http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Иные миры » 4.09.???? - "Запоздалое возмездие"


4.09.???? - "Запоздалое возмездие"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата и время:
4 сентября, черт его знает какого года. Поздний вечер, около 20:00, когда солнце уже успело скрыться за горизонтом.
2. Место действия | погода:
Эреб, поселение “Тарт” некий портовый город на востоке континента, последняя точка в пути до острова Радон. Каменные здания вперемешку с деревянными, много развалин, еще больще нищих и ясно различимый запах рыбы в городе. Выглядит город так, будто поучаствовал в войне и сейчас только по этой причине выглядит неважно. Возможно, со временем он восстановится, но в действительности Тарт выглядит так уже лет сто, и заниматься его ремонтом местные власти, представленные, конечно, демонами, не особо собираются.
3. Герои:
Элли – девочка-полудемон, путешествующая, кажется, в сторону острова за морем, в вещах которой имеется один крайне важный артефакт, доставшийся ей случайно.
Пенсай – ассар без покровителя и четких привязанностей, пытающийся найти ту самую вещицу, что сейчас в руках девочки. В основном, по запаху.
4. Завязка:
Чувство преследования было довольно обыденной вещью для каждого, кто не был демоном. Ощущение, будто за тобой следят, будто в любой момент могут прихлопнуть. В целом, вполне ожидаемо, учитывая ситуацию в мире, которым правят исключительно темные существа, захватившие власть силой и хитростью. Но одно дело, когда ты просто живешь под гнетом, зная, что в любой момент тебя могут выпотрошить, и совершенно другое, когда паранойя начинает бить тревогу.
Именно в такой ситуации оказалась одна полудемоница, которой было не место среди обычных людей и обычных демонов, преследующая свои цели, живущая своей жизнью. В какой-то момент ощущение слежки стало куда более явным, пока, в конце концов, не достигло своего пика в Тарте. И теперь уже не было никаких подозрений – по ее следам действительно кто-то идет. И, судя по всему, не остановится, пока не найдет. А что будет потом? Хороший вопрос. Искать на него ответ не хотелось, учитывая, что не ясно было, кто именно и зачем ее преследует.
5. Тип эпизода:
Закрытый

0

2

[icon]http://erebos.f-rpg.ru/img/avatars/0019/58/c4/24-1528541684.png[/icon][nick]Pensaer[/nick][status]Совсем не Груня[/status]
Он прибыл в город поздно вечером. Еще до того момента, как село солнце, но тогда, когда людей на улицах можно было уже и не встретить. В конце концов, это крупные города могли позволить себе бодрстсвовать по ночам, мелкие же, на манер Тарта, как и все деревни, как и все поселения, засыпали как только солнце опускалось. Двери настежь закрыты, окна же с шумом захлопывались, как только в проеме показывался кто-то. Никто не хотел, чтобы к ним в окна заглядывало чудовище, коим был Пенсай, прохаживающийся по улицам, словно привидение, обернутый в черный саван из кожи и чешуи. Только красная морда с одним единственным мягком светящимся желтым глазом на лице без носа намекала на то, что под черным одеянием не кости, в лучших традициях упоминания смерти, а плоть. Тем не менее, для некоторых осознание, что улицам пустынного городка, где мало что случалось, и на который мало кто обращал внимание, ходит одно из тех же чудовищ, что привело мир к упадку, было куда страшнее, чем какие-то истории про приведений. Потому как фантомы могут просто напугать. Демоны же… Вполне вероятно, перебьют всех, кто здесь живет, найди они хоть какое-то подтверждение, что здесь был кто-то из сопротивления, или хотя бы намек на шпионов.
Благо, цель у вот этого конкретного красномордого была совершенно иная. И, наблюдая за тем, как это чудовище периодически вдыхает воздух через рот, а затем будто осматривается, вряд ли его интересовало общее положение в городе. Нет, совсем не интересовало. Кроме одного единственного человека, чей запах перекликался с другим, знакомым, принадлежащим уже давно лежащему в могиле.
- Хм. - скрывая за губами острые клыки, тихо мычит чудовище, затем бросает еще один взгляд, в котором читалось довольно большое количество презрения, на дом, стоявший чуть дальше по дороге от перекрестка.
Один взгляд. Всего один, после которого чудовище расплывается в улыбке. Хотя, в его случае это был скорее оскал.
Затем, шаг. Еще один, расслабленный, неторопливый, потому что торопиться теперь уже не было смысла. Это был тот самый момент, когда запах, до этого постепенно увядающий, усилился. Стал явным. Наполненным деталями настолько, что нельзя было не сделать целый ряд выводов. Кто бы ни забрал глаз демона себе, найдя его в чьей-нибудь усыпальнице, или же просто найдя среди ила в какой-нибудь речке этот светящийся камешек, сейчас он был близко. Либо был в этом месте достаточное время, чтобы оставить множество следов. Но запах, пожалуй, был той самой основной ниточкой, что заставляла двигаться вперед. И он двигался. Смакуя каждый шаг, предвкушая окончание этой длительной свистопляски с поиском похищенного глазного яблока.
Дверь не пришлось даже выбивать. Он просто толкнул легонько когтистой ладонью испещренную дырками от термитов пожухлую деревянную створку, и та поддалась, приглаша чудовище в довольно большой зал с уходящими на второй этаж изгибающимися лестницами. Никакого света, никакого свидетельства о том, что здесь кто-то жил. Оно и правильно, потому как спустя еще два шага у дяди Пенни появилось вполне четкое ощущение, что жить здесь просто никто не должен.
- Театр. В таком захолустье. - раздается низкий голос с нотками язвительной ухмылки, по мере того, как чудовище делает еще несколько шагов, на этот раз к тем дверям, что вели вглубь постройки, в которой каким-то чудом не оказалось огромного количества бездомных.
С другой стороны, возможно, в этом городе уже некому было занимать такие вот здания. Наверняка найдется парочка домов в лучшем состоянии, и когда половицы под ногами ассара начали заметно трещать, тот, в целом, понял, по какой причине его не встретил какой-нибудь пьяница. И, возможно, тот, кого преследует сейчас Пенсай, забрел сюда без четкого понимания, что в любой момент вся эта конструкция может рухнуть.
Тем не менее, именно театр это был. Еще одну дверь спустя, красноликий, опуская обеими руками капюшон с головы и позволяя ему упасть на плечи, открывая тем самым шевелюру из щупалец, уходящих под воротник, оказался в окружении кресел, каждый из которых был обращен к сцене с алым занавесом, в лучших традициях подобных заведений. Медленно проводя когтями по обивке так, чтобы не порвать ее, заложив свободную руку за спину и согнув ее в локте, он двигался вперед мимо рядов, слегка постукивая по деревянным деталям сидений. Запах же с каждым пройденным сантиметром становился все яснее. Все четче, пока, наконец, ассар не перемахнул через проем для оркестровой ямы, и не оказался уже на сцене, держа руки за спиной и оборачиваясь к пустому залу.
Крайне самодовольная улыбка. Крайне самодовольная ситуация. И только шорох где-то неподалеку заставил монстра наконец-то оторваться от куда более самодовольных размышлений о том, чтобы податься в актеры, требуя от него внимания. Заставляя развернуться так, чтобы открытое пространство было по левую руку, а занавес по правую. И, кажется, ему стоило сейчас продвигаться за кулисы. И в этот раз – тихо, потому как как только ступня, обтянутая красной кожей, с толстыми когтями на кончиках пальцев, легла на половицу, не было никакого звука. Бесшумно. Как и следовало двигаться чудовищу, идущему по пятам.

+1

3

…загляни какой-нибудь умник-маг сейчас в голову Элли, он бы обнаружил там одну большую, постоянно пополняющуюся строку из одного и того же слова. И слово это гласило «Чёрт». Чёрт-чёрт-чёрт-чёрт-чёрт… Это был не просто неудачный день. Точнее, не один неудачный день. Кажется, это была целая неделя. Или с тех пор уже прошло больше недели? Полудемоница уже успела потерять счёт времени, учитывая сколько «прекрасных», по своей природе, вещей с ней успело произойти. Сначала она умудрилась посеять где-то свой лук, затем, при попытке достать себе кусок хлеба за чужой счёт, полукровка чуть не лишилась пальцев (к счастью, в тот день разразилась жуткая гроза, так что хлеб она таки добыла… пускай и подгоревший). Наконец, удачная, но не слишком тихая попытка воровства привела к тому, что в боку у Элли побывал весьма злой бандитский нож и… в общем-то, так она и оказалась в Тарте, с небольшим мешочком наворованного добра.

Которое, в общем-то, ей уже не пригодится.

Она сделала всё, что могла, чтобы перевязать рану, но она оказалась куда более серьёзной, чем ей казалось сначала. Заживала она плохо и долго, а главное – болезненно, что сильно замедляло её. Не только в движении. Во всём. И именно в тот момент, когда бежать в любом направлении до тех пор, пока не откажут ноги, было бы самым наилучшим вариантом действий.

Охотник верит своим инстинктам. Охотник всегда должен быть настороже, чтобы не оказаться добычей для другого Охотника. Неважно, кто это был – дикое животное, или другое, разумное существо. И когда маленький червячок в голове, отвечающий за безопасность твоей шкуры начинает извиваться – это хороший повод остановиться и приготовиться либо драться насмерть, либо бежать, сломя голову. Правда, у Элли червячок не извивался. Он прямо дёргался и брыкался, как дикая лошадь, чуть ли ни визжа о том, что за полудемоницей хвост. Большой и очень злой хвост.

Впрочем, сделать с этим Элли уже ничего не могла.

Случилось это аккурат после неудачного воровства, когда ей в руки попал этот злосчастный мешочек. И недобрые предчувствия того, что на неё ведут охоту погнали её из предыдущего убежища на западе дальше на восток – к Жёлтому морю. В теории, можно было бы сесть (миречь - прокрасться) на корабль и отплыть в Радон или хоть куда, чтобы избавиться от таинственного преследователя, если только он не умел летать… но в планы вмешалось сразу несколько вещей. Начиная с того, что в ближайшее время кораблей в Тарте не ожидали. Добавляя к этому то, что отчего-то портовая часть города изобиловала стражей (в таком захолустье? Да вы издеваетесь!) и вишенкой на торте стала всё та же адски разболевшаяся рана, не одобрившая стремительного марш-броска на восток.

Кончилось всё тем, что Элли пришлось остаться в городе. Надолго. Возможно – навсегда. Но вовсе не из-за того, что ей понравилось местечко.

Театр был большим. Брошенным. Гниющим и трещавшим по швам. Но в нём было полно мест, где можно было затаиться и спрятаться. Пока ей не полегчает. Пока её след не потеряют. Но паникующий червь лучше всего на свете говорил, что этого не случится. Не в этот раз.
Она слышала отдалённый скрип и шорох приоткрывающейся двери. Слышала треск старых половиц. А затем, ещё один шорох – уже сверху. Видимо, какая-нибудь мелкая дрянь растревожилась… А, впрочем, какая разница?

Когда-то, в том помещении, где она сейчас находилась, готовились к выступлению актёры. Наводили грим, вспоминали свои реплики, действия в актах, наряжались… впрочем, это волновало Элли от слова нисколько.

Она пряталась где-то в темноте, прижавшись к столику. Судорожно, с опаской прислушиваясь к каждому лишнему звуку. При этом, стараясь не издавать звука самой. Хотя и хотелось. Выть от боли, от досады, визжать от ужаса… много чего хотелось.

Злосчастный мешочек, из-за которого это всё случилось всё ещё был при ней. Прямо поверх перевязанной под одеждой раны. И Элли сейчас было совсем не до того, чтобы интересоваться его содержимым. Она знала только то, что оно было увесистым. И с ним не готовы были расставаться. Что и привело к наличии дырки в боку.
[icon]http://sg.uploads.ru/oGXh6.png[/icon][status]No chances[/status][nick]Ellie[/nick]

+1

4

[icon]http://erebos.f-rpg.ru/img/avatars/0019/58/c4/24-1528541684.png[/icon][nick]Pensaer[/nick][status]Совсем не Груня[/status]
По мере своего приближения к цели он становился все более и более безрассудным. Поводы для такого поведения вполне были. В конце концов, поначала бесшумные, шаги его стали чуть более различимы, ведь как ни напрягал свой слух ассар, иных шорохов или дыхания поблизости не было. Как бы ни втягивал он воздух, наполнен он был только одним запахом, постепенно обрастающим все новыми и новыми нотками, ведь становился все четче от одного коридора к другому. Пенсай все еще был осторожен, но теперь куда менее, чем поначалу. В конце концов, тот, кого он искал, был один. И пах кровью. Не сразу чудовище поняло эту маленькую деталь, но в конце концов эта железная нотка оказалась достаточно явной, чтобы ассар остановился и, заложив руки за спину, перестал красться, окончательно потеряв тот азарт, что был ему присущ в начале пути.
Да, это была именно что азартная погоня. Он не знал, кто его цель, не знал ничего, кроме того, что этот кто-то каким-то образом раздобыл глаз зубастого демона. Места менялись, ниточки тоже, вместе с ними запахи, но, как и любое путешествие, и эта маленькая погоня постепенно заканчивалась, в итоге приводя Пенсая в один отдельно взятый театр, а уже в нем – к гримерке. Гримерке, где сидел сейчас один, судя по всему, раненый, человек, вполне вероятно, даже не знающий, что его преследуют. Или же знающий, но не вполне осознающий, зачем. У каждого на Эребе, кто был рангом ниже самого захудалого демона, явно могли быть догадки, по какой причине за ними кого-то могут отправить. Подозрения, клевета, доносы, вот это вот все подготоваливало неплохую почву для подобных настроений. Однако, точно узнать причины можно было только в момент встречи с преследователем.
Для Элли этот момент наступил в тот момент, когда когтистая лапа легла на круглую дверную ручку, повернула ее, а затем толкнул дверцу, впуская в закрытую гримерку поток воздуха. В проеме стояла фигура. Еле различимая, кроме силуэта, достаточно высокого, чтобы наводить на мысле о ком-то зловещем и явно не слишком добром, но все же стоящая недвижимо прямо посреди проема с заложенными за спину руками. Шаг. Медленный, с уже знакомым скрипом половиц, без стука каблуков по дереву, неторопливый, затем еще один. Казалось бы, прогулочный, но крайне контрастирующий с тем фактом, что этот человек… человек ли?.. направился именно в эту самую комнату из всех доступных. Если бы были слышны другие звуки, другие шаги, хоть что-нибудь, что свидетельствовало о том, что искал он просто что-то неопределенное, а не именно девочку, возможно, у нее был бы шанс. Но, нет. Фигура продолжала стоять в гримерке, медленно осматривая ее, пока темнота не начала постепенно раскрывать одну деталь внешности за другой,
А затем, послышался вздох.
Точнее, нет, не так. Воздух с легким, еле заметным, свистом втянули ртом, пропуская сквозь зубы, а выдохнули уже с разочарованием и явно какие-то недовольством. Не прямым, не направленным на кого-то конкретного, не обиженным. Но, скорее, ожидающим чего-то куда более интересного. И, в целом, это самое интересное наступило спустя какое-то время, когда чудовище развернулось лицом к тому самому дверному проему, затем отправилось к нему тем же неторопливым шагом. Но вместо того, чтобы продолжить свой путь дальше по коридору, который вел от главного зала, от закулисья, Пенсай сложил руки на груди и, оперевшись спиной на стену, что была напротив входа в гримерку, пристроился прямо у единственного пути к отступлению. Хотя, нет, не единственного. Была еще одна дверь. Ведущая дальше, вероятно, к выходу из театра, по еще одному коридору, через склад с реквизитом, через комнаты, где раньше хранились костюмы, маски, некоторые декорации.
- Выходи, как будешь готов. Я никуда не тороплюсь. - раздался из коридора низкий голос, принадлежащий словно какому-то старику, прожившему достаточно лет, чтобы поседеть, но недостаточно, чтобы начать постепенно готовиться к тому, чтобы отойти на покой. Нет, голос был властен, могуч, и явно принадлежал только что вошедшему и ушедшему к коридору ассару, и в том, что это был ассар, не было никаких сомнений. Одного взгляда хватило бы на то, чтобы это понять.
Ведь коридор был освещен. Немного, не какими-нибудь фонарями, но лунный свет, пробивающийся сквозь незабитые досками окна, уже давал достаточно, по сравнению с темной гримеркой, где сейчас царил мрак. Одетый в черные одежды, высокий, страшный, с всего лишь одним светящимся желтым оком, направленным к гримерке, и крупной челюстью, в которой явно были крайне острые зубы. Таких как он можно было заметить в городах. Редко, но можно было. Существа, которым, в целом, плевать на людей, которые слишком заняты своими делами, чтобы потрошить смертных направо и налево, но явно не считающих людей чем-то выдающимся, достаточно важным, чтобы оставлять их в живых, если их смерти требуют хоть малейшие обстоятельства.
И, тем не менее, он ждал. Не торопился, как сам сказал, даже не шелохнулся за то время, что прошло с момента произнесения этой фразы, будто бы Элли предоставлялся какой-то выбор. Вряд ли, правда, был какой-то четкий путь к отступлению, к спасению, учитывая, что этот самый выбор не был озвучен. Скорее, монстр не видел смысла в том, чтобы сразу переходить к расправе, которую имело смысл смаковать. На деле же, единственная мысль, что витала сейчас в голове Пенсая, заключалась в полной свободе действий.
Свобода была полезной штукой. Она могла позволить более расслабленно подойти к каким-то вопросам. Конечно, он мог бы с пеной на губах искать потерянный глаз, но вряд ли бы тогда он потратил меньше сил, сем сейчас. Скорее, напротив, только бы лишний раз наделал каких-то ошибок в процессе, в отличии от своего спокойного вида сейчас. Потому как возвращение имущества, в конечном счете, было единственной четкой целью. Все остальное – вторично. Неважно. Остальные аспекты не было смысла как-то задевать, все события в конечном счете сами собой развенуться так, как должно быть. Поэтому, вместо того, чтобы вытянуть прячущегося человека из под стола за ногу, распороть ему брюхо и потом уже покопаться в его вещах, ассар ждал.
- Уйти отсюда, оставшись в живых, вполне возможно. Если, конечно, в обратном нет твоей цели. - с легкой усмешкой снова замечает голос, после чего смолкает. Кажется, время подходило к концу, но возвращаться обратно в гримерку вторженец не торопился. Все еще ждал. Все еще терпеливо следил за темной комнатой с открытой нараспашку дверью, все еще хотел выцепить какое-то движение со стороны раненого, явно находящегося не в лучшем виде, человека, которого не было смысла и дальше истязать, судя по запаху крови, которой была наполнена гримерка. И постепенно этот самый запах просачивался в такой же концентрации и в коридор.

+1

5

Неожиданно, страх отступил. Элли почувствовала себя неожиданно естественно, словно так и должно было случится. Именно так и никак иначе. Хотелось плакать. Хотелось кричать. Хотелось биться об стену от осознания собственного бессилия, но… в общем-то, разумная, рациональная часть Элли прекрасно осознавала, что это ничего не изменит. Если ты переходишь дорогу ассарам, то, как правило, долго не живёшь. Хоть беги, хоть плачь – всё равно на тот свет отправишься. Заверения этого краснокожего демона в том, что она может остаться в живых не вызывали доверия ровным счётом никакого.

«Что ж… Чего тянуть, правда ли?»

Если уж помирать, то, хоть, с достоинством…

Хотя, для начала, стоило хотя бы встать. Что само по себе было довольно болезненным, страшным и неинтуитивным процессом.
Попытка принять вертикальное положение не увенчалась успехом – окровавленная дырка в боку от кинжала очень горячо запротестовала против любых активных телодвижений. Впрочем, Элли уже было без разницы. Надо только какую-нибудь подходящую для костыля палку найти…

Табуретки… не подходили, ибо были поедены за все эти годы термитами и могли треснуть в любой момент. Ножки от столов? Уже куда лучше, но на них Элли тоже особо не возлагала больших надежд. Хотя… Они же простояли тут кучу времени и не сломались до сих пор… да и некоторые были действительно толстыми. И, наверное, прочными. Ладно уж, что уж тут терять.

С грехом пополам, Элли удалось открутить от гримёрного столика ножку и, каким-то чудом, встать, используя новообретённый костыль. Её взгляд был направлен в сторону выхода из гримёрки – туда, где её с распростёртыми объятиями ждал ассар, собственной персоной. Прижимая к себе мешочек с пожитками, Элли, изредка шипя от боли в боку, медленно направилась в сторону приоткрытой двери.

«Значит, вот как я умру… - задумалась на какой-то момент полудемоница. – Выпотрошенная живьём. Ну, не сильно отличается от всего того, что мне грозило раньше… видимо, теперь я действительно стала добычей.»

В последний, как ей казалось, раз улыбнувшись своим мыслям, девочка толкнула плечом дверь и вышла в коридор. Краснокожий был там, стоял, опираясь спиной о стену. Выжидал.

- Пере- кхх- - Элли поморщилась, вдохнула, собираясь с силами, а затем, продолжила. – Прежде… чем меня освежуют… живьём… я… могу узнать… почему ассар… преследует какую-то полукровку до… самого Восточного берега?..

В голове Элли это не укладывалось совершенно. Она никогда не считала настолько важной птицой, чтобы кто-то из господ ассаров лично выслеживал её, чтобы оторвать её всё, что только можно оторвать. Почему именно сейчас? Зачем?..

Впрочем, вряд ли ей суждено было узнать ответ на этот вопрос.
[icon]http://sg.uploads.ru/oGXh6.png[/icon][status]No chances[/status][nick]Ellie[/nick]

+1

6

[icon]http://erebos.f-rpg.ru/img/avatars/0019/58/c4/24-1528541684.png[/icon][nick]Pensaer[/nick][status]Совсем не Груня[/status]
Шаги были той вещью, чтопринесла определенную радость, заставившую ассара натянуть кожу на лице, обнажая острые зубы в подобии удовлетворенной улыбки. Неописумое ощущение, заставляющее трепетать сердце от одной мысли, что еще пара минут, и его погоня завершится. Длительное путешествие из одного конца материка в другой, ради одной только безделушки, нарушившей сон спящего чудовища в глубине багряного леса. Вряд ли это был тот самый тип путешествий, который обязательно нужно закончить, или который бы имел крайне большое значение. Нет, скорее, Пенсай мог бы прожить и без второго глаза, да и вообще без понимания того, кто именно и по какой причине разжился вещью, принадлежавшей ранее ему. Просто этой причины было достаточно для того, чтобы он заставил себя подняться. Заставил встать, заставил идти вперед, медленно и верно познавая давно утраченное понимание нового мира, сменившего привычный ему. Да, вся суть была не в каком-то невероятном значении, а в том, что именно из-за этого человека, который, шаркая, постепенно выходил из темноты, он и бодрствовал сейчас.
И, этим невероятным, явно обязанным быть особенным, человеком была маленькая девочка, опирающаяся на какую-то деревяшку, просто чтобы не упасть, стуча ею по деревянному полу с каждым шагом и явно не расчитывая использовать ее в качестве оружия. В основном из-за потека на боку, который одноглазое чудовище тут же приметило, избавившись от оскала и выглядя теперь довольно… разочарованно? Будто вместо хорошо прожаренного стейка на обед ему преподнесли нечто недоготовленное и отдающее падалью.
В целом, ощущение было верное.
- Конечно. - довольно быстро отвечает одноглазая фигура с красной мордой, руки которой сложены за спиной, скрывающие длинные когти, Ответ действительно был быстрым, потому как судя по виду, ассар даже не раздумывал о том, чтобы произнести что-то другое. Не пытался указать беглянке, что она не в праве вовсе задавать вопросы. Только слегка оттолкнулся от стены, выпрямил обе руки и, сделав один шаг к Элли, согнул левое колено, так, чтобы оказаться взглядом с девочкой на одном уровне, хотя и проигрывал по количеству глазных яблок.
- У меня достаточно времени. А вот о тебе такого не скажешь. - обе когтистые лапы, сложенные на согнутом коленном суставе, слегка дрогнули – правая пятерня выгнула указательный палец и поставила его прямо напротив пятна. И, при этом, даже не вонзая коготь в рану, чего вполне можно было бы ожидать.
Можно было бы. Но чего не произошло.
Вероятно, это был особенный уровень садизма. Или просто порыв, который был свойственен честолюбивым ассарам, которые не питали ярого отвращения к тем, кто хоть чуточку относился к людям по крови или другим смертным расам. Вполне возможно, момент с освежевыванием придет чуть позже, когда красномордый наиграется, когда узнает или потешит себя в достаточной мере, чтобы отпустить свою добычу, либо свернуть ей шею. Но все это будет чуть позже. Должно быть чуть позже, потому что, указав на рану, чудовище согнуло когистый палец и, упершись в пол, чуть поближе и повнимательнее взглянуло на пока что безымянную.
- Тебе явно трудно ходить из-за этого. - нижний правый уголок губ, если так можно было назвать будто разрезанную кожу в том месте, где должен быть рот, слегка дернулся. Разочарованная ухмылка, длящаяся доли секунды.
- С тем же успехом я мог бы идти сюда ради трупа. - еще одна фраза, брошенная невзначай, по мере того, как взгляд единственного глаза ассара изучал то, что можно было бы назвать перевязкой. Можно было бы. Если бы Пенсай не знал, как именно надо перевязывать и дезинфицировать ранения. Если бы не занимался этим сам каждый раз, когда тех, кто ему дорог, не пытались убить. Ассарам было плевать на медицину. Люди же относились к ней с определенным тщанием и определенным уровнем уважения, как к науке, действительно спасающей жизни. Замотанное же наспех туловище явно не было тем материалом, который можно спасти, но, опять же, вопрос был только в том, оставлять ли все как есть, или же внести свою лепту. И на этот вопрос Пенни уже знал ответ.
- Пойдем, хватайся и держись. Постарайся не отключиться по дороге. - фраза была одновременно произнесена с попыткой чудовища встать. И подхватить девочку на руки. Попыткой, опять же, потому как монстр довольно бесцеремонно, хотя и достаточно медлительно, подвел левую руку сначала к задней стороне колен Элли, слегка подтолкнул ее, заставляя их согнуть, а правой приобнял за спину, в итоге поднимая над землей и тут же делая шаг в сторону выхода. Без лишних движений, будто таков был план. Будто ее обязательно, всенепременно, нужно было доставить в какую-то точку живой. И обязательно невредимой, потому как следующие же слова чудовища, держащего бледноволосую на руках, аки действительно дорогую пленницу или принцессу, могли дать понять, куда именно они направляются:
- Я видел по пути сюда лавку алхимика. Определенно, у него должно найтись несколько зелий для таких случаев. -
Впрочем, не понятно было только то, зачем? Точнее, зачем именно он тащил ее за собой, и зачем, кажется пытался напоить зельями. Если только не отравой. Да, отрава бы имела смысл. Зелья лечения же – не особо. Но шел Пенсай именно за ними.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Иные миры » 4.09.???? - "Запоздалое возмездие"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC