http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 12.03.1214 "Вступай в Плащи, говорили они, будет весело, говорили они"


12.03.1214 "Вступай в Плащи, говорили они, будет весело, говорили они"

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Дата и время:
12  марта 1214-ого. Ближе к вечеру, около 17:00.

2. Место действия | погода:
Северное Синегорье. Та его часть, где, обычно, нет людей. Да и гномов, впрочем, тоже. Обычно нет.
Не смотря на то, что места довольно опасные, сегодня светит солнышко, да и ветер не такой сильный. Вполне неплохо.

3. Герои:
Фрейя, Грун.

4. Завязка:
Давайте вспомним о том, что это за замечательное место, Гракал. Столица гномов. Потрясающий каменный город. В который однажды пришла злобная драконица, навела шороху, прибрала к рукам кучу всего и поселила в гномах довольно отчетливую нелюбовь к драконам. Вплоть до того, что каждый раз, когда кто-то видит в горах что-то летающее, или даже не летающее, а что-то достаточно крупное и похожее на ящерицу, в головах низеньких бородатых мужиков возникает только одна мысль.
Убить. Убить с особым остервенением и как можно быстрее.
Конечно, не всегда это бывает дракон. Бывает, заблудившаяся виверна. Или еще что-нибудь. Но перед тем, как отправлять отряд гномов в броне и с оружием покрепче, Гракал всегда начинал с одного простого и понятного пункта. А именно, выяснения, с кем именно гномы будут иметь дело. И догадайтесь, кого обычно посылали в такие приключения? Тех, чья должность похожа по смыслу со словом "разведчик".
И именно поэтому, когда в горах заметили массивную, покрытую, судя по словам очевидцев, золотом, ящерицу, ни у кого не возникло вопросов, почему за ней поначалу отправили именно плащей. Во множественном числе. Потому что прочесать в поисках этой драконицы нужно было не какую-то отдельно взятую местность, а довольно обширную территорию. Правда, суждено с драконом было встретиться только одной гномке.
Притом, встретиться не в первый раз.

5. Тип эпизода:
Открытый

0

2

Чуть ранее...

– Чем быстрей мы разберемся с этой дерьмовой шуткой, тем лучше ребята. Поэтому обнюхаем все в округе. Нам лишние проблемы не нужны. Итак, Старший совет на нас зубы точит, нервишки пошаливают. Уже не знают какое дерьмо для нас придумать.
– Ты считаешь, это какая-то уловка? – вопросительно уставилась девушка на лысого гнома.
– А ты сама как думаешь? Последние лет пятьдесят нам то и дело палки в колесо вставляют… Какой, нахрен дракон? Они чего там с дуба рухнули. Их хрен знает сколько лет тут не было. Последний, рогач, свалил куда-то и с тех пор его не видали. Был, конечно какой-то после этого доклад, что мол наткнулись на какую-то большую ящерицу в штольнях, но в итоге ее так и не нашли. Да и не похожа она была на дракона, на землеройку скорей какую-то. А глядя на наши рапорта в Совете бесятся, и просто ищут повод что бы нас озадачить \ угробить.
Рассказ лысого, старшего гнома, очевидно командира группы, не особо вызывал какого-то ажиотажа или интереса среди остальных Плащей, тем не менее план действий хоть надо было обсудить. Как всегда, в своей манере…
– И что ты предлагаешь?
– Фрейя, ты, как первый день. Обойдем все привычные маршруты и отправим доклад, делов то. Нас чуть больше ста человек, сейчас бы рыскать по кочкам в поисках не существующего.
– Как для очень ответственного дворфа, ты крайне равнодушно относишься к этому заданию… Я согласна с Сереброглазой, – вмешалась в диалог дворфийка постарше, на порядок суровей выглядящая, чем молодая авантюристка. – Нас бы на уши не поднимали просто так. Когда такое вообще последний раз было?
– Вегарда решила вписаться за свою подопечную… Бабская солидарность, ебать вас в рот. – дразня произнес Лысый.
– Ебать хочешь, а писюн за триста четыре года так и не вырос, – в ответ прохамила дворфийка, – соображай быстрей что делать, ты у нас, старшой.
– Утю-тю-тю, какие мы злые. Любимая Фреюшка сваливает от нас вот и будешь за ней скучать. – Сереброглазая  и Вегарда переглянулись и обе одновременно вздохнули, сложив руки на груди.
– Ближе к делу… – чуть ли не в один голос произнесли девицы, под хохот Тиля и Олафа, которые до этого только тихо посмеивались наблюдая со стороны. Но, как только Вегарда обернулась на их смех, оба сразу же прикинулись черепашкой.
– Да, остолопы как обычно, отправятся на перевал, на свой кусок. "Три пика", и т.д. Они знают лучше остальных эту местность. Ты и я, двинемся на север-северо-восток, проверим "Ущелье троллей", Фрейя, как дембель, получает свой сольный аккорд на западном участке.
– Пффф. Подумаешь… – равнодушно произнесла авантюристка. – Можно подумать ты мне поблажку даешь.
– Хлебушек прикрыла, давай, давай. Собирай манатки и двигай. Еще успеете попрощаться друг-другом, лесбухи… – за последние слова лысый дворф получил от Вегарды пощечину, но в ответ только улыбнулся, потирая щеку своей ладонью, – хэ-хэ.

...

– Драконы… Геконы… – Сквозь сумерки, легко двигаясь по снегу на лыжах, бубнела под нос девица. – Не хватало еще пол Синегорья облазить напоследок.
Фрейя была явна не довольна раскладом. Вместо того что бы, просто отлично провести последние «свободные» дни службы, потупить компаний у очага за парочкой бутылок горячительного, которое она притащила с Нортрана, девушка была вынуждена в поисках неизвестно чего. Верней описание она держала у себя в голове.
Ну, да. Огромная ящерица, бегающая в горах. Она же совсем незаметная. Совсем маленькая. Почему мне кажется, что рассуждения Лысого похожи на правду… Чэ? Несколько поваленных сосен ведущих в заснеженную долину к большой сети пещер. Следы… Размером с гнома. Если не больше. У первого же отпечатка лапы дворфийка остановилась, задумавшись, чухая голову.
– Если это тоже уловка Совета, она больно реалистично выглядит. – Прикидывая масштабы у себя в уме, рейнджер присела у следа, оценивая его размер. – Ну, это явно что-то большое. Больше самой крупной арахны, которую я встречала.
Не успев до конца оценит масштабы, дворфийка почувствовала дрожь, исходящую от земли к снегу. Уцелевшие деревья тоже задрожали, нервно тряся ветками.
…Какого хрена?..

Отредактировано Freya (2019-04-30 03:13:41)

+1

3

[icon]http://sg.uploads.ru/k4W2R.png[/icon]
Синегорье было большим. Как говорил папа Грун, достаточно большим, чтобы пара драконов, в меру скромных, могла жить в нем, никогда не принимая человеческого, гномьего или еще какого облика. И, в целом, он был прав, хотя бы потому, что, действительно, за все то время, что драконица провела в горах, всего пару раз ей попадались живые люди, способные хоть как-то заметить ее. В основном потому, что обитала рогатая исключительно под горами, редко выходя на холодную и крайне неприглядную для привыкшей к лавовым озерам и темным пещерам Грун, и хотя в тоннелях тоже иногда встречались следы жизнедеятельности гномов, появление даже одного карлика на дороге ломающей скалы дракоши было просто невероятной редкостью.
Или, по крайней мере, было редкостью. В конце концов, времена меняются, и если пару сотен лет тому назад Грун могла спокойно бродить в своем истинном обличье, со временем то тут, то там стали появляться посты наблюдателей. Казалось бы, даже в самых пустых районах, там, где ловить было нечего абсолютно всем, даже самой драконице, ее мог ожидать какой-нибудь патруль, любопытный путешественник, или, не дай бог, герой, думающий, что именно в горах он найдет башню с заточенной в ней принцессой, которую охраняет дракон. То есть, Грун. Которая просто случайно проходила мимо, пока не начала замечать, что, кажется, в нее пытаются выстрелить из лука.
Все эти факты рано или поздно подводили к мысли, что Синегорье лучше перестать использовать как плацдарм для поиска руды. Конечно, бескрылая знала эти земли вдоль и поперек, и прекрасно понимала, что некоторые вещи она может найти только в землях гномов, но даже со всей своей предельной осторожностью та не могла избежать появления следов. Таких следов, которые можно было бы легко обнаружить, и речь сейчас была далеко не об отпечатках на снегу, потому как долина, повстречавшаяся одинокой гномке, выглядела так, будто по ней прошлась целая орава орков. Со взрывчаткой. Пройди та несколько шагов вперед, дойдя до склона, то увидела бы скорее поле битвы, с поваленными деревьями, вычеркивающими аккуратный маршрут от того самого прохода меж двух скал, где сейчас стояла Фрейя вглубь заснеженной рощи, в дальней конце которого было нечто похожее на дыру в земле.
Точнее, дырой в земле это и было — округлой, явно уходящей вглубь, вертикальной пещере, уходящей явно куда-то далеко вниз. Будто толпа орков, после того, как с особым остервенением уничтожила часть вековых сосен, решила, что самое время браться за лопаты и кирки, и начала копать. Вертикально вниз.
Конечно,не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы сложить два и два. А может, два и три, Тень его знает, хотя бы потому, что следы на земле, куда мог поместиться вполне себе взрослый человек, уложенный звездочкой, вполне четко намекали на то,что тот самый дракон или крупная виверна, были где-то неподалку. Более того, они были крайне недалеко, судя по тому, что снег еще не успел занести эти самые небольшие ямки. И вполне логичным решением было бы свалить при первом их виде куда подальше, с криками «ДРАКОООН», но, как бывает обычно в таких ситуациях, Фрейе просто не дали времени для принятия решения.
Потому что уже в следующую секунду гул, тянущийся из недр земли, постепенно нарастающий, стал достаточно заметен, чтобы обратить внимание на ту самую дырень, из которой внезапно начал валить пар. Горячий, будто намекающий, что тянется он к самым глубоким тропам, наполненным огнем и жаром. 
А затем появились две лапы.
Скрежет камня, грохот осыпающихся границ прохода в недра сопровождали массивное существо, которое по всем канонам жанра должно было вылезти из земли с ревом, оглушающим и всеобъемлющим, но при этом появлялось на поверхности, не издавая ни звука. Будто для него, массивного, показавшего сначала гигантские, словно вылитые из золота, рога, а затем и морду, это было совершенно обыденное дело. И когда смыкающиеся стенки раны в земле начали осыпаться под ударами окованного золотом и самоцветами тела, будто состоящего из металлов, найденных глубоко в недрах, разведчица наконец-то смогла оценить масштабы слуха про дракона. Потому как теперь, по крайней мере для нее, это был ни разу не слух, а ящерица, размером с добротный трехэтажнажный трактир, возле которой старые сосны казались молодыми саженцами, вполне подходила под определение чудища, которое описывали очевидцы.
Разве что, у нее не было крыльев. Совсем.
Не то чтобы это был обязательный атрибут для дракона, конечно, хотя эта тварина и могла им вовсе не быть, с точки зрения атласа фауны Эноа, однако, в данном случае подобные размышления были крайне лишними. Учитывая тот факт, что, выбравшись из норы и махнув хвостом так, что ряд деревьев позади условного-дракона повалился мгновенно, гигантская золотая ящерица с рогами, которыми мог бы посоветовать любой горный баран, выгнула спину ,а затем встала на задние ноги, поднимаясь и начиная водить головой вправо-влево.
Медленно. Всматриваясь. Выжидая или пытаясь понять, есть ли рядом добыча.
И добыча рядом была.
Потому что в какой-то момент морда рогатой твари остановилась на проеме меж двух скал, что служили условным входом в долину, а затем рогатое нечто так же медленно опустилось на все четыре лапы. Земля снова задрожала. В этот раз от мерных шагов, постепенно приближающихся к тому месту, где сейчас была Фрейя.

«Твою мать. Вообще ничего.» - подумала Грун, пробивая свой путь наверх. День был так себе. Совсем так себе.
Трудно сказать, когда все пошло не по плану, учитывая, что плана, как такового, не было, но последний заход в глубины явно не принес плодов. Конечно, увидь ее сейчас кто-нибудь из смертных, то они наверняка бы вооружились киркой, чтобы отломать от налипшей на шкуру драгоценной руды какой-нибудь кусочек или самородок, но как раз внимание сейчас было не той вещью, что хотела дракоша.
Она вообще не могла понять,что именно хотела, хотя бы потому, что уже день металась от одной каверны к другой, в поисках, казалось бы, чего-то, что принесет ей вдохновения, но глубинам уже нечем было удивить Грун. От и до, она знала каждый тоннель и каждый разлом в Синегорье, и,скорее, забралась в эти места только для того, чтобы еще раз в этом убедиться.
Потому что теперь у нее просто не было выбора. Надо было искать новое место, которое бы заставляло сердце биться быстрее. В конце концов, раньше это срабатывало — идешь в пещерки, видишь что-нибудь красивое и сразу понимаешь, что вот как раз этого тебе не хватало в жизни.
«Может, на острова какие-нибудь сплавать? Было б неплохо.» - думала драконица, поднимаясь все выше и выше, пока разломы в земле не стали знакомыми, в конце концов, выводя рогатую к тому пути, который вел на поверхность.
«Да, неплохо бы. Наверняка у них будет что-нибудь интересное. В Иш-Калафе, говорят, вообще мечи кривые, на это точно стоит взглянуть. Так... Стоп. Где эт я?» - таковы были последние мысли рогатой, пробившей себе путь и вылезшей из проема, что она сама сделала день тому назад, после чего, встав на задние лапы, осмотрелась.
«А. Точно. Сюда. Стоп. Это кто?» - ход мыслей, быстрый, неумолимый и крайне наивный, вызванный слишком хорошим драконьим зрением, выцепившим какое-то движение ближе к границе долины - «Это что, турист? В горах? Да ладно. Потеряшка, наверное.»
И она двинулась вперед. Шаг за шагом, потому что все равно вариантов было не так уж много. Либо забираться вверх по утесам из долины, либо идти тем же путем, что Грун пришла. И судя по тому, что дорога сейчас была занята кем-то, по пути она вполне могла узнать, все ли в порядке вообще у этого заблудившегося гнома. Вариант, что это была гномка, почему-то не рассматривался. Тем более, что это была та самая гномка, что видела Грун в ее «рогатом» обличье в Нортране.

Отредактировано Grun (2019-04-29 01:36:22)

+1

4

Если бы Грун была путепрокладчиком для дворфийских магистралей, индустрия гномов бы развивалась с космической скоростью. Еще недавно, где по памяти рейнджера, года полтора два назад была сосновая роща, сейчас словно прошлась бригада лесоповала, но оценить масштабы катаклизма дворфийке не удалось. Верней у не хватило времени рассмотреть округу. Потому как скрежет, перемешанный с грохотом, приковала внимание Фрейи. Сначала Сереброглазая решила, что с ближайших скал сходит лавина. Впрочем, довольно быстро гнома сообразила, что «нихрена это не лавина…»
Знаете, этот идиотское ощущение, когда кажется, что трындец не минуем, но вместо того что бы в панике, вопя, бросится на утек ты стоишь, смотришь и тупишь на надвигающуюся угрозу. Причем, смотришь на это завороженно, с восторгом, словно отключая мозги и не осознавая до конца опасности. Болезнь есть такая «Драконо-целебральный паралич».
- Трусишки Хаи… - жалостно только и выдавила из себя, сломанным голосом дворфийка, видя издалека, как перед ней вырастает драконья фигура над деревьями, переливающаяся в лучах закатного солнца. Уже были забыты и все правила, подготовка и рожок на поясе, которым можно было подать сигнал. Бежать? Ну, это было бы наиболее логичным поступком в данной ситуации, но гнома словно застыла как вкопанная разинув рот от смешанных чувств страха и восторга. Если и Фрейя представляла встречу с настоящим драконом, то явно не так. Возможно, где-то в небе должна была парить грозная, огнедышащая ящерица, а гнома украдкой из-под какого-то безопасного укрытия за ней наблюдала. Ну, уж точно, она не должна была вылезти из-под земли, с какой-то норы, изрыгая языки пламени, переливаясь золотистой чешуей, попутно разворотив половину леса.
Как только дракон опустилась на четыре лапы, под тяжелый грохот, дворфийка пришла в себя. Неожиданно, она приобрела навык пятится задним ходом на лыжах. «Надо валить». Первая здравая мысль за последние несколько минут зрелища, посетила голову Фрейи. Рейнджеру показалось, что она на секунду встретилась взглядами с Грун и та ее тоже заметила. И сюда по тому, что ящерица начала двигать в сторону гномы, Плащ не ошиблась.
Будучи еще девочкой, Фрейя слышала много баек о драконах от отца и его гостей, в том числе и о драконе-кузнеце, который давно обитал в Синегорье. В свое время девушка не без восторга проводила целыми вечерами за книгами читая сказания о этих могущественных существах. А так же читала и о том, что гномы не всегда в ладах с драконами, особенно по версиям самих коротышек. Поэтому, в том, что Сереброглазая выступит сейчас в роли легкой закуски для ящерицы, девушка не сомневалась. Инстинкты самосохранения, наконец, взяли вверх и схватив палки, дворфийка попыталась бросится на утек. Впрочем, убежать ей бы далеко не удалось. За один шаг ящерица преодолевала намного более больше расстояние, чем рейнджер секунд за десять. Да, и раскуроченный тракт с поваленными деревьями, вперемешку с землей и снег не особо походил на хорошую лыжную трассу. Тем, не менее перспектива быть съеденной добавляла гноме темпа.
«Ой, мамочки… Но, красивый, то какой… Ой, мамочки». Пытаясь смотать удочки от Грун, топила по своим, коротким лыжам Фрейя, иногда оборачиваясь назад. Дворфийка разрывался между здравым смыслом и любопытством. Не сказать, что рейнджер именно до ужаса испугалась вида драконицы, скорей она была впечатлена размером. Никогда в жизни, ничего более крупного она не встречала, а как ее приучило само Синегорья, все что больше тебя раза в два-три, наверняка норовит тебя слопать. А уж если это, случайная встреча с драконом, ну так же часто бывает в таких краях, как оказалось… То лучше не испытывать судьбу и хотя бы попытаться свалить от него куда-подальше.

Отредактировано Freya (2019-04-30 20:21:21)

+1

5

[icon]http://sg.uploads.ru/k4W2R.png[/icon]
Она пыталась двигаться грациозно. Настолько, насколько грациозно могла передвигаться многотонная золотая ящерица с витьеватыми рогами по снегу, задевая деревья и плавно отправляясь в сторону выхода из долины. Честно говоря, Грун уже была довольна тем фактом, что у нее удавалось не переходить в режим радостного щеночка каждый раз, когда она видит в горах кого-то, кто не бежит от нее в ужасе, поэтому в тот момент, когда гномка еще стояла, как вкопанная, драконица двигалась, в общем-то, довольно таки цивильно и, в каком-то смысле, медленно. Можно сказать, даже лениво, учитывая неторопливость ее движений и аккуратных шагов.
Потому что Грун хотелось, чтобы на нее взглянули не на как какого-то хищника, а как на красивого и величественного дракона.
Ей редко удавалось произвести подобное впечатление. Возможно, в образе чего-то не хватало, по крайней мере в человеческом, потому как с того момента, как она выросла, особо внешность рогатой не поменялась. Она была все такой же худющей, крайне уставшей молодой девицей со взглядом, говорящим что та не спала толком уже, наверное, неделю. И такой она останется, видимо, навсегда. Но вот в облике дракона… В облике дракона она была крута. Как самые крутые горы. Или как яйца. Последнее сравнение не всегда отзывалось в голове Грун пониманием, что именно имеется ввиду, но, в общем-то, она помнила, с каким видом гномы приходили к ее отцу, когда тот еще работал в горах. И прекрасно помнила, с каким видом приходят в ее мастерскую люди, застающие там довольно таки жалко выглядящую девицу. Конечно, не то чтобы ощущение собственной важности, уникальности и прекрасности было обязательным в жизни для счастья, но иногда его все же не хватало.ь Тем более в те моменты, когда ты 24\7 работаешь в человеческом облике, когда тебя по определению не могут воспринять, как дракона. Скорее, за альрана. Или полудемона. Последнее было самым частым, кстати говоря.
Размышления эти, по мере приближения дракоши к выходу, могли бы продолжаться и дальше, пока та не остановилась бы возле внезапного туриста во всем своем золотом величии, но проблема была в том, что туриста не было. И как только в голове Грун появилось это осознание, по мере удаления маленькой букашки вдалеке, пока она не скрылась из виду, драконица перешла на бег.
“Стой! Стой-стой, ну погоди же!” - подумала было она, не особо надеясь, что гном, которого она преследовала, воспримет эти самые мысли, учитывая, что гномы, в общем-то, мыслей не читают, и прибавила шагу. Грохот резко стал нарастать. Толчки стали частыми, более сбивчивыми в плане ритма, и теперь приближались уже явно быстрее, чем раньше, потому как с точки зрения Фрейи, ее сейчас вполне могли преследовать. То есть, ее и преследовали, но если в голове Грун это преследование выглядело скорее как беготня за человеком, который случайно уронил во время прогулки носовой платок, и дракоша, подняв его, хотела вернуть его владельцу, для гномки это самое преследование напоминало погоню волка за кроликом. И Фрейя точно не была в этой ситуации волком.
В какую-то секунду перевал, за которым скрывалась долина с дракошей и дырой в земле, оставлся позади. Лыжи были достаточно быстрым способом передвижения в ситуации, когда по снегу пытаешься как можно стремительнее убежать от кого-то, и, в целом, работали они довольно неплохо. Ровно до того момента, как этот самый перевал не взорвался ворохом снега, потому что Грун крайне плохо вписалась в подъем, из-за чего пластины на груди гигантской ящерицы пропороли землю вперемешку с белым снегом, поднимая в возду куски льда и почвы. А затем начался спуск уже драконицы.
Лыж у нее не было. В целом, они были и не особо нужны. Зависнув примерно на полсекунды, пытаясь понять,  не испарился ли Условный Гном, рогатая вытянула вперед шею, и, довольно быстро найдя удаляющуюся фигуру, тут же пустилась вслед за ней, спускаясь со склона, перебирая лапами и поднимая вверх еще больше снега.
Долго погоня не продлилась. В конце концов, если бы именно поиграться в погоню Грун и хотела, та наверняка бы попыталась сделать парочку красиво выглядящих прыжков, на время исчезла бы из вида под землей, и  в конце концов, снова показалась бы на глаза гномке, но вместо подобного кинематографичного появления рогатая ящерица в несколько прыжков, сопровождающихся немалым грохотом, от которого можно было свалиться, как будто по горам прошлось землятрясение, настигла улепетывающую фигуру, оббегая ее по правую от Фрейи сторону, и преграждая путь.
При этом аккуратно подставив лапу с растопыренными длинными кожистыми пальцами, с длинными когтями на кончиках, будто хотела поймать добычу. Правда, в тот момент, когда лыжница все же остановилась, ничего подобного не последовало. Более того, не было ни щелканья пастью, ни хватания с последующим откусыванием головы. Дракон, вылезший из недр земли, просто встал на всех четырех лапах перед гномкой, а затем, медленно опустившись, будто присматриваясь, повел мордой сначала в одну сторону, взглянув левым глазом, затем в другую , рассматривая гномку уже правым. Глазные яблоки, с ярко-оранжевой радужкой и вертикальным зрачком по одному следили за гномкой примерно в течении пары секунд, за которые длиннющий хвост, до этого поднятый над землей, лег на снег, преграждая теперь и путь для отступления.
Которое, впрочем, вряд ли вообще было возможно. И стало еще менее возможным, когда дракон, присутствие которого как раз и нужно было подтвердить Фрейей, открыл пасть:
- Эхей~ - раздалось довольно громкое приветствие в тот момент, когда челюсти слегка разомкнулись, после чего драконья морда начала опускаться, в итоге ложась на две сложенные крест накрест лапы, видимо, так, чтобы рассматривать Фрейю не нужно было с высоты длины шеи Грун.
- Ничего себе ты забралась далеко. - сбивчиво, не особо задумываясь о том, как покрасивее выразиться, продолжила гигантская говорящая зубатая пасть, добавляя в конце довольно странно звучащий вопрос – Ты точно не потерялась? -
Почему-то Грун не думала. В смысле, не думала о том, что сейчас ее вряд ли узнают. Потому как один пристальный взгляд спустя, примечающий и цвет волос, и общий вид, рогатая вспомнила о том, где видела гномку. Да, это была гномка. Не гном. Та самая, что заходила в кузницу, и та самая, что спрашивала о том, откуда Грун узнала про штамповку, из-за чего пришлось придумывать коротенький рассказ, мол, один кузнец как-то об этом рассказывал. Ведь не говорить же правду о том, что сама дракоша стояла за станками, когда доползла до такого рода деятельности в одной из Гракальских кузниц. Это было еще менее вероятно, чем встреча с драконом в заснеженных горах, который при этом не пытается тебя сожрать… Погодите-ка...

Отредактировано Grun (2019-04-30 12:53:29)

+1

6

Какие чувства обычно возникают у человека, которого преследует огромная, пусть даже очень красивая с виду ящерица? Да, ящерицы вообще все красивые, от самых маленьких до крупных, но их аппетитов это не унимает. Когда Фрее началось уже казаться, что она оторвалась, Грун прибавила в темпе, попутно разнося всю округу. Авантюристка чувствовала себя загнанным тараканом, который пытался убежать от хозяйского тапка. Тапок, обычно, оказывался намного быстрей шустрого насекомого, но иногда, промахивался, как сейчас, когда огромная золотая туша приземлилась перед носом перепуганной до усрачки дворфийки. Заведомом похоронив себя, в уме проведя все обряды за упокой, Фрейя приготовилась к неминуемой смерти.
Совсем рядом рейнджер чувствовала тяжелое, драконье дыхание. Но, к удивлению гномы, она не оказалась сразу же в пасти дракона, а его голова наклонился, как казалось, с любопытством разглядывая дворфийку. «Смакует небось, чешуйчатый», пытаясь не подавать дрожи в коленках, замерла Сереброглазая. Ей, почему-то казалось, что если сейчас прикинутся кустиком, то это сработает.
И вот, момент смерти настал, когда дракон разинул пасть. Плащ скукожилась в ужасе, зажмурила глаза, правой, трясущейся рукой интуитивно нащупав рукоять клинка: «Продам свою тушку подороже, пусть подавится!»
Но, ничего не произошло. Верней произошло громогласное, для ушей дворфийки, приветствие.
Стоя зажмурившись еще секунд десять Сереброглазая, не совсем понимала, почему она до сих пор не в огромной, зубастой пасти. В конце, любопытство взяло верх над страхом и нехотя приоткрыв один глаз, скаут заметила, что дракон не только не собирается ее есть, но и немного отстранился, умастив свою огромную, рогатую голову, на не менее огромных лапищах. Сглотнув ставший поперек горла ком, гнома, наконец раскрыла глаза, в близь смогла оценить соотношения их размеров. Она не знала, что делать. Бросится в атаку? Ну, конечно дворфийка была в отчаяние, да не настолько что бы бросатся на ящерицу с клинком, который даже ей в зубочистки не годится.
Оставалось только... Да ничего ей не оставалась. Мозг, отказывался воспринимать какую-либо информацию адекватно. Хотелось бросится зарываться в снег и сидеть в сугробе пока ящер не уйдет. Но, дракон судя по всему не спешил, мало того, завел какой-то странный разговор. И тут, на вопросе: «Ты не потерялась?» гноме после пережитого стресса сорвало крышу. Потеряв всякий инстинкт самосохранения, Фрейя психанула, вопя во все горло и активно жестикулируя руками.
–  Это кто еще потерялся? Я потерялась? Я потерялась? – чуть ли не с пеной с рта орала Сереброглазая, выпучив глаза. Ей, казалось, если достаточно громко кричать она раздуется до размеров дракона и тогда они уж поговорят на равных. – Ща я потеряюсь! Ща потеряюсь! Даже сожрать нормально не можешь! У-у-у! Да, я тебя сама слопаю! Глазницу выковыряю и выцежу через трубочку, как Иш-Калафский алкогольный смесь!
Где-то на подсознании, внутренний скаут гнома обиделся такому вопросу, поддающему ее профессиональные навыки сомнению. Что в итоге вылилось в практически не связную, словесную балиберду. Адекватно вести какой-либо диалог с гигантской ящерицей дворфийка пока не могла. Слишком много смешанных эмоций и событий, внезапно нахлынули на гному.
– Ты что думаешь что раз тут самый большой, можешь тут так вот расхаживать! Мы тебя не боимся, не боимся! Попробуй меня съесть! Попробуй! – Угрожающее наехала Фрейя на дракона, выхватив клинок с ножен активно им размахивая перед мордой дракона. Более идиотской сцены, невозможно было представить. – Получишь несварение до конца своей, уже не долгой жизни!
Большинство гномов известны тем, что они очень стойкие воины. Стоящие как монолитная скала, не уступающие любой угрозе не пяди земли. Местами это доходило до фанатизма. И даже перед лицом очевидной опасности, когда стоит отступить, дворфы это сделать не могут, переступив через свои понятия гордости, чести и отваги. Фрейя ушла от своих сородичей не очень то далеко и была на полном серьезе настроена сражаться с драконом, который в сотни, если не в тысячи раз крупней ее.
Сереброглазой надо было остыть. Прийти в адекватное, осознанное состояние. Все двадцать пять лет подготовки и стрессовой закалки, канули в лету. Угрожала скаут дракону еще секунд тридцать, прежде чем воздух в ее в легких наконец, кончился.

Отредактировано Freya (2019-05-01 04:31:23)

+1

7

[icon]http://sg.uploads.ru/k4W2R.png[/icon]
Будь на месте Грун какой-нибудь другой дракон, разговор пошел бы иначе. Точнее, если бы вообще состоялся, если бы этот самый дракон соизволил обратить внимание на какого-то безымянного пункта и, тем более, решил бы его преследовать. Вероятно, во всем виновато это самое мнение, составленное смертными расами о чешуйчатых громадинах, будто многотонным существам, способным дышать огнем, действительно было дело до мелких букашек под ногами. Будто им было не плевать, пока те самые букашки не начинали наглеть. В действительности же, крайне редко какой-нибудь дракон решился бы преследовать отдельно взятого человека только для того, чтобы его убить или съесть, если это был действительно один человек. Потому как для еды, или даже закуски, такой подход требовал слишком много усилий. Тем более, не требовал вообще от дракоши останавливаться и начинать говорить. Нет, определенно, будь на месте рогатой кто другой, то, скорее всего, Фрейя просто бы увидела улетающую тушу, плавно двигающуюся в сторону горизонта, и на этом бы день закончился.
Но, нет.
Фрейе попалась Грун.
Та самая драконица, которой иногда было не плевать. И которая не хотела сжигать деревни. И похищать принцесс. И копить золото. И разрушать Гракал. Та самая драконица, которая могла преследовать гномку по снегу в горах, только для того, чтобы удостовериться, что та здесь не потерялась, и ей не нужна помощь, потому что гномы, в понимании Грун, все же были хорошими. Маленькими, иногда грубыми, но достаточно хорошими, чтобы на них было не наплевать. Люди, эльфы, полудемоны и прочие стояли чуть-чуть ниже по шкале репутации, и хотя их жрать без оглядки на последствия бескрылая, в общем-то, тоже не хотела, в случае коротышек с Синегорья у той вполне было желание помогать.
Поэтому, когда Фрейя, еще пару дней тому назад просившая ей восстановить ледорубы, начала вопить и кидаться оскорблениями, все, что смогла сделать Грун, это поднять голову с лап и отвести взгляд. Потому что слово «Неловко» крайне сильно подходило к ситуации, когда на большущую ящерицу пытается орать кто-то ростом около метра. Или полутора метров. С высоты морды драконицы трудно было понять рост точно, в конце концов.
- Ну... Эм... - начала было дракоша, задумчиво почесав когтем то место, где на ее морде, кажется, был висок, все так же смотря в сторону — Ладно. Я просто хотела узнать, не нужно ли тебя подвезти до Нортрана, например. -
Ощущение было такое, будто Грун извиняется. Точнее, так и было, за исключением отсутствия слова «извини», но, в общем-то, оно подразумевалось, и когда та поняла, что разговор вряд ли склеится, земля снова наполнилась вибрацией. На этот раз потому что длиннющий, окованный расплавленным ранее золотом хвост, поднялся с земли, затем шлепнулся на него, а после драконица поволокла его по снегу, оставляя на том здоровенный след, в котором, кажется, что-то блестело. Самородки, что слезли с чешуи, видимо.
- Ты это... Если ты пришла сюда за рудой, то там есть разлом, через него можно вниз добраться... - скромно попыталась продолжить диалог рогатая ящерица, впрочем, довольно быстро снова отведя взгляд от Фрейи, и ляпнув уже в самом конце, казалось бы, еще тише - Ну, я пойду? -
Видимо, это была та самая ситуация для гномки, когда боги, увидев ее, бросили свои волшебные двадцатигранные кости, и на обоих из них выпали две натуральные двадцатки. Потому что если со стороны Фрейи это не выглядело, как успешная попытка запугивания существа, явно превышающего его по всем показателям, ну, разве что, кроме интеллекта, измерить который было при первой, да и при второй встрече, довольно трудно, то что это было, иначе, понять было вовсе невозможно. Потому как после своей последней фразы дракон поднялся. Вытянул спину и , скромно обходя гномку, кажется, направился в сторону склона, ведущего куда-то вниз, на юг, кажется, к подножию местного горного пика, откуда путь можно было продолжить уже просто куда угодно. Притом, делала это рогатая неторопливо. Будто хотела в какой-то момент остановиться и все же как-то поговорить с крайне грубой особой, хотя неделю назад, в Нортране, та показалась довольно милой и интересной. И, в каком-то смысле, довольно ярким профессионалом своего дела. Какого именно, правда, дела, Грун еще не знала. Но хотела узнать. И именно поэтому, после пары шагов, ящерица с рогами слегка затормозила и украдкой бросила взгляд назад, пытаясь будто понять, не собираются ли ее окликнуть.

+1

8

У Фрейи никогда не было какого-то страха или не приязни к драконам. Скорей наоборот, с самого детства, как и любой ребенок, она с восторгом слушала повести о этих существах. Читала сказания и заметки. Интересовалась слухами, которые то и дело расползались по всему миру. Эноа, не так много видел и знает драконов в истории, чтобы располагать множеством информации о этих величественных рептилиях. Вокруг них росли мифы, легенды… И стереотипы. В том числе, о том, что все драконы летают. Все они обязательно дышать огнем и не отличаются приветливостью.
Но, маленькая девочка Фрейя не верила в это. Она оправдывала их для себя и была твердо уверенна, что на самом деле, существа с такой силой и правом делать что угодно, заведомо не могут быть плохими. Ведь, как наставлял ее отец: «С большим могуществом приходит неизбежная ответственность перед миром». Девочке казалось, что драконы даже намного более несчастные существа, ведь этот мир, словно, не создан для них. Он слишком мал и тесен для таких размеров. Кто же знал, что многие драконы способны обращаться в весьма компактную версию себя, отлично скрываясь среди толп обывателей.
Подрастая, иллюзия по поводу мироустройства у маленькой Фрейи по немного рушились. Гномы оказались не самых честных правил, эльфы не всегда галантные и культурные, а рыцарь закованный в блестящие, роскошные доспехи под забралом может скрывать очень темное прошлое. А драконы? Дракона так Сереброглазая за всю свою не очень продолжительную жизнь, по меркам дворфов, так и не встретила. До сегодняшнего дня. Стоя сейчас и надрывая свою глотку перед огромной, рогатой ящерица, дворфийка не совсем отдавала себе отчет что она делает. Верней сказать, девушка себя заведомо похоронила, по иронии став заложником стереотипов, которых она, будучи маленькой девочкой, сторонилась.
В итоге, ситуация вышла довольно комичная, так как Фрею Грун узнала, что очевидно, ведь Плащи, единственное во что могут обратится, это незаметный сугроб снега. А вот узнать в роскошной, переливающейся цветами золота и драгоценными камнями драконице, рогатую рептилию-альранку кузнеца, гостью мастера Альдо, было довольно сложно. На первый взгляд. Ведь манера разговора и не совсем уверенный тембр голоса у ящерицы был довольно знаком для гномы. Да и рога, казалось, просто раздулись в размере и остались весьма похожи на те, с которыми Грун предстала перед авантюристкой в первый раз.

На угрожающие вопли дворфийки, поступил самый неожиданный ответ, который Фрейя только могла себе представить.
– Подвезти до Нортрана? – Сейчас бы гноме очень пригодилась подставка для челюсти, потому что Сереброглазая ожидала, ну абсолютно любой ответной реакции. От оказаться между зубов огромного ящера, до пафосной, презрительной фразы кинутой в сторону коротышки.
Клинок сам, невольно вернулся в ножны. Даже если откинуть всю несуразность всего произошедшего, разговор с ящером выходил странный. Вы просто попробуйте поугрожать кому то, особенно под страхом своей смерти. А потом в ответ вам, весьма вероятно, неуверенно, но дружелюбно предложат прокатится вместе до Аварина.
– …Рудой? – Невольно обернувшись, девушка глянула за спину, в сторону откуда вылезла самая "крупная проблема" Синегорья. Масштабы разноса округи выглядели колоссально и впечатляющее. След похождений дракона будет еще долго зарастать лесной чащей. К счастью, для самой Грун, снег лежит в этих местах круглый год и последствия ее разрушений довольно быстро заметет ближайшим снегопадом. Разве что останется шлейф поваленных сосен, ведущих в сторону перевала к огромному гроту.
Пока, Фрейя могла отвечать драконихе только повтором обрывков ее фраз. Девушка уже остыла и даже с небольшим внутренним восторгом разглядывала массивное тело Грун. Дать адекватный ответ огромной ящерице у Сереброглазой все еще не получалось.
Выхватывая меч и размахивая им перед носом у дракона, дворфийка точно не рассчитывала на то, что она запугает дракона, это скорей была естественная реакция на последние несколько минут, произошедшие с ней. Поэтому, когда, ящерица внезапно поднялась и медленно, сотрясая землю потащилась, уходя на юг, дворфийка еще с полминуты стояла молча, наблюдая за тем, как Грун медленно отдаляется. Стоя все еще с разинутым ртом от всего произошедшего, рейнджер наконец, отдернула себя и пришла в норму.
Глядя на рост драконицы, на ее размер, на невероятно роскошного цвета чешую, массивное крепкое тело и рога, которые казалось только добавляли грозного виду ящеру, внутри Сереброглазой, проснулся тот самый, маленький ребенок, мечта которого сбылась только что на его глазах.
"На картинках они менее величественные…"
– Постойте! – попытавшись окликнуть дракона, Сереброглазая бросилась за Грун вдогонку. Мечта сбылась и сейчас она, оказавшись рядом, даже не слопала гному. – Вы? Вы куда… Вам не стоит разгуливать, вот так вот! - Невольно дворфийка перешла на "Вы". Ну, еще бы, а как еще обращаться к тому, кому ты только что нахамил, будучи самой этому существу на один коготок.

Отредактировано Freya (2019-05-06 10:10:52)

+1

9

[icon]http://sg.uploads.ru/k4W2R.png[/icon]
В каком-то смысле, Грун была в порядке. Нет, конечно, выглядела она слегка побито, морально, по крайней мере, но к такому поведению со стороны низкого народа драконица уже привыкла. Если бы не длительное пребывание среди людей, возможно, она бы тоже сохранила эту частичку, что способна громко говорить абсолютно во всех ситуациях, стоя на своем, но, честно говоря, чем дальше Грун уходила от родного Синегорья, тем больше замечала, что, как оказалось, остальной мир не орет друг на дружку и не хлебает эль до вечера. Не то чтобы гномы так делали целыми днями, опять же, но все же драконица отчетливо помнила, как именно ее встречали в Гракале, например. Или как она стала свидетельницей спора между эльфом и гномом, который закончился совершенно монументальной фразой про отсутствие чести, уважения и пива у остроухого народа.
Так или иначе, ожидать от Фрейи определенной реакции, которую можно было бы назвать уже “адекватной”, вполне стоило, поэтому, когда гномка пришла в себя, драконица вполне ожидаемо остановилась и повернула голову к идущей к ней девице. Нет, бегущей. Довольно быстро бегущей, и тем не менее заставляющей своим марш-броском остановиться окованную золотом тушу, ну или по крайней мере крайне сильно затормозить.
- Ну, знаешь ли, в человеческом облике особо не побегаешь тут. - произнесла довольно спокойно драконица, продолжая переставлять лапы, когда дворфийка с ней поравнялась, точнее, с ее мордой, и все же медленно двигаясь вперед, стараясь поддерживать скорость, с которой Фрейя могла по крайней мере идти, и не бежать, сбивая дыхание – К тому же, во всех горах вряд ли есть кто-нибудь, кто решит на меня поохотиться. -
Последняя фраза была произнесена с определенной гордостью. Горда Грун и была, на самом деле, учитывая, что со своими последними словами драконица чуть подняла голову, слегка задирая морду, будто предметом этой самой гордости был размер рогатой ящерки. В общем-то, она действительно была большой. Ни в какое сравнение с вивернами, или теми же гномами, и сама Грун это прекрасно понимала, поэтому и пыталась сейчас похвастаться, дабы впечатлить рыжую гномку. Которую впечатлить хотелось.
Притом, зачем  именно этого так хотелось Грун, сама рогатая ответить не могла. Возможно, потому, что с момента встречи в лавке, на безкрылую гномка ни разу не посмотрела с тем видом, когда дракоша могла бы сказать, что ее воспринимают всерьез. Ну или по крайней мере как кого-то стоящего, потому что уже одной темы о том, какого лешего эта странная рогатая ящерка знает про штамповку, хватило, вероятно, для подозрений уровня “А не шпион ли она?”. И, в целом, Грун ее понимала. Потому что сделать что-то выдающееся, по крайней мере, до этого момента, безкрылой не удавалось. Но не назвать выдающейся гигантскую золотую ящерку с витьеватыми рогами было трудно. Конечно, это не летающий дракон, способный зависнуть над городом и воспламенить его парой огненных плевков, однако, о том, что Грун могла бы сделать с городом, думать, честно говоря, не стоило.
- И вообще, кто бы говорил... - снова слегка опуская морду, так, чтобы можно было хоть как-то видеть маленькую, в сравнении, конечно, гномку, при этом продолжая медленно двигаться вперед, спросила Грун -  ...разве тебе самой здесь не опасно? -
Слегка помолчав и отведя взгляд, дракоша еще раз прокрутила в голове всю ту гневную тираду, что была сказана в адрес сомневающейся в безопасности Фрейи огнедышащей ящерки, после чего поспешила добавить:
- В смысле, мне как-то не трудно сюда залезать, но гномам, чтобы попасть в горы, надо неплохо подготовиться. И потратить кучу сил. - будто пытаясь себя оправдать, пророкотала дракоша, резко сворачивая влево, когда парочка, пройдя по заснеженному склону, уперлась в утес, обрывающийся в пропасть, и явно намекающий на то, что как раз спуск чуть-чуть левее и стоит использовать для того, чтобы спуститься вниз. И именно этой дорогой и пошла драконица, стараясь прижиматься к постепенно вырастающей по мере спуска  каменной стене, передвигая лапы и все еще не сводя взгляда с гномки. В каком-то смысле потому, что ее было интересно слушать. А еще потму, что хвост драконицы, до этого медленно виляющий туда-сюда по мере ходьбы, изогнулся и, когда эти двое начали спускаться по дороге, ведущей вниз, медленно приблизился к гномке со стороны пропасти.
Потому что летающие гномы бывают только в сказках. И Грун, которая могла только догадываться о ловкости своей собеседницы, на всякий случай все же решила подстраховаться, если кто-нибудь из них двоих вдруг оступится и начнет падать вниз. По крайней мере хвостом та могла бы немножко задержать гномку, и хотя в ближайшее время никаких обвалов или чего-то похожего не случалось, скорее, самой рогатой было немного легче от того, что она немного присматривала за рыжей. В конце концов, смертные расы нужно было беречь не потому, что они были, дескать, хрупкими и глупыми. А, скорее, потому, что тех людей, что встречаешь на своем пути, нужно, в каком-то смысле, беречь. И дорожить ими. Ну и, вполне логично, не давать им рухнуть вниз с большой высоты. Да, последнее правило было обязательным.

Отредактировано Grun (2019-05-06 12:28:47)

+1

10

Угнаться на лыжах за дракошей было не сложно, та сама сбавляла темп дожидаясь новоиспечённую знакомую. Правда диалог между ними все еще шел односторонний. Дворфийке все казалось, что она где уже встречалась с этим гигантом, дракон же в ответ был на удивление приветлив и обходителен с коротышкой.
- Погоди?.. Какой-такой человеческий облик? – конечно, то что драконы могли обращаться в людей это была далеко не тайна и не секрет. Но, о таких свойствах этих существ знал далеко не каждый. Далеко не каждый и дракона встречал, не говоря уж о том, что он не мог наверняка знать, какими способностями может обладать столь могущественное существо.
– Ты ведь не очень умный дракон, да? – Все попытки избежать шуточек и проявить хоть немного уважения к столь крупноразмерному собеседнику не увенчались успехом. Не серьезные тона разговоров стали для Фрейи обыденностью. Будь перед ней дракон, король или божество, она не особо бы отличилась мастерством риторики и лести. Впрочем, за то девушка была весьма прямолинейной и искренней особой в диалогах с теми кто ей симпатичен. Конечно, если восторг от вида многометровой, позолоченной, говорящей ящерицы можно назвать симпатией. – Ты же не понимаешь, что присутствие столь крупной… Экхм, особы, не может не пройти незамеченной? Твоя чешуйчатая рогатость поставила на уши большую половину Синегорья. Дворфы, тебя ищут по всем пещерам, штольням и горам. К счастью для тебя, или для них… Ты оказалась за условными границами гномьего королевства и наткнулась на меня. – Скрывать причину встречи с драконом Фрейя не стала. Раз уж он пошел с дворфийкой на контакт, значит скорей всего можно обойтись без лишних жертв. Возможно, если убедить ящера свалить отсюда, не исключено что все пройдет гладко. Сереброглазая отрапортирует о найденных следах и последствиях, но придумает какую-то лайтовую сказку про то, что никого не нашла. Вряд ли кто будет проверять в дальнем Синегорье достоверность ее слов.
– На твою шкуру уже наверняка точат топоры, а мне бы не очень хотелось стать свидетелем как столь, – немного заелозив дворфийка неуверенно попыталась сделать комплимент, – красивого и безобидного ящера попытаются пустить на трофеи.
Конечно же скаут понимала, чем все бы закончилось, была бы куча пострадавших, кого-то бы поджарили, кого-то съели. Кто-то бы остался брошенным умирать в этих, диких, ледяных пустошах. А ящерица как ни в чем не бывало, зарылась бы в землю или просто убежала прочь. Уж за ее шагами, вряд ли бы коротконогим удалось угнаться. Тем не менее дворфийка знала натуру своего народца не хуже дракоши. В том числе его патологическую вредность и ревность к охранению своих границ. Если бы гномы начали преследовать Грун эта погоня продлилась бы до самого Нортрана. В лучшем случае.
- Опасно? Здесь? Как для такого огромного чешуйчатого ты больно заботливо относишься к таким мелкашам, как я – хохот дворфийки разнёсся эхом среди гор. Как для маленького и с виду тихого гнома Фрейя оказалась довольной шумной особой. – Ты гонишь что ли? На все дальнем Синегорье, за перевалом Трех пиков, западный участок считается наиболее безопасным и пригодным для проживания. Это, наверное, единственное место на дальнем севере, где можно лечь спать и не думать о том, что кто-то ночью попытается тебя сожрать. Ну, или на зуб попробовать хотя бы.
Когда же Грун добавила пару слов о сложности путешествия в горах, дворфийка засмеялась пущего прежнего. – Да, я заметила, да. Что тебе не сложно. Ходишь тут, половину горного массива разьебала уже, действительно не сложно. А что касается меня? Я тут двадцать пять лет жила. Вот домой на днях должна была отправится. Если бы тут не засветилась чья-то позолоченная, чешуйчатая задница… – разговор перешел уже в совсем дружественный тон со стороны дворфийки. Ей, было очень комфортно и уютно с огромной ящерицей. Она даже немного подзабыла о том, что рядом с ней огромный дракон, который каждым топотом немного сотрясает землю, а рокочущая, рогатая голова с размером несколько гномов повисла рядом с ней. Рейнджера забавляли довольно инфантильные размышления Грун о опасностях в Синегорье. Она ведь Плащ, а Плащи, – это не совсем военное формирование и мало похожи на обычных пограничников. Скорей отдельная каста гномов, живущая своим бытом и укладах, которые отличаются от общеизвестных традиций подгорного народа. Рассказывать об этом можно долго, но достаточно знать, что Плащи предпочитают проводить большую часть своей службы на поверхности, а не в какой-то дыре. И они больше походят на каких-то одичалых, древних предков дворфов, которые жилы еще на верху, прежде чем спустится в пещеры.
– И вообще, дракон, дракон…? У тебя же, наверняка, имя какое-то дракончиское есть. Какой-нибудь там Тессарион Огнедышащий или Моргул, Рогатый Крушитель Скал? – ловко передвигаясь среди булыжников, продолжала вести диалог дворфийка. Она совершенно беззаботно шагала по местности, зная практически каждую зону риска в этих краях. Ее намного больше смущали размеры драконицы, которая едва вмещалась на дороге и скорей в пропасть свалится сама.

Отредактировано Freya (2019-05-08 16:33:58)

+1

11

Постепенно, по мере разговора, в голове дракоши начинало появляться понимание, что живут эти двое в совершенно разных мирах. Имелось даже ввиду не Синегорье и центр континента, а именно что существование в рамках восприятия мира. Потому как, как оказаолсь, друг о друге они знали даже не минимум, а еще меньше информации, и, в целом, если бы это было объяснимо, будь Фрейя и Грун заклятыми врагами, что хотели сохранить в тайне свои секреты, то в данном случае, когда дракон и гномка спокойно бродили по утесу, неторопливо спускаясь и прожигая минуты за разговорами, осознание их взаимной чуждости было довольно таки внезапным. По крайней мере для Грун. Фрейя и тка могла понять, что гигантская огнедышащая ящерица с рогами и золотом вместо шкуры вряд ли хоть как-то будет похожа на жителя Гракала. Бескрылая же не сразу привела себя в чувство, напоминая о том, что, вообще-то, различий у них довольно много. Начиная от таких очевидных вещей, как срок жизни и заканчивая условным уровнем силы, которым обычно так любят меряться все, кому эта сила важна.
- А, в этом плане… - задумчиво, откидывая плохие мысли подальше, подает голос ящерка, поворачивая голову вперед – Я тут всего пару дней брожу и еще не успела толком ничего сделать, а они уже отряды поисковые отправляют… -
Последние слова были скорее бубнежом, невольно заставляя вспомнить первые встречи с вооруженными гномами. Они были… Странным. Но даже в те дни гномам обычно требовалось несколько недель на то, чтобы найти дракошу в любом ее виде. А сейчас это была пара дней. За пару дней отдельно взятая гномка смогла увидеть, как Грун вылезает из под земли, значит, еще парочка деньков ушла бы на то, чтобы ее выследить. Ну, может, дело пошло бы быстрее, начни рогатая сжигать деревни, но та, в целом, так или иначе свалила бы с горного массива своими путями. И довольно успешно. Потому как бежать за какой-то ящерицей в неизведанные глубины, куда никто из гномов еще не спускался, это такое себе. И Грун прекрасно знала, что даже подгорный народ не захотел бы спускаться на те уровни, по которым проходили тропы бескрылой.
- … - реплика об опасностях, о чешуйчатой заднице и о том, что Фрейя вообще хотела отправиться домой, осталась поначалу без ответа. По крайней мере без словесного ответа, но вот в остальном прочитать мысли дракоши вполне можно было, учитывая, что та остановилась, повернула голову к гномке и слегка набок, и взглянула на свою собеседницу с немым вопросом “Ты серьезно?” Нет, конечно, Грун могла бы порассуждать о хрупкости жизни. О том, что свались кто с обрыва, или упади ему на голову кирпич, то на этом история закончится, но в случае драконов, вероятно, будут исключения. В особенности если у тех есть крепкие рога на голове. Или крылья. Рассказывать о том, что эта самая забота о ближнем своем, в целом, была довольно обыденной, драконица не стала, потому что также прекрасно помнила и слова папы о том, что смертным никогда не надо объяснять, зачем именно ты пытаешсья их не раздавать. Поэтому, когда гномка закончила свою тираду, рогатая ящерка просто повела мордой в сторону и будто вздохнула. 
Только для того, чтобы следующий же вопрос сбил драконицу с толку, когда она пыталась возобновить свою прогулку, заставляя резко останавливаться и снова поворачивать голову к гномке, но при этом без какой-либо тени беспокойства о чужой жизни, а, скорее, с полнейшим недоумением:
- В смысле?! Ты и так же его уже знаешь! - довольно громко, сама не заметив, выпалила драконица, явно обескураженная, да еще и с таким видом, будто чуть ли не готова была заплакать. Потому что в голове у Грун явно не укладывался тот факт, что ее могли забыть. Или не узнать. Для себя самой она всегда была “Грун”, вне зависимости от облика. Конечно, пряталась она за масками и другими личинами специально для того, чтобы ее не особо замечали, но ситуция, в которой сейчас оказалась дракоша, была сродни той, когда тебя кто-то из друзей, завидев без верхней одежды, вдруг воспринимает как совершенного незнакомца. Ну или, например, если увидит тебя голым. Что, впрочем, было бы объяснимо, учитывая, что заметь кого из своих друзей голыми, Грун, вероятно, тоже сделала бы вид, что не знала их. Если бы у нее были друзья. М-да.
- Знаешь, вот это, между прочим, уже обидно. - продолжила золотая ящерка, хлопнув пастью и тут же садясь на дорогу, потому что идти дальше уже никакого желания не было – Грун же! Я все это время думала, что ты меня узнала. -
Последние слова звучали как упрек. Хотя бы потому, что  голове драконице не проскакивала ни разу мысль о том, что ее могли просто забыть. Хотя, вероятно, у Фрейи не было особой возможности узнать в золотой ящерке ту самую сутулую и крайне невыспавшуюся рогатую… альранку? Полудемоншу? Кого вообще?
И, да. Она была обижена. Не в той мере, когда действительно обижаешься на кого-то, орешь и требуешь, чтобы тебя оставили в покое. Скорее, здесь был случай, когда начинаешь немножко дуться, а потом и вовсе забываешь про то, что было, потому как в следующую же секунду дракоша снова подала голос:
- Закрой глаза. - а затем, видимо, не дождавшись в отведенный срок ответа, на который было дана всего пара секунд, добавила – Закрой, говорю! -
А потом последовал удар хвоста. Не по Фрейе. По снегу. Кончиком. Поднимая вверх белые хлопья, тут же образовавшие небольшой филиал облаков в том участке дороги, где стояла гномка, в достаточной мере отвлекая и загораживая обзор, чтобы драконица успела перестать быть драконицей. Без спецэффектов. Без рева. Без огня, лавы и острых когтей. Вероятно, если в голове гномки еще были идеи, как могло происходить промежуточное превращение, то снежная завеса и полная тишина, скорее, должны были натолкнуть на мысли о том, что ящерка просто решила свалить, обидевшись окончательно, но спустя пару мгновений, когда белая пелена начала оседать, неподалеку стали различимы очертания фигуры. Человеческой. Не гномьей точно, потому как рост у нее все же был повыше, да и крепкой ее назвать было нельзя, однако, наличие большой головы тоже не намекало на принадлежность к homo sapiens.
А потом появилось понимание, что это не большая голова, а рога. Большие. Витьеватые. Рога.
- Йоу. - произнес знакомый голос, и когда снежок окончательно осел, Фрейя увидела худющую рогатую девицу. С крайней усталым взглядом. Которая только что стояла на том месте, где сидела гигантская золотая ящерица. И только по изрядному количеству золотой пыли на кофте и штанах этой рогатой девки можно было догадаться о чем-либо. Ну, если, конечно, не пытаться с ней никак заговорить.
- Это все еще Грун, да. -

+1

12

- Такому как ты существу то и делать ничего не надо. Думаю, если бы ты где угодно прошлась, навела бы кипишу. – «Успела?». Фрейя предала значение этому слову больше чем всему предложению. Дракон оказался женского пола. Правда определить пол дракона на вид сложновато, у них никаких  отличительных черт то и нет. Разве что в теории, самцы крупней самок. Но, это же надо еще двух драконов разных полов встретить. А в тембрах драконьего рокота дворфийка не разбиралась. Ничего удивительного, в том, что дракон в домыслах Фрейи, был мужиком, нет.
Упрекающий взгляд Грун был более чем понятен дворфийке и без слов. На что в ответ, Сереброглазая только надула щеки остановившись перед крупной мордой.
- Ой, можно подумать, типа тут опасно. Ну, да иногда бывает всякая хрень, но накой жить то тогда, если всю жизнь штаны в норах Гракала протирать? А так приключение каждый день. Иногда, даже слишком масштабные, - усмехнувшись, девушка намекнула на столь необычную встречу драконицы и гномки. Но, не успел разговор перейти в беззаботный тон, как на замечание о имени, ящерица повела себя на удивление странно. Фрейя даже с соображений собственной безопасности рефлекторно попятилась назад, наблюдая за тем, как ведет себя дракон.
- В смысле знаю? - Перебила дракониху дворфика, - тебе ветра Синегорья совсем мозги поотморозили? - Размахивая руками, закричала Фрейя в ответ. Ей казалось, что эта встреча, как и сам разговор, походит на бредни, во сне. Уж больно нереалистичным был диалог, а  дракон прибацнутым.
На самом деле после встречи в кузне Мориальдо, гнома как-то не особо задумывалась о Грун. Ну, была встреча, так была. Кого в жизни еще не повидаешь. Кто же мог подумать, что леди Судьба так распорядится жизнями этих двоих и вновь сведет их вместе. Да и еще при таких странных обстоятельствах. 
- Грун же?.. – вновь запинаясь от ступора, девушка начала повторять за драконицой обрывки ее фраз. Мысли дошли до мозгов не сразу. – Какая Грун?.. Стоп! Чё-ё-ё-ё? – обычно дворфийка просто громко разговаривает, так уж повелось, но сейчас она тупо орал. Орал во всю глотку так сильно, что казалось,  сейчас с какой-нибудь верхушки горы сойдет лавина. – Это… А? Как? Шта?
Слишком много вопросов и слишком мало ответов. Еще не успев переварить все произошедшее за последние несколько минут, голова рейндежера, казалось, сейчас лопнет. Но, это был только еще один сюрприз, за которым последовал следующий. Конечно же, глаза дворфийка не закрыла, уж больно любопытное зрелище представало перед глазами. Ну, уж нет, точно не закрыла бы, даже под страхом смерти. Правда стена туманна, или облаков, или вообще черт знает чего, закрывала вид, но Фрейя всячески пыталась вглядеться в силуэт драконихи. Там что то происходило…
И вот когда, наконец, Грун предстала перед Сереброглазой в своем, знакомом дворфийке виде, казалось что просто держателя челюсти для гномы уже будет недостаточно. Она просто стояла с разинутым ртом. Стояла она так еще с несколько секунд, пока наконец сама дракониха ее не окликнула, приведя в чувство.
- Ахринеть! – протяжно вопила дворфийка. – Это действительно ты… Типа пыщь! Пуф!... И все, типа режим получеловека! А! О! У! – глаза Фрейи просто светился от восторга. По ее виду казалось, что она сорвала куш. Девушка даже ущипнула себя, попытавшись убедиться что это действительно не сон, а реальность. – Чума! И если надо, ты бац! И снова такая рогатая, большая, страшная! – активно размахивая руками от восторга, дворфийка подбежала, насколько это возможно на лыжах, к стоящей перед ней, особой. Теперь Грун получила не просто много внимания, на нее вывали сразу целый самосвал. Казалось, что Фрейя готова обплапать ее с кончика хвоста до острия каждого рога. Рейнджер с любопытством, пристально разглядывала стоящую перед ней фигуру, а руки прям чесались пощупать драконицу. В таком виде она казалась намного менее опасной и грозной, по этому Сереброглазая позволила себе такую наглость, схватив ящерицу за ладонь своими руками в меховых перчатках и просто восторженно заорала прям перед лицом драконихи.
- Это просто нереально круто!

Отредактировано Freya (2019-05-13 19:34:29)

+1

13

Это был ровно первый раз, когда кто-то начал нахваливать Грун за то, что та просто превратилась. Не то чтобы у нее были знакомые, следящие за этим самым превращением, или же какие то знакомые драконы, которые вообще хоть как-то поддерживали с ней отношения, так что восхищаться ею особо было некому. Ну, разве что, парочке людей, что смотрели на нее, скорее ,как на довольно странную рогатую девицу, коей, собственно, Грун и являлась. Но вот такая реакция… Она была вдохновляющей. В той или иной мере, в итоге заставляя драконицу сначала дернуться назад, будто ожидая какого-то пинка или типа того, но в конечном счете как-то поубавить градус опасливости и хоть немного расслабиться.
- С-.. спасибо. - робко ответила рогатая, слегка попятившись, но, что очень кстати, без какого-то выражения отвращения или неприязни на лице. Наоборот, на щеках был румянец, а взгляд уходил куда-то в сторону, потому что такое внимание, хоть и было крайне необычным, немного нравилось.
Если задуматься, она всю жизнь практически жила в той или иной степени секретности. Мало кто знал, за исключением пары совершенно случайных людей о том, вот эта рыжая деваха на самом деле гигантская ящерка. Тем более еще меньше людей могла что-то подобное предположить – в движениях Софи Кильни, да и любой другой Кильни, не было ни величественности, ни стати, из-за чего она была в буквальном смысле последним кандидатом на роль кого-то, кто мог бы оказаться каким-то прячущимся могущественным существом. Например, демоном. Или еще кем. Крылатой ящеркой в том числе, хотя, строго говоря, крылатой она и не была.
- Никто раньше не говорил мне такого. - бросила она спустя какое-то время еще более робко и тихо, и начиная с этого момента образ страшной рогатой драконихи постепенно начал разрушаться, потому как один облик будто начал накладываться на другой. В том плане, что хоть и большая, ящерица вдруг получила те же черты, что и вот эта мнущаяся и зардевшаяся черноволосая девица, которую Фрейя раньше видела в темной мастерской Нортрана, и чем дольше те контактировали, тем более четкой была мысль о том, что опасной, как ни крути, вот эта самая крутая ящерица быть не может. Потому как за ней скрывалась довольно таки безобидная пуська, прямо сейчас пытающаяся вытянуть обратно свою руку, и когда ей это все-таки удалось, рогатая обхватила саму себя, после чего стало довольно таки очевидно – она дрожит.
Не от смущения, но от холода, что было крайне плохо заметно по ней, когда та была гигантской и явно страшной, но сейчас видно вполне отчетливо. Переминания с ноги на ногу, потирания плечей ладонями и уже начинающий подрагивать голос были довольно таки явными, в конце концов, и когда Груня сделала шаг в сторону продолжения пути, сделано это было исключительно для того, чтобы не замерзнуть.
- Т-ты, кстати, так и не рассказала, чт-то ты тут вообще делаешь. - начала было дракоша, как почувствовала, что ее нога в сапоге уходит по щиколотку в снег, заставляя ту широко поднимать вторую ногу и переступать дальше. Возможно, для гномки, одетой по погоде, сейчас было вполне нормальное время и температура, но когда ты, опять же, являешься на самом деле ящеркой, что живет ближе к магматическим озерам, любая температура меньше палящей, уже считается довольно таки морозненькой.
Как раз крайне морозненькой она и была, судя по движениям хвоста, дерганого и периодически извивающегося в бараний рог и обратно вытягиваясь. И хотя на дракоше в общем-то была действительно тепло выглядящая кофта закрывающая все ее верехнее тело, до кистей и головы, да штаны, похоже, этого было мало. Последующий порыв ветра и вовсе заставил ее сжаться, оставаясь на месте и уже вполне заметно стуча зубами.
- Б-б-б-божечки как же тут холодно, - про себя пробубнила дракоша, снова пытаясь делать шаг, но в итоге плюхаясь прямо в снег лицом, моментально поднимаясь из сугроба и, кажется, начиная дрожать еще сильне – АПЧХЫРЬ. -
И чихать.
Дракоша не любила холод. И когда та обернулась к гномке, смотрела на нее уже даже не скромная рогатая девица, и тем более не грозное чудище, а готовая начать хныкать от холода размазня, еле еле способная от дрожи что-то сказать:
- П-п-послушай, ммможет-т, мы хотя б-бы с горы спустимся? - в этом вопросе звучала скорбь и страдания. И не дай боже Фрейя ответит “не-а”. Точнее, такой вариант вообще не рассматривался, и куда вероятнее, та спросит “как?”, но на это у Грун уже был ответ. И он подразумевал возвращение гигантской дракоши.

+1

14

– Никто не говорил такого? Ну, значит, я буду первой у тебя, – заигрывая, ответила Фрейя, заприметив румянец на щеках драконихи. Гнома была весьма сильным эмпатом, хорошо чувствовала настроение окружающих и расположение их к себе. Поэтому не стеснялась в выражениях при Грун. Она понимала, что рогатой это, как минимум нравится. Впрочем, дракон скауту тоже нравилась, в каком-то роде. В конце концов, она отнеслась к дворфийке без каких-либо предрассудков еще в кузнице у Мориальдо, а единственное что тогда действительно беспокоило Фрею, это очередной отказ. Да и еще умиляла эта ее стеснительность и немногословность с  первой встречи. Сейчас же, ситуация была немного иной. Хотя Грун оставалась сама собой всегда в любом виде, самой драконихе предстояло узнать другую сторону гномки, которую Сереброглазая не особо стремилась афишировать при их первом  знакомстве. 
– Ну, по-моему, это очевидно. Я уже говорила, что тебя разыскивают. Верней… Как там говорилось? – Девушка потерла рукой лоб, словно пытаясь вспомнить парочку слов, – Ах, да. Искать огромного, кровожадного, рогатого, золотошкурого ящера, который при ходьбе сотрясает землю и вероятно, изрыгает языки пламени. Ну, или хотя бы следы его деятельности. Следы я вот нашла, а ящера… Ящера нет. Ну, возможно был, да сплыл. – Не сказать, что Фрейя делала какую-то услугу драконихе, просто обстоятельства так сложились, что Сереброглазая о встрече предпочла бы умолчать даже в своем кругу. Уж такой нрав Плащей. Часто, у них есть свои секреты и недоговорки. Чаще всего в интересах собственных родичей. Скаут уже поняла, что Грун вряд ли представляет какую-либо опасность для Синегорья. Да и с чего ей это врать. Она шла искать дракона, а нашла Грун. А уж обмолвятся о том, что Грун и является той самой огромной, рогатой золотошкурой ящерицей было вовсе не обязательно.
– Так что, да, я тоже тебя искала. Верней тебя ищут по всем Северным Вершинам. Понимаешь ли, было бы все намного проще, если бы ты забрела глубже в горы на север. Там никто не живет и никто тебя бы не побеспокоил. Только дикие, не освоенные земли. А так ты загуляла на северный рубеж гномьих границ. Вот нас, Плащей, на уши и поставили. Была бы ты, где то на юге, за тобой бы уже носился целый пограничный отряд и с виду не выпускал, а с Гракала двигалась рота стражи. Но, ты на севере и тут действуют немного другие правила и порядки… – Звучало это все тавтологично, ведь сам Гракал находился в северной части материка. Но, для самих гномов, существовало еще несколько «северов». Просто северная часть Синегорья, обжитая, безопасная и цивилизованная. Северная часть Синегорья, где собственно заканчивались границы гномов и обитали Плащи еще с тех времен, когда они не были таковыми, ну и дальний север, куда вообще мало кто совался, при наличии мозгов.
Фрее было сложно объяснить, кто она в двух словах. Плащей вообще сложно описать в нескольких словах, тут как говориться, лучше один раз увидеть, чем много раз услышать сплетни о них. Впрочем, Плащей мало кто встречал, а если и видели, то скорей всего не знали или не догадались что это они. По ряду причин, которых Сереброглазой не хотелось озвучивать, эти ребята старались скрывать свою деятельность, как от чужаков, так и от своих родичей. Впрочем, от близких такое долго утаивать было сложно, поэтому подавляющее число Плащей, которые оставались на пожизненную службу уже сиротами, либо просто изгои гномьего общества, которые не смогли найти себе места среди дворфийских укладов. Вообще все те, кого никто и ничто не держит королевство под горой. Конечно, были и добровольцы, как Фрейя, но их был настолько маленький процент в соотношении к основному составу, что скорей было исключением, чем принятой нормой. Жить вдали от цивилизации, без постоянного жилья, круглый год среди снегов и опасностей даже не у каждого гнома глупости хватит.
Конечно, сейчас, когда Сереброглазая узнала маленькую тайну драконицы, она была бы и не прочь поделится своими похождениями и деятельностью с ней. Но, не сейчас и не при таких обстоятельствах. Тем более, что внезапно оказалось что драконы дышащие пламенем могут замерзнуть среди снегов или того хуже, подцепить банальную простуду. Прыснув в ладошку от такой мерзлячности Грун, дворфийка поймала себя на мысли что ей стоит вернуться, в прежнее, более крупное состояние. Не то что бы она читала мысли дракона, скорей просто это был наиболее логичный вариант, да и вновь насладится этим зрелищем, дворфийка была не прочь.
– Пожалуй, тебе стоит вернуться в прежний вид, подруга, пока ты окончательно не окоченела. Я смогу тебя провести до низин, но обязана вернутся. Одно дело искать невиданную ящерицу, другое дело, если спохватятся моей пропажи. Уж поверь, искать меня будут намного интенсивней, чем тебя.

Отредактировано Freya (2019-05-15 14:43:19)

+1

15

[icon]http://sg.uploads.ru/k4W2R.png[/icon]
Во всех этих словах явно был какой-то смысл, ускользающий от Грун, потому как за все то время, что Фрейя рассказывала о своей точке зрения на появление дракоши, та пялилась на гномку совершенно непонимающим взглядом, который бывает у не очень умного ГлавГероя, когда ГлавЗлодей начинает рассказывать ему свой план. Дело было, на самом деле, даже не в уровне интеллекта. Просто все эти классовые различия, намеки на разделение территории, намеки на какую-то особенную деятельность Плащей., пролетали мимо рогатой, для которой все Синегорье было монолитным и неделимым. Север начинался для нее там, где было холодно, и, судя по тому, что холодно этой горячей дракоше становилось уже ближе к поверхности, начинался он чуть ли не на верхней границе Аварина. Тем не менее, слова все же пролетали через голову Груни, из-за чего той все же надо было как-то показать, что перед ней не просто так распинаются. И она попыталась это сделать, с серьезным видом скрестив руки  на груди, многозначительно кивнув и в конце концов бросив, слегка подрагивая:
- Ага-ага. Поняла. -
Ничего она не поняла.
Но было уже поздно, потому как сразу после кивка рогатая снова чихнула, притом, теперь в этом чихе было замечено еще и небольшой огонек, потому как в особо запущенных случаях у Кильни пару раз удавалось еще и пламя выдыхать в те моменты, когда в носу щекочет. И, пожалуй, именно благодаря этому тему удалось перевести довольно быстро, что дракон и попыталась сделать, вытирая нос:
- Пфхрр… Д-да, это хорошая идея. - соглашаясь с идеей о том, что пора бы сваливать, да и неплохо бы это сделать в обличье гигантской ящерки, снова кивает Грун, потирая плечи и пытаясь согреться, после чего вдруг останавливается и бросает еще один непонимающий взгляд на Фрейю – Тебе самой-то, кстати, куда надо? -
И прежде, чем гномка успевает ответить на вопрос, Грун чихает снова. Доля секунды, которая потребовалась на этот самый чих, в итоге потребовалась еще и на то, чтобы перед рыжей гномкой мгновенно, без какой либо вспышки, вдруг оказался довольно большой четырехлапый монстр с закрученными рогами. Разве что в этот раз на нем было куда меньше золота, потому как золотая пыль осела после превращения в воздухе, плавно опускаясь на снег.
Выглядело это превращение… Странно. Никаких вспышек, взрывов, или рук, превращающихся в когтистые лапы. Просто “чпок” - и уже дракон. И, вероятно, в прошлый раз, когда та оборачивалась в человеческую ипостась, превращение проходило так же спонтанно, быстро и внезапно. Впрочем, внезапность никак не отразилась на морде драконицы, потому как та просто почесала кончик носа лапой, а затем, присев, опустила рогатую голову на землю перед Фрейей.
- Мне не сложно тебя подвезти, серьезно. - начала было довольно уверенным тоном Грун, но вдруг поняла, что, возможно, это не так уж удобно, кататься на рогатой ящерице, и резко подняла голову, одновременно выпрямляясь, поднимая в воздух две когтистые лапищи в довольно привычном для нее жесте, означающим “стоп”, с характерным помахиванием, - так дракоша делала каждый раз, когда понимала, что, возможно, ляпнула лишнего, и неплохо бы немного объясниться.
- В смысле, я не знаю твоих планов, но могу довезти тебя верхом до какого-нибудь места, где никого нет, а дальше уже пойти своей дорогой, все равно я даже рядом с поселениями могу убежать – начала быстрым тоном бормотать драконица, затем снова опустилась на землю, чтобы лучше видеть гномку, и, выпустив небольшое облако черного дыма из пасти,приоткрыв ее достаточно для того, чтобы просто “выпустить пар”, и, в общем-то, принялась ждать ответа.
В ее понимании Фрейя была хорошей. Не хорошей, как “Помогает голодным детям, старикам и регулярно сдает деньги на благотворительность”, но, скорее, хорошей как “Я не буду пытаться тебя заколоть тесаком не потому, что ты большой дракон, а потому что ты такое же живое существо, вполне себе безобидное в том или ином виде”. Вероятно “Хороший” здесь плохо подходило. Скорее, “разумный”. И эта разумность в каком-то смысле была понятной в достаточной мере, чтобы тянуться к гномке, при этом не стараясь быть навязчивой. У них двоих, вполне очевидно, были свои пути, притом, довольно разные. Тем паче, что Груня в последнее время вообще редко появлялась на севере, и редко появится в ближайшее время, учитывая, что все ресурсы для рогатой дракоши Синегорье исчерпало. По крайней мере ничего нового, кроме еще большего количество руды, родной край предоставить не мог, и этой самой руды, честно говоря, у Грун хватало навалом. По целому ряду причин, даже без учета поставщиков на манер Лайоут. И все же эта разница и простое понимание, что они вряд ли когда-нибудь еще раз так случайно встретятся, хоть и должна была давать определенный повод думать, что Грун должно быть наплевать на гномку, напротив, подталкивало драконицу к тому, чтобы сделать напоследок что-то хорошее. Ведь мир велик, и встретить Плаща снова вряд ли удастся. Не в этом году, по крайней мере, судя по теории вероятности. Ну, если только Фрейя, конечно, не забредет в аваринскую мастерскую. Но почему-то эта мысль вообще не появлялась в голове драконицы. Вообще.

Отредактировано Grun (2019-05-27 13:42:02)

+1

16

Сереброглазую немного смутил ответ дракона, в особенности ее последующие реакции на пояснения дворфийки. На секунду Фрейя даже задумалась о том, что Грун действительно «Не очень умный дракон». А возможно, наоборот, это она слишком умна в отличии от коротышек и не зациклена на таких мелочных для нее понятиях как территориальная целостность или границы государства. Но, важность диалога стало слишком мелкой, на фоне громкого чиха драокнихи с последующим ее превращение в более крупную версию
– Да твою жеж! – выругавшись дворфийка едва успела отскочить с места, куда приземлился в тот же момент огромная ящерка. «К этому не так просто привыкнуть, наверное…»
– Уж никогда не подумала о том, что обращение дракона такое унылое. Это должно было быть зрелищно… – немного разочарованно произнесла Фрейя глядя на огромную голову, нависшей перед ней.
Дважды упрашивать дворфийку Грун не пришлось. Когда еще гноме подвернется возможность прокатится верхом на драконе? К слову, Фрейя не очень то любила верховую езду, она как и многие дворфы предпочла бы комфортное путешествие в телеге, но уж точно не на лошади. Хотя сравнивать проездку на драконе с парнокопытным, тоже не совсем уместно. Пока Сереброглазая перебирала у себя в уме, как получше ответить, дракониха все не унималась и уже сама все решила за дворфийку. 
– А-а-а ладно, погнали! Да! Да! Поехали! – Невольно согласившись и не до конца понимая то, на что только что подписалась, Фрейя задумчиво взялась обходить массивное тело дракона. Перед гномой возникла проблема. Сама Грун. Верней ее габариты. Верней то, как нее забраться. Верней забраться на Грун Фрейя сумела бы, но не без вреда самой драконихе. Вряд ли дракон будет в восторге, если в ее чешую попытаются воткнуть парочку ледорубов.
– Дракон в бегах, как то глупо звучит… Согласись? – вновь оказавшись лицом к лицу, гнома уставилась на рогатую морду. – А дальше то как? – Конечно же, Сереброглазой уже не терпелось умаститься на шее у своей собеседницы. Но, лишний раз рисковать тоже не хотелось. Вся эта затея казалось довольно опасной, но кто же остановит этих двоих?
– Ты знаешь, в таком виде ты выглядишь намного более внушительно, – занявшись лыжами и своей поклажей, не отвлекаясь, произнесла дворфийка. – Особенно внушительно, если учесть то, насколько вяло ты выглядела в кузнице у того мужика. – Тут на секунду гнома задумалась, вспоминая их первую встречу в Нортране. Фрейя любила все непривычное, недоступное и загадочное. А Грун весьма попадала под эти критерии. Молчаливая, угрюмая, высокая, рогатая и до кучи с огромным хвостом. Встречала ли раньше таких особ Сереброглазая? Точно нет. Поэтому вскоре, сама цель визита для девушки отпала на второй план, а хвостатый гость Мориальдо забрал все внимание дворфийки. Правда нормально завязать разговор или просто познакомится Фрейя так и не решилась. Обычно у нее это получается достаточно легко и непринужденно. Но, в этот раз как то так все сложилось, что они между собой обмолвились только несколькими фразами, а получив готовый заказ в руки, Сереброглазая поспешила покинуть город и вернуться назад, в горы.

Отредактировано Freya (2019-05-24 13:50:40)

0

17

[icon]http://sg.uploads.ru/k4W2R.png[/icon]     
Помощь в подъеме на гигантскую ящерицу пришла, собственно, со стороны гигантской ящерицы, в какой-то момент подставившей то, что называлось бы у нее ладонью, выгляди Грун как человек. Точнее, попыталась подставить, так, чтобы Фрейя обратила на импровизированный лифт внимание, но в итоге только закатила глаза и когтистая лапа сомкнулась на гномке, в достаточно аккуратной манере, чтобы не раздавить существо, которое Грун в детстве называла “букашкой”. Потому как гномы действительно были мелкими, как и люди, как и вообще кто угодно в этом мире, за исключением ряда существ, которых можно было бы считать крупными достаточно, чтобы заметить. Конечно, тех же гномов Грун все же тоже замечала, но вот, например, виверны были куда заметнее.
- Ну, знаешь, мне как-то и не надо быть внушительной… - пробубнила ящерка, поднимая над землей Фрейю, слава богам, не с целью опустить ее в раскрытую пасть, а чтобы в той же аккуратной манере оставить гномку где-то на своей макушке, там, где золотые витьеватые рога разделялись, образуя выемку, за которую вполне можно зацепиться.
- Держишься? - тут же переспросила драконица, продолжая уже начатую тему с внешним видом – Когда я пытаюсь быть человекоподобной, наоборот, лучше быть незаметной. Слишком много проблем возникает, если задирать нос. -
Рассказ дракоши был как минимум странный. В какой-то мере потому, что не так уж много драконов она знала. По факту – двух. Один из них был ее отцом, и он вообще не уделял внимания скрытности, потому как выглядел как трехметровый лохматый мужик с гигантскими рожищами, по сравнению с которыми у Грун были маленькие рожки. Второй же дракон… драконица, была не менее своеобразной. Но своеобразной в классическом смысле, то есть, довольно важной и хладнокровной крылатой дракошей, которая сама по себе была особенной и достаточно заметной, чтобы на нее обращать внимание. Возможно, Грун и самой стоило попытаться быть такой же важной, потому как, в конце концов, рогатая тоже была из драконьего племени, но в действительности же она чувствовала себя намного комфортнее, будучи не какой-нибудь Грозой Недр или Пожирательницей Деревень, а просто будучи Грун.
Был, конечно, еще один дракон, о котором слышала бескрылая, и о ней, вероятно, слышала и Фрейя, хотя бы потому, что истории о том, как однажды крылатый огнедышащий ящер добрался до Гракала, и его долго пытались прогнать палками, наверняка слышала и эта гномка. Потому как ее слышали все гномы.
- Да и вообще, это был мой вид походный. - продолжает драконица, начиная движение, переставляя сначала одну лапу ближе к продолжению дороги, затем вторую и постепенно ускоряясь – Когда я за прилавком, то выгляжу милее намного. -
Если бы гномка могла обратить внимание на морду дракона и распознать черты лица на ней, то наверное бы заметила, что драконица, катающая в довольно расслабленной манере на себе представительницу плащей, кажется, “поджала губы” и “слегка нахмурилась”. Если эти обороты речи вообще были применимы к морде гигантского дракона, которая для смертных рас имела всего два режима: “пасть закрыта” и “пасть открыта”, символизирующие спокойствие и режим “тебя сейчас сожрут\сожгут” соответственно. В действительности же, при должном уровне знакомства, распознать те же самые эмоции на лице дракоши, наверное, было бы не так трудно, однако концентрироваться на них в данную минуту было бы как минимум трудно.
Потому что они неслись вперед.
Точнее, Грун неслась вперед.
Вообще, скорость это довольно относительная штука. Казалось бы, у Фрейи есть лыжи. На них можно скатиться с горы. На них можно вообще много чего сделать в плане перемещения из точки А в точку Б, но по сравнению с тушей рогатой ящерки, в конечном итоге начавшей перебирать так быстро, что ветер стал довольно сильно дуть прямо в лицо гномки, эти лыжи были далеко не самым быстрым способом передвижения. А еще не самым проходимым, потому как та гора, на которой гномка обнаружила Грун, была преодолена довольно быстро. Драконица просто не стала медлить, будто ее подруга ходит рядом, и перешла на быстрый шаг, и судя по тому, как расслабленно она общалась в процессе, это для нее была вполне обычная скорость:
- Кстати, будешь как-нибудь в Аварине, заходи в гости. Мне недавно поставщица неплохого чая в подарок принесла. - послышалось между ударами лап по снегу и скалам, а также свистом ветра – Хотя, гномы вообще пьют чай? -
Путь продолжился. Стремительный, и совершенно неостановимый, потому как именно неостановимой драконица и казалась, тем более с точки зрения сидящего у нее на голове. Через обрывы она перемахивала, скалы же огибала, и, в целом, была крайне маневренной для своих размеров, притом, в достаточной мере, чтобы ее действительно можно было считать опасной. По крайней мере, мысли о том, что будет, разозли кто эту деваху, были вполне однообразные. Много огня. Много разрушений.
- Так.. это. Тебе на юг же, да? - не сбавляя ход, переспрашивает драконица, тут же сворачивая с пути как только возвышенность, с которой эти двое начинали путь, остается позади, открывая вид на довольно большой разлом в земле, что был с южной стороны. И снова, не дожидаясь ответа, устремляется куда-то вперед, судя по всему в сторону востока, потому как где-то впереди начала маячить крайне заметная гора. Та, что в свое время кто-то из родственников Грун, видимо, решил расколоть, но плюнул на половине дела, и так все и оставил, потому как видок у нее был, будто по верхушке ударили гигантским молотом, разделяя ее на три практически одинаковые по высоте горные вершины, которые, в общем-то, так и назвали, “Три Пика”. То самое место, где, кажется, должны были сейчас быть Олаф. И Тиль. Кажется.
Грун вот, правда, не казалось вообще никак, потому как об этих планах гномов, с прочесыванием местности, она вообще не догадывалась. Ей просто не хотелось сигануть в ущелье. Или перепрыгивать его. Тем более с пассажиром на голове.

+1

18

Оказаться в лапах дракона гнома уж точно не планировала. Посадку наверх она себе вообразила, каким то более цивильным путем. Там, побоку залезть или уже на крайняк, прямо по морде. Один фиг, на фоне драконьей формы Грун, дворфийка казалось настолько мелкой, что с успехом могла самостоятельно карабкаться даже по носу, не причиняя дракоше дискомфорта. И когда когти ящерки, сомкнулись над Фрейе как ковш огромного экскаватора, последняя только невольно вжала голову в тело и закрыла лицо руками.
– Ой-йо, – только и успела произнести гнома, прежде чем оказалась уже верхом, на голове ящерицы. Погрузка на голову произошла без всяких происшествий, аккуратно, насколько это слово применимо к дракону, который при прогулке валит деревья. Ухватившись между рогов, девушка с интересом накренилась вниз. Сверху дракон казался еще более крупным, а с высоты чешуйчатой, все, что было под ней казалось довольно крошечным.   
– Держусь, насколько это возможно, – стоя на голове драконихи, крикнула гномка. Ей, почему то казалось, что в ответ ящерице надо обязательно кричать, либо та ее просто не услышит. – Незаметной? Проблемы… – уже в который раз повторившись, девушка задумалась о том, какие проблемы могут возникнуть с таким безобидным драконом, как Грун, – А, ну да, прости. Просто ты не совсем вяжешься образом огромного, древнего и грозного. Хотя при первом появлении в cвоем виде ты выглядишь довольно опасно и величественно, – хихикнув, ответила гнома, едва держась руками за один из рогов. Повиснув на нем, казалось, она вот-вот свалится. Не успев ответить на замечание о образах Грун, дворфийка тут же прекратила дурачиться, потому что дракон начала двигаться и довольно быстро набирая скорость.
Как только ящерица начала ускорятся, Фрейя внезапно поняла, что ездить на драконах "Нихрена не весело", а летать подавно. То, что для Грун с ее габаритами было легким сквозняком в лицо, для Сереброглазой оказалось ураганом, который едва не сдувал гному на макушку дракона. Дворфийка что попыталась крикнуть, про то что бы дракониха сбавила немного темп, но ее вопль смешался с дуновением ветра и потерялся за спиной у Грун. Наклонив голову, что бы не задувало прямо в лицо, гноме оставалось только дожидаться пока дракон притормозит. Поднимать взгляд было довольно страшно и просто неприятно, в ушах жутко свистел ветер и со стороны Фрейя почувствовала все прелести езды на ком-то, с полной передачей ощущений, в особенности на повороте, когда огромное тело ящера немного занесло. Из жуткого гула в ушах, фразы дракона доносились до Сереброглазой только урывками, по этому слова о чае где-то потерялись. Впрочем, ключевое слово дворфийка уловила довольно отчетливо, поэтому набравшись полных легких воздуха, она закричала в ответ, сквозь ветер:
– Пить? Конечно, пьем! Мы же дворфы! Как это не пьем?!
Вскоре, таки любопытство взяло верх и гнома подняла голову, немного зажмурившись, глядя вперед на горизонт. Двигались вместе драконом они довольно быстро. На порядок быстрей, чем когда-либо перемещалась Сереброглазая. Те дистанции и довольно не проходимые места для человека, гнома или еще кого-либо, в большинстве оказались для Грун буквально на один коготок. Подумав, о том, что на драконе не так уж и плохо перемещается по Синегорью, да и по миру в целом тоже, дворфийка представила себе целый взвод "Грунчиков", поменьше габаритов, чем их рогатый, более крупный оригинал. Конечно же командиром первого "Драконьих наездников, полка" была бы Сереброглазая, собственной персоной верхом на Грун, а таким лохам как Тиль, обязательно достался бы вредный, рогатый, кусачий чешуйчатый уродец, который обязательно постоянно жевал плащ своего хозяина и подпалил бы все меха.
Планы о учреждении нового, жизненно важного для Фрейи отделения прервались вопросом самого дракона.
– Да, на юг, но… – Не успев закончить мысль, дворфийке, вновь пришлось накрениться, попытавшись спрятать лицо от ветра за высоким воротником. Она успела заметить знакомые пейзажи и уже поняла, куда неслась Грун. На тот момент Сереброглазую уже мало волновала судьба Грун. Она не сомневалась что дракон, в таком виде себя в обиду не даст. А вот как объяснить то, что она делала верхом на нем, было бы довольно сложно. Особенно Высшему совету кланов. "Хоть бы они были на другой стороне скал, услышать, но не увидят. А там что-то придумаю…"

Отредактировано Freya (2019-05-28 16:14:48)

0

19

[icon]http://sg.uploads.ru/k4W2R.png[/icon]     
Поездка выдалась довольно быстрой, стремительной и, что самое важное, скоротечной. Вряд ли Грун могла сказать, что торопилась прокатить гномку на себе и поскорее закончить с ней, хотя бы потому, что ее общество было довольно неплохим напоминанием о том, что такие вот простые люди обычно были сами интересными. Скорее, ей хотелось показать себя, чтобы Фрейя снова смотрела на драконицу с тем же видом, как и в тот момент, когда они только встретились  на горе. Зачем? Потому что это было приятно. Не настолько, чтобы постоянно играть роль Всемогущего Мудрейшего Дракона, не говоря уже о том, что это была роль явно не для Груни, но достаточно, чтобы находиться в приподнятом настроении, когда тобой восхищаются. Так что, она гнала. Как могла, чтобы при этом гномку не снесло с рогов куда-нибудь в снег, или в это же самое ущелье. Но достаточно, чтобы всего несколько минут ушло на то, чтобы покрыть приличное расстояние, в итоге оставляя драконицу где-то под подножием одного из пиков, названия которых драконица не знала.
Она вообще много чего не знала. Хотя бы потому, что путешествовала обычно либо караванами, с целой толпой людей, либо под землей, и уж точно редко бывала на поверхности в обычном виде, который с чешуей, рогами и прочим. И все же, именно так ей и приходилось сейчас себя вести, хотя бы потому, что то же самое прокладывание тоннелей, конечно, Фрейе можно было показать, но тогда ее приходилось бы сбрасывать с себя, потому как иначе, при попытке раскопать горную породу, гномку бы расплющило. А расплющенные гномы точно не были в планах драконицы, вставшей сначала на две ноги, вытянувшейся и изрядно поднявшей голову и тело над землей, при этом придерживаясь одной рукой за крутой склон, который, кажется, образовался в те же времена, тчо и разлом в земле, который драконица пыталась обогнуть этим крюком.
И все же, смысл был даже не в том, чтобы просто осмотреться и понять, где они. А, опять же, чтобы снова впечатлить гномку, для которой теперь открылся довольно неплохой вид на знакомые земли, который вполне можно было бы назвать неплохим завершением этой поездки. Если бы не запах.
Запах, который можно было бы уловить той же Фрейе, если бы она была рядом с его источником, но вот для Грун достаточно было просто втянуть ноздрями воздух, после чего зрачки ее слегка сузились, а в голове появилась одна единственная мысль, звучащая довольно просто. “Здесь кто-то есть.”
От Фрейи пахло довольно неплохо и, в целом, его можно было разобрать на определенные составляющие. Драконица к нему вполне привыкла, так что не замечала, в то время как новый же запах при попытке разобрать его, назвать приятным как-то не удавалось. Хотя бы потому что, разило потом, дешевым пивом и чем-то еще. Вяленым мясом, кажется, с явно превышающим норму количеством специй. Но что самое странное, драконица точно знала, что ее нюх не был настолько крут, как у какого-нибудь оборотня. Она не могла заметить кровоточащего беженца за несколько километров. Тень побери, она даже не всегда могла сказать, работает ли булочная за углом, но вот сейчас запах ощущался четко. Ясно. Противно. И это означало только одно – его источник рядом.
Драконица, все еще не поворачивая головы, будто продолжая смотреть на юг, попыталась перевести взгляд. На утес. На его вершину, подернутую снегом и редкими елочками, черт знает как там появившимися, и довольно быстро заметила некое движение. Дрожащее. Не от испуга, а скорее в панике, принадлежащее чему-то, явно пытающемуся сделать вид, что его тут нет, и вообще он – елка. Грун моргнула. Это был гном. Другой. В плаще.
Их было уже двое. В смысле, Фрейя и вот этот вот безымянный, сейчас прячущийся за ветками, но прежде чем в голову драконицы ворвалась мысль о том, что это еще один член поискового отряда, который искал дракона, ящерка повела мордой в сторону гномоелки, чуть заводя ее за сторону, и в конечном итоге встретилась взглядом с бородатым, замотанным в шарф, из под которого выбивалась эта  самая борода, в теплой шапке, гномом. С вытаращенными глазами.
Который тут же метнул в глаз Груни камень и помчался по снегу прочь, не издав ни единого звука.  Ни “привет”. Ни “пока”. И, честно говоря, правильно сделал. Потому что от попытки выбить глаз камешком драконица айкнула.
- ААААЙАРААРХХ – точнее, для себя это она, конечно, айкнула, но вот по горам прошелся довольно заметный рев многотонной драконицы с гномкой на голове, которая тут же смекнула, что это вот сейчас был как раз кто-то, кто должен был убедиться, что в горах есть дракон, и этот самый дракон тут же поспешил ретироваться.
На юг. С гномкой на голове. Резко оттолкнувшись от утеса, ударив обеими лапами по заснеженному склону и помчавшимся с еще большей скоростью мимо разлома в земле, пока, пройдя какое-то расстояние и скрывшись подальше от глаз тех, кто был в Трех Пиках за утесами и другими вкраплениями снега и льда, замедлила ход.
- Вот ведь… У нас теперь проблемы? В смысле, у тебя будут проблемы, если он тебя заметил, да? - слегка дрожащим, явно обеспокоенным голосом спросила драконица, и в этом самом голосе чувствовалась вина. Нет, конечно, она могла предположить, что за рогами Фрейю не было видно. А еще что все внимание, скорее, было приковано к пасти и страшным глазам, но все же… Было стыдно. От “Важной, Мудрой Драконицы” не осталось и следа. Осталась только Груня.

Отредактировано Grun (2019-05-31 14:16:42)

+1

20

Три пика были особенным место. Можно сказать даже сакральным. По крайне мере для Фрейи. Она слышала от ветеранов много разных историй об этом ущелье, над которым нависали три скалы. Во времена раздоров нации дворфов именно тут произошла одна из ключевых стычек, повернувшая историю гномов в то русло, по которому она сейчас течет. Сереброглазая не застав этих событий, росла на повестях об этом месте. И сейчас у нее была уникальная возможность взглянуть на окрестности с нового ракурса. Пока Грун притормозила, гнома не без восторга осматривалась с высоты головы дракона. У девушки мелькали, воображаемые картины прошлого с рассказов, которое она к счастью не застала. Скаут не придала значение тому, что дракониха кого-то заметила. Да и кого можно встретить в столь диких и холодных местах? Кроме того, нюх девушки был на порядок слабее драконьего и она просто не могла уловить столь слабые запахи, затаившегося среди сугробов Олафа.
Из всего отряда Лысого, Олаф был самым крупным и не самым умным его членом. Но, даже ему хватило мозгов, (в отличии от Фреи) не выскакивать с шашкой наголо перед мордой Грун. Для самой драконицы, к счастью в ее глазницу полетел камень, а не арбалетный болт, знакомый Сереброглазой по особому, свистящему звуку издающийся из-за специфической формы наконечника.
Несмотря на неповоротливый вид, бородач оказался довольно прытким и скрылся прежде чем сама Фрейя успела что-либо понять. Пришла в себя девушка под грозный рев дракона, который эхом покатился вдоль ущелье и дальше в горы.
– Ой-йо… – только и успела произнести скаут, нервно прикусив губу понимая, что произошло. Грун же бросилась на утек, как нашкодивший, непослушный ребенок, прежде чем гнома успела ей что либо сказать. Правда, в этот раз Фрее уже было не до поездки. Особенно после того, как после того, как впервые за несколько сот лет среди Синегорья вновь раздался глухой звук рожка. Три отчетливых сигнала. Скаут знала, что они значат, но никогда их не слышала. Три долгих, протяжных сигнала значили только одно "Угроза". Теперь у наших ездоков начались действительно большие проблемы. Верней у драконицы. Конечно же, Сереброглазой тоже было бы довольно сложно объяснить, что она делала верхом на Грун, тем не менее, она вполне могла сойти за жертву обстоятельств, в столь специфической ситуации. А вот что точно не хотелось девушке, так это что бы Три пика стали полем битвы не только прошлого, но и настоящего. И пока дракониха неслась все ближе в сторону столицы, у Фрейи в голове созрел план. Весьма необычный. По крайне мере, девушке казалось, что если этим двоим и получится выкрутиться без вреда, то только так.
Поэтому как только Грун притормозила и обеспокоенно задалась вопросом к гноме, та только беззаботно хохоча ответила.
– Не парься, у меня есть идея. Но, ты обязана мне подыграть, подруга! Эту встречу еще долго вспоминать будут… – как только дракон сбавила темп, дворфийка взялась быстро излагать суть своего плана. Сначала Фрейя сомневалась, что Грун на это пойдет. Девушке казалось, что задумка для драконихи звучит унизительно. Но, рогатая была очень простой личностью и судя по всему абсолютно беззаботно согласилась на эту авантюру. Если все получиться, то Сереброглазая провернет самый масштабный розыгрыш в своей жизни и заодно выведет обоих сухими из воды. Верней со снегов Синегорья.
Что знала рейнджер точно, так это то, что в Гракале уже знают о мнимой угрозе. Верней стража Северных врат знает. Рожки Плащей быстро передали сигнал тревоги друг-другу и дальше аж до столицы. Но, прежде чем выйдет подкрепление из города, да и еще дойдет до Трех пиков, пройдет уйма времени. Зато Плащи доберутся сюда довольно быстро. Дракон, конечно, быстр, но скрытые тропы среди гор, лыжи и многолетняя подготовка дают свой результат. Фрейя понимала, что если их вскоре не оцепят, то уже хотя бы будут следить. Вскоре дракон вновь смогла бы уловить запах, который прошлый раз выдал Олафа. Так же как почувствовать несколько взглядов за своей огромной спиной, фигур, которые, судя по всему, скрывались среди скал.

– …Клянусь, я видел Малолетку верхом на этой твари! – Олаф активно размахивая руками, запыхано объяснялся Лысому. Пожилой, наголо выбритый гном, ходящий без шапки даже в самый лютый мороз, нервно поглаживал подбородок, выслушивая рассказа разведчика.
– Походу, он там в штаны наложили и бредит… – перебила Вегарда Олафа, ей как то сложно было представить дракона. И в особенности Фрейю верхом на нем. – …Наслушался рассказов Рыжухи и от страха мерещится черти-что!
– Помолчи, женщина, – резко прервал дворфийку Лысый. Таким грубым и серьезным последний раз лет двести назад, по этому Вегарда сразу же умокла, немного шокирована таким обращением к себе. Конечно, Лысый часто хамил, но сейчас он был серьезен. Действительно серьезен.
– Тиль все еще на другой стороне? Вряд ли он успеет вернуться, хоть он и услышал сигнал. – Размышляя вслух продолжил старший гном. – Сколько рун уже следят за этим "драконом"?
– Что-то около шести-семи, – продолжил Олаф, – остальные слишком далеко и успеют только к ночи, стража с города только к рассвету. И то не факт.
– Итого, двадцать четыре человека, – задумчиво произнёс Лысый, – Значит, надо тормозить эту гребаную ящерицу сейчас. Не то она Гракал превратит в пепел.
– Ты с ума вышел? Как мы остановим? – Вновь вмешалась Вегарда, – если этот придурок говорит правду, мы его даже не поцарапаем!
– Олаф, сделал ей неприятно одним камнем в глаз. Представь, что сделают болты. В идеале мы ее спугнем. В худшем, подохнем, красиво. Все, всё знают и что делать тоже. Ничего вам объяснять не надо. Разбежались! Сигнал "Топор в снегу".
– Старый, больной ублюдок… – про себя произнесла Вегарда, захватывая свой колчан с болтами, выскакивая из пещерного убежища вслед за Олафом. 

Наступила ночь. Солнце окончательно скрылось за скалами и теперь снег переливался красивым, голубоватым свечением при свете Луны и звезд. Небо было на удивление чистым, что большая редкость в этих горах. Можно было отчетливо разглядеть каждую звезду, чем Фрейя и занялась все еще сидя верхом на голове Грун. C головы дракона так же открывался невероятно красивый вид на горную долину, казалось, ничто не нарушит эту идиллию, но в воздухе постоянно чувствовалось напряжение. Где-то среди леса раздался волчий вой, но он абсолютно не беспокоил девушку. Волки это одна из самых безобидных передряг, в которую можно тут встрять.
Сереброглазая уже объяснила как Грун действовать и как себя вести, для того что бы ее план сработал, по этому они неспешно двигались дальше на юг, в сторону Гракала, о чем то абсолютно беззаботно беседуя. Девушка всячески пыталась разбавить разговор шутками, забавными историями со своей службы и крайне положительно отзывалась о сослуживцах, пытаясь хоть как-то отвлечь Грун от ее озабоченного состояния, заодно и прояснить "местные порядки".
Вскоре, случилось то, чего Фрейя и ожидала. Прямо напротив них показался огонек, который быстро приближался. Грун, благодаря своему острому, драконьему зрению первой смогла разглядеть, что это за свечение впереди. Это был лысый гном, который быстро двигался, прям к дракону, сжимая в одной руке тяжелую секиру, а в другой факел. Шел дворф уверенной походкой и как только он приблизился на достаточно близкое расстояние, Грун смогла его нормально разглядеть. В его глазах нету ни капли страха. Скорей наоборот, взгляд был немного безумным, словно этот гном, был готов бросится на дракона прямо сейчас с голыми руками.
Остановившись прямо напротив чешуйчатой, он уперся об секиру руками и молча кинул одну фразу.
– Проваливай… – прозвучал знакомый голос для Фрейи. Плащи всегда отличались от своих сородичей осторожностью. Если можно было избежать боя, Лысый обязан попробовать. Пускай даже в своей манере.
– Эй-й-й! Вредный старишка, узри же мощь Детей земли! –гнома пафосно выскочила из-за рога Грун, надрывая свой голос, что бы ее было слышно с такой высоты.
– Глазам своим не верю… – произнесла Вегарда, наблюдая за представлением, скрываясь среди деревьев. Она, конечно же Фрейю не видела, за то отчетливо видела маленький силуэт дворфа на голове дракона и слышала знакомый, звонкий голос подруги.
– Че-го-о-о? – Лысый, удивленно поднял взгляд, тоже пытаясь среди потемок разглядеть, кто это там кричит сверху. На грозный драконий рык это явно не походило. А вот на гномий, знакомый смешок очень даже.
Прежде чем продолжить, Фрейя пафосно топнула ножкой и Грун покорно опустила голову до уровня гнома. Теперь Лысый смог убедится, что ему не мерещится и перед ним действительно стоит Фрейя. На драконьей голове. Которая, судя по всему довольно таки убедительно управляет этим самым… Драконом.
– Заберите меня Тени, если это действительно ты, Сереброглазая.
– Угу, – беззаботно усевшись на голове Грун, закидывая ногу-на-ногу девушка, посмеиваясь, глядела прямо на гнома. – Да, тебе не кажется, я подчинила себе дракона.
На словах "подчинила дракона", Лысый тяжело прокашлялся. Засада среди скал и в лесу непонимающее переглянулся, не видя и не особо слыша происходящее.
– Э? – только и смог выдавить с себя Лысый. Он многое за свою жизнь повидал и гражданскую войну прошел и с зеленокожими резню не одну пережил. Но, вот дракон… А на нем верхом гном.
– Ну, мы искали огромную, рогатую ящерицу. Мы ее нашли. Верней я нашла, – хохоча беззаботно говорила гнома, на самом деле обеспокоенно оглядывая местность. – Типа, решила похвастаться! Вот! Хэх.
Грун послушно лежала на пузе, не шелохнувшись и прикрыв свои глаза, словно демонстрируя полную покорность и подчинение.
Казалось, пожилого гнома, который повидал все в своей жизни и пережил еще больше, сейчас схватит обычный инфаркт от происходящего. Зрелище абсолютно алогичным и было бессмысленным и скорей походило на бред, чем на реальность. Лысый нервно потер переносицу. Он просто не знал с какого вопроса начать, но Фрейя сама ответила, не дожидаясь продолжения диалог.
– Так вот, дракон никому вреда не принес. Сейчас, мы уезжаем. Вернусь домой через два дня. Можете сказать, что вы успешно его прогнали. Лады? – Не дожидаясь ответа, гнома вновь встала на ноги, топчась по голове Грун. Дракониха покорно, медленно встала, немного мотнув своим массивным телом, стряхивая с себя снег, который прилип к ее пузу. Аккуратно развернувшись, размахивая своим длинным хвостом над верхушками сосен Грун и ее наездница, развернулись и вновь отправились на север.

Секира в снегу не оказалась. Свиста болтов не раздалось и никто Фрейю вместе с Грун больше не преследовал...

Конец эпизода.

Отредактировано Freya (2019-06-20 10:59:45)

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 12.03.1214 "Вступай в Плащи, говорили они, будет весело, говорили они"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC