http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 18.03.1215 - "Спасти рядового Августа"


18.03.1215 - "Спасти рядового Августа"

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

1. Дата и время:
18.03.1215

2. Место действия | погода:
Аварин, мастерская "Жестянка". Довольно тепло, учитывая наступление весны.

3. Герои:
Грун, Август

4. Завязка:
В "Жестянку" заходят разные люди. Это, конечно, не трактир, чтобы там были абсолютно разные индивиды, но все же даже в оружейных мастерских нет-нет, да появляется то бедняк, решивший, что ему нужен какой-нибудь ножик, то аристократ, желающий приобрести шпагу, то лесоруб, у которого затупился топор. Разные люди. Крайне разные, которые так или иначе проходят мимо жизни драконицы, неизменно сидящей в своей мастерской, приветствующей периодически клиентов. Даже когда этим самым клиентом оказывается местный король. Решивший, что неприметное здание за каменным забором, возле берега реки, вполне подойдет для того, чтобы ненадолго отдохнуть от вездесущей стражи.

5. Тип эпизода:
Открытый.

0

2

Ему казалось, от постоянного цокота копыт можно было сойти с ума. Стук подков по мостовой неимоверно раздражал. Почему-то Августу казалось, что будь он пройдись он пешком – было бы куда комфортнее. Да, разумом он понимал, что пешком он пройти все это расстояние точно бы не смог, силенок бы не хватило. Но все равно от вида конской гривы уже становилось тошно. Равно как и от стражников, обступивших его плотным кругом.
Да, он мог понять необходимость подобного положения. Они ехали далеко не через самый прекрасный район Аварина, направляясь к центру города. Август ехал из особняка одного из графов, что жил рядом со столицей, участвуя в небольшой деловой встрече. Сама встреча прошла в рамках нормы, если нормальным считать то, что нервы юного монарха были измотаны донельзя.  Но дорога была просто каким-то сущим кошмаром. Да, можно было сказать, что весна, земля вылезает из-под снега, повсюду лужи, грязь по колено и прочие радости жизни, о которых по идее лучше знать, находясь в какой-нибудь карете. Или паланкине. Или хотя бы верхом на лошади. Август время от времени прикладывал к лицу платок, пропитанный бодрящей настойкой, чтобы вдыхать ее запах, а не нюхать то, что цвело и пахло прямо на улице. Конечно, он не был настолько избалованным, чтобы прямо ощущать брезгливость от окружающего вида, просто у него возникало иногда ощущение, что он может так в обморок хлопнуться.
Но мало было того, что запахи, так еще и вездесущая стража порядком раздражала. Ощущение было такое, что даже если он посмотрит наверх, то и там увидит кого-нибудь в доспехе королевской гвардии. Не было мест, где можно было бы от них скрыться или спрятаться. Да, они редко к нему обращались и помалкивали по большей части, но его раздражала их компания. Можно было бы подумать, что раз он король, то должен был с детства привыкнуть к компании охраны, но нет. Когда он находится в королевском замке, стража ходит по коридорам и патрулирует, совершенно никак не мешая ему и не появляясь у него перед глазами, пока он сидит в своих покоях, в библиотеке или в еще каком-нибудь месте. А сейчас же он в их компании был чуть ли не с самого утра и без перерыва. И это сказывалось не только на нем, но и на них. Частично он прикрывался платочком не только чтобы не чувствовать «запахов весны», но и чтобы не ощущать запах пота, который исходил от солдат, которые парились даже несмотря на еще далеко не летнюю погоду в своих доспехах со всеми слоями. Он мог им сочувствовать, но также и не хотел их видеть.
В какой-то момент терпение Августа достигло точки кипения. Звон доспехов и цокот копыт гудел в его голове кошмарной какофонией, а прошедшая встреча отдавала горечью во рту. Он поднял руку, прося остановиться и огляделся, пытаясь найти себе подходящее место для отдыха. Конечно, ему настоятельно говорили, что нечего пытаться наладить отношения с народом и не стоит даже пытаться бывать в его обществе без причины. Мол, все равно простой люд будет чувствовать себя неловко в присутствии монарха, они будут пытаться угодить и творить несусветные глупости. Однако Август считал, что совсем уж загонять себя в рамки своим положением. В конце концов, он король, почему он не может зайти в какое-нибудь заведение или магазин?
Увидев поблизости огороженный участок, на стене которого написано, что там мастерская, он решил, что пойдет туда. Поделает вид, что хочет что-нибудь купить. Забавно, конечно, что при этом у него не было при себе денег, но это казалось сущей мелочью. Не дожидаясь действий стражи, он спешился и пошел к дверце, чтобы открыть ее. Наверно сейчас бы его портной скончался бы от сердечного приступа, увидев, как Август вышагивает по грязной мостовой в изящных сапогах, которые предназначены для красивых мраморных полов и расшитых ковров, а также берется рукой в тонкой расшитой перчатке за простую, чуть подъеденную ржавчиной ручкой. Не без труда он сам ее открыл, мешая страже пытаться угодить ему и вошел на участок. Солдаты вошли вслед за ним, пытаясь тут же найти где-нибудь угрозу, которую можно насадить на алебарду, но таких  не нашли и подошли к маленькому домику, в единственное место, в которое можно было войти со двора. Август остановил их жестом, поднимая руку.
– Если туда набьетесь и вы, там точно наверняка места не будет. Ждите снаружи, - сказал он и пошел внутрь, давая возможность страже лишь хотя бы открыть ему дверь. Его опасения подтверждались полностью – там явно не было места для орды стражников в полных латных доспехах.
– Добрый день, сударыня, - вежливо поздоровался Август с единственной живой особой в лавке, начав очень медленно обходить лавку, словно пытаясь найти что-нибудь подходящее. При этом он задумчиво тер одной рукой ладонь другой, словно пытаясь оттереть что-то с перчатки, что могло попасть на нее, пока он открывал дверь во двор.

0

3

[icon]http://s9.uploads.ru/nQv5L.png[/icon]
Чем больше времени Грун проводила за прилавком, а не в мастерской, тем логичнее и удачнее ей казалось решение сжечь к чертям собачьим Жестянку. Дело тут было не в том, что ее бесило что-тов архитектуре или фасаде здания. Скорее, факт того,что ей приходилось мотаться туда-сюда каждый раз, когда характерный колокольчик, повешенный в мастерской, дергался, оповещая, что в лавке кто-то открыл дверь, постепенно доводил до белого каления. Потому что это была долгая дорога. Долгая дорога, сначала наверх по лестнице, подальше от своего маленького цеха, затем через дверь во двор. После этого — по тропинке, мимо горна, к лавке. И только потом, открывая дверь, оказываешься за прилавком и уже тогда приветствуешь посетителя.
За все время своего пребывания в Аварине Грун, в общем-то, научилась за несколько секунд добегать из точки А в точку Б, но когда делаешь это по несколько раз на дню, хочется все же взять в руки факел и, нервно гогоча, пройтись мимо всех деревянных перекрытий. Хотелось. Но делать так все равно не стоило, поэтому максимум, что смогла позволить себе Грун — это остаться в лавке после ухода очередного покупателя, захаживающего уже в третий раз за очередным тупым вопросом, связанным с заточкой. Притом, тупым во всех смыслах, потому как в прошлый раз именно про затупление различных сплавов и был разговор, затянувшийся на десять минут и подарившей драконице вполне отчетливую головную боль. Заглушать которую та пыталась, рассматривая товар на стойках на предмет пятнышек, грязи и прочих вещей, которые наверняка оставляют покупатели, заходя и тыкая руками во все что ни попадется им.
Очередной «дзынь», на этот раз раздавшийся и вполне четко слышыимый из-за колокольчика возле двери уже в лавке, застал Грун, когда та, держа в руках белую тряпочку, упорно натирала нагрудник на полном доспехе, что стоял в углу, занимая довольно много места, потому как описать его проще всего было словами «Гигантский толстый золотой рогатый мужик». Потому что именно таковыми эти доспехи и были — довольно массивными, явно дорогими, и дополнял эту картину тот факт, что шлем на них был увешан двумя длинными рогами, видимо, приделанными красоты ради. Хотя, нет, не «видимо» - именно для нее Грун их и приделала.
- Йоу. Чего надо? - не глядя на вошедшего произносит рыжеволосая девушка, не отвлекаясь от протирания отдельно взятой пластины на груди доспеха, и только когда условное пятнышко, по мнению этой самой девицы, исчезает, та выпрямляется и кидает взор на вошедшего.
Вошедшую.
Потому что во всем виде клиента не угадывалось ровным счетом ничего мужского, по крайней мере по мнению дракоши. В целом, обращай та внимание хотя бы немного на политическую ситуацию в Аварине, да и вообще во всем мире, возможно, в голове ее промелькнула бы мысль на тему вошедшей личности, но, в действительности, даже знай та примерно о внешности нынешнего короля, поверить в то, что это именно он зашел в мастерскую, Грун вряд ли бы смогла. Даже не потому, что это был нонсенс. А, скорее, потому, что мозг рогатой вполне четко выдал бы определение,что зашла к ней просто какая-то высокородная миловидная леди. Довольно юная. Довольно миленькая. Но все же крайне плохо разбирающаяся в том самом ремесле, которое было для Грун основным заработком. И додуматься до того, что сейчас дракошу будет ждать ряд вопросов, лекция и еще куча разъяснений, было довольно таки просто. Потому что каждый раз, когда в лавку заходил кто-то, кто не выглядел так, будто он занимался уничтожением чудовищ на постоянной основе, рогатая тратила кучу времени. Кучу. Времени. Так что, вполне логично, что та решила сразу пойти в наступление, потягиваясь, пряча белую тряпочку для протирки в карман штанов и, обходя стойки с оружием и кусками доспехов, отправилась к стойке в конце лавки.
- Нужно что-то конкретное или ищем кому-то подарок? Если что, у меня тут есть несколько декоративных легких рапир на продажу, если подбираем что-нибудь для себя. - произносит та, на ходу снимая с макушки очки, снова доставая тряпочку и протирая уже их, после чего водружая обратно на голову, только так, чтобы теперь они закрывали глаза.
- Хм. Незачарованное снаряжение также могу отполировать или починить. - за время произнесения этой фразы рыжеволосая успела оглядеть вошедшего клиента с ног до головы. Внимательно. Медленно. После чего заметила попытку оттереть что-то с перчаток, снова взглянула на Августа и задала тот вопрос, который ей показался крайне логичным в ситуации, когда кто-то пытается что-то оттереть:
- Тряпочку надо? -
Казалось бы, все было вполне ясно. Для Грун. Новый клиент. Безымянный клиент. Точно не король. Точно не брутальный мужик. Зашедший явно либо подыскать что-то для кого-то, либо для себя, чтобы можно было похвастаться или повесить потом на стенку. Притом, это что-то должно было быть явно подороже, потому как внешний вид клиента вполне четко говорил о том, что кошель с золотом у него явно есть. Где-то. И кошель довольно увесистый.

Отредактировано Grun (2019-05-02 14:43:11)

+1

4

Услышав первое же обращение от хозяйки мастерской Август на несколько мгновений остолбенел, ощутив себя так, будто его окатили холодной водой. Он боялся представить, как в данной ситуации следует действовать. К такой форме приветствия он был совершенно не готов. Да, вроде как он и продавщица разговаривали на одном языке, но от одной лишь фразы юный монарх засомневался, а сможет ли он найти общий язык с этой девицей и сможет ли он с ней поговорить достаточно долго, чтобы возвращение к страже и дальнейшему путешествию в королевский замок не воспринималось таким мучительным испытанием. А то, возможно, сейчас они перекинутся парой реплик, и придется собираться в обратный путь, потому что к такому вхождению в жизнь своих подданных Август еще не готов.
Пока что он рассеянно блуждал по лавке, продолжая разглядывать громадный ворох оружия, его взгляд пару раз остановился на хозяйке магазина. Та, была, конечно, довольно молода и не была похожа на кузнеца, однако может ковал именно кто-то другой. Август, правда, довольно смутно представлял себе процесс изготовления любых металлических вещей, но почему-то у него были вечные ассоциации, что для этого требуется высокая физическая сила и большая выносливость. Внешне продавщица не обладала ни тем, ни другим.
- Подарок? - рассеянно переспросил Август, не придумав толком до сих пор, зачем он пришел. Требовалось время на генерации какой-либо идеи, но для этого надо было поддерживать хоть как-то разговор, – нет, клинок в качестве подарка я не горю желанием кому-либо вручать. В эти неспокойные времена подобный подарок могут захотеть вернуть, да еще и максимально агрессивным образом, - улыбнувшись, заметил король, составляя в голове план по максимальному растяжению времени. Он мог предположить, что какой-нибудь клинок подобрать по-быстрому не составит труда. Их тут такое изобилие, что найти нужный по размеру будет довольно просто и даже если он начнет пытаться указывать детали, то это будет выглядеть глупо и комично. Ему хотелось заняться подобным «делом» как минимум на пару часов, чтобы уж точно он спокойно смог вернуться к своим утомительным делам, отдохнув в столь странной компании торговки.
– Моя ситуация чуточку сложнее. Рапира – все-таки оружие гражданское, не воинское. Да и дело даже не в клинке. Благодарю, но тряпочку не надо, - он прекратил наконец терроризировать и без того чистую перчатку и повернулся чуть боком. Руки, впрочем, продолжал держать на виду, жестикулируя себе в помощь. Держать маску непринужденного монарха, которому совсем не тяжело от веса королевской мантии – в этом для него было что-то от театра.
– Я думаю, вам знаком тот сорт людей, что ценят превыше всех мелодий мира звон оружейной стали. Такие люди есть и в моем окружении и без них иногда не обойтись и даже такими людьми надо руководить, - вздохнув, Август подошел поближе к прилавку, впрочем, до сих пор ни к чему не прикасаясь. Он словно старался держать какое-то всегда какое-то пространство между собой и любыми объектами в мастерской, дабы ничего его не коснулось.
– К сожалению, эти люди теряют остроту слуха и привлечь их внимание в должной мере может лишь тот, кто звенит хотя бы не тише, чем они сами. Но для меня это вызывает затруднения, - он развел руками, словно показывая продавщице то, каков он собой. Изящные кожаные сапожки, великолепный дорожный костюм, в котором  каждая деталь была безупречной, а королевская мантия с воротником из лисьего меха лишь подчеркивала его изящную фигуру, а не скрывала.
– Мне не нужен полный латный доспех, я в нем мало того, что выглядеть будут комично и нелепо. Нет нужды в чем-то основательном. Нет нужды думать, а как это должно вести себя в бою. Но создать видимость чего-то, что еще при этом носить можно было в течении светского раута и не потерять лицо – вот это задача, в решении которой я хотел бы вас заинтересовать. Как, кстати, к вам обращаться? - закончил, наконец, свою витиеватую идею Август, решив, что она будет как можно более затягивающей и сложной достаточно, чтобы он точно смог отвлечься и прочистить мысли.

0

5

[icon]http://s9.uploads.ru/nQv5L.png[/icon]
Мозги постепенно плавились. Настолько, что слушать длинную речь не было сил, не говоря уже о том, что желания тоже. Конечно, в какой-то мере это была специфика работы, поэтому когда новый клиент начала рассказывать про подарки и про свои пожелания, Грун сразу же принялась за работу, отвлекаясь на какие-то более тривиальные задачи. Взгляд ее начал цепляться за представленные орудия труда героев, что были развешаны по стенам, лежали на полках, были выставлены в застекленном ящичке, подбирая хоть что-нибудь, что могло бы подойти под хотелки Августа. Проблема была в том, что понять эти самые хотелки было довольно таки трудно, по крайней мере,поначалу, поэтому первые пару секунд драконица, можно сказать, стояла на месте и тупила, дела явид, будто внимательно слушает и размышляет, что можно было бы предложить. В действительности же, в голове ее была пустота.
- М-да. - протянула хозяйка мастерской, когда речь закончилась, анализируя услышанное и все еще таращась в сторону стены с мечами, пока взгляд ее не обратился на вошедшего монарха — Кильни. Можно Софи Кильн, но лучше Кильни. -
Представление самой себя не заняло много времени, потому как сразу после него девица почесала подбородок, а затем сразу достала откуда-то сверху что-то, напоминающее меч. Точнее, меч это и был — прямой, довольно таки широкий, но при этом не доходящий до определения того самого «длинного меча». Ножен на нем также не было, из-за чего хозяйка, взяв его за рукоять, рассматривая и вертя в руках клинок, сразу «перешла в  наступление»
- Мне пока в голову приходит два варианта. Один — вот. - с этими словами дракоша приподняла орудие, и позволила разглядеть его получше. Прямой меч, с заточкой по обе стороны лезвия, решивший, в свое время, видимо, избавиться от довольно таки обычной крестовидной гарды, заменив ее на эфес, напоминающий чем-то корзинку, полностью защищавшую руку девицы, что, объясняя, в итоге положила клинок на плечо в расслабленной манере.
- Довольно богатая штука и практичная, если каким-то воякам надо показать, что вы умеете разбираться в оружии. - начала та с предположения о том,что, вероятно, розоволосой надо впечатлить какого-то родственника, что любил ратное дело — К тому же, если у вас есть родня с Синегорья, эту штуку они оценят. -
Со своими последними словами дракоша сделала шаг к Августу, правда, в последний момент разворачиваясь к нему боком и обращаясь передом уже к небольшому прилавку, на котором лежало еще несколько похожих мечей, разве что более дешевых на вид, и добавляя к этой коллекции палаш, о котором Софи рассказывала ранее. Сразу после этого девица вытянулась, вставая на цыпочки и сняла откуда-то сверху что-то, что, видимо, было уже вторым вариантом.
- И, вот еще предложение. Такие штуки обычно называют капитанскими. - руки медленно опустили  с полочки сверху нечто в длинных изогнутых ножнах. Дорогих.Черных. Изогнутых. Ножнах. Окованных,кажется, бронзой, что крайне хорошо сочеталась с такой же бронзовой рукояткой, обернутой красной тканью, часть которой была повязана на навершии, из-за чего у меча появлялся довольно миленький тряпичный хвостик.
- Может выглядеть вычурно, но в последнее время мне раза три заказали похожие сабли, так что, видимо, они снова входят в моду. - продолжила дракоша, разворачиваясь так, чтобы стоять спиной к стенке и прилавочку, в итоге опираясь на него и продолжая вертеть в руках саблю в ножнах, пока рассказывала — Практично, если только мы не говорим о бое с кем-то в доспехах — тогда бы я предложила таскать с собой булаву. Но с булавой на приемы, вроде, не ходят, так что могу предложить это. -
На последних словах девица взялась за рукоятку оружия, хотя ранее носила его исключительно за ножны, затем потянула, вытаскивая лезвие с характерным звуком, завершившимся легким звоном ударившегося о металлическую часть ножен лезвия, тут же поднимая его так, чтобы можно было получше рассмотреть, одновременно протягивая Августу так, чтобы он смог взять его и подержать в руках самостоятельно.
В этот же момент дверь распахивается. Точнее, не так, она была в двух шажках от состояния «Дверь выбивают пинком», потому что та даже не успела скрипнуть — петли мгновенно повернулись, а деревянная переборка довольно громко ударилась о перила лестницы, что была прямо за входом в лавку, заставляя Грун мгновенно повернуть голову в сторону входа. В котором стоял рыцарь. Рыцарь, явно напряженный, в полном доспехе, держащий правую руку на рукоятке меча у него на поясе. Готовый его вытащить.
Пауза.
Секунда.
Два.
- Прошу прощения. - произносит ворвавшийся, будто бы он открыл дверь в занятый деревенский туалет, после чего тянет за ручку и закрывает за собой проход, оставляя в некоем непонимании двоих людей, что были в помещении.  Ну, по крайней мере одного из них. Потому что Август вполне мог понять, почему кто-то из его личной охраны решил посмотреть, все ли в порядке, услышав звук вытаскиваемого оружия из ножен. Это было логично. Не слишком логично для оружейной лавки, но в достаточной мере заботливо, когда речь касалась единственного монарха.
У Грун же понимания ситуации было ноль. Ровным счетом ноль.
- Нихренашечки сегодня клиентов. - произносит та полным голосом, после чего поворачивает голову к Августу — Одну минутку, извините. -
И идет к выходу. Поднимается по маленькой лесенке. Открывает дверь. Видит там человек десять. Или девять. Может, одиннадцать. Все в одинаковых доспехах, все смотрят на Грун. Грун же медленно закрывает дверь, стоя вполоборота к мальчугану, что зашел потянуть время. Даже учитывая тот факт, что видел он лицо дракоши в профиль, не заметить у той на лице удивления было трудно. Но та лишь пожала плечами, затем, повернув голову к Августу, попыталась вернуться к разговору:
- Ну как? - шаг по лесенке вниз, обратно на уровень лавки — Если что, я могу на заказ тоже что-нибудь сделать. -
Казалось бы, толпа мечников за окном ее не пугала. Даже не волновала. Ее логика, в целом, была проста. Это, конечно, было вполне логично, что те люди могли быть охраной розовой девчушки, но, с другой стороны, рогатая оказывалась в достаточном количестве ситуаций, когда к ней приходила толпа приключенцев. Типа, из одной группы. И каждый хотел себе оружие. И это вполне могла быть та ситуация.  Ничего выходящего за рамки обыденности. Наверное.

+1

6

Пытаться выбрать себе хоть что-нибудь – непростая задача. Да, по идее он мог бы сказать «скупаю весь стоящий товар в этой лавке, кроме хлама» и, в общем-то, даже глазом не моргнуть. Можно было взять сразу несколько вариантов безо всяких особых размышлений. Но вот проблема была в том, что если подумать, в королевском замке в арсенале и без того такая груда оружия, что хоть целый трон строй из этих мечей, топоров, молотов и прочих инструментов убийства людей и не только людей. Правда усидеть на таком было бы крайне трудно. Подобрать что-то там подходящее по весу даже Августу в общем-то было по силам. И от этого возникал, разумеется, вопрос «а зачем еще что-либо?» на который ответить было крайне сложно.
Но он все равно приглядывался к тому, что ему предлагала эта девушка, пытаясь разобраться, что ему собственно пытаются предложить. Ибо в оружии он разбирался кое-как. Что-то ему рассказывали на тренировках, на которых он проявлял себя отвратительно. Что-то было в части общего его  образования. Король был обязан разбираться во многом, даже в том, чем экипированы его стражники, пусть это и дело надо поручать советникам. Знал, что меч это вообще-то не просто заточенный кусок железа и что рубить доспехи этим самым мечом по меньшей мере не очень эффективно.
Он попытался представить, стоит ли ему пытаться браться за оружие с эфесом, которое было почти полностью закрытым, а значит, было гарантировано одноручным. Он попытался представить, сможет ли он нормально управляться одной рукой с оружием и понял, что даже если тот легкий и удобный, он все равно выдохнется минут десять тренировок с таким клинком.
А дальше – ни  разу не легче. Сабля, хотели показать, тоже не внушала особого оптимизма. Это, конечно, мило и модно, но что-то как-то несолидно. Будто он был каким-нибудь лихим пиратом и странствовал по морям, а не королем. Мода модой, но здесь должны быть какие-нибудь стандарты для царственных особ, которые обычно брезговали оружием с искривленным клинком. Саблей перед войском не помашешь, вдохновляя людей на битву – не поймут.
Однако представить и оценить оружие ему толком не дал появившийся на пороге лавки стражник из его свиты. Наверно услышал что-то подозрительное и решил, что монарху угрожает опасность. Август поморщился, расстроившись из-за того, что от его охраны ему явно никуда не деться. Чихнет кто-нибудь рядом – и все, рядом стена из стали вырастает, дабы защитить короля от смертельной угрозы.
- Я же не зову вас вроде как.
– Ваше величество… - начал стражник, но Август поднял руку, пресекая дальнейшую реплику, не желая выслушивать мнение гвардейца  о том, что опасно находиться в оружейной лавке потому что видите ли, тут полно оружия.
- Ждать снаружи, - напомнил приказ король. Лишь когда стражник пропал из вида, Август выдохнул, даже облокотился на прилавок, прикладывая ладонь к лицу, чувствуя копящуюся усталость и раздражение от компании охраны, – Боги, как же они надоедают. Пять минут без них нельзя провести, - негромко выдохнул король, потирая висок. Четкое ощущение изоляции от мира не покидало его.
– Прошу простить его поведение, уважаемая Кильни, - обратился Август к торговке, которая пошла к выходу  посмотреть, видимо, на толпу охраны, которую он с собой привел. Надо было хоть как-то объяснить, что это она тут делает и почему в таком количестве, – после смерти самозванки, узурпировавшей трон, королевская гвардия стала немного нервной. Думаю, не стоит объяснять почему, - стараясь выдавить из себя самую очаровательную из улыбок, которая только у него была, заметил Август. Он выпрямился и постарался вернуться к теме разговора, пусть для этого и требовались определенные усилия.
– Я думаю, лучше это будут доспехи. Не полный латный доспех, но хотя бы какими-то частями. Так, чтобы можно было это сочетать с костюмами, вечерним гардеробом и мантиями. Да, это в большей степени будет ювелирная работа. Чтобы была гибкой, легкой. Ну и красивой. Это, разумеется, будет на заказ, - наконец постарался выдать предложение Август, думая о том, что подобный заказ со своими обсуждениями и замерами займет действительно достаточно много времени. Ради чего все и затевалось.

+1

7

[icon]http://s9.uploads.ru/nQv5L.png[/icon]
Шестеренки в голове двигались медленно, со скрипом, но все же двигались. Одна за другой, детали постепенно начали складываться в общую картинку, будто паззл, и какие-то вещи, казавшиеся до этого бессмысленными, вдруг начали обретать смысл, заставляя Грун резко уходить в себя, замирая на месте и смотря на Августа с таким видом, будто он сказал что-то то ли просто удивительное, то ли странное в достаточной мере, чтобы совершенно обескуражить драконицу. С другой стороны, именно это он и сделал, оставив ту совершенно без слов, сначала невидящим взглядом смотрящую на короля все то время, что он вещал, не шелохнувшись, затем медленно повернувшись к двери, при этом указав сначала на Августа пальцем, затем на дверь, с таким видом, будто розововолосый паренек только сейчас в голове драконицы оказался связан с толпой людей. И, в конце концов, повернувшись обратно, с тем же самым выражением лица полного непонимания.
- Э. - открыла было рот Грун, пытаясь понять, что вообще происходит, пока, в конце концов, не выдала – Новый король? -
Она знала, что на троне сейчас именно король. Не королева. Даже мимо такой недалекой в плане политики драконицы, как Грун, эта информация не прошла. Вероятно, сиди та в самой глубокой пещере Синегорья, рано или поздно до ее чешуйчатых ушей донеслась бы информация о том, что на троне Аварина теперь новый король, а не королева, притом, шла бы эта новость бок о бок с тем фактом, что предыдущий правитель был то ли ведьмой, то ли демоном. Тень его знает, Груня не разбиралась во всем этом и, вобщем-то, ей было плевать. Она была простым драконом. Который любит поработать. Поесть. Поспать. Иногда полежать и ничего не делать.И жизнь тем более не готовила ее к встрече с королевскими особами, из-за чего дальнейший диалог хозяйка мастерской построила в точно таком же виде, в каком бы строила его с любым другим клиентом.
- Серьезно, они за тобой везде ходят? - задала довольно банальный вопрос драконица, еще раз быстро поворачивая голову к выходу, а затем возвращаясь к Августу – Вот же ж, должно быть, хреново. -
На этом поток эмоций был закончен. Ни низких поклонов. Ни раболепия. Ни какого-либо особенного отношения, кроме того, что Кильни обратила внимание на неудобство в виде кортежа за окном, который явно порывался влезть в лавку при любом шуме. И наверняка еще раз это попробует сделать, портя атмосферу спокойствия в маленьком магазинчике.
- Ладно, забей. - все еще не переходя обратно на “вы”, произносит дракоша, поднимая обе ладони вверх в знак “стоп” и тут же добавляя – Не мое дело. -
Казалось бы, на этом ее реплики закончились, ибо после них девица, почесав затылок, отправилась напрямую к прилавку, что был в дальнем конце помещения, и где можно было заметить какую-то книгу с чернильницей и пером, которую дракоша как раз и захватила. Вместе с небольшой тонкой лентой, на которой можно было заметить несколько сечений. Взяв все это она снова развернулась к розоволосому пареньку, окидывая его взглядом и примерно прикидывая, с чего начать.
- Доспех… Хм. - произносит та, задумчиво, делая несколько шагов к монарху, после чего выдает – У меня есть пара идеек. Но мне нужна будет мерка на поясе, груди и плечах. -
Та немного подумала. Постепенно, в голове прояснялся образ, который, теоретически, можно было бы использовать, но, скорее, как предмет гардероба, а не как практический доспех. И именно в эту сторону дракоша начала думать, откладывая книгу в сторону, вооружаясь только лентой, которую она тут же натянула, задумчиво глядя сначала на белую ткань в руках, а затем уже на Августа, все еще оценивая его внешний вид.
- Хм… Плащ. С воротником. И кираса. - начала бубнить драконица, выглядящая как молодая девушка, все еще играясь с ленточкой, пока взгляд ее не сфокусировался наконец-то на глазах Виндзора – Как насчет плаща с вставками и кирасы? Она поможет выглядеть ну… эээ…. -
На этой фразе Софи Кильн наконец-то отпустила ленточку, оставляя ее в правой руке, а затем одновременно растопырила пальцы, развела руки в стороны и, нахмурившись, слегка надула щеки, будто пытаясь показать жестами, насколько огромным может показаться хрупкий на вид Август, в конце концов только подтверждая это словами, пришедшими с неким опозданием:
- Больше! -
Выглядело это как минимум забавно. Тем более забавно, учитывая, что произносила все это Грун со всей своей обыденной серьезностью, что сопровождала ее бок о бок с вечно невыспавшимся видом и мешками под глазами. Из-за чего та вполне могла показаться комичной. Наверное. Черт его знает, дракоша не так уж часто смотрела в зеркало.

+1

8

Удивилась торговка, удивился и король. Август, услышав, что первым делом выдала немного растерянная Кильни, сам поразился. Он чрезмерно привык к  тому, что общался с огромным количеством людей, которые его знали в лицо, что даже перестал допускать мысль, что кто-то мог его просто не узнать. С момента его коронации к нему практически каждый обращался не иначе как «Ваше величество» за исключением тех немногих приближенных лиц, которые называли его по имени. Даже вроде ему доводилось принимать каких-то простых людей, те знали с кем разговаривают. И вот сейчас Август понял, что совершил глупый промах, что даже не представился. Он немного покраснел и смутился, чувствуя себя непозволительно для королевской особы глупо.
– Да. Король Аверона, Август Первый Виндзор. Впрочем, это можно как-нибудь сократить, наверно, - попытался было как-то вернуть себе самообладание юный монарх, рассеянно теребя длинную розовую косу на плече и чуть переминаясь с ноги на ногу. Он постарался улыбнуться и сгладить ситуацию собственно откровением, которое и привело их в такую неловкую ситуацию, – За те полгода, как я коронован, вы первая из очень многих людей, кто не узнал меня в лицо. Нет, ничего плохого в этом нет, просто это необычно, - тут же поспешил объясниться Август, замахав руками, стараясь предотвратить мысли, будто бы он как-то задет тем, что его не узнали. Наоборот, это было даже в какой-то мере здорово, сразу как-то чуточку освежает мысли, хоть что-то необычное.
– Ой, не говорите, - вздохнул Август, понурив немного голову, не желая думать о том, насколько же ему эта гвардия надоела. Однако он понимал, что в этом вопросе был практически беспомощен, ибо у него все равно не было достаточной власти, чтобы запретить страже мотаться за ним. Эдвин все равно вернет их обратно, как регент, которому видней, что лучше для короля, - от них даже в собственном замке не спрячешься. Нередко даже по коридорам замка я хожу с таким вот конвоем. Еще у дверей моих комнат постоянно дежурят, - пожаловался юный Виндзор, закрывая лицо руками. Конечно да, он вроде как должен был привыкнуть к такому отношению за такой долгий срок, но нет, привыкнуть он не мог. Лишь пытался мириться с этим кошмаром и этим тяжелым грузом, которым его придавило вместе с короной.
Помотав головой, он постарался сменить выражение лица, но несмотря на улыбку и деланную непринужденность, все равно можно было заметить усталость и беспомощность, которая не покидала Августа. Он постарался переключиться мыслями на разговор с Кильни, пытаясь разобраться, что эта мастерица собирается ему предложить. Даже не ради того, чтобы точно в итоге получить что-то дельное и полезное, что он будет носить потом на встречах с герцогами и графами.
– Замеры так замеры, - Август в общем-то не сказать, что сильно переживал из-за чего-то подобного, его портной терроризировал подобным образом чуть ли не каждый месяц, дабы потом проверить то, что одежда подогнана похожим образом. Да и слуги иногда помогали ему одеться, особенно когда у регента были какие-то мысли по поводу вида Августа. Потому он спокойно расстегнул цепочку, которая удерживала подбитую бархатом мантию с меховым воротником, после чего положил ее на прилавок, не особо сильно церемонясь, не думая о том, что наверно одна эта мантия стоит как все в этой лавке. Непринужденность торговки как-то хорошо влияла на Августа, позволяя ему немного расслабиться и не так сильно заморачиваться по поводу того, как он себя ведет. Потому он стоял уже чуть спокойно, не сильно переживая по поводу того, что торговка будет сейчас делать отметки, дабы запомнить его размеры, попутно стараясь не терять нить обсуждения.
– Кираса? А в ней можно будет сидеть нормально? Она же типа как будет заставлять держаться прямо, нет? - пытался припомнить Август что такое кираса. Да и попытался представить что это такое, как-то сразу растерялся. В его понимании это было чем-то вроде большого куска металла, пусть и подогнанного по фигуре, но все равно абсолютно жесткого, закрывающего всю грудь с животом. Наверняка с такой штукой, привязанной к торсу, особо нормально не посидишь.
– Эммм, я не думаю, что мне надо прямо быть особо больше. Я этим герцогам и графам и так иногда в грудь смотрю. Если я буду сильно шире, это будет выглядеть только нелепей. Плюс ко всему они и так знают, каков я на самом деле, потому особо сильно пытаться измениться в пропорциях мне не надо, наверно, да и я буду раздавлен под таким количеством металла, - затараторил Август, отмахиваясь от мысли, что он после этого эксперимента будет походить на железный шкаф. Или, если учитывая его относительно небольшой рост, небольшую железную тумбочку.
[icon]http://s9.uploads.ru/G90Ov.jpg[/icon]

Отредактировано August (2019-05-07 00:45:35)

+1

9

[icon]http://s9.uploads.ru/nQv5L.png[/icon]
Работа помогала. Честно говоря, Грун понятия не имела, как бы она вообще жила на свете, если бы ее дело не приносило дракоше удовольствия. Заниматься каждый день непонятно чем, непонятно зачем, было просто дико, по крайней мере для ящерицы с Синегорья, если трудишься ты только ради денег и выживания, хотя, вероятно, большая часть смертных как раз в таком формате и существовала. И это не было плохо, не было хорошо, так просто было, хотя про себя Грун могла сказать, что в каком-то смысле была счастлива, умея вытягивать из своих действий определенную толику удовольствия. В конце концов, по ней самой было видно, что заниматься кузнечным делом, и речь шла не только о ковке, дракоше было интересно, потому как когда Август дал свое согласие на мерки, рыжеволосая девица довольно быстро окзалась рядом с ним, растягивая ленточку и тут же оборачивая ее вокруг пояса паренька. Вообще не думая ни о чем, кроме работы, и при этом продолжая болтать о будущем заказе, который постепенно начал вырисовываться.
- В общем-то, да. Не сказала бы, что это минус, если речь о балах. - подхватила тему с прямой спиной девица, оставляя большой палец на ленточке и отпуская ее, бубня какие-то числа и тут же записывая их пером в книгу, что лежала раскрытой неподалеку – на той пока не было ни имени в соотетствующей графе, ни еще чего-то, только мерки и приписка “Кираса” - В смысле, там разве не заставляют всегда не горбиться? -
Еще одна мерка, теперь чуть выше, вокруг груди, совершенно бесцеремонная с той точки зрения, что перед тем, как обвязывать Виндзора, драконица совершенно ничего не сказала, а просто повязала ленточку на поясе еще раз, а затем подвела ее вверх, снова повторяя действие с запоминанием мерок.
- Ого… - в какой-то момент сорвалось с губ рыжеволосой и, сделав шаг назад, снова записывая что-то в книгу, она наконец-то воззрилась на Августа уставшим взглядом с мешками под глазами – Вообще, сделать ее слишком большой я тоже не смогу. Но, кажется, у меня есть идея, как ее сделать немного и элегантной, и практичной. -
После этих слов она снова взялась за ленточку, но вместо того, чтобы снова пытаться связать клиента, просто накинула ее на плечи розововолосого и прикинула значения “на глаз”. Пожав при этом плечами, хмыкнув и, кажется, делая такой вид из-за крайне щуплого телосложения. Не то чтобы это можно было как-то заметить по лицу драконицы – оно как всегда было уставшим и практически нейтральным, но почему-то той казалось, что вошедшая в самом начале девушка была чуть больше. А потом выяснилось, что это мальчик. И переключатель в голове бескрылой сдвинулся с точки Ж в точку М, подсказывая, что размеры кирасы нужно подбирать соответствующие.
Но нет.
Ни разу. Подбери та сейчас что-то, что носил бы какой-нибудь мужлан, бродящий по леса и высекающий болотных демонов, в такой экипировке Август бы действительно утонул. И на фоне этого осознания комментарий про вес металла и нелепость был более чем уместен.
- Вообще… Да. Думаю, выйдет неплохо. - записывая что-то в книгу и периодически бросая взгляды на относительно раздетого Виндзора, задумчиво приговаривала драконица, после чего опустила перо обратно в чернильницу и пошла в сторону ящика со снаряжением, явно не подходящим королю. Потому что даже одного взгляда на него было бы достаточно, чтобы понять – в этот ящик Кильни, похоже, складывает что-то крайне дешевое и явно непригодное для ношения кому-то, кто был чуть выше социальным уровнем, чем самый зеленый новичок в гильдии героев. И, тем не менее, именно с нагрудником из такого ящика в руках хозяйка и вернулась, прикладывая его к груди Августа, так, чтобы, видимо, его можно было примерять. Тень его знает, зачем. Но, кажется, результат драконицу удовлетворил.
- И все же… Они серьезно за тобой еще и по дому ходят? - произнесла та, выходя из режима размышлений и отправляя в полет обратно до ящика нагрудник, куда тот приземлился с завидным грохотом – Я бы точно попыталась сбежать от такой заботы. -
Последняя фраза была брошена невзначай, но даже такой тугодумке, как Грун, хватило ума понять, что ляпнула она лишнее, правда, вместо того, чтобы начать кланяться, повторяя “Ваше величество!” через каждое слово, девица просто облокотилась на стойку с секирами, что была рядом, и, придерживаясь за нее левой рукой, правой сделала помахивающий жест
- Извини, не хотела обидеть, просто ты не выглядел особо радостным после своего комментария об этих парнях… - начала было драконица, как вдруг за дверью снова раздался топот шагов. Будь дракоша следопытом, наверняка узнала бы в нем топор целых троих людей в тяжелых доспехах, замерших перед дверью, с рукой, протянутой к ручке, чтобы открыть проход, ворваться в мини-магазинчик, и защитить своего лорда. Что было относительно логично, что тот самый дешевый нагрудник с довольно нехилым грохотом приземлился в ящик. Достаточным, чтобы подумать, что в лавке началась драка. Если бы не последующая тишина, конечно. Благодаря которой вполне можно было подумать о том, что закончилось дело кровопролитием, и где-то сейчас валяется один бессознательный Август. Потому что представить, что Грун бы ему проиграла, сама дракоша не могла.
- У нас все в порядке! - прикрикнула рыжая девица в сторону двери, после чего снова воцарилась тишина. Напряженная.
Топ. Топ. Топ.
Одну тишину спустя, стража отошла от двери. А Кильни, взглянув на ее нового клиента, слегка наклонилась и бросила уже ту фразу, что ей показалась вполне логичной в тех случаях, когда за тобой бродит толпа вооруженных и слишком серьезных мужиков.
- Тут это… Черный ход есть, если что. Если они тебя достали. - говоря эти слова, Грун вряд ли думала о плохом. Интонации ее были, скорее, подходящими для тех людей, что предлагали безвозмездную помощь, при этом помощью это не считая. В конце концов, условный “черный ход” наверняка был просто дверцей, выходящей куда-нибудь на внутренний переулок, пройти который было бы не трудно. Да и вернуться в лавку обратно, если что, тоже. И открыть эту самую дверцу для дракоши точно не было трудно.  Не говоря уже о том, что о королевском титуле, похоже, эта рыжая до сих пор особо не задумывалась, поэтому и мысль о “Похищении особы королевских кровей” приписать ей было довольно затруднительно. Да и, похоже, не первый раз кто-то сваливал из магазина дракоши таким путем. Не первый раз это и был, в общем-то.

Отредактировано Grun (2019-05-08 11:30:06)

+1

10

– Танцы в броне это наверно даже по меркам всех этих обожающих сражения аристократов как-то перебор, -   задумчиво сказал Август, стараясь не представлять картину, как могут танцевать люди в броне. У него и так постоянная компания из доброго десятка лязгающих доспехами стражников, как представить, что эти люди еще и плясать будут, вообще можно в обморок падать. Он надеялся хотя бы на просто какое-то одеяние, в котором можно сидеть и при этом выглядеть солидно.
- Ну, «горбиться» - это слишком сильное слово, - усмехнувшись, сказал Август, припоминая наставления учителей, которые следили тщательно не только за тем, что он делал, но и то, как он при этом выглядел, – Но сидеть абсолютно ровно на троне несколько часов во время этих бесконечных аудиенций не нужно. Это был бы тогда настоящий кошмар. Я бы тогда потребовал бы поставить в тронном зале кровать и принимал бы гостей, лежа на ней, - пошутил даже под конец Август, проведя почти все детство в горизонтальном положении и потому убежденный, что именно кровать – лучшее место для любого времяпрепровождения.
Конечно то, что с него снимали мерки, было в какой-то мере привычным делом, но все-таки они находились совсем не у него в апартаментах, где обычно такое происходило, потому Август чуточку переминался с ноги на ноги и ощущал себя немного неловко. Будто какое-то действие, которое должно быть немного личным, внезапно совершается чуть ли не на публике, пусть тут никого, кроме Августа и Кильни не было. Ну и да, королевского портного он знал уже давно, а тут практически незнакомая девушка и делает… замеры. Август покраснел, после чего постарался отвлечься, разглядывая оружие.
– Вы ведь изготавливаете все это оружие и броню? - уточнил Август, больше думая о том, что их обсуждения и измышления все-таки не будут доходить до конечного кузнеца через три-четыре рукопожатия, теряя всякое подобие смысла. Насчет пригодности Кильни к работе он вообще не задавался вопросами, искренне считая, что не должен лезть в то, в чем не разбирается и не должен разбираться.
– И в чем же ваша идея состоит? - поинтересовался Август, с некоторым замешательством смотря, как Кильни подносит к нему какую-то очень жалкую кирасу. При этом он постарался уследить за тем, чтобы эта железка все-таки не прикоснулась к нему, ибо боялся запачкаться. На всякий случай он прошелся пальцами по верхней части костюма, словно отряхиваясь.
– Да, по дому тоже. Замок очень серьезно охраняется, - Август чуть вздрогнул от грохота нагрудника, но постарался не придать этому значения. Но этому придала значение его стража. Он чуть улыбнулся при озвученной мысли о побеге, – Возможно, не стоило это произносить сейчас, когда они вполне могут нас услышать, наверно, - заметил Август негромко, понизив тон голоса до такого, чтобы он точно был неразборчивым для стражи, которая, видимо, готовилась в очередной раз вышибить дверь, пренебрегая тем, что она открывается в другую сторону.
Почему-то ситуация казалась нелепой донельзя, даже комичной, от чего юный монарх не удержался от пары смешков, представляя, как его стражники протаптывают колею перед входом в мастерскую, ходя такими табунами. Все бы ничего, если бы Кильни не предложила сбежать из лавки через черный ход.  Август подумал, что это немного бесполезно – все-таки он вряд ли далеко сможет уйти от стражи, да и куда ему идти? В одиночестве топать до королевского замка? Это наверно не очень-то безопасно, да и долго.
– Я боюсь доставлять вам излишние неудобства. Вряд ли стража будет с вами учтива,  если я пропаду во время посещения вашей мастерской. В конце концов, я же здесь заказ уже оформляю, будет очень неудобно, если ваша работа будет закрыта, - с улыбкой ответил Август, пристроив локти на прилавок, словно приготовившись терпеливо ожидать какого-то вердикта по поводу заказа и в чем он будет состоять в итоге.

[icon]http://s9.uploads.ru/G90Ov.jpg[/icon]

+1

11

[icon]http://s9.uploads.ru/nQv5L.png[/icon]
Последняя фраза почему-то довольно сильно отразилась на лице драконицы, вдруг задумавшейся и посмотревшей куда-то в сторону, будто Август сказал что-то, что ее задело. Возможно, со стороны так оно и выглядело, потому что вид у нее был, словно когда-то давно к ней уже приходила королевская стража и разнесла всю лавку, изнасиловала свинью и осквернила ковер, который задавал тон всей лавке. В действительности же, в голове Грун просто очень медленно вертелись шестеренки, подбирающие слова, чтобы хоть как-то разубедить мальчугана, что он может ей навредить. Что вообще хоть кто-то в этом городе может навредить дракону-тяжеловесу, который в любой момент просто пробьет в городской площади дыру и убежит под землю. И дай боже, если это будет городская площадь, потому что такой же трюк можно провести, к примеру, во дворце.
- Да не, все в порядке. Мою лавку уже cемнадцать раз пытались поджечь, так что пара рейдов точно не отразится на ее лице. - начала было дракоша, переведя чуть позже взгляд на Виндзора и встретив на его лице какую-то эмоцию, которая заставила Грун слегка дернуться, видимо, боясь, что сейчас ее начнут чуть ли не по голове гладить, ну или по крайней мере слезно соболезновать, поэтому довольно быстро добавила — Район тут не самый благополучный, да и после принцессы полудемонов как-то не особо жалуют. -
«ТВОЮ МАТЬ.»
Батя Грун был мудрым драконом. Очень мудрым. Поэтому он много знал о том, как прятаться среди людей, притворяясь кем угодно, только не многотонным крылатым или бескрылым ящером, плюющимся огнем. Одним из таких вот приемов, в общем-то, было притворство за личиной полудемонши, если у тебя была вызывающая внешность. Но внешности вызывающей у нынешнего облика Грун не было. Так себе, рыжая девица. Крови демонов, с виду, у нее не было. Вообще. И при этом на ней как-то отразились, по ее же словам, гонения на темные силы, что случились после той истории с ведьмой, занявшей трон. И если раньше еще можно было догадаться о том, что, возможно, связана рыжая была только косвенно, ее волнение и сбивающийся голос довольно быстро выдали, что что-то не так. Хотя бы потому, что толком врать у рогатой особо не получалось, и даже когда та прикидывалась человеком, ее было довольно легко поймать на странном волнении:
- В смысле.. Эм.. Маменька была. По линии. Ага. - запинаясь и отводя взгляд, начала было хозяйка лавки, резко поднимаясь и прекращая расслабленный разговор, стоя чуть ли не по стойке смирно и думая, как именно ей начать гнуть линию о том, что она, в общем-то, прикидывается полудемоном, хотя в действительности выглядит как совершенно обычный человек.
В этом, в общем-то, была проблема всех «масок». В какой-то момент ты забываешь, какая из них именно на тебе, и если несколько лет назад та действительно была рогатой-хвостатой особой, то теперь достаточно было просто сказать «Люди мы», и все было нормально. Было. Пока Грун не начинала путаться.
- И, это, я, в общем, щас... - явно все еще имея какие-то проблемы с координацией, начала было драконица, хватающая книгу, прижимающая к себе ее рукой, все еще старающаяся не смотреть на Августа, и стремительно отправляющаяся в сторону своей стойки, чтобы разложить все писательские принадлежности уже подальше, после чего резко свернула к ближайшей стойке, стягивая с нее кусок нагрудника уже явно получше, но все еще слишком дешевого вида, чтобы быть предметом экипировки какого-то аристократа. По крайней мере на первый взгляд.
- Вообще, я хотела бы сделать что-то в этом роде. - уже чуть более уверенно, видимо, потому что разговор снова переключился с личных тем на работу, произносит рыжая девица, хотя при этом все еще держит нагрудник так, что он закрывает нижнюю половину ее лица, - Эт-то стандартная кавалерийская кираса, разве что я планирую облегченный вариант, с парой подпорок, чтобы легче было держать спину или расслабиться, если захочется просто присесть и отдохнуть. -
Последние слова были произнесены уже параллельно с действием — драконица перевернула кусок брони так, чтобы он смотрел на Августа внутренней стороной и, вопреки вполне логичному куску железа, на Виндзора смотрела какая-то странная система из ремешков, видимо, нужная затем, чтобы человек, одевающий эту броню, не болтался в ней, как единственный огурец в бочке.
- И, эт-то.. Не подумай, я не пыталась прогнать или обмануть, - чуть погодя начала предполагаемая полудемоница, которую явно беспокоил тот факт, что она была полудемоницей - ..просто сюда однажды зашел парень с двумя мужиками, которые просили с него деньги на экипировку. И когда они отвлеклись, он попросил дать ему уйти через черный ход, вот я и подумала, что может тут он тоже поможет. -
Еще полсекунды молчания, Грун отпускает одной рукой броник, продолжая держать его только левой и заметно опуская, так, чтобы ее лицо было видно, на котором сейчас читался определенный уровень паники, крайне соответствующий судорожному маханию вправо-влево пятерней с растопыренными пальцами:
- Н-не подумай, я не хочу сказать, что у тебя в страже вымогатели, просто иногда бывает желание уйти не попрощавшись... -
Она бы и дальше продолжила говорить. Вероятно, оправдываясь, пытаясь объяснить свои слова, сказанные крайне топорно. Как и много других людей, которые общались с Августом, и начинающие то извиняться, то делать виноватый вид, чтобы найти подход к новому правителю, пока тот еще не успел заявить о себе и настроить на определенный лад. В одних случаях это было желание как-то запомниться. В других же цель в виде какой-нибудь выгоды, которую можно было бы себе выбить. В случае Грун эта причина для волнения была куда более банальна. А именно, довольно низко развитые навыки общения и патологическая невозможность перестать говорить то, что думаешь, даже когда пытаешься, в общем-то, наоборот не обидеть кого-то. Пусть это даже король. Хотя, возможно, будь здесь где-нибудь папа Грун, он бы первым втемяшил в голову дочурке мысль, что как раз королей обижать не стоит.

+1

12

Откровения про рейды были немного удивительны для Августа. Он, конечно, понимал, что жизнь за пределами замков и особняков аристократии была далеко не в том формате, какова она была у Августа. Что бывают такие вещи как нищета, преступность, голод и прочие беды. Но он как-то всегда надеялся на то, что эти события совсем не норма, а скорее редкие, но неизбежные трагичные события, с которыми люди борются и их в целом довольно мало. Но когда Августу говорят, что мастерскую пытались поджечь семнадцать раз, он даже открыл рот, желая узнать, что это за безумная цифра такая. Почему никто за семнадцать раз не пытался как-то кардинально решить проблему, не нашли виновных в подобных деяниях. Они же по идее были бы крайне опасными, мог бы сгореть не один дом, а целый район или того больше, могли бы погибнуть люди. Но он не стал ничего говорить, так как боялся, что будет задавать уж очень глупые вопросы, как будто является каким-то чужеземцем. Вот только он не был чужеземцем, а именно королем своих земель и речь шла о том, что происходило в столице его королевства. Спрашивать о том, что тут происходит, было бы, по меньшей мере, неудобно.
К счастью, ему не пришлось. Это была хорошая сторона вопроса. Плохая сторона вопроса была в том, что торговка, которая с ним общалась, серьезно оговорилась. При словах о полудемонах Август чуть скосил брови, пытаясь понять, шутят над ним или нет. В конце концов, ему всегда говорили, что по полудемонам вроде как заметно, к какому роду они принадлежат, ибо наследуют нечеловеческие черты своих предков.
Наверно после истории с самозванкой у юного монарха должна была зародиться в голове какая-нибудь врожденная подозрительность, что мало ли, может какой-нибудь последователь темных богов или маг-отступник при помощи иллюзий подменил кого-нибудь из важных людей во дворце и может даже залез в его мысли. Но Август понимал, что в любом случае не может ничего толком сделать кроме как поручить подобные дела придворному магу и поговорить несколько раз с Башней и Деорсой. Да и сейчас ситуация подозревать девушку в чем-то злом было довольно глупо. Он сам сюда пришел, его сюда никто не заманивал. И допускать мысль, что эта торговка замышляла против него что-то недоброе, было довольно глупо.
– Не думайте об этом. Даже если вы и полудемоница, я не по этому поводу что-либо. В конце концов, это лишь вопрос мотивов, а не происхождения. Если бы вы затевали что-то нехорошее, я думаю, здесь не играло бы роли, кто вы по роду. В конце концов, мы в оружейной лавке, у вас тут полно способов что-то сделать и так. Сколько, кстати, вы в столице живете уже? - С усмешкой заметил юный король, стараясь приободрить изрядно забеспокоившуюся девушку. Он даже попытался похлопать Кильни по плечу, хотя с учетом того, что он был довольно невысокого роста, это вышло скорее неловко, нежели дружелюбно.
С некоторым трудом Август постарался вернуться к разговору о доспехах. Конечно, этот разговор был тяжелее для него, так как он слабо разбирался и пытался вымучить максимальное удобство из возможной идеи о доспехе. Конечно надо было как-то обойтись максимально легким вариантом, но понятное дело, какая-нибудь клепаная кожаная броня будет выглядеть вообще не по-королевски, как бы красиво ее не делай. Это должен быть металл и это должно быть с золотом, никак иначе.
– Хорошо, мне нравится идея кирасы. Но мне кажется, она будет слишком длинной, нет? - Август попытался найти место, где можно было бы присесть и показать, но не нашел подходящего для себя седалища. Потому он чуть поправил мантию, которая лежала на прилавке, после чего смог запрыгнуть на нее. Устроившись поудобнее, он еще и закинул ногу на ногу до кучи по привычке, поправляя рефлекторно чулочки.
– Все-таки я не на лошади сидеть буду, чтобы ноги по бокам свешивались. Если эта кираса будет мне до пояса, то на будет утыкаться в бедра. Можно, чтобы она была короче, может даже не закрывая часть живота? А дальше как-нибудь ремнями крепить и так далее, - попытался предложить Август, качая ногами, которыми явно не доставал до пола. Он понимал, что наверно был очень капризным клиентом, но он хотел получить что-то в итоге, что после всех этих разговоров он уже захотел в итоге, что он точно хотя бы раз наденет, а не закинет сразу в какой-нибудь сундук и забудет. Пусть он и был крайне миролюбивым и вообще очень не любил всякую военную муштру и тренировки, но сейчас ему было бы любопытно уже что-то этакое примерить и попробовать поносить. А то мало ли, может просто ему давали доспехи, сделанные не под него и потому это было ужасно?
– А по поводу стражи… ну не переживайте вы так. В конце концов, я, честно говоря, даже наверно без них дорогу в замок не найду. Я просто сегодня уже довольно долго в их компании нахожусь и очень устал от них. Потому и решил передохнуть у вас, - признался Август с чуть извиняющейся улыбкой, пытаясь изобразить наличие хоть какого-то обаяния и потому пытался выставить все в какой-то легкомысленной дружелюбной манере, будто он шутил, а не говорил серьезные вещи.
[icon]http://s9.uploads.ru/G90Ov.jpg[/icon]

+1

13

[icon]http://s9.uploads.ru/nQv5L.png[/icon]
- Н-несколько лет… - снова слегка заикаясь, соврала Грун, решившая, что говорить правду было бы в данном случае лишним. Потому что правда звучала примерно так: “Я здесь где-то парочку поколений, так что да, довольно долго.” В конце концов, фраза про несколько лет была в том или ином виде правдой. Долгое время мастерская простаивала без дела, когда последняя Кильни, та, что с рогами и хвостом, сказала, что ей пора в отпуск и свалила, оставив без дела Жестянку, только для того, чтобы спустя несколько лет появилась, якобы, ее дочка по имени Софи. Которая прижилась уже лучше. В разы лучше, чем прижилась бы снова после всей это истории Лора Кильни, на голове которой красовались витьеватые рожки. Или, это была не Лора, а Эни? Честно говоря, Грун не могла вспомнить, какое имя использовала по прошествии парочки поколений, так что сейчас развивать эту тему не хотелось.
Да и не понадобилось, раз довольно таки быстро Август предложил сменить тему на разговор о броне, и вот это уже была стезя драконицы, которая быстро подхватила вопрос, опустив обе руки на броник, что она держала ранее, и поставив предмет экипировки на стойку рядом, упираясь им в деревяшку, дабы эту штуку было легче держать.
- Необязательно. В смысле, сейчас постепенно приходят решения без подбрюшника, так что декоративная кираса с разрезом на поясе не будет никуда утыкаться, а с ремнями еще и держаться будет крепко. - с этими словами дракоша вернула нагрудник обратно на место, к той самой стойке, откуда он был взят, после чего указала обеими руками на то места по обоим бокам, чуть ниже пояса,  упираясь в  них кончиками пальцев.
- Кирасы раньше делали примерно досюда, то есть, до бедренных костей, но если мы говорим о чем-то более подвижном, не проблема ее укоротить, открыв брюхо и подняв ее немного – с этими словами кончики пальцев дракоши пошли вверх, останавливаясь примерно на поясе, после чего она добавила – На практичности это не скажется, да и спереди эта штука немного выгибается , так что живот, в общем-то, будет закрыт, без ущерба мобильности. -
Последние слова были сказаны одновременно в тот же момент, когда дракоша начала показывать этот самый изгиб, сложив руки на животе, показывая, мол, что действительно, эта штука будет позволять садиться и нагибаться в той или иной мере, однако, наглядный пример был бы куда лучше, и судя по тому, как рыжая начала вертеть головой, именно что наглядный пример она и искала. Впрочем, его не было. И сама драконица это прекрасно знала, поэтому в какой-то момент поджала губы, и склонив голову и почесав затылок, ненадолго задумалась.
Этот год был… Неплохим. Постепенно у дракоши появлялись друзья. Регулярные друзья, которые регулярно заходят и поддерживают контакт, общаются, что-то дарят, что-то принимают в подарок. Начиная с Лайоут, у Грун начало появляться понимание, мол, не только одной работой заполнен мир, и неплохо иногда налаживать связи. Не с точки зрения их дальнейшего использования, хотя, определенно, мысль о том, что дружба с королем это круто и вообще замечательно, и к этому надо стремиться, но, скорее, с точки зрения, что вообще неплохо дружить. С людьми. И не только людьми.
- Ну… Если хочешь просто посидеть, я могу чая заварить. Наверное. -
Чай. Это была единственная мысль, которая пришла в голову, потому как вопросов, почему Август не хочет возвращаться обратно на улицу к батальону стражников, не возникало. Не то чтобы Грун часто проводила время в компании кого либо, да и в ее обычном состоянии компании больше трех человек начинали вызывать у дракоши панику, но, в целом, чувства Виндзора понять она вполне могла, из-за чего быстренько ретировалась к той части лавки, где было ее место, то ли оставляя мальчугана в одиночестве, то ли предлагая ему пойти за ней, потому как, вероятно, обсуждение брони уже себя исчерпало.
За стойкой она оказалась довольно быстро, подняв деревянную столешницу на железных петлях, после чего сначала наклонилась за стойку, пытаясь, видимо, что-то там найти, а затем, выпрямилась и, встав на табуретку, за которой обычно сидела, поднялась, одновременно придерживаясь за полки, что были прибиты к стенам. В отличии от остального магазинчика, эта часть помещения имела довольно мало оружия, за исключением разве что меча, что висел на дальней от входа стене, в то время как остальные полки были заставлены книгами. Самыми разными, хотя и объединенными одной темой – ремеслом в том или ином виде. И, судя по чтиву, занималась драконица не только ковкой доспехов и оружия, но еще и ювелирным делом, зачарованием (которое, пожалуй, было представлено наибольшим количеством томов), пивоварением, обработкой металлов, что, правда, было довольно очевидно, горным делом и еще кучей других направлений, которые крайне плохо ассоциировались с молоденькой девушкой, тянущей руку к самой высокой полке, только для того, чтобы достать оттуда маленький бумажный сверток, глядя на который дракоша сначала нахмурилась, а затем понюхала.
- Эм. К-кажется, он с малиной. - не утруждаясь дальнейшими объяснениями и просто взглянув на Августа сверху вниз, сказала Кильни, задавая немой вопрос, который можно было бы описать одним словом “Будешь?” Без задней мысли, опять же. Без рассуждений о том, что, наверное, монархи пьют невероятно крутой и невероятно вкусный чай. Просто, раз уж была произнесена фраза о том, что зашел паренек сюда “просто так”, а клиентов явно будет отпугивать батальон за улице, драконица вполне могла не торопиться и просто посидеть немного, ничего не делая. В конце концов, драконы были теми еще ленивцами.
- О.. Ого, они там строятся. - в какой-то момент произнесла Софи, перед тем как спуститься, и, судя по всему, сказала она это, поглядев в маленькое оконце под потолком, что выходило на ту самую тропинку, что вела от ворот к лавке. И, действительно… На улице бравая стража сейчас стояла аккуратным строем, в две линии, в то время как перед ними расхаживал, видимо, кто-то очень важный в броне, и что-то говорил. Что именно, правда, Грун так и не узнала, потому что спрыгнула с табуретки и принялась искать чашки. Ну или чашку. Она не помнила, сколько небитой утвари у нее вообще осталось.

Отредактировано Grun (2019-05-15 13:26:22)

+1

14

– И за несколько лет столько происшествий? Это что, раз в пару месяцев с вами подобное происходит? - уточнил Август, мысленно поражаясь тому, как можно не бросить все и продолжать работу, если с такой частотой мастерская сгорает, что, наверно, приводит к серьезным убыткам. Он бы как минимум наверно на второй или третий раз попытался бы либо сменить род деятельности, либо каким-то еще образом обеспечить устойчивость к возгоранию. Например, построив мастерскую из камня, пусть это и дороже, чем дерево. Все-таки когда количество вещей, которые могут загореться, минимально, тогда и пожара быть не может. Как и почему Кильни с этим мирится – юному Виндзору было совершенно непонятно.
Август понимал, что у него постепенно заканчиваются придирки и комментарии к броне – видимо потому что эта тема была из тех, которые невозможно было обсуждать вечно. Особенно с учетом того, что сама броня еще не была сделана и все, что они имеют в своем распоряжении – образцы другой брони, да наброски какие-то.
– Хорошо, тогда в остальном доверюсь вам по части ее украшения и детализации, - с вежливой улыбкой подвел итог молодой король, совсем не по-королевски болтая ногами, пока он сидел на столешнице. Почему-то это странное занятие при всей своей странности и глупости приносило массу удовольствия. Вообще сидеть на столе и болтать ногами у Августа даже близко в привычку не входило, но при этом это для него было чем-то вроде недостижимой мечты о беззаботном поведении. Что-то, что он никак не мог позволить себе в Королевском Замке, так как это выходило за все рамки поведения и этикета. И здесь, сидя в мастерской, где его явно никто не мог бы одернуть или указать на недостойный вид, он практически наслаждался подобным ребячеством.
– Чай да, было бы здорово, - согласился Август непринужденно на предложение Кильни, хотя, конечно, на самом деле не то, чтобы сильно хотел бы этого напитка. Да, на улице совсем не летняя погода и иногда бывает прохладно, но особой нужды согреваться чаем не было совсем. Здесь скорее это было хорошим предложением задержаться на еще некоторое время, дабы побыть в компании торговки, а никак не целой свары стражников, которая, кажется, грозилась в какой-нибудь момент убить его грохотом своих доспехов.
Потому он спрыгнул со столешницы и прихватил свою мантию, которую отряхнул перед тем, как снова накинуть на свои плечи и принялся возиться со сложной застежкой, которая была очень тугая и хитро сработанная, пряча весь свой замысловатый механизм под красивой бляшкой. Еще и перчатки немного мешали, ибо в них пальцы, несмотря на то, что ткань была очень тонкой, едва ощутимой, все равно были недостаточно ловкими. Однако Август все равно не мог еще и их снимать, чтобы справиться с глупой застежкой, потому просто оставил мантию болтаться на плечах.
– Строятся? Да, у них это бывает часто. Может, со скуки так делают или еще почему. К сожалению, иногда еще при этом начальник стражи просит, чтобы я присутствовал и говорил им какую-нибудь вдохновляющую речь. Как будто мне с моими десятками аудиенций и совещаний за день мало дел. Голова болит от них всех, - пожаловался Август, рассматривая ближайшую полку на предмет того, можно ли об нее приложиться своим королевским лбом, но все-таки передумал. Правда, он так и не придумал, куда бы присесть и потому в результате медленно бродил по лавке, нарезая круги. Не то, чтобы он сильно злился, скорее больше расстраивался, потому каблуки стучали редко и довольно негромко, пока он неторопливо выбирал место, куда пойти дальше.
– Представить не могу, что кому-то захотелось примерить эту самую корону по своей собственной воле. Это же такая морока просто ужас, - пробормотал монарх, вспоминая разговор с Кильни о полудемонах и самозванке. Ему бы в голову даже не пришло, что на трон можно хотеть забраться. Ибо такой ворох ответственности и такая куча дел, что просто непонятно, а как жить-то со всем этим.

0

15

Дальнейший диалог частично проходил со столешницей. Точнее, между Августом и столешницей, которая являлась своеобразной стойкой, прилавком, за которым стояли те клиенты, кто уже успел что-то выбрать, а все потому, что Грун все еще не могла найти чашек. Но зато нашла чайник. И маленькую плитку с красным камешком, который вроде как должен был поддать огня, чтобы вскипятить воду, но тот упорно отказывался работать, что, вероятно, говорил о том, что за утварью драконица не особо следила. И действительно, заваривала чай она раз в тысячу лет, потому как куда проще было сходить куда либо и купить какой нибудь выпивки. Чай же… Ну, его в последнее время драконица пила крайне редко, и то только когда к ней приходили клиенты из определенного списка, который теперь насчитывал ровно одного человека.
- Ну, наверное, это такая же работа. - донеслось откуда-то снизу, пока Грун, сидя на одном колене, пыталась понять, что ей делать, затем подумала про себя “А, точно!” и плюнула огнем в чайник. Тот начал нагреваться. Еще одно дыхание спустя, нагреваться он стал еще сильнее, пока, наконец, из-за стойки не показалась рыжая девица, в правой руке держащая пузатый железный чайничек, а левой упираясь в спину, видимо, дабы выправить ее было легче.
Хрусть.
- Ох.. - произносит она, затем ставит железный сосуд на стойку, и снова наклоняется, теперь уже доставая две глиняные чашки, одна из которых имела довольно заметную трещину. Ее Грун поставила ближе к своему столу.
- В смысле, ну, как “Ты заточен под то, чтобы быть плотником, ты чтобы ловить рыбу...” - начала было драконица, явно пытаясь пародировать какого-то большого и важного наставника своим голосом, хотя получалось у нее это довольно таки плохо, но, кажется, успешность пародии ее не особо заботила. Вероятно, куда важнее было донести мысль, высказывать которую, попутно открывая мешочек с чаем и пытаясь высыпать его в уже вскипевший чайник, получалось довольно отвратно, но когда драконица снова закрыла крышку и, подняв за ручку предмет кухонной утвари, чуть взболтала воду внутри, а затем снова поставила чайник на стол, мысли ее стали обретать более четкий вид.
- Я к тому, что все зависит от способностей и от подхода. Вон, эти парни снаружи… - здесь Грун делает небольшой кивок и дополнительно, видимо, чтобы у Августа не возникло никаких сомнений, что говорят про его стражу, еще и указала в сторону стены, за которой строились несколько членов личной охраны, большим пальцем – ...они явно угорают по тому, чем занимаются. -
Ее слова были довольно грубыми. Не в плане эмоций, что несли с собой – в этом плане у Грун не было никаких проблем, в каком-то смысле ее речь действительно могла подбодрить, но вот сами формулировки, обороты речи выглядели по сравнению с выверенным слогом Августа крайне сумбурно и крайне криво. Будто рядом с ограненным алмазом решили поставить обычный булыжник с мостовой и сравнили их. И Август точно не был в этом сравнении булыжником.
- И у них это получается. Мне кажется, если у тебя не валится все из рук, то это уже неплохо. А если не валится, значит, и найти в этом что-то хорошее тоже можно. - все эти слова драконица произносила задумчиво, медленно, пытаясь вспомнить, как она начинала свою деятельность, которую считала основной. Кузнечное дело давалось ей с самых попыток. В смысле, не было такого, что она брала в руки только что сделанное лезвие топора и оно рассыпалось. Да, качеством работы поначалу она не особо была довольно, но это самое качество развивалось у нее постепенно. И по мере этого самого развития увеличивался и интерес к работе, в итоге остающийся на пике по сей день. Именно эти мысли она и хотела высказать, но вместо этого только задумалась, смотря в потолок и положив обе руки на поясе, потому что выходило плохо. Спустя полсекунды драконица зажмурилась, почесала голову, и не менее задумчиво бросила:
- О чем бишь я… - затем очнулась, посмотрела на чайник, налила немного кипятка в ту чашечку, что стояла ближе к краю прилавка, отведенного под клиентов, а затем до краев залила горячей жидкости в ту из двух чашек, что была с трещиной.
- Может ты просто не понял еще, как получать от этой работы удовольствие, и в этом вся проблема. - не менее задумчиво бросила Грун, уже глядя на Виндзора, а не в какую-то отдельно взятую точку, видимую только ей, после чего взяла чашку, поднесла ко рту и отпила.
Кипяток. От которого валил пар. Притом, не маленький глоточек, пригубив налитый чай, а сделав глоток вполне ощутимый, возможно, способный расплавить ротовую полость среднестатистического человека.
- А, точно. - будто вспомнив о чем-то снова возвращается к наливанию напитков Грун, после чего достает из-за прилавка бутылку с пробкой, открывает ее и подливает с каменным выражением лица в чашку Августа, среагировав на немой вопрос только спустя какое-то время- Это вода. -
В конце концов, Груня жила на свете достаточно, чтобы понять, что привычная для нее температура была не вполне комфортна для остальных живых существ, из-за чего немного разбавить холодной водой чай показалось ей хорошей идеей, и когда и эта операция была закончена, драконица спокойно поставила бутыль на прилавок. Видимо, она могла еще понадобиться в ее понимании.
Важным, тем не менее, был все же не факт разбавления чая холодной водой. И даже не тот факт, что Софи Кильн могла не моргнув глазом пить кипяток. А, скорее, тот факт, что за свой сумбурный монолог она успела сказать достаточно о своей позиции по отношению к титулу Виндзора. По крайней мере, восприятие короны как работы было не слишком популярно. Конечно, высшие чины и те, кто вертелся в верхних кругах власти, понимали, что любая высокая должность это, по сути, работа. Однако, от низших слоев куда привычнее было услышать истории о том, что короли и аристократы ничего не делают, а только жируют на чужие деньги, услышать было куда проще. И куда чаще. В словах и интонациях этой девицы же слышалось довольно таки интересное равнодушие к этому самому воображаемому зубчатому головному убору на голове Августа. Ей не было плевать конкретно на  него, но ей было плевать на корону. Вероятно, по этой причине за все время разговора она ни разу не начала обращаться к нему на “вы” или заикнулась про обращения вида “Ваше Сиятельство”. Это, в конце концов, была та же самая работа, в ее понимании. Разве что передающаяся по крови, но, кажется, принцип наследования власти был для Грун такой же сложной темой, как, например, отношения между людьми.

+1

16

То, что происходило с Августом, было немного удивительным. Да, Август далеко не каждый день посещал странные мастерские, в которые обычно побрезговал бы зайти, но даже это не было таким важным. Куда удивительней было то, что он не чувствовал сейчас своей маски на лице. Он слишком привык при общении с другими людьми натягивать на себя выражение непринужденной решительности и поддельной харизмы,  которая, наверно, никого на самом деле не могла убедить. Но вот сейчас он мог позволить себе любое выражение, любую фразу. Он мог хмуриться, ворчать, ныть, говорить все, что угодно и при этом явно все равно не вышел бы за рамки приличия, потому что его собеседница уже так выходила, что он даже в своей самой безудержной фантазии не смог бы.
Август поглядывал на то, как Кильни возилась под столешницей, мысленно убедив себя, что лучше всего будет, если он просто прикоснется к чаю, но пить его точно не станет. На данный момент пока что предложение выпить с этой девушкой чая чем-то напоминало предложение хлебнуть воды из лужи в канаве. Однако это его не сильно беспокоило, потому что цель-то была не в том, чтобы напиться, а в том, чтобы задержаться еще на некоторое время. Потому он стоял, уткнув локоть в столешницу, и маялся ерундой, пытаясь оттереть с перчатки едва видимое пятнышко.
– Вы там не хотите восемнадцатый раз спалить лавку? - уточнил Август, увидев отблески света из-под стола, как будто там что-то горело. Все-таки наверно сгореть много что могло. Может на самом деле проблема была не в районе и не в дурной обстановке в городе, а в простой небрежности и безалаберности? Это бы многое объясняло. Хотя и непонятно было, как человек, семнадцать раз потерявший мастерскую, мог бы продолжать работать. Загадки, да и только.
– Если бы они не были довольны своей работой, у меня, по идее был бы крайне серьезный повод побеспокоиться. Все-таки эти люди меня охраняют, - заметил Август задумчиво, почти не обращая внимания на охрану. Он прекрасно понимал суть примера своей собеседницы, но также в каком-то смысле понимал его несостоятельность. Конечно, не он сам разбирался с вербовкой людей в королевскую гвардию, а доверял это подготовленным людям, но прекрасно понимал, что они должны не зря есть свой хлеб. Что всех тех солдат, что сейчас разве что не начинали тренироваться прямо во дворе мастерской, специально проверяли и готовили, чтобы они хотели служить ему и были преданными, верными и крайне старательными. Да, каждый из них был в каком-то смысле  свободен и теоретически имел возможность покинуть королевскую стражу. И оставаться в ней был их осознанный выбор. А у Августа выбора никакого  не было. Никогда.
– Ну и да, с моей работой это сложнее рассуждать, что могло бы нравиться, а что не нравиться. Это как если бы вы, помимо работы оружейника, еще бы рыбачили, пахали землю, рыбачили, грузили бочки, вели бы учет торговых счетов и по вечерам плясали, пели и прислуживали в трактире. И никогда не знали бы, чем придется заниматься больше, - со вздохом выложил одним потоком Август, задумчиво разглядывая предложенную ему чашку с чаем, от которой сначала шел густой пар. Он бы прокомментировал, что чай вообще надо нормально заварить, а для этого надо подождать было какое-то время, а не пытаться взболтать чайник. Однако решил промолчать, решив, что, возможно, это к лучшему, что чай не заварился. Он не был уверен, что хотел знать что-либо об оттенках аромата конкретно этого сорта. В его понимании чай вроде как вообще был далеко не самым распространенным напитком, все-таки чайные листья далеко не везде выращивали. Потому оставалось лишь гадать, что там было.
Он лишь приподнял чашку, оттопыривая мизинец, после чего аккуратно «попробовал», на самом деле просто слегка прикоснулся губой, даже не пытаясь это пить. Вряд ли Кильни так уж пристально наблюдала бы за чашкой и следила бы за уровнем, сколько именно он выпил.
– Удовольствие можно найти в даже в моем призвании. Но, к сожалению, моя работа слишком непостоянна. Я с трудом представляю, чем мне понадобится заниматься завтра и какая головная боль меня еще ждет. И так каждый день, - устало выдал Август, пристроив оба локтя на столешницу и прикрыв глаза, попытался помассировать их немного пальцами, не без содрогания вспоминая о всех этих бесконечных совещаниях и аудиенциях, на которых творится всегда какой-то бардак и хаос, которым надо как-то управлять и вести в нужное русло, чтобы это королевство не развалилось на куски. Хотя ему казалось, что оно все равно это делает, несмотря на все его старания. Ибо один мятежник уже был. Может будут и другие. А дальше от королевства останется одна только столица, которая не сможет прокормить сама себя. И будет он самым худшим Виндзором из всех в таком случае.

0

17

Шутки шутками, но сделай Август предположение о том, что стоящая перед ним девица в действительности когда-то занималась похожим спектром услуг, что перечилслял монарх, в целом, он был бы прав. Потому как в тот момент, когда паренек бросил это сравнение, Грун, все еще держащая чашку в руке и уже собирающаяся от нее отпить, замерла, задумалась, отвела взгляд в сторону, слегка нахмурившись, и явно задумалась еще сильнее. Потому как после небольшой паузы свободная рука поднялась и принялась медленно загибать пальцы, пока драконица, закатив глаза, пыталась вспомнить, чем она вообще занималась по жизни. 600 с гаком лет будто воспринимались как пара недель, на самом деле, и, оглядываясь сейчас назад, честно говоря, рогатая готова была поклясться, что, действительно, так и было – один день она добывала золото в горах, второй ковала, третий рыбачила, четвертый делала колечки, пятый пыталась сварганить арбалет, и так далее, и тому подобное. И, в целом, она была права, хотя бы потому, что по приезду в Аварин именно так и проходили ее дни. Без поставщиков, без четкого плана где поесть и без клиентской базы. В  конце концов, о том, что кто-то из относительно легендарной семьи Кильни перебрался из северных земель в Аварин, пошли слухи много позже, так что первые полгода были дико тихими. Но вот потом… Ну, да, потом у нее был заработок. А теперь еще и король забежал. Точно. Король.
Грун резко опустила пятерню и вспомнила о том, что вообще-то, вела разговор. Наклонилась к стойке, ставя на нее локоть левой руки, а правую, ту, что держала кружку с чаем, сначала поднесла к лицу, немного отпивая, а затем тоже опустила на прилавок.
- Ну, разве это не хорошо? - задала она довольно невинный вопрос, переводя взгляд с Августа по ту сторону прилавка на стойки с оружием и доспехами – Предсказуемость и рутина это те вещи, которых надо опасаться, мне всегда говорили. -
Взгляд ее прошелся по стойке с мечами. Боги, она ненавидела мечи. Каждый второй хотел себе меч. Каждый первый из этих вторых хотел себе прямой, ничем не выделяющийся меч. Прямой. Обоюдоострый. Длинный, но при этом который можно и нужно было держать одной рукой. Брали  ли они к нему щит? Пф, конечно, нет. Кого волновали щиты, если у тебя есть одноручный меч. И ведь никто не собирался брать шестопер. Или копье. Или моргенштерн. Или топор. Что угодно, кроме меча, но нет, вот эта предсказуемость как раз и выбешивала, но, вздохнув, драконица все же смогла подобрать у себя в голове воспоминания, которые как раз намекали на то, что разнообразие это хорошо.
- Как-то раз, за одну неделю, мне накидали кучу разных заказов. Каждый день новое. Одному парню понадобился арбалет, притом, именно со стальной конструкцией. Потом пришла девица и сказала, что ей нужна самая легкая кольчуга. А потом пришел мужик и сделал заказ на щит. - Грун немного подумала – С рогами. -
Драконица два раза хлопнула ресницами, пытаясь вспомнить того мужика. Лицо его начисто стерлось из памяти, а вот рогатый щит остался в ней надолго. С этой же мыслью Груня перевела взгляд на Августа. Всмотрелась в его лицо. Попыталась запомнить. Попыталась. Потом резко вспомнила о том, что вела разговор. Снова.
- Короче, веселые были дни. Было нелегко, конечно, но зато весело. - снова отведя взгляд и отхлебнув еще немного чая добавила драконица, после этого взглянув в чашку и поняв, что выдула уже половину отвара.
“А потом в пятницу пришли из торговой гильдии, а в понедельник у меня уже вместо лавки было пепелище” - закончила мысленно свой рассказ рогатая, поднимая голову, цепляясь снова взглядом за Августа и понимая, что, похоже, ее история не слишком воодушевляющей получилась, из-за чего драконица поспешила отложить чашечку подальше, а затем, присев на табуретку за прилавком и сложив на него руки, опустила на них голову, так, чтобы быть чуть ниже Виндзора по уровню взгляда. Потому что, глядя на него, можно было понять довольно таки отчетливо – непредсказуемость ему точно не по нраву. Вероятно, он еще не нашел ту самую нишу во всей своей деятельности, которая была бы ему комфортна. В своем случае, по крайней мере, дракоша искала ее довольно таки долго. Конечно, во всех случаях она так или иначе вращалась именно вокруг кузнечного дела, но не только им был ограничен кругозор Грун. Потому что пробовала она себя во всем, что связано именно с созданием чего либо из металла, и только спустя много лет поняла, что ей комфортнее всего заниматься именно ковкой, а не ювелирным делом с его выплавлением по формочкам, или же просто переплавой руды. Последнее, конечно, со всякими сплавами, еще было интересно, но не настолько, чтобы окончательно заинтересовать драконицу. Может быть, конечно, дело было еще и в том, что кузнечное дело как раз было самым первым хобби Грун, и когда та начала задумываться в эту сторону, в голову со скоростью метеорита, падающего на землю, врезалось осознание, заставившее драконицу резко вскочить и с явно радостным выражением лица задать крайне странный и в каком-то смысле непристойный для малознакомых людей вопрос:
- Точно! Тебя кто-нибудь хвалит?! - спросила она довольно громко, но, благо, не так громко, чтобы ее голос был заметен за стенами, после чего лицо дракоши резко побледнело, она отвела взгляд и начала слегка заикаться – В см-мы-мы-мысле, когда я т-только начинала к-ковать, меня ч-часто критиковал папа, но и хвалил, когда мне что-нибудь удавалось. -
Последние слова были произнесены уже с постепенно утихающим тоном голоса, сопровождающимся возвращением на табуретку, притом, продолжающимся, пока Софи Кильн окончательно не опустилась, пряча нижнюю половину лица за прилавок, и присутствуя только в виде той части лица, что была чуть выше кончика носа, да пальцами, четырьмя справа и четырьмя слева, которыми Груня держалась за прилавок.
“Кричать на людей это плохо” - напомнила себе драконица, смущенно отводящая взглядл и старающаяся не смотреть на Виндзора.

+1

18

Рассуждать простыми понятиями было непросто. Август был чересчур умным для такого. Его слишком много натаскивали на двойные смыслы, приучали думать изощренно, угадывать скрытые мотивы и распутывать тайны. Когда приходиться управлять страной, нельзя мыслить простыми категориями. «Если бы любой дурак мог управлять государством, у каждого дурака было бы государство» - так ему говорили. Но сейчас в диалоге ему казалось, что его собеседница мыслила какими-то прямолинейными, буквальными формами и испытывал сложности объясниться с ней. Почему-то в такой момент Август почувствовал себя глупым. Наверно потому что он так привык говорить с аристократией, которая выражалась всегда намеками и пространностями, что ему было трудно начать мыслить ясными формальными тезисами.
– Непостоянство и постоянная адаптация для меня скорее рутина. Если бы я занимался чем-то одним долгое время, это точно было бы разнообразием, - попытался объяснить свою мысль Август. Наверно это было сложно объяснить, что постоянство было бы разнообразием, но он надеялся, что его собеседница поймет, что в этих суждениях нет ничего противоречивого. Он надеялся как минимум потому что не хотелось ничего объяснять и о чем-либо рассуждать во всех подробностях. Он слишком много думает ежедневно, у него иногда голова от этого просто раскалывается. Юный король, поставив локти на столешницу, помассировал оба виска. К чаю он больше притрагиваться не собирался, делая вид, что забыл о нем, скорее просто не желая к нему притрагиваться. Возможно стоило бы как-нибудь Кильни показать, что чай бывает нормального вкуса, что он может действительно хорошо пахнуть. Если, конечно, она сможет разобрать подобный вкус.
– Ну и представь, на тебя валятся заказы, каждый раз разные, что немудрено запутаться, кому что и в какие сроки. И так в течении полугода. А потом  в течении недели ну какие-нибудь простенькие одинаковые заказы. Что будет для тебя отдыхом и разнообразием тогда? - попытался продолжить пример Август, надеясь, что его собеседница сообразит, о чем он говорит. Потому что иначе бы он потерял надежду донести свою мысль и наверно попытался бы просто свернуть этот диалог, чтобы не мучиться.
Однако внезапно Кильни выдала совсем уж необычный тезис, который весьма смутил Виндзора, из-за чего он чуть наклонил голову набок, чуть нахмурившись, ибо пытался понять, как связана похвала с их обсуждением. И при этом этот возглас был такой громкости, будто  торговка только что совершила какое-то феноменальное научное открытие.
– А это-то зачем? Я не ради чьей-то похвалы что-то делаю. Это мои обязанности. Ну и да, у меня найдется войско подхалимов и льстецов, которое будет больше гвардии. Кому-то из них выгодны некоторые из решений, которые я принимаю, кому-то не очень выгодно, но они думают, что заливая мне в уши сладкие речи, они смогут меня в чем-то убедить. Лесть это наверно одна из первых вещей, с которыми сталкиваешься, когда начинаешь чем-то управлять. После того, как осознаешь, что никто не хочет, чтобы им управляли, - выдал Август, прикладывая ладонь ко лбу и чувствуя себя самым одиноким человеком на свете. Вокруг него слишком много лгут и слишком мало говорят правду. Конечно ему говорили, что ложь получать важнее даже, чем правду, потому что ложь рассказывает о собеседнике куда больше, но подобные тонкости обычно выпадали из его внимания. Потому он продолжал размышлять все дальше, погружаясь в пучины меланхолии.

0

19

[icon]http://s9.uploads.ru/nQv5L.png[/icon]
Скрип-скрип-скрип. Шестеренки двигались медленно, но верно, и Грун постепенно чувствовала, как мозги у нее закипают. Ее вряд ли можно было назвать шибко умной. Нет, конечно, в рамках кузнечного дела она была умницей, но вот как только речь заходила о взаимодействии с людьми, драконица пасовала, поэтому следующие ее слова были результатом не желания поскорее закончить разговор, а следствием крайне тяжелой работы мозга.
- А, кажется, я поняла. - начала было дракоша, тут же продолжая мысль в голове “Тебе нужна записная книжка” - впрочем, озвучивать ее Грун не стала. Потому как вполне логично было предположить, что любой король может позволить себе записную книжку. В конце концов, он же был королем. Однако, дальнейший поезд рассуждений пошел уже в другую сторону, потому как то, что хотела сказать бескрылая, то ли прошло мимо Августа, что было вполне очевидно, учитывая косноязычие рогатой, то ли было воспринято слишком буквально.
- Не, я не про то, когда тебе пытаются подлизать. - стараясь выбирать не самую грубую форму синонима слова “льстец” начала было Грун, постепенно выплывая из-за прилавка и в итоге положив на него подбородок, так, чтобы было теперь видно все ее лицо – Я о том, что всегда должен быть какой-нибудь человек, который тебя похвалит, даже если ты облажался. -
Она задумалась. Тут же выплюнула продолжение:
- Тем более если ты облажался. Или если тебе так плохо. -
Сомнений в том, что Август находится не в лучшем состоянии духа, как-то уже не было. До этого Грун было относительно плевать, ведь, в конце концов, она открыла лавку не для психической поддержки. Но, если задуматься, то ситуация у паренька была так себе, учитывая то, что он предпочитал тусить в душной лавке с не слишком светлой на голову девицей, зарабатывающей деньги тем, что она била молотком по раскаленным кускам железа. Груня могла назвать целый ряд вещей, которыми можно было бы заняться с куда лучшим результатом. Даже кидание камешков реку, наверное, было бы куда лучше, чем сидение здесь, и, в конце концов, именно такими вот мелочами она и занималась, если чувствовала себя крайне фигово, например, вспомнив про тот самый случай с черным мечом.
Драконица на какое-то время повернула голову. Обернулась, точнее, и взглянула на довольно массивный одноручный гладиус, висевший на стене, позади нее. Единственное оружие в этой части лавки, где стоял продавец, в то время как все остальное пространство занимали различные книги. Да. Гладиус висел там не просто так, хотя бы потому, что глянув на него, взгляд у Грун изменился, хотя заметить Август это смог только позже – до последней минуты драконица не поворачивала головы, но по голосу было слышно, что, кажется, в голову ей пришло что-то, вызывающее как минимум стыд. Не заставляющий щеки розоветь, а заставлющий смотреть в стену с мыслью “Как я вообще могла такое сделать” и каменной маской заместо лица.
- Смысл, когда тебя хвалят, не в том, чтобы тебе просто говорили, что ты крут. А чтобы ты наконец-то смог остановиться и расслабиться. Может, понять, что ты где-то сделала что-то не так. - она пожала плечом, затем повернула голову – Просто иногда нужен островок спокойствия, чтобы понять, что все в порядке, и все идет как надо. Ну или просто чтобы кто-то сказал тебе “Спасибо”, чтобы ты поняла, что идешь в нужном направлении. -
Казалось бы, Грун несла бред, и, опять же, довольно косноязычный, учитывая ее манеру речи, но определенный смысл в ее словах был, и когда она закончила, слегка отведя взгляд и оставив лавку на какое-то время в тишине, в голове ее еще раз пронеслись события, связанные с тем самым мечом, что висел на стене. Когда кое кто попросил выковать ее меч, способный забить дракона и, шутки ради, Грун его сделала. А потом поняла, что эта штука действительно будет использоваться для убийства ее сородича, и если на обычных смертных еще было как-то наплевать, то вот смерть другого летающего змея как-то не хотелось на себя брать. В конечном итоге, охотники не были готовы к встрече с двумя драконами. Одной из которых была гигантская ящерица с золотыми рогами.
Опять же, смысл всех этих воспоминаний был не в том, чтобы еще раз указать Груне на то, как глупо она себя вела. Скорее, на то, как она себя чувствовала уже потом, держась за свой же меч, глядя на его черное лезвие, покрытое алыми прожилками, и, широко раскрыв глаза, думала, какого лешего она вообще делает. Ощущение своеобразной потерянности, хотя, с логической точки зрения, ей надо было просто двигаться в какое-то условное “дальше”. И все эти рассказы про кучу работы, про сложности, про непонятно как решаемые проблемы, натолкнули драконицу в общем-то, именно на эти мысли, после чего, задав себе уже следующий вопрос, Грун смогла, не поворачивая чуть опущенной головы, поднять взгляд на Виндзора, проверив, тут ли он еще вообще.
“Чего мне хотелось вообще в тот самый момент?” - еще раз повторила мысленный вопрос самой себе рогатая, быстро находя на него ответ. Затем потратила долю секунду на то, чтобы попытаться оценить положение. Ну, клиент выглядел так, что слово “Подавленный” к нему подходило лучше всех людей на свете. И смотреть на него в таком виде, тем более после рассуждений о том, что каким-то лешим он торчит именно здесь, из всех мест Столицы,было как минимум странно.
Ну, по крайней мере просто смотреть.
Поэтому Грун привстала с табуретки. Протянула руку. Опустила правую ладонь, ту, что по крайней мере не была грязной и не была в перчатке, на розовую макушку. И немного погладила.
- Расслабься. Ты справишься. Рано или поздно все наплывы заказов заканчиваются. - только и успела сказать Грун, слегка ухмыльнувшись, перед тем как задуматься, а нормально ли это вообще – гладить по голове недавно встреченных людей. Нет, конечно, выглядел Август так, будто его вообще прямо сейчас стоит крепко обнять, но в своих навыках распознавания настроения посторонних людей бескрылая не была уверена. Совсем не была.

+1

20

Август не очень хорошо понимал, чем именно стоит ему стоит заниматься дальше. По идее надо наверно на самом деле не доставать Кильни, а отправлять домой. Стража, наверно, скоро форпост построит во дворе мастерской и будет отрабатывать осады и военные маневры. При мысли о том, что он заставляет кучу людей ждать его, он на мгновение ощутил укол совести, но постарался отогнать потом эти глупости от себя. Все-таки у них служба такая, а ему все равно без них никуда нельзя, так что в данной ситуации возможно только смириться с происходящим.
– А в чем смысл хвалить за неудачи? - пытался понять Август, решив пропустить мимо ушей слово «подлизать», ибо не имел представления, что следует понимать под таким выражением. Ему легче было думать о чем-то более полезном, нежели о том, как выражаются простолюдины. В этом плане это было скорее проблемой, чем интересным опытом. Мало ли, вдруг как-нибудь подхватит несколько словечек и опозорится у знати, – Из неудач надо выводы делать, чтобы их больше не допускать, - пытаясь припомнить то, что ему наставники говорили о таких вот философских вопросах. Легче было брать их выводы, чем какие-то свои. Голова работать совершенно не хотела, да и Августу совершенно не нравилось думать о неудачах и провалах.
Но мысли сами лезли туда, против его воли, их несло совершенно по инерции. Он пытался привести в какую-то систему события последних недель и понимал, что в стране был тот еще бардак, особенно в свете неудачного, но все-таки мятежа. Проблемы, проблемы накатывались подобно волнам берегу, отступая только для того, чтобы потом снова навалиться на него. И ему все равно приходилось бороться с этим постоянным течением наступающего хаоса, но безуспешно. Юный монарх размышлял, даже не обращая внимания на то, что его собеседница тоже о чем-то своем задумалась.
Как вдруг ему на голову приземлилась ее ладонь и слегка потрепала его волосы. Август чуть вздрогнул от неожиданности и замер, чувствуя себя немного неловко. Ощущение от прикосновения не было неприятным или раздражающим. Оно чем-то напоминало о матери, которая иногда гладила его в раннем детстве по голове, пока он постоянно лежал в кровати, больной и слабый. И пусть те воспоминания вряд ли можно было бы считать особо приятными, они напоминали о тепле и любви родной семьи. И эти ассоциации, неловкие, смущали Августа. Он чуть покраснел и отвел взгляд, не зная, что сказать.
– Н-ну ладно, не все так плохо у м-меня, н-не надо меня так уж жалеть, -   пробубнил Август, пытаясь как-то справиться со спутывающей все мысли в клубок неловкостью. Он совершенно не привык, чтобы его гладили по голове. Да что там, чтобы его совсем хоть как-то трогали, кроме разве  что слуг, которые иногда помогали ему одеться, и то, те не вкладывали в это никаких эмоций и это ничего не значило. Здесь же явно это было не просто так и это изрядно смущало. Потому он попытался чуть отстраниться, изрядно краснея и смотря куда-то в пол, пытаясь найти способ сбежать из этого неловкого момента, на который он не знал, как следует адекватно реагировать. Он же король, в конце концов, королей по голове не гладят! А вдруг еще стража в очередной раз ворвется и увидит, что о нем люди подумают!

0

21

[icon]http://sh.uploads.ru/FKolk.png[/icon]
Волосы были мягкие. Не та черная жесткая проволока, что была у Грун на голове в ее обычном человеческом облике, а именно что мягкие шелковые ниточки, растущие из черепушки Виндзора, к которым прикасаться было как минимум приятно. Настолько, что после одного поглаживания драконица подумала “О, а это неплохо”, а после второго “Я этим могу вечно заниматься”, а после третьего мысли стали вообще каким-то нечленораздельным набором умилительных звуков. Если раньше Августа хотелось обнять просто чтобы поддержать, после чего отпустить и продолжить заниматься своими делами, но, как оказалось, одного прикосновения дракоше хватило, чтобы перейти в режим “Хочу забрать домой”, и мысли начали вертеться уже немного другие. Желание обнять, в целом, никуда не исчезло, разве что было заменено желанием начать процесс обнимашек и агрессивно шипеть на любого, кто попытается Августа забрать.
Конечно, Грун была достаточно умной, чтобы понимать – сделай она так, розововолосый клиент сам же захочет быстрее всего сбежать. Не говоря уже о том, что взвод солдатиков наверняка будет крайне старательно пытаться отлепить рыжую девицу от монарха, и в конце концов им это удастся. Но, какой-то определенный урок для себя драконица все же усвоила, и заключался он, в общем-то, в том, что слишком долго гладить малознакомых людей не стоит, им это обычно не нравится.
- Это не жалость, а поддержка. - пытаясь звучать как можно более многозначительно, и ради этого дополнительно подняв вверх указательный палец, произнесла драконица, убирая наконец-то руку с головы Августа, и тут же кладя их на стойку так, чтобы можно было опереться на локти.
В данный момент из головы упорно выжигалась та самая мягкость, и на лице драконицы не особо отражался тот факт, что прямо сейчас она была готова взять Августа на руки и, превратившись в дракона, отправитсья куда-нибудь в Синегорье, в далекие и глубокие пещеры, просто чтобы была возможность и дальше его наглаживать. Скорее, она выглядела абсолютно обычно. Совершенно обычно, даже улыбки как таковой не было замечено – все то же уставшее выражение, будто ее вообще не волновал тот факт, что рыжая девица-кузнец только что погладила короля. И, в целом, ее это действительно не особо волновало.
- На работе всегда можно перегореть, поэтому найти свой островок это все таки важно. - начала было драконица снова задвигать мысль, потом вспомнила о том, что это говорит девица, которая проводит сутки напролет в мастерской, и добавляет – Если только твоя мастерская это не твой островок. -
Хлопнула глазами. Чуть потупила взгляд, нахмурилась.
- Или тронный зал. - небольшая пауза – Где вообще короли работают? -
Последний вопрос был задан уже вполне конкретно Августу, потому как Грун внезапно поняла, что представления о работе Виндзора у нее, в общем-то, ноль. Он точно не выглядел как Подгорный Король, коим являлся папа рогатой драконицы, хотя бы потому, что точно не работал в кузнице на отшибе в горах, куда редкий гном доходит. И вряд ли вообще работа Августа была связана с физической активностью, что было заметно по его комплекции. Вроде бы, короли издавали указы. Правили. И где-то в голове Груни была картина с Августом, который сидел на массивном троне, и к нему целой вереницей выстраивались люди в богатой одежде. Точнее, люди, одетые в то, что Грун считала “богатой одеждой” - то есть, дико неудобные расшитые шелковые халаты и прочая странные тканеподобные нагромождения, заставляющие сомневаться в психическом состоянии швеи. Да. Это было вполне логично.
Настолько логично, что ей действительно стало интересно, учитывая, что сам по себе разговор пока проходил в довольно странной манере, в то время как драконица только сейчас заметила, что ей хочется послушать Виндзора. Хотя бы потому, что он, похоже, был из той самой группы людей, пообщавшись с которыми драконица сама хотела стать на них похожей. Так было с ювелирами. Так было с шахтерами. Так было с мастерами, делавшими луки и арбалеты в Валхейве. Так было с парнями, которые занимались торговлей рудой и ее переправкой куда либо. Вряд ли бы конечно Грун когда-нибудь удалось стать королевой, или, тем более, королем, но все же узнать и эту частичку мира, увиденную глазами чужого человека, было интересно. Крайне интересно, и этот самый интерес был вполне заметен судя по взгляд дракоши, отпившей еще чая, и чуть наклонившейся к розововолосому пареньку, явно надеясь на то, что тот расскажет что-то интересное.

+1

22

Это смущало, даже немного пугало и при этом вызывало интерес. Август настолько не привык к неформальному отношению и какому-то вторжению в свое личное пространство, что даже растерялся, не зная, как именно стоит реагировать на то, что сделала Кильни. Его старательно учили держать лицо в любой ситуации и вести себя по-королевски в любой ситуации, но сейчас все эти уроки и наставления отправились к демонам в Тень. Сначала Август чуть вжал голову в плечи, потом, заметив это за собой, пытался занять какую-то более уверенную позу, в результате чего попытался начать демонстративно изучать оружие, развешанное то тут, то там. Но это тоже выглядело нелепо. У него совершенно не поворачивался язык возмущаться по этому поводу, даже несмотря на то, что наверняка его безупречная прическа была испорчена, а голову мыть придется. Хоть какое-то самообладание ему удалось вернуть после того, как он чуть отстранился от прилавка и выпрямился, прикинув, что так вот просто до него Кильни уже не дотянется, ей для этого пришлось бы лезть через всю столешницу.
– Поддержка выражается не так… - промямлил Август слабый протест, пытаясь найти слова, но словно совершенно растерял способность выражать мысли. В его понимании, поддержка это что-то более воодушевляющее, типа какой-нибудь напутственной речи или подходящего примера. Трепание его шевелюры вызывает только большую неловкость и неуверенность, какая же это поддержка?
Он не знал, как продолжать диалог и вообще, что говорить. Потому чуть переминался с ноги на ногу, не зная, куда себя деть. Даже снова в руки чашку взял и принялся ее тиранизировать, елозя ей по столу, переставляя чуть с места на место, словно таким образом можно сделать чай в ней не таким ужасным. Даже попробовал поднести к лицу, чуть вдохнуть через нос, осознавая, что аромат все такой же пресный и унылый. Как будто траву с ягодами заварили, тоска полная.
– Тронный зал, да, - с готовностью подхватил тему Август, в какой-то мере даже обрадованный тем, что хотя бы увидел возможность для диалога, который мог поддержать и как-то реабилитироваться. А то он себе места даже не находил, мучая несчастную чашку, -  а также залы для совещаний, приемные, кабинеты, другие дома, города, дороги… я не знаю, есть ли место, где мне не надо быть королем, - задумчиво выдал мысль Август. Можно было бы назвать какие-нибудь свои покои местом, где вроде как он королем быть не обязан и мог позволить себе хотя бы ненадолго снять маску, которую носил практически всегда. Но Август понимал, что это определенно временно. В какой-нибудь момент он дойдет до того, что его чуть ли не заставят жениться и тогда даже об этих крохах личной жизни можно будет забыть напрочь. При мыслях об этом Август чуть вздрогнул, ибо цеплялся за эти краткие мгновения, которые напоминали об относительно спокойной беззаботной жизни, когда ему можно было спокойно посидеть и почитать какую-нибудь книжку, которая была ему интересна. Виндзор любил просиживать время за какими-нибудь историческими летописями или старыми романами чуть ли не до позднего вечера. Вряд ли у него будет возможность так поступать и позже. Взрослая жизнь неумолимо приближалась с каждым месяцем. Когда-то ему надо будет перестать полагаться на Эдвина и стать уже полноправным монархом. До этого момента осталось уже меньше года.
– Это наверно как служба. Образ жизни, который влияет на все и от этого никуда не спрятаться, - с чуть печальной улыбкой, но все-таки поделился мыслью Август, давно уже смирившийся с таким положением дел, потому пытался таким образом успокоить. Показать, что нет причин для тревоги и нужды в поддержке. Что он в состоянии жить даже в таких условиях. По крайней мере, чай у него лучше.

0

23

[icon]http://sd.uploads.ru/yh3UM.png[/icon]
Грун слушала внимательно, в конце концов чуть поменяв свое положение, и лениво подперев щеку рукой, что мало ассоциировалось с интересом, но по крайней мере выглядела драконица так, будто слова Виндзора ей были вполне интересны. Вряд ли конечно он мог бы рассказать что-то действительно полезное или поделиться каким-нибудь рецептом суперсплава для очередного меча, который закажут спустя пару часов после того, как процессия возле лавки соизволит свалить. И все же разговор с ним был достаточно легок, хотя половину слов драконица просто не воспринимала, но, наверное, как раз в этом и была простота. Большую часть непонимания можно было списать на свою тупость и витьеватость речи, в то время как с иными людьми, теми же героями, такими уловками пользоваться было нельзя. Потому что они выражались простым языком. Но требовали при этом что-то совершенно сказочное, на манер “Меч ,который убирается в карман и который можно скрытно носить”. Хотя, нет. В тот раз это был не меч, а алебарда, которую можно было бы прятать за пазуху.
Драконица на этом воспоминании инстинктивно дернулась, вспоминая, как погнала прочь индивида с подобными идеями, затем моргнула и снова расслабилась.
- Ну, по крайней мере королем можно не быть у меня в мастерской. - припомнила та фразу о вездесущности титула, после чего снова, в обычной для себя манере отвела взгляд, задумавшись и опять вернулась к созерцанию Августа – По крайней мере если тебе не понадобится корона. -
Она оживилась, расплылась в довольно забавной с одной стороны и немного пугающей улыбке, которая чаще всего возникала у людей, которые резко загорались какой-то идеей и вдруг решали, что она хорошая, и только поэтому имеет право на жизнь. Увлекающиеся. Так назывались, в очень мягкой формулировке, подобные мастера, и, надо сказать, в отношении ковки Грун была именно что мастером.
- Я могла бы сделать корону. Если понадобится Какая-нибудь красивая. С интересным эскизом, не обязательно классическая. И обязательно с драгоценными камнями, а не скучный металл. - начала бубнить девушка, уже подбирая обеими руками голову и чуть наклоняясь над стойкой в сторону Августа, но недостаточно, чтобы перемахивать – Если надо будет сделать ее, ну, мало ли со старой что случится, то обязательно скажи, у меня как раз есть один поставщик самоцветов, который… -
Бдыщь. Мыслями Груня уже была в тех самых днях, когда она горбится над наковальней, пытаясь сделать что-то путное из мягкого золота, переплавляя его, переделывая раз за разом, гробя кучу материалов, но при этом занимаясь тем, что ей хочется. Короной. Потому что эта идея врезалась в голову драконицы с такой же силой, с которой падали метеориты на землю. Если на Эноа когда-нибудь падали метеориты. Так или иначе, это была крайне удачная идея, застопорившаяся в тот самый момент, когда дверь распахнулась, ударившись о перила  на низкой лестнице, что вела в лавку, и из проема выглянуло слегка обеспокоенное лицо одного из тех, кто был клиентом Кильни.
- Э…. - быстрый взгляд на дальнюю часть лавки, где сидела в явно восторженном виде хозяйка. Такой же быстрый взгляд на Августа. Взгляд, полный понимания того, кто сейчас находится в лавке, смешанный с осознанием, что толпа людей в доспехах стоит там не просто так.
- Ваше Величество. - короткая фраза, брошенная мужчиной с аккуратной бородкой светлых волос, после которой он наклоняется, а точнее, кланяется, показывая свою блондинистую шевелюру и тут же ретируется.
Грун видела его примерно полторы секунды. И знала около пары часов, потому как неделю назад тот впохыхах вбежал в мастерскую, минуя лавку, видимо, потому как та была пустой, сделал заказ на длинный кортик и тут же убежал, согласовав цену на уровне “Сколько запросите, столько и заплачу”. И вот, драконица, уже успевшая нагнуться к стойке, вспомнив этого самого мужика, снова распрямилась и, держа в руках длинный нож в ножнах, помахала им уже закрытой двери.
- Вот же ж торопыга. - пробубнила драконица, осторожно кладя кортик на стойку, который как раз сегодня должны были забрать, и снова взглянула на Виндзора – Это не твой знакомый, случаем? -
Фраза “Ваша величество” должна была все же выдавать определенный уровень знакомства. Достаточный, чтобы передать вещь, потому как подниматься с табуретки Грун явно не хотелось, судя по тому как она распласталась по прилавку. Просить Августа сразу о том, чтобы он передал эту вещь, конечно, не хотелось, мало ли они вообще крайне плохо знают друг друга, но, честно говоря, даже имя этого белобрысого мужчины было вспомнить крайне трудно. Кажется, в записной книжке, отведенной под учет, драконица назвала его “Граф Бородка”, но и уверенности в том, что он был именно графом, не было. Честно говоря, дракоша вообще понятия не имела, кто он, ну, кроме того, что он заказал кортик. И, кажется, знал Августа. Достаточно, чтобы узнать его, по крайней мере.

Отредактировано Grun (2019-05-29 13:42:37)

+1

24

Август хотел было бы возразить, что на самом деле ему надо быть королем даже в мастерской, но промолчал, решив, что совершенно не горит желанием дальше разбирать этот вопрос. Он не знал, с кем мог бы себе позволить «не быть королем» и список был крайне коротким, состоявшим из пары домочадцев, которых знал практически всю свою еще недолгую жизнь. И то, даже перед ними он не мог себе позволить полностью снимать маску и говорить все самые потаенные мысли, которые прятались глубоко в голове.
– Вы явно не были на коронации самозванки, что была год назад. Иначе бы предложение о короне отпало бы разом. С этим головным убором непросто и я предпочел бы его не менять, - Август улыбнулся с чуть снисходительной улыбкой, стараясь скрыть напряжение, которое было где-то в районе шеи и ниже, вдоль позвоночника. У него было полно поводов для неуверенности, связанным с этим дурным обручем, что на голове носить надобно. Слишком много жарких дискуссий вызвало то, что одна корона была похищена, а другую водрузили какие-то «боги» на голову самозванки. В результате ношение этой вещицы было очень спорным делом и Август старался обходиться без этого символа власти. Особенно с учетом того, что ношение само по себе сильно раздражало. Этот обруч был ему немного велик и очень неудобно давил на голову, иногда так, что следы на коже оставались даже через копну волос. И даже если бы Кильни сделала бы что-то более приятное, это бы он точно не носил, дабы не давать людям, простолюдинам и знати еще больше поводов для сплетен и споров. Одной попытки мятежа ему хватило за глаза.
Потому юный монарх решил не развивать тему с короной и простым поднятием руки показал, что лучше на эту тему рассуждать не стоит. Вряд ли конечно, торговка поняла, почему именно и что символическое значение подобная вещь имеет куда большее, чем на практике, иначе бы поняла, какую глупость на самом деле предлагала. Что Август начал бы носить какую-нибудь другую корону если бы только имел какой-то необычайный набор новых королевских указов и реформ, которые существенно поменяли бы жизнь во всем королевстве и Аверон начал бы еще по-другому называться, например. А так пока что он скорее старался поддерживать предыдущие тенденции, решив не торопить королевство с переменами, и так видавшее их в изобилии за последние несколько лет.
В каком-то смысле появление незваного гостя, прервавшего Кильни на полуслове, Август считал в некотором роде благословением за то, что хотя бы удалось нормально уйти от темы. Как минимум, так было легче разобраться с ситуацией. Монарх повернулся, практически моментально меняя осанку и возвращая себе царственный облик. У него было слишком много практики.
– Граф де… - Август даже не успел закончить отвечать, как вдруг гость мастерской также испарился. Виндзор чуть нахмурился и поджал губы, не радуясь подобной бестактности. И появился без приглашения и ушел до того, как разрешили. Хамство сплошное. Какая-то часть его хотела позвать стражу и спросить, каким образом та позволяет заходить неведомо кому.
– Явно не стоящий того внимания, которое мы ему уделяем, - отозвался Август на вопрос торговки, вернув себе прежний самоуверенный облик, с которым он в самом начале переступил порог мастерской. Вздохнув, он решил, что на самом деле пора закругляться. День длиннее не становится, да и мешать работать на самом деле не стоит. Король поправил мантию, после чего слегка кивнул торговке.
– Мне стоит идти. Да и наверно стража и так пугает большую часть ваших клиентов. Буду ждать вестей о вашем шедевре, - подбирая грамотно слова, выдал Август, после чего пошел на выход, поправляя мантию. Дверь, к сожалению, пришлось открывать самостоятельно, но хотя бы снаружи стража уже была наготове.
Пришла пора возвращаться в прежнюю рутину королевских обязанностей, благо он получил небольшую, но очень странную передышку в местной мастерской. Получит ли он в дополнении к передышке еще и кирасу – это было уже не так важно.

0

25

[icon]http://s9.uploads.ru/nQv5L.png[/icon]
Софи пожала плечами. Разговоры о короне не были для нее наполнены символизмом – для дракона, что жила далеко за границами королевства людей и только относительно недавно перебравшаяся в столицу, это был разговор о головном уборе. Странном. Красивом. Но просто уборе, и никакой тяжести в нем не было, кроме веса металла, из которого она была выплавлена, так что единственное, что она могла сделать в ответ на слова Августа, это промолчать, когда он закончит со своими рассуждениями и больше не касаться их. В конце концов, люди все  же были странными. Достаточно странными, чтобы не понимать их в некоторых аспектах, но все же которых понять можно было. В большинстве случаев, да.
На его вторую реплику реакция была та же самая, разве что Грун более расслабленно уселась на табуретке, подперев голову ладонью и уперевшись ею в щеку, после чего устало моргнула, добавляя:
- Ладно, я тогда вышлю курьера с кирасой, как только будет готова. Думаю, пары дней хватит. - “или пары ночей” - не менее задумчиво произнесла про себя драконица и поглядела вслед уходящему пареньку, который ни разу не выглядел как паренек.
В конце концов, ей не надо было его уговаривать. Не за чем, просто потому что в какой-то помощи он не нуждался, судя по уверенной походке. Разве что в небольшом толчке в нужную сторону, но вряд ли бы он должен был сделан драконицей, с лица которой сейчас сползло удовлетворенное выражение, постепенно возвращающее ее обратно к тому виду, который был у Груни каждый раз, как она оставалась одна.
Уставший. Индифферентный. Спокойный. Расслабленный.
Она зевнула. Ну, в целом, ей было чем заняться. Потянулась, вытягивая вверх руки, затем опустила ладони на стол, чуть приподнялась с табуретки, увидев чашку Виндзора, заглянула и пришла к выводу, что, видимо, монархи чай не любят.
“Хм. Надо бы что ли тех черных зерен купить. Может повкуснее будут.” - подумала про себя драконица, поднимаясь окончательно и выгибая спину. Затем моргая и следующим своим движением уже поднося правую руку к витым рогам, немного почесывая правый, загнутый в баранку, рог и задумчиво глядя на две чашки. Да, мешочек кофейных зерен был, кажется, хорошей идеей. По крайней мере, дракоша слышала, что оно вполне помогает тем людям, которые обычно не спят по ночам. В смысле, помогает и дальше не спать и, кажется, это был именно что ее случай. Потому что при мысли о ночном времени суток она опять зевнула, затем осушила свою чашку и, вернув ее под стойку, развернулась к двери, что вела во внутренний двор, открыла ее и уже спустя пару минут из мастерской начали доноситься удары молота по железу, а из трубы начал валить дым.
Драконица снова села за работу.

Конец.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 18.03.1215 - "Спасти рядового Августа"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC