http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 15.09.1214 "Ворота ночи"


15.09.1214 "Ворота ночи"

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://s019.radikal.ru/i606/1609/97/bdb3ed4be119.jpg

1. Дата и время: 15 сентября 1214 года

2. Место действия | погода: таверна "Ворота ночи" на перекрёстке лесных дорог

3. Герои: Фрея, Том Нирре, ...

4. Завязка: В таверне собирается всяких люд. Кажется, более случайных встреч быть не может. Но всё меняет разразившаяся буря, из-за которой покинуть гостиный дом практически невозможно. А значит, придётся некоторое время провести вместе. Но что будет утром?...

5. Тип эпизода: открытый

Отредактировано Tom Nirre (2019-01-10 21:43:01)

+4

2

За окном бушевала метель. Снег все не переставал падать, а холодный ветер подвывал сквозь щели в главном зале таверны. С каждым часом погода все ухудшалась и собирала с округи всех бродяг и сомнительных личностей.
Трактирщик то и дело подкидывал дров в большой камин. Народ старался пристроится по ближе к очагу, чтобы отогреться после тяжелой дороги и просто посидеть, вглядываясь в языки пламени. Несмотря на то, что в «Воротах ночи» сегодня было довольно людно, в заведении было тихо. Гостям было не до веселья, все были уставшие, голодные и замерзшие. Кто-то молча перекидывался в карты, кто-то уже дремал за чаркой, а кто-то просто перешептывался словно боясь нарушить тишину.
Оживление происходило только тогда, как трактирщик возвращался с горячей едой и выпивкой. Только дверь на кухню открывалась, вся толпа зевак синхронно поворачивала голову жадно внюхивалась в сторону прохода, откуда исходили изумительные запахи жареного и тушеного мяса. Впрочем, блюда быстро расходились по заказам и все кто своей порции не дождался, возвращались в полусонное состояние, недовольно бормоча себе под нос. 

Входные двери громко распахнулись от сильного ветра, а через порог буквально вкатилась маленькая фигура в неряшливом, сером плаще, пытаясь безуспешно встать под весом тяжелого рюкзака за спиной.
- Дверь! Быстрей дверь, еб**ь ее в рот, закройте! Холод впускаете, - тишину зала нарушил пьяненький, худощавый мужик сидящий у дальнего окна. Впрочем, весь зал был солидарен с этим мнением, а пару крепких ребят бросили кости и кинулась к фигуре на помощь, заодно захлопнув двери покрепче. Гостью в плаще помогли встать и обтрястись от снега.
- Спасибо, - cсмущенно прозвучал женский голос с под капюшона. Поблагодарив ребята за помощь, девушка сбросила плащ. Это была Фрейя. Вид у нее был довольно неряшливый и чумазый, волосы были засалены, а лицо немытое уже несколько дней.
Скинув с себя довольно увесистый рюкзак, скаут устало потянула его к стойке трактира. Присев, наконец, девушка перевела дух и осмотрела зал. Как только она обернулась, интерес остальных гостей к ее личности резко пропал и все вновь окунулись в свои дела.
- Комнат нет. Все что мы можем предложить вам, это кружку горячего эля и тарелку жаркого, - не оборачиваясь, произнес молодой парень у бара, продолжая разливать выпивку остальным визитёрам. Закончив, он наконец повернулся к девушке, - так чего желаете?
- Не беда. Мне бы чего-то более пряного… - устала произнесла полурослик, отстегивая с разгрузочного жилета части экипировки и лениво скидывая все к рюкзаку, в ноги.
- О, я знаю что вам нужно! Для таких редких гостей, можно и бутылочку Иш-Калафского вина откупорить. Желаете попробовать?
- Угу,- равнодушно произнесла девушка, скинув с пояса несколько металлических крюков и большой моток плетеного каната.
- Дама не в духе, - юноша любопытно наклонился через стойку, глядя на гору барахла под ногами гнома, - арбалет и болты, меч, ножи, маленький топорик, крюки, канаты, фонарь… Ого, да вы прям с гор спустились и как вы это на себе все таскаете?
- А по мне не разве видно? – недовольно ответила Фрейя вопросом на вопрос, наконец сбросив остатки снаряжения с себя. Гном распласталась на стойке уставившись на любопытного бармена. – Ты так и будешь языком чесать или нальёшь барышне?
- Ой! – обеспокоен воскликнул парень – Момент! Простите мое любопытство, не каждый день встретишь девушку-гнома, которая в одиночке спускалась с Синегорья.
Юноша развернулся, немного повозился с закупоренной бутылкой и в скорее унес на кухню наполненную до верха большую, металлическую кружку. Спустя какое-то время, парень вернулся, неся посудину, аккуратно обмотав ее полотенцем, что бы не обжечься и поставил перед девушкой.
- Я взял на себя смелость добавить немного специй, скажите как попробуете, вам понравилось или нет и пожалуйста не обожгитесь!
Запах пряного, разогретого вина в вперемешку с импортными специями приятно щекотал нос гнома. Девушка аккуратно подтянула кружку к себе, с любопытством уставившись в едва булькающую жидкость алого цвета. Фрейя чуть не воткнулась носом внутрь, пытаясь разнюхать букет запахов исходящих изнутри.
- Пахнет приятно. Сейчас попробую, - скаут аккуратно пригубила напиток, потянув немного ароматной жидкости в себя. Почувствовав, как по телу пробежало тепло, девушка немного подобрела - хорошо, спасибо.
- Знал что вам понравится… - улыбнулся бармен в ответ, дальше занявшись своими делами. Гном же задумчиво уткнулась глядя в кружку, отпивая чуток горячего каждым глотком.

Отредактировано Freya (2019-01-11 11:23:18)

+3

3

Орк сбил пепел сигары прямо на пол, не особенно беспокоясь, что по этому поводу думает хозяин заведения. Снега в помещение и так наносили вдоволь, и теперь в этом условном тепле снежок — в середине сентября-то, дар, понимаешь ты, богов, — весело таял, увлажняя доски, солову и домотканные коврики, которым, если Феникс не ошибался, пришел полный и безоговорочный конец.

— Ну эт-самое, — произнёс он. — Такая вот тут осень. Всё экология, эльфы не врут. Экология в этих местах не то чтобы вредная, но непривычная. Снег посреди сентября, например. Но то такое, притерпеться надо, дальше всё зашибись тогда. Я по этому тракту был когда-то на этап ехал, и что я вам, джентльмены, скажу. Там, короче, двофийские шахты и прочие постройки, ну что они там, железо льют или ещё какие-то чудеса. Сколько вдоль этого гномогорья ехать миль — точно не знаю, но так-то дохера, можно ся выспать. То так-то даже и не шахты с заводами, а такая се экосистема, типа этого леса, эльфьего, как его...
— Аортэн?
— Ага, я так и сказал. Типа Аортэнского лесочка, только каменная и железная. Там же реально заблукать можно, и через пару веков экспедиция шахтёров найдёт твой скелет в истлевших лохмотьях и череп с клыками.

Орк сделал глоток из кружки и затянулся сигарой.

— Такое, — сказал он на выдохе и сделал ещё глоток. — Бают, что слапали там когда полуголого пацанёнка, которого вырастили и воспитали токарно-кузнечные станки. Этот дикий малыш умел зубами делать отделку ожерелий и рычал как гномий руногенератор. Слышал, что переучили его на стражника, но чи то правда — не знаю. Он у девули надо уточнить, она дворф со стажем. Горячую сивуху со специями вовнутрь, кто ж кроме горного народа такое осилит! Наш бригадир как-то... это, короче, в Рекне было... Ну вот куда, вот куда ты фрикадельки трескаешь сидишь, а, малой? Ты, говорю, вкушай духовную пищу! Тебе ж никто этого не расскажет, кроме Маркуса, друга твоего лепшего!

На поедающего фрикадельки юношу посмотрели. Тот зарделся, с трудом проглотил пищу земную и материальную — признаться, вкусную, — и устроился в полной готовности к пище духовной, глядя во все глаза на своего лепшего друга орка Маркуса, с которым он познакомился едва ли час тому назад.

— Так наш бригадир, короче, Фокс, к слову сказать, умел жрать очень правильно, не то что вольные. Не сытно, не там как-то быстро, а именно правильно.  Даже промасленную бумагу, в которую рыбу заворачивали, мог так правильно жрать, что хотелось у него попросить и себе клаптик оторвать пожевать. Но один раз только стратил — с дворфийской аджикой, но я джентльменам уже рассказывал за то. Бегал потом такой вдоль моря, махал руками и орал "Воды! Воды!" так, что даже местные посбегались поглядеть на такое невиданное диво. Там, где Фокс пробегал, снег на глазах таял — такой мощности была аджика! Напоминаю, вдруг кто забыл, что объём Изумрудного моря, как было посчитано учёными магами от нехер делать, — около двухсот шестидесяти тысяч кубических километров воды. И чем эти километры ему помогли?

Осклабившись, орк шутливо отсалютовал кружкой гномке, которая как раз согревалась горячим горячительным со специями. Компания за столом, где сидел Маркус, выпивала, закусывала, курила и была совсем не против слушать его байки. То ли по причине их занятности, то ли по причине габаритов дружелюбного татуированного орка.

— В общем, экология тут такая. Доезжаешь до конца этой дворфийской цидатели безудержной куйки железок, поворачиваешь направо на мостик, а под мостиком торчат людищи в одёже разной степени убитости. Так вот, то нихера не демоны преисподней, а рыбаки, бо именно сюда вся гномья инфраструктура сливает всеразличную целебную воду — живую да мёртвую. Бо поскольку вы являетесь, джентльмены, преимущественно дорожными татями и лесными чудищами, далёкими от промышленности, то я вам скажу, шоб вы знали, заводики такие вот, размером с пол-горы, выводят из организма разный мусор. Как человек. Дышит заводик, ссыт и срёт. Перегар он через трубы выдыхает в небеса, говно разное с него вывозят вагонетками особо интеллектуально обездоленные гномики, а ссыт он аккурат под этот вот мостичек. А ссаки — они тёплые, вот на тепло и лезет рыба. А где рыба — там рыбаки. Всё понятно?

Нестройными голосами товарищество татей и лесных чудищ подтвердило, что более чем понятно.

— От! И рыба там настолько нажралась разных ценных тяжелых металлов, что и плавать уже не может от тяжести, а только лениво и степенно ползает по дну, как первобытные кистепёрые латимерии. И ловить её надо не на крючок-червячок, а приматывать к леске грабли. И леску вить из проволоки. Продавать рыбку надо на вес, бо если фартанёт, то фраеру-туристу можно впарить щупарика с поллоктя весом с доспех рыцаря Арклана. Это объясняет цену на рыбные блюда в этой, простите боги, ресторации. Иных причин я придумать затрудняюсь. Так что экология у вас тут дворфийскими стараниями хорошая, но опасная. Горы, суровость взглядов и методов, что поделать.

Орк вздохнул и потушил сигару о стол.

— А за что по этапу-то?.. — пискнул паренёк, поедающий фрикадельки.
— Стражника изнасиловал, — скромно опустил глаза орк, но рассмеялся следом, демонстрируя, что это шутка. Сдвинули кружки, выпили, снова закурили. — Я в ту пору был каптёр несовершенный, сына, как тот гермафродит из сказки, ну помнишь, "я ещё не волшебник, я только учусь". Но уже умел превращать наркоту в денежки заклятием "наркотикус бабкиоза" так мастацки, что архимаг из Гильдии свою палку волшебную бы перекусил от зависти. Ну и путём достаточно долгой и сложной очереди материальных трансформаций превратил я два гектара одного растеньица в ведро денежек. Но на магический след прискакала кавалерия, бо я, как уже говорил, волшебник был неопытный, хоть и завзятый. Ну и пришлось несколько лет созерцать красоты местной несовершенной экологии. Закажи уже, сына, ты целого кабанчика, сидеть нам тут явно всю ночь, а под эти куртуазные фрикадельки только винишко сосать. Рыбец тут, как мы уже выяснили, доверия не внушает и стоит как заказать Идущему преступление против короны. А мы ж не утончённые дети эльфийского народа, и не богачи-дворяне, а суровые волосатые ублюдки. Так что давай, народ, налегай на мясо да жги на все. Маркус Феникс сегодня проставляется за знакомство и просто от широты души да плечей. Но трактирщику передай.
Маркус поднял вверх пудовый кулачище и напряг внушительный бицепс.
— Вот эти игрушки — они не для красоты мне природой отпущены. Если кабанчик будет приготовлен негодно, я его в этом кабанчике поселю и заставлю снаружи ночевать. А пока дайте закурить и выпьем ещё, ну что как неродные...

Мальчишка убежал передавать заказ.
Публика постарше принялась выпивать с удвоенной силой.

Отредактировано Marcus Michael Fenix (2019-01-11 04:02:19)

+3

4

Погода удивила несказанно Тома. Едва вступив в предгорья юноша из вполне тёплой и мягкой ранней осени попал в зиму, и скоро свежий ветер перерос с уверенную метель, от которой уже недалеко и до полноценной бури, в которую не то что пешеходы, караваны на тракт не выходят. Но внутренне мальчишка был рад, что захватил с собой сапоги и снег не застал его врасплох. Просто он надеялся, что его путь не заденет покрытые снегом области, но увы - судьбе было угодно распорядиться иначе.
Таверна "Ворота ночи" внушала парню почтение - внушительное здание на пересечении трактов всегда собирало немало увлекательных историй со всех концов мира, слушать которые Том просто обожал. А в такую метель гостиный двор выглядел втройне более уютным, суля озябшему путнику тепло очага, еду и питьё. И компанию, в которой нескучно слушать всевозможные истории о чужих приключениях. О своих Том распространяться особо не любил - пареньку казалось, что его рассказы куда менее интересные, но немного понимал, что это лишь из-за привычности их. Чужие истории в новинку, поэтому кажутся более яркими, чем свои собственные.
Том постарался как можно быстрее закрыть за собой дверь дабы в тёплое помещение ворвалось как можно меньше колючего снега снаружи. Отряхнув снег с куртки, штанов и сапог, шестнадцатилетний белобрысый юноша прошёл к барной стойке, намереваясь заказать простую еду - ведь еда по сути нужна лишь для поддержания жизни, не так ли? - да согревающего питья. Окинув взглядом зад, юноша стал примеряться, куда бы пристроиться, чьи разговоры вежливо послушать. Или найти кого-нибудь, кто сидит в одиночестве, такие иногда принимали собеседника, если, конечно, не стремились к постоянному одиночеству в силу царящих в голове стереотипов.
Озвучив свой заказ, Том сдержанно-приветливо улыбнулся и обернулся к залу. Куда бы присесть? Или лучше оставаться здесь же?...

+3

5

Зеленый травил занимательные истории, не замечая того, как слушателей в зале становилось с каждой байкой все больше. Кто подсел поближе, а кто просто обернулся, вслушиваясь, уже забыв про еду.
Гном же решила пока остаться на месте у стойки и послушать в стороне, продолжая потягивать бодрящий напиток. Если откинуть манеру повествования Феникса, по большей части он был прав. Промышленная мощь Подгорного народа была велика, а литейные цехи не утихали ни на час. Постоянный запах гари стоял практически везде, а потолки многих галерей в пещерах давно почернели от копоти и дыма. Орк ловко обыгрывал в словах то, что раздражало дворфа на ее родине. Но, сейчас это уже было не важно.
Все юношеские годы Сереброглазая провела в горах и лесах Синегорья, изредка спускаясь в штольни и пещеры по долгу службы. По этому, рассуждения орка о влиянии промышленности гномов на окружную экологию мало ее волновали. Впрочем, послушать это было интересно, особенно з уст такой, весьма неординарной личности.
Отсалютовав Маркусу своей кружкой в ответ, девчонка приветливо улыбнулась. В орке было, что то знакомое и родное. Прямолинейное, искреннее и отважное, пусть грубоватое. Девушка за годы в горах давно отвыкла от сложных речевых оборотов, застольного этикета и прочих манер. В дикой местности, где каждый сугроб снега может скрывать опасность, а затенённый угол грота, чудовище, было не до этого.

Ароматное вино легко било в голову и отогревало девчонку. Демонстрация бицепса зеленной машины по собиранию зубов невольно вызвало улыбку у дворфа. Вино и шутки вернули девушку в норму. Не смотря на то, что заведение было набито весьма сомнительными личностями, компания в трактире собиралась довольно забавная.
Закончив с вином, Фрейя бросила пару медяков на стол и пошла к камину, заодно прихватив с собой насквозь промерзший плащ. Развесив его сушится у большой вешалки рядом с огнем, девушка взялась набивать трубку. Прикурив ее углем, тут же с камина, гном жадно потягивала дым через мундштук, пытаясь после пускать кольца к потолку. К слову сказать, получалось у нее весьма плохо. Сам же табак был на порядок крепче того, что обычно кладут в сигареты или самокрутки, поэтому запах от курева довольно быстро перебил остальные в трактире.   

Устроившись поудобней на табурете и протянув ноги к огню, гном продолжила осматривать посетителей, иногда посмеиваясь на шутками зеленого громилы, бас которого, пусть и звучал не громко, при желании можно было слышать в любом углу зала.

Отредактировано Freya (2019-01-11 21:55:24)

+3

6

Макус в ожидании кабанчика курил, продолжая сбивать пепел на пол. И раздумывал о том, как же оно так вышло. Сидел, никого совсем не трогал, употреблял, так сказать, в пищу в селении известнейшие горские хинкали. Бригадир Фокс, — вздохнул орк, — и тут ты наследил. Так невменяемо жрал хинкали, что даже у сытого желание проснётся. Вонзиться клыками, чубчик откусить, все дела.

— ...ага, и что? — разбойник заинтересованно пододвинулся вперёд.
— А напротив, значит, сидит пара людишек-южан, по статусу примерно владельцы ювелирного, отягощенные патентом и уравнительным. "Смотри", —  говорит самка владельца — "орк-нищий в пижаме в заведение припёрся! Когда уже быдло перестанут пускать в таверны!".
Расстроенно покивав головой, орк вздохнул.
— А у меня, ты понимаешь, брат, упелянд роскошный, и не кривая реплика из Росена, а шерстяной честный Нортран. Стоило за вещицей-то побегать, я тебе скажу. Капюшон, прорези под пальцы для арбалетной стрельбы, дополнительная дырка для натяжки справа, храните, боги, север. Места посадки для застёжек на плечах и номер на затылке — то есть даже дебилу понятно, что не бабушка вязала.
Маркус выдохнул сигарный дым.
— Ну и, ясно дело, он зафактурен, как будто ты из жопы драконьей вылез. Его специально таким делают, его нельзя вылизывать, будто на парад вырядился. В этом соль нортранских витязей. Это не сильно дорогой шмот, но его весьма трудно купить, а вообще так-то это опознавалка, как гномьи ювелирные брюлики или правильные мастюхи на плечах, или рукопожатие. Это для своих, которые пожили. А эта самка, значит, кушает чай и посмеивается над моим видом. Нет, я не против бедных, я против бунта дегенератов. Говорю ей, тётя, говорю, вежливо и корректно, у вас, говорю, штанишки на ляжках репнули и оттуда сало лезет. Когда, культурно выражаясь, вас, уродцев ожиревших, перестанут пускать в пристойные заведения, где честные норды наслаждаются хинкалями?
— Эвоно как...

Вокруг потихоньку таял снег, как в прямом, так и в переносном смысле. Народ отогревался, хмелел и всё больше был расположен к дружескому всенощному кутежу. Температура повышалась, становилась тёплой. До горячей ей, к счастью, пока было очень далеко — где-то расстояние в пару-тройку литров пойла покрепче.

— Бородач такой, самец её, метр-семьсят роста мне — "ты шото хочеш обсудить?". Ну, говорю, мудила, ты чай допей и обсудим. Понимаю, что перед фермершей своей выделывается, но серьёзно — откуда у южан такая страсть к суициду? Извинись, скажи, будьте любезны, наш ты зеленокожий брат, простите нас, не признали прекрасное в силу недостатка образования и вкуса. Так не, полез... Ну, говорю, идёт тогда, щас обсудим вопросы моды, только в штаны не обсудись. Гангстер, курва, ебучий. Король бульвара. Ну и всё завертелось... не поесть теперь там хинкалей. Мне и заведению надолго, кое-кому — никогда.

Оглядевшись, Маркус поднялся с лавки во весь свой огромный рост. Махнул пареньку, который только зашёл с мороза в тепло, и одиноко напивающейся гномке.

— Народец, кстати, вы подсаживайтесь, рассказывайте, откуда и как вас угораздило ворваться в эту хуртовину. Вон парняга налегке, уважаю. И девуля-гномик, которая пьёт молча и курит страсть какую-то, от запаха которой щас погибнут мирные жители, и под стол не свалилась ещё — крепкий люд. Садитесь, стол большой, места хватит. Ты, сына, нас историей угости, вы, леди, табачком, мы вас выпивкой, да и щас кабанчик жареный прибежит, его нашими скромными силами не прикончить. А пока сидим...

Покачав головой, орк крикнул трактирщику на всё заведение.

— Тащи-ка, любезный, к кабанчику ещё и десяток хинкали! Гномы в заведении, уважь блюдами северными.
Маркус подумал и добавил:
— И пепельницу. А то сидим как в хлеву, окурки под стол...

+3

7

Трактир был наполнен многими запахами, среди которых явно преобладал запах табачного дыма. У некурящего Тома запершило в горле, и юноша поспешил приложиться к кружке мёда - так по крайней мере на время можно совладать с кашлем. А вот потом придётся просить воду - мёд не то, что можно пить и пить, а пить придётся немало. Ну не просить же всех не курить! А уходить пока очень не хочется.
Паренёк приветливо кивнул молодой с виду гномке, а потом орку за столом, который их пригласил с прямотой, напомнившей Тому его родную деревню. Правда, там так себя вели не все - репутация Валбери почему-то требовала большей серьёзности - вроде бы негоже знаменитой своими колдунами и ведьмами деревне быть простой и суконной как все прочие, а быть почти городом. И это у неё получалось далеко не всегда.
Белобрысый паренёк подсел к громадному орку, впрочем, стараясь держаться от него на почтительном расстоянии, с лёгким почтительным трепетом поглядывая на его могучую фигуру и татуировки, будучи в состоянии прочитать лишь часть из них.
- Я просто путешествую по миру, нанимаюсь на разную работу, - Том не мог просто так разразиться историями, а и рядом с такой горой вполне крепкий и ловкий для своего возраста мальчишка казался мышонком. - Всякое было... И демоны, и некромант, и заброшенные развалины, и шайка воров в Аварине...
Том замолчал, глядя на девушку-гнома, полагая, что та сейчас будет говорить. А ежели у орка появятся вопросы, то он ответит. А так скорее будет слушать, чем говорить. Ради чего и принялся за еду, смотря на орка, чтобы тот не подумал, что пацан его игнорирует. Никто не любит когда его игнорируют.

+3

8

– Великолепно, с утра не крохи. – стряхнув остатки пепла в камин, Фрейя спрятала трубку в нагрудный карман и подсела за стол к компании, – а что рассказывать то? Я же девка пусть и столичная, но служила и тужила в низкогорье, изредка забираясь в какую-то дыру. В буквальном смысле. Для нас, низкоросликов, выбраться на божий свет уже подвиг и целое приключение. Та чего тебе пояснять зеленый, ты на севере бывалый, сам знаешь… – девушке приглянулась жопка ветчины, о которой успешно забыли слушатели. Отстегнув тренчик, гном вытащила с ножны закреплённой на левой руке, идеально выточенный нож. Отрезав себе ломтик окорка, Фрейя поглотила его прямо с лезвия и продолжила с набитым ртом, – Так фот, дфигаю я ф Росентаун. Там я слыфала, есть гильдия афантюристоф. Попробую пристроится туда. А там как пофезет, – прожевав, Сереброглазая проглотила вкуснятину, потянулась отрезать еще кусочек, но продолжать с набитым ртом не решилась.
– Думаю, работа для меня там найдется. Поднакоплю деньжат и на юга. Посмотреть места диковинные, да попробую рацион местный. Читала однажды в рунописи о диковинных фруктах, похожих на яблоки, только меньше и шкурка легко чистится. А внутри словно семечки подсолнуха, только крупные и мягкие. Рыжий такой. Мангарин или как-то так зовется, да и не важно. Попробовать хочу! Вот. – дворф прервала свой монолог на еще один кусок ветчины. Быстро поглотив свежину, девушка продолжила, – да много чего хочу. Мир большой, а я маленькая, посмотреть все хочется. Один раз живем. Не понимаю я этих «наших» семейных посиделок. Выпить понимаю, поесть тоже. А в норе сидеть триста лет, нет.
Не смотря на то, что девушка разговорился, она не теряла бдительности и следила за сказаным. Фрейя прекрасно понимала, какая компания собралась вокруг нее и знала, что "Серые плащи" на севере такая прослойка общества не очень-то "любит". Поэтому и старалась на своей прошлой деятельности внимание не акцентировать. Основная причина, они не особо церемонились с различной швалью и разбойниками. Разговор короткий, болт промеж глаз или клинком по горлу. Другое дело что и сами "плащи" редко занимались актами героизма и спасением утопающих. У них в горах и без этого забот хватало. Но, если уж бандиту предстоял выбор между сдаться властям и попасть в руки к "плащам", все бы предпочли второе. Никто не хочет встретить конец своей жизни, связанный верх ногами к сосне, на ужин изголодавшимся волкам. 
– А на счет табачка, это можно. Отборное курево, – дворф восторженно достала с нагрудного карма жилетки, которых казалось нету счета, сверток и аккуратно развернула на столе, – попробуй зеленый, только аккуратно, с непривычки можно на несколько часов откинуться. И только после того, как нормально откушаешь, может отбить аппетит напрочь. Кстати, за тем и таскаю с собой. В горах выручает, пожуешь и аппетит, как рукой сняло. Этот сорт низинщики выращивают, тут на севере. Он люто гарчит, но тем и хорош, едрёный!
Слушатели с любопытством и осторожностью потянулись рассмотреть поближе молотую, зеленую листву.
– Кстати, звать то тебя как, имя конечно мое тебе ничего не скажет, но Фреей меня зовут. Богиня любви и войны, вся фигня, эта северная. Хых, – девушка лукаво улыбнулась, – ты как орк знающий, может пособишь. Тем более по наколкам вижу, в нужных кругах крутишься?

Отредактировано Freya (2019-01-13 05:47:09)

+3

9

Орк задумался, затем осклабился в улыбке, продемонстрировав здоровые желтоватые клыки. Видимо, усмехнулся чему-то своему. Вспомнил что-то смешное или подумал о какой-то забавности. Как знать. Однако, хоть он и улыбался, глаза его, глядящие на дворфийку, не смеялись. Он раскрыл было рот, чтобы что-то сказать, но тут принесли заказ. Не кабанчика — тому никак к этому моменту было не поспеть — но парочку уточек, заказанных тому около часа. Тёмная желтизна дымящейся горячей утки удачно дополнялась красным — птица была полита соусом из горных кисло-сладких ягод. Народ обрадовался; сосредоточенный усатый дед, совершенно по-утиному крякнув, принялся разделывать блюдо, никого не спросив. Разговор утонул в гомоне.

— Деду Щукарю разделку доверяю, — твёрдо обозначил орк. — Мужик толковый и всем по справедливости напилит, что такое лесное товарищество знает. Ну, леди Фрея, тогда будем знакомы. Я Маркус Феникс. Этот вот усатый пожилой джентльмен, как уже было сказано, дед Щукарь, старый друг. Знаю его с тех пор, как был ещё смешным милым орчонком возраста вот этого нашего молодого гостя. Правда, в моей жизни тогда не случилось ещё ни демонов, ни некромантов. Да и до сейчас, признаться, ещё не случилось. Ну оно и к лучшему, наверное. Коли назвать своё имя решишь или про некроманта рассказать — не сдерживай себя, сына. Мы тут для поговорить, а впереди вся ночь.

Феникс пододвинул юноше кружку.

— Дальше. Этот вот ушастый организм, который чуть тебе своим длинным носом весь табак не вынюхал, Тётя Тоня.
— Феникс!
— Ладно, брат, шучу. Это Антонио Йотиэль, эльф-следопыт. Любитель природы и сунуть свой нос в чужой табачок. Мальчиш, убежавший к трактирщику добывать кабанчика и сгинувший на этом пути, судя по всему, навсегда, — Шляпик. Познакомились с ним сегодня, но мальчик по ходу славный, хоть и излишне любит, курва, фрикадельки. Эти три мрачных мужика в шубах...
— Тейн, Тойн и Трайн, — кивнули по очереди мрачные мужики Тейн, Тойн и Трайн. Отличить их друг от друга было непросто: широкие лица, одинаковые бороды, даже голоса похожи. И шубы отличались только цветом меха, были рыжей, серой и чёрной.
— Не братья, — уточнил, кажется, Тойн. — Однофамильцы.
Орк кивнул.
— Вот и выяснили. Дед, отец родной, ну ты, конечно, ювелирно нарезаешь. Здоровья тебе и ватаги удачливой.
— Э, — дед махнул рукой, — нынешние-то... Ни дельце состряпать, ни утёнка нарезать, ни княжну уволочь, как мы когда-то.
— Эта мне твоя княжна боком вылезла, — зыркнул на деда орк. — Хоть была маркиза. Но то дело прошлое, и ни к чему за столом про такое. За этим столом всё честно, всё, что на столе, всё для всех. Так что ешьте-пейте, не стесняйтесь, не на приёме по случаю именин королевича Августа.
— Он уже король так-то.
Маркус поднял брови.
— Иди ты! Как так-то? А малую куда дели?
— Сожгли, бают.
— Ну дела. Это точно?
Эльф Антонио усмехнулся.
— В столице после праздничного аутодафе прекрасной Каролины и коронации мальчишки до сих пор протрезветь не могут.
— Ну их, эти престолы, в баню, — глухо сказал Трайн. Или Тейн? — Давайте жрать.

Принялись за уток. Запивали, кто чем. Кто квасом, кто пивом, кто и того чем покрепче.

— Так вот, о кругах, — заметил Маркус, обгладывая крылышко. — Я, барышня, был завязал. И вот этими кругами...
Он показал на татуировки, указывающие на принадлежность к авантюристам.
— И с этими.
Палец уткнулся в наколки кустарные и очевидно тюремные.

— Я теперь, видишь ли, король арены и владыка ринга, бью лица за деньги на потеху залу. Ездил на север по одному дельцу, но итог дельца меня изумил. Ну да хрен бы с ним, не о том слово. Базируюсь в Рекне, но манать тот Рекн, думал штурмонуть столицу, но в виду нынешних новостей про смену власти шо-то как-то неохота. Мальчишка-король это прекрасно, но узнать бы, кто на самом деле там правит. И не ждут ли зеленокожий народ новые приключения. Я не удивлён, что малую сожгли, — при ей альранам хвосты рубили, а орков, я думал, вообще запретят как вид, а она при этом демонов чуть ли не равными озвучила. Я прям обхохотался.
— Что смешного? — эльф был мрачен.
— Если способен над таким смеяться, то смешно, Тони. Не дуйся, душечка.
— Ну тебя, — эльф махнул рукой и поднялся из-за стола. — Пойду уточню, как там дела с нашим заказом, заодно проверю, куда и впрямь подевался мальчишка.
Он учтиво и грациозно кивнул дворфийке и вышел в соседнее с просторным залом помещение, откуда был ход на кухню.

— До ветру пошёл, — прокомментировал дед Щукарь. — Ни разу не встречал эльфа, который честно бы сказал, что на горшок идёт. Прям трагедия, если узнают, что эльфам, бывает, тоже приспичит.
Маркус вздохнул.
— Пусть идёт. Ну так это, леди Фрея, подсобить оно можно. Хоть и завязал, но друзяки-то везде пооставались. Средь авантюристов я был. Да всплыл. Меня Гильдия не так чтобы сильно любит, я, видите ли, предал их высокие идеалы и невкурвимые стандарты. В руководстве там, можно подумать, невролюбимый турборыцарь, у которого из каждой дырки солнце светит.
Орк нахмурился своим воспоминаниям, затем сделал большой глоток из кружки. Вытер рот и снова вздохнул.
— Но, хвала богам, в Гильдии вменяемые люди есть. С определёнными парнями и девчонками расстался полюбовно, связь держим. Могу поговорить за вступление, если, конечно, у тебя есть средства на вступительный взнос. Там с этим чётко, с темы бабок не соскочить.

Отредактировано Marcus Michael Fenix (2019-01-13 04:30:20)

+3

10

Том присел за стол и с благодарственным кивком принял у орка кружку - вставить слово было не так уж просто, да и прерывать немного сбивчивый, но не перестающий от этого быть крайне интересным рассказ здоровяка не хотелось. Правда, правила приличия потребовали вставить пару слов:
- Меня звать Том, - юноша считал себя слишком юным и недостойным именоваться более длинной формой имени, не говоря уже о фамилии.
В кружке вроде бы был мёд. Оставалось надеяться, что общительный орк не станет нарочно подсовывать случайно встреченному в таверне молодому пареньку что-то, что может вызвать скверную реакцию с животе последнего. Зато после первого глотка по телу растеклось приятное тепло, по которому юный путник столь истосковался в дороге через заснеженный лес. Осторожно вытащив сперва одну, а затем другую ногу из сапог, парнишка поджал ноги и стал слушать соседей по столу.
- Гильдия авантюристов? - со сдержанным воодушевлением переспросил Том. - Интересно, сам бы попробовал в неё вступить. Ну или по крайней мере узнал бы, как это сделать. А то порой скучно по развалинам одному шастать. И боязно. А товарищ всегда на выручку придёт. Если это хороший товарищ, конечно.
Девушка-гномка действительно оказалась молодой, пусть и постарше Тома (если привести их возрасты к единой шкале, разумеется). Интересная, правда, пока как следует не узнаешь кого-то, открывать все свои секреты не стоит. Секреты, да. Мелочи можно.
- С некромантом забавная история приключилась, - сказал белобрысый парень. - Я её случайно на дороге встретил, а потом мы библиотеки обшаривали в поисках книг о её племени. А она, оказывается, искала свою колдовскую книгу. И когда нашла устроила пожар... Да, едва с ней совладали. Но ока в самом конце улизнула. Куда-то... Надеюсь, она меня не запомнила.
Впрочем, большую часть времени подросток слушал, а не говорил.

+3

11

– Ох, уж эти "престольные интриги" людей, вечно у них все абы как. Короли меняются как портянки… Хотя, портянки и то, таки реже – Фрейя воткнула нож, в один из кусочков утки, который по румяней и потянула, прямо с тарелки к себе.
Знаком руки девушка дала знать парню у стойки, что она бы не прочь пропустить еще кружку горячего вина.
– То что вы с этим "делом" завязали, господин Феликс, это хорошо. Не мне вам, конечно, нотации читать, но все равно всяко лучше так, – юноша с бара поднес кружку, оставив ее рядом на столе, чему несомненно гнома обрадовалась оборвав мысль, – так что выпьем, господа, за знакомство, щедрость и благополучие нашего зеленокожего собеседника! – Сереброглазая встала и поднесла кружку над столом, а гости повторили вслед за ней.
– Выпьем!
– Накатили!  Ух, хорошо! – посетители вернулись к съестному, а девушка продолжила разговор с орком.
– Значит, вот оно как. С гильдией. Думала проще будет… Странно это, иметь кодекс чести для наемников. Впрочем, если платят и кормят так хорошо, как пишут, то какая мне разница, – закончив со своей порцией, девушка вытерла нож об рукав куртки и спрятала в ножнах.
– Пальчики оближешь. Люблю птицу, она обычно нежнее зверя… А насчет денег, можете не переживать. Где это видано, чтобы гном, да и не при деньгах был. – Фрейя в этот раз искреннее рассмеялась. Еще больше смешок у девушки вызвала реакция Щукаря на уход эльфа. Дворфийка была немного падка на манерных эльфов, а дед шутливо разбил ему весь образ, заодно добавляя в знакомство между собеседниками каламбура.
– Если дашь наводку на правильных людей Феликс, конечно буду благодарна, ну возможно буду должником, если так порешим.

Внимание cкаута привлек пацаненок, который скромно подсел за стол на приглашение орка. Мальчуган присел рядом, за кружкой меда. Такой юный...
– А не молодой ты для авантюристов? Да и опыт у тебя разве какой есть военный? Конечно, будет лицемерно утверждать, что я не равнодушная к твоей судьбе, юноша. Но, если закончишь свою жизнь на первом же разбое каравана… Ну, не хотелось бы – девушка расстроенно вздохнула, обнаружив, что вино в кружке закончилось, – тем более, ты, красив собой. Ни одной девчонке не хотелось бы, что бы твое славное личико "поправил" какой-то доходяга. Но, это что-то меня опять несет.

На полминуты девушка задумалась глядя на дно кружки, но потом продолжила разговор. – Вот что хотела спросить, вот мы едим пьем, за счет уважаемого, а что-то никто особо и не интересуется какой повод-то. За что сегодня господин Феликс проставляется? Явно же причина на то есть. Победа на ринге или успех какой?

Отредактировано Freya (2019-01-14 01:06:10)

+3

12

— Ну вот и хорошо, — кивнул Маркус, когда дворфийка подтвердила, что с платежеспособностью у неё порядок. — Утречком, как проснёмся, если эта пакость снаружи утихнет, отправлю ворона с малявой правильным ребятам. Вот эти три близнеца в разных шубах тоже словечко замолвят, как-никак, люди в Торговой Гильдии не последние.
— Но и не первые, — поспешно уточнил Тойн. Или Тейн?
Впрочем, все трое тут же вразнобой, но уверенно заверили, что похлопочут.

— Вот, — орк закурил и, наклонившись к Фрейе, доверительно сообщил. — Я вообще человек не робкого десятка мужик, но эти трое напугали меня еще на подъезде. Без лишних слов, коротко представившись, шо жуки полезли в таверну. Забили три комнаты нижние — которые вон там, за левой дверью — своими тюками и ящиками, напихали вовнутрь свои квадратные баулы, сели в ряд на скамейке, и синхронно, шо вороны на ветке, стали смотреть на меня. Тут, веришь, почувствовал я себя нехорошо. Как старый кот, хозяин которого завел собаку.

Что-то воронье в лохматых носителях шуб, безусловно, ощущалось. Но то ли они не услышали, что говорит Феникс, то ли сделали вид, что не услышали, но на это его замечание не отреагировали никак. В общем-то, как и орк, стараниями гномьей непосредственности превратившийся из Феникса в Феликса. Обычно Маркус Майкл Феникс немного огорчался, когда происходили такие дела. Но тут словно бы и не заметил.

— Что касается повода, — сказал он после того, как все немного отвлеклись на утку и напитки, — то это не то чтоб успех или достижение. Но случилось кое-какое событие, которое, с одной стороны, позволит расслабиться и накушаться утят, с другой — меня тревожит. Особенно в свете сожжения королев в людских столицах.
Он понизил голос и полным таинственности голосом произнёс:
— Знаете ли вы об Ордене Холодного Пути? Это рыцари, сделавшие своим ремеслом войну. Не одинокие герои и не взбалмошные авантюристы, а настоящие уничтожители. Репутация Идущих мрачная — жестокость их действий обычно беспрецедентна, а молва, склонная раздувать любой случай, только усугубляет зловещую славу, и если бы не их верность короне, то как знать, что бы случилось! Лорды и вельможи прибегают к помощи Идущих лишь в том случае, когда никакого другого выхода просто нет. Идущие не берут пленных, не оставляют на поле боя недобитых раненых, — это их красноречивое послание. Пощады от рыцарей этого Ордена ждать бессмысленно.
Не выдержав, орк рассмеялся.
— Короче, вы поняли. Жестокие профессионалы войны, которыми пугают непослушных детей. Плюс ещё и слухи, что помимо опустившегося сброда, ручьем текущего в рекруты Ордена, Идущие покупают или даже воруют детей для выращивания каких-то магических детишек при помощи черной волшбы и нечеловеческих тренировок. Будто бы это происходит в их мрачном замке на севере.
Он вздохнул.
— Сам я Идущих не видел никогда; ну оно и к лучшему. Что там правда, а что сказки — врать не буду, не в курсе. Но они существуют, они безжалостны, если в россказнях о них правды хотя бы на треть, то репутацию свою паскудную они заслужили. И вот мне понадобилось добраться к ним в замок. Не спрашивай зачем. Понадобилось. И я всеми правдами и неправдами туда дошёл. Ух и поход был, я те доложу...
— Собирался в Орден вступить, орк? — с непонятной интонацией произнёс дед Щукарь.
— Ты смеешься, что ли, надо мной? — хмуро ответил Маркус. — Я и рыцарь. На лошади. Ага. Не, я лошадей уважаю. Но доверия к ним не испытываю. Я прирождённый и неутомимый пехотинец. Мне сподручней пешком, с кольями, в сапогах, огромной толпой. Очень желательно, чтобы беззащитный город доверчиво спал. При таком развитии событий я улыбаюсь, подталкиваю соседей по строю локтями, часто и удачно шучу, проверяю крепость мешков и пут, шуршу петлями. Ликую душой. Вот доступная цель, вот я, вот мешок. Лаконично и прелестно.

Щукарь крякнул, но ничего не сказал.
Пальцы орка постучали по столешнице. Он затянулся и выдохнул дым.

— Так вот вам ещё одна, курва, сенсация. Замок Идущих — пуст. Их там просто нет. Совсем. Двери нараспашку, всё добро лежит где попало. То ли Скорм забрал их к себе всех оптом за заслуги, то ли ещё что, но... вот так.
Это за столом никто не прокомментировал. Но не из равнодушия — задумался каждый. Просто, видимо, каждый думал о своём и озвучивать это не хотел.
— Ну, денег у меня, таким образом, оказалось нерастраченных много, — вдруг с прежней весёлостью загудел Феникс, — вот и проставляюсь. За, так сказать, гибель легенд и отмену сказок.
Взгляд орка, впрочем, не был весёлым. Глаза цепко осматривали каждого за столом.

Дед Щукарь с трудом поднялся из-за стола, немного пошатываясь.
— Пойду-к я, дети, спать, наверное. Через кухоньку, а то ни малого, ни эльфа, только за смертью их и посылать. Гляну, чем они там маются, и на сено тогда. Всем фарта да удачи.
— Спасибо за компанию, дед, — кивнул Маркус.

+3

13

Том отпил из кружки, пожал плечами и ответил:
- Хм, наверное, меня ввели в заблуждение относительно Гильдии Авантюристов. Мне рассказывали, что они что-то вроде искателей приключений, а не грабители караванов... Но спасибо за комплимент, мне давно не говорили, что я красивый, - и белобрысый юноша со сдерживаемой скромностью улыбнулся. - Жаль, жаль, что Гильдия Авантюристов не такая, как я представлял себе до этого... Но уверен, что некоторые её члены гораздо приятнее в общении, чем может показаться. Не так ли?
Тёплая расслабляющая атмосфера, царящая в зале, помогла юному путешественнику почувствовать себя более расковано и увереннее включился в застольную беседу. Хотя даже в таком состоянии он был склонен скорее слушать и задавать уточняющие вопросы, а рассказывать о своих похождениях лишь в том случае, если собеседники станут его о них расспрашивать. Но практика показывала, что народ гораздо больше любит говорить, чем слушать, и когда их слушают. А слушатель из Тома крайне благодарный, в то время как ораторские способности просыпаются небыстро и только если он достаточно уверен в слушателях.
Проводив взглядом орка, парень заметил понизив голос на всякий случай:
- А я видел одного Идущего. Парень на пару лет моложе меня. Вовсе не похож на машину для убийств, скорее на приключенца вроде меня. Да и неудивительно - настоящий воин должен уметь сливаться с толпой, тем более вне боя. Хотя я не представляю, как он пережил обращение... Там вроде какие-то чары накладывают. Жаль, что я его с тех пор больше не встречал. Он тогда поступил смело и сам отдался на суд...
Вздохнув, Том снова немного отхлебнул медовухи. Наверное, скоро пора прекращать пить. Тепло уже стало, но вскоре начнётся опьянение, надо будет не пропустить этот момент.

+3

14

Ситуация за столом, для гнома, наконец разрядилась. Тем не менее, разговор с мальчиком не вязался, а с легко опьянения девушка то и дело путала имена новых знакомых.
\прим. автора: Когда читаешь и видишь одно имя, а думаешь о другом. Спасибо орку, за то, что так обыгрывает мои косяки <3\

– А-а-а малой, то ли я уже настолько пьяна, то ли ты глуп… – дворфийка лениво растянулась на столе, – Авантюристы, это наемники. Им платят золотом за сопровождение торговцев, барыг и прочих джентльменов с большими кошельками. Иногда, они конечно мужики закаленные и суровые. Как вот те трое, – девушка указано кивнула на троицу. – Но, в большинстве случаев предпочитают нанимать охрану из Гильдии Авантюристов. Дело, как ты понимаешь не хитрое, но опасное. На легкую наживу падки многие разбойники, тунеядцы и прочие отбросы общества. Ну, и манера нападать у них тоже обычно грязная. То и дело, кого то хоронят прямо на дороге. Тебе об этом лучше орка расспросить.
Когда Щукарь встал из-за стола, девушка с подозрением покосилась ему в спину. При всех особенностях приготовления дичи на вертеле, Фрейя понимала, что внимания четырех пар глаз считая трактирщика, на кабанчике не нужно. Поймав себя на мысли, что это профессиональная паранойя девушка попыталась снова расслабиться за столом и продолжить разговор с Томом.
– Нет, конечно, среди авантюристов есть и приключенцы, они на заказ богатеям рыщут по руинам и пещерам. Ищут им разные безделушки на заказ. Но, опять же такого клиента надо еще найти. Впрочем, к нам в Синегорье то и дело забредают искатели сокровищ… Правда, добрую треть опять же находили уже в виде скелета, в лучшем случае. Подумай Том, надо ли тебе это.
На этих словах могло показаться, что дворфийка сгущает краски и запугивает парнишку, но на самом деле Фрее, очень не хотелось, что бы кто-то рисковал своей жизнью начитавшись сказок, как она в свое время.
Феникс на удивление Сереброглазой, начал вести себя немного странно и увел разговор в любопытное русло.
– Идущие, ходячие. Вряд ли я слышала о них, орк. Впрочем, судя по твоему описанию, ребята серьезные. Очень сомневаюсь, что их имения находятся на территории влияния гномов. Тогда бы точно знала, о ком ты говоришь.
Дослушав с вниманием рассказ зеленого, девушка улыбнулась, несерьезно подыграв Фениксу, тоже сменила тон на полушепот.
– Погоди, погоди? Я тебя правильно поняла? Ты влез в хату, с твоих слов, к самым отбитым ребятам в северных краях. Обчистил без зазрения совести, впрочем о чем это я… И мы тут сейчас сидим за их счет? И даже не паришься о том, что хозяева могут вернуться и обнаружить пропажу? Ты, либо безумец, либо герой, орчег. – До кучи, девушка хотела сделать какое-то замечание Маркусу, но это было бы просто глупо и немного лицемерно с ее стороны.
Северные края Эноа, суровая и щедрая местность. То и дело на карте появляются новые поселения и деревушки в стремлении освоить дикую округу и так же быстро исчезают под гнетом особенностей этих краев. «Плащи» часто натыкаются на заброшки, в которых еще недавно кипела жизнь. Иногда они разграблены, иногда просто не выдерживают удара суровых северных зим. Фрейя не могла знать, наверняка, что именно орк нашел где-то там, в каком то замке.
– Хая очень любит тебя, зеленый. Ввязываться в передряги и в итоге выходить сухим из воды. Это либо талант, либо сплошное везение. Хотя, как часто бывает, одно второму не мешает.

Отредактировано Freya (2019-01-21 13:39:43)

+3

15

Феникс какое-то время молчал, глядя на дворфийку. Брови были сдвинуты, мощная челюсть сжата. Трое торговцев, одинаковых с лица, следили за ним с молчаливой тревогой. Затем орк рассмеялся, да так, что на столе ходуном заходили кружки и столовые приборы.
— Ну, — задумчиво произнёс он, отсмеявшись. — Что такое авантюрист без удачи? Обчистить замок Ордена, который и найти-то не каждый сможет... Вот была бы потеха. Не, оно, конечно, было бы сильно, однако даже если — люди с функционирующим межушным ганглием такими делами не хвастаются, хоть и, конечно, распирает. Потому как, ежели чего прознают, то иметь на своём хвосте таких чудищ мне совсем не улыбается. К самоубийству пока что прохладен.

Он хмуро улыбнулся.

— Раз уж на то пошло, то ладно, расскажу. Не вижу супротив показатиев. Я, леди, собирался поступить ровно наоборот — дать им денег. Несколько ребят в Рекне меня сильно огорчили. Итог, понятно, предсказуем. После того, как я с ними поговорил, они нынче как в песне поётся — лица стёрты, краски тусклы, то ли люди, то ли люстры. А вот тот, кто за ними... До него мне, простому орочьему работяге, никак не добраться, уж очень оно высокопоставленное. А надобно сказать, что это чмо достало весь Рекн. Революций мне поднимать неохота, опять потом скажут, что вот, демоническое зеленокожее падло разжигает межрасовую рознь, дикий народ. А Идущий мог бы и помочь. Сам этот хмырь мне эту идею подал, потому как пользовался их услугами достаточно часто, а деньги, мразь, тащил из городского бюджета.

Маркус покачал головой.

— Но... деньги не пригодились. И в Рекн я, похоже, не вернусь. Поэтому гуляем на все, заработать я себе заработаю всегда.
Он взглянул на юношу.
— Слышал пару историй про похожее. Как на менестрельнике мальчишка-Идущий устроил цирк, его потом арестовали и казнили, кажется. Или нет, врачи спорят. Но история была что надо, в жизни так не смеялся. Это в районе Аварина было, что ли?

+3

16

Том дипломатически кашлянул, отхлебнул медовухи (стоило остановиться, да, но нужно было добавить немного чтобы склеить разговор).
- Кхм, понятно, - с полной достоинства благодарностью в голосе ответил юноша. - Просто меня обмануло слово "авантюрист", я их представлял исключительно как искателей приключений и исследователей древностей. Собственно, каким бы я хотел быть в ближайшие несколько лет... Ик... Уф, спасибо за совет, буду знать. Не попаду впросак.
Белобрысый паренёк огляделся по сторонам. Вокруг было полутемно, тепло и уютно, випитый горячий напиток разморил парня, так что он даже скинул куртку и мысленно похвалил себя за то, что заранее разулся - с мороза в тепло так просто прыгать не стоит, ведь потом придётся или идти на улицу, где по-прежнему метёт метель, или скорее всего ночевать в куда менее тёплом помещении, чем обильно натопленная главная зала таверны.
- Казнили? - опечалился Том, правда, медовуха не позволила ему повесить нос. - Жаль, вроде славный парень. Хотя это всего лишь слухи, а этих Идущих вроде как с младенчества тренируют выживать в смертельно опасных ситуация... Эх, будет плохо, если его того...
На речь орка юноша почтительно закивал - мол, лихо, но сам он явно в подобные истории вляпываться не хочет, ибо в его случае это будет именно "вляпался", а не вошёл с прекрасным знанием того, куда идёшь и что там можешь ожидать.

+3

17

– А-а-а, э-э-э, экхм, неловко как-то получилось…– Тихо хихикнув, дворфийка грустно опустила голову. – Все эти проклятые стереотипы про орков и твой вид, и вообще. И ты так это «загадочно» сообщил, а я о них ничего не знаю… Да, глупо получилось.
Все слова девушки перемешались, она резко вскочила со стула и активно жестикулируя руками продолжала:
–  Да, и орк себя так торжественно вел, словно куш урвал… Еще раз прости, да вот.
Наконец, успокоившись, Сереброглазая вновь уселась на место, нервно покусывая губу, ей очень не хотелось думать о том, что разговор действительно перешел на серьезные тона.
Феникс же оказался намного более сложной и гибкой личностью, чем кажется на первый взгляд. За суровым, грубоватым видом зеленого орка скрывалась весьма неординарная фигура, которая имела в своей биографии еще много интересных страниц о которых дворфийка могла даже не подозревать.
– Удивительно такое слышать, на самом деле. Конечно, орков я немного встречала, верней вообще с ними не общалась. Но, думаю, если кому сказать, что такие как ты борются за правое дело, пусть даже весьма своеобразным методом, вряд ли в это поверят. Хотя, сложно судить, толком не зная этот мир.
Ковыряя краюшек стола ногтями, гном продолжила расспрашивать Маркуса с интересом, но без лишнего энтузиазма, абы вновь чего не ляпнуть.
–  Так получается, что не один ты желаешь долгого покоя этому товарищу? Не стоит о таком говорить, абы с кем. Сегодня ты пьешь и ешь с случайными личностями, а завтра с утра тебя ведут под конвоем. Спасибо, конечно за искренность и щедрость со стола, но правда не стоит, – почесав голову, гном вспомнила о главном и вопросительно воскликнула, – так, а что там с главным блюдом? Товарищей все нет и нет. Да и трактирщик давненько не объявлялся. Куда они запропастились?

***

– То, как ты проведешь свою жизнь Том, –  продолжила, уже отвечая юноше, гнома, – зависит только от тебя. Кто-то изначально мразь, а кто-то даже среди мразей остается достойным. Все зависит от того как ты захочешь. В гномьей столице обитает один проныра. Он тоже авантюрист, весьма уважаемый среди н-ых кругов. Бер… Бертольд кажись его звать. Серьёзный мужик. Некоторыми его трудами захватывалась, когда была моложе. Вот если его отыщешь в Гракале, то пропусти с ним стаканчик. Наверняка тебя направит на путь истинный. – Задумавшись на секунду, Фрейя дальше потянула монолог, – но, найдешь ты его вряд ли. Он вечно то с магами каким то, либо в отъездах, либо просто не на месте. Но, обычным авантюристом меня язык не поворачиваться его назвать. Тем не менее…

Отредактировано Freya (2019-01-25 02:05:11)

+3

18

— Это верно, — в три голоса подтвердили трое торговцев Тейн, Тойн и Трайн. — Пора бы уже. Пойдем их поторопим.
Прозвучало это почти музыкально, — голоса сложились в терцию.
— Давайте и вы ещё сходите, мало там народу уже.
Орк усмехнулся, потушил сигару о пепельницу.
— Где, и правда, можно столько шляться? — Трайн недовольно нахмурился. — Да и здешнее заведение славится сервисом, а нам давно не несли очередной бочонок пива. Или хотя бы кувшин! Ох, не к добру эта ночь, ох и не к добру. Святая Книга гласит, что изойдет из бездны змий, дракон отвратный, семь глав и десять рог имеющий, а на спине у него усядется дева в пурпуре и багрянце, и кубок златой будет у нее в руце, а на челе выписан будет знак всякого и полного распутства...
— Я её знаю, — заметил Маркус. — Это жена Лорда-командующего ордена Арклана.
Тейн, Тойн и Трайн шутку не поддержали. Вместо этого они поднялись и разношёрстными лебедями отправились прочь из-за стола на кухню.

— Что-то мне это не нравится, — процедил Феникс. — То ли там на кухне портал в райские кущи и никто, как следствие, не спешит возвращаться, то ли...
Орк вздохнул и сказал, глядя на огонь в камине:
— Как-то раз служанка одного знатного господина из аваринских, то есть сэра Френка Ллойда Райта, хоть это и не важно, по неизвестным мне причинам, а, может, задолбавшись мыть посуду за всеми, поступила следующим образом: она подожгла дом, в котором в тот момент находились пьяные гости, предусмотрительно забаррикадировав перед этим все двери, кроме одной. За этой дверью она встала сама с топором в руках и каждый выбегавший получал удар по организму куда придется. Что неудивительно, никто не выжил.

Он обернулся и без улыбки посмотрел на оставшихся за столом гостей.

— Как бы на кухне не завёлся такой вот расторопный слуга. Впрочем, я бы услышал.

Дверь за троицей закрылась. Феникс прислушался, сосредоточился.
Тем не менее, за закрытой дверью не было слышно ни звука.

Феникс огляделся, остановил свой взгляд поочерёдно на каждом из оставшихся в зале клиентов. Затем шёпотом обратился к дворфийке и мальчишке.
— За дверью на кухню не слышно ничего. Ни-че-го, понимаете?

+3

19

Том посмотрел на кружку медовухи, которую продолжал держать в руке, подумал немного и после слов орка о максимально радикальном решении проблемы кучи грязной посуды, исполненном некой аваринской служанкой, решительно поставил её на стол. Конечно, этот рассказ запросто мог быть байкой в той или иной степени, в этом юноша не усомнился бы, но, как говорится, порой лучше перебдеть, чем разгребать последствия. А после упоминания кухни мальчишка вспомнил, что его ровесник, прислуживающий в таверне, как ушёл за новым блюдом, так до сих пор не вернулся, да и вообще за кухонной дверью стало как-то подозрительно тихо, никаких привычных звуков, свидетельствующих о приготовлении еды, вроде громыхания кастрюль или шипения масла на сковородах.
Приблизив ухо к двери, паренёк шёпотом предположил:
- Может, кто из посетителей их скрутил, а сам пошёл убивать кого-то? Я слышал, такое бывает. Хотя это слишком палевно... Вон мы сразу заметили... Может, откроем, посмотрим? Если они связаны, то наша помощь будет кстати. Хотя они могут оказаться того, переодетыми или под чарами какими-нибудь...
Том вопросительно посмотрел на девушку-гнома и орка. Если бы юноша был один, он бы скорее всего уже приоткрыл дверь и прокрался бы внутрь, но сейчас он действовал в команде, а следовательно, мнение команды должно играть решающую роль.

+3

20

– Либо товарищи таки просрали твоего кабана, орк, либо вы все-таки правы и за дверьми что-то произошло. Вы оба точно больше ничего не хотите рассказать? – с шутливого тона Фрейя резко перешла на серьезный, полностью потеряв, лукавый, милый образ. – Послушайте, что бы там не происходило. Пока это не касается, непосредственно меня, я умываю руки. Впрочем… – не закончив мысль, девушка встала из-за стола и направилась к стойке бара, где парнишка беззаботно раскладывал отмытые кружки на полку. Заприметив дворфийку, он хотел что-либо еще предложить девушке, но она отрицательно покачала головой в ответ. Прихватив свою сумку, которую она бросила у стойки, девушка вернулась к столу. Отстегнув от рюкзака ножны с коротким клинком, Фрейя кинула их на стол,  бесцеремонно сдвинув тарелки с объедками.
– …Впрочем. Лишняя бдительность не повредить, господа. Как бы так не получилось, Феникс, что те, кого ты хотел нанять, сейчас охотятся за тобой. – Проверив остроту клинка, вытащив лезвие на два пальца, дворфийка продолжила, – действительно довольно тихо, как для кухни, на которой должна была собраться толпа людей. Проверять, конечно, это я не собираюсь. Если есть желание, валяйте. А мне не хотелось бы, зайдя в дверной проем, получить дубиной по голове.
«Хотела приключений, подруга, вот получила, пожалуйста…»
– Есть еще идеи? – осмотрев зал, девушка поняла, что больше обратится не к кому. Пьяница, сидящий у окна, давно сопел обнимая бутылку, а товарищи, которые играли в кости за соседним столом, уже поднялись наверх, в свою комнату.

Отредактировано Freya (2019-01-31 18:04:53)

+3

21

[ava]http://sg.uploads.ru/xGD0w.png[/ava]

Какое-то время не было слышно ничего, кроме треска огня в камине и завываний ветра за окном. Затем дверь на кухню медленно, со скрипом открылась. Странно, однако несмотря на то, что за дверью должна была кипеть работа и очаг должен был быть готовым к новым заказам, в дверном проёме не было ничего, кроме тьмы. И тишины. Затем, словно издалека, раздался стук каблучков, частый и негромкий, и из тьмы показался мальчишка лет десяти. Одет он был в белую рубашку и черный жилет. На обутых в детские башмачки ногах были шорты и шерстяные гольфы до колен. Сам же ребёнок был очень бледным брюнетом, что усиляло ощущение некоей черно-белости вошедшего.

Выделялись на бледном лице только тёмно-синие глаза, которые сейчас осматривали зал.

Выражение лица мальчишки было скучающим и отстранённым. Словно пресытившийся аристократ, утомившийся принимать просителей, до которых ему нет никакого дела. Взгляд его задержался по очереди на каждом из оставшихся за столом, но задержался лишь на орке. Похоже, остальные его не заинтересовали. Затем он взглянул на пьяницу, спящего под окном, и детское лицо исказила гримаса брезгливости. Он отвернулся, скрестил руки на груди.

Из дрожащей тени, которую отбрасывал ребёнок от факелов и камина, вдруг полезли тонкие проворные лапки. Они схватили пьяницу и сорвали его с лавки. Тот с громким стуком свалился на пол, приложившись лбом. Тени задвинули его под стол. Пьяница не шевелился.

— Там ему и место, — процедил мальчишка, затем повернулся к компании.
Его синие глаза смотрели не мигая. Наверное, так драконы смотрят на сожжённые ими города.
— Говорите, почему я должен оставить вам ваши жалкие жизни. Кроме орка. Ему я говорить не разрешаю.

+3

22

Дверь отворилась сама, никто так и не решился к ней прикоснуться. Том сделал шаг назад, это было не трусостью, а осторожностью, ибо за дверью не просто царила тьма, она заполняла всё пространство кухни, а то и продолжалась много дальше неё, словно дверь, повинуясь чьим-то неведомым чарам, стала порталом прямиком в устрашающий всякого смертного мир Тени. Все вокруг молча смотрели в разверзшуюся тьму, а тьма, вероятно, смотрела на них. И вот из тьмы соткалась фигура, похожая на человеческую, и в корчму шагнул... мальчик. Простой с виду мальчик, причём разительно непохожий на Тома, едва ли не полная его противоположность. У незнакомца были тёмные волосы, он был небольшого роста, слабее с виду, бледнокожий, одет как ребёнок из довольно богатой городской семьи, как говорится, "благопристойной", и в довершении всего обут, обут в аккуратные ботиночки. Словом, совершенная противоположность белобрысому, сравнительно рослому, загорелому, бедно, хоть и аккуратно и чисто одетому и босому Тому. И это взгляд. Взгляд не ребёнка, а него-то другого. Именно чего-то, из-за чего юноша почувствовал лёгкий, но весьма ощутимый холодок. Опасность. Опасность, против которой у парня нет никакой защиты.
Тень мальчика явно могла воздействовать на материальные объекты и наверняка была порождением магии. Скорее всего тёмной, судя по всему антуражу и последующим словам, с которыми таинственный мальчик обратился к притихшим постояльцам таверны.
- Говорите, почему я должен оставить вам ваши жалкие жизни, - промолвило странное дитя. - Кроме орка. Ему я говорить не разрешаю.
Том негромко кашлянул, прочищая горло. Нелепость ситуации была очевидна, но так или иначе отвечать нужно, в могуществе таинственного ночного гостя харчевни сомневаться было бы крайне наивно и самонадеянно. А Том даже после кружки хмельного мёда сохранял способность мыслить и здоровый инстинкт самосохранения.
- Я путешественник, - ответил юноша. - Я брожу по миру и помогаю попавшим в беду. Конечно, если они сами от этого не отказываются. Помогаю всем, кем бы они ни были.
Вроде ответ чёткий и ясный. Самому Тому он бы понравился. А этому странному мальчишке?
И почему он запретил говорить орку?...

+2

23

Дворфийка через силу сглотнула скопившийся ком в горле. Рука невольно потянулся к ножнам.
«Спокойно, подруга, ничего страшного не случилось… НЕТ, СЛУЧИЛОСЬ, СЛУЧИЛОСЬ! ПАНИКА - ПАНИКА… Фрейя, возьми, черт тебя побери, в руки! Это цветочки».
Когда пьяница рухнул на пол, из серьёзного вида, взгляд девушки сменился на осуждающий.
– Хотел бы убить, уже убил бы. Нехер тянуть, иногда такое промедление могут стоить жизни, если конечно она вообще есть, у такой чертовщины, как ты.
Успокоив внутреннее «я», девушка продолжила.
– Послушай мальчик, у меня нет не единой причины перед тобой отчитываться, впрочем, как и у тебя продолжать этот бессмысленный дебош. Я очень сомневаюсь, что у тебя есть действительно серьезная причина поступать так с остальными посетителями, как ты сделал с тем алкашем. Так что прекращай этот теневой театр и лучше сам объяснись.
Встав из-за стола, Фрейя опоясалась ножнами, внимательно проверив каждую заклепку. В сторону ребенка она старалась не смотреть. Ей было страшно. Девушка почувствовала, как мурашки пробежали по коже. Дыхание совсем сбилось, но гнома приложила максимум усилий, чтобы не подать виду. Через силу, равнодушно пройдя мимо мальчика, Сереброглазая подошла к камину, стянув плащ, который успел подсохнуть за время. Стряхнув его у очага, она взялась его аккуратно сворачивать.
– Но, раз нужен ответ. Я из «Серых плащей», – указывая на плащ, продолжила девушка – если, это конечно тебе о чем-то говорит. Один хрен, ты повалил тут всех, так что скрывать мне больше нечего.
Вздохнув, рейнджер закончила с плащем, застегнула его на пару пуговиц и вернулась к рюкзаку у стола.

Отредактировано Freya (2019-02-11 11:08:30)

+2

24

[ava]http://sg.uploads.ru/xGD0w.png[/ava]

— Это правда, — кивнул мальчишка. — Хотел бы убить, уже убил бы. Ваша жизнь и смерть в моей руке, и все эти забавные приготовления тебя не спасут, дворфийка. Я Прайд, смертные не способны причинить мне вред.
Он вдруг как-то совершенно по-детски вздохнул.
— Но пока, судя по тому, что я вижу и слышу, убивать вас совершенно не за что. Вы просто оказались не в то время не в том месте. И к тому же, мне нравится твоя храбрость и его кротость. Если только мне Маркус Граннош по кличке "Феникс" не расповедает что-нибудь о вас интересное. Всё же стол и пищу с редкостным отребьем делили вы, а не я. Случайно или нет?
Глаза его сверкнули синеватым блеском.

Мальчишка перевёл взгляд на орка, который молчал и спокойно хлебал из кружки.
— Маркус Граннош, — тенелапы пробежались по татуировкам орка. — Всегда найдутся такие удивительные люди, которые сочтут, что законы общества — это такая чепуха, которая придумана не для них. Эти необычные люди всегда и во всём идут своим путём, непростым, тернистым даже, предпочитая во всяком деле учиться на собственных ошибках, высокомерно пренебрегая как здравым смыслом, так и советами окружающих. Когда они собираются вместе, то заражают сами себя уверенностью в собственной неординарности и начинают вытворять фокусы поразительные как по глупости, так и бессмысленности. А когда приходит час расплаты, искренне удивляются: как же так, ведь всё у них так хорошо начиналось и получалось, но отчего так нерадостно сделалось в конце?
Мальчишка взобрался на стул.
— Дед Щукарь, он же Роберт Ву, уроженец Болот. Разбойник. Убийца. Похититель. Извращенец и мразь. Антонио Йотиэль, браконьер, убийца и террорист. Маркус Граннош, рецидивист, убийца, похититель, ныне, как я слышал, уличный боец и король арены. Три торговца, которые работают по просроченной лицензии. Саша Шляпик, он же Александр фон Шванцельбёрг Двенадцатый, полоумный граф, промотавший доставшееся ему имение за два года и промышляющий кражами. Фермер-путешественник и бойкая дворфийка из Серых плащей, чьих имён я не знаю. И только эти двое не ищут Идущих, не имеют дел с Орденом в своих интересах.
— Замок пуст, малой, — негромко заметил Маркус. — Ордена там нет.
— Я. Не. РАЗРЕШАЛ. ГОВОРИТЬ!

Сердитый детский крик эхом отразился от стен.
Добрых полминуты Прайд тяжело дышал от гнева, сжав руки в кулачки.
Но вдруг, словно за мгновение, успокоился, пожав плечами, высокомерно улыбнулся.

— Смешно, правда? Я всего лишь ребёнок, не больше. Забавный пацан, в котором никто не увидит угрозы и никто не воспримет его всерьёз. Но даже маленький мальчик способен отбрасывать большую тень. В тени долго прятались проходимцы и мерзавцы. Но с сегодняшнего дня Тень им не рада. Мы же с тобой, орк, уходим. Надеюсь, у путешественника и серого плаща хватит ума нас не останавливать.

Маркус быстро взглянул на дворфийку. Цепко, внимательно. Отвел взгляд, поднялся. Грузно потопал к выходу в метель.
По теням пробежала рябь. Крошечные тенепальчики коснулись щеки Фреи, рук Тома.

— Не ходите в Рекн, путешественник и серый плащ, — сказал мальчишка, не оборачиваясь. — Скоро там будут справлять поминки по орлам.

+2

25

Том аж приоткрыл рот, правда, стоит заметить, уже через секунду взял себя в руки и закрыл его. Но удивление от вида странного мальчишки было слишком сильным чтобы юный путешественник мог говорить, а уж тем более предпринимать какие бы то ни было активные действия. Мёд выветрился вроде совсем и окончательно, уступив место сдержанным опасениям. Тень всегда внушала отроку определённый страх, но до недавнего времени он был не настолько чёток и осязаем, словно туман на рассвете. Однако знакомство с демоном почти что лицом к лицу заставила парня проявлять осторожность во всех делах, где даже казалось вмешательство тёмных сил. Здесь же оно бросалось в глаза и едва ли не кричало о своём присутствии.
Осведомлённость теневого мальчика обо всех присутствующих заставила Тома поёжиться от неловкости, нежели от страха. Вдруг этот маленький монстр поведает и о его собственных грехах? Конечно, он не душегуб, не убийца, закон нарушал по мелочи и то можно по пальцам счесть... Что же до Алисы, но с ней у него ничего такого не было, просто крепкая дружба, очень крепкая...
Рефлекторно отдёрнув руку, белобрысый мальчишка вдогонку спросил неведомого ночного гостя:
- А что именно будет в Рекне? - благо тот ещё не успел скрыться во мраке, его породившем. Дело в том, что была вероятность, что Алиса, не будучи в курсе туманного предупреждения странного мальчика, окажется в ближайшие недели в этом городе. Или не окажется, за это Том не мог поручиться. Но один из самых важных и постоянных клиентов дяди Алисы проживал в Рекне, собственно, благодаря этому подростки и познакомились.

+2

26

— А ты значит, у нас свидетель, судья и палач в одном флаконе… — не глядя на мальчонку, дворфийка продолжала собирать вещи, - причем, весьма избирательный.
Сереброглазая беспокойно глянула на орка. К ее удивлению, зеленый оставался довольно равнодушен к происходящей ситуации.
«Такой спокойный, он уже наверняка с ним пересекался…»
Выдохнув, девушка затянула лямки свернутого плаща на рюкзаке.
— Пока что, мальчик, ты не далеко ушел от тех, кого перечислил. Разве что отличаешься от них манерностью и этикетом. А в тенях, наверняка скрыто то, о чем знать мне очень не хочется. Но, это неважно.
Фрейя вновь пересеклась взглядом с орком. По очевидным причинам, она виновато опустила перед ним глаза. Даже если бы ей хотелось, она понимала, что ничего не может сделать. Видимо, орк тоже это понимал. В какой-то момент, хотелось рискнуть. Действовать наверняка, резко выхватить меч из ножен, таким образом привлечь внимание к нему и сразу же резко метнуть кинжал в пацана левой рукой. Он не успеет увернуться, да! Точно…

Рука девушки невольно потянулась к рукояти клинка и тут же дрогнула, почувствовав холодное прикосновение тени у своей щеки. Окончательно осознав, что все это закончится плачевно, дворфийка смирилась с происходящим. Она ничего не могла изменить.
— Стой!? Зачем тебе он? — с блеклой надеждой в словах, Фрейя попыталась если не остановить мальчика, то хотя бы выиграть время, сама не понимая, зачем.

Этот открытый мир, каждодневно меняющийся перед глазами молодой гномы, беспокоил ее. Сереброглазая никогда не строила иллюзий о том, что ее ждет за Синегорьем. Она не боялся снежных чудовищ и монстров, скрывающихся среди теней гротов. Так получалось, что приходилось убивать по долгу службы и преступников.
Но, с таким она столкнулся впервые. Девушка не знала, как ей лучше поступить.

Отредактировано Freya (2019-02-21 14:40:55)

+2

27

Мальчишка остановился. Путешественники видели его со спины, но было заметно, что он ощутимо напрягся. Он пожал плечами. Жест получился неестественным. На какое-то короткое мгновение стоящее перед ними чудовище по-настоящему стало тем, чем казалось, — мальчиком, который очень далеко забрался от дома. Но лишь на мгновение.

Когда он обернулся всем телом, глядя на дворфийку, в глазах его не было ничего, кроме холода и злобы.
— Ты говоришь, что я недалеко ушёл от них. Я. Ты говоришь это мне.
Он сделал шаг навстречу Сереброглазой.
— Ты, выбравшись из подземных сводов, где всё подчиняется вашему закону и вашей правде. Ты, Серый плащ, вершительница и власть. Вдруг, оказавшись на поверхности, усевшись за стол с самым низким сбродом, бросаешь мне обвинения. Тут, на севере, где медведи задирают малышей, а в пещерах скрываются некроманты, пока местные скальды восхваляют пиры пьяных воинов. В мире, где под лепестками роз лежат изуродованные тела замученных детей. В мире, где убийство легко, привычно и безнаказанно возведено в доблесть, где "убить" — самое древнее слово. Где между обществом демона и человека удобнее выбрать демона, потому что от него хотя бы знаешь чего ждать. Что ты знаешь об этом? Что вы, ты, он, что вы видели? Справедливость, счастье, весёлые песенки, цветочки и красивые домики? Цветочки растут на могилах, а в красивых домиках каждый день творится беззаконие и произвол. Снизу доверху.

Мальчишку трясло.
— Да. Я судья и палач. Хорошие люди умирают. Мерзавцы чахнут над грудами золота. Отвратительные твари, которые называют себя Идущими, демонические порождения и машины для убийства, уничтожают что угодно по приказу мерзавцев. И всё законно! Честно! Как будто так и надо! Но больше так не будет!
Тени ходили ходуном. Казалось, Прайд забыл о контроле, и они жили своей жизнью. Сами по себе.
— Это ведь как бывает. Ты растешь, и все детство слышишь, что надо быть добрым к другим людям, что причинять другим людям боль — это плохо, а потом тебя посылают на войну и требуют от тебя, чтобы ты убивал. Что в этот момент происходит у тебя в голове, а? Скажи на милость? Теперь у мира будут новые законы. И следить за их соблюдением буду я. Судья. Высшая справедливость!

Последние слова, наверное, должны были звучать веско и сильно. Однако голос мальчика дрожал, а под конец он и вовсе сорвался. Похоже, дворфийке удалось задеть его за живое. И вдруг из него словно дух выпустили. Дрожь в тенях исчезла, да и сами тени вернулись в положенную природой норму. Наступила тишина. Мальчик закрыл лицо руками.

— Орк, — глухо сказал он из-под ладошек, — мне не нужен. Если он говорит правду, и в замке Ордена никого нет, то всё напрасно. Кто-то из вас может это подтвердить?

Отредактировано R.B. (2019-03-16 18:17:08)

+3

28

После слов мальчика лицо дворфийки помрачнело.
— Вот как, — собрав всю волю в кулак девушка подняла взгляд на мальчишку, — возможно, ты прав. А, возможно, нет, — тихо продолжила Фрейя глядя на то, как беснуются тени вокруг Романа.
— Сегодня я убиваю преступников, а завтра хороших людей… Послезавтра я спасу ребенка, а через день вынуждена буду бросить его в буране на съедение дикими зверям, что бы спастись самой. Так кто же я?
Весь монолог мальчика состоящий из подросткового максимализм бесил Сереброглазую. 
— Не бывает черного и белого. Нету справедливости и несправедливости. Есть только жизнь и смерть. Все. Ты юноша решил, что можешь по своей воле вершить судьбы других. Что же, раз так случилось, значит на это есть воля богов. Ты сам определяешь кто ты есть, но никто не дал тебе права решить за других. Возможно твои рвения и благородны. Но, мир ты не изменишь. Мир существует по своим правилам, и ты не сможешь его контролировать.
Иди своей дорогой, я не буду пытаться остановить тебя…

Видя, как обстановка накаляется, дворфийка прервала свою нотацию. Ей не хотелось строить из себя героя, особенно сейчас, когда рядом Том, который тоже может пострадать.
— Все в этом мире меняются. И люди, и орки, и гномы и все остальные. Подумай над этим прежде, чем убивать кого-либо. Я не вижу причины Фениксу тебе врать. Он, возможно не самый чистый на руку в прошлом, но кто из нас полностью чист, — уходя от прямого ответа, Фрейя попыталась оправдать орка.
Перетянув с силой все лямки на рюкзаке, дворфийка едва сдерживая внутреннее презрения к словам Романа села на стул у стола, за которым еще не давно пировали ее новоиспеченные знакомые. Сжав кулаки, девушка уронила слезу на стол. Не столько из-за печали к убитым, сколько из-за бессилия и понимания, что, все случилось так как случилось.
Никогда, наверняка, не знаешь, что тебя ждет впереди, — уже про себя произнесла девушка, потянувшись к кружке.

Отредактировано Freya (2019-03-22 01:08:14)

+3

29

— Ты мог просто спросить, малой, — мягко заметил орк, положив руку на плечо мальчишке.
Тот дёрнулся, желая, видимо, сбросить тяжёлую ладонь, но не стал. Просто стоял, закрыв лицо руками.
— Я не хотел бы жить в твоём мире, — добавил орк. — Но и в этом мире тоже жизнь не сахар. Ты знаешь, кто я, а я знаю, кто ты. И не спорю, ты имеешь право хотеть мести. Но не с того ты начал. Побратимов не вернёшь, я так полагаю, ну и хрен бы с ними, оно так и должно было кончиться рано или поздно. Нам, сидельцам, присущ фатализм. Знать, судьба такая. Все под богами ходим.
Хмуро сказал это Маркус. Но твёрдо. Сжата была тяжелая челюсть, но сделанного не воротишь.
Опасную, казалось, игру затеял орк. Мальчишка по имени Прайд уже продемонстрировал, что не любит советов и не хочет их слышать.
Но сейчас он молчал.
— Знать не знаю и ведать не ведаю, на кой им всем Идущие понадобились. Но замок действительно пуст. И вот в чём ирония...
Огромная ладонь Феникса мягко, но уверенно взяла ладошку мальчика. Тот отнял руки от лица, взглянул на орка. Феникс достал из-за пазухи смятый листок и протянул ему.
— Вот доказательство. Читай.

Прайд пробежал письмо взглядом и...

И заплакал. Сел на лавку, отвернувшись от всех, глотая слёзы.

Помятый листок бумаги лежал на столе среди крошек, объедков, разлитого пива.

Сказано Кольтирой. Тому, кто найдёт.

На чём держится мой Орден? На поддержании во всём мире уверенности, что в случае чего мы пойдём на любую гибель. Вот только на этом единственном мы и держимся. Все, что подрывает это правдоподобие, для Ордена Ледяного Пути гибельно. Ну вот так получилось.

В голове у нас всё временное. Всё на случай штурма, на случай эвакуации, на случай броска. Временные дома, временные города, временные идейные построения в головах. Всё это я вижу. Как вижу и то, что если мы начнём каяться, кланяться, гулять по улицам с дамами подобно арклановцам, уверуем в гуманизм и прочее — нас просто разгонят, как цирк, не оправдавший кошмарных ожиданий. Без выплат. Нам даже условий для капитуляции не выдвигают. Поэтому, хорошие мои граждане Королевства Святой Аверон, будете смотреть представление до конца. Вы хотите именно этого, хорошие мои. Хотели бы другого — предлагали бы другое.

Нам нужно непосильное. Единственное, что не прощает Орден власти короны, это когда власть тиха и благостна, когда власть не гарантирует неподъёмных задач. Мы можем вернуть всё, отдать всё, вежливо утопиться в океане, но от вас, сограждане, тёплого слова не услышим. Но мы не стесняемся, не просим прощения за то, что мы вот такие. Мы сами на себя смотрим с изумлением. Но понимаем, что нас, не очень грамотных, не очень добрых, не таких уж светлых, не самых чистоплотных и вежливых, объединяет в этом забавном общежитии только одно — перспектива войны на уничтожение.

Когда-нибудь корона вспомнит о том, что у них есть Чёрный Ворон.
Но вот найдёт ли тогда Чёрный Ворон нас?

Мрачный замок в горах пуст. Он ваш. Живите среди пропитанных страданием стен, или сравняйте его с землёй. Мне всё равно.
Идущих осталось очень мало, и скоро не останется совсем. Идущие не нужны.

И когда королевство начнёт трещать по швам, над миром нависнет то, ради борьбы с чем нас и создавали, вы перережете друг друга, а остатками попирует Тень, среди плача и криков, вы услышите, как горько смеётся эльф.

Это будет концом Пути.

Сказано Кольтирой.


Орк устало и грузно сел за стол, налил себе пива.
Снаружи завывал ветер, стучался в двери.
Избитый пьяница зашевелился, застонал.

— Спасибо тебе, леди Фрея, — сказал Маркус. — Где ж мои двадцать лет тому назад? Нешто я б такую барышню пропустил? Нешто б я её в ганзу не зачислил? И ты, сына-путешественник, тоже молодец. А ты, малыш де Бо, который забрался так далеко и нашёл так мало, возвращайся домой.
При упоминании фамилии "де Бо" мальчишка дёрнулся.
— У меня нет дома, — сказал он глухо.
— У всех есть дом. Трактирщик там жив ещё?
Прайд де Бо кивнул.
— Кабанчик-то, поди, подгорел уже, — запечалился орк. — Ну, зато есть утка. Есть будешь, демонёнок?
Демонёнок удивлённо посмотрел на орка, на дворфийку, затем на юношу.

— Все глупцы, — сказал орк. — И я и даже ты, гордынчик. И сына тоже дурил, полагаю, кто в его возрасте не дурил? Вон тебе девчонка правильную вещь сказала. Мы глупцы, но не такие уж ублюдки. Ты терял и убивал, ну так и мы тоже. Давай помянем народ. И твоих, и моих. И всех, кого потеряли. Да, девочка? Согласна?

По теням пробежала дрожь. Но ничего опасного или пугающего не случилось.

— Странная мы компания, — добавил Маркус неожиданно печально.

За столом сидели мальчик-путешественник, усталый орк, печальная дворфийка и всхлипывающий демонёнок.
За дверью трактира завывал ветер.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 15.09.1214 "Ворота ночи"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC