http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 10.09.19

Постепенно просыпаемся от лета и окунаемся в тёплую осень!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало осени 1203 года, сентябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?



19 лет
Человек
Рыцарь
Брат Франциски

Любой возраст
Любая раса
Ученики-маги
Ученики Марии

18 лет
Человек
Рыцарь
Брат Франциски

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » Приблизился час восхождения чёрной Луны (с)


Приблизился час восхождения чёрной Луны (с)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Игроки: Wind, Stone
Дисклеймер: идеи витают в воздухе, но Ветерок сказал, что идея смахивает на сюжет манхвы "Убить сталкера". Я не знаю, не читал, однако если что - не претендую, всё такое.
Варнинг: ожидается зоосекс, гуро, зоогуро, каннибализм (?), жестокость, помрачение сознания.


Ведь в этом мире мне нечего больше терять
Кроме мертвого чувства предельной вины
Мне осталось одно - это петь и плясать
В затопившем Вселенную пламени чёрной Луны.
(с) Сергей Калугин и "Оргия Праведников" - "Восхождение чёрной Луны"

Персонажи:
Солнечный Зайчик (крубири) (Stone), 16 лет.
Лунная Дорожка (крубири) (Wind), 17 лет.

http://s3.uploads.ru/Lsdm9.jpg

Птицы зимой улетают на юг, а крубири, чуя приближение смерти, летят на родину. На Ту Самую родину, откуда первый крубири появился впервые - как игрушка, как питомец... Как хранилище и сосуд для бесценного к'руби. Созревая, камень даёт о себе знать, сводит с ума... И мирный, добрый и ласковый крубири в любом случае перестаёт существовать, даже если его тело живо.
Даже если прежде он и не был особенно мирным, добрым и ласковым.

...Мама назвала его Лунной Дорожкой - красивый, пепельный малыш обещал вырасти в крепкого крубири, полного сил, отчаянно живого, слишком живого для их краёв. Хорошее Место, где некогда обосновался Предок, потихоньку превращалось в каменную пустыню - всё меньше живности, всё больше пронизывающих ветров и... И да, лунных дорожек на широких, полноводных озёрах там, где прежде были заливные луга, а ещё прежде - просто луга.
Недостаток питания плохо сказался на Лунной Дорожке: тот хоть и перегнал сверстников в размерах, так и не стал ни массивным, ни особенно пушистым. Стоило тому развернуть крылья, как становилось очевидно, что душа его держится прямо на костях. Если успеешь это заметить, не обманешься размахом крыльев, густотой меха на широкой груди.
Но они все были такие. Юркие, быстрые, ловкие. Жестокие в драке, неутомимые в любви. Лунная Дорожка и среди сверстников выделялся: более сильный, более юркий, более ловкий. Более жестокий и более неутомимый, но кто решился бы с ним спорить?.. Расправит крылья - и совсем не похож на узкую Лунную Дорожку, а очень даже на Луну. Так и прозвали. Чтобы удобнее было предупреждать мальков: "Ша, Луна!". Ховайся, кто может.
Потому что Луна знал о том, что его боятся, и упивался этим. Упивался чужим страхом, болью поверженного соперника, ощущениями самочки, которую берут силой, или самца, который не рад, что весёлая возня зашла так далеко. Неудивительно, что Луна стал изгоем из изгоев: Путешествие сильно повлияло на него, показав другой мир, где не было аналога крубирийской сплочённости и нежности к свои. А если и был, то Луна его не заметил.
Но он прекрасно замечал чужой ужас. Чужая обида бальзамом лилась на душу, а перья на холке сами вставали дыбом, стоило только представить себе остекленевшие глаза гибнущего соплеменника.
Луна не сразу решился: вбитая с детства привычка уважать товарищей долго удерживала его от непоправимого. А потом крепкий клюв впервые сомкнулся на чужом горле, и впервые кровь из распоротого когтями живота пролилась на землю не рядком капель, а полной рекой. Впервые вкус измененной ради к'руби плоти осел на языке.
Сильный, крепкий, живой - отчаянно живой для этих краёв... Он оказался отмечен печатью мёртвого. Чувствительный к чужим эмоциям, он предпочёл не дарить утешение страждущему, а упиваться его страданием. Пить жизнь, вытекающую вместе с кровью. Не согревать нежностью каменное сердце крубири, а крошить его в лапах, - буквально.
И когда настал его час, Луна, как и соплеменники, отправился в последнее Путешествие. Однако для него оно закончилось не в водах моря или в листве деревьев, а на заднем дворе покинутого жильцами дома.
К этому дому память предков вела многих крубири, и Луна не голодал. Отнюдь не голодал.
Некому было вынуть к'руби из его груди: ни создатель, ни потомки создателя больше не ждали ценных зверей на пороге брошенного дома. Теперь там ждал Лунная Дорожка. Слишком старый для своего племени, но всё ещё достаточно сильный, ловкий... Всё ещё слишком не-мертвый.


...Солнечным Зайчиком его впервые окрестила сестрёнка: за яркие глаза и нежно-золотое оперение, за любознательность и мягкость. Солнечный, добрый, Солнечный Зайчик дружил со всеми, от сверстников до стариков племени. За кроткий нрав его любили даже самые отъявленные одиночки: Солнечный Зайчик никогда не причинял вреда соплеменникам, всегда находил для каждого доброе слово.
Когда малыш заболел, на уши встала добрая половина племени. Кто на уши, а кто на лапы: травки искать, а может, и доктора... Не то внутренняя магия помогла, не то находки старших: Солнечный Зайчик оправился от тяжелой болезни, только остался неразговорчив. Потрёпанные лёгкие позволяли или резвиться, или играть, и никогда не одновременно. Запыхавшись, малыш даже имя своё не мог полностью выговорить, а потому так и остался Сол... кха-кха-кха... ом. Ему даже нравилось. Ни у кого в племени больше не было такого необычного короткого имени.
Сол рос, Путешествовал, взрослел. Подарил жизнь малышам и помог избраннице с их воспитанием, поставил на крыло племянников, научился сам искать нужные травки в лесу, чтобы животик не болел, чтобы перья хорошо росли, да чтобы кости не ломило перед грозой, а в его случае - чтобы кашель не снедал, стоит только чуть активнее обычного облететь территорию племени.
Когда настала его пора, он без колебаний последовал за тем, в честь чего был назван - за солнцем. Сол летел, не замечая усталости, туда, куда звало сердце, куда вела память предков, словно следовал карте, вложенной в голову первого крубири создателем. Внутренняя магия, что помогала ему держаться в бою против болезни, сработала снова, дав крубири возможность долететь до места почти здоровым, почти целым. Сердце только ныло, словно став слишком большим для маленького тела. Словно камень поселился под рёбрами, - так казалось Солу, и он неустанно искал в лесу нужные шишки, что унимали боль. Они же туманили сознание, но разве это повод пренебрегать лечением?..
Он не знал, куда ведёт его память предков, и не знал, почему так ноет и тянет в груди. Не знал, что его ждёт.
Знал бы - повернул бы обратно, а то и по-простому бросился бы в море да вдохнул полной грудью.
Потому что первым, что встретило его Дома, было отнюдь не желанное спокойствие и забвение...


Их пути пересеклись в начале весны, когда в этих широтах снег уже не лежал, но деревья только-только начали обрастать листвой. До тепла ещё далеко, до сухости и жара - и того дальше, а голодная живность как раз сбрасывает зимнюю шкурку.
И даже голодная живность за три версты обходит заброшенный, обветшалый дом, где обосновался Луна.
Тот самый, где когда-то жил создатель крубири и его потомки, а потом не осталось ни души.
Тот самый, куда память привела Сола.

+1

2

http://s5.uploads.ru/eTV4z.jpg

Прошедший дождь оставил после себя размытые дороги и вышедшую из берегов реку, притопившую деревеньку неподалеку с нынешним домом Лунной Дорожки. Вернее, домом создателя крубири, насколько понял Луна, успевший изрядно покопаться в уцелевших еще с древних времен записях.
Ему стало многое понятно. И еще большее теперь казалось противным. Как и сами крубири, как и проклятые маги, додумавшиеся играть с живыми созданиями ради удовлетворения собственных нужд.
Впрочем, не ему их судить.

Скрипнула дверь зачарованного дома. Деревянного, всё ещё крепко сложенного, незримого для простых людей и животных, а от того кажущегося каким-то обособленным, не от мира сего местом. Со стороны и издалека он казался развалиной, грозящей рухнуть в один момент, но на деле… Дом замер под невидимым глазу простецов куполом, защищающим его от окружающего мира. Заклинания, прикрепленные к стенам и основанию гением-безумцем, поддерживали его хорошее состояние, прятали и отпугивали непрошенных гостей, продолжая манить сюда гостей желанных, но уже никому не нужных. И крубири летели, точно бабочки-однодневки на свет фонаря. Не находили успокоения и в немом отчаянии сбрасывались в море со скалы, на вершине которой и стоял особняк мага.

Луна сошел со ступенек на каменную тропинку, ещё не высохшую и вкусно пахнущую дождем. Сад вокруг дома был заброшен; большая часть ценных деревьев давно погибла под гнетом разрастающегося вокруг леса, а земля была усеяна ветками и прошлогодней травой, сквозь которую уже выглядывали зеленые ростки. Крубири потянулся, расправляя крылья в стороны, а после поймал собственное отражение из лужи и остановился, недовольно выпуская когти. Он тихо фыркнул собственной реакции: еще бы не быть ему в столь дивном раздрае, между довольством и раздражением. Вот уже с неделю, верно, он питался одной только мелкой живностью, наполняющей леса вокруг. Его сородичи внезапно закончились, а ожидание их начинало затягиваться – и, знаете ли, это оказалось на редкость выматывающим занятием. Ждать того, кто сойдет тебе за обед.
Обед, который будет насыщать, а не давать одну только видимость.

В животе потянуло. Следом за этим предвестием следовало одно, и крубири неловко застыл на месте, не в силах пошевелиться от пронизывающей и тянущей боли в груди. Его сердце, если это можно было таковым называть, уже давно перестало биться, как полагается. Оно пульсировало, отдавая шумом в висках и выпирая из груди бледно-алым самоцветом. Последнее он заметил с полгода назад, когда с жадностью пожирал очередного родича. Уже тогда эта мерзость выдалась вперед, сперва едва заметно выступая из-под кожи. А позже кожа лопнула, и кристалл продолжил свое черное дело. Хорошо хоть Луна от потери крови тогда не помер, а то мало ли... Впрочем, крубири догадывался, почему обошлось: демонский камень жрал его изнутри, вытягивая не кровь, но, наверное, саму душу. Или даже души тех, кого он… Иначе с чего ему становилось так легко, когда…
Не важно.
Пока что камень не мешал Луне сильно, его можно было увидеть, лишь сдвинув шерсть в сторону. Но все-таки эта дрянь росла, постепенно увеличиваясь в размерах. И пока что крубири ничего не мог сделать, кроме как смириться и продолжать жить так, как есть. Не без попыток разобраться в записях мага, пока что безрезультативных...

Лунная дорожка поднял голову: кажется, сезон дождей ещё покажет себя. Весна только началась, снег уже растаял, а с моря всё чаще заглядывает на огонёк дождь. Холодный, колючий, в неизменной компании яростного ветра, вытягивающего прибрежные деревья с корнем, стучащего по старой крыше песком и мелким камнем. Вот и сейчас, чует Луна, буря близко. Наверное, стоит заглянуть к людям. Охотиться в такую погоду – только время терять, а у двуногих… «Может, и они тоже ничего так на вкус?»
Хотя такое внимание крубири бы стал привлекать в последнюю очередь. Мерзкие твари могли позвать магов, а те… Те опасны. И сколь бы он их ненавидел, но одолеть бы не смог. По крайней мере, не сейчас.
Может быть, накопив достаточно сил… Поглотив как можно больше собратьев своих… Но об этом так же не следовало сейчас задумываться. О, нет, ныне важным было совершенно иное, более простое, не требующее особых навыков или склада ума. Просто выжить, что, казалось бы, может быть проще?

Через черту он уже переступил, и его все устраивало. Кроме задержки с поставкой «пищи», разве что.
Дорожка скрипнул клювом, а потом встрепенулся и взлетел в небо; следовало добраться до деревни как можно быстрее, пока не стемнело и не ударило яростью непогоды.

…Уже на подступе к деревеньке он обернулся в человеческую ипостась. Случайную, выскобленную из недр памяти, собранную из последних масок в единую новую. Кажется, сейчас он казался старше, чем прежде. На вид ему можно было дать лет, верно, семнадцать. Вполне молодой взрослый. Путешественник, коих бродит тут так много. Кои не так просты, какими могут показаться на первый взгляд. К такому не пристанут с нелепыми вопросами и, может быть, не откажут в приюте на ночь.
И все бы ничего, и может быть его визит и прошел по старому пути: сперва Луна бы заглянул в местную забегаловку, а после навестил курятник одной пожилой дамы, жившей на отшибе, но тут сердце его жадно встрепенулось, забившись учащенно. Почуяв совсем рядом добычу.
[icon]http://s9.uploads.ru/l2nfL.jpg[/icon][nick]Луна[/nick][status]вечный голод[/status]

Отредактировано Wind (2019-01-26 00:18:58)

0

3

[nick]Сол[/nick][status]я хотел бы выжить[/status][icon]http://s7.uploads.ru/Tf5B3.jpg[/icon][sign]Как ветра осенние да подули ближе…
Закружили голову. И ну давай кружить
Ой -ёй-ёй, да я сумел бы выжить,
Если бы не было такой простой работы – жить.
(с)
[/sign]
Непогода гнала вперёд. Струи дождя подстёгивали, как вожжи подгоняют лошадь, а холодный ветер раздувал перья короной. Несколько раз Солнечный Зайчик ловил себя на том, что клюёт вниз, рискуя в какой-то момент обрушиться прямо на верхушки деревьев, и тут же выправлялся. Один раз несколько взмахов крыльев спасли его от печальной участи быть нанизванным на сухой остов дерева.
Может, было бы лучше всё-таки окончить путешествие, пусть даже и так.
Может...
Но непогода гнала его вперёд.
Сол летел, пока держали крылья, и позволял себе поспать, только пока они высыхали.

Очередной восход солнца застал Солнечного Зайчика в пути. Светло ослепило, а после - высушило мокрую мордочку, подсушило сырые крылья, будто бы добавило сил уставшему телу.
Несколько восходов назад ему ещё хотелось есть, а сейчас Сол раз в сутки заставлял себя напиться и поймать хотя бы несколько мышей или зайца. Ленивые, непуганные животные глухих мест становились лёгкой добычей.
Но чем дальше он летел, тем тяжелее было охотиться, тем осторожнее звери, тем меньше беличьих гнёзд, в которые можно забраться.
Есть уже даже не хотелось. Пить тоже.
Новый и новый восход солнца заставал Сола в пути. Лысоватые вершины деревьев стелились под крыльями коричневым морем, конец которому когда-то должен был настать.

Зачем крубири улетают от дома?
Не зачем, а отчего. Вернее даже будет сказать - от чего. От боли, которая утихает, если двигаться в сторого определенном направлении. От пустоты и ощущения собственной ненужности, которе растворяется, стоит только встать на крыло. От зрелища таких же, как ты, но молодых, сильных, у которых впереди ещё долгие лета игр, баловства, счастья.
Чем старше крубири, тем спокойнее. И вместе с тем тяжелее даётся покой, постоянно хочется сорваться с места, рвануть куда-то... Может, за солнцем, может, прочь от него, каждый вечер силясь перегнать светило. Чтобы первым в море ухнул ты, а не оно.
Зачем крубири улетают от дома?
Чтобы было не так больно. Шишки, что Сол прежде жевал, чтобы утихла боль, сейчас не помогали.

Людные места несложно было распознать: найти хотя бы завалящего тощего зайца почти невозможно, белки, и те прячутся по дуплам, а птицы слишком юркие для голодного, уставшего, не спавшего несколько суток крубири. Один раз Сол поймал зазевавшуюся чайку, ещё дважды находил рыбу, бьющуюся в брошенных людьми сетях. Людское поселение близко. Солнечный хотел его облететь, но ощущение под рёбрами подсказало: нет, ему действительно нужно туда. В мешанину дымовых труб, крытых дёрном крыш, блёклых чепцов и широких плечей. Там нет места таким, как он. Там должны быть только...
Только... - такие, чтобы в людных местах него невозможно было распознать.
Чтобы слиться с толпой.
О, Солнечный Зайчик умел подобное очень хорошо. До сих пор.
Хотя помнить о личине было тяжеловато.

Он знал, что облик его по меркам людей не дотягивает не то, что до старца, но и до зрелого мужа, но всё равно нашёл себе в лесу палку. Сухостой отлично пойдёт на дрова, если придётся разжигать огонь, а пока не настал этот час - сойдёт за опору. Без опоры шлось ещё тяжелее, чем летелось.
Надо было бы хотя бы немного поспать...
Но, пусть сумерки приближались, оставаться в человеческом жилище он не хотел. Не мог. Будет лучше дождаться, пока люди разойдутся, а потом выцарапать из этих их смешных сарайчиков какую-нибудь мелкую живность, сожрать прямо там, не попасться собакам (это важный пункт!) и улететь спать на крышу. Так, чтобы не нашли и не догнали.
А утром - снова в путь. Сердце подсказывало: недолго осталось.
Сердце... Под рёбрами пекло, не переставая. Сол был бы уверен, что его душа вот-вот отправится к предкам, но под рёбрами не только пекло, но и тянуло. Два поворота налево, один направо... Тупик. Сол вышел обратно на широкую улицу, подслеповато сощурился против заходящего солца: со стороны моря ничто не мешало светилу жечь глаза.
Высоких дереьев вокруг почти не было, не было скал. Только дома. И люди.
Много людей. Сол столько не видел со времён Путешествия, а минуло уже... Страшно сказать, сколько зим!
Страшно сказать...
Ему вообще было страшно. Беспричинно, отчаянно, всепоглощающе страшно.
Сол ссутулился, крепче ухватил палку. На него наткнулись, сказали вслед что-то, - судя по гоготу, обидное, но Сол даже не распознал слов.
Особенно сильно прострелило под рёбрами, отдаваясь в руку, и, прижав к груди ладонь, Солнечный почти почувствовал, как в пальцы толкается горячее и жаждущее.
Жаждущее покоя. Свободы.
Жарко...
Крубири качнулся к стене; наткнувшись на кого-то, вскинул невидящий взгляд:
- Извините, - каркнул сухо.
Прежде его обходили стороной, как прокажённого. То, что сейчас не стали - это хороший знак? Плохой? Ему не нужна помощь. Ему нужен покой. Желательно вечный.
Дотерпит до утра? Да хотя бы до ночи?
Дотерпеть бы.
Больно...
Плащ смялся, когда Сол съехал по стене, тяжело опёрся на палку, не давая себе совсем растянуться на земле.
Как же больно в груди...

Отредактировано Stone (2019-01-29 06:40:35)

+1

4

- Эй, эй, неважно выглядишь, - падению Солнечного не суждено было случиться: молодой паренек в тёмных запылившихся одеждах успел подхватить его под руку и потянуть вверх, позволяя опереться на себя.

…И да, Луне не показалось, не почудилось. Это и правда был он. Определенно. Родич по крылу, родич по камню в груди. Родич, чья кровь и плоть спасут его и дадут пожить ещё немного и чуть больше.

На лице Луны улыбка расцвела сама собой; глаза его зажглись нехорошим огнем. Голодным огнем, жадным, алчущим. Ноздри его затрепетали: несмотря на сырость, он чуял приятный запах, исходивший от крубири. И в животе, отвечая на эти ароматы, сразу же требовательно заурчало. Как он заставлял себя лучиться дружелюбием и не сорваться в миг, пожалуй, для него самого было той еще загадкой.

- Ну же... давай помогу, - одна рука скользнула по талии, приобнимая, второй он придерживал ослабевшую руку. Тонкую, что палка, упавшая в грязь. Видимо, дела его родича были совсем плохи.
- Ты, братец, видно… давно не питался как следует. Издалека небось путь держишь? Да… Можешь не отвечать, я сам такой, - интересно, чуял ли этот крубири его самого сейчас или настолько ослаб, что все свои навыки растерял? А эта знаменитая интуиция проклятых шерстекрылых?.. - Только недавно дошел до деревеньки. Кстати, если хочешь узнать ее название, то лучше не спрашивай, тут даже местные сами не в курсе, - доверительно и ласково уточнил он, коротко хохотнув и, попутно, ведя своего случайного и желанного спутника к колодцу. Тот наверняка демонски хотел пить.

- Эй, ты ведь, надеюсь, не заразный? – почти насмешливо. Луна одернул себя и нервно дернул уголком губы, наклоняя голову и косясь на лицо «обеда». Тот сейчас был так близко…
От его запаха все внутри так и дрожало, а перед глазами прыгали темные мушки. Усилием воли Луна заставил себя улыбнуться.

- Сейчас попьешь, поешь и станет легче, - тягуче заверил он, облизывая иссохшие в миг губы и сглатывая слюну.
- Ты ведь так долго летел к своей славной цели… - не выдержал и ухмыльнулся, ссаживая паренька возле колодца и набирая воду ведром. Сейчас на сородича Луна старался не смотреть, уж больно сильно его вид влиял на него самого. Заставлял торопиться... А это сейчас совершенно не дело.

Потому что удовольствие необходимо растягивать. Во всех смыслах.

Луна зачерпнул воду из ведра ладонями — за неимением черпака — и поднес к губам родича.
- Как тебя зовут? - голос его скатился в хрип. Глаза с жадностью следили за малейшим движением.
[icon]http://s9.uploads.ru/l2nfL.jpg[/icon][nick]Луна[/nick][status]из тьмы к свету[/status]

Отредактировано Wind (2019-02-06 22:12:34)

+1

5

[nick]Сол[/nick][status]я хотел бы выжить[/status][icon]http://s7.uploads.ru/Tf5B3.jpg[/icon][sign]Как ветра осенние жали — не жалели рожь,
Ведь тебя посеяли, чтоб ты пригодился.
Ведь совсем неважно, от чего помрешь,
Ведь куда важнее, для чего родился.
(с)
[/sign]
Рывок едва не вывернул руку из сустава: Солнечный совсем ослабел, сил не хватало даже на то, чтобы напрячь мышцы. Запоздало сообразил: к нему... Прикоснулись.
На миг кольнуло ужасом: а что, если видовая магия не сработает? Что, если от слабости и боли он не удержит человеческий облик? Обнаружить рядом с собой крубири может стать для кого-то впечатляющим приключением, но большинство завопило бы и сбежало, бросив истощённого зверька там же, где и нашло.
Впрочем, может, оно и к лучшему.
Сол вздохнул несколько раз; выдохи прерывались намёком на стон, а вдохи просто прерывались, он не мог вобрать достаточно воздуха за один раз. Но почему-то каждый новый вдох давался на толику легче, как если бы рядом был собрат.
Мысль мелькнула и исчезла, не дав толком себя обдумать: Сола потащили к колодцу, пришлось сосредоточиться на том, чтобы переставлять ноги, а не висеть мёртвым грузом на чужом плече. 

- Пап, опять? - Лепесток толкнулась рыжеватой мордой ему под шею, ущипнула плечо клювом.
- Отпустит, - Солнечный Зайчик храбрился, но на самом деле ему и правда было нехорошо. В груди ныло: и сердце не давало покоя, и лёгкие тревожно простреливало каждый раз, когда он пытался дышать глубже.
- Папа, ты балбес! Как же твоя регенерация? - непочтительная дочь хлестнула себя хвостом по бокам, уверенным толчком опрокинула его на бок. Когтистой лапой прижала рёбра, а после улеглась сверху, подняв крылья куполом. Солнечный недовольно ухнул:
- Да ну тебя с твоей этой... Ренеге... регене... тьфу на тебя, остолопка! Понаузнают новых слов в Путешествии, а потом честным отцам клюв выкручивают! Самолечилка это, самолечилка!
- Дурень ты старый, не важно, как называется, лишь бы работало... Иди к дядьке Листику, пообнимаетесь - легче же станет!
- Как же я пойду, если ты меня держишь, противная?!
- А ты бы ещё подождал, пока само пройдёт! Так, может, и в Последний Путь не полетишь, тут тебя и прикопаем, прямо под этим самым дубом!
Дочь была в чём-то права: рядом с другими старыми крубири и правда становилось легче, будто бы сердце, чуя близость таких же, изношенных, вдоволь напоённых кровью за долгие годы, успокаивалось.
Надо было сразу двигаться к Листику или Маргаритке. Да кто же знал, что в этот раз так прижмёт...
- Скоро мне, маленькая... - Солнечный Зайчик поджал под себя лапы, ткнулся мордой во влажный после дождя дёрн. Дочь, не иначе, как распознав накатившую тоску, прекратила гневно сопеть. - Совсем скоро.
- Не хочется? - Лепесток едва-едва слышно курлыкнула.
- Да кому же хочется...
- Так ведь тоже - Путешествие...
- И то верно...
В Последний Путь Сол отправился через луну. Сердце звало в путь. Хотел дождаться из Путешествия отпрысков да посмотреть на них, но оставалось только надеяться, что они встретятся в дороге.
Не встретились.

Неожиданная помощь оказалась кстати. Несколько глотков воды помогли собраться с силами, Сол даже различил отдельные слова в речи, так напомнившей воркование собратьев. Но откуда бы взяться в этих краях собрату? Крубири летят сюда умирать, а этот возмутительно жив и бодр.
- Сол... - крубири привычно проглотил окончание имени; в горле всё равно першило, и договорить бы никак не вышло.
Да и не след ему уже называться Солнечным Зайчиком. Зайчик остался там, в родном лесу, в путь отправилось бледное его подобие.
- Спасибо, добрый человек, - Сол бледно улыбнулся. Хватанул рукой воздух там, где ожидал найти палку, но нащупал лишь пустоту. Тяжело оперся на колодец, оглянулся: верная помощница осталась там, где он едва не отдал душу лесным духам. Вот ведь... Вляпался, как муха в паутину! А ведь надо прийти в себя и убраться долой с улиц, чтобы без помех вернуться в крылатую ипостась. Найти какую-нибудь нерасторопную курицу - и ходу, ходу! Чуть-чуть ведь осталось.
Желудок подвело от голода.
Это ж надо - как хорошо на него повлиял короткий отдых и чистая вода... Как будто бы даже старая болезнь отступила. Дышалось легче - факт. Голод стал чувствоваться.
- Спасибо за заботу, - Сол кашлянул, безуспешно силясь вернуть голосу чёткость. Человек его внешних лет не должен вести себя, как истрёпанный годами старик, - пусть на самом деле он и есть истрёпанный годами старик! Сол уже достаточно хорошо разбирался в человеческой культуре, чтобы понимать: он подозрителен.
Люди не любят подозрительное. Чудо, что этот всё ещё ему помогает.
А не поможет ли ещё немного?..
Нет, нехорошо пользоваться чужой добротой.
Но если хотя бы чуточку?..
Крубири немедленно представилась дочь, кусающая за круп: "Охолонь, старый дурак, пользуйся, пока есть возможность!", и решимость справиться самому угасла.
- А не подскажешь, где здесь можно устроиться на ночлег, если у меня за душой ни гроша, а всего имущества - палка? - Сол просительно улыбнулся. Мысленно охнул: кажется, в этот раз мордочка его приобрела очертания очень симпатичного юноши, как бы не предложили расплатиться за ночлег чем-нибудь непристойным... - Может, - торопливо уточнил крубири, - какой сеновал есть или сарай?
Ох, кажется, лучше не стало.
Да и ладно бы, чай, не в первый раз. Но не сейчас же, когда в любую секунду может вернуться боль! Чудо, что его ещё не скрутило приступом: в последнее время подобные моменты отдыха выдавались совсем уж редко.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » Приблизился час восхождения чёрной Луны (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC