http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 30.06.19

Проснулись — ребутнулись! Поздравляем с новым сюжетом.

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало лета 1203 года, июнь-июль

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 1.03.1214 Никогда не встревай в спор двух кузнецов


1.03.1214 Никогда не встревай в спор двух кузнецов

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

1. Дата и время:
1 марта 1214-ого года, примерно 11 часов дня.

2. Место действия | погода:
Нортран, площадь с крайне говорящим названием "Железная", ныне заставленная временными лавками, палатками и просто столами с разными изделиями. В целом довольно милое местечко, окруженное деревянными зданиями, да еще и солнышко ярко светит, хотя и недостаточно ярко, чтобы февральский снег успел за утро растаять. Зато ни ветра, ни дождя. И это уже хорошо.

3. Герои:
Мориальдо, Грун.

4. Завязка:
Любой, кто имел удачу оказаться в Нортране в конце февраля, явно бы заметил определенные настроения, появляющиеся то тут, то там, по всему городу. Обычно подобные детали замечаются перед какими-то праздниками, но на севере, вроде бы, в ближайшее время не должно было быть ничего значимого, по крайней мере из тех событий, которые празднуются абсолютно все. В случае же Нортрана, отгадкой к хорошему настроению жителей была Мартовская Ярмарка, которая проходила в первый день весны. И хотя это событие не носило какой-то значимый характер для кого-то, кто был в городе проездом, или просто мало что знал о его культуре, для местных это сборище в первый день весны было крайне важным.
Во-первых, потому, что в этот самый день торговцы всех мастей сбывали те "подарки", которые не успели продать за зиму. Будь то украшения с символикой или еще какая утварь, которая имела смысл в новогоднюю ночь, но потеряла всякий смысл к тем дням, когда снег уже начинает подтаивать. А учитывая, что подобные распродажи привлекали уйму народа, зачастую, то тут, то там можно было встретить и тех, кто пытался продать товар уже свежий, скорее, подходящий как раз к весенним денькам. Встречались и кузнецы, решившие, что ярмарка это хороший повод загнать что-то, что актуально круглый год. Например, зачарованный меч для какого-нибудь героя из гильдии, который пришел поглазеть на диковинки, а в итоге ушел с новым оружием. Ведь, действительно, покупатели на таком мероприятии встречались самые разные, от зевак, до рогатых дракониц, которые пришли посмотреть, что вообще нового начали делать ювелиры из Нортрана. Стоп, что? Драконы?

5. Тип эпизода:
Открытый.

+4

2

Раз за разом. Из года в год. Мориальдо встречает март с распростёртыми объятьями. Именно в эту самую весеннюю пору, Мор начинает гордиться своей профессией не просто за собственные заслуги, но и за выдающиеся работы других кузнецов. Именно сегодня, когда вьюги прошли и перестали метать снега из стороны в сторону, в Нортране, на одной незамысловатой площади под названием Железная, расположилась настоящая ярмарка. Там, как это уже заведено, было крайне шумно и многолюдно. Однако, не смотря на всеобщие представление о ярмарках, вы не встретите там яркие краски или детские забавы. Но, вы сможете лицезреть сияние прекрасных камней, инкрустированные в золотую оправу. Или же отблески от острия настоящего кинжала, выполненного в восточном стиле и вобравший в себя все узоры той местности. Всю эту красоту разбавляют суровые голоса кузнецов и ювелиров. Бранная ругань, что используется не в форме ругательства, а обычного общения. Запах жаренного мяса и, куда же без него, аромат холодного эля. Ты можешь быть не любителем сверкающих лат, однако прикупить подарок или же приобрести что-нибудь волшебное, попутно набив желудок до отвала – раз плюнуть.

Альдо любит данную ярмарку и, раз за разом, навещает её. Свои собственные работы Мориальдо выставляет крайне редко. Не потому что они у него плохие, а потому что есть некая договоренность с кузнецами Нортрана: твоя кузня и так пользуется спросом, дай и нам подзаработать золотых монет. Угнетает ли данный факт кузнеца? Ни капельки. Он не ярый охотник за деньгами – золото не понадобится в гробу, а то что есть сейчас вполне хватает на проживание и не только. Однако, Мор всё равно занимается продажей своих мечей и лат. Где-то с середины, а может и вовсе под самый конец данного мероприятия. Продал парочку крепких щитов – остался в плюсе – радуйся жизни дальше, покупай больше мяса. Мориальдо не хватает звезд с небес – ему это не надо. Когда ты получаешь удовольствие от собственной работы, то автоматически становишься счастливчиком с целым мешком этих самых звезд.

- Брук, может стоит прекратить использовать эту кожу в своих доспехах? Она ведь быстро теряет цвет, а после нескольких проливных дождей и вовсе начинает вонять. – с неким скептицизмом сказал Альдо, внимательно разглядывая нарукавники одного из своих знакомых кузнецов, что решил расположиться в самой гуще ярмарки. Бедолаге пришлось рано проснуться, чтобы место было его, а не какого-нибудь ювелира с дешевыми висюльками.

- Выглядит она красиво, богато. Многим это нравится. Особенно зевакам. Поэтому не надо говорить такие вещи вслух, Мориальдо! – чуть ли не процедил сквозь зуды, вырывая из рук Мора свою вещь и возвращая её на стол. – Уже трое заинтересовались в этой броне, так что не распугивай покупателей, лучше вон, иди мяса поешь, эля выпей. Давай-давай.

- Ты мне вроде друг, а прогоняешь, не по-дружески это, Брук. – с уст Альдо срывается смех, когда невысокий мужчина начинает толкать его в плечо, стараясь увести от своего прилавка.

- Вот научишься держать язык за зубами – приходи. Или наоборот, стой и расхваливай мой товар.

- Ну уж нет, на такое я не подписывался. – решив более не капать на нервы Бруку, Мориальдо махнул ему рукой и направился дальше по рядам. – Ладно, бывай, потом зайду к тебе.

Осматривая собравшуюся толпу, Мор поправил свою куртку и, слушая скрежет снега под ногами, решил понаблюдать за тем, как проходят дела у его знакомых кузнецов и не только. «Так много существ собралось – удивительно.» Альраны, люди, гномы, эльфы, друиды, да кого только не было на этой самой ярмарке. Все это, превращая белоснежный снег в серый истоптанный массив, создавали поистине огромную толпу. Уследить за каждым было физически невозможно, да и зачем?

Но, это не самое важное, что могло произойти на ярмарке. Когда собирается толпа. Разношерстая толпа. То, может рано, может позже, происходит что-то действительно интересное. И, тут история о обоюдоостром клинке. В одном случае ты можешь оказаться в эпицентре, став некой шестеренкой, которая, от инерции других, закрутилась в новом такте. Или же. Остаться в рядах зрителей, которым необходимо сделать лишь одно – выбрать место для просмотра представления.

Была ли эта случайность или судьба поджидала Мориальдо, однако, под его взор попала собирающаяся компания существ. Они что-то бурно обсуждали, а там, из эпицентра, доносились повышенные тона. Женские и мужские. Кто-то явно ругался. «Интересно.» Поддавшись любопытству, Мор направился в самую глубь. Некоторых он аккуратно обошел, а через некоторых пришлось протиснуться. Ладно-ладно. Раздвинуть руками, применяя силу. А что тут такого-то?

«И что тут у нас?» Задался вопросом Альдо, находясь уже в самых первых рядах.

+5

3

Рогатая женщина с уставшим взглядом с мешками под глазами, одетая в довольно грубо сшитую куртку из коровьей кожи, явно не самую дорогую, и длинную юбку, падающую до самой заснеженной земли, стояла прямо перед столиком и угрюмо пялилась на все представленное на этом самом столе золото. Другие проходившие туда-сюда люди видели в витьеватых украшениях что-то красивое, что-то, что можно было бы подарить любимой или любимому, а может кому-то из родственников в подарок.
Грун же видела мусор.
Вероятно, такую цену она заплатила за свои умения в ковке, да и не только в ней конкретно, но глядя на те же самые кольца, лежащие аккуратно в маленькой коробочке с бархатным дном, все, что видела драконица, это примеси металлов, которых в украшениях быть не должно. Либо они должны были быть, но не в таком количестве, и точно не так, будто их присутствие могли скрыть. И чем больше она смотрела на все это представленное “великолепие” из множества ожерелий, колец, подвесок, серег и чего только не, вплоть до статуэток, тем больше ей казалось, что вся эта ярмарка, весь этот образовавшийся рынок и толп торговцев, ремесленников, покупателей, все это было сделано только для того, чтобы побесить ее. Вот именно специально только ее одну, потому что в понимании Грун не могли быть все проходящие мимо люди быть настолько невнимательными, чтобы не видеть тонны изъянов в сборище кривых украшений, что раскинулось на столе.
Конечно, это все было лишь ее субъективное мнение. Грун уже давно заметила, что мало кто обращает внимание на детали, которые обычно и составляют то самое идеальное “успешное изделие” и отличают его от мусора. Ювелирным украшениям достаточно было быть “красивыми”, чтобы их покупали. Мечи, секиры и орудия должны были просто хорошо рубить, и быть “эффективными”. На то, что и те, и те должны быть одновременно и красивыми, и эффективными, не плевать было разве что только самой драконице, и поэтому на ее потуги сделать из одноручного меча не просто что-то удобное, но при этом выглядящее крайне неплохо, даже аваринские клиенты  просто закатывали глаза. Действительно. Зачем? Они же не будут хвастать этим мечом в борделе. Или в корчме. Или где там обычно герои хвастают своими ковыряльниками?
- Эй. Госпожа. Вы что-нибудь брать будете? - раздался раздраженный голос по ту сторону стола.
Грун молча подняла взгляд. Там стоял мужчина, самыми запоминающимися чертами которого была длинная козлиная бородка и не менее длинные усы, торчащие идеально горизонтально. Весь этот волосяной покров довольно неплохо контрастировал с лысиной, тянущейся от лба до макушки и выжигающей себе тропу по некогда явно массивной шевелюре, от которой теперь остались только седеющие пряди.
Учитывая, что рогатая стояла тут уже где-то полчаса, глядя то на один товар, то на другой, местный торгаш уже перестал воспринимать ее, как потенциального клиента. В общем-то, его клиентом Грун действительно не была, просто все, кто стоял и смотрел на украшения, кажется, либо все же купил какие-то побрякушки, так что теперь она стояла совершенно одна. Один на один с усачом.
- Эм. - опустив взгляд обратно на стол, замялась Грун, все еще стоя не двигаясь, чуть наклонившись над столом, и держа руки в карманах своей куртки – Сколько за этот браслет? -
Она задала этот вопрос от балды. И купец это понимал. Сама Грун это тоже понимала. Тем не менее, усач, все еще не сводя взгляда с драконицы, потянулся к браслету, на который упал взгляд девицы с шестью крайне вызывающе выглядящими рогами, и только после этого взгляд его все еже перешел на само украшение.
- Отличный выбор. Шесть монет. Синегорское золото! - у Грун дернулось веко под левым глазом – Чистый продукт из рудников гномов, обработано и инкрустировано драгоценными камнями.. -
- Хрусталем. - перебила его драконица практически сразу.
- Ч-что? - заметив на себе этот крайне стремно выглядящий взгляд, и не сразу поняв слова этой безымянной нахалки, запнулся мужчина, поднимая взор.
- Хрусталем. Не драгоценными камнями. Хрусталем. - холодным тоном произносит драконица – И это был рудник под Йонной. -
Минутка молчания. Ладно, не минутка. В торговых лавках редко бывали такие моменты, когда приходящий покупатель сначала полчаса упорно игнорирует все вопросы вида “подсказать что-нибудь?”, а потом, когда все же выбирает что-то, тут же указывает на то, что продавец лжет, когда ему пытаются рассказать об этом же товаре поподробнее. Редко, но все же бывали. И , в целом, каждый представитель торговой гильдии, и каждый свободный торговец в таких случаях реагировал довольно таки одинаково.
- Позвольте, вы хотите сказать, что я вам вру? - еще не доходя до кипения, опуская браслет на стол, спрашивает усач, явно готовясь к тому, чтобы выйти из себя и поставить на место выглядящую как бездомную бродяжку полудемоншу, смотрящую на него пустым взглядом пьяницы.
И Грун его опережает. Потому что выходит из себя раньше.
- Нет, я хочу сказать, что ты продаешь дерьмо, Тень тебя побери! - срывается она на полукрик, показывая в процессе острые зубы и только подкрепляя мысль о том, что это именно что грязная полудемонша, а не какой-нибудь альран-коза, например.
- Да кто вы такая, чтобы так говорить! - начинает постепенно закипать мужчина с длинными усами, вена на его лбу наступает выступать, и в следующую же свою реплику он уже переходит на “ты” - Да что вообще какое-то отродье знает о ювелирном деле! -
Обстановка накаляется довольно быстро, потому что не смотря на то, что предыдущая фраза владельца маленького столика с украшениями требовала продолжения, и где-то там явно еще было нечто вроде “пошла вон отсюда”, рогатая девица довольно быстро заткнула его ответным криком, высунув обе руки из карманов и с силой ударив ладонями по столу, так что он слегка заскрипел. К этому моменту орущую парочку уже начали замечать.
- Уж побольше тебя, раз ты не можешь отличить гномскую руду от йоннской! Проклятье, да с такой примесью железа, я вообще удивлена, что у тебя хоть что-нибудь блестит. Кто делал эти украшения, подмастерье с одной рукой?! -
- Я сам их выплавлял, и использовал только чистое золото в… - он не сдает позиции, тоже кипит, тоже ударяет ладонями по столу, из-за чего побрякушки подлетают на сантиметр над поверхностью, а лица рогатой покупательницы и купца становятся в итоге еще ближе. И громче.
- Ложь и провокация! - уже орет драконица, хватает первую попавшуюся побрякушку, тут же пробует ее на зуб и не закрывая рта показывает отсутствие каких либо царапин на небольшом колечке – Где ты видел чистое золото, которое не царапается, олух?! -
Постепенно крики собирали еще большую толпу. Пока в ней, в конечном итоге, не показалась фигура, привлекшая внимание как минимум одного из двух злющих как демоны человек, переходящих на крик.
- Альдо! Альдо, помоги! Выставь эту дуру отсюда! - закричал в какой-то момент усатый знакомый кузнеца, заставляя даже Грун повернуть голову.
И опустить челюсть.
Потому что в паре метров, в первом ряду, стоял довольно крупный мужик. Который резко вызвал целую волну воспоминаний, потому что за свою жизнь Грун видела только одно существо больше нее самой. В смысле, больше ее “истинного облика”, потому что облик рогатой девицы все же до двух метров ну никак не дотягивал. Мозг, правда, перестраивался в таких случаях не сразу, из-за чего любая встреча с кем-то, кто был выше Грун-девушки, сразу воспринимался как кто-то , кто обязательно выше Грун-дракона. А таким высоким был разве что ее отец.
- Большой папочка. - само собой сорвалось с губ дракоши, тут же закрывшей рот и вернувшись обратно к усатому купцу – Мы с тобой еще не закончили, продавец хлама! -

+5

4

Что можно ждать от, на первый взгляд, безобидной ярмарке? Честно говоря – всё что угодно. Может быть здесь и собрались исключительно мастера своего дела… крайне грубо выражаясь; клиенты в любом случае слишком разнообразные. Каждый из них может нести опасность – это всемирный факт. Даже маленькая девочка, улыбающаяся тебе в лицо, может через секунду впиться кровавыми клыками тебе в шею и, ты ведь даже не догадывался, что ей уже сотню лет и, ты очередная жертва, рыбка, пойманная на крючок. Жизнь слишком неординарная персона, которая держит в рукаве слишком много карт. Ты ожидаешь туз, а может даже джокер. А получаешь Даму. Пиковую. И… дальше всё летит куда-то в тартарары, вместе с твоими слезами и великим сожалением.

Бывает.

Вот и сейчас, когда Мориальдо решил тихо-мирно пройтись по рядам, осмотреться, провести хорошо время, вынужден ощущать привкус огорчения на языке. Есть ты этого не хотел, но тебя заставили. Вроде большой и сильный, а стечение обстоятельств прижали к самой земле. В такие моменты вспоминаются слова отца, когда охота идет не по плану, и вся дичь буквально уходит из рук: «Стратегия была прекрасна, но всё пошло по седалищу.» - здесь тяжелый протяжный выдох. – «Но, раз уж начал – доведи до конца. Не получается руками – бей лбом, кусай зубами, но добычу поймай.» Он был хорошим отцом, который просто не умел изъясняться по-человечески или, хотя бы, чтобы тебя понял четырнадцатилетний юноша. Только к двадцати годам Мор начал осознавать все эти дурацкие фразочки и находить к ним логическое объяснение. «Не сдавайся, сынок, звучало бы куда приятней.» Пронеслось в голове Альдо, когда его заметил старый знакомый ювелир по имени Арти.

Бывает.

Когда Мориальдо оказался в самых первых рядах и сумел разглядеть внимательней главенствующих персонажей средневекового конфликта, бровь кузнеца поползла вверх. Горизонтальные усики, козлиная бородка, сверкающая лысина – Арти во всей красе. Но, он не привлек внимание Мора. Там хватило и секунды, чтобы мозг автоматически нашел определение данному персонажу: есть горе от ума, а здесь жаль, что ювелир. Мужик не плохой, однако мастер из него средненький, да и … характер козлиный, как и бородка. «Лучше бы я донимал Брока, хотя…» Карие глаза Альдо пристально разглядывали вторую особу «милой беседы». Она была… своеобразна. Вот знаете, есть персонажи, которые с первого взгляда вызывают отвращение. Есть персонажи, которые с первого взгляда влюбляют в свою божественную красоту. А есть персонажи, которых хочется узнать поближе. Поговорить. Понять. Оценить. Дособрать этот чертов пазл в голове, чтобы первое впечатление было идеальным, завершенным. И тут не имеет значение из какой она расы и почему. Ну… имеет. Только, это идет после основной причины, которую, к сожалению, так просто не описать. Извилины Мориальдо не нашли еще те самые словосочетания, чтобы мозг выдал полноценный ответ. «Рога… интересно она альран или… дракон? Демон?» Альдо повидал множество разнообразных существ. Он конечно же старался запоминать их, однако… когда большую часть своей жизни ты провел в кузне – некоторые вещи устаревают и забываются. «Зато она знает толк в теплых вещах.» Наметанный взгляд кузнеца моментально оценил куртку из коровьей кожи. Порой Мор использовал эту кожу в легких латах. «А еще, как я понял из криков, разбирается в украшениях.»

Мориальдо, процентов на девяносто, продолжил бы стоять в сторонке, просто наблюдая за тем, как его друга разносят в пух и прах. Зачем лезть, когда это поистине забавная штука? Она говорила вполне логичные вещи, атаковала, уверенно и целеустремленно. Арти должен был парировать, но…

Дерьмо случается.

Тяжелый вздох срывается с губ кузнеца, после чего он делает шаг к двум конфликтующим особам. А еще, может и не на долго, но он сумел внимательней разглядеть лицо незнакомки. А то разглядывать особу со спины было… как-то не комильфо. «Уф, какие мешки под глазами… а еще какие острые зубы.» Остановившись где-то справа от рогатой особы, Мориальдо сначала взглянул на нее, следом на украшения, что усыпали деревянный стол, а потом уже и на самого ювелира.

- Я тебе не вышибала в баре, чтобы людей выпроваживать. – вид Мора был грозным, хотя, он даже не хмурился. Большой, волосатый, вечно серьезный – обычное состояние. Только вот многим кажется, что Альдо злой. Арти не был исключением, хотя они и были давними знакомыми. Но это помогло – он осадил свой пыл. – Ну и хватит орать, нервничать, вены на своей лысой башке напрягать. И так волос раз два и обчелся, а тут и вовсе сверкать начнешь, как монета в фонтане. – Становится третьим лицом в этом самом конфликте не входило в планы Мориальдо. Но и оставлять знакомого тебе человека в беде тоже не хотелось. Из двух зол пришлось выбрать одно.

- Так-с. – он повернул голову в сторону незнакомки. – Везде должны быть хоть какие-то рамки приличия и, просто так обзывать труд ювелира хламом – не хорошо. У каждого свои вкусовые предпочтения, можно было и мимо пройти, оставив бедолагу в покое, однако… вы решили унизить его перед всеми покупателями. – Альдо прекрасно понимает недовольство рогатой особы. Арти смешивает золото с железом и использует хрусталь. От этого никуда не деться – это факт. Но, даже это надо делать умеючи. Какой-никакой, но труд. – Высокомерных не шибко любят, они слишком много ворчат и кричат. – здесь он сделал шаг к незнакомке, чтобы сказать чуть тише чем обычно. Не для окружающих – И они, по факту, ничего не умеют сами. Или же… вы смогли бы сделать лучше?

Если поливаешь труд другого человека грязью. Упрекаешь его в этом. Умей и показать то, как надо делать. Пусть твои слова будут подпитаны делом, а не просто останутся пустым звуком в воздухе.

+1

5

Бывают такие моменты, когда остановиться уже тяжело. Совсем тяжело. Например, когда у тебя есть четкое понимание, что тебя попытались нагреть на деньги, неуспешно, а потом еще и качают свои права. Грун, в целом, была довольно спокойной драконицей, спокойной в формате «Не сжечь город из-за одного остолопа», но поорать за дело у нее было своеобразным хобби. Особенно в те моменты, когда дело касалось ее других хобби. Поэтому в тот момент, когда в разговор влез тот, кого дракоша назвала «большим», та медленно повернула к нему голову, с взглядом, в котором читалась бурлящая злость, выплескивать которую не хотелось на случайных людей, ибо направлена она была исключительно на усатого ювелира.
- Это хлам не потому, что он хрновый ювелир. - начала она, переходя на акцент, свойственный местным и тем, кто проводит слишком много времени возле Валхейва — А потому что берет хлам... -
На этой ноте драконица повернулась обратно к столу, поднимая с него первый попавшийся предмет, коим оказался еще один браслет, куда более легкий, чем тот, что стал предметом спора, и тут же показала его двухметровому неизвестному знакомцу криворукого ювелира.
- И пытается загнать его втридорога, хотя здесь и не пахло стараниями! - сжав пальцы в кулак и в третий раз ударив по столу уже чуть громче произносит драконица, самолюбие которой, казалось бы, никак не задела фраза «не нравится — сделай лучше». Пока эта же фраза не была произнесена усачом
- Эй, не переводи тему, а лучше захлопнись, раз не можешь сама ничего путного сделать! - прокричал в ответ хозяин лавки, и, кажется, откуда-то со стороны толпы, ему только поддакнули. В конце концов, такая позиция была хорошо объяснима — неизвестно кто вдруг начинает говорить о том, что у некоего торговца не товар, а мусор, а учитывая, что народ на севере в основном понимал толк в труде, а не развлекался целыми днями, подобные нападки просто обязаны иметь под собой какие-то основания. Иначе вполне можно было прослыть истеричкой.
Последнее, впрочем, Грун особо не волновало. Ее вообще мало что волновало, окромя отдельно взятого индивида, таланты которого явно лежали в другой отрасли, либо же просто требовали иного подхода к работе. Но вот эта фраза, брошенная уже именно усатым, взбесила драконицу окончательно, и понять это было крайне легко — под юбкой сначала что-то зашевелилось, а затем подол сзади слегка приподнялся, только чтобы из под него показался довольно длинный для тела рогатой девицы хвост, теперь уже чуть ли не переваливающейся через стол с криками:
- Спорю на твою тощую задницу, что с куском меди сделаю и то лучше! - потрясая браслетом, представляющим из себя единое переплетение из золотых нитей, кажется, пытающихся мимикрировать то ли под ветви, то ли под корни, утончающихся и завершающимися мелкими лепестками, из-за чего ассоциация с деревом только подчеркивалась. Разве что в случае с данным изделием был ряд деталей, который тут же привлек внимание драконицы, и первое, на что она обратила внимание — характерный след от сплавления двух половинок браслета, которые выплавлялись каждый в своей форме, вместо того, чтобы отдельно делать каждую деталь. И именно на эта хвостато-рогатая женщина тут же обратила внимание:
- И мне даже не нужна будет форма для слабаков, чтобы сделать что-то красивое и при этом полезное, - последнее прозвучало еще громче, после чего голова рогатой женщины повернулась обратно к неназванному бугаю, которого, кажется, звали Альдо, и сказала уже чуть тише, потому что бугай а) выглядел довольно внушительно б) не был предметом гнева драконицы — И, да, Тень меня забери, это будет «лучше»! -
Хвост же, все это время торчавший трубой, благо, не так, чтобы задирать юбку, но все же заметно, начал метаться из стороны в сторону, однако, благодаря реплике Арти, который развел руками и скорчил крайне комичную гримасу, явно изображающую удивление, сначала дернулся, а затем начал медленно скручиваться, слегка подрагивая при каждом движении.
- Ооо, ну отлично, всего то надо пойти в ВАШУ ювелирную мастерскую. У вас же есть ВАША ювелирная мастерская, так ведь? - переход на «вы» был обиден. Но куда обиднее был тот факт, что ювелирная мастерская в Нортране у Грун действительно была. Век назад, видимо. И сейчас на ее месте была булочная.
Теперь вена вздулась уже на лбу у драконицы, которую, правда, было не особо видно за ее челкой.
- Ах... Ты... Мелкий... - чуть улыбаясь, начала рогатая, четко ощущая, как в груди у нее постепенно начинает разгораться пламя. Действительно. Арти же не знал, что перед ним дракон, который, в обшем-то, плюется огнем. И он не останавливался:
- Ах! Нету? Какая жалость. - всплеснул руками усач, после чего сделал обеими кистями такое движение, которое можно было легко воспринять как «кыш» - Тогда вам стоит подальше убраться от моего прилавочка. -

+3

6

Хочется как лучше, а получается, как всегда. Золотое правило неудачников. Ты вроде не обделен счастьем. Судьба мимо тебя не прошла. Черная кошка не рассекала твою тропу на две ровные части. Но. Все твои действия, по какому-то неведомому для тебя истечению – выходят боком. Периодически часто. В такие моменты ты еще задумываешься о том, что великие силы должны видеть тебя. Кто же, если не они, устраивают все эти беды? Вопрос останется без ответа. Увы и ах.

Вот и сейчас, когда благие намерения Мориальдо должны были пойти по плану: Арти закрывает свой рот, а незнакомка перестает кричать; четко визуализированная картина в голове – трескается на сотни тысяч осколков и разлетаются по сторонам. Кузнец прям видит, как перед его взглядом мелькают сотни маленьких стеклышек, словно крича о том, что он облажался. Где-то загрудинной даже стало больно и обидно. Ты стараешься, складываешь слова в предложения, а в итоге – пламя возгорается новыми красками. Красиво, спору не, но… как так-то.

«А еще меня люто проигнорировали.»

Арти не стал слушать Мора и перешел в наступление, переиначив его слова и сделав их оружие. А девушка… ну она стала кипеть от злости, не хватало только скрежета зудом и языков пламени изо рта. «Ну не дракон же она, да?» Рано. Рано ты подумал об этом кузнец. Через пару секунд рогатая особа показала свой хвост. Шевеление платья Альдо заметил как-то моментально. А что делать, когда ты по итогу всё равно остался наблюдателем, только место для представления перенеслось на сценическую площадку. «Может мне стоило сделать вид, что я его не знаю.» Прищурившись, Мориальдо пристально посмотрел на ювелира, который понемногу начинал раздражать кузнеца. Голос у него был… неприятный. Порой.

Мысли вскоре испарились, как и появились. Неожиданно и резко. Всему вино удары по столу и более напористые речи. Один кричит, с одной стороны. Второй кричит, с другой стороны. А ты находишься в самом центре, прям меж булок. «Не круто.» Финальный аккорд последовал после того, как рогатая обратилась к Альдо. Эти глаза пуговкой, что ранее не передавали ничего, кроме как раздражения и усталости – сияли и горели. Эмоции прям читались по её лицу и, это было забавно. «Можете посчитать меня психом, но это милое зрелище.» Улыбка прошлась по его губам, но скрылась за густой бородой и усами.

- Закрой рот уже свой. – немаленькая рука Мориальдо занеслась и потянулась в сторону Арти. Пару секунд и вот по его лысине прилетает хороший такой удар ногтем среднего пальца.

Если сказать, что ювелир опешил – ничего не сказать. Такое ощущение, будто его длинные усики и козлиная бородка отпали от удивления. Однако, он всё же закрыл свой рот, что-то там буркнув напоследок. Страх взял вверх. Когда на тебя смотрит двухметровый шкаф со взглядом убийцы – ты про любые разногласия забываешь волей-неволей.

- Ну и вы, все, зеваки. – Мор развернулся к основной толпе. – Расходимся, шоу закончено.

- А ты что раскомандовался?! – выкрикнул высокий худощавый парень, положив одну руку на рукоять клинка.

- Не доводи до греха, а то дышать через нос сможешь спокойно только через неделю и, даже твой элегантный мечик сделанный эльфами тебе не поможет. – Альдо указал взглядом на метательный топор, который красовался у него на поясе. Крайне универсальная вещь. И разрубить, и порезать. Нож – хорошо, но для того, кто часто выходит в лес – топор лучше.

Шар, который беспечно наполняется жидкостью, в конечном счете лопнет. Терпение Мориальдо не отличалось объемами шара, поэтому… оно больше походило на маленький такой шарик. Последняя капля была сделана – взрыв произошел. Хотя, по больше части Альдо попросту устал от этого балагана и решил всех распугать. Благо негативная обстановка быстро делает свою работу и разгоняет зевак. Не так эффективно, как хотелось бы, но примерно через минуту все разошлись. Даже этот высокомерный юноша. Недовольно цыкнул, зыркнул взглядом, но ушел.

«Хочу выпить.»

Вернув всё свое внимание двух конкурирующим сторонам, Мориальдо взгляд на девушку, следом на Арти.
- Может быть у неё и нет мастерской, но у меня есть. Если она не отказывается от своих слов, то – могу помочь логически завершить ваш спор делом. – кузнец скрестил руки на груди и обреченно вздохнул. Раз уж начал, то иди до конца. Придется вариться в этом супе вместе с ними.

+2

7

Пошути сейчас кто о том, что «обстановка накаляется», в целом, он был бы абсолютно прав. В основном потому, что забыв про всякую осторожность, сконцентрировавшись исключительно в раздражающем лгуне, Грун напрочь забыла о том, что вообще-то люди не плюются огнем. Более того, северяне обычно довольно быстро решали свои проблемы с драконами, и Гракал в древности был тому подтверждением. Из-за всей этой забывчивости остановиться было действительно тяжело, да, в целом, останавливаться не хотелось и вовсе, из-за чего в какой-то момент, смотря прямо на усача за прилавком хищным взглядом, драконица  уже было открыла пасть, и, судя по выражению лица Арти, в глотке у нее уже танцевали огоньки.
А затем последовал удар.
Ну, не такой, от которого отправляются в нокдаун, а, скорее, отрезвляющая оплеуха, и хотя направлена она была в сторону лба ювелира, оказалась отрезвляющей она не только для него. В основном потому, что в момент, когда Мориальдо прописывал леща своему знакмому, дракоша довольно быстро вспомнила о том, что сжигать людей заживо, в общем-то, не принято, и быстро прикрыла рот рукой. Затем кашлянула. Затем убрала кулачок, закрывающий ей губы, и позволила крохотному темному облачку дыма раствориться в воздухе, одновременно довольно обеспокоенно глядя на двухметрового мужика. Да, все-таки, пугал он не только МакДойля, но и саму драконицу, которая до сих пор не могла привыкнуть к этой маленькой горе из мяса и костей, которая вдруг сама нарисовалась на рынке, да еще и смогла свести всякое враждебное настроение на нет. В конце концов, на него злиться у Грун особо не было причин — он не пытался ее нагреть, продавая какую-то безделушку по цене куда большей, чем она стоила. Чего нельзя сказать о том же Арти, но и в его сторону гнева слегка поубавилось после тирады того бугая с гулким, будто удары грома, голосом, от которого хотелось спрятаться под тот же прилавок и сидеть там, делая вид, что это нормально.
Спустя одну фразу про предоставление мастерской, гнев поутих окончательно. Ему на смену пришло некое недопонимание, прочесть которое на лице драконицы можно было абсолютно без каких-либо проблем, ибо именно с недопониманием и молчаливым «Шта?» она и воззризлась и нововстреченного кузнеца. Который действительно оказался кузнецом. Ну или просто очень крупным владельцем мастерской, которая именно что была во владении, что, впрочем, тоже было неплохо.
- Пфдыа как скажешь  - разводя руками вывел из ступора Грун Арти, глядя то на рогатую девицу, то на Мориальдо — Если за неделю сделает что-то хотя бы похожее, то ладно. -
- За день. - тут же потянули за язык хвостатой демоны, заставляя ее снова открыть рот и взглянуть на усача — Я управлюсь за день. -
- Отличненько. Хоть за часик. - явно скрывая некий градус раздражения, не моргая и не двинув ни одним лишним мускулом на лице произносит МакДоиль, медленно наклоняясь, ставя костяшки пальцев на прилавок и глядя на драконицу так, будто уже он готов был дышать огнем — Я буду тут. Ага. -
А затем он протягивает руку. Жест, опять же, крайне опасный в тех случаях, когда общаешься с драконом, потому что такие существа вполне могут поломать все косточки в кисти за раз, однако, в случае с Грун, та лишь недоуменно перевела взгляд с ювелира на его протянутую ладонь. Выдержала паузу, снова взглянула на Арти с немым вопросом на лице, после чего коротко сказала «А», а затем схватилось своей правой рукой за его правую руку и начала довольно быстро трясти ею.
- И, да, я не отказываюсь. Совсем не отказываюсь. - продолжая трясти руку МакДойля, и поворачивая рогатую голову уже в сторону двухметрового бугая, продолжает драконица, добавляя вдогонку вопрос — Но, о какой мастерской речь? Кузница? Ювелирная? Столярная? -
В какой-то момент взгляд ее становится стеклянным, рука зависает на месте, из-за чего Арти наконец-то умудряется ее вызволить из лап, пардон, рук, дракоши, а там, в свою очередь, чуть дрожа, задает тот вопрос, который пришел ей в голову довольно внезапно и заставил все внутри дрожать от ужаса и понимания безвыходности положения:
- Часовая? -
Она до сих пор помнила, как сидела в Аварине, пытаясь разобраться в мелких шестеренках, наивно полагая, что пришедший ей по ошибке заказ будет простым, и что собрать маленькие карманные часики не будет проблемой. Но, Тень побери, проблемой это и оказалось. И сейчас, стоя в оцепенении, все, что приходило в голову хвостаторогатой безымянной особое — это то, как она заходит в помещение, полное шестеренок. И маленьких тикающих гробиков с деревянными птицами.

+3

8

События развивались слишком быстро и сумбурно, что чопорный нрав кузнеца не успевал переваривать информацию. В каком-то смысле из-за этого он вспылил и начал ругаться с окружающими людьми. Он вообще не мастак подбирать слова, читать нравоучения, быть нейтральной стороной, которая беспринципно поможет. Он… обычный кузнец, который вырос в довольно суровых условиях и привык работать руками, а не головой. Кто-то создан для дипломатических переговоров с послами соседних страх, а кто-то создан рубить деревья, заливая желудок пивом в обеденный перерыв. И, нельзя судить кузнеца за его такой вот своеобразный характер. Мор не виноват, что дядя учил его работать с железом, а не с существами. Будь они металлом – другое дело. А так… как карта ляжет, и извилина подскажет.

Хотя он был чертовски рад, когда конфликтующие стороны послушали кузнеца и приняли его идею за основу спора. Сразу загорелись огоньки гордости и полезности в глазах. «Только вот…» Арти вспыхнул идеей слишком быстро, а незнакомка лишь усугубила положение дел. Они как два ребенка, которые спорили кто сколько жуков поймал и сможет поймать на ограниченное время. Похвальная затея конечно же, но… «Это моя кузня и я тут решаю успеет она за час или нет. Почему я чувствую себя неожиданно лишним? Меня явно хотят использовать.» Счастье в глазах померкло так же быстро, как и появилось. Тлен.

«Хочу выпить.»

Тяжело вздыхая, Мориальдо прикрывает глаза и недовольно потирает переносицу двумя пальцами. Спорить с ними как-то не хотелось. Надо было просто дождаться, когда они перестанут меряться письками и перейдут к делу. Удивительный факт, но одна спорила без наличия данного органа. В какой-то момент она даже победила. «Арти-Арти…»

Осознав, что девушка переключила свое внимание на него, Альдо открыл глаза и посмотрел на рогатое создание. Ему по-прежнему было непривычно наблюдать рога на голове. Не каждый день такие персонажи приходят в Нортран.

- Часовая? – вопросительно переспросил он, пытаясь сложить предыдущие перечисления с нынешним завершением. – Ты еще скажи фарфоровая лавка. – Добавил Мориальдо и ударил себя ладонью по животу. – Я явно непохож на того, кто делает часики у себя в комнатке, аккуратно сопоставляю шестеренки. – После чего кузнец развернулся и направился в сторону своей кузни. – Кузнец я, кузнец… Мориальдо зовут. Пошли уж, проблема, свалившаяся мне на голову. – небольшая пауза, - Надеюсь покупатели у тебя всё же будут, лысый. – Засмеявшись, Мор взглянул на ювелира, дождался, пока незнакомка подойдет к нему и продолжил свой путь.

Так как беседу надо было всё же поддерживать, а то идти в полной тишине – не самая веселая прерогатива, Альдо взглянул на рогатое создание.
- А ты смотрю разбираешься во всем этом, - указывая взглядом на множество лавок, что окружали их, пестря разнообразием доспех и украшений, - Или просто твой глаз алмаз, а практика далека? – Мориальдо как-то видел людей, которые оценивали его изделия. По факту они сами не знали, как правильно держать молот в руке, но безупречно знали где хорошая работа, а где груда метала. – Хотя вид у тебя оживился, когда разговор зашел о самостоятельной работе, даже не взирая на мешки под глазами. – Последние словосочетания Альдо не хотел говорить, но язык было тяжело остановить, поэтому ему ничего не оставалось, как убавить тональность.

Вести беседу вечность они не могли, поточу-то в скором времени добрались до кузни Мориальдо. Она находилась довольно далеко от основного столпотворения людей, поэтому гул остался где-то позади, а окружила их тишина и спокойствие.
- Вот и дошли. – подойдя к двери, что вела во внутрь кузницы, мужчина достал ключ, отворил замок и, приоткрывая дверь, словно настоящий джентльмен, пропустил сначала девушку. Он грубиян и неотесанный болван, но правила этикета нет-нет, да есть. – Не шикарные кузни при дворцах, но и этим я горжусь.

Теплое уютное помещение. Все инструменты были разложены по своим местам. Пыль и грязь смятена. Даже печи почищены. Мориальдо намеревался погулять сегодня, а не заниматься очередной работой в четырех стенах.

- Знаешь, ты мне будешь должна кружку добротного эля. – сняв с себя куртку, Альдо как-то по привычки хотел надеть на себя тяжелый плотный фартук с множеством кармашком, но остановился. «Не я же работать буду.» - Нужен? – показав фартук, он положил его на место. – Вообще можешь использовать все, что тебе понадобится, а я пока что разведу огонь в печах.

+2

9

- ...фарфо- - хотела уже было начать пугаться Грун, но поток ее мыслей вовремя остановили уточнением про кузнеца, из-за чего уставшее лицо драконицы будто осветилось, а во взгляде появилась искорка, и, кажется, она даже хотела что-то сказать, но все, что вырвалось на тот момент у нее из губ, было, скорее, похоже на бессвязный набор звуков – А… Оу. Ага. -
Это было хорошо. Кузница это хорошо. Но, скорее, радовало больше даже не то, что Грун придется работать не черте где, а то, что постепенно бугай приобретал определенные черты. Сначала на нем будто появился из ниоткуда фартук – его драконица заметила только сейчас, а мышцы и вообще крупногабаритность вдруг обзавелись вполне логичной причиной для своего появления. Следом – имя. Деталь за деталью он становился все больше и больше похож не на безликое нечто, а на вполне четко различимого человека, с голосом, лицом, осанкой, движениями и кучей черт, которые и составляли личность. И по сравнению с Арти это уже был успех, хотя бы потому, что ювелир, которого вскоре покинули двое мастеров, до последнего мгновения воспринимался драконицей исключительно под ярлыком “бездарь” и “лысая башка”. Что, вероятно, было взаимно, но понять, о чем думает МакДойл, увы не удалось, хотя бы потому, что Мориальдо довольно быстро ретировался, позвав за собой рогатую.
И та пошла следом. Не забыв помахать рукой Арти, после чего развернув ладонь, сжав пальцы в кулак и оттопырив средний палец. Конечно же только потому, что точно такой же жест МакДойль показывал со своей стороны. Впрочем, заострять внимание на такой грубости ни у рогатой, ни у владельца лавки, не было желания – кажется, они оба хотели вообще никогда не встречаться друг с другом в этой жизни, потому что как только Грун сделала несколько шагов, Арти выдохнул и нацепил на лицо самую широкую улыбку, что была в его арсенале. Бескрылая же, помахивая хвостом, чуть ускорилась и в итоге поравнялась с идущим, будто ледокол, кузнецом, на которого нельзя было не смотреть украдкой. В основном потому, что ощущение, будто дракоша находится у подножия горы, отбрасывающей тень, не покидало ее ни на минуту.
- Ну… Д-да… - довольно скромно, и крайне неожиданно, учитывая крики и ругань, что имело место быть пару минут назад, ответила рогатая на вопрос о практике, тут же отводя взгляд, словно боясь, что ее заметят – Я давно занималась украшениями. В основном мечи, доспехи… -
Косноязычие в тех случаях, когда речь не шла непосредственно о работе, а, скорее, требовался просто дружеский разговор, не заставило себя долго ждать. По сравнению с тем образом, что был на рынке, вместе с гигантским кузнецом сейчас шла какая-то неказистая девица, ни в жестах которой, ни в голосе не чувствовалось и толики той уверенности, тчо была в споре про ювелирные украшения. Взгляд бегал то туда, то сюда, голос немного подрагивал, руки будто хотели спрятаться в рукава куртки, и, в целом, сама ситуация, было видно, имела некоторый налет неловкости, который не улетучился даже в тот момент, когда, казалось бы, у Грун появился шанс задать со своей стороны какой-нибудь вопрос.
И вопросы у нее были. Например, почему ей вообще решили помочь. И что от нее хотели. Сейчас, когда она остыла, в ее голове начало появляться понимание, что, вообще-то, повела она себя как полная дура, хотя и поделать ничего не могла, по целому ряду причин. Но, будь ее желание, она могла и не продолжать этот спор, а просто уйти. В конце концов, переобучать какого-то случайного проходимца ей в жизни точно не требовалось. И вроде как не было причин для того, чтобы не пойти и, к примеру, не перекусить где-нибудь. Но при это этом она смиренно дошла до мастерской. Все это время находясь по левую руку от двухметрового кузнеца. И не отходя ни на шаг.
Только для того, чтобы зайдя в дом, наконец-то выдохнуть. По крайней мере обстановка теперь была попривычнее, и хотя Мориальдо уже успел, отворя дверь, пройти вперед и начать подготавливать все к самой работе, рогатая осталась у проема и, положив руки на пояс, начала медленно осматриваться. Тщательно. Внимательно.
- Без проблем. Из “Бараньего Рога” подойдет? - не глядя на кузнеца, произнесла довольно тихо Грун, намекая на трактир с похожим названием, а затем, поняла, что ей задают вопрос на тему фартука, после чего оживилась и слегка испуганно приняла здоровенный кусок ткани, держа его обеими руками – Д-да.. Спасибо. -
Взгляд ее упал на этот самый рабочий фартук, будто в руках у драконицы был плащ какого-то легендарного рыцаря. На плащ он и был похож, потому что был… гигантским. Что вполне ожидаемо, учитывая размеры Мориальдо. Тем не менее, позволить себе нарушать определенную технику безопасности дракоша могла только в своей мастерской, поэтому довольно быстро отложила фартук в сторону, положив его на верстак и принялась расстегивать свою дешевую куртку. А затем и подобие вязаной кофты, что оказалось под ней, оставаясь только в юбке, и затем довольно быстро надевая предложенный ей фартук на голое тело. В основном потому, что сжечь ту же кофту ей как-то не очень хотелось. Да и в кузне явно должно было стать в скором времени потеплее. А еще потому, что черта “самец” пока не была приписана к тому самому хозяину кузни, что сейчас раздувал меха и разжигал печи, в то время как драконица, прохаживаясь будто в забытии, пыталась понять, с чего ей вообще начать.
- Ои. - начала она, окликнув Альдо, согнувшись поначалу над ящиком с отходами производства, тут же доставая из него какие-то оплавленные кусоски металла, разворачиваясь и подходя уже к самому хозяину мастерской – Я могу этим воспользоваться? -
Она подняла взгляд. В нем читалось полное отсутствие эмоций и вопиющий профессионализм, не смотря на то, что девица, стоявшая сейчас перед Мориальдо, была одета в одну юбку да его фартук, и держала в руках изрезанные плоские куски латуни, серебра и, кажется, меди, оставшиеся явно после какого-то заказа, требующего довольно витьеватый и “красивенький” узор где-нибудь на лезвии или гарде меча. Или может на топоре. Тень его знает, учитывая, что сейчас эти листы металлов годились разве что для какого-то крайне странного заказа, учитывая свою разрозненность и малые размеры. И тем не менее, именно они понадобились дракоше, которая явно не смущалась своего внешнего вида, хотя и потупила в некой задумчивости взгляд спустя пару секунд. Вероятно, для того чтобы позже добавить:
- Хммм. Нужна еще какая-то основа. Можно мне еще немного железа? - задала она еще вопрос, довольно тихо, после чего снова взглянула на Мориальдо с тем же безэмоциональным взглядом, и сказала уже более четко – Подойдет дешевое, если что. Можно какие-нибудь остатки или просто мусор. -
Кажется, у нее был план. Только вот какой, понять пока было трудно. В том числе из-за того, что фартук на голом теле, хоть и скрывающий все необходимое и открывающий только спину и бока, немного отвлекал. Немного.

+2

10

В его кузню приходили разношерстные персонажи. Кто-то из них был добрым, как прохладная речка. Кто-то же был злым, как бурлящий вулкан. Все эти «новые знакомые» были такими разными и необычными, что Мориальдо постепенно перестал удивляться посетителям своей кузни. Многие приходили за товаром, обращаясь к кузнецу исключительно по его профессии. Кто-то приходил просто, дабы провести время вместе, поговорить, выпить, открыть душу, а, быть может, забыться. Были и такие, кто хотел навредить Альдо, желая выкрасть что-то стоящее или же найти клад в мешок золотых. Сколько существ – столько и намерений. Нельзя предугадать что находится в голове того, кто переступает порог кузницы. Мор к сожалению, не телепат, чтобы все знать наперед. Но, честно говоря, Мориальдо не шибко удручен данным фактом. Зачем тебе сила, которая показывает абсолютно все двери, напрочь удаляя из твоей жизни сегмент неожиданности. Неужели все знать так интересно и забавно? Тогда… к чему стремится, если твой разум уже знает ответ на вопрос. Ты видишь свое будущее – это скучно. Мор же живет от то дня к дню, пытаясь насладится каждой секундой. Сидеть в душном помещение, чувствовать языки пламени в пару сантиметрах от твоего тела, вдыхать пары раскаленного метала – не самое веселое занятие. Оно ведь ничем не отличается от написания книг или же рубкой деревьев, однако… для него это весело. Он чувствует, как живет в этом затхлом помещение, вдыхая этот тяжелый воздух полной грудью и улыбаясь, действительно улыбаясь, когда из-под молота виднеются искры, намекая на приближение очередного шедевра. Люби свой труд, и он отблагодарит тебя земными чувствами, которые тяжело найти среди повседневной жизни.

Может именно поэтому он был так спокоен, когда в его кузнице находился совсем незнакомый для него персонаж. Девушка, которая могла скрывать свою истинную личину под маской спокойствия и добродушия. Он ведь не знает, что у неё на уме, в его голове не проецируются её мысли, а враждебную энергетику он считывать не умеет. Конечно же Альдо приходилось наказывать воров. Как-то он даже одному отрубил кисть левой руки, пока тот пытался дотянуться до кинжала, в надежде вонзить его прямиком в грудину, пронзая сердце. Всякое бывало. Если думать о всех этих случаях и бояться каждого встречного, подозревая его в потенциальной угрозе – крыша может свихнуться. А она ему еще нужна. Слишком мало вещей поведали его глаза, слишком мало эля выпил его рот и слишком мало великолепного оружия сделали его руки. Только ведь угрозе подвергся не только Мориальдо. Ладно он двухметровый мужчина. Гора мышц, которая может постоять за себя, особенно на своей территории. Но ведь, она, девушка. Незнакомка. Не знающая куда её ведут и зачем. Она ведь могла быть уже убита, распродана на органы или банально изнасилована. Мало ли что в голове Мора витает. Однако.

Они были странной парой.

- Да хоть из твои рук, - усмешка срывается с его уст, - Шучу-шучу, подойдет конечно. – Посмеиваясь, мужчина склонился к печи и начал выкладывать внутри хворост и сухие дрова. Пока девушка занималась своими делами, он погрузился в мысли и просто делал то, что должен был. «Создает оружие и доспехи… очень интересно. Я, как кузнец, должен взглянуть на её работу. Только вот не думаю, что она носит с собой полный ассортимент своих творений. Да и создавать она собралась бесполезную безделушку. Ох уж эти ювелиры… лысые тупые головы.» Разжигая огонь, Мориальдо пару секунд подождал пока языки пламени охватят дрова и, выждав еще немного, добавил туда угля. «Может если она кузнец со стажем, то я вообще мог сидеть и смиренно наблюдать, как это делал дядька, попивая чаю и причитая какой я классный и какой она бездарь.» Взгляд поблуждал по фрагментам из прошлого, что вспылили в голове, после чего отмахнулся от них, прикрыв глаза. «Ну уж нет, глупая затея.»

Как только печи начали набирать обороты, Альдо прикрыл дверцу, оставив открытым лишь воздуховод, выпрямился и повернулся к рогатому созданию.

- Эм, - неосознанно начинает он, внимательно осматривая текущую внешность девушки. Она была в одном лишь платье и фартуке. Понять, что под фартуком ничего не было – было легко. Ну знаешь ли, когда фартук в несколько раз больше тебя, даже если ты умудрился закрепить его, просветы всё равно предательски выдадут все твои секреты. Да и одежда её лежала совсем рядом. «Смело.» - А? Что? Воспользоваться? – Вернувшись к вопросу, Мор даже сначала опешил, после чего быстро сообразил. – Ааа, прости, да, конечно, бери что хочешь, я ведь уже говорил. – Не каждый день по его кузнице ходит полуголая девушка в его рабочем фартуке. Хотелось бы, но нет. «Ну и как это расценивать? А если я был бы совсем плохим человеком, что тогда? Внимание-внимание кузнец изнасиловал незнакомую альраншу, что забрела в его кузню?! Или она не альран…?» Он всё же отвел взгляд, прикладывая руку к шее. «Можно ли назвать это приятным бонусом за все свои старания? Допустим, что да.» Кивнув собственным мыслям, его вновь окликнула рогатая девушка.

- Знаешь, ты меня обижаешь, как кузнеца. Я не использую в работе плохое железо. Весь мой метал исключительно качественный. – с долькой гордости в нотках. – Но поискать что-нибудь простенькое можно. Кажется, тут были остатки… только там солянка. – Подойдя к ящику, что стоял на полу, Мориальдо покопался там, звеня железом и достал пару небольших кусочков. Они были разной текстуры и цвет их разнился. – Если только такое или могу дать хорошее, если хочешь. – Отдав железо, Альдо отошел, дабы у незнакомки было больше рабочего пространства, оставшись в роли наблюдателя.

- Кстати, а как зовут-то тебя?«Столько времени прошло, а ты только решил узнать её имя, ты действительно тугодум.» - Да и что решила делать, если не секрет? – немного подумал и добавил еще один вопрос. – Твои рога, ты альран? – Она полуголая ходит по его кузнице. Использует его инструменты и материал. Имеет же он право на парочку вопросов.

+1

11

Постепенно в голове Грун рождался план. Хотя, нет, не план, скорее, зарисовка, но это было уже лучше чем ничего. В конце концов, не появись хоть немного вдохновения в ее пустой башке, завтра ей пришлось бы либо уезжать из Нортрана, либо приходить с пустыми руками и просто сказать, мол, “извини, мужик, но я ничего не придумала”. Не то чтобы такая перспектива сильно беспокоила драконицу, но все равно она была немного неприятной, учитывая, что у того ювелира наверняка были все способы снова вывести рогатую из себя. Но сейчас… Сейчас все было по-другому, и по мере того, как та смотрела на тоненькие пластинки разноцветных металлов в руках, воображение все более четко рисовала тот самый конечный результат, что должен был получиться. И он вполне устраивал Грун.
- Да-да, конечно, только я говорю про отходы производства – в уставшей манере подытожила хвостатая, приняв обломки и, коротко кивнув, видимо, подтвердила, что они подойдут. В целом, ей не нужно было что-то даже отдаленно качественное. В конечном итоге побрякушка, которую хотела сделать драконица, должна была выглядеть так, будто ее делали из подручных средств, но при этом обязана была обладать определенным шармом. И Грун знала, как это можно сделать.
- Хм. Так, мне нужен будет молоток, наковальня, немного железа для камеры, плюс, наверное, печь… - начала бубнить девица, двигаясь по кузнице в поисках инструментов, и, в итоге, оказавшись возле верстака, куда и было сложено все необходимое по мере развития ее походов туда-сюда. Постепенно идея становилась вполне четким планом, память выцепляла особенности ковки, которые ей когда-то показали, и, уже спустя полминуты драконица была полностью поглощена процессом, периодически порхая то к наковальне, то к печи. Впрочем, первая ее задумка не была такой уж выдающейся и представляла из себя маленький кирпичик оплавленных кусков металла, что драконица нашла первым делом. Не настолько оплавленных, чтобы стать единым слитком, но достаточно разогретых, чтобы пластинки намертво скрепились друг с другом. И это было только начало.
- Грун! В смысле… - дзынь – удар молота по железке вовремя прервал драконицу, напомнив ей о том, что та не представляется обычным людям своим настоящим именем, после чего последовал еще один удар молота по маленькому куску чуть подплавленного железа, чтобы его можно было прикрепить куску импровизированного нагромождения пластинок из латуни, олова, меди и еще чего-то – Кильни. Можешь называть меня Кильни. -
Еще удар. Вовремя сбивший с мысли драконицу, вернувший ее к процессу создания небольшого саркофага из железа, который постепенно образовывался возле ее первоначального произведения. Мыслями она уже была в ковке, и ее крайне мало волновали задаваемые вопросы, из-за чего постепенно все ограничения в голове в плане ответов на них становились размытыми и неясными. По крайней мере ответы на те вопросы, что не относились к работе.
- Вообще, это будет брошь. Наверное. - дзынь – Я тут вспомнила, как один мужик показывал мне как сделать так, чтобы металл был как дерево, и тут мне подумалось… -
Она отложила молот на мгновение, положила его на наковальню, за которой работала, выпрямила спину и посмотрела куда-то вдаль:
- А почему бы не сделать, собственно, брошь с деревом? - после этого повернулась к Мориальдо, будто хотела более подробно рассказать о своей затее – В смысле, дешевую брошку, скорее, мужскую, с каким-нибудь орнаментом в виде щита на фоне. Разве что я впервые буду что-то подобное проворачивать, так что будет интересно. -
Последняя фраза была произнесена с искренней улыбкой. Той самой, которая бывает у крайне увлеченых людей, занятых своим любимым делом, вероятно, потому, что именно любимым делом Грун и была занята. Не дожидаясь ответа, она снова вернулась к наковальне, сделала еще несколько ударов, в итоге обивая свой маленький слиток из пластинок железными стенками, после чего, взявшись за клещи, аккуратно рассмотрела его со всех сторон, и, сделав несколько шагов к печи, все еще придерживая свое творение, сунула его в  пекло, внимательно рассматривая и при этом продолжая разговаривать с хозяином мастерской.
- Не, дракон. - бросила она спустя мгновение после того, как пришел последний вопрос, притом, в такой манере, будто Мориальдо спрашивал ее, будет ли она яичницу на завтрак. Быстро, не подумав, без задней мысли. И только через пять секунд взгляд драконицы, направленный на клещи с маленьким железным гробиком, поднялся чуть выше, замер на какой-то невидимой точке прямо перед ней, а затем с губ девицы сорвалось грязное ругательство. То самое, в одно слово, которое обычно можно услышать в те моменты, когда приходит понимание, что ты крупно облажалась.
- Эм.. Ну… Ээ… - вместе с попытками хоть что-то сказать, из под контроля вышел еще и взгляд драконицы, тут же забегавший, и в итоге направленный на Альдо снизу вверх, в крайне виноватой манере, будто Грун только что призналась, что предыдущую кузницу в которой она была, она случайно сожгла, а хозяина съела – В смысле… Полудемон? -
Кажется, ее готовы были вышвырнуть. Нет, не то чтобы каждый день драконов вышвыривали из мастерских за шкирку, но от хозяина теперь вполне можно было ожидать резкого деру, с последующими криками “СТРАЖА”. А потом был бы звон колокола, крики ужаса, вилы, факелы и много беготни от стражи и местного населения. Потому что на севере драконов не любили. Не то чтобы Грун была точно в этом уверена в отношении жителей Нортрана, но она прекрасно помнила причину, по которой ей пришлось уходить из Синегорья, и связано это было с вторгнувшимся в Гракал драконом. И после этого репутация гигантских ящерок немного упала в пол. И учитывая тот факт, что тот же Нортран относился к Синегорью в общем и целом, ожидать здесь слухов о драконах, которые жгут дома и забирают все нажитое честным трудом, было бы вполне логично.
Разве что, Грун вряд ли подходила под определение этого самого ужасного дракона. Хотя бы потому, что сейчас она стояла перед Мориальдо с крайне виноватым видом и, кажется, не очень хотела, чтобы на ее происхождении акцентировали внимание. Не говоря уже о том, что вполне ожидаемой гордости, присущей драконом, не было и в помине – будто рогатая действительно не хотела, чтобы о ней думали плохо в этот конкретный момент. Но самым забавным во всей этой ситуации было, пожалуй, имя, что она произнесла, и которое совсем затерялось за всеми этими внезапными признаниями в принадлежности к той или иной расе.
"Кильни".
Сокращенное "Кильн". О котором нельзя было не знать, хотя бы потому, что прошло всего одно поколение с того момента, как Грун сидела в Нортране, прикрываясь этой фамилией, и имея собственную ювелирную мастерскую, открытую на заработанные в Гракале деньги. Нажитые под этой же фамилией, но с другим именем. Так что сама фамилия эта была довольно таки известной, разве что эта самая известность могла чуть-чуть поистрепаться за годы. Достаточно, чтобы упоминание не вызывало истошные крики "О, Боги, это ты!", но не достаточно, чтобы не вызывать определенный ряд ассоциаций в памяти. Если, конечно, эта самая память имелась.

+2

12

Наблюдать за кем-то со стороны оказывается интересно. Тебе не приходится ничего делать, ты просто зритель, который может витать в мыслях, попутно воспроизводя в голове видеоряд, что записывают глаза и точно по расписанию передают на подкорку. Занятное занятие, которые может затянуть тебя на многие часы. Некая тавтология, что проскальзывает между всем этим безобразием проста, как белый лист бумаги. Без скрытого умысла и завуалированного подтекста. Ты смотришь на персонажа. Следишь за его движением, улавливая каждое прикосновение и перемещение. Как-то на автоматизме начинаешь замечать движение грудной клетки. Изменения в мимике лица. Выстраиваешь в голове алгоритм, по которому данный персонаж двигается. Удивляешься изменениям, если таковы имеются. В твоей голове могут возникнуть комментарии. Разумные и не только. А может и вовсе, вся поступающая информация уходит так же быстро, как и приходит. Ты не заостряешь внимание на персонаже. Твои глаза двигаются, ты вроде увлечен процессом, а на самом деле полностью погрузился в свои собственные размышления. Тебе не интересно, что происходит снаружи, ибо то, что находится внутри, намного интересней и имеет куда большее значение для тебя в эту самую секунду.

Мориальдо относился к первому типу людей. Ему было действительно интересно, как работает Грун. Девушка свободно разбиралась в том до какой температуры необходимо разогреть метал. Она не плохо работала молотком, стараясь не сломать метал, но и в тоже время не испортить, дабы не переделывать работу повторно. Довольно тяжело найти баланс между силой удара и его траекторией. Ударил чуть сильнее – придется вновь нагревать и перебивать. Ударил чуть слабее – не получишь должного результата, которого хотел. Этот навык не приобрести за деньги, приходится долго и кропотливо работать. Твои ладони покрываются мозолями, твои мышцы устают, а глаза начинают болеть. Этот труд не для слабаков. Чтобы быть хорошим кузнецом – необходимо иметь не только желание, но и силу. Вытерпеть физическую нагрузку легко лишь в теории, когда сталкиваешься с огнем и искрами, твое тело само по себе сдает на тридцать процентов. Далее еще минус десять за сбор материалов и еще минус пять за тяжесть металов и инструментов. Когда работаешь руками легко бывает в двух случаях: первые две минуты и спустя года непосильного труда. Благо пока Мор наблюдал за Грун прошло больше двух минут и можно было с уверенностью сказать, что все её слова и речи, которые она произнесла на ярмарке – были подпитаны делом. Она говорила не просто потому что была высокомерна, а потому что знала где хороший товар, а где говно. Может эта профессия не блещет умом. Кузнецы не самый умный народ. Они не читают тонны макулатуры. Не ведут светские беседы на великие темы. Но. Они превосходно разбираются в конечном товаре, который должен выйти из-под молота. И, хорошие кузнецы, дополнительно, отлично разбираются в расходных материалах. Даже из груды металлолома можно сделать конфетку, если кое-что, кое с чем смешать, и кое-что добавить.

«Разговаривает сама с собой, забавно. Интересно, а я также выгляжу, когда занят делом? Никогда не задумывался по этому поводу. Конечно, порой, я говорю мысли в слух, но…» У Мориальдо нет помощника, который стоял бы возле него и подавал нужные инструменты или помогал разводить печи. Все происходит в полном и гордом одиночестве. Не скажу, что это своего рода привычка или профессиональная изюминка, просто так сложилось. Он не одиночка. Ему легко общаться с другими. Если человек, и не только, заслужит доверие, то почему бы не разделить крышу кузни для совместной работы? «Только надо ли мне всё это?»

Весь этот монолог в голове с примесью комментирования продлился примерно пару минут, пока Грун вновь не заговорила. Честно говоря, он уже забыл её фамилию, запомнив лишь имя. Зачем нужна фамилия, когда обращаться он всё равно будет по имени. Потом, когда того потребуют обстоятельства – он запомнит. А сейчас… мысли в голове были слишком важные, они переваривали полученную информацию «имя», дополняя вымышленный образ.

Только вот если фамилию можно благополучно забыть, как-то, не обратив на неё внимание, то вот «дракон» - пропустить мимо себя было уж крайне тяжело. «Она действительно дракон? Оу, я впервые встречаю драконов.» Он сразу начал представлять огромных крылатых существ, которые извергают изо рта языки пламени, а тут… рогатая девушка, в меру скромная, в меру одетая, немного рогатая, с первого взгляда пассивно-пессимистичная. «Может шутит?» Мориальдо хотел было уже переспросить и подтвердить сие высказывание, но девушка опередила ему. Она, словно ляпнув что-то не то, начала запинаться, паниковать и по итогу назвала себя полудемоном. В вопросительной интонации. «Боюсь представить если бы ты была шпионом.» Оторвав свою пятую точку от стола, к которому прислонился, Альдо стремительным шагом подошел к рогатой особе. Находясь от неё в полуметровой досягаемости, он внимательно посмотрел на её лицо. Осмотрел рога, наверное, уже раз в двадцатый за сегодняшний день. Взглянул на клыки, что виднелись за губами. Далее мимолетный взгляд в глаза бусинкой. Мешки под ними. А куда без них. У неё слишком сонный вид. После чего он посмотрел ей за спину, замечая хвост, что выглядывал из-под платья.

- Хм.

Думает он, напрочь забывая о том, что действует уж слишком открыто и беспардонно. «В принципе она похожа на дракона. Будь я драконом и у меня был бы облик человека, я, наверное, был бы тоже таким, да?» Поглаживая себя по бороде двумя пальцами, Мор вспомнил про рассказы селян о драконах. Детские сказки, что читала мама перед сном. Они все говорили о том, что драконы большие и величественные существа, которые одним лишь дыханием могли сжечь всю деревню дотла. Никто не мог противостоять им. Собирались огромные армии, дабы убить одного дракона. А тут. Все каноны рушились о огромную стену, что создавала Грун. Образ рогатого кузнеца дракона вообще ломал всю суть и соль рассказов. «Удивительно.»

- Ну, если быть честным, то я ахренел от полученной информации. – Мориальдо засмеялся и всё же отошел от рогатой, дабы не стеснять её своим напором. – Ты уж прости, что так внезапно решил осмотреть тебя, просто ко мне не каждый день захаживают драконы в гости. – Переведя руку с бороды на шею, он посмотрел куда-то в сторону, следом вновь на Грун. – Поверить тяжело, ибо драконы для меня, ну… - он жестами показал огромный силуэт. – Существа побольше, нежели ты. И, если верить сказкам, то они охраняют свои места, как настоящие стражи, оберегая несметные богатства или там священные реликвии. То, что дракон может быть кузнецом – никогда бы не подумал.

Присев на стул, Альдо продолжил.

И хватит паниковать, мне абсолютно не важно дракон ты или полудемон, пока не приносишь убытки или пытаешься меня убить. – беззаботная улыбка, - Хотя интересно почему именно ты стала кузнецом? Ты ведь дракон, так много возможностей и вообще… неужели это занятие тебе по вкусу. – Чуть приподнявшись со стула и потянувшись к руке Грун, он повернул её ладонью кверху. – Эти мозоли на руках, огонь, вечная нагрузка – действительно нравится? – Отпустил и вернулся на место. – Я беспардонный чутка, да, ты не обращай внимания.

Далее он скрестил руки на груди и, осматриваясь по сторонам, добавил.

- Только, прошу, не превращайся в дракона, а то я боюсь моя кузня не выдержит и все, тебе придется брать ответственность на себя и: строить мне новую кузню или забирать меня в свою.

+2

13

«Дракон — это к беде. Два дракона — к массовым бедствиям. Больше — готовимся к концу времен.» - примерно в таком формате в последнее время ходили слухи по миру о крылатых ящерах. Впрочем, про не-крылатых тоже. То ли это было связано с тем самым случаем, когда один дракон сначала забежал в Гракал в своем обычном облике, то ли с тем, когда другой, а может, этот же самый, взял и спалил с особым остервенением целое королевство. Грун, конечно, было далеко до всех этих легендарных существ, учитывая, что сама по себе она была довольно молодой, да и амбиции ее ограничивались обычно ее ремеслом. Но все же определенную осторожность она проявляла, прекрасно помня рассказы отца о том, что, дескать, на драконов часто устраивают охоту, если решат, что они опасны. И за ней однажды уже пытались приходить, хоть и по случайности, но целые отряды. Впрочем, судя по тому, что сейчас дракоша стояла, чуть сжавшись и испуганно глядя на Мориальдо, тщательно ее рассматривающего, ни разу подобная охота не оказалась успешной для тех, кто желал Грун смерти.
- Н-н-ну вообще-то я могу быть большой, да. - чуть обиженно и отведя взгляд, в момент, когда пришло понимание — обижать ее не собираются — произносит рогатая, доставая из печи слегка оплавленную коробочку, - И, что плохого в драконе-кузнеце? -
Она выглядела обиженной. Не настолько, чтобы заплакать или что-то в этом роде, но явно немного задетая тем фактом, что от нее ожидали сидения на какой-нибудь горе на кучке золота. Вообще, что-то такое иногда приходило в голову, но,скорее, имело вид мечты и предполагало наличие огромного количества подушек на которых можно спать. Правда, каждый раз, когда драконица об этом задумывалась, мысли о том, что у нее много работы, возвращались к ней обратно, и размышлять об отдыхе уже не было времени.
Тем не менее, не смотря на определенный уровень разочарования в бескрылой ящерке, витающий в воздухе, хвостатая продолжила заниматься делом, за клещи взяв результат своих изысканий с металлами, после чего подошла к наковальне и развернулась к ней так, чтобы стоять не спиной к хозяину мастерской, а лицом, видимо, чтобы вести разговор:
- Ну, вообще, у меня папа этим занимался. И, в смысле, он был хорош. - ДЗЫН, меткий удар молота, затем еще один и еще — драконица истово била по маленькому железному ящику, но не пытаясь его расплющить, а,скорее, пытаясь создать давление в определенных точках, а затем равномерно, по всему изделию — В смысле, ему было вообще все равно чем заниматься. -
Еще один удар, затем небольшая пауза — Грун подняла голову, чуть отвлекшись и указав молотком на Мориальдо, будто эта тема разговора ей действительно нравилась и помогала немного выйти за рамки своей обычной сдержанности в разговоре. Сдержанности и неловкости.
- Нужен какой-нибудь меч? Не проблема. Новые ворота? Вообще раз плюнуть. - дзынь — Я однажды видела, как он делал полный доспех для какого-то гнома. Ходячая крепость вышла, а не доспех. Вообще непробиваемый. -
Еще один удар, сосредоточенный, а затем еще парочка, после чего Грун выпрямляет спину, пару раз чешет лоб ногтями на правой руке, откладывает молот и клещи в сторону, берет обеими руками железный ящичек, подносит ко рту и выдыхает небольшую струйку пламени. После чего поддевает ногтями зазор между двумя пластинами и, немного напрягшись, отделяет одну из стенок ящичка, после чего напряженно смотрит на то, во что превратился сплав нескольких пластинок разноцветного металла внутри. Видимо, раз уж она сама себя выдала, особо необходимости и дальше шифроваться дракон смысла не видела. Либо просто забыла о том, что, вообще-то, ей надо хоть немного сдерживаться.
- И никакого клейма. Нашли какой-нибудь супертопор где-нибудь в горах, который бьет молнией, огнем и чем только не — наверняка мой батя сделал. - продолжила она, задумчиво отколупывая одну стенку за другой и иногда выпуская еще струйку огня изо рта, дабы металл немного подплавился, пока, наконец, на наковальне не был оставлен разноцветный слиток из металлов, который раньше был несколькими плоскими листами латуни, олова и чего только не.
- А я как-то подхватила. - сказала она задумчиво, глядя на хозяина мастерской, после чего огляделась в поисках остальных инструментов, что ей могли пригодиться, на ходу отвечая — Да и мозолей вроде у меня не было. -
Не менее задумчиво Грун глянула на свои руки, оставив импровизированный слиток на наковальне. Действительно. Мозолей нет. Просто ее обычные, чуть грубоватые руки, но, в целом, кожа у драконицы вообще была далеко не шелковая, так что выглядели они вполне нормально. С обеих сторон, что рогатая не забыла проверить, после чего опустила ладони на железную поверхность и поинтересовалась:
- Это.. А может, по пинте? - затем подняла снова ладони вверх в знаке «стоп» и чуть сжалась, приподнимая плечи, выглядя слегка виновато — Я не отлыниваю, просто, как-то непривычно одновременно работать и говорить. -

+3

14

У Мориальдо всегда были проблемы в общении с другими людьми, альранами, гномами, эльфами и, теперь, как показывает практика, с драконами. Мужчина не знает, как правильно подбирать слова и говорить размеренно, чтобы не обидеть своего собеседника. Он не умеет улавливать перемены в настроении своего собеседника, все происходит как-то топорно и прямолинейно. Подумал – сказал. Не самая плохая черта, но и к положительной её, увы, не записать. Слово может ранить острее любого оружия на планете, даже сделанное великими богами. Ты не можешь вернуть время вспять, чтобы персонаж забыл твои речи, поэтому приходится быть тактичным.

Тактичность и подбор слов в голове для Альдо темный лес. Он хотел бы научиться разговаривать с клиентами уважительно, да спустя минуту после приветствия на «вы», он непроизвольно начнет тыкать. Ладно, тут можно списать на воспитание и профессиональную деятельность – мужчина днями торчит в кузнеце, имея общение лишь с грудой железа. И то все разговоры проходят посредством молота и наковальни. Что не сказать о общение с эмоциональными персонами, особенно с женским полом. Девушки ранимы, какими бы они сильными и великими не казались бы. В этом плане Мор терпит сокрушительное фиаско. Тут уже ему надо или вдалбливать силой, или же подсказывать в течение долгого времени. Нрав меняется не быстро, особенно не за день и не за два.

Поэтому изменения в эмоциональном плане Грун он не заметил. Мужчина как-то был увлечен ответами на его вопросы, да и просто диалогом, попутно наблюдая за искрами, что исходили от ударов молота. Чурбан.

- Я бы не сказал, что это плохо, мне вообще нравится, когда существа занимаются работой руками – это похвально. – выдохнул и почесал затылок, - Могу сказать, что уже только за это тебя можно уважать, хоть мы и знакомы совсем чуть-чуть. Наш труд не легок, и я это знаю на собственной шкуре. – На его лице вырисовалась неловкая улыбка, то ли он завуалировал комплимент так яро, то ли просто попытался выразить свои мысли максимально понятно.

- Хоо, на такие вещи я бы с удовольствием посмотрел. – задумался, пытаясь вспомнить, когда в последний раз делал цельный комплект доспех. Как-то для солдат приходил заказ, но там все было максимально удобно и подвижно. – А ты действительно дракон. – Мысли вслух, когда она начала выпускать изо рта языки пламени, дабы согреть сталь и сделать его податливее. Где-то на подсознательном уровне было тяжело принять тот факт, что девушка дракон. Может быть полукровка. Однако, дышит огнем, огня не боится, мозоли не появляются, сильная, рога, хвост. Понятия о драконах изменились в голове Мориальдо с сегодняшнего дня. Бывают же чудеса в мире. – Великие артефакты, сделанные твоим отцом, говоришь… - Альдо помнит, как среди стариков ходили слухи о великих кузнецах, что выковывали настоящие легендарные оружия. Они таким образом пытались подразнить нынешнюю молодежь, упрекая их в криворукости. «Эти пережитки прошлого значит правду говорили. Обидно с одной стороны, а с другой значит есть к чему стремится.»

Между ними нависла минутная пауза. Грун оглядывалась в поисках инструментов, а Мориальдо смиренно переваривал полученную информацию, пытаясь воссоздать в голове конечный результат того произведения, что творила рогатая особа. «И всё же это необычно.» Кузня его, а кузнец совсем другой персонаж.

- Про работать и говорить полностью с тобой согласен. Я всегда один здесь, довольствуюсь скрежетом метала и монотонным дзынь. –засмеявшись, Мор поднялся и продолжил свою речь. – Перерыв – дело святое, поэтому можно и выпить. Это дело мы любим. – Закивал с довольным выражением лица. – Только вот в кузне у меня есть один пятилитровый бочок эля, который я использую по будням, когда лень идти в бар или работаю до поздней ночи. – Он прошел в комнату, где стояли его большие бочки с водой, там, чуть дальше, в глубине, находилась небольшая дверца в полу. Приоткрыв её, мужчина достал этот самый бочок с элем. Вернувшись, он поставил его на стол.

- Вот он. – гордо так, - Но, если не устраивает такой вариант, то давай пройдемся в ближайший бар. Там сейчас веселье, поэтому можем не только выпить, но и повеселиться. – Альдо хоть и любил работать в одиночестве, но вот от шумных компаний он никогда не отказывался. Точнее он был не против посидеть с какой-нибудь группой выпить, поесть, потанцевать, может даже подраться. Всякое бывает на пьяную голову. «Черт, ей же еще доделать работу надо и показать её Арти.» - Догадываюсь, что ты ответишь, да и работа не завершена, поэтому поищу кружки. – одну он нашел, а вот со второй пришлось повозиться. Не найдя ничего подходящего, Мориальдо взял выгнутую сталь на подобие небольшого шлема. Неудачная работа, которая валялась в ожидании своей переплавки. Дождалась же совсем иного – использования вместо кружки для эля.

- У меня не так часто гости, поэтому… придется импровизировать. – наполнил ёмкости элем, кружку отдал Грун, сам же оставил себе шлем. «А что, не так уж и плохо.» - За знакомство, - выпив половину, Альдо кое-что вспомнил. Отложив емкость с элем, он направился к складу, где находились все выполненные работы. Покопавшись, Мориальдо вернулся со сверкающим в руках мечом. Сделан он был из высококачественного железа с добавлением серебра высокой пробы и пропитой магической силой.

- Можно сказать одна из лучших моих работ – серебряный меч с магическим эффектом «Порицание тьмы». Может развеять любое заклинание с использованием тьмы или проклятье. – хвастается.

тык

https://www.publy.ru/wp-content/uploads/2016/08/106662259357aaf52d2eb347.68272033.jpg

+1

15

По мере продолжения разговора рогатая, которая с одной стороны как раз и предложила устроить «перерыв», от работы так и не отвлеклась в достаточной мере. Не то чтобы ее руки сейчас были заняты приведением в должный вид того самого слитка, но вот отпускать его драконица явно не собиралась, потому как уже спустя пару секунд после своего предложения, снова схватила его и принялась осматривать, периодически отвлекаясь на реплики.
- Эх, большая часть в Гракале, наверное. Не думаю, что их сложно найти. - совершенно без задней мыслей продолжила дракоша, осознав свои слова только спустя какое-то время. Взгляд ее, опущенный изначально к слитку, поднялся и уперся в какую-то невидимую точку, заставляя Грун выглядеть так, будто она полирует взглядом кузницу исподлобья, но после этого она снова вернулась к проверке слитка на дефекты.
- Тоже в одиночку? - опять же, не поднимая взгляда, видимо, задавая вопрос касательно фразы, что Мориальдо обычно один работает в кузне, - Та же проблема. Разве что взяла себе подмастерье, но она только за стойкой сидит. -
Последняя фраза была произнесена уже в тот момент, когда хвостатая леди оказалась в кузне одна, и, подняв голову, а после окинув помещение непонимающим взглядом, Грун еще раз оказалась в той ситуации, когда она услышала только половину слов собеседника, что бывало бы часто, если бы она часто  с кем-то общалась. Благо, Альдо не убежал на срок, достаточный для того, чтобы рогатая девица начала беспокоиться — все, на что ей хватило времени, это пара немного опасливых взглядов то в один угол, то в другой, а затем тихое и осторожное:
- Эм... Мориальдо? -
Ее часто описывали, как человека (хах, «человека»...), крайне быстро увлекающегося трудом или каким-то хобби. Настолько быстро, что понимание, как вести разговор, как-то улетучивалось, что вполне сочеталось с грубой манерой вести беседу со стороны двухметрового кузнеца, предоставляющего инструменты. В целом, они действительно были довольно странной парочкой странных индивидов, но, вероятно, на Эноа вовсе было довольно мало мастеров своего дела, которые бы не отличались той или иной странностью.
- Вот он. - эта фраза заставила дракошу подпрыгнуть на месте на пару сантиметров, учитывая, что возвращение мастера-кузнеца было таким же внезапным для нее, как и его исчезновение. Тем не менее, после того, как первичный испуг прошел, рогатая выдохнула и, положив руки на наковальню, довольно глупо улыбнулась, вероятно, потому, что в голове ее все же мелькнула мысль, что ее таки не бросили. И это было хорошо. Потому что оставаться в чужой мастерской в одиночестве как-то не хотелось. Вероятно, что-то на уровне инстинктов, подсказывающих, что забредать в чужое гнездовье не стоит. Драконье гнездовье уж точно.
- Да не, в порядке. - довольно быстро восстановила способность к общению Грун, вслушиваясь во фразу про веселье в таверне, после чего выражение лица ее слегка скривилось, и определенную неприязнь можно было прочитать и в ее словах — Фу, куча людей... -
Кислая мина довольно быстро испарилась, в тот же момент, когда Грун слегка опустила голову, осознав, что смолола глупость и грубость, и попыталась восстановить свои позиции довольно бесполезным набором слов:
- В смысле, я как-то не очень с лажу с кучей народа. - хвост, до этого спокойно лежавший на земле, вдруг резко дернулся, подхватив с верстака неподалеку еще один молоток, чуть меньше того, что драконица использовала первоначально, а затем таким же стремительным движением переложил его в руку Грун, которая, будто чтобы забыться, начала с силой выбивать из своего слитка всю дурь.
- П-п-просто я обычно заканчиваю всегда поздно, и если и иду куда поесть, то там три с половиной человека, а все ш-ш-шумные компании уже разбрелись, так что к-к-как бы- … - закончить свою фразу она так и не успела, потому что в поле зрения попала кружка, которую ей протягивали, и рогатая, не поднимая головы, чуть помедлив приняла ее, резко схватив и тут же опрокинув содержимое в себя так, будто намеревалась залпом выпить все содержимое.
Она не умела пить.
Не в том смысле, что быстро пьянела, потому что драконья кровь судя по всему оттягивала довольно сильно порог опьянения, но вот смаковать и выцеплять из огненной воды какие-то вкусы и наслаждаться ими, дракоша так и не научилась. Возможно, потому что не думала, что этому вообще можно научиться. И именно по этой причине, когда алкоголь в достаточной мере обжег ей горло, Грун так же резко опустила кружку обратно на наковальню, и, казалось бы, еще быстрее начала бить по слитку, пару раз обдувая его струйкой пламени изо рта, дабы он был немного помягче.
- З-з-за знакомство. - Дзынь-дзынь-дзынь-ДЗЫНЬ — О-оу... -
На наковальне красовался разноцветный металлический блинчик. А в воздухе парил светлый меч. Ну, не то чтобы парил, скорее, его держал довольно заметный мужик, но восприятие драконицы на тот момент говорило, что он именно парил, предлагая его взять, и именно это и сделала рогатая, приняв клинок и отложив обратно к наковальне маленький молоточек, которым орудовала.
Она никогда не говорила «хороший меч». Или «плохой меч». Вообще обычно не давала никогда оценку чужому делу, если только от этого не зависели ее финансы. И это был как раз тот случай, когда все, что нужно было сделать, это похвалить работу, которой мастер явно хотел похвастаться. Проблема разве что была в том, что Грун, даже будучи шестисотлетней драконихой, была в некоторых вопросах тупа как пробка, и именно по этой причине вместо краткого одобрения, со стороны рогатой девицы, хвост которой начал метаться из стороны в сторону, будто у радостного щенка, начал слышаться нескончаемый поток бубнежа:
- На вид односложный, явно сплав, но металл на рукояти не тот же, что на лезвии. Кучка рун, узкоспециализированно, заточка. На гарде странные завитки, классическая, явно для баланса. А рукоятка? Металл? Железное дерево? - она держала в обеих руках меч, и просто ворчала, не пытаясь фехтовать или делать какие-то лишние действия, пока не дошла до упоминания рукояти, и,  не отпустила на мгновение оружие, закусив большой палец на правой руке, и все еще придерживая ковыряльник левой — Наверное, металл. Древесина не подошла бы. Слишком много точек для сплава. -
Вероятно, так могло продолжаться еще долго, и если бы не присутствие Мориальдо, и продолжалось бы, но в какой-то момент Грун все же поняла, что, кажется, говорит лишнее, и взглянула на кузнеца снизу вверх, взглядом нашкодившего котенка. В общем и целом, котенком она и выглядела, разве что только невыспавшимся и рогатым, по сравнению с этим медведем.
- Эм.. А он не выскальзывает из рук? - осторожно спросила дракоша, еще раз обращая внимание на рельеф на рукоятке, но при этом прекрасно помня случай ,что ей описал один из клиентов, когда его партнер использовал топорик с металлической рукоятью и, а потом у того запотели ладони и... В общем, без топора было тяжко.
Тем не менее, рассказывать про свои опасения рогатая не стала, а просто протянула обратно изделие, чуть сжавшись и явно стараясь держаться не слишком наглой и не слишком вызывающе, потому что, опять же, если ты заходишь в чужое гнездовье, и тебя туда пригласили, лучше не, кхм, «борзеть». После этого последовал еще один осторожный глоток из кружки, за которой хвостатая сейчас крайне хотела спрятаться, и, казалось, ей это почти удавалось.

+1

16

«Подмастерье?» Подумал Мориальдо, когда услышал историю про помощника. Кузнец, по правде говоря, даже не задумывался об этом. В его голову не приходили мысли о том, что можно взять кого-нибудь на должность подмастерье, дабы не мотаться куда-нибудь за тридевять земель чтобы доставить товар. Да и это в разы упрощало работу с коммуникацией и приемом заказов. Многие не могут попасть в кузницу по личным причинам: работа, болезнь, забывают, лень. А так отправил человечка, он прошелся, узнал, что кому надо, написал список, взял предоплату и донес всё Мору. «Но не факт, что я вообще когда-нибудь решусь на это.» Привычка справляться со всем в одиночку. Если хочешь, чтобы твоя работа была выполнена идеально от острия до наконечника рукоятки – делай все собственнолично. Плюс ко всему если и будут проблемы, то в них виноватым будешь исключительно сам. А вот от помощника неизвестно, что можно ждать.

Идея хорошая, но не исполнимая.

Дальнейшие наблюдения за Грун позабавили Мориальдо. Не смотря на свою внешность. На некий уставший от жизни вид. Расовую принадлежность. Рогатая особа была забавной. Трудности в общении. Ярая увлечённость работой. Напрочь отсутствие умения пить. «Мило.» Альдо хоть и был неотесанным и грубым, но подмечать про себя такие вот детали любил. Порой он не видит элементарного, а порой замечает самое ненужное, находя в этом что-то свое, что заставляет улыбаться. Все эти малопродуманные фразочки о людях. Движения хвостом, манера общения. Такие незначительные детали, а как хорошо они дополняли образ Грун, вылепливая в голове образ, что будет с каждым разом дополняться и дополняться.

«О, а вот это уже интересно.» Остальные размышления ушли прочь, когда девушка взяла в руки меч и начала его пристально осматривать, попутно комментируя все вслух. Первое предложение Мориальдо выслушал внимательно, с некой серьезностью и важностью. Ему действительно было интересно, как оценят его творение. Однако, когда он понял, что всё это бурчание больше походило на беседу с самим собой – улыбнулся и расслабился. «Думаешь вслух, забылась, да?» Не смотря на все эти размышления, она говорила все правильно. Может где-то и были недочеты, но Мор решил промолчать, не желая даже отвлекать этот мозговой штурм.

Кульминация была близка. Грун распутала весь клубок, который находился перед ней и, нашла именно тот вопрос, который ожидал Мориальдо. «Ну надо же.»

- Я думал ты так и будешь разговаривать сама с собой, - молвит Альдо, подхватывая бочонок и направляясь к рогатой особе. Остановившись прям перед ней, он налил ей в кружку эля, вновь заполнив его, пока она пыталась спрятаться за этой самой кружкой. – Все твои изречения верны… большая часть из них. – Начал Мориальдо. Он, вообще, спокойно переносит критику, когда она продуктивная и правильная. Но, в последнее время, приходилось сталкиваться с дилетантами, которые побуждали один спектр эмоций – злость и раздражение. Сейчас же ничего такого не было. – Рукоятка, - с некой обречённостью в голосе, откладывая бочонок и перехватывая меч. – Как-то в Нортран пришла группа эльфов. Я тогда был в таверне и, заметив эту самую группу, сразу подметил про себя их изящные и красивые клинки. – Вспоминает мужчина, сжимая рукоятку в большой крепкой руке. – Сразу появилось желание воссоздать такой меч, чтобы он был также красив и прекрасен. Много метало тогда в топку ушло, но, всё же удалось сделать меч. – Переводит взгляд на Грун. – Этот меч. Красивый, острый, крепкий и сильный. Но… - усмешка, - просчитался с рукояткой и его действительно неудобно держать на голую руку. Единственное продуктивное использование – в перчатка. В остальном же… бывают в жизни огорченья.

Он отложил меч в сторону, дабы не мешал.

- Только вот, не смотря на все это – меч получился действительно хорошим. Не самая моя лучшая работа, но и ею я горжусь. – здесь его рука касается бороды, пальцами начинает поглаживать её. – Хотя, в принципе, по причине стыда на счет рукоятки меч по-прежнему у меня, пылится в закромах.

Продержав паузу, Мориальдо осмотрел предварительный результат, который уже умудрилась получить девушка.

Я так понимаю ты уже на пол пути? – хоть и спрашивал он о украшении, но смотрел как-то задумчиво на рога. – Может разрешишь? – Слова не поспевают за действиями, поэтому он сначала касается пальцами большие рога, что находились по бокам. «Интересно…» Что-то забылся и сделал, как обычно.

Отредактировано Morialdo (2019-04-02 22:27:46)

+2

17

Мориальдо все это время Грун слушала молча. Не игнорировала его, но просто не говорила ничего, а поначалу лишь аккуратно поставила уже опустевшую кружку на наковальню, а затем, отодвинув ее, и вовсе положила на железную поверхность локти, скрестив руки и чуть наклонившись, внимательно вслушивась в слова кузнеца. У  нее самой уже давно не было таких моментов, когда она говорила, что ее изделие вышло негодным или с изъяном, или же что его создание пошло не по плану. В конце концов, с ее-то способностями нужно было постараться, чтобы где-то допустить ошибку или облажаться, поэтому, если изъяны и были, то они либо исправлялись, либо все начиналось заново, и не завершалось до конца. Потому что допусти один косяк – следом будет ждать еще один.
Впрочем, это не означало, что у драконицы с самого начала все получалось, и это самое чувство провала было ей незнакомо. Напротив, именно потому, что рогатая во время рассказа не проронила ни слова, как раз и означало, что большого хозяина мастерской она понимала не хуже других мастеров, потому что картина, когда нужный ей доспех в конечном итоге выглядил, мягко говоря, неприемлимо, все еще была выжжена в памяти Грун. И вряд ли бы стерлась со временем, благодаря чему девица и старалась всегда выложиться на полную, не допуская ни единого промаха в своей работе. Впрочем, промахи это субъективная точка зрения, и когда Мориальдо отложил клинок обратно на полку, взгляд дракоши задержался на отполированном лезвии, после чего та задумчиво бросила:
- Ему не обязательно иметь практический смысл. Как декоративный подарок он вполне бы подошел. - после этой фразы последовал еще ряд мыслей. Правда, ни одну из них Грун не озвучила, хотя бы потому, что не хотела заканчивать рассказ словами, которые бы перечеркнули повествование Мориальдо, но про себя успела подметить, что, кажется, ни разу толком не видела эльфов.
А еще, что она хочет этот меч. И, кажется, не для себя.
- А, оу! Да, почти… - начала было драконица, тут же выпрямившая спину и меняя немного компромитирующую из-за наличия фартука позу на куда более нейтральную, опуская голову и тут же берясь левой рукой за молоточек, попутно вспоминая, что, вообще-то, с расплющиванием слитка она уже закончила, и теперь дело было за его… нарезкой? Волочени ем? Следующий пункт плана как-то стерся из памяти, но что-то она же должна была делать, и от того, задумчиво взяв в руки блинчик, поднесла к глазам снова, рассматривая, чуть нахмурившись, и силясь вспомнить как именно она хотела сделать ту самую брошь.
- Да ни разу… - спустя секунду произносит она, все еще глядя на слиток, а потом опуская его и нахмуриваясь еще чуть сильнее, глядя уже перед собой – В смысле, тут еще кучу всего надо делать, и пока не знаю, как, так что есть… Эм… -
Она замолчала. Потому что не часто кто-то трогает ее за рога. Вообще прикосновения были крайне редкой вещью в жизни Грун, учитывая, что как таковых близких знакомых, за исключением одного крайне исключительного случая, у нее не было. А именно близкие знакомства подразумевали похлопывания по спине, объятия, и еще ряд других вещей, которые обычно пролетали мимо дракоши. И пролетали в большом количестве.
- Осторожнее, они острые… - впрочем, смущения ни в голосе, ни на лице у Грун не было, потому что отсутствие чего-то в жизни не обязательно должно говорить о том, что при появлении того или иного сценария она резко должна была начать краснеть и мяться, как это было с ней ранее в разговоре – И крепкие, так что не бойся, не сломаешь. -
И действительно, они были острые. Маленькие шипы на каждой дуге вдоль рожек усеивали завитушки, растущие из головы Грун, и только маленькие рога на лбу были их лишены, видимо, потому, что прорезались последними. И, действительно, они были крепкими. Потому что после своих слов Грун без задней мысли приподняла молоточек и со звоном ударила по левому рогу.
- Ай! - неудачно ударила.
Чуть дернувшись, хвостатая, чей хвост дернулся одновременно с ней, наклонила голову и потерла то место на роге, куда пришелся показательный удар. Вмятины не было. На молотке, в общем-то тоже, но вот впечатление о своих рогах, вероятно, она оставила довольно интересное.

+2

18

Последний подарок, который Мориальдо торжественно вручил – был добротный двухсторонний топор, о котором мечтал его давний знакомый, что жил с ним по соседству. Мужчина частенько жаловался на то, что все его топоры слишком мало живут, а разорятся и покупать каждый раз новые – дело не из приятных. Он не был богатым. Его мешки не рвались от обилия золотых монет, а на столе не так часто красовались заморские яства. Обычный мужчина, небольшая семья, средний доход. На пропитание хватало. Мор сделал этот подарок не из-за жалости, а просто за душевную доброту и за веселые рассказы на пьяную голову. Да и топор не был обычным. Укрепив его своей магией, Альдо сотворил поистине крепкий и острый предмет, который должен был прослужить многие года, а может даже до его смерти, перейдя по наследству детям. Главное, чтобы он им не начал камни дробить. Мало ли посчитает топор многофункциональной киркой-мотыгой-косой.

Чем больше популярности приобретает твоя кузня. Чем чаще говорят о твоих творениях – тем меньше времени на обычную утварь, которую можно было бы спокойно подарить кому-нибудь. Ты слишком часто выковываешь предметы на заказ. Доспех, копья, стрелы, огромные щиты. Работы чрезмерное количество, что, даже не смотря на любовь к ковке железа, становится тошно. Нет этого неуловимого вдохновения, которое свободной рукой подхватывает и переносит на новый уровень, где создание чего-либо приносит неимоверное удовольствие.

Поэтому слова Грун о мече в роли подарка застал Мориальдо в тупик. Он никогда об этом не думал. Да и клинок он принес дабы проверить способности дракона. Хотелось оценить на сколько хорошо она подмечает мелочи. Разбираться в сплавах и ковке – дело одно. А вот как ты сможешь найти недостаток, на первый взгляд в идеальной вещи – дело другое. Если смотреть со стороны, то клинок был прекрасен со всех сторон. Эстетически красивый. Магический. Явно сделан из дорого метала. Но, взяв его в руки и начав детально осматривать каждую деталь, постепенно замечаешь погрешности. Их может быть много, а может быть всего лишь одна. «И она нашла эту самую погрешность.»

Грун – отличный кузнец. Девушка многое знает. Она хорошо владеет молотом. Понимает, как правильно разогревать метал и что с ним делать. Может детально подойти к вещи, даже будь она сделана великим кузнецом, Мориальдо уверен, что она сначала осмотрит все от «А» до «Я», а потом уже вынесет вердикт – годный товар или нет. Если сравнивать их таланты, то Альдо даже понятия не имеет на одном они уровне или кто-то вырывается на пару шагов вперед. Ему было достаточно того, что рогатая особа заслужила его признание. «Ох и подлая же ты морда, Мориальдо.» Думает про себя кузнец, подмечая тот факт, что проверял девушку, даже после того, как она показала свои навыки.

Прикасаясь к рогам Грун, Мор сначала даже не почувствовал эти маленькие костяные шипы, что вонзились в его плотную кожу на руках. Решив чуть усилить хватку, Альдо невольно поранил себе два пальцы.

- Блин – срывается с его губ, после чего рука инстинктивно возвращается восвояси. Взглянув на алые капли, что проявились на коже, Мориальдо поморщился. – Они действительно острые, не надо было пытаться брать тебя за рога в буквальном смысле этого слова. – Засмеявшись, он провел языком по каплям крови. Слюна все залечит – речи бывалого охотница, отца, который учил сына первой неотложной помощи. Он разбирался в охоте. Однако, явно не в медицине.

Пока Мор был занят своими делами, Грун взяла в руки молот, чем вернула внимание мужчины к себе. Поднимая взор на рогатую особу, бровь Мориальдо медленно поползла вверх. Она ударила себя молотком по рогам. «Что?» Первые пару секунд он недоумевал, в одну из секунд даже протянул руки, подумав, что девушка сейчас рухнет. Кузнец видел много, но такое – впервые. Грун решила похвастаться прочностью своих рогов. Получилось ли? Несомненно,

- А ты… - начал он, смотря на девушку. – Забавная.

Мускулистый мужчина вновь засмеялся, теперь уже как-то добродушно. Вообще это можно было посчитать за комплимент. Просто неотесанный Мориальдо плохо подбирает слова.

- Только, давай без этих экспериментов в следующий раз. – он коснулся её плеча и пару раз похлопал, - А то такими темпами голову себе ненароком расшибешь. – Улыбаясь, мужчина убирает руку и, как-то без задней мысли выдает. – Я бы попробовал использовать эти рога в изготовление доспех или оружия…

Размышления.

- О, ты не подумай, я просто… как материал, крепкий, острый… в общем, неловко. – Альдо не стал бы убивать дракона, чтобы получить рога или чешую, обычные мысли вслух. «Фильтруй слова, Мор, что за дела.» Почесав затылок, Мориальдо отвел взгляд, который невольно упал на меч, что лежал на столе.
- Кстати, на счет подарка, может, заберешь его себе, если он тебе понравился? – указывает пальцем на «Порицание тьмы».

0

19

- Не, они действительно очень крепкие… - теперь уже без удара и с таким видом, будто ей не верят, ответила Грун, продолжая – Я с ними через половину Синегорья прошла, и с ними до сих пор все в порядке. -
“Прошла”. Так драконица называла свой обычный способ передвижения, предполагающий рытье тоннелей и пробивание головой горной породы, с помощью которого она компенсировала отсутствие крыльев, но, вероятно, для Мориальдо, это слово могло иметь другой смысл. Например, что рожки просто не пообломались, пока Грун топала туда-сюда по горам. За чем-нибудь. В конце концов, Тень его знает, что вообще нужно в этом мире драконам, за исключением разве что той же Грун, которой явно достаточно было хорошей мастерской, инструментов и металла. Впрочем, раскрыть смысл своих слов драконице не удалось, потому что потом пришел комментарий о том, что такие рога неплохо бы смотрелись в качестве украшения или элемента брони, и в кузне повисла недолгая пауза. Совсем недолгая, за время которой взгляд Грун уставился на Мориальдо с таким видом, будто спрашивал: “Серьезно? Вот ты серьезно сейчас это сказал?” Впрочем, тому виной мог быть уставший вид рогатой девицы и мешки под глазами, хотя хвост ее в момент озвучивания этого предположения расслабленно лег на землю.
- А, расслабься, не ты первый, не ты последний. - произнесла она, поворачивая голову обратно к куску металла и снова осматривая его, пытаясь понять, как же ей лучше подойти к изготовлению того изделия, дизайн которого уже родился у нее в голове – Я редко использую сейчас эту внешность, но раньше, когда ходила с ней, было несколько человек, которые всерьез спрашивали, сколько будет стоить, чтобы я обломала себе рога и приставила к их щиту. -
Она не шутила. Тон голоса говорил, что она полностью серьезна, и хотя чуть позже брови Грун взметнулись вверх, потому что та наконец-то поняла, что ей нужно сделать, а тельце драконицы наклонилось к щипцам, подхватывая их и относя расплющенный слиток к печке, небольшой горьковатый остаток все же присутствовал в ее голосе и в последующей паре фраз.
- Так что в последнее время я хожу с рогами и хвостом только вне работы. - добавила она, опуская металл в печь, и тут же хватаясь хвостом за рукоятку, что относилась к мехам, опуская ее и чуть разжигая огонь – Ну и к тому же только парочка людей знает, как я выгляжу, в таком виде, потому что хожу так только… -
Затем задумалась.
В голове появился счетчик. Счетчик людей, которые знали о том, как выглядела Грун. Элизабет – дзынь. Кое-кто особенный – дызнь. Кое-кто близкий – дзынь. Папа – дзынь. Мориальдо - ?
Небольшая пауза.
Дзынь.
- ...Ну, только при друзьях. - обернувшись, чтобы посмотреть на реакцию кузнеца, произнесла драконица, в чьем взгляде был вполне четкий намек на то, что вот этот вот двухметровый бугай не относится для рогатой к серой массе людей, до которых дела  нет. Вообще, вряд ли это имело какое-то значение для самого Мориальдо, учитывая, что у него, вероятно, было другое отношение к друзьям. Люди вообще были социальными животными, у них было много знакомств и много связей, в то время как драконы обычно были одиночками, и по крайней мере в отношении Грун этот довод работал на все сто. Ведь у рогатой ящерки с Синегорья был крайне узкий список знакомств, и каждая позиция в нем выбивалась довольно тяжко, потому что Грун не ходила по тавернам, не общалась с кем-либо и не состояла в торговой гильдии. Она просто сидела в своей мастерской, выходя только за поставками или еще по каким делам, и ей было нормально. Ее это устраивало.
На последней фразе взгляд драконицы опустился с лица Мориальдо к мечу, что лежал неподалеку. Красивому мечу. Который Грун знала, кому может подарить. Сглотнула. Задумалась. Затем снова посмотрела на мастера и криво улыбнулась, показывая зубы и явно пытаясь отшутиться:
- Не-а, но если ты нальешь мне еще, то я могу его купить. -
Странное чувство, быть кому-то обязанным. Нет знакомств – нет подарков. Но при этом Грун прекрасно понимала, что близкие люди что-то друг другу дарят. И надо дарить в ответ. И сейчас у нее при себе не было ничего, что по цене подходило по уровню к клинку. Явно недешевому клинку.
Заострить внимание, однако, на реакции Мори-Мори (И Грун честно пыталась не называть двухметрового владельца мастерской в своей голове именно так), у рогатой не удалось, потому что в следующее мгновение та подпрыгнула на месте, оборачиваясь и вытаскивая за клещи уже порядком оплавленный кусок металла, выругиваясь по дороге к наковальне и хватая еще одни клещи, прининимаясь с тихой бранью за работу. Хотя, “работой” это было трудно назвать, потому что все, что делала сейчас драконица, это взялась за блинчик с разных концов и принялась его закручивать, видимо, пытаясь сделать некое подобие прута, что использовались в оградах. И ей это почти удалось. Пока та не плюнула, отложила клещи в сторону, и взялась голыми руками за раскаленный металл. И продолжила его закручивать, катая периодически по поверхности наковальни, будто свернутый блинчик или кусок теста.
- Тень тебя побери, у тебя, случаем, нет чего-нибудь типа топора? - начала в панике задавать вопросы хвостатая, явно намеревающаяся заняться разделением прутика на небольшие отрезки.

+2

20

– Послушай сеструха, ты, как снег на голову! – хохоча общался дворф со своей родственницей опираясь локтями об прилавок своей лавки, – отец писал, что ты ушла на службу в дальнее Синегорье. И не планируешь возвращаться. Какого черта тебя сюда, в Нортран занесло?
– Не будь мы родичами, я бы решила, что ты меня не рад видеть Инг, – смеясь ответила фигура в одежде, сшитой из разных лоскутов меха диких животных. - Миленько ты тут устроился.
– Чушь мелешь, Фрейя. Сколько мы не виделись? Тридцать лет? Сорок? Ты мне даже не писала! Коза мелкая. Только отец с матерью. – дворф грузно уселся на большой табурет, поглаживая свою короткую, заплетенную в серебренные украшение косами, бороду, – если бы не их письма, я бы даже не знал, что ты отправился за Северные ворота. Впрочем, это в твоей манере, легких путей не ищешь.
Дворфийка скинула меховой капюшон со своей головы и наклонилась через прилавок к своему брату.
– Послушай, Инг… Я рада тебя видеть. И прости что ничего не писала. Но, так будет лучше. – Не совсем уверено, тихо ответила гному, девушка. – Ты ведь прекрасно знаешь где я была, кто такая и чем занималась. И вообще тут я по делу.
– Глупости. Мне плевать, чем ты занималась, ты моя младшая сестренка,  – дворф потянулся к девушке в ответ, растрепав волосы девушки, но отдернул руку с небольшим отвращением, – пожри меня Тень! Женщина, когда последний раз мыла голову? В ней скоро можно будет пещерных арахн разводить!
Сереброглазая отошла на полшага назад от прилавка, немного заелозив от уместного замечания…  – Неважно, – вновь натянув на голову капюшон ответила авантюристка.
– Так, – Игн сменил тон на приказной, – сейчас же закрываю лавку, хрен с ней этой ярмаркой. Растопим баньку, сначала отмоем тебя, откормим, потом за пинтой пива будешь рассказывать о своих похождениях. Заодно разберемся со твоим «делом».
– Прекрати! Я сюда не пить пришла. – девушка отстегнула один из ледорубов с своего пояса и протянула братцу. – Мне нужен мастер, который восстановит зубцы…
Когда дело касалось работы, все семейство Сереброглазых автоматом переключалось на него. Фрейя прекрасно знала это. По этому лучше способа увести разговор в другое русло, чем подсунуть какое-то дельце своему родственнику просто не было. Дворф взял в руки орудие, с любопытством разглядывая изделие, несколько раз задумчиво хмыкнув.
– И что? Во всем Гракале не нашлось гнома, который подточит эту железяку? – немного удивленно он покосился на сестру, вертя в руках ледоруб, внимательно рассматривая затупленные зазубрины на клюве. – Что ты с ним делала? Это же тисненная многослойка. Цеховая конечно, судя по клейму, но все таки.
– Все, – взаимоисключающе ответила девушка, – я не точила их в Гракале, потому что не хотела отвечать на уйму тупых вопросов в арсенале, и заполнять лишнюю кипу бумаг, и…
– Ясно, – перебил Фрейю дворф, продолжая разглядывать уже рукоять ледоруба, – сама кость привинтила и резьбой украсила?
В ответ девушка только кивнула. Инг продолжал вертеть орудие в своих руках, с любопытством разглядывая резные, строгие узоры на рукояти.
– Слушай, а ты не хочешь у меня на подработку устроится?  – Шутя, продолжил гном, – будешь инкрустацией заниматься. У тебя к этому руки в нужную сторону растут.
– Игн, я ищу кузнеца, который сможет сделать то о чем я говорила… – уже немного раздраженно повторилась Фрейя, что вызвало у ее брата умилительную улыбку. Он протянул назад ледоруб своей сестре, снова усевшись на табурет.
– Хм… Есть у нас один тут. Нормальный мужик. И как не странно, он не гном. Зовут Мориальдо.  Дядька сообразительный и рукастый. Холостой меж-ду про-чем. – последние слова произнес брат довольно игриво, шутя играя бровями.
Сереброглазая демонстративно закатила глаза, сложив руки на груди. Хохоча дворф продолжил, – Вообще, его кузня отсюда далеко, но найдешь ее легко, поспрашивай у оружейников. Они объяснят где искать.
– Спасибо Игн. Я...
– Сереброглазый! Чем это ты тут занимаешься? – сзади к девушке подошла полноватая дворфийка, облаченная в яркое, платье, украшенное соболиным мехом и золотыми аксессуарами, – Что? Что это за бродяга, а ну проваливай отсюда, попрошайка!
– Ей, угомонись Скальд это моя сестра! Я ее хрен знает сколько лет не видел.
– Сестра? Та самая которая бросила семью и свалила в горы к дикарям? Она еще и живая осталась. Пффф… – презрительно произнесла дворфийка, осматривая чумазую землячку с ног до головы, – она похожа на бомжа. «Плащи» оправдывают слухи о них.
– Скальд! – высоким тоном попытался прервать свою жену, старший брат девушки.
Фрейя же никак не отреагировала на эти замечания женщины. Она просто тихо вздохнула, поправив лямки своего рюкзака и прощально кивнула.
– Я… я пожалуй пойду, братишка, прости что вот так внезапно ворвалась в твою жизнь. – немного грустно ответила авантюристка уже собравшись уходить.
– Скальд, какого хрена! – уже на ругань со своей женой перешел гном, – имей хоть каплю уважение. Фрейя постой! – Игн попытался выйти из-за прилавка, но женщина преградила ему путь.
– Закрой свой хлебушек, муженек! – не менее грозно ответила дворфийка. Казалось, что она сейчас раздуется как грозовая туча, начав метать в своего мужчину молнии. – Она сама выбрала свою дорогу…
– Твоя жена права, Игн. Я пойду… Мы не виделись тридцать семь лет. Если еще несколько не увидимся, это не страшно. У тебя своя жизнь и семья. Прости. – Кинув грустную улыбку на прощание, дворфийка быстро исчезла среди толпы.
– Пожри меня Тень… – уже совсем не сдерживаясь, дворф упал вновь на табурет, ухватился за голову едва сдерживая слезы.

В немного подавленном состоянии девушка покинула ярмарку, заблаговременно расспросив местных о месте расположения указанной старшим братом кузницы. Несмотря на то, что город гноме был совершенно незнаком, она довольно быстро сориентировалась по улицам, добравшись до нужного дома. Не сказать, что кузня внешним видом как-то выделялась среди других помещений, но фасад здания был ухоженный и не совсем похож на промышленный, как у дворфов в Гракале, где закопченный сажей мог быть целый квартал.
– По крайне мере, он на месте, судя по шуму. Даже в праздник работает… – вздохнув, Фрейя, переступила порог и зашла внутрь. Дверь сама захлопнулась за спиной девушки и перед гномой предстала весьма странная картина. Первое, что сразу бросилось ей в глаза это хвост, торчащий из-под юбки. Потом рост обоих особ, стоящих рядом с наковальней. Мужчина и… Женщина? На их фоне, дворфийка казалась лилипутом. Потом, гнома обратила внимание на голую спину Грун орудующей клещами и немного покраснела, поняв, что та стоит в одной юбке, в фартуке на голое тело. Но, окончательно взгляд застопорился на рогах драконихи. Рука сама, невольно потянулась под плащ к ледорубам. Бывает… Проглотив ком в горле девушка, попыталась взять себя в руки и силой отвела кисть назад. Она много чего повидала в горах, но такое зрелище предстало перед глазами впервые. Мужчина, в прочем оказался тоже не маленький. Даже для человеческих мерок, он был весьма крупен, еще выше на голову женщины и фигурой больше походил на орка, чем на человека. Замерев секунд на десять, дворфийка все еще переваривала информацию перед своими глазами, наконец вышла из кратковременного паралича, скинула меховой капюшон и крайне неуверенно, в пол голоса произнесла:
– Мастер Мориальдо?

Отредактировано Freya (2019-04-09 09:00:45)

+1

21

Мориальдо никогда не умел подбирать слова так, чтобы все оставались довольны. Нет, он это делал не со зла, просто, так получается, когда в твоей голове уж слишком много информации о том, как правильно сделать крепкий и прочный клинок, и совсем мало информации о том, как правильно вести диалоги. Каждый богат тем, что он умеет. Вот, например, если сделать Альдо графом какой-нибудь небольшой территории, то все дела, включая переговоры, экономику и прочее, придется свалить на более знающего персонажа, иначе… банкротство и разорение земель не за горами. Никто не любит тупых правителей. Так уж заведено.

Благо Грун оказалась понимающим драконом и не стала развивать данную тему. Диалог бы зашел в тупик, а при неправильном ответе или высказывании, может, кузня разлетелась бы также, как и карточный домик. Мор плохо представляет на что способны драконы, но, они – сильные и большие. Этого достаточно, чтобы убить кузница и сломать его излюбленное место обитания. «Хвала Маэвас, что защищаешь мою кузницу.» Невольно вспомнил он про богиню, что, по его мнению, покровительствует над ним уже долгое время. Вера кушать не просит – просто делай то, что считаешь нужным, а там уже тропинки подскажут.

- Не знаю какой у тебя истинный облик в образе дракона, но, сейчас ты выглядишь по-своему привлекательно и мило. – а не алкоголь ли зашел в гости к мужчине, расслабив двери и развязав руки? Да, именно он. Повышенный градус в крови давал о себе знать. Становилось легко, спокойно, а те слова, что забываются где-то за подкоркой, вырываются наружу. Говорить становится легче – это факт. Ты перестаешь думать над предложением, невольно выстраивая уйму причин не говорить это, заменяя слова с совсем иным смыслом. Здесь же, можно было и парочку комплиментов сказать. Она ходит полуголая, неужели слов стоит смущать больше, нежели действий…

«Друзьях?» Приложив руку к затылку, он почесал его пальцами, далее спустил ладонь к шее. Думает. Мозговой штурм складывает пазлы воедино. Надо было за считанные секунды сопоставить все так, чтобы не оказаться дураком. Тяжело. – Не слишком ли много доверия к тому, кого знаешь всего… пару часов? – А время-то пролетело. Пока они спорили на улице. Пока они дошли до кузни. Пока печи растопили. Распили эля. Поговорили. Столько всего, что время попросту кануло в небытие. «Удивительно.» - Я по-прежнему могу оказаться серийным убийцей. – Засмеявшись, Мориальдо взглянул на бочонок с элем, что был еще на половину полон.

- Совесть не позволит продать этот меч. – Он действительно считал его браком, поэтому не расценивал предмет в денежном эквиваленте. – Но… - взгляд на Грун. – Если не хочешь оставаться в долгу, то, может как-нибудь покажешь мне свою мастерскую. Кто знает, возможно я найду у тебя еще метал какой-нибудь интересный. Устроим бартер.

Далее рогатая особа погрузилась в работу, которая, из-за разговора, чуть не потерпела фиаско. «Я еще говорил про мозоли, она раскаленный метал голыми руками держит. Ох, мне бы такие способности.» Мужчина поморщился, представив, как это больно. Бывало, что он ненароком прикасался к раскаленному металу – незабываемые ощущения.

- Да, конечно. – Подойдя к Грун, Мориальдо вынул топор, что крепился на его поясе и всегда использовался в обиходе. В этот же самый момент дверь в кузню со скрипом закрылась. Сжав рукоятку топора покрепче, Мор собирался уже кинуть топор, думая, что воры пробрались в кузницу, но, там стояла… «Ребенок?» Присмотрелся. «А нет, гном.»

- Он самый, а ты кто? – отдав топор рогатой, Альдо подошел к незнакомой ему девушке, что стояла подле двери. Оказавшись совсем рядом, Мор заметил эту колоссальную разницу в размерах. «Одежда, сшитая из разных тканей. Волосы грязные. Видок потрепанный.» Нахмурился. «Попрошайка? Хотя нет, не похоже по взгляду, что она пришла милостыню просить. Ну и обратилась она ко мне, как к мастеру. Явно что-то хочет.»

- Я сегодня не работаю, но, если это быстро, могу подсобить. Можно сказать, что тебе повезло, что сегодня ты застала меня в кузнице.«Повезло, что перед тобой два кузница.» Мориальдо любил работать, но не покладая рук. Эти молодые года прошли, когда энтузиазм бил фонтаном, подталкивая кузница к новой работе. Он искал её, стремился к ней. Сейчас же… размеренная работа, которая не напрягала, не забирала много сил и времени и, отдых по расписанию. Поел, выпил – радуйся жизни.

+1

22

Постепенно накатывало веселье. Не из-за алкоголя, которого явно было недостаточно, по крайней мере для драконицы, но, скорее, просто из-за настроения, витавшего в кузнице, пока Грун крутила металл, превращая скатанный блинчик в нечто куда более похожее на те идеи, что витали в голове у рогатой. А было там дерево. Точнее, брошь с деревом, о которой та говорила ранее, и хотя в какой-то момент Мориальдо все же принес топор, к этому моменту на кузнице уже была парочка обрубков, напоминавших чуть подплавленные щупальца.
В действительности же это были заготовки под ветки.
- Эхе-хе, спасибо, не часто мне такое говорят. - со смущенной и явно довольной улыбкой, ответила Грун, помахивая хвостом, будто щенок, и все с той же улыбкой продолжая – И, нормально. В смысле, видела я убийц, которые пытались меня попинать, ты на них ни разу не похож. -
Действительно не похож. Ремесленники вообще сильно отличались от тех, кто готов был посвятить себя охоте на дракона, или хоть как-то быть связанным с насилием. В каком-то смысле, Грун тоже приходилось иногда смотреть в сторону нанесения вреда ближнему, да и Мориальдо наверняка не раз думал о том, как сделать оружие более эффективным, но все же между ними двумя и какими-нибудь бравыми вояками была невероятная пропасть.  И это не могло не радовать, в каком-то смысле, потому что дракоша до сих пор помнила, как выглядели гномы, что однажды пришли выкуривать ее из пещер, что она называла домом. Конечно, в итоге все это привело к знакомству с соседней деревней и продолжению дела отца, в каком-то смысле, но все равно встреча та была довольно неприятной.
- Хмм, идет. - кладя на кузню заготовку в виде ствола дерева с корнями и кивая произносит рогатая, задумавшись и снова бросая взгляд  на хозяина уже этой мастерской – Может даже покажу пару интересных вещей, мало ли пригодится когда-нибудь, как мне сейчас вот эта… штука. -
Последняя фраза была произнесена уже с жестом, показывающим на несколько веточек-щупалец на наковальне, из которых, видимо, драконица должна была сделать в конечном итоге ту самую маленькую брошку, потому что сплавленный ранее слиток из различных цветных металлов ушел на ветки, ствол и корни полностью, превращаясь в маленькое растение, правда, без листьев, и именно этот недостаток Грун и пошла исправлять, снова возвращаясь к тому ящику с уже отработанными остатками производства, наклоняясь и продолжая:
- Вообще, я была бы и просто рада гостям. - донеслось откуда-то со дна того ящичка, пока рогатая не выпрямилась и, вытянув спину, повернула голову, потирая одновременно шею – Гости это хорошо. Если будешь в Аварине, попробуй найти мастерскую “Жестян-… -
Она осеклась, потому что дверь распахнулась, и там появился человек. Нет, гном. Гномка. Грун захлопнула рот так же быстро, как быстро улетучилась ее болтливость и желание общаться, потому что появление нового собеседника всегда вызывало у нее одну и ту же довольно закономерную реакцию. В конце концов, общение было вещью, что тратила силы, и все силы драконица уже бросила на то, чтобы пообщаться с Мориальдо, а тут новопришедший наверняка бы потребовал еще внимания. И вот тут бы уже начались проблемы.
Однако ,судя по всему, знакомой хозяина кузни эта девица не была. И это было хорошо. В каком-то смысле. Потому что драконица медленно повернула голову обратно к ящику и сделала вид, что рассматривает что-то на дне, затем робко и бочком, максимально незаметно, по ее мнению, вернулась к наковальне, сгребла свои заготовки и подошла к верстаку, сбрасывая все необходимое уже в него. И добавив к многоцветным заготовкам под веточки еще и немного металлической стружки.
Затем они приветствуют друг друга. Гномка первая, затем Мориальдо, говорит о том, что это хорошо, что его застали в кузне. Грун бросает робкий взгляд через плечо, просто чтобы проверить, что все внимание теперь привлекает именно гигантский мужик, а не рогатая женщина, после чего поворачивается обратно к верстаку, сплевывает немного огня на ствол и приделывает к нему одну из веток. Затем еще одну. И еще, тайком, чтобы никто не попытался глянуть ей через плечо, и медленно водя хвостом по воздуху, дабы желания такого действительно не появилось. Выглядела она сейчас довольно… забито, как ни странно.

+2

23

Услышав слова кузнеца о не рабочем дне, дворфийка немного прокашлялась, почувствовав себя немного не ловко. А чего ты ожидала? Что тут все трудоголики?
– Да, прости что порчу тебе выходной, – Фрейя опустила взгляд в пол, – я… Клиент. Да! Вот… – резко выпалила девушка, таким образом попытавшись съехать с темы о знакомстве. Не то, что бы она была против того, чтобы представится, просто не хотела называться фамильно, избегая лишних, глупых вопросов о ее брате.
Игн был не просто ювелир, он был один из немногих дворфов в Нортране, который промышлял изготовлением тончайших механизмов. Музыкальные шкатулки, хронометры, часы, механические игрушки, инкрустированные драгоценными металлами. Далеко не каждый заказчик мог себе позволить такую роскошь, а еще меньше существ обладало мастерством и навыками собирать с такие вещи. Поэтому было не удивительно, что Мориальдо мог если не знать лично, то слышать о фамилии ее семьи.
Отстегнув с тренчика один из ледорубов, девушка протянула его в руки кузнецу.
– Мне подсказали, что ты понимаешь в дворфийской ковке и закалке металлов. – на этих словах Фрейя отдала свое орудие в руки Альдо. В большой крепкой руке кузнеца, он больше походил на зубочистку, чем на средство самозащиты. – На клюве стерлись зубцы… И если это возможно, их надо вернуть в прежний вид.
В руках мужчины оказался в своем роде венец цехового и творческого производства гномов. Дворфы конечно, тоже могли страдать безответственностью, жадностью, заниматься примесью металлов или накручивать цену на товары, но не тогда, когда это касалось вопросов обеспечения своей армии. На снаряжение своими ребята всегда уходили лучшие материалы, а процесс производства контролировали самые ответственные мастера Гракала. Ледоруб, был весьма популярен гномов, в особенности у путепрокладчиков и пограничников, чаще в руках у дворфа можно было встретить разве что молот или кирку. Но, именно Плащи превратили ледоруб в оружие. Из обычного с средства, рейнджеры сделали настоящую, универсальную вещь для убийства. Легкое, сбалансированное, универсальное. Ледорубы, поступающие на обеспечение Плащам, кардинально отличались от обычных, которые были поставлены на более массовое производство. Их головка была сделана из многослойной стали, клюв и зазубрины на нем были отточены до максимальной остроты. Вместо привычной лопатки или тупой части, на другом конце головки была выкован маленький топорик, которым можно было рубить что угодно, и как угодно. С другой стороны рукояти был изготовлен штык, с небольшим, просверленным отверстием. Этой стороной тоже можно было колоть, бить или просто воткнуть в глыбу льда, скалу, чей-то панцирь. Сама рукоять была изготовленная из железного дерева, которое не росло в северных краях. Его дворфы импортировали с юга по бешеным ценам и только для нужд своих войск. Ледоруб был хорошо продуман по весу, благодаря чему в крайнем случае его можно было метнуть в кого-то или что-то на небольшое расстояние, чем Плащи тоже активно пользовались. До кучи, от скуки сама Фрейя сточила толщину деревянного держака и сверху на рукоять обоих ледорубов прикрутила бедренную кость дикого животного. Долгими ночами, чтобы хоть чем-то себя занять, она возилась с своим снаряжением, занимаясь его декорацией. Результат вышел на лицо. Рукоятки обоих ледорубов были украшены от навершия до штыка, строгими, сложными геометрическими узорами. Количество линий было настолько большое, что на первый взгляд казалось, что это крайне грубая резьба. И только внимательно разглядывая можно было заметить, что большая часть узоров, крайне плотно прилегает к друг-другу.
Сейчас же, зубцы за годы многолетней службы ступились, клюв немного погнулся, секира потеряла часть своей остроты. В прошлом, украшенная белоснежная кость, ныне пожелтела и натерлась от активной эксплуатации. Тем не менее вещь все еще привлекала своей простотой и строгостью в внешнем виде.
– Собственно, у меня два таких. Обычной заточкой тут не обойдешься. Мне очень важно вернуть их в прежний, адекватный вид. – дворфийка вновь прокашлялась, все еще чувствуя себя неловко за то, что нарушила выходной кузнеца. Но, раз уже разговор пошел о деле, она решила довести его до конца. – На этом мой заказ не закончится… Мне нужны будут арбалетные болты, либо на худой конец наконечники для них. Вот такой вот формы, – пошарив несколько секунд в кармане, девушка достала с него один из них, протягивая кузнецу. – Там вот дырочка, это обязательное условие. Еще нужны клинья металлические, с зазубринами. Неважно с чего сделаны, лишь бы не гнулись. И еще… – начав перечень всего, что нужно было гномке, Фрейя вошла в небольшой кураж, совсем забыв о том, что она еще даже не заикнулась об оплате. Одернув себя, дворфийка вновь заерзала почувствовав себя неловко, – Да, это как его… Деньги, сколько нужно у меня есть. – нагнувшись, девушка закатила штанину и вытянула с берца, небольшой кошель, набитый монетами.
– Я знаю, что это не час работы, так что скорей всего сниму где-то комнату, пока вы со своим… – заглянув за тело кузнеца в сторону Грун, которая не оборачиваясь всячески создавала вид бурной деятельности за верстаком, – …подмастерьем? Закончите. Я не буду против, если она займется расходным материалом, – дворфушка мило улыбнулась, заканчивая, наконец свой монолог.
– И если не возражаешь, сейчас я бы хотела воспользоваться твоим точилом.

Отредактировано Freya (2019-04-11 08:33:48)

+2

24

Мориальдо заметил эту резкую перемену в поведении Грун. Он много чего не замечает и ведет себя отстраненно, особо не вникая в проблемы окружающих. Если персонаж захочет быть услышанным – он скажет об этом. Альдо приверженец прямых и открытых отношений. Он говорит всё, что думает и делает так, как хочет. Второй жизни у него в запасе нет. Если будет стесняться всех и вся, тихо сидя в уголке, то, как найти то заветное счастье, что заставляет улыбаться и радоваться жизни? Конечно же не все приверженцы такого принципа жизни. Многие скажут о противоположном, заявив, что Мориальдо простак и скоро будет или предан, или убит. Каждый волен поступать так, как считает правильно. Мор же нашел для себя свою собственную правду и живет с ней уже не первый десяток.

Но, что-то сейчас подсказало кузницу, что рогатая особо зажалась. Она хотела бы уже продолжить свою пылкую речь, но замолчала. Он, конечно же, решил перекинуть внимание на нового клиента, однако… «Хорошо, чуть попозже вернемся к этому.»

Взглянув краем глаза на ретировавшуюся Грун, Альдо вновь вернул взор на гнома. Девушка протянула ему ледоруб, попутно выстраивая целую полемику. Приняв орудие из рук гнома, мужчина нахмурился, оглядывая интересное приспособление для обихода. Ледоруб был сделан добротно, в него явно вложили частичку души. Он был крепким, удобным, а самое главное, эффективным. Но, Мориальдо сразу же заметил эти следы на острие небольшого топорика и вообще, по всей поверхности стали. Сколы, царапины, частички грязи и… не только, что сокрылись в небольших углублениях в металле при деформации. «А ты у нас, значит, не только в заснеженные горы любишь подниматься.» Этим орудием убивали. Многие считают, что, если рубить направо и налево, оружие останется в идеальном состоянии. Нет. Оно, как и все предметы, будет изнашиваться, в зависимости от манеры работы. И, кузницу ли не знать, как и почему использовался ледоруб. Конечно же по назначению он тоже служил, ибо, зачем тогда ей ледоруб, только вот… «Не так проста, как выглядишь.»

Размышления Мориальдо обросли еще большими фактами, когда она начала просить о наконечниках для арбалета и, металлические клинья. Вообще это не имело никакого значения, ибо клиент всегда прав и, если ему нужен именно такой топор – просто сделай его, главное, чтобы платил. Быть святым не получится, так как святых не существует. Каждый грешен и на каждого найдется управа. В былые времена даже разбойники заказывали у Альдо клинки, да поострее. Они ими явно не капусту хотели крошить. В какой-то момент каждый кузнец принимает тот факт, что его оружие убивает. Будь-то человек или альран. Если в его сердце вонзится стрела, сделанная тобой, единственное, что тебе остается – это принятие суровой правды. Мор понял это, когда ему было двадцать и один из граждан купил у него впервые выкованный кинжал. К его великому сожалению, этот кинжал был найден в животе у другого мужчины. Кто ж знал, что муж узнал о измене жены и, купив кинжал, решил свершить самосуд.

Бывает.

- Как много информации ты мне сказала за эту минуту, - с улыбкой добавил Мориальдо, - Вообще работа плевая, конечно не за один день я тебе все сделаю, но, за пару – легко. – Подкинув и поймав ледоруб, он усмехнулся, - Потом сможешь вновь колоть лед, и не только… - последние слова были сказаны с неким намеком на то, что он уже кое-что понял про орудие.

- Подмастерье? – на пару секунд он даже опешил. Мориальдо второй раз слышит это слово у себя в кузне и, он уже начинает задумываться о том, что ему нужен подмастерье. – А, ты про Грун. – Он взглянул на дракона, что ютилась возле верстака. – Она… мой гость, тоже кузнец, решила вот кое-что сотворить, пока желание есть. – Знать про спор ювелира и кузнеца – лишнее.

- Давай второй ледоруб. – забрав у гнома еще одно идентичное орудие, он направился к верстаку, положил напротив рогатой особы один из ледорубов со словами. – Смотри какое интересное орудие. – Она – кузнец, и, как кузнец, она явно оценит сие творение.

- Моя кузня постепенно эксплуатируется всем и вся… - мысли вслух. – Хорошо, только не сломай ничего. – С этими словами мужчина скрылся во второй комнате, а через пол минуты вернулся с тазиком, который был наполнен водой. Первое, что он решил сделать, так это очистить метал щеткой и чистящим средством. Реставрация дело тонкое, поэтому даже грязь может помешать в этом щепетильном деле. Хочется починить, а не испортить окончательно.

- Клиент-гном, а имя у тебя есть или ты таки будешь оставаться незнакомкой? – прямо в лоб. Мориальдо не церемонится в этих делах. Грубо, зато как есть на самом деле. «Вообще людно что-то сегодня в моей кузнице.» Он сел неподалеку от Грун, ибо она еще осматривала второй ледоруб, занявшись первым. – Ты бы смогла сделать весь её заказ за один день? – Обратился он к дракону, отчищая стал от грязи. А чем еще заниматься, когда двое других и так работают. Неловко даже.

+2

25

Пока они общались, Грун работала. Пока Фрейя показывала свои ледорубы и рассказывала про предстоящую работу, Грун работала. Пока Мориальдо отвечал, что рогатая девка возле верстака не подмастерье, Грун, сжав губы, работала, прекрасно понимая, что если сейчас вспылит из-за той самой фразы про подмастерье, то будет выглядеть странно. Так что Грун работала. Методично, успокаивающе, медленно, мелочь за мелочью, веточка за веточкой, листок за листком, постепенно превращая облезлый ствол дерева в ее руках в цветущую крону, пока, наконец, ветви его не обросли листиками из серебряной стружки, тщательно сплавленными вместе, в то время как корни этого древа сплетались в причудливый узор, замыкающийся на ветвях. Выглядело в итоге это все как довольно аккуратная брошка, вполне подошедшая какому-нибудь эльфу, или еще какому ушастому существу, проживающему в лесу, но само применение драконицу волновало мало.
Потому что вся эта затея была использована исключительно для того, чтобы проверить технику плавления, которую ей когда-то рассказали, и глядя на то, как ствол и ветви ее маленького деревца выглядели, эксперимент можно было считать успешным. Потому что выглядело оно как дерево. Действительно как дерево, с кольцами и характерным для древесины узором, но при этом разноцветным и металлическим, будто какой-то колдун снял кору с дуба, а затем заклинанием уменьшил его и превратил в металлическое сооружение, а листья в серебро. Правда, если кто-нибудь сказал бы, что именно благодаря магии такая брошка и была сделана, драконица не постеснялась бы ударить сказавшего эту глупость в глаз. И, возможно, по ребрам тоже.
Тем не менее, дело ее было почти сделано. Почти. Оставался все еще вопрос с тем, как крепить это великолепие на плащ, например, и тут как раз и был небольшой затык, потому как по первому плану дракоша хотела посадить конструкцию на небольшой тонкий лист железа. Теперь же ствол дерева, с корнями с одной стороны и ветвями с другой, казался ей вполне милым аксессуаром, и, возможно, на этом и стоило остановиться.
“На этом стоило остановиться…” - мысленно повторяла про себя раз за разом рогатая, задумчиво глядящая на брошку в ее левой ладони, и при этом правой закрывая нижнюю половину лица. Она думала. Она была сосредоточена, потому что план ее поменялся. И почему-то именно в этот момент кому-то пришло в голову сбить Грун с мысли, положив на верстак рядом с ней ледоруб.
Поток мыслей поменял движение практически мгновенно. Не так мгновенно, как среагировала сама драконица, но взгляд ее уперся в инструмент, а затем, спустя полминуты, та уже держала в точно такой же задумчивой манере уже ледоруб, примерно прикидывая, как его можно облагородить и улучшить.
И мыслей не было.
- М? - не сразу оторвавшись от созерцания орудия скалолазов, дракоша только спустя какое-то время взглянула на Мориальдо и поняла, что тот задал ей вопрос, в общем-то, резко вернувшись в мир думающих и понимающих людей, способных на разговор – А, эм… Ну, если не спать, то вполне. -
Действительно. Весь день убить на ледорубы, затем всю ночь на расходники. Вполне нормальное дело, учитывая, что характер работы драконицы позволял ей потом весь день отсыпаться в печке, в тепле, лениво потягиваясь и делая вид, что лавка ее закрыта. Правда,кажется, именно из-за этого у нее и были мешки под глазами, так выразительно поселившиеся на лице рогатой и уже успевшие стать обязательным атрибутом ее усталого вида.
- Тут дело не в сложности, просто муторно все это.. - задумчиво произносит рогатая, чуть отодвигаясь от верстака и позволяя хозяину мастерской расположиться с тазиком на нем, дабы не нужно было нагибаться. Хвост, до этого плавно выписывающий по воздуху узоры, аккуратно ложится на тот же самый верстак, будто успокиваясь, в то время как его хозяйка опирается на него бедром и, потратив изрядное количество времени на изучение оружия, принесенное гномкой, наконец-то делает вывод:
- Каждый зубец делать отдельно – это боль. Топорик заменить не проблема, или просто поставить заплатку на лезвие, но вот зубцы это тяжело. И долго. - все это время, что хвостатая говорила, подушечки пальцев терли зубчики на ледорубе, пока, наконец, та не ойкнула, видимо, задумавшись и слишком сильно надавив на лезвие, из-за чего на том появилась еле заметная багряная капля крови, а большой палец тут же отправился в рот Грун, изрядно посерьезневшей.
- У гномоф фтанки такие вефи фтампуют. - говорит та что-то неразборчиво, после чего, видимо, зализав ранку, добавляет перевод – Станки. Штампуют. -
Видимо, дракоше этот заказ не понравился. В том числе из-за “подмастерья”, что было четко видно по реакции той – говорила все это время Грун тихо, при этом стараясь не глядеть на Фрейю.

+2

26

Прежде чем дворфийка успела что-либо спросить и продолжить свою речь, обе части снаряги отправились на верстак к драконице. Конечно, Сереброглазой было все равно, кто займется этим делом, но утверждения брата о мастерстве Альдо хоть немного, но внушали доверия. А теперь этот кузнец уже интересуется мнением своей гостьи. «Да, кто она вообще такая…»
Впрочем, ответ поступил заранее.
– Экхм… Неловко-то как получилось, – изобразив стыдливое лицо, авантюристка попыталась продемонстрировать, что, ей якобы, действительно жаль. – Грун? Какое странное имя, словно его твоей подруге в Синегорье дали. Фрейя, меня зовут Фрейя. – Не стесняясь в выражениях авантюристка успела приписать драконицу в друзья к кузнецу. Она была не далека от истины, в конце концов, какой мастер еще подпустить к своему рабочему месту абы кого? Одно дело ножик на точиле привести в порядок, другое, рабочее место уступить.
Надув щеки, дворфийка скинула рюкзак, который глухо упал на пол. Пока она снимала верхнюю одежду, ее внезапно осенило: «А-а-а-а вот оно что…» Наблюдая за поведением Альдо, подумала Фрейя: «Ах, ты же большой дяденька, шалун. Решил альранку весьма неординарным способом охмурить! Любитель хвостатой экзотики». В том, что Грун альранка, дворфийка не сомневалась. Еще бы. Какому полоумному демону хватит мозгов заниматься кузнечим делом? Да и еще в Нортране. Конечно, вариант «дракон» даже не рассматривался, ибо больше походило на бред какого-то сумасшедшего. Вывод? Это разновидность альранов-рептилий. Ну, или по крайне мере, весьма похожих на рептилий, альранов. С рогами… Да, странное зрелище. Не каждый день альранов встретишь, особенно когда последние лет двадцать пять ты провела в диких лесах и горах. Да и в Гракале их как-то тоже не густо. Местами орка проще встретить, чем альрана. В любом случае, вариантов у Фрейи больше не было, поэтому она остановилась именно на таком.

Сняв свой плащ, который за столько лет службы тоже так прилично износился и имел весьма потрепанный вид, она легко трухнула его у порога, разровняв и свернув, закрепила на лямки рюкзака. Оставшись одна, со своими мыслями в голове, дворфийка взглядом обошла кузницу в поисках знакомого ей с детства станка.
– А вот оно где! – Невольно произнеся свои мысли в голос, авантюристка умастилась на табурете у колеса, уверенно упершись ножками в педали, приводящие незамысловатый механизм во вращение. Сделав несколько пробных оборотов, точило протяжно заскрипело, нарушая тихую атмосферу, стоящую в кузне. Съёжившись, словно нашкодивший, маленький ребенок гнома с опаской глянула на обоих кузнецов, которые видимо были слишком заняты друг другом и работой, что бы обратить на это внимание. Убедившись, что она ничего плохого не сделала, Фрейя выдохнула, вытянув кортик с ножен, закрепленных на левой руке. Раскрутив колесо на довольно большие обороты, девушка уверенно приложила лезвие к камню, высекая с него мелкие искры. Отец авантюристки часто говорил, что в любом деле можно стать мастером, лишь бы подходить к этому с любовью и интересом. А единственное, что было действительно интересно в кузне среднего брата, это точило, верней то, как оно плюется искрами в процессе заточки. Зрелище, тогда еще маленькой Фрейе казалось завораживающим, поэтому она с удовольствием возилась с разными инструментами, а позже и клинками, достигнув если не пика, то очень высокого мастерства в таком не хитром деле. Она знала, под каким углом точить лучше лезвие той или иной вещи. Какие сплавы и ковки лучше как точить, какие вещи предпочтительней точить вручную, а какие можно, на колесе. К слову именно по этой причине, авантюристке в дикой местности так долго получалось сохранять остроту и вид всего своего снаряжение в адекватном виде. Еще бы, а что еще делать в суровые, холодные бураны, когда ты просто ютишься у костра с товарищами по службе? Вот она сидела и точила. Точила и занималась резьбой. Ибо больше нечем было. Забавно, было то, что сама дворфийка этого не понимала, у нее большинство навыков наработаны были не профессионально, а интуитивно. Она что-то делала, старалась, в конце концов, методом проб и ошибок, выходило хорошо. Точить свой кортик Фрейя могла хоть закрытыми глазами, за столько лет она это делала уже на автомате, поэтому она с большим интересом наблюдала за кузнецом и ее гостьей, чем за заточкой.
– Осторожно! Они все еще острые!.. – отвлекаясь от дела, девушка рефлекторно продолжала крутить педали, вращая колесо. Но, драконица либо не вняла ее предупреждению, либо просто, не обратила внимание на замечание дворфийки и тут же порезала себе палец.
С ее уст поступило весьма уместное, пусть и тихое замечание о штампе ледорубов, словно намекая гноме: «А что ты тут вообще забыла? Дома такое оптом делается», надавив, таким образом, на больную для авантюристки тему.
– Да, но... – Только Фрейя хотела попытаться оправдаться, ее вдруг осенило, – погоди-ка! – с подозрением уставилась рейнджер на кузнеца. Грун сама того не понимая, вызвала у дворфийки слишком много вопросов. Остановив колесо, девушка окончательно отвлеклась от своего занятия. – Я могу, сказать, что это не мое дело. Но, откуда ты знаешь про штамп? – Вопрос был более, чем уместный. Сами гномы особо не афишировали то, что у них многие вещи давно поставлены на поток и изготавливаются в промышленных масштабах. Коротконогие, вообще не любили делиться секретами, особенно техническими, а к своим цехам по обеспечению абы кого они не подпускали. Конечно, Грун могла определить штамповку по клейму на клюве, но опять же она должна была откуда-то знать о его значении. Либо кто-то из дворфов ей об этом рассказал, что вряд ли, либо это утечка какого-то промышленного шпионажа. В любом случае хвостатая отправила гному в крайне неловкое положение перед Мориальдо. Надо было срочно наехать на драконицу.
«А если она определит по форме ледоруба, что я Плащ»… Рейнджер нервно прикусила губу, она была прекрасно осведомлена какие слухи ходят о «Плащах» в этих краях. «Если меня второй раз подряд вышвырнут, отправлюсь, на хрен в наемники»

Отредактировано Freya (2019-04-18 09:10:04)

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 1.03.1214 Никогда не встревай в спор двух кузнецов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC