http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 01.07.1204 г. — «Мракобесие»


01.07.1204 г. — «Мракобесие»

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дата и время:
1 июля, утро.

Место действия, погода:
Где-то между Аварином и Крествудом, деревушка Вицца.
По небу пробегают редкие облачка, и свежий ветер дует, но не приходится сомневаться, что в полдень жара будет стоять невыносимая.

Герои:
1. Vlasta del Sithis — молодая храмовница, которая проезжала мимо и даже думать не думала задержаться в этом селении.
2. Franciska — уже взрослая героиня, которая способна постоять за себя и окружающих, но которая немного... задерживается. В отличие от Бледной Иро.

Завязка:
Чудесный летний день начался... немного не по плану.
Во всяком случае, деревенские к такому точно не привыкли.

Тип эпизода:
Открытый.


Люди буквально окружили храмовницу.
Голоса звучали наперебой друг другу, крича о помощи, но понять что-то конкретное было сложно. Пока, наконец, какая-то женщина не взяла дело в свои руки и едва ли не взмолилась Власте, упав на колени.
— Умоляю вас, милейшая дама, помогите Плисскину! — Кто такой Плисскин пока было сложно понять.
Хотя Власта вполне могла догадываться, глядя на чёрный дым неподалёку, что он носил гордый статус некоей жертвы.
— Это чудыще ворвалось к нему на усадьбу, и НАТЕ! Пошла крушить всё подряд! — Всплеснул руками какой-то сварливый старик.
— Плисскин-то, он нормальный мужик! А что ж с ним теперь станется-то, а? — Вновь взяла голос та, первая, теперь уже не молясь, но убиваясь, схватившись за голову, и тряся ей так, будто иначе она рисковала отвалиться.
— Давайте мы вам кажем, куда идти, а? А вы с ней потолкуете, по-свойскому, по-военному, на мечах, а? — Бодро, залихватски, предложил мужчина, который и сам мог бы продемонстрировать храбрость, но, видимо, не слишком к этому стремился. Зато энтузиазма на его лице хватило бы на десяток рыцарей (если бы в их задачу входило перекладывать ответственность на других).
— Давайте-давайте!.. — Подхватила женщина.
— Мы покажем! — Поддержал старик.
— Идём!..

Что же, Бледная Иро подчас действительно была похожа на гнев божий.
И это было разумно, ведь она и была бичом Ноктары, воплощение чистой, незамутнённой справедливости.
Она была обычным человеком внешне, и в то же время, со стороны казалось, будто она находилась на ступень выше, и простые люди на её фоне казались обычными зверьми. По крайней мере, так оно зачастую было, когда Бледную Иро встречали впервые.
Высокая, шутка ли — почти в семь футов ростом, стройная и прямая станом словно королева, едва ли не сияющая изнутри, с ослепительно-белыми короткими волосами, Иро едва ли не парила по полю боя, а двуручный моргенштерн в её ладони казался лёгким пёрышком, поющим песнь праведной смерти.

Взмах, и вместе с короткой волной волос и едва уловимой каплей пота, Иро играючи снесла целую стену, ответом на что стал загнанный мужской крик, вопящий не иначе как о пощаде.
Несколько тел, павших жертвами могучих ударов, лежали во дворе, кто целиком, кто по частям; иные с оружием, иные без.
Власта знала, не могла не знать, ибо Бледная Иро была одним из самых, если не самым, известных божественных избранников: наделённая мощью справедливости, Бледная Иро могла одна стоить целой армии, покуда она боролась за справедливость и поступала правильно.
И коль сила была при ней, — в этот момент Иро возмутительно изящным движением свободной руки откинула волосы с лица и не менее прекрасно вмяла комнатушку в землю, превратив всё сопутствующее в крошево, — она делала праведное дело.
Но толпа за спиной храмовницы уже разожгла факелы и жаждала мести. В их глазах Плисскин не был злодеем и не заслуживал кары.
Иро же, получившая своё бледное прозвище не в последнюю очередь благодаря своему облику, определённо преследовала негодяя.

— Помогите ему! Видите, какая она ужасная?

Отредактировано Franciska (2019-07-01 14:47:08)

+1

2

Конь всё время норовил сойти с дороги и спуститься вниз, в овраг, манящий зарослями сочного свежего клевера, и Власта то и дело подёргивала повод. Конь был великолепный, рыцарский, чистейших кровей жеребец масти «серый в яблоках». Власта сама его выбрала в орденской конюшне и объездила под себя. К сожалению, сильный и выносливый красавец не носил при себе часов и путался во времени, не отдавая себе отчёта в том, что час для отдыха и привала ещё не наступил.

Власта хотела обойтись без лишних задержек и добраться из Аварина в Рекн как можно скорее. Она давно уже не видела свою семью, и, выбрав первой целью паломничества родной портовый город, решила схитрить, объединив выполнение церковного поручения с возможностью посетить отчий дом. Путь предстоял неблизкий, и в седле требовалось провести не один день. Впрочем, судя по знакам на верстовых столбах, она уже на полпути к Крествуду, ну а от Крествуда до Рекна не так далеко. Власта представила себе, как будут счастливы отец с матерью и горды брат с сестрой, когда она предстанет пред ними в доспехе рыцаря Серебряного Ордена.

Кстати, по поводу доспеха. Храмовница определённо не отказалась бы снять его и путешествовать налегке, погрузив броню на вьючную лошадь и доверив заботу о ней верному оруженосцу. Но не было у неё ни запасной лошади, ни оруженосца – в полном соответствии с принятым на себя монашеским обетом добровольной бедности. Или, точнее сказать, пока не было. Возможно в будущем, когда Власта хорошо зарекомендует себя славными делами во благо Ордена, ей будет дозволено взять себе кого-нибудь в качестве ученика. А пока что всё приходится делать самой – в том числе и жариться в доспехах под немилосердным летним солнцем. Эх, житуха. И даже в воду не окунуться, как мог бы сделать на её месте какой-нибудь другой путник, одетый в обычную, не стальную, одежду.

Власте вспомнилась история про некоего весьма невезучего короля, который, отправившись в военный поход, вздумал пересечь вброд неглубокую, но очень быструю горную речку – фактически ручей. Его конь поскользнулся на мокрых камнях, и король, одетый в полный рыцарский доспех, упал в воду. Люди из его свиты, оказавшиеся поблизости, быстро вытащили монарха на берег, однако тот был уже мёртв.

«Наверное, король умер от остановки сердца, - подумала Власта. – День, если верить легенде, был жаркий, и бедняга, вестимо дело, упрел на жаре в толстом поддоспешнике и, собственно, доспехах. Небось, чувствовал себя, как картошка, запекаемая на углях. А потом ему внезапно во все щели хлынула ледяная вода... Для сердечного приступа вообще нужно на удивление немного, при определенном стечении обстоятельств».

Сама храмовница попадающиеся ей на пути речки предпочитала пересекать по мостам. Падения с коня в воду она не особо боялась – на тренировках орденские наставники специально сбивали учеников, одетых в полный рыцарский доспех, с ног и требовали подняться как можно быстрее – но, как говорится, бережённого и боги берегут.

Встретившуюся ей небольшую деревушку Вицца Власта собиралась пересечь, не останавливаясь. День только начался, храмовница ещё не устала и не была голодна, и поэтому не была заинтересована в посещении деревенской харчевни, или постоялого двора. В услугах Ордена местные жители из сельской глубинки тоже, как правило, не нуждались, жизнь их текла спокойно, размеренно и до крайности скучно. Разве что, иной раз просили Власту благословить свадьбу или именины.

Но недаром говорят, что человек предполагает, а боги – располагают. Светлый орденский плащ селяне разглядели издалека, и едва лишь Власта появилась на околице деревни, как её окружила толпа взволнованных местных жителей, совсем непохожих на беспечных молодожёнов. Путаясь в словах и перебивая друг друга, они звали храмовницу на помощь, уверяя, что в деревне происходит какая-то жуткая хрень. Страх в голосах селян был неподдельным, и Власта ощущала его почти физически. Что у них тут стряслось? Неужели очередное проявление всемирного хаоса не нашло себе более подходящего места, нежели эта глухая и позабытая всеми богами деревня.

Кое-как успокоив собравшихся, Власта тронула поводья и, немного проехав вперёд, своими глазами увидела место творящегося преступления. М-да. Ну, что сказать – местные были правы, хрень даже издалека выглядела внушительно. Высоченная, прямая, как палка, и отвратительно белобрысая она разносила на части злосчастную усадьбу Плисскина, определённо наслаждаясь творимым беспределом. Ужасная? Пожалуй, нет – но опасная, вне всякого сомнения. И, вроде как, довольно знакомая. Интересное дело. Впрочем, любителей принимать чужой облик и маскировать красивыми словами некрасивые дела в Эноа всегда хватало. Пожалуй, ради таких случаев было бы неплохо всё же иметь при себе оруженосца с заряженным арбалетом. Или отряд воинов Храма. Или, лучше всего, ещё парочку братьев-рыцарей.

Власта заранее прикинула свою внушительную визави для всего, что могло им предстоять. Расклад бы невесёлый. Сильно портил настроение моргенштерн, которым та размахивала с показной лёгкостью, как детской игрушкой. Прекрасное оружие против рыцарских доспехов. Блин, не могла бы ты, голубушка, вооружиться мечом. Или копьём. Или ещё чем-нибудь менее… бронебойным.   

Храмовница спешилась и вынула из ножен свой серебряный меч. Клинок не светился, не наливал руку Власты силой, не рвался в бой. А должен был бы, если бы чувствовал поблизости присутствие нежити, химер или трижды проклятого демонья. Может, сила тёмной магии пришелицы настолько сильна, что подавляет божественную волю? Но столь мощную тёмную ауру Власта без труда почувствовала бы даже на таком расстоянии. Или же тут и в самом деле не обошлось без вмешательства свыше? Всё же, очень характерная у пришелицы внешность. Очень.

Ну что, придётся подойти поближе. Туда, откуда доносится зов о помощи.

Власта перехватила щит поудобнее и, очертив мечом священные символы солнца и луны, закинула лезвие на плечо. Так выглядит одна из основных фехтовальных позиций – «поза гнева», фактически, уже готовый замах. Рука отдыхает, энергия зря не тратится. Из такого исходного положения храмовница может выполнить минимум пять различных атак – а, если постараться, то и больше – причём времени на их выполнение потребуется чуть меньше, чем никакого.

«Надо постараться обойтись без жертв. Впрочем, если и нет – сойдёт тоже».

Сделав знак селянам оставаться на месте, Власта сделала ещё несколько шагов вперёд, давя каблуками сапог хорошо утоптанную землю, и печально вздохнула. Ну и бедлам. Даже, если здесь замешаны боги – неужели нельзя было обойтись меньшими разрушениями? Со стороны всё выглядит примерно так, будто проводить хирургическую операцию доверили не хирургу, а лесорубу.

- Остановитесь! - громко сказал Власта в спину долговязой фигуре. - Вы перепугали этих несчастных людей до полусмерти. Я – сестра Церкви и рыцарь-коадъютор Серебряного Ордена Власта дель Ситис. Обращаться ко мне можно по имени. Именем Церкви и Ордена я желаю и требую объяснений.

«Ну давай, жердина стоеросовая, обернись и дай разглядеть тебя получше, кем бы ты ни была».

Отредактировано Vlasta del Sithis (2019-07-08 00:28:39)

+1

3

Стоит отдать должно Плисскину. Он вертелся как уж на сковородке, но всё ещё был жив.
Впрочем, возможно ему просто повезло, поскольку Иро явно не торопилась и не стеснялась бить наотмашь, не слишком метко и старательно, упиваясь праведной яростью. Это было неслучайно, хотя со стороны и казалось издевательством; такова была его, Плисскина, кара за содеянное.

Ещё один удар моргенштерном, сокрушающим камень, — один из осколков удачно вмазал по макушке мужчины, и тот потерял концентрацию, — и молниеносным движением Бледная Иро схватила его за шею, без труда подняв перед собой. Даже так, держа Плисскина выше себя, она умудрялась смотреть свысока.
Тут в дело вмешались.

Сцена была готова и устлана мёртвыми телами. Зрители были готовы тоже.
Кто-то из задних рядов подбодрял рыцаря, но нашёлся и тот, кто почему-то поддержал возгласом Иро (к счастью, его тут же обшикали со всех сторон).
— Поддай ей, Власта! Порви её! Убей чудовище!
Кажется, разномастная толпа жаждала справедливости.

Иро медленно повернулась к девушке, не ослабляя хватки. Плисскин, на той стороне руки, крутился и вертелся как змея, но вырваться не мог — сил не хватало. Глаз ему, пожалуй, подбила не Иро, но повязка никак не мешала мужчине быстро стрелять взглядом по сторонам в поисках возможных путей спасения.
Специально или нет, но Иро немного расслабилась, и словно бы стала только крупнее и внушительней.
В бою ты всё-таки не держишь апломб до конца, а здесь — во все семь футов роста, лёгкая митриловая кольчуга, изящным платьем спускавшаяся до самых щиколоток с широким разрезом ниже пояса, гордый стан, широкие бёдра и неизменный высокомерный взгляд сверху.
С моргенштерна, получившего минутный покой, медленно стекала кровь. А Бледная Иро, с волосами цвета первого снега и нечеловеческими белыми глазами, оценивающим взором посмотрела на Власту.

— Иро, воплощение праведной ярости Ноа, один из первоапостолов, — Спокойным голосом отозвалась она, и хотя её слова звучали совершенно обычно, казалось, будто бы она гордится каждой буквой, — Благородный страх не опасен никому. Справедливость нужно почитать и знать.
Взор её степенно прошёлся по людям за спиной Власты. Сейчас те выглядели скорее заинтересованными, нежели испуганными. А ну как, смогёт рыцарша наподдать этой зазнавшейся цаце?

Едва уловимый вздох последовал за этими словами. Иро моргнула, и белизна в зрачках растворилась, уступив место обычным тёмным глазам.
— Хорошо, осуди его сама, сестра. — Потребовала она в ответ и швырнула Плисскина на землю. Тот было попытался ускользнуть, но Иро бесстыдно пригвоздила его к земле ногой, закованной в латы, — Плисскин — главарь банды «чёрный змей», обвиняется в сорока грабежах, соучастии более сотни воровских операций, трёхкратном поджоге, многократкой краже людей, в основном — детей, и убийстве двадцати шести женщин, которых он истязал часами, до тех пор, пока они не умирали от болевого шока или потери крови.
— Брехня! — Тут же отозвался Плисскин, похожий, в общем-то, на обычного деревенского мужика.
— Плисскин-то? — Громко усмехнулся кто-то из толпы, — Да он и мухи не обидит, он с мужиками даже на кабана охотиться боялся!
Бледная Иро, впрочем, их не слушала. Её взор был направлен в глаза Власты.
— Здесь доказательств его вины нет. Он дома не мусорит. Эти тела — Иро подняла моргенштерн и указала им в сторону мертвецов в руинах усадьбы, — Его подельники, все до единого.
Бледная Иро сплюнула в сторону и на мгновение посмотрела на Плисскина. Тот почему-то съёжился и будто бы стал меньше.
— Решай.
А сзади звучали негодующие крики, мол, Плисскин ни в чём не виноват, и вообще, чего тут думать?

+1

4

- Страх – плохой помощник в наших делах, - задумчиво произнесла Власта. – Он деструктивен по своей сути и заставляет людей совершать необдуманные поступки.

Лезвием меча она указала на толпу селян с факелами, как бы в подтверждение своих слов. Сама же при этом неотрывно смотрела на исполинскую фигуру Иро – без страха, но в определённом замешательстве. «Жердина» повернулась лицом, как того и хотела Власта, но особой радости храмовнице это не принесло. Первое впечатление оказалось верным – это существо действительно было ей знакомо. Да и попробуй спутай, особенно вблизи: этот мифриловый доспех, нечеловеческая бледность и безумный взгляд белых глаз говорили сами за себя. На какую-то минуту Власта пожалела, что не послала глупых селян куда подальше, и не проехала мимо, предоставив им самим разбираться со своими проблемами. Ну а теперь уже отступать поздно.

Иро, первоапостол, воплощение праведной ярости… хм, в некотором роде конкурент Ордена на ниве божественного воздаяния. Вот и встретились. И что теперь делать будем?
Власта перевела взгляд на Плисскина, извивающегося под гнётом обрушившегося на него латного сапога.

- Вот, значит, как? Был простым деревенским увальнем, а оказался человеком многих талантов. Грабежи, поджоги, убийства, - Власта тоже сплюнула на землю, как незадолго перед ней это сделала Иро. - А Вы, первоапостол, что же – всё это время ждали, пока он доведёт счёт своих жертв до круглого числа, и лишь затем изволили вмешаться?

В голосе храмовницы всё ещё чувствовалась лёгкая неуверенность, хотя она уже и не пыталась усомниться в истинной сущности той, что стояла перед ней. Власта приняла тот факт, что и в самом деле встретилась в посланцем богов, а не с обманом, или иллюзией. Без малейшего изъяна поддерживать фальшивый облик Иро, резко отличающийся своими габаритами от облика обычного человека, мог либо очень сильный демон, либо не менее мощный маг крови. Но и на того, и на другого немедленно бы среагировал благословлённый богами клинок. Власта вновь скосила глаза на серебряное лезвие, выглядевшее вполне безмятежно и указывающее на отсутствие каких-либо следов теневой или тёмной магии. Ладно, хоть с этой стороны всё в порядке.

Крики селян, не то подбадривающие, не то подначивающие к кровопролитию, начали раздражать храмовницу. Эти люди не слишком хорошо понимали, что именно здесь происходит, или же были убеждены в том, что имеют право командовать заезжей монашкой. Крестьяне – что с них взять? Власта обернулась к жителям деревни и повелительно вскинула руку, требуя тишины.

- Надлежит вам знать, что рыцари Серебряного Ордена вступают в бой только ради защиты веры, искоренения всяческой ереси и антицерковной мерзости. Мы не сражаемся по частным и случайным поводам. Здесь же речь идёт не о ереси, а об обвинении вашего соседа в злодейских преступлениях против жизни и имущества подданных королевства, которые нам надлежит расследовать. Поэтому давайте, перво-наперво, все успокоимся.

«Действительно, - подумала Власта про себя, - насколько было бы проще, если бы этот Плисскин убивал свои жертвы ради кровавых магических ритуалов – в этом случае я без проблем могла бы отсечь ему голову. Вместо этого, мы имеем чистую криминальщину и связанный с ней юридический казус – насколько рыцарь Ордена обладает правом подменять собой гражданское правосудие?»

Вопрос был не таким уж и праздным, каким мог показаться на первый взгляд. Церковная и королевская власти Аверона не очень-то любили лезть в дела друг друга – люди Церкви и люди Короны предпочитали управляться в свой епархии, а в чужую юрисдикцию не вмешиваться. По приказу Церкви и Ордена, Власта могла без колебаний уничтожать магов крови, некромантов, демонов из Тени, нежить, химер и открытых носителей ереси, поклоняющихся тёмным богам. Хм… кажется, в таком порядке. Разбойников, пиратов, душегубов и всяких прочих воров с контрабандистами, никак не связанных с тёмной магией, члены Ордена лишать жизни права не имели. Их требовалось арестовывать (без убийства, иначе придётся отмаливать совершённый грех перед богами) и передавать в руки королевских властей, для суда.

В любом случае, просто развернуться и красиво уйти храмовница не могла. Честь Ордена не позволяла ей бросать дела недоделанными. Да и Иро тогда наверняка прикончила бы свою жертву, успешно завершив начатое, а Власта подобное не одобряла. Не то, чтобы она симпатизировала Плисскину, – особенно, если хотя бы часть прозвучавших обвинений являлась правдой – однако, кем бы он ни был, вершить его судьбу следовало по закону, а не по произволу. Для себя Власта давно решила так: если не знаешь, как поступить, врубай «бездушную правильность». В данном конкретном случае это означало проведение следственного эксперимента.

Храмовница обернулась к селянам, которые, похоже, все, как один, были свято убеждены в искренности Плисскина, и поинтересовалась:

- Итак, у вас не вызывало вопросов то, что в вашей, насколько я могу судить, весьма небогатой деревне, ваш сосед Плисскин явно жил на широкую ногу, в собственной усадьбе. Откуда он брал на это деньги?

Она оценивающим взглядом прошлась по роскошному приусадебному хозяйству, сейчас уже, по больше части, превращённому в руины – да уж, немало золота потребовалось владельцу на то, чтобы так основательно отстроиться. Затем кивнула на валяющиеся на земле тела.

- Вот эти люди с оружием – вы их знаете? Это тоже ваши односельчане, боявшиеся охотиться на кабанов? Чем они занимались здесь, в усадьбе? От кого и зачем её охраняли?

Ступая спокойно и уверенно, она подошла к распластанному на земле и попираемому латным сапогом виновнику торжества.

- Итак, Плисскин, вы утверждаете, что обличительные слова первоапостола не имеют под собой никаких оснований? Хорошо, я предоставлю вам шанс оправдаться. Для этого вы должны поклясться на моём мече в том, что никогда не совершали приписываемых вам преступлений.

Взмахнув в воздухе мечом, Власта сунула серебряное лезвие буквально под нос Плисскину.

- Поместите руку на клинок и перед присутствующими здесь свидетелями поклянитесь Мару и Кйене (Власта не смогла удержаться от того, чтобы насмешливо стрельнуть глазами в сторону Иро, называя имена своих божественных покровителей) в том, что не имеете никакого отношения к банде «чёрный змей» и никогда не занимались воровством, грабежами, поджогами, похищением детей и убийствами женщин.

По лицу храмовницы проползла недобрая усмешка.

- Чтобы не лишать этот скромный ритуал надлежащего ему значения, хочу предупредить, что оружие рыцарей Ордена благословлено самими богами и несёт в себе частичку божественной сущности, которой вы и коснётесь. А боги ОЧЕНЬ не любят, когда их пытаются обмануть. Так что кара человеку, приносящему богам ложную клятву, будет суровой и незамедлительной. Если же вы действительно невиновны, то бояться вам нечего.

Лезвие серебряного меча храмовницы было отполировано до зеркального блеска. Отблески света играли на нём и, отражаясь, падали на лицо лежащего на земле человека. Власта с абсолютным спокойствием и даже какой-то отстранённостью во взгляде смотрела на Плисскина и ждала, как он поступит.

Отредактировано Vlasta del Sithis (2019-07-05 10:18:39)

+1

5

— Страх страху рознь, — Спокойно парировала Иро.
Она не видела смысла ударяться в подробные объяснения и дискуссии, потому разница между ужасом и благородным трепетом так и остались в глубинах её сознания; не то место, не то время.

— Пустое, — Заметила первоапостол в ответ на обвинения Власты, — Я не всеведущая и не вездесущая. Когда я узнаю о проблеме — тогда я её решаю.
Голос Бледной Иро не дрогнул ни на гармонику. Она общалась спокойно, величественно и будто бы равнодушно, если не сказать надменно. На деле это было не совсем так, но годами выточенное спокойствие поверх бесконечно пылающего праведным гневом сердца не позволяли служительнице Ноа говорить иначе и оттеняли речи своим апломбом.
Когда-то давно никто не верил, что вспыльчивая сирота сможет добиться расположения богини, а теперь, в присутствии первоапостола, никто не смел сомневаться в праведности её деяний.

Взор воительницы пристально следил за действиями Власты, и не так внимательно — за Плисскином.
Пускай Иро и не была всеведущей, она была внимательной, и ей нравилось наблюдать за тем, как винтики в голове рыцаря начинали работать буквально на глазах.

Власта была осторожной. Бледная Иро поняла это по взглядам на меч. Видимо, девушка ожидала какого-то события и делала выводы опираясь на то, что оного не произошло. Это правильно; верить можно только своему оружию, особенно если то способно определять те или иные сущности. О подобных умениях Иро не знала, но предположила.

Власта была разумной. И, пожалуй, достаточно храброй. Такие выводы Бледная Иро сделала из обращения рыцаря к жителям.
Жители, впрочем, сделали выводы немного иные.
— Ты что, струсила, шоль? — Страшно удивился мужик, тот самый, который ни за что бы ни струсил, если бы ему нужно было рисковать чьей-то жизнью кроме своей.
— А ещё рыцарем назвалась... — Послышался ещё один недовольный голос.
Иро беззвучно усмехнулась самым-самым уголком губ. Речи Власты были умны, но образумить толпу одним лишь здравым смыслом было трудно.
Впрочем, Власта не сдавалась. Это делало ей честь. Если она сражалась мечом также, как словами, с ней приятно было быть союзницей на поле брани.
Плисскин, пользуясь тем, что внимание было приковано не к нему, попытался было выскользнуть, но Иро мягко придавила его с новой силой, и сбежать у мужчины никуда не вышло.

— Ну он... приехал издалека. — Возразил кто-то, старательно почесав репу.
— Вдалеке, там же это, денег дохрена! — С очевидной интонацией пошутил кто-то, но правильно его никто не понял. На чужом дворе-то трава всегда зеленее. А уж если говорить о дворах совсем далеко!..
Пошумев ещё немного, надо полагать — для виду, толпа поутихла, думая над новым ответом.
— Не знаю я их, — Пожав плечами, наконец, ответил кто-то.
— Они приезжали только к Плисскину, — Ввернула какая-то старуха.
— И в трактир не заходили, — Заметил трактирщик.
Что же, настроение у многоголового монстра, видимо, изменилось.

— Да, брехня! — Тут же отозвался Плисскин, когда очередь дошла до него.
С лицом испуганным донельзя, он внимательно слушал рыцаря и глядел на меч. Тот выглядел, конечно, красиво, но у рыцарей оно так всегда было заведено, чтобы оружие было отдраено до состояния, когда в нём можно себя увидеть, так что о волшебных свойствах его состояние не говорило.
А ну как блефует, девица, а? — Подумал Плисскин.
Ведь не может же быть такое, что он дважды на дню вытащит чёрный билет, верно?
Когда и Иро, божественный служитель, и эта девка, со своим мечом треклятым, будет благословлена какими богами, ну?
(Иро на насмешливый взгляд ответила взглядом скорее усталым; вместе с куражом уходила и энергия, и запал)
В общем, Плисскин решил рискнуть.
— Как оно правильно-то? — Спросил мужчина, заискивающе взглянув на Власту, — я клянусь сим и этим, ну то есть, Маре и, ага, Кйене, что не имею никакого отношения ни к бандам преступным, ни к делам порочным!

Но не успел Плисскин договорить до конца, как стало совершенно очевидно: он страшнейшим образом солгал.

+1

6

- Хорошая попытка, Плисскин, но нет, - произнесла Власта, внимательно наблюдая за тем, что произошло с незадачливым обманщиком.

М-да, посмотреть тут было на что. Едва лишь мужчина, облапив серебряный меч, попытался выдавить из себя слова клятвы, как символы Мара и Кйены на клинке полыхнули нехорошим багряным цветом, а лезвие потускнело и раскалилось почти добела, так что Плисскин с жалобным воплем тут же отдёрнул прочь обожжённую руку. Власта где-то слышала, что примерно так работают кулоны Гильдии магов, являющиеся своего рода удостоверениями личности волшебников – едва лишь волшебник пытается свернуть с пути света и прибегнуть к силам тёмной магии, не одобряемой богами, как кулон начинает нестерпимо жечь тело своего владельца. Только в данном случае всё выглядело куда нагляднее.

Храмовница покачала головой.

- Я уже говорила вам, что такое безумие, а? Безумие – это точное повторение одного и того же действия. Раз за разом. В надежде на … изменение. Почему люди раз за разом пытаются обмануть богов, и каждый раз надеются на то, что у них это выгорит? Везде, куда ни глянь – эти болваны делают одно и то же, снова и снова, и снова и снова. И думают: «Сейчас все точно получится, сейчас всё будет иначе». Они забывают, что богов обмануть невозможно. Это они тебя обманут столько раз, сколько захотят, а ты их…

Власта опять бросила взгляд на Иро. Хм, такое впечатление, что первоапостол выглядела усталой и какой-то сникшей. С чего бы это? Разумеется, для того, чтобы в одиночку разнести в пух и прах целую усадьбу, ей пришлось изрядно постараться, но всё же от десницы богов Власта ожидала куда большего могущества. Эх, ненадолго же вас хватает, воплощение праведной ярости.

Впрочем, храмовнице и самой впору было сникнуть. Она хорошо представляла себе, какое не слишком приятное путешествие ей сейчас предстоит, и заранее этому не радовалась. Очень хотелось отвертеться от подобной обязанности – но, увы, порядок есть порядок.

- Всевидящие боги вынесли свой вердикт, признав Плисскина виновным в разбое, грабежах, поджогах и убийствах, - громко объявила Власта собравшимся селянам. Клинок её меча, которого больше не касался преступник, на глазах возвращался к своему прежнему виду. - Дальше в дело вступают законы королевства. Церковь и Орден не имеют полномочий вершить суд там, где речь идёт о гражданских и уголовных обвинениях, а посему я объявляю Плисскина арестованным и собираюсь доставить его к ближайшему королевскому судье, для вынесения справедливого приговора.

«Местные обмолвились, что Плисскин в их деревню приехал издалека, - думала меж тем храмовница. - Вряд ли они знают, откуда именно – а жаль. Потянув за эту ниточку, можно было бы распутать весьма интересный клубок, и выяснить ещё кое-что о похождениях банды «чёрный змей». Бьюсь об заклад, что там, откуда Плисскин приехал в Виццу, он тоже изрядно успел наследить. Однако это уже дело не моё, а судьи и его помощников, которые будут проводить судебное следствие».

- Полагаю, что под следствием вы расскажете всё, - Власта аккуратно вложила меч в ножны, глядя сверху вниз на своего распростёртого на земле арестанта, - и то, где вы прятали тела ваших жертв, и то, где вы держите награбленные ценности… Которые будут изъяты в королевскую казну, - добавила она с лёгким сожалением, вспомнив о весьма скудном жаловании, положенном благочестивым рыцарям Храма.

Сомневаться в том, что Плисскин заговорит, не приходилось – в судейских застенках работали специалисты, способные развязывать языки и не таким фруктам, как этот жалкий вор и убийца. У Церкви также имелись свои мастера допроса, ничуть не хуже, но сейчас путь храмовницы лежал не к ним, а к ближайшему представителю королевской власти. Вот только где его искать? Возвращаться в шум и суету многолюдного Аварина Власте не хотелось, даже несмотря на то, что в этом случае никто и не подумал бы обвинить её в неисполнении паломнического обета – необходимость конвоировать опасного преступника была бы сочтена Орденом вполне уважительной причиной. Отправиться дальше по дороге, в Крествуд? Возможно, местный граф сможет «приютить» арестованного в своей тюрьме, пока по его душу не прибудет королевский шериф. Ну или сразу тащить Плисскина в Рекн – в этом городе точно есть закон и суд.

- В вашей деревне имеется кузнец? - поинтересовалась Власта у селян, по-видимому сбитых с толку неожиданным поворотом дела и живо обсуждающих между собой случившееся. - Мне нужно заковать преступника в кандалы.

«Ну или, хотя бы, верёвки крепкие принесите. И еды нам в дорогу».

Храмовница вновь обвела глазами то, что осталось от усадьбы Плисскина, надеясь на то, что хотя бы конюшня не слишком пострадала (насколько бы ни была безумной Иро, но уж лошадям-то за что мстить?), и там найдётся уцелевший конь или даже повозка. Не на собственном же горбу ей тащить арестанта?

Отредактировано Vlasta del Sithis (2019-07-09 09:46:29)

+1

7

Бледная Иро прекрасно осознавала тот факт, что её не любили.
Её высокомерный образ и неумолимая справедливость оставляли неприятные ощущения среди толпы, в которой каждой держал на душе какой-нибудь грех, маленький или большой. Присутствие первоапостола словно бы укоряло людей само по себе, и это если суметь пробиться через ощущение собственной ничтожности, которым божественная посланница одаряла с лихвой, возвышаясь над многими и буквально, и в переносном смысле, позволяя себе вершить правосудие, не оглядываясь на людской закон.
Она к этому давно привыкла. Она жила так уже долгие годы, день за днём. И в ближайшее время отдыха тоже не предвиделось.

— А какого хрена боги решают, а не люди, кто лжёт, а кто говорит правду? — Вознегодовал Плисскин; он прокололся, и теперь имел полное моральное право бесплодно сотрясать воздух. Собственно, его уже никто и не слушал. Разве что только Иро не без толики удивления приподняла бровь, а затем подняла мужчину за волосы и скрутила.
Что же, Власта оказалась и не без недостатков. Это было правильно: негоже человеку быть идеальным.
И если в начале храмовница показалась Иро симпатичной, сейчас это ощущение было растеряно. Даром, что и сама первоапостол выглядела надменной донельзя, она не считала, что это качество должно оценивать положительно у других. А потому, допустив когда-то мысль о том, чтобы сопроводить Власту, сейчас она от этой крамолы благополучно избавилась, и теперь стягивала запястья Плисскина за его спиной, подготавливая пленника к акту передачи.
Даже так ему повезло. Если бы Власта не вмешалась — он был бы уже мёртв.

— Теперь ты отвечаешь за него, — Встряла Иро, беззлобно пнув под зад Плисскина, из-за чего тот, совершив короткий полёт, упал лицом в грязь перед Властой. Голос Бледной звучал ровно, спокойно и до одури справедливо; позволив себе мгновения человечности раньше, сейчас первоапостол вновь выглядела безусловным воплощением божественной воли. — Если он прольёт хотя бы каплю чужой крови — это будет на твой совести.
Объект обсуждения в этот момент, ойкая и ахая, лежал неподвижно задом кверху, связанный по рукам крепкой верёвкой.
Иро же, без труда закинув моргенштерн на плечо, — длинная рукоять последнего, предназначенная для двуручного хвата, позволяла такие манёвры, — отправилась восвояси. Туда, где оставила своего коня — в местную корчму. Её поход продолжался.
И коль основное представление подходило к концу, местные жители тоже начали понемногу расходиться, кто куда (стараясь, чтобы маршрут при этом никак не пересекался с Иро).

— Кузнеца в Вицце нет. — Отозвался какой-то сгорбленный старик, подойдя ближе, — Но тут недалеко есть деревня, Аинса, и там живёт Кормак, так он вам вмиг что угодно скуёт, и кандалы, и подковы, и обод какой, если нужен! Может, мы чем ещё можем помочь?
...тайком надеясь на то, что её просьба ограничится кружкой воды или чем-то вроде того.
Взору Власты, тем временем, предстала печальная картина — усадьба была разрушена целиком.
Впрочем, если приглядеться к останкам, становилось понятно, что собственной конюшни Плисскин не держал, не было характерных развалин, а значит — либо его кони были где-то в деревне, либо он предпочитал пользоваться наёмными лошадьми.

Отредактировано Franciska (2019-07-09 15:18:39)

+1

8

- Я всегда отвечаю за свои деяния, как и належит рыцарям ордена, - с некоторой обидой в голосе произнесла Власта. Говорить эти слова ей пришлось уже в спину удаляющейся Иро, ибо первоапостол более не считала необходимым баловать храмовницу своей компанией. Убедившись, что крови в Вицце уже пролито достаточно, воплощение божественной воли, с полным ощущением выполненного долга, поспешила проследовать по своим делам, предоставив селянам хоронить убитых, а Власте – возиться с арестованным. Впрочем, храмовница покривила бы душой, если бы сказала, что не ожидала подобного расклада. Всё, как обычно: боги играют в свои игры, а расхлёбывать последствия выпадает простым смертным.

Власта усмехнулась про себя. Что же, вполне возможно, что жители деревни ещё поимеют со случившегося определённый гешефт – во всяком случае, они смогут забрать себе сапоги бывших разбойников, их оружие и одёжку посохраннее. Для селян это очень ценные вещи. Ну а руины бывшей усадьбы Плисскина – до тех пор, пока с ними окончательно не расправится безжалостное время – пожалуй, смогут претендовать на роль главной местной достопримечательности, вкупе с рассказами о том, как никому доселе не известную деревушку Вицца посетила сама первоапостол, на пару с посланницей Церкви. Рассказами, что с каждым годом будут обрастать всё новыми и новыми невероятными подробностями.

Но всё это случится потом, а сейчас на повестке дня у нас Плисскин собственной персоной. Власта презрительно оглядела валяющегося у неё в ногах бывшего главаря банды «чёрный змей». Иро затянула верёвки безо всякой жалости, так что вскоре руки арестованного должны были отечь, распухнуть и основательно разболеться. Ну и славно, меньше будет выпендриваться. Конечно, через какое-то время придётся перевязать его по-другому. Всё же есть арестанту как-то надо – не с ложечки же его кормить. Да и в туалет... Кандалы бы здесь точно не помешали, ибо, с одной стороны дают достаточную степень свободы, чтобы обслуживать себя самостоятельно, а с другой – настолько тяжелы, неудобны и шумны, что исключают возможность внезапного побега. Железо на то и железо, что, в отличие от верёвки, его невозможно быстро и по-тихому перерезать лезвием, или пережечь огнём.

Но пока пусть мерзавец поваляется и поохает.

- Плохо, что в деревне нет кузнеца, - сказала Власта. - Значит, придётся мне посетить этого вашего супер-мастера Кормака. Какая дорога ведёт отсюда в Аинсу?

Видят боги, Власте очень не хотелось взваливать на свои плечи заботу об арестованном бандите и тащиться с ним через добрую треть материка, но устав Серебряного Ордена был строг и не допускал расширительного толкования. Лишать людей жизни дозволялось только в исключительных и тщательно оговорённых в уставе случаях. Зато за действия светских властей Церковь и орден никакой ответственности не несли, поэтому сбагрить преступника гражданскому правосудию ныне являлось для Власты первоочередной задачей.

- Кроме того, - продолжила храмовница, - мне понадобится повозка с лошадьми и пищевые припасы для двух человек из расчёта дней на девять. Если в деревне есть лошади, принадлежащие Плисскину, я их реквизирую. Если нет, то я найму любую подходящую мне повозку. В качестве оплаты я позволю вам забрать себе всё золото и другие ценные вещи, которые вы найдёте у этих господ.

Власта кивнула на распростёртые на земле тела разбойников «чёрного змея», затем перевела взгляд на старика. Деревенские жители испокон веков славились в Королевстве Аверона своей жадностью и крайней прижимистостью по отношению к чужакам, однако храмовница надеялась, что авторитет Церкви и потрясение от последних событий заставят их быть сговорчивее. Всё же Иро и Власта наглядно продемонстрировали обитателям Виццы, к каким результатам приводит непослушание богам и их посланникам. Очень велико было искушение попросту привязать Плисскина к своему коню и заставить топать пешком, в качестве дополнительного наказания для злодея, но Власта понимала, что такими темпами они не доберутся до Крествуда и к концу сбора урожая.

В любом случае, миссия храмовницы в Вицце, хвала Мару и Кйене, была завершена. Осталось лишь благословить деревню – раз уж Иро ободрять и благословлять простых селян сочла ниже своего достоинства – и отправиться дальше. В кузницу Кормака.

Отредактировано Vlasta del Sithis (2019-10-03 15:05:38)

+1

9

— Есть парочка лошадей, — Почесав бороду, с явной неохотой признался старик. На самом деле, коней, купленных Плисскином, в том числе и для деревни, было значительно больше, но ведь этой женщине больше не нужно, верно? Да и Иро, между нами говоря, кажется уже ушла своей дорогой, так что страх перед возможной карой постепенно отступал. — Я попрошу собрать для вас припасы и привести лошадей, но боюсь, наша деревня не очень богата, так что...
Он развёл руками, мол, ничего не поделать. Нам, дескать, и самим нужно кушать.
Старик, что с него взять?

— Аинса в той стороне, поедете по дороге, не промахнётесь, — Старец пошамкал губами и показал ладонью на восток, — Кормак из этих кузнецов, продвинутых, так что вы точно мимо него не проедете, тут можете быть уверенны. Да и помогать он любит, особенно правому делу, так что вряд ли откажет.
Судя по едва уловимым стыдливым ноткам на последних словах, Кормак был из тех людей, которые были настолько искренни в своих порывах, что даже ушлые дельцы, вроде отдельно взятых стариков, не решались использовать его доброту без необходимости.
А может, дело было в том, что Кормак был отнюдь не глуп, имел два метра в росте и прекрасно управлялся с кузнечным молотом.
Правда, каких кузнецов стоило считать "продвинутыми", Власте оставалось только догадываться. Может, Кормак часто продвигался вперёд во время своего ремесла?

И тут, когда всё уже было давным давно решено, на сцене появился герой!
Вернее, героиня.
Пришпоривая коня, Франциска пришла вместе с очередным рассветом; на её удачу, вместе с ней на склоне разошлись облака, из-за чего Циске, словно избраннице богов какой-нибудь, удалось въехать в тлеющие руины вместе с лучами золотистого света.
Заметив Власту, Фран тут же спешилась и лёгким движением обнажила клинок. Не против храмовницы, впрочем.

— Приветствую, — потешно нахмурив бровки в серьёзном порыве, отозвалась Франциска и тут же перешла к делу, — Я услыхала, что где-то здесь какое-то чудовище ворвалось в усадьбу честного человека и принялось громить её почём зря, и тут же сорвалась с места!
Едва ли Власта не заметила знака героя на поясе Циски, но последняя сейчас создавала определённо не самое лучшее впечатление. Впрочем, дочь графа Вандимиона можно было понять — она ведь не видела всех произошедших событий.
Старик, тем временем, от греха подальше поковылял в деревню. Видимо, собирать припасы для Власты.

— Меня зовут Франциска, я — герой! — С воодушевлением заявила Фран, вспомнив о правилах приличия, после чего внимательно осмотрелась и вернула клинок в ножны с тяжким вздохом. Всё-таки Франциска была не совсем глупа. — Но, видимо, я опоздала и всё уже закончилась. Кто ваш пленник? Это его рук дело? Или чудовище куда-то убежало?
Ведь если тела чудовища нет, значит или вот этот тощий проныра претендует на звание негодяя, или эта сиятельная девица с ним что-то сделала!

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 01.07.1204 г. — «Мракобесие»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC