http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumstatic.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumstatic.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 21.01.1215. Знатный зверюга!


21.01.1215. Знатный зверюга!

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sd.uploads.ru/xaNu4.jpg

1. Дата и время: 21 января 1215, рассвет

2. Место действия | погода: предгорья к северу от Нортрана. Холодно, сумеречно, стоит ледяной туман, а меж горных склонов на востоке встает красное утреннее солнце, проглядывающее в разрывах туч.

3. Герои: Арника и Дангрег

4. Завязка: Не всякий верит в сказки, а в жуткие сказки и вовсе охочих верить мало. Да только страхи, пришедшие из минувших веков, все лучше и крепче запоминаются, а вой за пеленою метели пробирает до костей, заставляя вспоминать самых страшных чудищ их тех, что скрываются среди северных снегов. Чьи же когтистые лапы топчут белые равнины, чья тень бродит среди синих елей, медведя ли? Чьи же глаза отливают алым в рассветных сумерках, барса ли? Ох не медведь и не дикий кот бродит в предгорьях...
То если не чья-то добыча, то чья-то погибель наверняка.

5. Тип эпизода: личный

Отредактировано Arnika (2019-04-22 22:41:44)

0

2

Местные говорят, зверь этот пришел следом за наступлением нового года. Говорят, что новогодняя тощая луна едва успела немного набрать полноты, а неведомая тварь уже унесла жизни двоих охотников, что отправились в то время на охоту в еловый бор. В том бору всегда ходили жирные лоснящиеся дикие лоси, и этих лосей били по ранней зиме, пока они не согнали нагулянный жир.

Да только наговорила какая-то местная бабка-шаманка, что, дескать, этой зимою будет лес сторожить новый хозяин, который зверя своего никому не отдаст. Местные - суеверный народ, конечно, насторожились. Ноябрь и декабрь никто не совался в предгорья, надеясь, что старуха переменит свое предсказание. Но старуха ничего менять и не думала, а съестные припасы меж тем совсем исхудали. Можно было, конечно, и рыбой до весны перебиваться, да только что же за жизнь охотнику без охоты?

Всякая жизнь лучше, чем смерть, рассуждали деревенские. Рассуждали и горевали, когда двое молодых охотников сгинули в лесу, не воротившись назад ни через день, ни через три от назначенного срока. За этой горестью и застала их молодая охотница, что пришла из соседней к их деревне Медвежьей логовины.

Пришла Арника по делу - воротить собачью упряжь и полный колчан добрых стрел, что одолжила у местных еще по осени. Тогда один здешний охотник хорошо ее выручил, и теперь пришло время вернуть одолженное.
Да только возвращать, как оказалось, некому.

Дурная весть настигла Арнику прямо на пороге дома семьи того охотника. Зареванная молодая девушка, на вид еще моложе самой Арники, встретила ее одна на пороге и поведала, что ее супруг со своим другом, парни молодые да азартные, ушли за лосем, да так и не вернулись. Судьбы их никто не ведает, равно как и никто не осмеливается сунуться на поиски. А кто осмеливается - тех жены и дочери чуть не силком держат дома, боятся, как бы последние кормильцы не сгинули.

"Не вздумай!" - говорили они Арнике. - "Не суйся ты в этот бор. Не лоси там ныне себе обиталище обрели, ох не лоси... Тот, кто там теперь живет, воет, словно буран, а глазищами сверкает так, что ослепнуть можно, если в сумерках увидеть. Говорят, сзади у него копыта, а спереди лапы с когтями в руку длиной. А во рту клыки в три ряда, а за спиною - крылья, как у ящера."
На вопросы, откуда такие познания о чудовище, которого никто в глаза не видал, ей сказали: А как же! Все здесь знают про горного сторожа. Якобы раз в две сотни лет спускается чудовище из своего логова на вершине горы и бродит предгорьями, разыскивая себе пропитание. А пожирает оно не плоть и не кости, а душу человеческую, а как насытится - так снова уходит в свои пещеры и еще две сотни лет не показывается. Чудище то все страшно боятся, а сами в душе надеются, что найдет оно себе, кем поживиться, а потом сгинет туда, откуда пришло. А чудовище каждые два века и находит. Вернее, души сами его находят. Охотники всякий раз пытаются положить конец этому кровавому оброку, и всякий раз сами этим оброком становятся.
А еще говорят, по следу его кровавая ягода из-под снега всходит. Если такую ягоду вкусишь, то учуешь запах его. Еще одну вкусишь - услышишь. А третью вкусишь - будешь видеть зверя лютого. Только поздно уже будет - заберет он тебя.

А звать его Халльот, горный ужас.

***

"Ну посмотрим, что ты за зверь такой", - подумала Арника, закидывая за спину колчан добрых стрел. Ночевать она осталась в той же деревне, а встала затемно, когда ночной мрак только-только подернулся рассветной синевой. Вся деревня еще спала. Это и нужно было молодой охотнице, иначе все местные всполошились бы и принялись ее отговаривать от опасного похода, а упрямая Арника жутко этого не любила. Отчего-то люди не хотели верить, что оберегает ее от гибели сам Ульвард, волк-страж, которому ни одно чудовище не страшно.
"Ну и пусть", - рассуждала девица. - "Но я-то знаю".

До елового бора на собаках было совсем недалеко, но упряжка ей только мешала бы, так что Арника решила отправиться пешком. Сонная Герда недовольно ворчала, сжимая когтями ее плечо, и все норовила сунуть голову под крыло да продолжить дремать. Но хозяйка птицу с себя все сгоняла и бодрила окликами. Обругав ее последними птичьими словами, Герда взмыла высоко в темное предрассветное небо.

***

Прошло уже часа полтора, и окутанный туманом лес становился все светлее и светлее. Но Арника все еще не нашла ни единого следа того существа, о котором ей толковали в деревне. Да и следов пропавших охотников она тоже не находила. Правда, нашла кое-что другое...

В левой ладони был крепко зажат смолистый лук, а на правой лежали три круглые алые ягоды.
Откуда в зимнем лесу свежая спелая брусника, оставалось бы для Арники самой настоящей загадкой, если бы только не вчерашние рассказы местных. В памяти слово в слово звучал рассказ старой ведуньи о том, что по следу горного чудища всходит кровавая ягода.

Страшно.
Арника сжимает ладонь - несильно, чтобы не раздавить ягоды - и опускает руку. Страшно не прислушиваться к мудрой легенде, и в то же время - страшно поверить и попробовать эти алые плоды на вкус.
Еще некоторое время охотница бредет по глубокому лесному снегу, озираясь по сторонам. Здесь, вблизи гор, ели стоят реже, а между ними расстилается холодный сверкающий крошечными искорками льда туман. И тишина. Совершенная, глухая, не потревоженная ни одним звуком рассветная тишина.
Но чудится Арнике, будто дышит кто-то в этой тишине. Чудится, но не слышится, и от этого становится еще жутче.
А упругие ягоды все холодят теплую ладошку и дразнятся. Одну съешь - учуешь. Две съешь - услышишь.

Нет больше сил терпеть. Не раздумывая слишком долго, Арника останавливается, озирается, шепотом просит Ульварда о защите, а затем все три ягоды разом забрасывает себе в рот. Жмурится, когда кислый сок разливается по языку.
А затем открывает глаза, да так и замирает в оцепенении. Перед нею, не дальше десятка шагов, чудище из легенды. И дыхание вмиг перехватило.
Рука тянется сама собою за спину, хватает судорожно за пернатый хвост стрелу со стальным наконечником. Но прежде, чем ляжет она на тетиву, зверь уже поднимается на дыбы, раскидывает пернатые крылья (врали деревенские про ящера) и заносит когтистую лапу в прыжке.

"Неужели вот так?.." - мелькает мысль в отражении оцепеневшего взгляда.

Отредактировано Arnika (2019-04-23 14:42:51)

+1

3

Нортран. Суровый, но прекрасный край. Королевство величественных гор, вековых елей и ослепительного блестящего снега. Опасная красота этих мест доступна не всем, подобно привередливой даме. Лишь смелому откроется всё великолепие северной природы, пленив его сердце навеки.
Дангрег впервые забрался так далеко на север, оставив позади такие привычные ему леса середины материка в поисках новых удивительных существ, которые могли бы стать превосходным дополнением его богатой коллекции. Стоит отметить, что среди всех путешествий, проделанных демоном, это оказалось самым тяжелым. Нет, никто не пытался остановить его, просто природа севера была совершенно непривычной Доппельгангеру и он толком не знал, какой облик ему следует принять для наиболее комфортного перемещения. В его коллекции при всём её разнообразии не было северных животных или птиц. А ошибка в выборе, в то же время, могла дорого обойтись юному демону и он очень скоро понял то, какой опасности подвергается. Для дальнего перелета он превратился в болотную виверну из Сумеречных топей - одно из наиболее крупных и сильных летающих существ, что ему довелось встретить на просторах Эноа и скопировать. И уж точно самым страшным. Конечно, госпожа Летис имела куда более устрашающий вид в своём истинном обличье, однако увы, в нее превращаться он не умел. Как и в любого иного дракона.
Когда виверна достигла южных границ Нортрана, Дангрег почувствовал, что замерзает. Он стал лететь быстрее, интенсивнее размахивая крыльями, но это нисколько не помогло. В один момент, он перестал чувствовать крылья и просто рухнул в снег, переломав себе все конечности. Так бы и закончилось его путешествие на север толком не начавшись, если бы не благословенная регенерация. Через минуту он уже был цел и невредим и стремительно менялся, превращаясь в медведя. Это было необходимо чтобы выиграть время на размышления. Немного согревшись, хотя всё еще дрожа от холода, демон осознал в чём была его ошибка. Виверна была хладнокровным животным. Медведь оказался куда сподручнее, да только летать он не умел и его мех был не таким густым как у здешнего зверья, поэтому демон по-прежнему мёрз, рискуя вовсе обледенеть и остаться в этих снегах навсегда в виде недвижимого истукана. Время поджимало и Дангрег принял решение стать орлом. В этом виде он преодолел еще с полсотни километров прежде, чем увидел внизу среди изреженных елей лося и спикировал к своему спасителю.
*     *     *
На следующий день Дангрег прибыл в Нортран и этот город вызвал у демона смешанные чувства. С одной стороны, он понравился ему больше, чем Аварин. Не было здесь ни вычурных домов знати и соборов, ни фонтанов, ни статуй так называемых героев, людей, прославившихся тем, что они уничтожили несметное множество удивительных существ, сделав картину этого мира более скудной. И самое приятно - здесь не было Деорсы. Его встречали простые и добротно сделанные дома работящих людей. Хрупкие с виду, но вне всяких сомнений идеально приспособленные именно для этого сурового края. Здешние жители были бодры и веселы, несмотря на пронизывающий холод и бескрайний необитаемый простор во все стороны, насколько хватало взора. И это было тем, что пришлось демону страха не по нраву. В отличие от обитателей серединных городов, находящихся в куда более мягких и благополучных климатических условиях, жители Нортрана не боялись ни окружавшей их природы, ни друг друга. Они держались вместе и были прекрасно приспособлены к жизни на землях своих предков. Этот разительный контраст между Нортраном и Аварином вызывал у Дангрега недоумение.
- Да уж, здесь мне не придется пировать... - покачал головой он, прощупав эмоциональный фон города.
Впрочем, в той или иной степени страх есть всегда и везде. Не был исключением и этот город. Основным источником пищи здесь стали семьи охотников, уходивших в лес на несколько дней. Страх жен, детей и матерей за близких был не сильным, но стабильным, так что демон чувствовал себя здесь довольно неплохо. А вскоре волею случая ему удалось узнать, что породило этот страх.
Добыв не самым честным путем некоторое количество денег, Дангрег проводил много времени в тавернах, где изредка заказывал медовуху, довольно вкусную, но не более полезную для Доппельгангера чем простая вода, и слушал. Он слушал буквально всё: разговоры жителей о бытовых делах, слухи о происходящем вокруг, песни бардов и местные легенды. Последние были для демона особенно интересны. В легендах часто говорилось о жутких чудовищах, заставлявших замирать сердца людей в страхе. Ну как демону страха было не заинтересоваться таким?
Из рассказов одной старухи, собравшей вокруг себя группу молодых охотников, Дангрег узнал много интересного. Она рассказала об Ульварде, волке, что почитался местными вроде полубога, охранявшего северные леса, о снежных бродягах - древнем племени покрытых густым белым мехом рослых полулюдей, живущих где-то высоко в горах и о Халльоте, ужасе гор. Рассказ о последнем особенно заинтересовал Дангрега. Настолько, что демон подсел ближе и поинтересовался о том, как выглядит этот "горный ужас". Рассказ о внешности чудовища звучал скорее нелепо, чем правдоподобно. У Дангрега были весьма богатые познания об устройстве живых существ, чтобы отнестись к россказням о Халльоте скептически.
- Глаза сверкают, значит, у него ночное зрение. Тогда этот ваш Халльот должен быть только ночным хищником, иначе при таком чувствительном, судя по рассказам зрении, он попросту ослеп бы от сияния снега. В копыта я, предположим, поверю, но когти с руку? Вы серьёзно? Попробуйте с такими когтями побродить по сугробам, я бы на вас посмотрел. Три ряда клыков... ну у акулы они вполне обоснованы, а ему-то для чего? Это не эффективно. Крылья как у ящера? Как же! Ха-ха-ха! Знаем мы чем чреваты черты внешности рептилий в северных землях, проходили позавчера.
Позднее, Дангрегу удалось добыть книгу со сказками и легендами. В чтении он не был особенно силен, но всё решали картинки, на которые эта книжка оказалась богата. Ульвард оказался самым обыкновенным волком, разве что с необычайно красивым отливом на шерсти и заметно крупнее обычных волков. Снежные бродяги было точь-в-точь как сам Дангрег, когда безобразничал в окрестностях Аварина зимой. Даже Ойлидин, мифический лось из лесной чащи выглядел вполне обычным животным, просто с большим количеством рогов, чем это было принято. Но к великому разочарованию Дангрега, Халльот в этой книге был скорее карикатурой, чем настоящим чудовищем. Все эти рассказы, смешные рисунки и, при этом, необъяснимый страх местных перед горным ужасом подогрели интерес демона. Дангрег решил во что бы то ни стало найти этого монстра и узнать, каков тот на самом деле. Ну и добавить его облик в свою коллекцию, само собой.
*     *     *
Демон начал поиски и они уже к концу первого дня дали свои результаты. Нет, Халльота он конечно не нашел, зато нашел следы его пребывания в лесу, о которых рассказывали местные. Два растерзанных тела охотников. Дикие животные уже успели полакомиться ими, однако кое-что перепало и Дангрегу. Демон впитал всю кровь, которую смог извлечь из обледеневших трупов и несколько увеличился в размерах. Печальная картина бесславной гибели отважных людей, но ему не было жалко мёртвых. Демон вообще слабо испытывал какие-либо эмоции к людям. Скорее увиденное даже вызвало у него радость, ведь он был на верном пути. Дальнейшие поиски позволили Дангрегу к концу дня обнаружить еще одно потонувшее в снегу тело. На сей раз, это был коробейник. Видимо, монстр напал на него когда тот шел в город и загнал в чащу, где настиг и растерзал. Остекленевшие глаза человека смотрели в вечернее небо, где уже начали загораться первые звёзды. Как и прошлых жертв, эту неизвестных хищник лишь убил, но есть не стал. И здесь демон полакомился застывшей кровью, набирая вес. Почему-то но решил, что быть больше и сильнее ему понадобится, когда его поиски наконец увенчаются успехом.
- А эта легенда становится всё интереснее и интереснее... Любопытно, где же ты прячешься, Горный ужас? Я иду искать.
Так и бродил Дангрег всю ночь по лесу в облике могучего лося, пытаясь выследить монстра. Увы, снег давно поглотил все следы, поэтому рассчитывать оставалось лишь на волю случая. Наверняка, демону пришлось бы еще неделю скитаться среди присыпанных снегом елей, если бы когда наступило утро случай не помог. Он ощутил страх. Человеческий страх. Довольно редкая находка здесь, в лесной глуши, когда большинство охотников сидят по домам. Это чувство словно маяк повело демона.
Принадлежал страх, как выяснилось некоторое время спустя, одинокой охотнице, не пойми что забывшей здесь. Она явно чего-то боялась, но источника угрозы вокруг Дангрег не видел. Демон следил за ней с почтительного расстояния, дабы скрип снега не выдавал его присутствия. Именно это и сыграло решающую роль в дальнейшей истории, что развернулась здесь, под сенью заснеженного леса.
Девушка остановилась и принялась собирать с земли что-то красное. Дангрегу не было видно что именно, но походило это на какие-то ягоды. Странно. За всё то время что он бродил по лесу, ничего подобного ему на пути не встречалось. От размышлений о том, откуда взялись ягоды, не засыпанные снегом и не съеденные животными Доппельгангера отвлек тихий звук. Вне всяких сомнений, это был тот самый скрип снега, которым боялся привлечь к себе внимание демон. Очевидно, в этой чаще помимо него и девушки был кто-то третий и он тоже скрывался. Дангрег увидел что-то большое, плавно движущееся вдали среди стволов деревьев. Хотя рассмотреть это существо он не успел, уже по размерам гостя было ясно, что это не одно из животных, обитающих в лесу. Дангрег понял, что нечто, как и он, следит за этой девушкой и решил использовать её как приманку.
Жертва ничего не подозревая шла прямиком к месту, где затаился её таинственный поклонник. А Дангрег, тем временем, уже обходил её сбоку, стремясь увидеть загадочного хищника прежде, чем для приманки станет слишком поздно. И ему это удалось. Подобравшись поближе, он увидел чудовище, втрое крупнее взрослого лося. Тёмно-серая шерсть цвета мёртвого камня или пыльного снега, жёлтые глаза, огромная клыкастая пасть, передние лапы как у барсука и... крылья за спиной. Только не ящера, а скорее беркута. Огромные как крыша дома большой нортранской семьи. Чудовище могло бы увидеть следившего за ним рогатого наблюдателя, но было слишком увлечено разглядыванием девушки. А затем оно сделал шаг вперед.
- Так вот ты какой, северный Халльот! Давненько я тебя ищу. Как я и думал, ряд черт внешности - преувеличение, но всё равно очень интересно. Не знаю кто ты, девочка, однако спасибо тебе за помощь. Если бы не твой страх, я бы его пол года искал. Думаю, в знак благодарности я даже не дам ему порвать тебя на куски.
Быстро смекнув, что для встречи с этим существом выгоднее будет принять облик хищника, и как можно более крупного, Дангрег решил превратиться в волка. Но не простого волка, а того самого Ульварда из книжки. Благо, волком Дангрег был превосходным. Это был один из его любимых обликов, предназначенных для передвижения по лесу. Тем временем, девушка съела те странные ягоды, и монстр рванул к ней. Счёт пошел на секунды. Дангрег бросился на перехват. Чудовище, даже после принятия демоном нынешней формы, было в полтора раза крупнее него. Грубой силой тут едва ли можно было добиться успеха, поэтому он решил воспользоваться скоростью. Гигантский волк несся по лесу, оставляя глубокую борозду в снегу. Он набирал скорость для сокрушительного удара при столкновении, до которого оставались мгновения...
Халльот встал на дыбы перед увы слишком поздно заметившей его охотницей. Монстр занес когтистую лапу для смертельного удара и оттолкнулся массивными копытами от земли, бросаясь на свою добычу. Но на середине пути, прямо в прыжке, что-то на огромной скорости врезалось в левый бок чудовища. Удар оказался такой силы, что буквально смёл горный ужас в сторону, сломав его телом два дерева и повалив в глубокий снег. В момент падения, ликование в глазах чудовища сменилось недоумением и, впервые в жизни монстра, страхом. Никто никогда еще не смел столь дерзко напасть на него на охоте, да к тому же сбить с ног. Это он всегда нападал первым, выслеживал, подкрадывался, но никак ни к нему! Как известно, всё когда-нибудь случается в первый раз. И вот этот первый раз горному ужасу совершенно не понравился. Он отбросил лапой в сторону переломленный ствол дерева и поднял голову, чтобы посмотреть на того, кто осмелился бросить ему вызов. Перед ним стоял белый, словно первый снег, гигантский волк.

+1

4

Тетива из оленьей жилы туго натянулась привычным движением. Лопатка назад до упора, локоть чуть выше плеча, взгляд прямой, дыхание медленно тает облачком пара на губах. И только сердце отбивает удар за ударом, нарушая плавный ход движений, отточенных с детства.

Руки действовали сами по себе, Арника же только глядела во все глаза на чудовище, не в силах отвести взгляда от круглых глаз, что отражали льющиеся меж туч тонкие розовые лучи рассвета.
Чуть не дотянув тетиву, пальцы дрогнули, выпуская трехперый хвост. Щелкнула тетива у самого носа, ресницы испуганно сморгнули от неожиданности, а стрела сорвалась и метнулась навстречу чудовищу.

Метнулась - и со свистом рассекая туман ушла куда-то далеко в лес. Тихим эхом пронесся стук, когда наконечник впился в еловый ствол. Так и держа на весу поднятый лук, Арника во все глаза глядела на огромную белую тень, что бросилась из леса чудовищу наперерез. Там, где оба создания упали в снег, в воздухе заклубилось облако снежинок. Слышалась возня, утробное рычание и ворчание, и ветви поваленных молодых елей, беспомощно вскинутые кверху, дергались от их движений.

Арника инстинктивно сделала несколько шагов назад, выловила из колчана сразу две стрелы, и движением быстрым и плавным опустила на тетиву поднятого лука. Еще два тяжелых шага назад, увязая в глубоком снегу почти по колено. Взгляд мечется между головой с алыми глазами и огромной мохнатой спиной, белой, словно снег. Острые клювы стрел смотрят вперед, готовые поразить. Сердце колотится, грудь вздымается быстро-быстро, короткие облачка собственного дыхания застилают обзор и оседают инеем на лисьем меху капюшона. В ушах - только приглушенный шум крови, испуганно бегущей по жилам, а во рту - кислый вкус алого сока, размазанного по губам.

В воздух взметнулись огромные сизые крылья, ударили, вскидывая Халльота в воздух в коротком высоком прыжке. Сверху всем весом упасть на неожиданного противника, раздавить его своей тушей, пригвоздить к земле! - вот о чем был его яростный короткий клич, разнесший в тумане.

От взмаха его крыльев над землей снова поднялся снежный вихрь, и в этом вихре стало не различить, где какая тварь. Но сейчас, когда весь мир сошелся в одну единственную точку, не было разницы, кто из них. А если повезет, то каждому достанется по стреле.
Тетива натянулась до хруста, и пальцы разжались на сей раз точно вовремя, с новым выдохом отпуская два снаряда в полет. Орлиные перья стрел едва коснулись щеки, а Арника уже ярко представила, как впивается сталь в плотную белую шкуру. Две - мало, - мелькает мысль, и рука снова вскидывается к колчану.

И только потом ее взгляд замечает что-то знакомое в облике белого существа.
Но слишком поздно - стрелы уже летят.

Отредактировано Arnika (2019-04-25 00:58:43)

+1

5

Самозваный Ульвард был доволен собой. На такое эффектное появление он даже не рассчитывал. Демону удалось застигнуть чудовище врасплох, напугать, ввести в замешательство и свалить в снег. Столько новых ощущений для Халльота всего за несколько секунд. Да уж, тут было чем гордиться, но праздновать победу было слишком рано. Этот толчок не нанес никакого видимого вреда горному ужасу, пострадала лишь его гордость. Однако гордость никогда не была в числе жизненно важных органов. Внезапная атака Дангрега была хороша лишь своей внезапностью, но это преимущество уже было в прошлом. Опомнившись от волны захлестнувших его новых ощущений, химера вскочила на ноги и бросилась в смертельном прыжке на нового врага, поспевшего ударить в спину. Вернее в бок. Но этак атака была обречена на провал еще до своего начала. Слишком много времени потребовалось монстру чтобы встать с земли и расправить крылья. Две секунды, непозволительная роскошь в схватке с таким быстрым противником.
Тем же временем, две стрелы сорвались с тетивы и помчались вперед, словно две хищные птицы, стремящиеся схватить свою добычу. Дангрег заметил их, но не придал увиденному значения. Стрелы не были опасны для него. А вот опасны ли они для горного ужаса предстояло выяснить в самом скором времени. Волк пригнулся и рванул в направлении врага и чуть в сторону от него. В поднявшемся от взмаха могучих пернатых крыльев снежном вихре невозможно было разглядеть этот маневр, не только охотнице, но и самому виновнику возникновения локальной непогоды.
Правая стрела пролетела чуть выше холки уже начавшего уклонение гигантского волка, вторая же вонзилась в когтистую лапу пикирующего Халльота чуть ниже "локтя". Чудовищной силы удар обрушился на притоптанный снег в том месте, где мгновение назад стоял Ульвард. А затем монстр взвыл от боли. На первый взгляд могло показаться, что причиною тому была стрела и отчасти это было так. Но всё-таки в куда большей степени этому поспособствовали зубы волка, вцепившиеся в заднюю лапу горного ужаса немного выше копыта. В пасть Ульварда брызнула горячая кровь противника и это уже можно было считать своеобразной победой. Дангрег достиг желаемой цели - получил облик прославленного в легендах монстра в свою коллекцию. Однако так быстро заканчивать бой он не собирался. В глазах волка разгорался азарт. Давно ему не приходилось драться со столь могучим противником и этот бой обещал быть интересным, пускай и едва ли мог называться честным. Наверняка у Халльота не было такой регенерации как у демона, зато он был значительно сильнее и это делало их противостояние не совсем уж бессмысленным.
Успешно цапнув врага за ногу, волк немедленно отпрянул назад, ожидая ответного удара от своего оппонента и тот не разочаровал его. Частокол из загнутых когтей пронесся возле морды Ульварда, едва не зацепив. Но чуть-чуть - не считается. И вновь горный ужас промахнулся. А снег, тем временем, уже почти полностью осел, обнажая поле битвы двух чудовищ.
- Если бы догадался лягнуть копытом - попал бы, хе-хе-хе, - подумалось Дангрегу. Противник стоял к нему боком, видимо решая, как поступить. Взгляд чудовища упал на торчащую из смоченной кровью шерсти стрелу, а затем на её владелицу. Убить охотницу не составило бы особого труда, но поворачиваться спиной к волку было нельзя. Халльот мучился трудным выбором. Дангрег же размерено рыча и скаля клыки выжидал его решения.

+1

6

Бой в вихре снега продолжался, а Арника уже держала новую стрелу на тетиве. То ли вой, то ли визг крылатой твари разнесся среди деревьев, и сердце охотницы возликовало и наполнилось уверенностью. Она попала! Нужно было скорее снова стрелять, покуда зверь не опомнился и не метнулся в ярости к ней...

Пальцы сжимали орлиные перья на тетиве, да только духу не хватало ее спустить новую стрелу вот так, наугад. Там, среди белого облака, чудился ей знакомый из детских воспоминаний облик. Ульвард, великий страж северных лесов, он ли это? Не его ли она едва ли не поразила - а может, и поразила - своими стрелами сгоряча?

Пожалуйста, покажись, дай мне увидеть тебя, - звучала в мыслях мольба, а глаза следили неотрывно за горой белого меха, что маячила в снежном тумане. На Халльота она уже и не глядела, не в силах оторвать жаждущего взгляда от волчьей фигуры. - Обернись, дай взглянуть...

Халльот же тяжелым взглядом глядел в глаза волку, так, как глядит всякий зверь, соизмеряя свои силы с силами своего противника.
Пришел в мои земли. Мешаешь охоте. Смердишь. Ты не волчьего племени.
Простые и четкие мыслеобразы сменяли друг друга в голове у крылатой химеры. Халльота раздражал этот чужак, осмелившийся посягнуть на его территорию и его добычу. Раздражал и внушал тревогу, которую горный ужас сам редко испытывал, и уж точно никогда - перед местным зверьем. Незримое и необъяснимое чувство опасности исходило от этого белого волка, и от этого чувства перья на загривке у Халльота топорщились до боли в шкуре. Пригнув голову и утробно рыча, прихрамывая на переднюю лапу, он двинулся по кругу, обходя волка.
Уходи! - говорил его рык. - Прочь с моей земли!

Теперь его крылатая туша отгородила собою волка от глаз Арники. Но охотница уже увидала среди опадающего снега то, что так желала увидеть. Узкая длинная морда, прижатые уши и огромная белая грива шерсти, укрывающая волчью грудь - точно так она помнила его, точно таким и был его облик, вырезанный на костяном амулете, что лип ко вспотевшей груди под одеждами. Теперь рука охотницы уверенно отвела стрелу прочь от волка, а затем спустила ее в сторону Халльота, целясь в шею.

Мгновение - и сомнениям чудища пришел конец. Взревев от боли, когда сталь впилась ему в мышцу на загривке, он ударил что есть мочи крыльями и отбросил себя назад и вверх, прочь от волка, так быстро, что тот едва ли успел бы его схватить. Еще удар крыльями - и химера уже в воздухе над деревьями. Пронзительный крик Герды раздался в вышине. Арника выхватила стрелу и едва успела натянуть тетиву и разжать пальцы, вскинув лук в небо наугад - сверху на нее рухнула огромная тень.

Арника так и не поняла, достиг ли ее выстрел цели. Воздух мигом вышибло из легких, а в глазах потемнело. Хрустнуло - то ли снег под спиной после падения, то ли что-то внутри. Огромные крылья закрыли собой сумеречное утреннее небо, красные глаза сверкнули почти что перед лицом. Жесткая хватка когтей сомкнулась на левом предплечье. А затем ее рывком потащило вверх, а лицо обдало ветром и снегом. Земля ушла из-под ног, а захваченная рука с болью вывернулась. Охотница вскрикнула и разжала пальцы, роняя лук вниз.

+1

7

Решив что охотница не осмелиться вмешаться в сражение двух чудовищ, Халльот полностью переключил своё внимание на Ульварда. Хотя он, конечно, не знал, чей облик сейчас надел на себя демон. Громадная химера начала медленно двигаться вокруг волка, заставляя того занять оборонительную позицию и вращаться на месте следом за врагом, пристально следя за каждым его движением, чтобы не пропустить момент возможной атаки. Но этот момент всё не наступал. Да оно было и понятно. Халльот, хоть он сейчас и пытался заругать своего противника, был напуган куда больше. Он привык биться с теми, кто было в разы слабее него, кого можно было лишить жизни одним не сильным взмахом когтистой лапы. Его жертвы, по большому счёту, не могли ответить ему, не могли ничего противопоставить чудовищной силе горного ужаса. Но сейчас всё было иначе. Пускай Ульвард и был меньше и явно слабее, он не был беззащитен. Он уже ухитрился поранить заднюю лапу чудовища и определенно не собирался останавливаться на достигнутом. И именно этот обстоятельство сдерживало хозяина заснеженного леса от броска. Он боялся новых ран, надеялся, что его грозный рёв и полный ярости взгляд заставят ненавистного соперника отступить. Но Дангрега скорее забавлял этот танец, ведь в отличие от Халльота, меньше всего на свете он боялся боли.
Тем временем, охотница готовилась к новому выстрелу. Дангрег заметил как она достала очередную стрелу с орлиным оперением и вложила в лук. Это было несколько неожиданным поступком. Так уж сложилось, что Дангрег, ровно как и его противник, одинаково не верили в упорство этой девушки и оба уже списали её со счетов. Но, как оказалось, напрасно.
- Что ты делаешь, глупая девочка? Он же тебя пополам разорвет. Тебе ведь сейчас страшнее чем любому из присутствующих, так почему ты хочешь сражаться? На твоём месте я бы бросился бежать, используя этот шанс. Давай же, беги! Я не дам ему тебя догнать, мы с ним еще не закончили. Сделай этот день вторым днем своего рождения.
Но "глупая девочка" выбрала иной путь. Раздавшийся позади Халльота звон тетивы возвестил об этом. - Ты пожалеешь о своей храбрости... - подумал волк, когда его враг взревел от боли. Вскипевшая в глазах чудовища ярость ясно дала Дангрегу понять, что химера собирается сделать. Как только Халльот взмыл в небо, Ульвард бросился к охотнице. Благо, действия монстра были словно на ладони у демона, поэтому он вновь мог сработать на опережение. Расстояние оказалось достаточно большим, чтобы волк не успел добраться до охотницы прежде своего противника, но слишком маленьким, чтобы подлая тварь смогла умыкнуть свою добычу без боя. Очередной выстрел девушки не дал никакого результата, стрела пролетела мимо морды Халльота. Монстр обрушился на охотницу, повалил её на землю и, схватив за руку, взмыл с ней в утренний морозный воздух. Но полёт этот был не долгим.
Прыжок. Ульвард вцепился в пернатый хвост чудовища и рванул его следом за собой к земле. Хватка была не надежной и сразу после начала падения, в зубах гигантского волка осталась приличная охапка крупных перьев, однако, этого усилия оказалось более чем достаточно, чтобы прервать полет. Лишившись возможности рулить, Халльот отклонился в сторону  и ударился боком о несколько беспорядочно растущих елей. Те сломались под весом чудовища примерно посередине и острый обломок нижней половины одной из них вонзился в крыло летающей твари. От приступа боли монстр взвыл, роняя свою беспомощную добычу с высоты нескольких метров в снег.
- Больше ты никуда не полетишь, птичка, - злорадно оскалился волк. Послышался трески ломающихся под яростными ударами чудовища деревьев. На белый снег возле охотницы пролилась стройка алой крови. Не давая Халльоту опомниться, Ульвард кинулся в новую атаку. Но на сей раз противник успел отреагировать и отбросил волка в сторону, оставив на его боку четыре глубоких пореза, окрасивших мех в бурый цвет. Однако вопреки ожиданиям монстра, волк не издал ни звука, получив это болезненное ранение. Он как ни в чём не бывало вскочил на лапы и замер. Порезы начали затягиваться, а кровь словно бы уходить обратно в рану. Теперь Халльот окончательно убедился в том, что ему противостоял никакой не волк и, вероятно, вообще не зверь. Ульвард вновь накинулся на врага и два чудовища покатились по снегу, кусая и терзая когтями друг друга, попутно сметая всё на своём пути.

+1

8

С того момента, как Халльот схватил ее, прошло всего несколько мгновений, но Арнике казалось, что намного больше. Она непроизвольно зажмурилась, сжимая веки с такой силой, будто от этого будет меньше боли в левом плече. Но правая ее рука все еще была свободна, и в голове мелькнула безотчетная мысль, что стрела без лука - все еще оружие. Арника кое-как закинула правую руку назад, к колчану, но схватить пернатый хвост стрелы все никак не выходило - слишком сильно мотал ее Халльот, слишком больно было в плече. А когда пальцы наконец зацепились за тонкое древко стрелы, что-то огромное толкнуло Халльота, того резко дернуло, и ухваченная было стрела выпала из рук обратно в колчан.

Затем Арнику мотнуло в бок, толкнуло, раздался хруст, треск, крик чудовища, а затем жесткие когти наконец разомкнулись, и внутри все сжалось от чувства падения. Арника свалилась правым боком в большой сугроб. Снег смягчил падение, но удар все равно выбил воздух из легких и отозвался короткой резкой болью в левом плече. Арника хотела вскрикнуть, но только беззвучно схватила ртом воздух вперемешку со снегом. Только через несколько мгновений ей наконец удалось вдохнуть, и она закашлялась.

Она перевернулась на спину и правой рукой кое-как разгребла снег, засыпавший ее сверху. Левая рука шевелилась, но каждое движение отдавалось болью в плече. Глаза наконец разомкнулись - и первым делом взгляд наткнулся на розовые пятна крови, перемешанной со снегом, и раскиданные вокруг перья.
Арника резко села в снегу и испуганно схватилась правой ладонью за плечо. Быстро ощупала его, затем глянула на свои пальцы - но они были чистыми. Когти чудища не пронзили толстый рукав лисьего тулупа.

Внезапная тень над головой заставила вжать голову в плечи и пригнуться - то крыло чудища мелькнуло поверху. Но Халльот всего лишь перепрыгнул сугроб, в очередной раз нападая на своего противника. Арника вся вжалась в снег и притихла в сугробе с бешено колотящимся сердцем и ноющей рукой. На глазах у нее разворачивалось жестокое сражение, сравнимое разве что с бойней двух озверевших от голода шатунов за оленью тушу. Халльот и Ульвард метались по поляне, оставляя за собою цепочки красных пятен крови на розовеющем в утреннем свете снегу. Рык и крики прокатывались эхом среди заснеженных деревьев. Высокие сосны вздрагивали и трещали от столкновений и роняли с себя шапки снега. Несколько раз яростный клубок оказывался опасно близко к Арнике, и тогда она, улучив момент, вылезла из снега и почти ползком быстро полезла через высокий снег прочь, к огромной крепкой сосне, за стволом которой можно было более-менее надежно укрыться.

Ульвард, миленький, одолей его, - думала Арника, прижимаясь спиной к большому смолистому стволу. - Я тебе не помогу уже...
Стрелы еще были при ней, а вот лук... он теперь валялся где-то поодаль в снегу, его было не видно, и искать его теперь было без толку - с таким плечом она просто не сможет стрелять.
Зато еще оставался нож. К счастью, Арника не схватилась за него в полете, иначе тоже непременно уронила бы в снег.
Оплетенная кожей рукоять, идеально выточенная под ее ладонь, удобно легла в руку. Пальцы, намокшие и раскрасневшиеся от мороза, крепко сжали оружие, а в голове ясно прозвучали давнишние слова старшего брата: "Держи крепко и бей в горло".
Бежать она не собиралась. Ее держала на месте какая-то упрямая детская уверенность в том, что Ульвард возьмет верх. Что выручит ее, прямо как тогда, давным давно. И что своими глазами она сегодня увидит и убедится, что горный ужас больше не потревожит местных охотников.

А тем временем сражение для Халльота стало уже не битвой за свою территорию, а битвой за собственную жизнь. Чувство опасности и страха за свою уязвимую теперь шкуру застилало его разум, лишая всякой возможности действовать хитростью. Он вопил и изворачивался, неистово полосовал когтями снег и бока волка, если мог дотянуться, клацал зубастой пастью и укрывался своими израненными крыльями, как щитом. Наконец ему удалось каким-то чудом вывернуться из волчьей хватки, и, ударив волка копытами задних ног в грудь, он оттолкнулся от него, словно от трамплина, отбросил прочь, а себя вытолкнул в длинный прыжок. Не в силах лететь, Халльот кое-как поджал свои крылья и побежал прочь, хромая, оступаясь с криком чуть не на каждом шагу, петляя среди деревьев. Он направлялся вверх по склону, вероятно к своему тайному логову. И по снегу за ним тянулась цепочка кровавых пятен в борозде всклокоченного снега.

Арника за стволом сосны затаила дыхание, прислушиваясь к звукам. Что там происходит? Кто берет верх? Битва была такой долгой и жестокой, что подлое сомнение успело закрасться в ее душу. Желание выглянуть из укрытия боролось в ней со страхом попасться на глаза Халльоту или угодить под горячую лапу.
Не отпуская крепко зажатого в пальцах ножа, она утерла с ресниц иней и снова прислушалась.

Отредактировано Arnika (2019-05-05 13:49:03)

+1

9

Монстр выронил свою добычу в вездесущий снег, чтобы более не вспомнить о ней. Больше Халльота не интересовала эта бесстрашная, насколько возможно, охотница. Новый враг, представший перед ним, задел горный ужас за живое во всех возможных смыслах этой фразы. Их бой начался не более двух минут назад, а последствия были уже катастрофическими по меркам чудовища. Несколькими точными атаками противник, пусть и легко ранил его заднюю лапу, но серьёзно повредил крыло, проткнутое обломком ели. Да, попытка выйти из этого боя взмыв в небо в буквальном смысле "с треском" провалилась. Халльот, трясущийся от смеси боли и ненависти понимал, что в ближайшее время не сможет больше взлететь, но это было меньшей из проблем. Куда хуже было то, что он показал не весть откуда взявшемуся волку-переростку свою слабость попытавшись сбежать, что явно подняло боевой дух противника. Наученный горьким опытом того, что к Ульварду нельзя ни на секунду поворачиваться спиной, монстр перешел в решительное наступление - последнее что ему оставалось.
Они секли друг друга когтями, впивались зубами в тёплую, прикрытую густым мехом плоть и пытались повалить друг друга на землю, придавив своим весом. Брызги крови летели во все стороны, меняя палитру зимнего леса. В такой плотной схватке Ульвард потерял преимущество маневренности, получая сокрушительные удары превосходящего по силе врага один за другим. Конечно, его жизни они не угрожали, однако ощущения были не самые приятные да и не планировал демон взять этого соперника измором, просто дождавшись, когда тот устанет его молотить. Нужно было срочно что-то предпринять.
Вот Халльот очередным ударом сломал волку три ребра и завалил на бок. Он наступил на врага, над которым уже явно начал одерживать верх передними лапами, одной на место перелома, другой - на шею. Оставалось впиться когтями поглубже в горло врага и вскрыть его единственным смертельным рывком, но прежде чем монстр успел осуществить задуманное случилось что-то необъяснимое. Голова Ульварда неестественно, вопреки устройству шейных позвонков выгнулась и клыки сомкнулись на лапе горного ужаса. От боли и неожиданности тот ослабил хватку, чем, ожидаемо, немедленно воспользовался противник. Волк вынырнул из-под нависающей над ним туши монстра и, юркнул тому за спину, попутно выдрав клок шерсти мимолетным укусом. Направленный вдогонку удар лишь пронзил пустоту. Кем бы ни был этот волк, он был необычайно быстр и вынослив. Когда же Халльот развернулся к Ульварду, то заметил еще кое-что, чего не должно было быть. Какое-то движение под шкурой волка в том месте, где крылатая тварь безусловно сломала своего противнику кости. Рёбра словно выпрямились, встали на прежние места и вновь сделались целыми. Во всяком случае, так показалось Халльоту. Это зрелище стало последней каплей. Монстр не знал, кто ему противостоит, но начал понимать что схватка с этим фальшивым волком безнадежна. Выгадав момент, от как можно сильнее лягнул того копытами и бросился наутек, забыв о своём мрачном величии. Дангрег было хотел броситься следом, да только решил что в этом сейчас не было особого смысла. Во-первых, Халльот определенно проиграл схватку, чем потешил демона. Во-вторых, по следу крови его не трудно будет найти. А в-третьих, было интересно посмотреть, жива ли еще "глупая девочка", схваченная монстром. После падения Халльота, демон потерял её из виду, но страх выдавал её присутствие. Дангрег рассудил, что предстань он перед ней в нынешнем, неизменном виде, она вряд ли обрадуется нависшему над ней гигантскому рычащему волку. Чтобы не спугнуть её раньше времени, он решил сделать то, что обычно всегда заметно понижало градус испуга жертвы - заговорить с ней. Изменив своё горло, приспосабливая его в человеческой речи, он окликнул девушку спокойным, даже несколько флегматичным тоном.
- Он сбежал, если тебе интересно. Но всё-таки стрелять в него было плохой идеей. Тебе следовало воспользоваться тем что он отвлекся и уйти как можно дальше.

+1

10

Скрип снега под тяжелыми лапами и шуршание веток, что хлестали шерстяные крылья, удалялись прочь от поля битвы. Рычание и звериные крики прекратились, и теперь с поляны позади дерева слышно было лишь шумное дыхание, которое принадлежало победителю.
А затем зверь заговорил, а Арника встрепенулась от неожиданности. В первое мгновение показалось, будто здесь каким-то образом оказался еще один человек, чье появление Арника пропустила. Но больно странным был этот голос. Странным, и все же не спокойным. Почуяв, что опасность отступила, охотница поднялась со снега и осторожно высунулась из-за ствола.

И мигом сердце возликовало. Огромный белый волк стоял живой и целый перед нею посреди взволнованного тумана. Алое утреннее солнце поднялось еще немного выше, и теперь его лучи окрашивали волчью шерсть и окружающий снег нежно-розовым цветом, и на его фоне повсюду вокруг расцветали алые пятна крови, и багровые капли падали с волчьей пасти. Зрелище было жутким и завораживающим, и Арника замерла на несколько мгновений в нерешительности подле соснового ствола, не в силах оторвать взгляда от могучего зверя.

Вовсе не таким она его помнила. В воспоминаниях из ее детства хранитель Ульвард сиял белоснежным неземным светом, что затмевал собою белизну снегов, и свет этот согревал душу теплом и обещал заботу и защиту. Тот же, кто стоял сейчас перед нею, не источал того сияния, хотя и был окутан алыми проблесками утренних лучей в тонкой пелене тумана. Но это просто не мог быть кто-то иной, ведь разве есть в окрестных лесах подобные волки? Разве могут они говорить, разве приходят на выручку охотнице, попавшей в беду? Безусловно, Ульвард стоял перед нею, ровно так, как стоял с десять лет назад.
Все эти годы она хранила надежду, что когда-нибудь вновь сведет ее судьба с ее покровителем. Верила и берегла свой амулет, и никогда не забывала помянуть священного хранителя лесов, когда обращалась к богам с благодарностью за хорошую охоту. И вот настал день, когда она вновь предстала перед Ульвардом, чтобы благодарить его, как подобает.

Арника медленно вышла из-за дерева навстречу волку. Вид его внушал благоговейный страх, поэтому девушка не стала подходить слишком близко, а остановилась на почтительном расстоянии в десяток шагов, спустила с головы капюшон и, неловко пошатнувшись и взмахнув в воздухе рукой, упала одним коленом в розовый снег. Затем склонила светловолосую голову, положила перед собою нож и тогда уже заговорила, глядя вниз, в снег:
- Благодарю тебя, Ульвард, великий хранитель северных лесов! - произнесла она торжественно, но голос ее дрожал от пережитого волнения. - Прошу, не гневись, если помешала твоей охоте, в том не было умысла... - Арника подняла голову, посмотрела снова на волка, и вновь дыхание перехватило от его величественного и грозного вида. Даже с десяти шагов от него разило кровью, а исходящий от разогретого тела жар клубился призрачным паром и смешивался с туманом. - Я пришла сюда, чтобы сразить зверя, что задрал охотников из окрестного поселения. Они люди честные, чтущие заветы Белуса, зверью не вредят и не берут свыше того, в чем нуждаются. Я лишь хотела помочь... - она вновь склонила голову, и кончики ее острых ушек налились краской - ей вдруг стало невероятно стыдно перед лесным стражем за свое неумелое поведение. Если бы не волк, быть ей уже растерзанной на кусочки.

Отредактировано Arnika (2019-05-11 23:23:49)

+1

11

В который раз опыт не подвел демона. Охотница действительно вышла, хотя скорее, вылезла из своего укрытия. Она по-прежнему боялась, но окрас её страха изменился. Теперь он стремительно смешивался с восторгом, превращаясь в простое, пресное, на вкус демона, волнение. Хотя у людей и бытовало такое выражение как "благоговейный ужас", Дангрег иначе чем издевательством его не считал. На ужас это чувство совсем не было похоже.
Волк осмотрел поле боя, забрызганное кровью и заваленное свежими щепками деревьев, что так и не проснутся по весне. Затем он перевел взгляд на охотницу, снявшую капюшон и преклонившую перед своим спасителем колено, словно бы тот королева Каролина. Это сравнение заставило демона внутренне улыбнуться, вспомнив о том погроме что он учинил в храме Аэна. Девушка перед ним и впрямь имела весьма необычную, не характерную для местных жителей внешность. Помимо смуглой кожи, явно выдававшей в ней южное, а не северное происхождение, теперь она показала еще одну любопытную деталь. Форма ушей охотницы указывала на её родство с эльфами, пускай и очень отдаленное. Хотя она и была человеком, сейчас Дангрег заинтересовался ею не меньше, чем спешно оставившим их наедине Халльотом.
- Эльфийка-южанка здесь? Чего только на свете не увидишь...
Охотница признала в нём Ульварда. Это было приятно, что маскировка оказалась настолько удачной, однако к успеху на поприще мимикрии демон был уже привычным и не слишком зазнавался когда его хвалили. Девушка благодарила его за спасение и... извинялась за испорченную охоту.
- Ты не помешала моей охоте. Напротив, сама того не ведая, ты очень в ней помогла, - ответил Ульвард. - Он следил за тобой около получаса. Ждал, когда ты съешь те красные ягоды. Должно быть, это какой-то ритуал. Но слишком увлекся охотой и забыл, что охотник может в любой момент стать жертвой. Вы оба это забыли, а потому не видели ничего вокруг себя, - волк старался придать своим словам как можно более важную интонацию, словно он древний мудрец, каждое слово которого достойно увековечивания в камне.
- Охотников и коробейника. Идя по следу Халльота я нашел три тела, - уточнил Ульвард. О том, как он распорядился этими телами демон предпочел умолчать в своём рассказе. - Помочь? Каким образом? Накормив монстра своим мясом? - волк негодовал. Он отчитывал девушку перед ним точно малого ребенка, хотя по возрасту она скорее всего как-минимум вдвое была старше него. Но старше далеко не всегда значит умнее. Её недавние действия доказывали правдивость данного утверждения. Ульвард тряхнул головой, смахивая остатки снега, зацепившиеся за шерсть.
- Почему ты решила что ты одна окажешься сильнее тех двоих охотников? Неужели ты действительно рассчитывала победить это чудовище в одиночку, глупая девочка? Он прихлопнул бы тебя словно муху и твои обледеневшие кости никто никогда бы не нашёл. Даже я едва одолел его. Но и я сделал это не потому что был сильнее, сила была на стороне Халльота. Я одержал победу потому что бы проворнее. Тебе тоже следовало быть проворной и сразу бежать. Не успей бы я схватить его в полете, он утащил бы тебя в своё логово. Представляешь, что бы он сделал там с тобой? - слова Ульварда были наставлениями, голосом здравого смысла, который этим утром, явно не в пример охотнице, не стал вставать с постели а решил поваляться подольше. Девушка была смелой, этого нельзя отрицать. Но причиной этой смелости, по мнению Дангрега, была не искренняя вера в свои силы или какую-то идею, а обыкновенное безрассудство. Порою оно делало людей героями, но гораздо чаще - мертвецами.
- Эта победа не окончательная. Я видел ярость в его глазах. Он не остановится. Напротив, теперь он будет мстить. Халльот стал опаснее чем когда-либо, ибо никто прежде не наносил ему такое оскорбление. Теперь всем нужно быть начеку и не выпускать оружие из рук, - это была колкость в адрес охотницы, благополучно посеявшей свой лук. На счастье девушки, абсолютная память Доппельгангера услужливо подсказывала где именно покоиться утерянное имущество. Немного помолчав, волк добавил: - Твой вон там, семь шагов назад и пять влево.

+1

12

Слова Ульварда пристыдили охотницу, и она понуро опустила голову. Ее взгляд бродил по алым пятнам на снегу, а руки непроизвольно теребили рукава тулупа, пока дух-волк отчитывал ее. Слова его ранили в самое сердце, ведь не было для юной охотницы учителя важнее и похвалы желаннее, чем из уст старого духа. Вместо похвалы же слышала она упреки, горькие и справедливые. Белесые брови Арники лишь раз хмуро сошлись над переносицей, когда волк говорил ей о бегстве, но перечить мудрому лесному духу она не смела.
С его слов она и правда выглядела глупой и безрассудной в этой своей попытке замахнуться на зверя, который был ей не по зубам. Вера в свою избранность с детства придавала ей храбрости, порою совершенно неоправданной. И все же...
И все же Ульвард снова здесь, чтобы спасти ее. Разве это не знак свыше, что она идет верной дорогой?

Утопая по колену в снегу, Арника полезла через сугробы в ту сторону, куда указал Ульвард. Там среди всклокоченного снега и правда торчал ее лук. Она подобрала оружие и привычно сжала упругое дерево в левой руке. Сжала - и тут же едва не выронила, когда острая боль пронзила руку от запястья до самого плеча. Арника молча вздрогнула, но пальцев не разжала, и полезла через сугробы обратно к волку.

- Что же мне теперь делать, о Ульвард, страж северных лесов? - спросила она, снова представ перед огромным волком. - Я хотела помочь, но лишь накликала большую беду на деревню. - В голосе охотницы скользили нотки отчаяния. - Не должно мне отступать и возвращаться к людям, неся за плечами погибель. Не могу я так!.. - воскликнула она, и голос  дрогнул, сорвавшись на звонкую нотку слез. Но Арника вдохнула несколько раз глубоко и быстро взяла себя в руки. Прижав к груди раненую руку с зажатым в пальцах луком, она шагнула к волку бесстрашно, заглянула в волчьи глаза.
- Помоги мне последний раз, великий страж лесов. Прошу тебя. Помоги извести Халльота, чтобы не тревожил он больше эти земли. Я не могу стрелять, но мой нож и вторая рука все еще при мне.

Отредактировано Arnika (2019-06-23 00:18:53)

+1

13

Получив координаты от волка, незадачливая охотница побрела через глубокий снег за утерянным оружием. Как и ожидалось, оно было именно там, где сказал дух. Вопросов о том, откуда он это знал у девушки не возникло. Оно и верно, в такой ситуации не всё ли равно? Наблюдая за действиями охотницы Доппельгангер заметил, что та была ранена. Ничего удивительно, с той силой, которой обладал Халльот, он мог и вовсе оторвать ей руку лёгким движением, не то что просто повредить. Учитывая хватку монстра и последующее падение с внушительной высоты прямо в лес, она еще легко отделалась. Если бы не вездесущий снег, оставшиеся целыми кости в её теле можно было бы по пальцам пересчитать.
Вернув себе оружие которым, похоже, в ближайшее время не сможет пользоваться, она вновь подошла к волку. Больше в ней не было страха перед этим величественным созданием, даже несмотря на негодование последнего. Всё-таки отчитывание - небольшая плата за жизнь. Она была расстроена тем, как всё обернулось, хотя для нее всё обернулось очень даже удачно для изначально безысходной ситуации. Несмотря на свою травму, девушка была полна решимости продолжить этот бой. Очередной акт безрассудства, именуемый у людей отвагой.
- Думаю, ты уже решила что делать, - заметил волк. - Продолжать сражаться. Злить Халльота было ошибкой. Совершить ошибку легко, а вот для того чтобы исправить её нужна воля и смелость. У тебя есть и то, и другое. Только вот этого мало, чтобы победить. Неужели ты думаешь, что сможешь сразить горный ужас ножом? Для этого тебе придется подойти к нему очень близко, чего он вряд ли допустит.
Охотница готова была заплакать, но держалась. Сделай бы она это - демон бы понял. Он достаточно времени провел среди людей чтобы понимать как устроены их эмоции. Но она не плакала. До сих пор Дангрега не переставала удивлять сила людей - слабых и хрупких существ, способных дотянуться до звёзд.
- Однако, если такова твоя воля, будь по сему, - странно звучала эта фраза, но Дангрег уже основательно вошел в роль старого мудрого духа. Нужно было и дальше всячески скрывать тот факт, что бой с Халльотом веселил его и демон жаждал продолжения. - Халльлот направился в сторону деревни. Прольется много крови, если он доберется туда. Но он больше не сможет взлететь и за ним тянется алый след. Отправься он в своё логово в горах - сумел бы запутать его среди осыпающихся снегов. Но он выбрал путь гнева, а гнев - плохой советчик. На этот раз ему не уйти, - Ульвард повернулся боком к девушке и склонился, приглашая её забраться себе на спину. - Залезай и держись крепче, юная охотница. Мы отправляемся в погоню. Твой лук пришелся бы очень кстати, но раз уж ты ранена, быть может, и нож сыграет свою роль. Шкура у Халльота толстая, но его шея уязвима. Целься в нее чуть ниже затылка. Да продолжится великая охота!
Прорычав последние слова, Ульвард взвыл и рванул с места по следам Халльота, оставляя за собой пелену потревоженного снега. Деревья замелькали вокруг, а в лицо ударил нескончаемый поток морозного ветра.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 21.01.1215. Знатный зверюга!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC