http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 30.06.19

Проснулись — ребутнулись! Поздравляем с новым сюжетом.

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало лета 1203 года, июнь-июль

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 11.08.1214. «В полумраке ночи»


11.08.1214. «В полумраке ночи»

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[icon]http://forumfiles.ru/files/0018/5e/22/93483.png[/icon]http://forumfiles.ru/files/0018/5e/22/50056.png

Куда уходят потерянные души?

1. Дата и время:
11 августа 1214 года.
Тёплый вечер, примерно девять или десять часов вечера.
   
2. Место действия | погода:
Малоизвестная деревня где-то на северо-востоке.
Рыжее от заката небо над головой, тепло, но в воздухе незримо чувствуется аромат осени. Где-то есть желтые листья, где-то они начинают опадать. Поля золотятся от урожая.
   
3. Герои:
Адиан Ригхан и Элке Салем, но если кто-то захочет - может присоединиться.
   
4. Завязка:
Многое случилось за те несколько месяцев, что полудемоница и священник странствовали вместе. Новые места... И знакомства. В том числе - и друг с другом. Но дорога, тем не менее, никак не завершалась. Сначала - в горы, потом - куда-то ещё, всё дальше и дальше от дома, ища ли себя или свою судьбу.
Что же так и не изменилось со временем, так это стремление помогать людям. И вот, в очередной встречной деревушке, их слезно просили помочь. Говорили, якобы мало кто к ним заглядывает, а просить магов - долго, весточку им послали, она ещё не дошла. Но вот божий посланец и его юная спутница точно высшими силами посланы... Может, помогут как?

5. Тип эпизода:
Открытый.


* * *
Оно росло. Точнее, росли они - чувства.
   
Тоска, с течением времени, не становилась меньше. Почему - Эл не понимала. Ей казалось, что она не только потеряла нечто действительно важное, но и отказалась от этого насовсем. Например, покинула Деорсу. Это значит, что она не вырастет уже тем, кто бы ловил беглецов и демонов, а ведь так, как ей думалось порой, получилось бы отыскать Яна или сестрицу. Или даже Винсента...
Верить в его смерть она не хотела.
   
С другой же стороны в сердце, которое было наивным и светлым, взращивалось нечто новое.
Нечто тёплое и предательски болезненное.
Адиан становился ей ближе и дороже, и тот факт, что до сих пор они продолжали странствие вместе, лишь подтверждал это. Элке понимала это как "привязанность". Поневоле проходила неприятная и страшная ассоциация с теми, кого она уже потеряла, и тем самым, вместе с чем-то верным и нежным, рождалось беспокойство. Тревога и боязнь. Что, если священник завтра скажет: "Мне пора идти, прощай!"? Что, если с ним что-то случится?
В конце концов, что, если он считает её всего лишь обузой и попросту не может оставить... Как котёнка?
Элке - девочка умная, и нутром она чуяла, что все её домыслы - одни только домыслы. Но даже умные девочки не всегда доверяют себе. И не во всём могут довериться другим.
     
Время шло, и однажды они даже столкнулись с Деорсой. Не так, как в прошлый раз, а более прямо, что ли. После чудесного - действительно чудесного - спасения в виде неожиданного портала от Элке, они немного изменили свои привычки передвижения.
А ещё - немного, самую малость, изменили внешность беглянки. К счастью, для этого не потребовались горы золота, хватило и нескольких виверн; зелье для смены цвета глаз, какая-то магическая безделушка на шею (только чтобы перебивать демонический дух) и... Шапка. Всего пара деталей - и перед вами не полудемон, а девочка-альран.
   
Так и продолжалось их путешествие.
Сегодня же они набрели на деревушку. "Красные Дубовки", так, кажется, называлась она. Почему так - кто же знает, видимо, когда-то росли здесь редкие красные дубы. Сейчас виднелся лишь один, да и тот - только у ворот деревенских. И снова, как обыкновенных путников, странную парочку окружили дети, зеваки... Интересно ведь с гостями поболтать, нового чего узнать.
А новое узнали сразу обе стороны: деревенские - то, что парочка-то это не простая, а волшебники почти; Адиан же с Элке услышали, что в деревне дела странные творятся. Пропадают, дескать, дети у них. Тревогу забили не сразу. Сначала потерялся дурачок местный, мальчишка-балбес, да он, наверное, сбежал просто. Потом - сиротка. Эта, чай, прибилась к кому-то да в путь отправилась. Может, кто ещё, но на уши деревню подняли только тогда, когда из хорошей семьи исчезли двое - маленький брат, лет четырёх отроду, да сестра его, семи или восьми годов. Но поиски не помогли, как не помог и "патруль" из местных мужиков; и так через несколько дней ушёл ещё ребёнок.
   
Священника и его спутницу поселили в дом старейшины. Деревенские шёпотом поворчали, что это якобы не из-за щедрости, а от страха, что и его дочь украдут, и что в божьих посланцах он видел таких вот "нянек-защитников". Правда ли это или нет, ни Адиан, ни Эл не узнали, но с дочкой его вынуждены были повозиться.
Потом она заснула, а потом... Наступил вечер.
   
- Я ничего не чувствую, - призналась Салем. Её учили в Деорсе хоть немного, но "брать след", как говорили некоторые злые языки, ощущать ауру или отпечатки магии, однако здесь - ничего. Пустота. Словно дети и вправду сами ушли.
Сейчас она, как и молодой священник, сидела на скамье на кухне. Семья старейшины легла спать ещё раньше, чем их младшее дитя, поэтому кухня была в распоряжении путников. Свеча светила неярко, но ровно, и полудемоница задумчиво всматривалась в огонь. А сквозь пламя бросала взгляды на Адиана. - А вы... Как думаете, правда кто-то ворует детей?

+3

2

Бам. [float=right]https://i.imgur.com/NPPkSHC.png
Бледная Иро[/float]
Бам.
Бам.
Мерный стук огласил округу.
Неожиданно тяжёлый. Особенно если знать о том, что в дверь стучалась девушка. В некоторых окнах загорелся свет, а любопытные лица прильнули к стеклу, посмотреть, кто это в дом старейшины наведался.
Впрочем, назвать Бледную Иро слабой язык не поворачивался. Особенно у тех, кто видел её в действии.
Прозвучал едва заметный звук цепей.
Это точно нормально? — Тихо поинтересовалась Фран. Порой её пугали случайные спутники намного больше, чем злодеи какие.
Иро словно бы лениво скосила взгляд на девочку, на которую сама же недавно надела ошейник, словно на собаку.
Ненавижу. — Прошипела та сквозь спутавшиеся волосы, спёкшуюся кровь и высохшие слёзы.
Да, всё в порядке. — Твёрдо ответила Иро, мощным ударом ладони прибив рванувшую было на неё девочку. Не слишком сильно, впрочем, чтобы не убить. Хотя сейчас Иро не была уверена в том, что это вообще возможно сделать. Раз уж она пережила удар Утренней Звезды, таким с ней точно не совладать.
Тем не менее, заставлять её лишний раз страдать было бы несправедливо. Поэтому Иро сдерживалась намного больше, чем то могло показаться со стороны.

[float=left]https://i.imgur.com/XJRyadQ.png
Васса, дочь разбойника[/float]Фран чувствовала себя неловко.
С одной стороны, ей было лестно побыть некоторое время рядом с живой легендой, а Бледную Иро многие так и почитали, с другой — эта девочка, Васса. Как сказала Иро, Васса напала на неё, как и все местные бандиты, и точно также Иро её убила. Но если разбойники так и остались лежать на окровавленной земле, Вассе повезло больше. Если, конечно, слово "повезло" здесь уместно. Поэтому Иро посадила её на цепь и рассчитывала довести до Церкви, где надеялась снять проклятье (если это оно) с девочки и пристроить её в нужные руки.
И если всё так, то оно, наверное, справедливо... но как-то неправильно.
Не привыкла как-то Фран к тому, что окровавленных неумирающих девочек водят на цепи.

Открывать им, впрочем, не спешили. Хотя не проснуться старейшина не мог.
Прислушаться — и можно уловить какие-то шорохи за дверью, словно бы кто-то переговаривался о чём-то.
Меня зовут Иро, — Зычно возвестила Бледная, решив изменить положение дел не силой, но словом, — И я не принесла вам зла. Мне лишь нужен ночлег и небольшая помощь за разумную плату.
Что же, — была вынуждена признать Фран, — сия ослепительная женщина не вела себя как злодей. Злодеи бы уже давно вышли из себя и начали бы что-нибудь громить.
Украдкой Циска заглянула в лицо Иро.
То было удивительно непроницаемым. Лишь глаза тщательно скрывали ревущее внутреннее пламя, которое, казалось, пожирало девушку изнутри, хотя внешне она казалась... Франциска моргнула, а в следующее мгновение фокус внимания был потерян: старейшина всё-таки открыл дверь и приветливо, сколь сумел, улыбнулся.
Извините, двери совсем задубели, недавно оттепель была, вот они и промокли, а потом разошлись вширь... — Начал оправдываться он, — и словно в подтверждение, дверь жалобно скрипнула что есть сил, — после чего протянул руку вглубь, приглашая войти внутрь. — Заходите, мы всегда рады таким светлым гостям.
А Иро, чего уж греха таить, действительно будто бы светилась. Мало того, что её волосы были чисто-белого цвета, словно первый снег, так ещё и белые одежды в ночи казались едва ли не фонарём.
Мне нужна одежда для неё, — Кивнула Иро на Вассу, которая порывалась бы на старейшину, если бы Бледная не натянула цепь до такой степени, что шея Вассы едва ли не в ладони пленительницы была. — Немного еды для нас обеих и возможность отмыть это чудовище от крови.
Васса недовольно зарычала, словно дикий зверь.

Фран же, тем временем, бочком-бочком прокралась под шумок на кухню, где обнаружила ещё пару гостей.
Там она присела поодаль на скамейку и тяжко выдохнула. Склонённая голова и тяжёлый взор недвусмысленно намекали на то, что героиню терзают сложные думы. Усталым взглядом она окинула незнакомцев.
Там Бледная Иро, и какая-то девочка на цепи, а меня зовут Франциска, я — герой, — На одном дыхании произнесла она, после чего измученно улыбнулась и приветственно помахала ладошкой в стальной перчатке.
Этот вечер уже выглядел чрезмерно сложно.

Отредактировано Franciska (2019-02-18 22:17:18)

+2

3

Многое изменилось.
По крайней мере, так казалось ему.
Несмотря на пережитые опасности, на нависшую над путниками угрозу - преследование Деорсы становилось как никогда реальным - Адиан больше не мог сомневаться и бояться. Он больше не мог позволить себе полагаться на волю богов. Ему было что терять.

Приступы одержимости практически прекратились. Затаённая где-то в глубине души тьма не давала о себе знать, подавленная стремлением к жизни. Нельзя было терять себя - священник боялся, что так не сможет защитить свою юную спутницу. И он поборол отчаяние, поборол свою темную сторону - ради Элке. Кажется, теперь вся его жизнь была посвящена одной Элке.

За последние месяцы путникам практически не удавалось найти крышу над головой. Порой смутные предчувствия предостерегали от остановки в чужом доме, порой недружелюбные взгляды, брошенные местными жителями, заставляли продолжать путь. Однако так было не всегда - как и сейчас, некоторые добродушные селяне соглашались приютить странных скитальцев. Наверное, у жителей этой деревни были на то причины - остановившимся в одном из домов путникам поведали о том, какое несчастье постигло их гостеприимный кров.

В этом доме их встречали как посланников богов. Деревенское сознание не могло иначе объяснить неожиданное появление в их никому не известном крае священника и альранки. Пришельцев почти сразу же окрестили великими волшебниками, и, после небольшой стычки между селянами за право дать ночлег чудесным незнакомцам, старейшина деревни забрал путников с собой. Он опасался за жизнь своего чада, которое, как казалось ему, было в опасности.
Ригхан не был против роли защитника ребёнка. Натренированное за путешествие чувство опасности подсказывало ему, что сегодня боги на их стороне. Остаться в компании Элке после шумного переполоха, поднимаемого семьёй старейшины, было приятно. За проведенное вместе время спутники отвыкли от бесед с чужаками.

Он сидел на скамейке и прислушивался к треску огня. Пальцы перебирали небольшую вырезанную из дерева эмблему Церкви. Точно такой же символ, подвязанный на кожаный шнурок, покоился на груди юноши - правда, не деревянный, а серебряный. Небольшим ножом - слишком коротким, чтобы нанести серьезное ранение, - он проводил по поверхности амулета, стачивая неровности. На красной древесине плясали отблески пламени, отражавшиеся в серьезных и задумчивых глазах священника. За прошедшие месяцы путешествия его  вид почти не изменился, если не считать того, что в привычку вошло склонять голову чуть набок, улавливая неизвестные звуки. Адиан полагался на собственное сердце, безошибочно подсказывающее о надвигающейся опасности. Сейчас оно молчало.

- Мне кажется, они уходят по собственной воле, - задумчиво проговорил он, поднося амулет к глазам и рассматривая его край в поисках засечек. - Хотя я не представляю, что им могло понадобиться за пределами деревни.
Вряд ли Элке ошибалась. С этой деревней и вправду происходило что-то неясное. Самым простым решением было бы убраться из гостеприимного дома наутро, но чувство сострадания не позволяло смалодушничать. Люди были в отчаянии, и первым долгом священника было попытаться помочь нуждающимся. Вот только как это сделать?

Погруженный в свои мысли, Ригхан потерял счёт времени. Из-за двери, оттуда, где находилась импровизированная гостиная, послышался шум. Прозвучал нетвёрдый топот шаркающих ног - это заспанный хозяин дома поспешил на стук. Послышался достаточно громкий разговор, и в чужом голосе священник уловил нотки раздражения. Что могло понадобиться хоть кому-то в такой затерянной деревушке?
Адиан сжал деревянный амулет в руке и уставился на дверь. Разговор новоприбывших со старейшиной ещё не закончился, как на пороге появилась неизвестная девушка.

Встревоженный взгляд разноцветных глаз остановился на незнакомке. Она выглядела вполне дружелюбно, хотя привыкший к чужому обману юноша оставался настороже.
- Пусть боги освещают твой путь, - немного озадаченно поприветствовал девушку священник, пытаясь оценить опасность новоприбывших. Они уж точно не были похожи на заурядных странников, но пока не были настроены агрессивно, так что причин для беспокойства не было. Пока что. - Меня зовут Адиан.
Он предпочитал избегать лишнего упоминания имени Элке. Далеко не каждый человек мог сразу завоевать доверие, и спутница той странной пары не стала исключением.
Священник старался выглядеть непринужденно. Он вполне добродушно улыбнулся Франциске, невольно вспоминая однажды встреченную им эльфийку из Гильдии Героев. Герои казались ему особенным народом, который внушал ему некое инстинктивное восхищение. Хотя упоминание девочки на цепи вселяло некоторое сомнение.

+2

4

[icon]http://forumfiles.ru/files/0018/5e/22/93483.png[/icon]За окном потихоньку темнело. Август - конец лета, ночь наступает скорее, чем то было в июле или июне, и Элке сама не заметила, когда вдруг рыжий вечер сначала побледнел, а потом и вовсе окутался полумраком.
Ещё немного - и, наверное, станет совсем темно.
Совсем как осенью.
   
Девочка еле слышно вздохнула, невольно склонилась к столу, потом - чуть в сторону, к огню, теплому и мерному. Дети сбегают. Не только из-за демонов или магии, иногда - и Салем знала это прекрасно - они сбегают просто... Ну, просто потому что им необходимо это сделать. Потому что люди бывают хуже монстров или потому что никак нельзя остаться.
   
- Может и так, - негромко произнесла Эл; собственные воспоминания на миг одолели её, но стоило лишь перевести взгляд на священника, а после - к очагу, как мрак начал таять. Это уже не она, она сама сбежала ещё несколько месяцев назад, и нынешняя история пропавших детей никак с ней не вяжется. И не должна вязаться.
   
"Может, они и не хотят, чтобы их искали".
   
Ей не удалось высказать эту мысль, притом мысль достаточно сомнительную и наивную; всего секунда - и в мягкой тишине раздался резкий громкий стук. Столь тяжёлый и непривычный, что полудемоница замерла, потом - натянула на голову шапку, настороженно, словно зверёныш, подняла взгляд к единственному проходу на кухню.
"Одежда для неё", "отмыть от крови это чудовище"... Элке почувствовала, как ей становится откровенно нехорошо. Одно лишь сочетание таких противоречивых слов - "одежда" для "чудовища" - вызывало внутреннее несогласие, ощущение чего-то неправильного.
И оно лишь усугубилось, когда на кухне оказалась не на порядок уставшая девушка из Гильдии.
   
Лже-альранка пододвинулась поближе к священнику, вцепилась в его одежду одной рукой. Происходящее - и новые гости в особенности, хоть из них и была видна лишь Франциска - ей совершенно не нравилось.
Нет, Салем не боялась сейчас, что её, как беглянку из Деорсы, разоблачат; всё же кулон и зелье делали своё дело. Но то, что она услышала от героини, отозвалось в Эл чем-то болезненным.
   
Девочка на цепи.
Ещё и в крови.
Ещё и "чудовище".

+2

5

Компания попалась не из разговорчивых.
Впрочем, винить в этом молодого парня и напуганную девочку-альрана Фран не могла при всём желании: Бледная Иро вызывала у неё точно такие же эмоции. Страх и трепет.
И хотя священник, — принадлежность к Церкви Цис опознала по соответствующим символам, как и они могли опознать в ней героя по знаку на правом наплечнике, — старался держаться непринуждённо, Франциска почувствовала в нём напряжение. Его спутница же этого даже не скрывала.
Тем не менее, улыбка — это ведь то, чего им всем сейчас не хватало, верно?
Поэтому, пускай и не без усилий, но Фран солнечно улыбнулась в ответ, так, как она это умела.
Рада встретить вас, Адиан, и вашу спутницу. — Буквально выдохнула она.
А потом её улыбка сникла. И она уставилась пустым взглядом куда-то перед собой.
Если честно, я ничего не понимаю. Я встретила Иро случайно и мне показалось важным проследить, что всё делается правильно, но... всё как-то неправильно. Но при этом она точно знает, что делает... — Послышался вздох. Через пару секунд её взгляд вернул в осмысленности, а голос — в уверенности, и она повернулась к Адиану. — Мне нужно выпить. Тут есть вино? Я поищу.
И, следуя своим же словам, встала со скамейки, отправившись на поиски чего-нибудь способного промочить горло.
Вопреки возможным догадкам, Франциска не искала возможности утопить свои сомнения в алкоголе; напротив, она хотела таким образом смягчить своё состояние шока и обрести ясность ума, выпив совсем чуть-чуть. В конце концов, как известно, немного красного вина на ночь только пойдут на пользу.

[float=right]https://i.imgur.com/NPPkSHC.png
Бледная Иро[/float]Пару минут кухню оглашали глухие звуки поиска вина, а затем на кухню явилась сама Иро.
Ростом под семь футов, она даже в помещении, казалось, сияла и выглядела донельзя надменно, будучи тонкой и изящной. На пояснице можно было заметить прикреплённый, в специальном футляре, чтобы никого случайно не ранить, моргенштерн, сверкающий в свете факелов и ламп, словно самая настоящая белая звезда.
Ровным взглядом она окинула и Адиана, и Элке, чуть дольше задержавшись на первом.
Священник. — Промолвила она, — Я служу Ноа, меня зовут Иро, и я прошу твоей помощи. Могу ли я попросить твою спутницу услужить мне?
И хотя слова подразумевали возможность отказа, интонации, даже будучи спокойными, не подразумевали иного ответа, окромя положительного.
Я поясню, — Добавила она, повернувшись уже к Элке, — Там, в подвале, Васса. Её нужно накормить и умыть. Я убила её отца, и её тоже убила, поэтому мне она не доверится. Но тебе не навредит, будь уверена. Ты мне поможешь?
В этот момент Фран вернулась с целой пинтой вина.
Весьма к месту, — Отметила Иро и, ничтоже сумняшеся, выпила всё залпом, удостоившись взгляда с прищуром (тайком, разумеется) от Цис, — Благодарю.
После чего Фран удалилась за вином вновь, а Иро вернула внимание к Адиану.
Старейшина сказал, что у них есть проблема. И будто бы вы им поможете. Это так?

Отредактировано Franciska (2019-02-20 00:14:51)

+1

6

Первый испуг прошёл, и священник, все ещё немного настороженно, прислушался к звуку голоса Франциски. Ему казалось, что героиня немного опасается свою спутницу, он и сам... будто испытывал какой-то священный трепет. Эта Иро удивительным образом влияла на людей, и Адиан едва ли мог сопротивляться этому влиянию.
- Иногда нам трудно понять то, каким образом боги распоряжаются жизнями их детей, - тщательно выбирая слова, улыбнулся он. Если этой девушке предназначено разделить часть своего пути с Бледной Иро, она привыкнет к такому поведению посланницы справедливости.

Он рассеянно смотрел, как девушка ищет вино, не делая ни единой попытки помочь ей. Хозяин оставил кухню в полное распоряжение "посланников богов", так что он точно не расстроится, если его новые постояльцы воспользуются его гостеприимством.
В дверях появилась та самая Бледная Иро. Светлая, сияющая, решительная, уверенная. Такая, какой ее описала их новая знакомая. Вот только почему-то по спине пробегали мурашки, и было страшно смотреть прямо ей в глаза, и не смотреть было невозможно - будто это может стать серьезной ошибкой. В голосе служительницы Ноа слышалась властность.

В ответ на просьбу Иро Адиан ободряюще улыбнулся Элке и, немало колеблясь, кивнул. Он был против того, чтобы отпускать свою спутницу, к тому же, к находящемуся в таком тяжелом состоянии человеку, как Васса. Священник не знал её истории, но сострадание подсказывало ему, что этот незнакомый им ребёнок пережил ничуть не меньше, чем они вдвоём за последние месяцы побега. Однако по тому, как Элке встретила эту новость, он понимал, что девочка не сможет не помочь своей ровеснице. Ему оставалось только согласиться с неизбежным и мысленно просить свою ученицу быть осторожной.

- Какая вина... лежит на Вассе? - осторожно, не желая нарушить уравновешенность Бледной Иро, спросил Адиан. Ему казалось, что эти слова прозвучали холодно и цинично, и что-то внутри него содрогнулось при этой мысли. Но он не мог не знать - он ценил жизнь слишком сильно, чтобы не знать, во что она оценивалась этим воплощением справедливости.

Он заметил, что служительница Ноа на мгновение задержала свой взгляд именно на нем. Почему? Неужели он всё-таки не поборол свою одержимость, и теперь она чувствует это? Неужели он совершил неугодное богам дело? Если он сделал это ради других людей, он был готов принять любое наказание. Но она молчала.
Воспользовавшись тем, что девушки отвлеклись, он поспешил отвести взгляд. Смотреть в глаза Иро было неприятно. Страшно. Она видит насквозь.

- Это так. Мы стараемся помочь им, хотя причина постигшего их горя пока не ясна, - не сводя взгляда с огня, ответил он. Однако мысли его заняты были не потерянными детьми, а вполне реальным, близким человеком, нуждающимся в помощи - этой пленницей, которой ему хотелось бы помочь. Если бы только им с Элке удалось бы не только спастись самим, но и спасти всех, кого ему хотелось бы...

+1

7

[icon]http://forumfiles.ru/files/0018/5e/22/93483.png[/icon]Элке всегда думала, что гнев, злость, ненависть - это то, что не будет ей знакомо хоть когда-нибудь. Даже Этьена она не ненавидела; боялась его, верно, а может, чувствовала и болезненную, определённо нездоровую привязанность к мучителю, как и подобает редкой жертве. В конце концов, не было на свете ни одного человека, что заставил бы её, маленькую полудемоницу, действительно разозлиться.
По меньшей мере, так она думала по сей день.
     
Иро, невероятно красивая и жестокая, оказалась исключением. А может, тем самым началом - для чего-то нового, странного и непривычного. Чувствовала ли Элке подобное когда-нибудь? Силы, возникающие не из жалости, не из сочувствия, но берущие свой исток от гнева и искренней неприязни? Нет, никогда. Всегда - или добродетель, или страх, иного никогда не бывало. И сейчас это "иное" жгло, так и тянуло на злые слезы и полный ненависти взгляд. Только вот ни одно, ни другое ни к чему бы не привели. А Вассе, незнакомой девочке, сейчас нужна была помощь.
И спасение.
   
Полудемоница сама не заметила, как отпустила Адиана, словно пребывая в отрешенном состоянии. По самые глаза натянута шапка, плечи опущены, ни дать ни взять - испуганная альранка, боящаяся ослушаться незнакомой высокой женщины. Женщины, на которой, к тому же, лежало клеймо убийцы.
Девочка не произнесла и слова. Кивнула, так и не поднимая взгляда - незачем выдавать себя, свой гнев, оно всё не нужно - и скользнула из-за стола прочь.
   
Как помочь.
Как можно ей помочь?
Как её можно освободить
Винсент знал бы. Сестрица, наверняка, тоже могла бы что-то придумать. Ян... Кто знает, кто знал, какие у него за спиной тайны, раз и он сумел сбежать - и не найтись до сих пор. У всех что-то было, но у Элке - всего лишь магия исцеления да всякое по мелочам. С Иро ей не тягаться, в этом она была уверена. Но ещё сильнее она понимала: отступать она не имела права.
   
Подвал. Дверь в подвал. И маленькая альранка, замершая перед ней в напряжении и страхе. Там такая же девочка, как и она сама, но как же страшно увидеть её, зная, что спасения может и не быть.
- Э-это я... - не зная, что сказать, пробормотала Элке. Ей не хотелось пугать Вассу, и предупреждение о себе - лучший способ как-то успокоить незнакомку. "Я не Иро, я не опасность".
   
Только после этого полудемоница шагнула внутрь, оказываясь в полумраке подвала.

+2

8

Васса никогда не была нежной девочкой.

Франциска, украдкой попивая вино, — чтобы ненароком не украли, как то было в прошлый раз, — украдкой же посматривала за Иро и её общением со священником и молодой альранкой. Возможно, Фран об этом до сих пор в таком ключе не думала, но, всё-таки, вероятно она хотела своим появлением предупредить и приготовить Адиана и его спутницу к тому, что их ждёт не самая встреча.
...хотя, почему так?
Циска на секунду задумалась. Настолько сильно, что даже перестала пить.
Ведь если вдуматься, Иро не делала ничего действительно плохого. Она даже не угрожала: просила и объясняла. И тем не менее, ей было трудно отказать, а кроме того — оставался осадок принуждения.
Словно, это было справедливо. Но этой справедливости никто не просил.

Её буквально трясло и распирало.
Не от холода, разумеется нет, — хотя полуободранное платье и не скрывало частичной наготы выше пояса, вверх, у ключиц, там, где красной запёкшейся звездой от старой крови были отмечен удар моргенштерном, — но от бессильной злобы и ненависти.
Васса дёрнулась вперёд, но Иро приковала цепь к стене крепко. Так просто не сорвать.

Спасибо, — Без тени неискренности отозвалась Иро. [float=right]https://i.imgur.com/NPPkSHC.png
Бледная Иро[/float]
Она действительно ценила готовность альранки помогать, но её голос звучал столь холодно и спокойно, что веры в это не было ни на йоту.
Своим вопросом Адиан отвлёк внимание (и, если говорить откровенно, некоторые сомнения в голове Бледной) на себя и Иро медленно улыбнулась. В этом жесте не было довольства или надменности; Бледная Иро лишь хотела показать, что она расположена к священнику дружелюбно и не намерена вредить. Мол, им нечего бояться.
Как бы не так.
Дочь разбойника, — Констатировала Иро, глядя прямо в глаза. — Бориса Кремня, который последние несколько месяцев вводил округу в ужас; грабил, насиловал и убивал. Она делала всё то же самое, пусть и в меньшей степени, не смотря на возраст. Напала — получила свою долю возмездия. Я не собиралась убивать её изначально. Сейчас на ней вины нет. Может, она и приобретёт грехи, за которые её настигнет иное воздаяние, но я лишь хочу спасти её от них, и убедиться, что её бессмертие — не темное проклятье. Поэтому я планирую отвести её в Церковь.
Подобная открытость могла бы показаться странной, если о ней не задуматься. Если же пораскинуть мозгами, то становилось понятно — Бледной Иро нечего было скрывать. Она действовала открыто и справедливо. Что и понятно, ибо всякий знал: ежели Бледная Иро поступит противно воле Нокты, благодать богини покинет её моментально.
Но сперва, полагаю, вам понадобится помощь. — Иро изящным жестом протёрла глаза, и на мгновение, в дрогнувшей после глотка шее, утёкших на последних словах интонациях, в движении подбородка, могла промелькнуть самая обычная человеческая усталость; но — лишь на какие-то доли секунды, а затем Бледная вновь сияла и стояла прямо. — Я пойму, если вы пожелаете сделать всё сами. Каков будет ваш выбор?

[float=left]https://i.imgur.com/XJRyadQ.png
Васса, дочь разбойника[/float]Раздался звук голоса.
Васса, сидевшая на земле словно зверь, подняла лохматую голову: грязь и кровь превратили шикарную светлую гриву в невообразимое нечто.
Это была не Бледная Иро. Её премерзкое спокойствие и менторский тон выводили бы Вассу из себя и если бы за этой мерзавкой не была смерть отца Вассы, а так...
Сердце вновь застучало громче, и вновь запульсировало пламя в жилах, гнев потёк по крови, и хотя девочка подошла ближе не без страха, Васса, разъярившись за секунду, набросилась на неё; так далеко, как позволяла цепь, но за мгновение до удара замерла.
Тень сомнения проскочила мимолётно, но её оказалось достаточно, чтобы что-то в дочке разбойника надломилась.
Не ей она хочет отомстить. Вообще-то, девочка перед была вполне себе милой. Вассе такие нравились, и она никогда не ломала их, когда отец дарил ей деревенских дурнушек (обычно те погибали по несколько иным причинам, из-за чего Васса неизменно злилась, но к чему постепенно привыкла).
Мысль за мыслью, и внезапно за нелицеприятными, в общем-то, воспоминаниями, Васса вдруг всё осознала.
Она, отныне, одна. И у неё нет ничего. Только цепь на шее, которой она прикована к стене подвала.
И тогда она, не видевшая собственных слёз уже несколько лет как, рваными движениями схватилась за Элке, притянула её к себе, дрожа от нахлынувших чувств, и, уткнувшись в грудь альранки, тихо заплакала, упав на колени.

Этот звук, пускай даже едва уловимый, заставил Фран задержаться за дверью немного дольше положенного.
Она как раз хотела принести еды, — а Элке ушла с пустыми руками, — позже — и полотенца, но решила, что это может немного потерпеть. Явно не такой голод сейчас терзает Вассу.

Отредактировано Franciska (2019-02-23 23:47:41)

+2

9

Он проводил взглядом Элке до тех пор, пока она не скрылась за дверью. Она наверняка сможет спасти эту жертву справедливости, по неясным причинам оказавшуюся в плену у Иро. Даже зная об этом, Адиан чувствовал себя неуютно, когда спутница не была рядом, успокаивая себя лишь тем, что она может пользоваться той магией перемещения, которая ему недоступна. Ей наверняка удастся спастись, а ему большего и не надо.

Кажется, Бледная Иро улыбалась, но едва ли от этой улыбки веяло хоть какой-то доброжелательностью - её эмоции были далеки от того, к каким привык Адиан. Однако он был рад хотя бы тому, что посланница не имела ничего против них с Элке - судя по состоянию несчастной Вассы, им было чего бояться. Священник не знал, была ли на нём самом хотя бы какая-то вина, но с присущей ему набожностью верил в свои грехи.

Наверное, ему следовало бы переживать по поводу того, в какой ситуации они оказались, но священник не делал этого. То ли притупились обычные эмоции, то ли был настолько наивен, что думал, что Иро не позволит случиться чему-нибудь плохому. А может, просто знал, что ничего хуже, чем служительница Ноа, с ними сегодня случиться просто не может.

Он ничего не говорил. На языке вертелся вопрос о том, почему все-таки к Вассе так плохо относятся, если на ней нет греха. Однако, учитывая упоминание о её преступлениях, священник решил промолчать. Кто знает, на чьей стороне правда? Он мог поверить посланнице справедливости, но всегда хотел надеяться на лучшее будущее каждого человека. Слишком сильно эта девочка напоминала ему Элке, и казалось, что её будущее накладывается на судьбу его спутницы. Казалось, что если они спасут Вассу, Элке больше не придётся жить такой тяжелой жизнью. Он заблуждался. Разумеется, заблуждался.

- Мы были бы рады выяснить причины произошедшего, - тихим, спокойным голосом повторил Адиан. Этим вечером было бы лучше завоевать расположение Иро, чем вызвать её ярость. - Нам кажется, что детей не похищают.
Он не знал, чем можно подкрепить последнее утверждение. Интуиция? Наверное, интуиция Иро должна быть лучше. Поэтому он ждал её вердикта по этому вопросу.

Внимательный взгляд священника остановился на Франциске. Интересно, как её угораздило встретиться с такой необычной личностью? Захочет ли она помочь? Одна из немногих встреченных им героинь сломя голову бросалась навстречу опасностям, лишь бы спасти других. Почему же она не помогла Вассе?
Одного взгляда на величественно-прямую осанку Иро было достаточно, чтобы понять, почему. Сам Адиан не рискнул бы сказать ей хоть слово против, не говоря уже о прямом конфликте.

- Думаете, они ещё живы? - его лицо помрачнело. Мысль о возможной гибели пропавших впервые пришла ему в голову.
Мысленно, едва осознавая это, он начал одну из молитв. Знакомые слова успокаивали бьющееся сердце, мысли о богах заставляли его чувствовать себя в безопасности. Рука сама собой потянулась к амулету, висевшему на шее.

+2

10

[icon]http://forumfiles.ru/files/0018/5e/22/93483.png[/icon]Ей страшно. Ей кажется: войди она сейчас в темноту - и вдруг окажется там, в прошлом, в том давнем прошлом, где она еще не знала о Винсенте, об Адиане, где слово "дружба" выглядело таким далёким и ненастоящим...
Она всё равно входит.
Сейчас ей бояться нельзя.
   
Васса кидается на неё, словно бы она - безымянная и никому не известная "альранка" - тот злодей. Но одумывается в секунду, едва успев установиться. Элке не двигается ни ближе, ни дальше. Пожалуй, она была бы готова и к удару; раненные дети и звери, и даже взрослые часто в страхе пытаются защитить себя так. Присматривая за малышами в приюте и помогая людям уже в более старшем возрасте, Салем об этом что-то да знала. А ещё знала немного о себе и, наверное, поневоле видела в девочке себя.
   
"Сколько же ей лет?" - вдруг думает Эл в растерянности. Она не понимает; сердце, ухнувшее вниз от боли, тянет и тянет, мешая ясно видеть.
   
Девочка утыкается ей в грудь, ища не то помощи, не то просто доброты, и полукровка сама всхлипывает - и умолкает, мягко-мягко обнимая "заключённую" и опускаясь на колени вместе с ней. Она касается волос незнакомки - отмечая, что надо будет хорошенько все отмыть, и чувствуя безнадежную злость, направленную на Иро - и гладит Вассу по голове, словно маленького ребенка.
   
- Все будет хорошо, - шепчет полудемоница. - Все будет хорошо...
   
Она пока не знает, что ещё сказать. Обещаний давать нельзя; Иро - не глупый монстр, против которого было бы возможно бороться даже детям, и Элке честно думает, что вряд ли справится. Попытается - да, а дальше - как получится.
- Я тебя защищу, - искренне, хоть и не во всю свою уверенность, бормочет Салем. Девочка плачет, одежда чувствуется влажной от слёз, а Эл так и продолжает осторожно прижимать её к себе. "Только надо придумать, как это сделать".
Голова работает не так ясно, как хотелось бы, но, помимо проблемы в самой Иро, полукровка видит еще две: цепь на шее у Вассы и...
И Адиан.
   
Не будь ни того, ни другого, всё было бы чуточку проще. Бежать в никуда - глупо, несомненно, но в нынешней ситуации это - лучшая идея. Особенно сейчас, когда Элке хоть немного да контролировала свои демонические способности. Пусть бы она выдохлась, передвигаясь порталами и ведя за собой Вассу, но ведь смогла бы её так спасти, верно?
     
- Я что-нибудь придумаю, только не плачь и подожди меня, - выпуская девочку из объятий, полукровка улыбнулась и выбежала из подвала, едва не врезавшись во Франциску. Пробормотав какое-то "Извините", она продолжила путь.
   
Есть наивное решение, но получится ли...

+3

11

[float=left]https://i.imgur.com/XJRyadQ.png
Васса, дочь разбойника[/float]Сглотнув, Васса продолжила плакать.
Её грудь буквально ходила ходуном, хоть она и была бы рада закончить. Васса не плакала ни разу, сколько себя помнила, но сейчас это чувство переполнило её до краёв, и не хватило бы никаких сил его удержать.
Она слышала, что девочка что-то говорила, но не совсем её понимала. Даже не не верила, отнюдь, слова звучали, кажется, вполне искренне, — если бы Васса об этом вообще задумывалась, — но каждым ударом «хорошо» Элке, сама того не ведая, пробуждала в голове Вассы картину смерти её отца: сокрушённого, уничтоженного, со скрытым черепом и вытекшим мозгом — такова была сила моргенштерна вестницы Справедливости.
И тогда в Вассе вновь ломалась любая надежда на хорошее.
Хорошо, наверное, уже не будет. Никогда. Но что-то хорошее прямо сейчас было — эта девочка в её руках. Ей можно было довериться, наверное... потому, хотя Васса и не верила ни единому её слову, —  вернее, верила её словам, но не верила в смысл этих слов, — дочь разбойника, судорожно всхлипнув и утерев слёзы с лица рукой, кивнула и прикусила губу. До крови.
Чтобы не плакать.
Если она даёт слово, даже безмолвно, даже самой себе, Васса его сдержит.

Предпочитаю о таком не думать, — Пронзительно спокойно отозвалась Иро, — Но нам точно нужно будет выяснить, что с ними произошло. И вернуть их домой, так или иначе.
Бледная Иро казалась бесчувственной и равнодушной, но в ней, в действительности, было живо и сопереживание, и даже человеческое понимание, а потому она прекрасно понимала, насколько важно для родителей порой бывает даже получить тело своего ребёнка.
Нет ничего хуже неизвестности.
[float=right]https://i.imgur.com/NPPkSHC.png
Бледная Иро[/float]— Но этим стоит заняться завтра. Сейчас нужно очистить голову и отдохнуть. — Сказала она больше себе, после чего вновь обратилась взором к Адиану, — Что связывает тебя с твоей спутницей? Есть ли запреты у твоего служения?
На мгновение могло показаться, что голос её дрогнул и стал более человечным. Кажется, на щеках даже сверкнули отблески румянца. Впрочем, всё фата моргана!
Если препятствий, противоречащих твоим убеждениям нет, что насчёт заняться сексом? — ...или нет. Тем не менее, голос звучал спокойно, до одури прямолинейно и в глазах был лишь серьёзный настрой. — Разумеется, я никому не буду распространяться об этом.
Впрочем, а что если он вообще ничего такого в своей жизни не делал? Тем забавнее получится, решила Иро.
В её намерения не входило как-то унизить священника, отнюдь; она собиралась, в случае согласия, брать ведущую роль на себя и не испытывала в этом никакого смущения. Но чем невиннее и мягче был человек, тем интереснее мог получиться процесс. Бледная Иро не была актрисой драмы, но были и в её жизни маленькие радости.
Уловив звук лёгких шагов спустя какую-то минуту, Бледная Иро повернулась к Элке. Та явно хотела что-то спросить.

Франциска едва успела отойти в сторону и бросила взгляд в спину маленькому альрану. Та явно воодушевилась. Возможно, Бледная Иро и не ошиблась, когда попросила эту странную пару о помощи.
Героиня немного помешкала, пребывая в сомнениях, а затем вошла внутрь.
Васса сидела на полу, на коленях, и казалось, будто кандалы на шее и цепь, вбитая нечеловеческой силой в стену, её ничуть не беспокоят. Она явно пыталась успокоиться, вперив взор закрытых глаз куда-то вверх. Кажется, она пыталась заставить слёзы вкатиться обратно в глаза.
...она ведь обещала не плакать и дождаться.
Ты будешь кушать? — Осторожно поинтересовалась Фран.

+2

12

Когда он думал, что опасность в этот вечер могла представлять только Бледная Иро, он не ошибался. Сначала он даже не поверил своим ушам, потом мысленно повторил последние произнесённые ею слова и мгновенно залился густой краской. По спине пробежали мурашки. Слишком резкий переход от печальной темы пропавших детей к чему-то подобному сбил его с толку. Адиан растерянно посмотрел на Франциску, словно прося о помощи. Понимая, что все взгляды устремлены на него, нервно заложил прядь волос за ухо, позволяя тусклому свету кухонной лампы поблескивать на поверхности его серёг. Ригхан даже не мог понять, были ли у Церкви какие-либо запреты на этот счёт. Может быть, и были. Он не смел посмотреть прямо в глаза Иро, но заметил на её лице тень смущения. Или показалось?

- Нет, - он едва смог заставить себя покачать головой. - И-извините, - чувствуя, как пылают уши, он поспешно поднялся, чуть не споткнувшись об ножку скамейки, сделал несколько неловких шагов по направлению двери, ещё раз испуганного посмотрел на присутствовавших, нащупал ручку и столкнулся с Элке, выбираясь из кухни. Вряд ли он когда-либо ещё радовался её появлению так сильно, как в тот момент. Присутствие Франциски и его спутницы немного успокаивало.
Адиан хотел бы спрятаться за спиной Элке, но выражение её глаз остановило его. Он стоял перед девочкой, плотно сжимая в руке кулон и борясь с желанием перекреститься. В подобных ситуациях он ещё не оказывался.
А потом он задумался о том, сколько успела услышать Элке, и покраснел ещё гуще. Пытаясь сохранить последние крупицы самообладания, Адиан прикрыл нижнюю половину лица рукой, делая вид, что размышляет.

- Т-ты хотела что-то сказать? - попытался отвлечься он, стараясь сконцентрироваться только на проблеме Элке и Вассы, раз уж тему детей решено было отложить на завтра. Глядя на спутницу, он понимал, что она что-то придумала. Его сердце сжималось при мысли о том, что эти двое - Элке и Васса - могут остаться в опасности в этом доме. Перед священником стоял нелегкий выбор: поскорее увести их из дома, но проигнорировать пропавших детей, или задержаться, но оказаться под угрозой самим.
Было бы замечательно, если бы спаслись хотя бы Элке и Васса.

Его взгляд невольно упал вниз, в подвал, туда, откуда доносились всхлипывания. Что бы ни случилось с этой несчастной девочкой, какие бы грехи ни совершала она, ему было жаль её. Он не мог оставаться в стороне, когда кто-то страдал. Элке тоже была потерянной, тогда, у церкви, ей нужен был просто человек, который не причинил бы ей зла. Для неё им стал Адиан, для Вассы это может стать Элке.
Священник решился последовать за Франциской. Спустившись по лестнице, он остановился на последней ступеньке, давая глазам привыкнуть к темноте. А потом он различил силуэт. Жалкий силуэт надломленного суровой судьбой человека. Кажется, она уже не плакала.

Он боялся её напугать, поэтому не подходил ближе.
- Можно мне вылечить твои раны? - тихо спросил он, указывая на свою шею. В слабом отблеске света, проливающегося из открытой двери, он успел увидеть на её шее покрасневшую полосу стертой кожи. Рана выглядела не лучшим образом; о здоровье бессмертной явно мало заботились.
Священник замер на своём месте, прислушиваясь к тому, что происходит наверху. В темном подвале с привязанной на цепь преступницей было не так неуютно, как в светлой кухня рядом с Иро - таким уж был этот священник.

+2

13

[icon]http://forumfiles.ru/files/0018/5e/22/93483.png[/icon]Она не успела зайти; по наитию или предчувствию, а может, из-за искренней неприязни к Иро, девочка не спешила на кухню. Остановилась там, за поворотом, слыша голоса. Нет, посреди разговора так некстати возникать - совсем не вариант.
Поэтому Элке просто ждёт, терпеливо и больно наивно.
   
Потом она вспыхивает. Иро говорит что-то странное, что-то, что совсем не подходит её образу. Что-то, что на первый взгляд - да и на второй, впрочем, тоже - кажется ужасно постыдным.
"Наверное, мне стоит уйти," - на миг теряется Салем; вместо задуманного она делает обратное. Шаг, ещё шаг к кухне - и полудемоница оказывается лицом к лицу с Адианом, который, похоже, спешил исчезнуть с глаз Иро. К сожалению, красные щёки не спрятать - и это отметила Элке, покраснев отчего-то следом. Нет, нет, надо успокоиться, она ведь ничего не слышала, совсем ничего. Хорошие девочки не подслушивают.
 
- А... Д-да, хотела. Мне надо поговорить... С госпожой Иро, - девочка отвела взгляд, чувствуя, как болезненно сжимается сердце. Возможное расставание со спутником пугало и отзывалось чем-то неприятным в груди. Особенно при осознании того, что они могут больше не встретиться. Может, есть иной путь?   
Может, он и был, но сейчас полукровка его не видела.
     
- Госпожа... Иро, - понимая, что священник уже ушёл и что теперь перед женщиной она стоит одна, сбивчиво начала Элке. Поправила ненароком шапку, не поднимая головы. Как бы так сказать, чтобы не вызвать ни малейшего подозрения у Иро?
Девочка тихонько вздохнула, приобняла себя за руку.
- Вассу бы искупать... И переодеть. А цепь мешает. Можно ли её как-то убрать?

+2

14

[float=right]https://i.imgur.com/NPPkSHC.png
Бледная Иро[/float]Ни один мускул не дрогнул на лице Иро.
К отказу тоже следовало быть готовой и девушка, не будь дурой, была. Печально, конечно, но и это покрасневшее донельзя лицо можно было считать определённым достижением. Разумеется, улыбаться или как-то иронизировать над этим Иро не стала; лишь пожала плечами.
Хорошо.
Пусть будет так.

Васса помотала головой, отказываясь от еды. Фран отступила неловко, не желая отступать, но всё же послушалась пленницы. Это даже в мыслях звучало глупо, — слушаться пленницы, — и Циска это понимала, но подобно Адиану девушка испытывала невольную симпатию к дочери разбойника, как к той, что попала в переплёт чрезвычайно неприятных обстоятельств.
А значит — не было ничего страшного в том, чтобы уступить Вассе хотя бы в этом.
Хорошо, я ухожу. — Кивнула Фран, — Если что, я оставлю еду недалеко. Ты сможешь поесть, если пожелаешь.
После чего скрылась во тьме. Следом за ней пришёл Адиан.

Говори, — Ровным тоном, режущим, тем не менее, словно именитая гномская сталь, заметила Иро, услышав последние слова пассажа Элке.
Как ни странно, за той дело не стало. Задумчиво скрестив руки на груди, Иро свысока — совсем не нарочно — кивнула девочке, давая понять, что она её поняла и над этими словами требуется немного поразмыслить.
Собственно говоря, главный фактор риска заключался в одном — Вассе. Иро искренне беспокоилась о том, что неубиваемая девочка может кому-то навредить, даже сама того не желая. Эмоции — порой ужасная вещь, и Бледная Иро знала это лучше многих.
С другой стороны, в просьбе Элке не было ничего предосудительного. Более того, она была права. Сколь бы ни была справедлива длань Иро, окровавленная полуобнажённая девица в юном возрасте вызовет не менее справедливые вопросы в адрес ревнительницы Ноа.
Ты права. — Спокойно признала Иро и жестом подозвала к себе хозяина дома, который, как ему самому то показалось, удачно схоронился в тени, — Я правильно понимаю, что ты всё приготовил? Принеси вниз. Я отплачу за ваши услуги сполна, не стоит тревожиться.
Затем её леденящий, пробирающий до костного мозга взор вновь обратился к Элке.
Следуй за мной, дитя.

[float=left]https://i.imgur.com/XJRyadQ.png
Васса, дочь разбойника[/float]Вообще-то, Васса хотела поесть. И была немного неаккуратна. Но тут заявился какой-то мальчишка. Она таких много видывала, красавцев писанных! Отец таких, посмеиваясь, называл «голубками»; почему — Вассе было неведомо, да и не интересно. Возможно потому, что в них было изящество голубых дроздов с севера и приятный бледный облик.
Поэтому сперва она испуганно замерла, испытав закономерный страх, а после — рванула со всей силы, намереваясь если не укусить, то хотя бы лицо расцарапать. Цепь натянулась до предела за секунду, потом что-то хрустнуло и Васса осела на землю.
Кажется, теперь потёртости были не самой большой проблемой.
Впрочем, если бы Адиан пригляделся к дочери разбойника в этот момент, он бы заметил, что потёртости очень свежие, будто ошейник надели вот-вот сейчас, что точно не было правдой. А затем хруст послышался вновь, но если до того он сулил неестественный угол шеи, сейчас звук эти недостатки наоборот искоренял и Васса недовольно насупилась.
Не надо. — Гордо отозвалась она, почему-то покраснев. И сердито добавила ещё. — Такие как ты — удел слабаков!

В этот момент раздались громкие звуки шагов Иро и, надо полагать, Элке. Куда более тихие и робкие.
Не стоит пытаться её исцелить, священник, — не изменяя острейшему спокойствию, заметила Иро, — Я же сказала, что она бессмертна. И у меня есть основания полагать, что все раны на её теле заживают быстрее, чем ты можешь подумать.
Раздались более суетливые звуки, а в дополнение к ним — будто кто-то расплескал немного воды, после чего в дверном проёме появился хозяин дома с простой льняной одеждой и глубоким корытом, в котором плескалась ещё горячая вода.
Недавно волшебник захаживал, так он нам бак зачаровал! — Гордо ответил он на несуществующий вопрос в глазах Иро.
Иро в ответ кивнула и жестом отпустила мужчину, после чего обратилась уже к Адиану.
Полагаю, священник, нам стоит оставить их одних. — Иро подошла к стене и эффектно-простым движением голыми руками вырвала цепь из стены. Взор ревнительницы обратился к Элке. — Я не буду запирать вас здесь. Но помни, что выходов кроме как через кухню, а я буду там, попросту нет. Когда всё закончится — громко постучи в дверь, я приду и посажу зверя обратно на цепь. Поняла?

А Франциска в это самое время пила вино.
Ей наконец-то удалось сбежать от всех возможных посторонних взоров, и она наслаждалась этой возможностью сполна.

+1

15

Когда Васса бросилась на него, он заметно вздрогнул, но не отступил ни на шаг. Стоило ожидать этого. Однако слова девочки пробудили в нём не обиду или ярость, только грусть. Каким бы человеком (или нечеловеком) она ни была, с ней так нельзя было поступать. Всё ещё можно было исправить. Ей только нужно было помочь.

- Слабость есть сила, - почти неслышно прошептал он, бросив последний взгляд на Вассу. Очевидно, ей не так уж и плохо, если она не боится натягивать цепь и подставлять ошейнику шею. К тому же, морально её явно ещё не сломали, и порой в её глазах появлялось то выражение, которое священник склонен был относить к её прошлой жизни.
Пересилив смущение, Адиан сделал полушаг в сторону Иро. Он надеялся, что может завоевать её доверие. Нельзя ссориться раньше времени. Она должна поверить.
И она поверила.

Нельзя было не признать, что в тот момент любой был действительно поражён величием Иро. Она казалась сошедшей с неба посланницей богов - может, ею она и была. Они ещё могли избежать её возмездия, но не стали бы.

Холодные пальцы страха разжались, и сердце вновь забилось. Да, у Элке уже есть план. Священнику мучительно хотелось дать ей знать, что он поможет, но он знал, что ничто не укроется от внимательного взгляда Иро. Теперь он может только отвлечь её внимание от сообщниц. Он выиграет столько времени, сколько понадобится, чтобы они были уже далеко. Если ему повезет, он сам тоже спасётся.
Они собирались уйти. Священник пропустил перед собой Иро и обернулся, но не кивнул. Только едва заметно улыбнулся - на прощание.

Франциска была на кухне, явно ценя момент благословенной передышки. Адиан с превеликим удовольствием удалился бы на второй этаж, в снятую комнату, но хотел оставаться в центре событий, и потому просто не мог уйти. Вернувшись на своё место у огня, он вновь принялся за вырезание амулета.
Он не мог поверить словам, всё ещё стучавшим у него ушах, но уже начал соображать, про что можно было поговорить. Все насущные вопросы были отложены на завтра (если оно наступит), но обычный разговор с образом этой девушки не вязался. Решение пришло само собой - Церковь была одним из немногих вопросов, в которых Адиан был относительно силён.
- Думаете, в Церкви ей могут помочь? - он с лёгким сомнением склонил голову набок. - Мне не кажется, что на ней лежит проклятие. Хотя, я могу ошибаться.
Кажется, пока ничего подозрений не вызывало. Было относительно несложно обсуждать то будущее, которому не суждено сбыться, - ведь Элке вряд ли отведет новую знакомую в Церковь.
Он был вполне уверен в своих словах, хотя не имел ни малейшего понятия, откуда тогда взялось это бессмертие. Кто оставил ей его? Это проклятие или дар? И как она им воспользуется?

А эти двое, кажется, не могут не вмешиваться в чужие дела.
Даже если это опасно.
Даже если они потеряются.
Они ведь всё равно встретятся.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 11.08.1214. «В полумраке ночи»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC