http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 4.11.1202 «Склянка Настойки из Полыни»


4.11.1202 «Склянка Настойки из Полыни»

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sd.uploads.ru/VoP2c.png

Склянка Настойки из Полыни

Шутки и забавы - они смешные, должны быть забавными, добродушными иногда даже. Но Марии, над которой кто-то решил подшутить, совершенно не смешно. Первая кого она подозревает - Дарси, но к тому времени, когда она с ней встречается, ей самой уже давно не до шуток.

Отредактировано Sea Witch (2019-08-14 19:57:41)

+1

2

Дышать в маске было тяжело, время от времени при вдохе откуда-то из груди исходил натужный сиплый звук, а также возникало ощущение, что она вдыхает пустоту, но Дарси понимала, что была малая цена за возможность хотя бы сохранять бодрость и не захлебываться кашлем постоянно. Первое время, пока она не нашла хоть немного подходящую смесь для настойки, ощущение при каждом приступе было такое, будто она вывернется наизнанку, пока кашель будет вырываться из ее нутра. Окуляры в очередной раз немного запотели, но она все еще могла что-то видеть и хоть что-то делать. Одно радовало – сейчас ее никто не видел. Она сидела в своей комнате, одной из самых удаленных в Башне Магов и вряд ли кому-то в голову пришло бы ее потревожить. Ей и так неспроста выделили самый далекий уголок, чтобы она никого не заразила. Если раньше она была бы расстроена таким поворотом событий, то сейчас даже благодарна. Никто не видит ее позора.
Ощущение беспомощности. Немощности, которая пронизывает все тело и придавливает разум тяжелой могильной плитой уныния. Пока она давила пестиком в ступке травы, ее руки чуть дрожали, а работа казалась изнуряющей и почти непосильной, хотя на самом деле была сущей ерундой. Ее слегка колотило, ей было холодно, хотя в здании Башни должно было бы быть по идее тепло, а на ней самой был плотный тяжелый балахон, который теперь стал второй кожей для обезображенной проплешинами и язвами волшебницы. И дело было даже не в том, что ее уже который день подряд лихорадило и ради этого она пыталась сделать новое лекарство, но и дело было в какой-то уязвленной гордости. Дарси выла и лезла на стенку от собственной ущербности, от того что она физически слабее чем многие уже почтенные наставники, которым уже за сотню, а выглядит раза в три хуже, хотя она только выпускница и ей какие-то жалкие двадцать пять лет. Она никак не могла с таким смириться, сколько бы не пыталась фаталистически принять свое новое состояние и не пытаться просто жить и как-то двигаться дальше. Что-то постоянно содрогалось внутри от той мучительной агонии, на которую ее несправедливо обрекла судьба. То она жалела себя, то пыталась всем доказать, что она не такая, что она может быть полноценным магом. Полноценным. Колдовать она с постоянством не может, после попыток сделать заклинание ее состояние ухудшается, а еще магия может пойти куда-то не туда. Полноценностью даже не тянет.
Потому Байл сидела в своей полутемной комнате и тихонько пыталась сварить очередное зелье, уныло понурив голову и стараясь рассмотреть через окуляры содержимое пестика перед собой. На стекло изнутри упала какая-то капля. Дарси очень понадеялась, что это просто бисеринка пота, а не что-то более дурное. Но, если судить по звуку, вроде как нормально перемолоть несчастное растение ей удалось, потому она чуть подправила тяжелый подсвечник под пробиркой и начала потихоньку засыпать содержимое ступки внутрь. Все равно кроме алхимии у нее не осталось больше толковых занятий в свободное время. А в Деорсе может свободного времени у большинства и не должно быть, но Дарси к большинству не относилась. Слишком мало заданий и дел, на которые ее могли допустить и слишком часто надо было возвращаться и наблюдаться у более значимых магов, что все под контролем. Вот и приходилось как-то убивать время. Перетирать, варить, смешивать, экспериментировать на себе, пробовать снова. Но дрожь в руках и озноб проходить все также не спешили, заставляя Дарси съеживаться за столом все сильнее и сильнее.

+1

3

Мария - она чуть ли не отшельница, на социум сначала у нее времени не хватало, а потом и вовсе интерес пропал: не было ее это, ну к чему ей болтать с другими вообще было. Она, конечно, все равно всякие светские беседы поддерживала, кивала головой при них, рассказывала, что погода и правда пасмурная, что скоро экзамены; как же ей беседы не поддерживать? Она, как никак, архимага дочь, ну не дура была бы она, если его имя топтала своими играми в отшельничество? Она не простушка была какая, чтобы запереться ото всех подальше, сделает она так - сразу начнут обсуждать, какой позор архимагу, с такой дурной дочерью.

Сама в себе Морская Ведьма хоть и видит дуру бесполезную, но ведь не настолько бесчувственную к другим дуру, вот она полностью от общения и не смогла абстрагироваться, хотя иногда ей и хотелось, коллеги ее даже не понимали, странно на нее смотрели, когда она говорила что на сердце у нее. Она только и сошлась на компромиссе, что никого из них друзьями-подругами не считает, не доверяет им совсем, ничего им из жизни не рассказывает, иногда даже врага.

Так она большинство сплетней да историй, бродящих кругом по Башне, и узнавала, через беседы эти. Некоторые о ее учениках - она, зная их лично, не верила сплетням о них - но на сплетни о тех, кого не знала, опиралась, как на единственный источник информации, ну и пусть, что не правдивый часто, ей уже все равно было, если не ее знакомые, настолько она устала.

И вот, одним вечером кто-то в ее покои пробрался, когда она спала, и чудное заклинание сделал, подшутить решил над ней; обычно волосы в таких шутках делали другого цвета, не натурального и яркого, но у Марии родной цвет волос не похож ни на мать, ни на отца, зеленый: вот ей и сделали так, что ее волосы, кои она окрашивала с помощью магии чуть ли не каждую неделю, обернулись в родной цвет на целый месяц. Первая, на кого Роуз подумала - это на некую, кажется, Дарси Байл, она слышала, что Байл подобным развлекаться любила, она саму Дарси не знала, но видела пару раз. Мария пыталась зла на нее не держать, не обижаться, откуда ведь Байл знать, как родители Морской Ведьмы спорили месяцами о том, что Мария не родная, потому что волосы у нее зеленые, как еще пару месяцев они обходили всех, даже подозрительных гадалок, проверяя, настоящая ли дочь она отцу - к счастью, оказалась она родная. И она не знает, тем более, как Мария ненавидела свой цвет волос, как он ей напоминал о том, что она не идеальная, как ее продолжали называть Морской Ведьмой, но обиду на нее, легкую, желчь такую, затаила все равно.

Ничего она ей не предъявляла по этому поводу. Неконфликтность, доброта - это все не то, почему Мария ее не трогала, никому ничего не говорила про шутку, она все это не делала, потому что она просто была асоциальная, ей не хотелось контактировать с людьми больше, чем нужно, а шутку она так, может и пережить. Но, словно судьба любит играть шутки над ней, спустя эдак месяц-два к ней пришло, с печаткой архимага. Она его уже пару лет в лицо не видела, он предпочитал игнорировать ее существование и не видеть позорную дочь в лицо, все задания, которые он ей поручил, потому что даже она, неумеха, могла бы с ними справиться, он ей присылал через письмо. Мария его берет, разворачивает: а там задание такое, проверить, что с Дарси Байл не так. Ни упоминания, где ее найти, спрашивать коллег об местоположении Дарси она даже не стала, толку-то, если скорее всего никто не знает. Положила она письмо обратно на тумбочку рядом с кроватью, потерла себе виски и вздохнула тяжело. Ну, Дарси Байл, так Дарси Байл, после занятий она ее поищет, наберет себе сумку полную трав-алхимии, и обязательно поищет.

И когда Мария отложила учебник в сторону, убедилась, что больше у нее не будет никаких уроков на сегодня, отправилась она на поиски свои.

Сказать - дело одно, но найти ее дело было совершенно другим. Долго она блуждала по коридорам Башни Магов, на этот раз уже сдавшись и пару раз спросив, где же ее найти, но все только руками разводили и утверждали, что они-то тем более понятия не имеют. Вот она и застряла после занятий на пару часов на такой мини-прогулке, мышцы от которой определенно на следующее утро болеть будут так, что трав у нее недостаточно, чтобы боль утихомирить. Чудом, наверное, но где Байл найти Мария все таки прознала, у какого-нибудь мага, которого она впервые в жизни видела; удивительно, чуть ли не всю жизнь в Башне провела, а до сих пор всех не знала.

Она стоит, мнется перед дверью такой темной комнаты, удаленной от других, думает, когда и как ей постучаться лучше всего. И нужно ли ей было вообще стучаться. Нервничает она, простым словом, она ведь ее совсем не знала, Дарси эту, может и затаила обиду, но все равно зависима была от чужого мнения, ей всегда казалось, что первое впечатление о себе должно быть лучшим.

Наверное, десять минут она стоит там, обдумывает, как все произойдет и что она скажет, пусть и в реальном диалоге все гораздо сложнее и все это обдумывание только трата времени, и только потом стучится. Сначала тихо, ее даже никто не услышал, и только потом нормально, потихоньку увеличивая силу. Ее, кажется, услышали, щелчок и дверь открывается, да только перед носом Марии совершенно точно кто угодно, кроме Дарси! Она ее видела пару раз всего в жизни, но память у Роуз была определенно хорошая, она бы ее сразу опознала, и Мария чувствует, как ее щеки наливает краска, потому что ну как так! Обозналась, что ей теперь говорить, стыдно ей!

Перед ней какой-то чудный то ли мужчина, то ли женщина, в маске странной, сиплый такой. Набирается смелости Мария и молвит: «Извините... - тихо говорит она, но слышно четко ее все равно, - а Дарси Байл тут? Если нет, вы где ее найти знаете?» Она на маску глаза бросает и сразу же опускает в землю, стыдливо, руки за спину ставит и царапает себе руку, нервно.

Отредактировано Sea Witch (2019-08-16 11:56:35)

+1

4

Шея немного ныла от того, что приходилось долго сидеть, сильно наклонив голову вперед, так чтобы ей из-за длинного птичьего клюва было видно содержимое пестика. Наверно кто-нибудь бы подумал, что в маске долго находиться неудобно и неправильно. Что надо обнажать кожу хотя бы время от времени, что лучше смотреть, ничем не ограничивая свое зрение, а не вглядываясь в окружение через не очень удобные окуляры.  Отчасти это было даже правильно. Но Дарси было немного все равно. Пока у нее под носом настойка, она могла быть в меру бодрой, могла что-то сделать. А ее кожа, да и тело в целом страдает от таких вещей, по сравнениями с которым нехватка солнца, свежего воздуха даже неудобствами не назовешь.
Приподняв голову чтобы размять шею, она постаралась сдержаться и не запрокидывать слишком сильно, чтобы маска не слезла вместе с капюшоном. Постаравшись не просыпать растертое в труху растение, она подправила конденсатор и подставила под его носик другую пробирку. Теперь оставалось ждать, когда она наполнится. Конечно, можно было бы магией добавить огоньку, чтобы процесс пошел быстрее, но она не стала этого делать. Причина была не в том, что она была каким-нибудь приверженцем старой школы и считала, что все надо делать без помощи магии или же была убеждена, что спешка вредит делу. Причина была скорее в том, что она боялась за то, что магия выйдет из-под контроля и вместо огонька она получит какое-нибудь ядовитое облако или поток гнили или уничтожение всей лаборатории какой-нибудь еще гадостью.
Не сразу за гулом в своей голове Байл расслышала стук в дверь. В какой-то момент ей показалось что на самом деле она уже с ума сходит потихоньку от изнеможения и ей мерещатся всякие звуки. Но звук был слишком определенный и звучал точно со стороны двери. Не без труда поднявшись, она направилась к выходу из комнаты. Главное было гнать от себя ощущение, будто бы у нее подгибаются колени. Надо было идти и все, не обращать внимания на осязание и другие чувства. А то если прислушиваться будет, то только хуже себя почувствует.
Наконец она добралась до проклятой деревянной двери, чем-то ей почему-то напоминающей могильную плиту из-за формы проема, после чего даже открыла ее. На пороге стояла кто-то, кто по мнению Дарси, находился где-то между определением «девушка» и «женщина». Почему-то в голову пришло, что это может быть какая-нибудь престарелая волшебница, которая магией себя омолодила, но легче было не уточнять подобные детали.
– Да? - чуть сипло выдохнула юная волшебница, чуть наклонив голову, чтобы лучше видеть гостью через стекло окуляров своей маски. Стояла она при этом, почти прижавшись к краю двери. Главное чтобы дерево не заскрипело, выдав тот факт, что спрятанной рукой она вцепилась в дверную ручку, перенося свой вес, – Это я. Тут. Не надо меня где-то еще искать, - сбивчиво и устало ответила Дарси. Не то, чтобы к ней часто заходили с визитом, скорее наоборот. Усталость была не от людей, а от того, что стоять было непросто, а лицо под маской, судя по ощущениям, потихоньку заливал пот.
– Вы наставница? Или кто? Я вам зачем-то нужна? - попыталась выведать причину появления у гостьи Байл, чувствуя себя не слишком уверенно, так как слабо помнила волшебницу. Да, вроде встречала и видела несколько раз. Кажется она кем-то приходилась архимагу, то ли родственницей, то ли любовницей, то ли приятельницей, но это уже было сильно за пределами осведомленности простой ученицы, которую еще и в Деорсу перевели, вырвав из привычного общества. Кажется, ее гостья тоже была не слишком уверена в себе, но при этом не имела преимущества в виде маски и балахона, который мог бы скрывать немалую часть языка тела и почти всю мимику. Потому Дарси просто тихонько ждала, отойдя немного в сторону, чтобы давать возможность пройти, при этом стараясь все также незаметно висеть на двери, вцепившись в ручку мертвой хваткой.

+1

5

Глаза Марии поневоле возвращаются к личности в маске, взгляд чуть ли не набрасывается на нее. У нее там, у Марии, во взгляде ее, ужас. Ужас, удивление и стыд, так отчетливо читающиеся в них, она и переводит их обратно, куда подальше. Пытается она спрятать все это, как всегда и делает, ведь она сейчас так опозорилась, куда же ей, глупышке, и дальше позориться и стоять смотреть на Байл, как простушка с головой пустой и взглядом таким же?

Ей казалось, что Дарси и маска было как два несовместимых элемента. Она ее даже толком-то и не знала, но избавиться от ощущения, что она была ей не к лицу, чем-то чуждым в ее образе, никак не могла. Оно в ней отложилось, странно, и она попыталась прогнать это чувство. Да и голос ей казался ее совсем не живым, пусть и принадлежавшим той же волшебнице, уставшим таким - и ведь после всего, что она о ней слышала и знала, как это могла быть та самая Дарси Байл? Будто ее подменили кем-то другим, пока Мария не видела, или ее отец решил над ней шутку сыграть: но Роуз знала, что отец ее никогда не шутит. Никогда.

Морской Ведьме и забылось вовсе, что она обиду какую-то затаила на нее, но на время только, кажется. Нежная душой, но Мария была злопамятная все равно.

Дарси не была подругой Марии. Ведьма себе напомнила это раз, напомнила и второй, и все за секунды считанные. Напомнила она себе и что у нее  подруг, что с чего бы веселой девчушке с ней дружить вообще? Напомнила она себе и то, что никто не заслуживает такой каторги, как дружить с Марией Роуз, бесполезной неудачницей, опозорившей Архимага.

Мозг ее как домино, стоит лишь одной домино упасть -  за ней повалятся все остальные, тщательно выстроенные в ряд, пробудят все ее страхи, паранойи, неуверенность в себе и ту самую ненависть к себе, яркую и отвратительную, гадящую ей жизнь больше всего. Одна мысль о том, что Дарси никакая ей не подруга, ее и задело, образовало картину, некрасивую и унылую, в ее голове.

Но она уже взрослая. Она привыкла к таким нападкам, возвращается в реальность сразу же, и взгляд свой вновь обращает, на этот раз, кажется, серьезный, и только тем, кто видеть нормально могут, в страх еще видно, он никуда не ушел, просто скрыт под маской уверенности, которую Мария надевала, стоило ей заговорить с кем-то взрослым. Порой она чувствовала себя как маленькая девочка из-за этого - бояться разговоров со взрослыми, когда тебе лет уже много, ну что за фарс.

«Я Мария... Мария Роуз. Я... - Мария прерывает свою речь, думал, как правильно высказаться, закрывает глаза и раскрывает их вновь, уже и правда с уверенностью и серьезностью в глазах, будто абстрагировалась от чувств своих настоящих, - ...по званию и рангу я наставница, но я сюда по делу. Меня к вам Архимаг прислал.»

Входит в комнату ведьма молча, не проронив ни слова больше - смысла в этом не видит, она дала понять, зачем сюда пришла, склянки в ее сумке тарахтят слегка, отдаваясь звоном. С ними все было в порядке, со склянками то, они крепкие и не разобьются друг о дружку, иначе как бы она их для алхимии использовала, если они были бы из настолько хрупкого стекла сделаны. Проходит, осматривается и ищет, куда бы положить вещи или самой присесть, но потом вспоминает, что она не у себя в кабинете, разницы-то, ничего, постоит и подержит все в руках, на плече там.

Роуз смотрит на Байл, протяжно, вздыхает тяжело и закрывает глаза на время, и опять готовится к чему-то! А ведь казалось, что уже уверенна в себе, да только оказалось, что нет. А может, это она просто раздраженная, что ее сюда послали, весточки даже не добавили, зачем. А может, и все вместе. Скорее всего так и было, все вместе. Что же она с ней будет делать, танцевать и надеяться, что это определит проблему?

А разум ее предает. Она оборачивается - видит стойку алхимическую, замечталась она, позабыла обо всем, и рот ее словно сам открывается: «Я иногда варю себе жидкость горькую из бобов. Со сном не помогает ничуть, но хотя бы дает энергии двигаться дальше.»

И поправляет себя сразу же в голове. Понимает, что она, зачем-то, рассказала ей глупость, которая Дарси мало того, что не интересна, так и отношения к этому никакого не имела: ни к ней, ни к тому, зачем Мария пришла. Тему переводит быстро, обратно на дело.

«Мне приказали проверить, что с вами не так, но я честно понятия не имею, на что у вас даже жалобы и детали. Я, в любом случае - не врачиня, на многое от меня не надейтесь, но помочь постараюсь, как могу.» - Мария признается честно. Смысла ей тянуть это все.

«На что вы жалуетесь, Байл?»

+1

6

Первые дни после возвращения в Башню Дарси, разумеется, ненавидела всех. Все вокруг живые, относительно здоровые и  проявляющие сочувствие. Тошно и мерзко от такого. Не хотелось ничего кроме одиночества, спокойного переживания своих мучений без пустого сострадания, которое все равно бесполезно. Но сейчас уже как-то не так обидно. Не так горько от чужой компании. Главное - не сильно акцентироваться на том, что окружающие могут нормально ходить без маски, большую часть времени чувствуют себя хорошо и способны вести разные дела, работать без особых страданий и неудобств. Не стоит травиться черной завистью, легче от этого не становиться. Пусть даже собственную участь Дарси принять была не в состоянии, и потому каждая встреча была напоминанием, ясным и болезненным насчет ущербности ее тягостного существования.
То, что ее внешний вид вызывал какую-то странную смесь эмоций у гостьи, для Байл не было сколько-нибудь удивительным. Она не настолько хорошо разбиралась в людях, чтобы представлять себе, что происходило в голове у ее собеседницы, но предполагала, что та почему-то растеряна и встревожена. Молодая волшебница понимала, что бродя в закрытом одеянии и в маске обречена ловить на себе недоуменные взгляды и выслушивать странные вопросы. Можно было бы конечно нарисовать на маске какую-нибудь веселую улыбочку, но это вряд ли бы помогло. Скорее бы только все еще больше испортило.
После длительной паузы ее гостья, наконец, собралась с духом и даже представилась. Как Дарси и предположила, к ней пришла одна из наставниц. Потому что гадать в сторону возраста можно в основном только в одну сторону, так как сложно было бы представить, чтобы какая-нибудь из студенток умышленно старила бы себя шутки ради.
– Архимага? - недоуменно переспросила Дарси, склонив чуточку голову набок, явно удивляясь подобному положению дел. Ей казалось, что человек с подобным положением интересуется в основном теми, кто на один-два ранга ниже его или равны ему, если такие люди вообще есть. Она-то, будучи в Деорсе, да еще и только выпускницей, должна быть всего лишь одной из многих, – в жизни не подумала, что могла бы хоть как-то привлечь толику его внимания. Или он подумал, что я являюсь угрозой здоровью остальных жителей Башни? - с тихим сдавленным смешком предположила Дарси, усмехаясь своему глуповатому предположению под маской. Все-таки для нее Архимаг был кем-то бесконечно далеким, как граф Крествуда в свое время. Потому единственное логичное предположение для Байл было то, что у нее где-нибудь по соседству живет куда более важный член Гильдии, которого нельзя заражать богатым ассортиментом недугов и хворей.
Дарси постаралась выпрямиться и держаться исключительно на ногах, но с учетом ее состояния ей оказалось легче просто пройти неторопливой походкой к столу и опереться на него рукой, чтобы хоть частично можно было немного перераспределить собственный вес. Благо все равно Мария зашла уже внутрь и уже не было нужды торчать на пороге.
– Я тоже готовлю подобные зелья. Только не из бобов. И наверно они могут вызвать отравление у другого человека, - предположила Дарси. Наверно на самом деле то, что она делала, совсем не безопасно, ибо те токсичные жидкости, что она в себя вливала, явно были куда серьезней простеньких травяных настоек. Но что поделать, если только зелья и помогали ей хоть как-то держаться на плаву, а не просто загибаться в мучительной агонии целыми днями и ничего не делать от того, что в голове от болезней сплошная муть. Пусть у всего этого есть цена в виде больших мучений, но ей были очень нужны эти недолгие минуты ясного ума и контроля над собственным телом.
Особенно с учетом того, что на помощь со стороны рассчитывать было довольно глупо. Судя по словам Марии, она, например, была даже не особо в курсе, почему Дарси так выглядела и почему запиралась в своей каморке. Наверно так большая часть башни. В конце концов, она всего лишь одна выпускница. Одна из многих. Большинство наверно о ней вообще не вспоминает.
– Жалуюсь? - прозвучал глупый вопрос из-под маски волшебницы, за которым последовало несколько хриплых влажных смешков, оборванных приступами натужного кашля. Куда-то в спину словно раздавались грубые удары, словно Дарси кто-то колотил сейчас доской по хребту. В какой-то момент она просто попыталась остановиться и замереть, чуть дрожа от приступа, который потихоньку отступал. Выпрямившись, она старалась не смеяться и не чувствовать себя глупо.
– Я даже не знаю. Наверно когда люди на смертном одре, они не жалуются. Только я в таком состоянии уже слишком долго, что прямо непорядок. Так что даже не знаю, жаловаться или нет. Да и на что. Поиграть в карты не с кем? - Дарси хмыкнула и попыталась просто присесть за стол, ибо ноги совершенно не хотели ее держать. Приходилось вцепиться обеими руками в столешницу, что просто не упасть. Еще неприятно было то, что она была не одна и показывать другим свою немощность было тошно до боли в горле.

+1

7

Роуз изо всех сил пытается смотреть куда угодно, кроме как маски Байл, правда - ей кажется, что это вовсе некрасиво, пялиться так на нее. Она и не уверена, почему: откуда же ей знать, что там, за маской вообще? Быть может, то была ее причуда такая или шутка очередная и зря Мария так тряслась за всё это, словно ребенок напуганный. Конечно, иногда взгляды она все равно украдкой бросала на маску, ей же, все таки, интересно было, и впрямь как ребенку. Благо, ребенком она не была и в руках себя держала, не позволяла себе долго на этом зацикливаться и отвлекаться вовсе, ведь по делу она сюда пришла.

Стоит речи зайти про Архимага как в выражении лица Морской Ведьмы - грустном, почти напуганном и растерянном - проявляется капля накопленной обиды в смеси с злостью Такая, едва заметная, Дарси, скорее всего, ее и видеть-то было невозможно в маске, но появляется она все равно. Мария о своем отце говорить не любила. «Архимаг много что замечает, но что на его уме - только боги знают, - желчь проскальзывает в речи Марии, заметная, она ее и не пытается скрыть: скорее всего, потому что и не замечает сама за собой такого вовсе. То была часть ее обиды сокрытой на своего отца, так и просящейся наружу, но навсегда сокрытой внутри все равно. Ведь она - просто его дочь, наставница вообще, ей-то, особенно такой глупой, говорить что-то про людей такого статуса большого - не положено, - но отправил он меня к вам все равно, признаться честно, зачем именно меня, а не лекаря какого - ума не приложу.»

Но стоит Дарси ответить ей, про зелья - она себе минутную слабость позволяет, уголки ее губ приподнимаются в легкой улыбке, да взгляд ее становится нежнее гораздо, чем прежде. Потом, когда она выйдет отсюда и направится к себе в кабинет обратно - обратно к горе работы - она себя корить за сказанное будет еще пуще, и за слабость эдакую, начнет думать, что она молвила что-то вовсе странное и не позволительное незнакомой волшебнице и вообще теперь ее считает и она странной. Но пока ей все равно. Она и позволяет, смягчается, нервная до жути все еще все равно, но плечи ее хотя бы видимо расслабляются, опускаются, и руки не мнет себе. Даже фраза про отравления вовсе Марию не смущает, ей это и кажется нормальным: такая она, эта алхимия и зельеварение, иногда новое учится методами страшнее.

И всё это только чтобы начинание улыбки пропало с лица Марии чуть ли не сразу же. «На смертном одре».

Мария почему-то... не подумала, что может быть такое. Ей думалось, что ее послали за ерундой сюда какой: в конце концов, она провальная, зачем отцу ее слать за таким-то серьезным делом? Теперь-то особенно ее, а не лекаря какого. Она уставилась на Байл, глаза ее открыты, взгляд слегка напуган и в панике находящийся. Роуз пытается что-то сказать, но понимает, что это все бессмысленно и они недостаточно близки, чтобы ей говорить слова утешения. И был ли смысл их говорить и вовсе? Коль всё так и было, слова утешения тут уже давно не помогут.

Но Дарси ей было жалко все равно. Безумно. Взгляд ее, вновь, смягчается, на этот раз с проблеском грусти в глазах, а рука ее тянется к плечу Байл, гладит ее по нему. Это - жест мимолетный, руку она медленно возвращает к себе спустя лишь пару секунд, будто этого всего и не было вовсе.

«Тогда я и правда понятия не имею... - Мария пытается что-то сказать, но прерывает себя на слове. Брови ее вскинуты, до нее вдруг дошло, зачем ее, изучающую магические науки, было посылать к кому-то, кто, в заключении Марии, умирал. Ей это все еще кажется безумно бесполезным и достаточно глупым со стороны Архимага: посылать ее, именно, она же не сделает ничего и вряд ли найдет, как решать проблему, но вслух она никогда подобного не скажет, - причина - магическая?». Она не уверена, кого она спрашивает больше, себя или Дарси.

Мария решает признаться честно и не тянуть, никто о их разговоре не узнает все равно: «Я вам не помогу с этим, пусть и могу попробовать, но бессмысленно се. А в карты мы можем и поиграть, - Мария нежно улыбается, - может, чаю? У меня с собой есть.»

Морская Ведьма не знает, почему весть о том, что Байл на смертном одре ее так расслабляет. Быть может, ее не волновало, что о ней подумает та, что скоро может умереть вообще, а быть может, она просто ей сочувствовала. А может она видела в ней отчаяние, схожее со своим.

Отредактировано Sea Witch (2019-09-25 10:24:33)

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 4.11.1202 «Склянка Настойки из Полыни»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC