо – никогда не делай это задаром” - так звучал один из крайне важных советов в жизни полуорка, но прямо сейчас, сидя вечером возле конюшни, на границе Нортрана и дергая за тонкие металлические ниточки, Иблис играл на лютне, скорее, для себя. Это успокаивало, позволяло отвлечься от лишних мыслей, потому как последние несколько недель их количество просто переваливало за все мыслимые пределы.
Вкратце, жизнь становилась дерьмовее. Хильде, конечно же, далеко не понравились его выходки на сцене. Ибби предупреждал ее, что с его-то мордой, ясен пень, найдется кто-нибудь, кто решит резко высказаться, и тогда он сдерживаться точно не будет. Именно поэтому чаще всего в довольно дешевых заведениях бард и ошивался – там было проще закрыть глаза на драку. Но вот для полуэльфы, которая выступала в местах поприличнее, обычно, такое поведение не слишком подходило. И ее можно было понять, учитывая, что от остроухих не ожидали того уровня хаоса и злости, которые можно было бы ждать от кого-то с орочьей кровью. Может, не стоило брать именно этот образ?
Пальцы на мгновение остановились. Мелодия замерла, а бард, вздохнув, уставился на дорогу, вид на которую раскидывался прямо перед ним, и на то, как этот самый путь уходил в сторону горизонта. К лесам, к Валхейву, к Аварину, далеко на юг. Прикрыл веки.
Нет, полуорк ему подходил. Он закрывал шрамы, акцентировал внимание на цвете кожи, а не на том, что выглядел Иблис как решето, благодаря своей же сестренке. Пальцы хотели было уже продолжить дергать и дальше за струны, но, дотронувшись, только медленно их погладили. “Квиты, наверное.” - подумал дракон, затем все же дернул за одну из струн и продолжил с того же места в простенькой мелодии, на котором прервался раньше, набирая темп, будто это помогало отвести подальше мысли о сестре. По крайней мере ровно до того момента, пока в нос не ударил знакомый запах. Да, мысли о полуэльфе, которая хотела внимания и хотела, видимо, “перевоспитать” барда, который только и делал, что пил, да дебоширил, наводили на грустное. Еще больше негативных эмоций появлялось при мысли о Летис. Но вот когда ощущение присутствия другого крылатого ящера стало достаточно заметным, чтобы Иблис начал припоминать, кто же это мог быть, темп игры его снова вернулся к медленному и задумчивому.
Мозг сам начал думать о том, с какой стороны к нему кто-то подойдет. С какой стороны появится знакомая морда, которая наверняка захочет попытаться навязать драку. Ну или поязвить немного за счет старого дракона, который уже давно не показывал полную силу. Такие появлялись регулярно, опять же, учитывая, что Ибби часто заходил на чужие территории, но в Нортране, кажется, до сего момента было спокойно. По крайней мере, до последней секунды, пока не раздался голос.
- Привет? - послышалось слева, от угла конюши, заставляя Иблиса повернуть голову источнику звука и тут же резко дернуться. На него смотрела другая голова, вылезающая из-за угла, на которой при этом было шесть рогов. А еще не слишком хорошо вымытые черные волосы и взгляд.. Взгляд резкий и довольно таки угрожающий, но из-за бровей и выражения лица выглядящий угрожающим только из-за довольно таки маленьких зрачков и радужки. И мешков под глазами.
- Скорм тебя дери. Ты опять пришла попытаться завалить меня бутылкой? - мгновенно ответил бард, покривившись и прекрасно узнав по одному только взгляду девицу, которая несколько недель тому назад резко сделала выпад в защиту сестрицы. Что вышло довольно бесполезно в плане нанесения урона, но крайне весомо в плане первого знакомства. И, судя по всему, заданный вопрос попал в точку, потому как голова попыталась спрятаться за углом, глаза забегали, а нижняя половина лица и вовсе скрылась за деревянным столбом, что поддерживал крышу.
- Н-нет, я, эт-то, хотела извиниться… - запинаясь, продолжила голова, после чего посмотрела на Иблиса жалобным видом, поставив бровки домиком и пару раз моргнула.
Иблис вздохнул.
- Ладно. - произнес он, поворачиваясь обратно к созерцанию тракта, ведущего на юг, после чего опять принялся истязать струны, возвращаясь к своей мелодии, так успешно засевшей в голове, но пока еще не имеющей названия – Извиняйся. -
От него же не отстанут. Такие люди, драконы, обычно не отстают. Но, по крайней мере, не пытаются навредить. И, возвращаясь к своим “делам”, Ибби прекрасно понимал, что, скорее всего, сейчас эта драконица приклеится к нему на ближайшие несколько минут, а затем свалит, удостоверившись, что старый ящер не собирается отправляться  на край света. Мстя за один единственный, и крайне неуважительный, удар.
Так, в общем-то, и вышло. Грун робко, на всякий случай оглядевшись, вышла из-за угла, почесала затылок свободной рукой, удерживая что-то за спиной, затем посмотрела на все еще играющего барда, поглощенного, казалось бы, этим занятием, после чего сделала пару шагов к нему и присела на скамью рядом. Поставив то, что до этого было спрятано за спиной, себе на колени и окончательно переключившись на то, как серые пальцы в мозолях дергали за металлические ниточки.
- Ты очень красиво играешь. - не сводя взгляда, делится впечатлениями Грун, пока дракон продолжает не обращать на нее внимания, и только спустя пару секунд замечает.
- Практика. - большой палец поочередно заставляет дрожать одну за другой несколько струн, завершая композицию, после чего взгляд красных глаз полуорка падает на бутылку в руках рогатой, чьи рога были достаточно заметны, чтобы предположить – сейчас она в своем “обычном” облике. А та черноволосая была только личиной, чтобы походить на человека.
- Шутки про то, что ты разобьешь мне ее об голову уже устарели, но, серьезно, зачем тебе оно? - не убирая руки с лютни задает вопрос Иблис, все еще смотря на довольно таки грубо сделанный сосуд из стекла, ппосле чего переводит взгляд на Грун, казалось бы, уже забывшую, что это именно она притащила спиртное, на что та смотрит сначала на “подарок”, затем на барда, а потом вдруг что-то вспоминает:
- А! Точно, да! - резко активируется драконица, беря бутылку обеими руками и протягивая ее полуорку, чуть отсаживаясь – Я хотела извиниться, но не знала, что принести, а потом вспомнила, что обычно драконов в Гракал не пускают, и захватила оттуда ликера. Из можжевельника. -
Она выпалила это все на одном дыхании. Бард же с ответом не торопился, только еще раз взглянул на запечатанную бутыль без единой маркировки, осторожно принял ее из рук драконицы, пальцем откупорил пробку и тут же опрокинул в себя несколько глотков обжигающей жидкости. Затем втянул носом воздух, медленно моргнул. Выдохнул. Протянул бутылку обратно, получив в ответ вопросительный взгляд Грун, не слишком понимающей, что ей делать.
- Пей. Или ты сюда пришла только ее отдать и сразу убежать за Летис? - спросил бард, передавая ликер обратно рогатой.
- Н-нет, она уже.. Давно у себя. Я здесь одна. - придерживая за горлышко начала оправдываться бескрылая, приняв бутыль и попытавшись от нее отхлебнуть, но вдруг поняв, что градус у этой штуки слишком высокий, даже для рогатой. Закашлялась, зажмурилась, почувствовала на себе несколько разочарованный взгляд полуорка, после чего вытерла тыльной стороной ладони губы и посмотрела вопросительно в ответ.
Бард же ничего не ответил. Только моргнул, оперся спиной о стену конюшни и снова вернулся к лютне, заставляя мелодию дрожать в воздухе. Ту же самую, которая была слышна, пока Грун еще не появилась.
- А, эм… А как тебя зовут? - появился спустя  какое-то время вопрос, вызвавший у старого дракона смешок. Затем легкий оскал.
- А она тебе разве не сказала? - спустя еще пару секунд ответил Иблис, не переводя взгляда с лютни на рогатую, но прекрасно зная, что та немного смутилась – боковым зрением было заметно, как та попыталась отвести взор куда-то в сторону, хотя все это время смотрела именно на Ибби.
- Н-нет. - коротко ответила дракоша, после чего добавила – Я побоялась спрашивать. -
Еще одна пауза. Чуть более длинная, прерывающаяся только лютней.
- Иблис. - произносит наконец-то бард, не отрываясь от своего любимого дела.
- А… О! А я – Грун. Очень приятно. - с нотками радости в голосе, заставившими полуорка перевести взгляд, не поворачивая головы, на рогатую, и взглянуть на нее из под полей треуголки, пропитанной медовухой, стараниями этой самой рогатой. Смотрела на полуорка сейчас счастливая мордашка. Слишком счастливая для кого-то, кто должен был, по-хорошему, выяснять вопросы территории, драться за нее, да и вовсе воспринимать Иблиса как потенциального конкурента.
Но, нет. Конкуренцией тут и не пахло. Скорее, чем-то другим, и конюшни здесь были совершенно ни при чем.
- Нравится? - еще семь движений рук, и струны одна за другой переливаются звуком, подводя снова к завершению мелодии.
Ответа поначалу нет. Дракоша отводит взгляд, затем возвращается и кивает.
- Да. Очень. - говорит она наконец, и Иблис снова возвращает взгляд к дороге. Затем к лютне.
- Можно я еще приду послушать? - этот вопрос, заданный девицей, заставляет дракона остановиться, чуть повернуться к ней. Взглянуть внимательно.
Да нет, Грун была абсолютно серьезно. Не выглядело, как шутка. Да и не звучало тоже. Бард снова расслабляется. Затем прислоняется затылком к стенке конюшни, пожимает плечами.
- Валяй. Не думаю, что я в ближайшее время буду сваливать из Нортрана. - отвечает чуть более развернуто серокожий. После чего опускает взгляд к лютне, затем к Грун.
- Снова, ту же? - спрашивает полуорк с музыкальным инструментом в руках, тут же получает в качестве ответа кивок с улыбкой, и чувствует, как на его лице тоже проступает улыбка. Уверенная. Улыбка кого-то, кто знает свое дело, и к кому только что пришел клиент, ценящий этот самый труд.
Он начал заново. С самого начала мелодии. Рогатая драконица же слушала. Внимательно смотря на то, как принадлежащий к драконьему племени бард просто дергал за металлические ниточки, приделанные к деревянной штуковине, заставляя воздух вибрировать, а не сжигал деревни или порабощал народы. Потому что это было интересно. И это завораживало. Не одна только мелодия, впрочем.

Конец

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 18.03.1204 - "Короче, заходит в бар дракон, массовый убийца и мать..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC