http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 10.09.19

Постепенно просыпаемся от лета и окунаемся в тёплую осень!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало осени 1203 года, сентябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?



19 лет
Человек
Рыцарь
Брат Франциски

Любой возраст
Любая раса
Ученики-маги
Ученики Марии

18 лет
Человек
Рыцарь
Брат Франциски

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 7.09.1214 - "Не "украсть", а "реквизировать"!"


7.09.1214 - "Не "украсть", а "реквизировать"!"

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

1. Дата и время:
Седьмое сентября 1214 года, поздний вечер, плавно переходящий в ночь. Темные делишки, в конце концов, с утра не делаются.

2. Место действия | погода:
Рекн, портовый район, полупустые доки и, в частности, судно "Анабель". С одной "н". Довольно массивный на вид торговый парусник, из темной древесины, с парусами в серую полоску.
На улице - отвратительная сентябрьская рекнская погода. То есть, воющий ветер с моря, периодически моросящий дождик, и холод. Не зимний, приятный потрескивающий морозец, а тот холод, который обычно заслуживает пару бранных слов. В Рекне, правда, ему отводят целую тираду. Да. Прохладненько.

3. Герои:
Жони Два Лица, Варгест, Сервилия\Каэ'Хи

4. Завязка:
Ни одна веселая история не начинается без выпивки. Нет, серьезно, когда вы слышали в какой-нибудь корчме рассказ, начинающийся с "как-то раз я ел салат, как вдруг...". Вот и в этом случае без алкоголя, огромных его запасов, не обошлось, по крайней мере для двух представительниц не слишком законопослушной части Рекна. Честно говоря, ни Жони, ни Варгест даже не помнили, как именно они пришли к идее украсть чей-то корабль, но вот тот факт, что эта идея засела в их головы плотно, был, в общем-то фактом. Да и корабль рядом тоже был вполне подходящий - большой, надутый, будто объевшаяся крыса, которую, правда, ласково звали "Анабель". В конце концов, не угонять же какую-то драную шхуну! Вот эти двое и решили его ук-... Реквизировать.
Другая сторона этой истории, правда, была менее веселой, и пьянок в ней не было вовсе. В основном потому, что для Сервилии, это был рассказ об освободительнице, которая прокралась ночью, тайком, когда команда ушла в ближайший кабак, на корабль, с четкой целью - разбить чем-нибудь тяжелым цепи и оставить ни с чем проклятых работорговцев, планирующих сбыть живой товар на континенте. И, в общем и целом, ей вполне это удавалось, разве что в какой-то момент полуэльф услышала характерный звук шагов. Не слишком четких, явно заплетающихся, но все же шагов. И, кажется, идущих было двое.
И одним из них был... ребенок? Карлик?

5. Тип эпизода:
Открытый.

+2

2

У Варгест не было никаких проблем с потолком таверны, это у потолка явно были проблемы с Варгест. Во всяком случае, трактирщик с мученическим стоном наблюдал, как рогатая каланча уходит, помотав головой и выдернув свои рога из балки, роняя на пол немножко щепок из опорной балки. Дерево, по крайней мере, пока не начало хрустеть, что уже должно радовать.
Варг с самомнением кошки и грацией картошки протопала к столику с двумя большими бутылями крепкого алкоголя, еще умудрившись парой пальцев придерживать закусь, а подмышкой зажимать свой громадный меч. Впрочем, несмотря на то, что сопутствующий ущерб подобного маршрута был довольно солиден, судя по количеству всякой ругани, но пока что никто не предпринимал никаких враждебных действий по отношению к Варгест. Сегодня уже  несколько особо смелых матросов уже на своей шкуре ощутили, что Рогульки довольно тяжелая рука и выбесить ее очень и очень легко. Больше смельчаков не было.
- Так значит… позаимствовать корабль? Типа… взять, да? - переспросила Варг у своей собутыльницы, которая была ей наверно даже меньше, чем по пояс. Пристроив бутылки и тарелку на стол, она поставила на пол, опирая на столешницу, свой громадный меч, чтобы цепь от эфеса ей не сильно мешала орудовать правой рукой.
Наверно если бы Варгест не пропила весь запас здравого смысла и могла бы адекватно воспринимать реальность, украсть корабль было бы тоже достаточно легким и нормальным для нее занятием. Вот только Рогулька бы уже тогда гребла бы на свой собственный корабль, что торчал в заливе около порта и планировала, что когда намеченная жертва выходила бы в море, тогда напасть, наделать в корабле несколько дырок и взять с командой головорезов корабль на абордаж. Но сейчас такой план, состоящий из столь большого количества пунктов, в голову Рогатой не приходил. Там царила сущая неразбериха, состоящая из пьяных мыслей, которые закручивались в какие-то причудливые идеи, в духе «построить второй корабль из подручных материалов, поставить рядом с первым, чтобы никто не заметил пропажи в первый момент» и тому подобных вещей.
– Ну хорошо, так чего же мы ждем? - Варга  опрокинула в себя большую часть бутылки и после этого сильно хлопнула левой рукой по столу. Из рукава рубахи в сторону Жони полетело два отравленных дротика, которые просвистели недалеко от ее головы и влетели в стену. Варгест посмотрела на это и зашлась пьяным хохотом. У нее редко получалось «случайно» разряжать свой арсенал, но сегодня видимо такой день. Наверно еще как-нибудь умудрится бомбу себе под ноги уронить.
–Ну раз ты до сих пор жива, у нас явно что-то да получится! Пошли смотреть, что за корабль, - не дожидаясь согласия собеседницы, Рогулька допила остатки бутылки одним махом и пошла из таверны, в одну руку прихватив меч, а другой подняв Жони, словно та уже успела дать свое согласие. Из головы до сих пор не выходила мысль построить что-нибудь этакое, чтобы замаскировать их великий план, о котором, наверно, если сейчас знала вся таверна, то через пару часов будет знать весь Рекн. Но всем будет наплевать, это же очевидно.

+1

3

Вероятно, начать стоит с того, что задавала вопрос Варгест пустому столу. Совершенно пустому, вполне обычному, столику, за которым никто не сидел, хотя отодвинутая табуретка с парочкой поварских книг на сиденьи, а еще две пустых кружки, все же говорили о том, что кто-то здесь когда-то сидел. По крайней мере недавно. И внезапно появившийся кулак с оттопыренным указательным пальцем, обращающим внимание полудемоницы на потолок подтвердил эту догадку, хотя и выглядел довольно странно. Хотя бы потому, что сам кулачок был довольно маленький, и в качестве перчатки у него была одета, кажется, чья-то кожа, крайне сильно напоминающая человеческую по цвету, с жирными красными точками там, где должны были располагаться ногти носящего эту самую перчатку.
- Именно! - раздался из под стола скрипучий голосок, после чего кулак схватился за край столика, подтянул свою владелицу и благодаря этому уже через мгновение на Варгест таращились два желтых глаза, зрачки которых из-за довольно неплохо освещенной таверны напоминали тонкие черные линии.
- Но не просто взять! У меня есть план... Тшш.. - начали было два глаза под капюшоном, после чего развернулись к табурету с книжками, проплыли в его сторону, а затем, кряхтя, забрались на него и вот напротив демоницы уже сидела довольно бедно выглядящая персона, одетая в основном в лохмотья. Но с маникюром, сделанным поверх человекоподобных перчаток. А еще с крайне бледной, практически бледной кожей лица, на фоне которых тоненькие красные губки выглядели довольно куклоподобно. А еще они не двигались во время разговора.
- Мы ждем ночи. - начала фигура, поставив на стол третью кружку, которую, видимо, Жони как раз подбирала с пола, после чего сделала обеими руками знак «стоп», будто призывая Варгест вслушаться в слова маленькой полудемонши — Потом идем к кораблю. Садимся на него. -
Каждое короткое предложение сопровождалось передвиганием какой-нибудь кружки, перечницы и солонки по столу, будто этими предметами Два Лица показывала, насколько прост и гениален ее план.
- И уплываем! - завершение сопровождалось всплескиванием руками, будто только что зеленокожая показала фокус, а не рассказывала безусловно гениальнейший план по краже целого судна в два тела. А еще двумя пролетающими над головой гоблиноподобной фигуры дротиками, на которые Жони смогла только недоуменно посмотреть, обернувшись и уставившись в стенку, а потом вернувшись к Варгест, будто это не из ее рукава только что вылетело два снаряда.
- Пшш-пшш-пшш! Стой. Рано. - тут же остановила маленькая воришка рогатую полудемоншу, снова призывая ее остановиться, на этот раз вытянув указательный палец так, будто в разговоре оставалось что-то важное — Сначала надо выпить. -
Жони редко напивалась. Обычно она наедалась до отвала золотом и, если могла себе позволить, отлеживалась где-нибудь, но алкоголь, в целом, тоже был в списке тех вещей, которые воришка периодически употребляла. Невероятно, но эта огненная вода часто помогала. В особенности в торговых делах. Или когда ей надо было пообщаться с той прослойкой общества, которую звали «пиратами».
«Тюк» - раздался тихий звук удара, когда кружка встретилась с фарфоровой маской на лице Жони, пытавшейся закончить третью кружку грога, что она заказала, заставляя полудемоншу пустым взглядом оценить состояние сосуда в ее руках. После чего в голову пришло осознание своей ошибки, и свободная рука, левая в третий раз показала указательный палец Варгест в жесте «погоди», после чего приспустила немного фарфоровую маску, открывая полудемонше-собеседнице вид на нормальное лицо Жони. Зеленое. Зубастое. С кольцом в носу. И довольно детским на вид, разве что «детским» уровня бедных детей Рекна, выпрашивающих мелочь себе на хлеб. Продлилось это показывание, правда, недолго, учитывая, что уже через мгновение массивная кружка закрыла обзор для пиратки, и спустя три глотка маска была возвращена на свое место, третья пинта поставлена с характерным ударом на стол, а обе руки Жони взметнулись вверх.
- Вухху! Да! Вот теперь пошли! - прикрикнула мелкая воришка, совершенно упуская из виду тот факт, что пока она вскидывала руки, мир вокруг нее метнулся куда-то вперед. Весь мир, кроме нее. И, возможно, то было либо землятрясение, либо боги решили передвинуть этот безымянный кабак в другое место, и Жони просто не посчастливилось именно в этот момент оказаться там. А может, она просто перебрала и рухнула спиной назад со своей табуретки с книжками-сиденьем. И, судя по боли в затылке, последняя версия все же была самой правдоподобной. Это, а еще тот факт,что теперь из-за стола торчали две обутые в лохмотья ноги.
- В порт! Неси меня! - раздался крайне жизнерадостный и нисколько не запинающийся возглас зеленой полудемонши, берущий свое начало откуда-то из-за тола.

+2

4

План Жони звучал до гениального просто и очень даже реализуемо. Как будто Варгест не плавала больше десятка лет на корабле и не разбиралась в том, что подготовить корабль к отплытию – это работа для доброго десятка человек как минимум, если есть желание сделать это не за половину дня. Явно не когда она одна пьяная в дрова, на Жони по идее рассчитывать не стоит потому что она Варгест в коленку дышит обычно. Но дело было именно в том, что Рогулька была бухая в дрова и наверно только чудная демоническая выносливость держала ее на ногах. Иначе бы она храпела уже где-нибудь под столом.

- Точшна… - фыркнула Рогатая, все-таки подхватывая свою собутыльницу одной рукой, загребая под мышку. В другой руке был меч, как обычно. Когда создавали этот ужасный артефакт, наверняка продумали, что владеть им будет всякая пьянь. Потому что в такие моменты кандалы и прочнейшая цепь были не обузой, а крайне полезным способом не потерять громадный клинок в ближайшей канаве. Варгест пошла немного неровным шагом на выход. Дверь при обеих занятых руках пришлось открывать единственным оставшимся в ее арсенале способом. Пока она ее открывала, наклонившись в три погибели, за спиной раздался очередной мученический стон трактирщика. Выйдя на улицу, и выдернув рога из двери, она пошла бодрейшим шагом куда-то в сторону пристани, при этом ее изрядно заносило на каждом повороте. Варгест цепляла постоянно плечами ближайшие стены, и дело было не в том, что она уж очень широкая или дороги узкие, просто капитан пиратского корабля рулил практически с такой же грацией, как корабль, поворачивая с максимально возможным радиусом.

– Так… курс ведь на пристань? - спросила Варгест на всякий случай после третьего круга вокруг кабака, когда она уже начала что-то подозревать. Лишь потом она выбрала другую дорогу и пошла уже в относительно верном направлении.

Оказавшись на пристани и увидев несколько кораблей, Рогатая впала в задумчивость. Проблема выбора встала довольно-таки остро. Ибо она совершенно не помнила, какой именно корабль они сочли подходящей кандидатурой для кражи. Она какое-то время походила по набережной, лишь через какое-то время спохватилась и опустила Жони на землю максимально аккуратным образом. По крайней мере, ее напарница от этого спуска не упала в воду.

- Так вот… надр наверно будет отодрать имя с обршивки кр-р-бля. И прибить на другой. Чтобы никто не понял, какой корабль мы угнали, - выдала одну гениальную мысль Варгест, пристроив задницу на бочку, пока мысли текли в область гениального планирования. Сидя лучше думалось, видимо из-за того, что сейчас мышление было за счет седалища, которое как раз было пригрето ласковыми объятьями древесины.

– И да, Жон-ни… ты же скрытная. Мы длжны подкрасться к этому краблю незаметно. Давай я спрячусь за тебя. Ты незаметно подкрадешься и тебя никто не заметит. А раз тебя никто не заметит, то и меня никто не заметит, ведь я буду прятаться за тобой, - очередной гениальный план от пьяной рогатой полукровки не заставил себя ждать. Она даже слезла с бочки и пригнулась. Немного. Еще и меч попыталась прижать поближе к телу. Правда так она все равно была куда выше, чем Жони, но ее это не сильно смущало.

+3

5

Момент, когда они вышли из кабака, был тем моментом, когда Жони вырубило. И проснулась она только в тот момент, когда ее, аки деревянную сваю, вбили в землю. Благо, пятками вниз. И на самом деле поставили, но у маленькой полудемноши было такое ощущение, будто ее именно что вбили, из-за чего часть алкоголя в желудке, подпрыгнув, резко ушла в какую-то неведомую Бездну, заставляя зеленолицую протрезветь. Не сразу, не полностью, но вот вид корабля перед глазами все же вернул часть самообладания, ибо взгляд у Жони был… Удивленный. Как будто она не понимала, что происходит, но понимала, что приведет это к чему-то волшебному. “Волшебным” у сирот и бедняков назывались те случаи, когда тебе не ломают ноги, а только нос.
- Хик. - начала было ушастая, поправляя капюшон так, чтобы эти самые уши попали в прорези в ткани и тут же появились с обеих сторон, как большущие рога – Пстой. -
Язык заплетался, взгляд упорно не уходил от корабля, на который Жони направили, и только руки под плащом что-то делали, пока, наконец, не нащупали что-то больше, и не вытянули из под разорванной в нескольких местах бутылку. Которую, кажется, полудемонша стащила в тот момент, когда ее тащила из трактира Варгест. Ах, да, Ваааргест.
- Щс. Пджди. Я думаю. - постепенно, к ней возвращались гласные, и в тот момент, когда Два Лица обернулась к сидящей позади нее на кортах рогатой женщине с мечом, Жони пожалела о том, что часть алкоголя выветрилась из нее – и это надо было срочно поправить. Теперь представьте себе ситуацию, что у вас перед лицом только что обернулся ребенок, зубастый и зеленый, и сейчас его желтые глазищи, зрачки в которых сужены до размеров ниточки, и не спуская с вас взгляда, этот самый ребенок берет бутылку какого-то адского пойла и начинает из горла пить ее содержимое. Все так же не сводя взгляд, ровно до того момента, пока ее и так блюдцеподобные глаза не становятся еще больше, она давится, и вдруг говорит  на совершенно чистом языке
- Я придумала, смотри! - а потом разворачивается к пристани, разбегается и выкидывает бутылку. Так ,что она перелетает через пирс и падает в воду, в итоге не дойдя до Варгест. Но, главное, Жони передала сообщение. Не докинув стеклянный сосуд даже до ближайшей лодки, не то что до корабля, из-за чего бурбон ушел под воду с характерным “бульк”, а не с красивым звуком разбивающейся о корму бутылки.
- Кидай мня! - заплетающийся язык вернулся довольно быстро, ровно в тот момент, когда гоблинша развернулась на 180 градусов, расставила руки и стоя в Т-образной позе шмыгнула носом, при этом запрокинув голову и закрыв глаза. В ее голове не было ровным счетом никакого предположение, что пьяный снаряд и пьяный спортсмен-кидатель это плохая идея, тем более учитывая тот факт, что сама Жони снарядом не была, а Варгест на профессиональной основе никогда подобным не занималась. Киданием детей в корабли, имеется ввиду.
Задворки разума вообще говорили Жони, что ее лучшая подруга – а Варгест была действительно лучшей подругой – никогда не станет заниматься подобным, и пьяный мозг только подтверждал эту догадку. Поэтому, момент, когда зеленую рвань подняли с земли, был те моментом, когда Два Лица открыла глаза, с лица ее сползла улыбка, придав ей выражение некоего недоумения со смесью настигающего ужаса и осознания всей ошибочности действий, и прежде чем та успела хоть что-то сказать, портовый район, точнее, этот отдельно взятый пирс, прорезал сдавленный и крайне тихий писк, разносящийся по ветру вслед за летящем комком ушей и рванья.
...завершающийся характерным “бульк”. Точнее, нет. “Бултых.”

+2

6

План Варгест казался безупречным – прятаться за Жони, которая прячется в тенях. И что, что она громыхает своей цепью так, словно тут армия узников в кандалах мимо проходит. Это было не принципиально. В конце концов, за маленькой полукровкой ее не должны заметить.
Однако у Жони родился еще более хитрый план. Наверно на самом деле этот план был в жидком виде спрятан в бутылку, которую ее подруга распивала прямо перед лицом Рогульки. Издевательство форменное, она тоже хотела запечатать с десяток другой своих гениальных идей в жидкое состояние, чтобы можно было их обдумать в свободное от командования кораблем время. Варг даже попыталась перехватить бутылку, чтобы тоже употребить гениальность вовнутрь, но она оказалась опустошена быстрее, чем Рогатая успела сообразить.
Ну, кинуть это просто. Рогатая не сказать, чтобы была гениальным метателем и не обладала впечатляющим глазомером, особенно когда перед глазами все немного расплывалось, но зато обладала прекрасными познаниями в механике. Потому она сочла, что является достаточно компетентной в этом вопросе. Она же смогла как-то даже требушет построить. Зачем, правда, уже и не вспомнить, но смогла ведь.
– Будт сделно в лрутшем виде! - сходу выдала ответ Варгест, хватая Жони одной рукой за воротник и поднимая таким образом без труда. После чего она держала в одной вытянутой руке меч, а в другой – свою подругу и начала раскручиваться вокруг своей оси. Резкий оборот, другой и Варгест, позабыв в мельтешении, в какой руке Жони, разжала обе, пустив оба объекта по идеальной баллистической траектории последовательно в сторону корабля.
Меч полетел недалеко, на длину цепи, после чего потянул Варг в сторону, тем самым еще больше придав ускорения полету маленькой полукровки. Рогатая увидела, как ее знакомая полетела, врезалась сначала в борт корабля, а затем хлопнулась в воду. Потом меч вернулся к Варгест, сильно ударив ее в бок и в результате чего та и без того неуверенно держа равновесие, хлопнулась на пристань.
– Мдааа… Недолет. Надо пристреляться. И учесть поправку на ветер, - задумчиво рассуждала Варгест, лежа на пристани. Больно совсем не было, алкоголь напрочь глушил все ощущения, Поднявшись и кое-как отряхнувшись, она повернулась в сторону корабля, выискивая взглядом то место, где вроде как хлопнулась в воду Жони.
– Эй! А ну возвращайся. Я со второй попытки точно попаду! - тут же загорелась энтузиазмом по поводу новой попытки Варг, желая попробовать еще пару раз. Наверняка ей надо просто приноровиться к весу своей подруги и тогда уж точно она зашвырнет ее на борт корабля.

+2

7

Трудно сказать, что именно было отрезвляющим – полет или падение вводу. Так или иначе, к тому моменту, как в маленькой голове Жони зародилась мысль “Начинай плыть, дура”, разум ее был уже кристально чист, и, вероятно, только поэтому мелкая сумела спустя секунд 10-15 барахтанья и попыток найти в какой стороне находится поверхность, выплыть и тут же широко раскрыть рот, чтобы вдохнуть весь тот воздух, что она не успела вместить в легких за время броска. Вдохнуть было первым порывом. Вторым показать, что с ней все в порядке, и сделала это полудемонша, подняв вверх руку и помахав ею, при этом попытавшись еще и прикрикнуть:
- Со мной все в пор-плххх – немного неудачно, учитывая тот факт, что плавала Два Лица отвратительно, и тут же пошла ко дну в тот момент, когда подняла руку. Благо, мозг работал достаточно четко, чтобы дать понять – надо плыть дальше, и, в общем-то, именно к этому самому “дальше” Жони и поплыла. “Дальше” из себя представляло днище корабля, к которому зеленокожую кинули. Отметина на деревянной поверхности, не заметить которую вблизи было довольно таки трудно, говорила о том, что Жони даже долетела, правда, не очень удачно, хотя сама карлица об этом вообще ничего не помнила. Видимо, ее мозг работал на подавление плохих воспоминаний. А еще на подавление того факта, что сейчас с ее лба стекала красная струйка довольно быстро смываемой жидкости.
Все эти проблемы, правда, не помешали основным инстинктам  на тему выживания тут же активироваться. Благодаря ним этот зеленый топорик успешно добултыхался до довольно массивной цепи, судя по всему, являющейся якорной, и начала взбираться по ней, цепляясь пальцами рук и ног и в итоге хоть как-то избавляясь от водяного плена. С этого момента все должно было пойти уже по плану, и первым пунктом было хоть как-то подсказать Варгест, что, в общем-то, Два Лица таки добралась.
- Ваааря? - шепотом, что вряд ли было сильно эффективно, начала было звать ее Жони, тут же поняв, что если Варгест действительно услышит, как ее называет мелкая зеленокожая полудемонша, то в следующую же секунду ее собьют с цепи каким-нибудь снарядом. Например, бочкой с селедкой.
Этих мыслей было достаточно, чтобы Жони заткнулась, поджав губы и полностью спрятав кривые островатые зубы, подняла голову и примерно прикинула, как ей можно было бы добраться до палубы. В конце концов, за все время этого штурма, они уже успели наделать достаточно шума, и, теоретически, хоть кто-то должен был подняться наверх ,чтобы понять, что за чертовщина творится у воды. Но, пока все было тихо. И это немного напрягало. Не настолько, чтобы Два Лица отказалась от идеи забираться дальше, поэтому она довольно быстро перемахнула с цепи к одному из выступов, затем к довольно миловидно выглядящей девице, вырезанной из дерева прямо на носу корабля, которая, наверное, даже как-то по-особенному называлась, после чего, откинув лишние размышления на тему различных корабельных обозначений, подтянулась и осторожно выглянула, с носа корабля оглядев палубу. Пустую. Совершенно.
Это было подозрительно. Жони определенно бы подумала, что это подозрительно, если бы не выпила до этого пару бутылок грога, бурбона и еще каких-то явно не слишком здоровых жидкостей. Но в этот раз все, что пришло ей в голову, было “О, отлично!”, после чего та подтянулась уже сильнее и запрыгнула на деревянный пол, шлепая по которому, принялась обходить казавшееся пустым пространство. Ну, честно говоря, пустым оно и было. Ни ящиком с товарами, потому что они были убраны в трюм, ни намека на снасти или другие вещи, которые кто либо мог забыть наверху.  Аккуратно и чисто. Разве что небольшой помост, кажется, называемый трапом, немного портил картину, потому что без него судно выглядело бы действительно аккуратно. Впрочем, основной смысл дошел до карлицы только спустя десять шагов, когда та уже успела пройти от носа к корме, и уже хотела было подняться на небольшое возвышение, на котором был штурвал. И как только он дошел, Жони живо обернулась, выпучив глаза, и шлепанье перестало быть осторожным уже совсем.
Быстрые шажки раздались по всей палубе, затем пробежались по трапу, обогнули пирс, и в итоге раздались рядом с Варгест. Радостные. Быстрые. Шажки. Которые издавались мелким и крайне мокрым существом с торчащими острыми ушами, машущее руками и пытающееся что-то сказать громким шепотом.
- Ваааря-там-трап-опущен! - доносилось со стороны все еще бегущей к рогатой полудемонше Жони, с которой за время всего этого приключения успела слегка сползти фарфоровая маска, в итоге полностью открывающая лицо зеленокожей.

+1

8

Какое-то время Варгест приходила в себя. Она не спешила особо – лежалось хорошо, пусть и не очень удобно. Тихо, спокойно, на ночном небе облачка ползают, как ленивые жирные мухи. Просто идиллия и благодать. Рогулька срыгнула после того, как получила удар в живот собственным мечом в ножнах, будто удар стал поводом избавиться от излишков газа.
Крик Жони по поводу того, что с ней все в порядке, вызвал вполне логичную реакцию. Так как говорить что-то в ответ Варг не хотела – все-таки надо было поддерживать полную секретность,  Рогулька вместо этого подняла руку с большим пальцем вверх. После чего кое-как все-таки смогла перевести в вертикальное положение свое пьяное тело, наполненное ромом, бурбоном и вином в большей степени, чем  кровью, плотью и желчью. Припомнив, что все-таки Жони не долетела до корабля, Варгест решила, что надо начинать работать серьезно, а не ерундой баловаться. И принялась за работу.
Найдя достаточно длинную доску, несколько бочек и пару мотков веревки, гений инженерии принялась за работу. Даже с учетом того, что она была пьяная в хламину до сих пор, руки достаточно успешно справлялись с тяжелой работой. Она без спросу брала то хлам и мусор, то просто чьи-то оставленные вещи, и все это пускала в дело. Длинная доска выступала плечом ее орудия. Одна из бочек, наполненная чем-то и плотно привязанная, была нужна в качестве груза. Еще пара бочек и ящиков были сложены в качестве подпорки для ее машины войны. Работа кипела полным ходом, а голова, даже в пьяном состоянии, предлагала один прекрасный план за другим.
В качестве тестового снаряда была использована масляная лампа, которая выступала в качестве уличного фонаря. Варгест просто сняла ее и пристроила на конец длинной доски. Она заканчивала связывать всю эту систему и приводить в устойчивое положение, когда услышала, как шлепает ногами Жони. Обернувшись, Варг увидела бегущую к ней полукровку. Первая мысль была взять ее сразу на второй запуск, но та сказала, что оказывается, трап был опущен.
– Ты опустила трап? Прекрасно! Ладно, давай  тогда пойдем туда. Так, стоп, - довольно улыбаясь сказала Варг, внезапно поймав Жони. Однако вовсе не для того, чтобы запустить ее в полет еще раз, как та могла бы подумать. Выудив из кармана платок, она присела перед напарницей по ограблению и перевязала ей голову, после чего стерла большим пальцем с мордаськи следы крови.
– Вот. Никто просто так из моих кровью не истекает, пока я не разрешу, - заметила Рогулька, выпрямляясь, решив не уточнять, каких «моих» она имеет ввиду. Сделав шаг назад, чтобы осмотреть мокрую Жони с головы до ног, Варг случайно зацепила задницей свое великое творенье, которое тут же развалилось. Однако перед тем, как развалиться, катапульта запустила в воздух масляную лампу по крутой траектории, что было видно, наверно, всему Рекну. Пролетев огромное расстояние, лампа ударилась о мачту корабля и разбилась, от чего разлетелись во все стороны капли горящего масла и осколки стекла. Варг пожала плечами.
-  Ну я не думаю, что он сгорит, - заметила она равнодушно, но парусина, вопреки ее словам, потихоньку начала заниматься огоньком. Глаза Варгест расширились от удивления и она взяла старт на высокой скорости, побежав в сторону трапа, - дерьмо-дерьмо-дерьмо-дерьмо...

Отредактировано Vargest (2019-02-06 18:17:39)

0

9

На самом деле вечер проходил достаточно весело, чтобы на корабль можно было забить. Жони не была принципиальна настолько, чтобы, поставив себе задачу, следовать за ней по пятам хоть в далекое Синегорье, о, нет. Она была полудемоншей простой: есть желание – делаешь что-то, нет желания – не делаешь. Не то чтобы ее профессия сильно способствовала выработке определенного уровня ответственности, а учитывая контингент из кучи детей, с которыми обычно зеленокожая общалась, этой самой ответственности вовсе было неоткуда взяться, за исключением совсем уж очевидных случаев, вида “не найдешь еды – останешься голодным и сдохнешь”. Так что, в целом, после того, как рогатая, поймав и остановив бегущую на нее карлицу, перевязала той голову, у Жони уже не было особо никакого желания заниматься именно поиском и реквизированием какого-то корабля. И радостная улыбка во все трид… много зубов, немного островатых и кривых, вполне четко свидетельствовала о том, что сосредоточенность у полудемонши сдвинулась в другую точку.
- Н-ну, вообще он там уже был.. - хотела было сказать длинноухая через попытки перевязать ей голову, но в итоге просто показала большой палец рогатой, видимо, показывая, что у нее все хорошо и кровотечение ее не сильно беспокоит, не смотря на настойчивые попытки ее перевязать. Впрочем, ее все равно перевязали, хотя и этот факт не особо сильно беспокоил Жони.
Куда сильнее беспокоила расчерченная в небе огненная дуга, протянувшаяся от странной конструкции позади Варгест, тут же пришедшая в негодность с грохотом и звуком ломающегося дерева, и заканчивающаяся в том месте, где у корабля были большие белые тряпки. Паруса. Тряпки. Которые горели. Могли гореть, точнее, и вполне себе неплохо воспламенялись, стоило в них кинуть что-то огненное. Например, снаряд, пущенный из требушета, собранного на коленке пьяной пираткой.
- Э…. Эээ… Варгест, корабль горит. - промямлила воришка, глядя на то, как вечер постепенно приобретает новые краски, стоя в некоем оцепенении в то время, как Варгест уже успела сделать несколько шагов по пирсу в сторону того же самого трапа. А затем сорвалась уже на крик, довольно тонкий, учитывая рост и телосложение Жони.
“Варя, наш корабль горит!”
Технически, конечно же, это был ни разу не “их”, корабль, но в голове полудемонши это все были детали. Воображение уже успело нарисовать, как они с Варгест и почему-то без остальной команды катались на волнах под звуки моря, бросая вверх монеты из сундука, который наверняка должен был быть в трюме, и прямо сейчас все эти картины горели алым пламенем не хуже парусов, благодаря которым это безымянное и крайне неудачливое судно приобретало вид корабля-призрака из кошмаров. Не хватало только криков, но, похоже, те, кто спал в этот момент где-то в нижних отсеках, еще не прочухали, что они горят. Что, в целом, было довольно неплохо, учитывая, что поднять манику в одиночку, будучи коротышкой с не слишком громким голосом, у Жони  не удалось, хотя она неплохо пыталась. Даже побежала в сторону порта, сначала в сторону Варгест, затем, вдруг поняла, что есть идея получше.
И побежала уже к столбу, на котором висел колокол как раз на случай тех или иных происшествий. Ночью. К примеру, пожаров. Прямо как этом случае. И, подбежав к нему, первое, что поняла Жони – колокол не был расчитан на детей.
- Пф! Держись!.. Варя, держись!.. Я сейчас!.. - прикрикивала Два Лица ровно до того момента, пока не начала забираться на оный столб, после чего от нее было слышно только кряхтение сквозь зубы, затем короткое “Ай” и звук падения куска сырого мяса на землю. Все потому, что в тот момент, когда Жони все же дотянулась до язычка, чтобы ударить по нему со всей силы, оный язычок решил, что пора проржавевшему железу отломаться и, вобщем-то, отломался, из-за чего полудемонша с глупым видом плюхнулась на землю. А затем, спустя полсекунды, рядом с ней, и уже со звоном, приземлился колокол, в паре сантиметров от лица ушастой зеленокожей, заставив ту сжаться, а затем медленно выдохнуть, глядя в ночное небо.
Ну, план поднять панику и обратить внимание города на полыхающее судно провалился, по крайней мере в первой итерации. Что не помешало зеленой подняться, схватить колокол обеими руками и, поднявшись с земли, со слезами на глазах побежать уже точно в ту сторону где была Варгест. То есть, в сторону полыхающего корабля, пожираемого пламенем, тщательно пробирающегося по чернеющим парусам теперь уже к палубе.
- Варя, он отломался! - шлепая ногами по доскам уже другого пирса, а затем и по трапу, кричала Жони, пока наконец не добралась до корабля, и не встала посреди палубы, пытаясь найти единственную подругу. Желательно, в живом и неподжаренном виде.

+1

10

План скрытного проникновения принимал новые обороты. Наверно в каком-то смысле он даже работал. Ведь для того, чтобы добраться куда-то незаметно, надо не обязательно прятаться в тенях, передвигаться как можно тише и сливаться с местностью. Вполне можно было бы совершить какой-то отвлекающий маневр. И в каком-то смысле отвлекающий маневр удался. Кто будет обращать внимание на несущуюся на полной скорости рогатую женщину, когда тут рядом есть корабль, у которого начинают гореть снасти и парусина. Во всяком случае, ее никто не пытался остановить.
Рогулька залетела на корабль по трапу быстрее молнии, пытаясь сориентироваться. Первым делом она думала залезть наверх с ведром хотя бы воды, чтобы как-то пригасить пламя. Перехватив поудобнее меч, она с силой ударила эфесом по крышкам бочек, выбивая их. В одной оказалось масло, в другой – вода. У Рогатой хватило мозгов отставить первую бочку куда подальше, подхватывая ближайшую тару и готовясь с ней лезть наверх. Нормально залезть  просто по любому тросу она бы не смогла – ей и меч и ведро держать. Потому она думала полезть по вантам. Она даже поднялась на большую достаточно высоту, как вверху раздался подозрительный треск. Варг подняла взгляд, боясь представить, что она там может увидеть. Так и было. Огонь как спускался, так и поднимался по мачте. И делал это довольно быстро.
– Дерьмово это выглядит, - довольно флегматично прокомментировала Варгест, разглядывая то, как пламя начинало жрать крепления вант. В голове даже постепенно рождалось такое, приблизительное понимание, к чему это приведет, но осознание последствий в общем-то не способствовало тому, что надо шевелиться. Лишь когда одна из вант порвалась и Варгест кубарем полетела вниз, она поняла, что надо было лезть либо в сторону, либо вниз, а не дальше вверх.
С грохотом она упала на деревянную палубу, упав с некоторой для себя высоты. Ноги и руки ныли от отдачи, когда она рефлекторно выбросила их вперед, навстречу ждавшей ее с нетерпением горизонтальной поверхности. Голова гудела как и от кульбита, который явно не учитывал ее совершенно нетрезвое состояние, так и от удара о деревяшку. Сморгнув несколько раз, она ощутила, как по лбу катятся горячие капли, но от чего это – ей было сложно понять.
Кое-как поднявшись на ноги, не обращая внимания на разбитые в кровь руки, она повернулась к Жони, которая несла… колокол. Голова у Варгест не соображала от слова совсем. Что это за колокол? Где Два Лица его взяла? Что с этим предлагается делать?
– Ну тогда что… отплываем? - уточнила Варг, явно все еще не придя в себя. При помощи кандалов она подтянула меч к себе, чтобы опереться на него. Позади начал раздаваться ужасающей громкости  треск. Горящая мачта, лишившись вант с одной из сторон, начала потихоньку заваливаться в другую сторону, пока не упала с грохотом и плеском в воду, подняв в процессе бурю из летящих во все стороны щепок. Хорошо хоть Варгест прикрылась рукой и потому в общем-то не получила какой-нибудь деревяшкой в глаз.
– Ладно, отплыть будет немного сложнее, чем я думала, - заметила Рогулька, не обращая внимания на какие-то далекие крики, как откуда-то снизу, так и доносящиеся со стороны пирса. Видимо, город проснулся все-таки и понял, что случилось что-то чуть более необычное, чем простая пьяная гулянка. А также проснулась и команда корабля.

Отредактировано Vargest (2019-02-18 19:21:06)

+1

11

Несмотря на то, что герои были героями, — вот уж новость! — их далеко не всегда встречали с распростёртыми объятиями.
Особенно в трактирах и всякого рода тавернах, где эти «дармоеды» с неопределённым родом деятельности любили пригубить эля за счёт заведения. К счастью, не в этот раз.

Так что, говорите, они собираются делать? — Поинтересовалась Цис, с любопытством оглядывая дротик, торчащий в стене.
Вредить, шо же ещё! — В чувствах всплеснул руками бородатый трактирщик, — Крышу попортили, дверь выбили, стол сломали, клиентов распугали! На что ещё такие негодяи способны, мать их так и эдак, как не злодействовать?
Франциска незаметно вздохнула.
Жалобы на попорченное имущество она слушала уже четверть часа кряду, и всё прекрасно поняла, но мужчина явно был настроен на то, чтобы получить причитающееся ему, нежели предотвратить возможный вред кому-то ещё. Взгляд карих глаз скользнул по бородачу, затем обратился к Джеку, — спутнику-герою Франциски, — который, явно не без определённых «усилий», вытащил из тени какого-то тощего бродягу вороватой наружности.
Скажи ей то же, что сказал мне. — Приказал Джек. Спокойный, красивый голос звучал слегка приглушённо: герой предпочитал быть закованным в доспехи с ног до головы.
Фран взглянула на бедолагу, который почему-то потёр затылок.
Ладно-ладно, они говорили что-то о том, чтобы стащить чей-то корабль. Не знаю, какой именно, они были страшно пьяны и я надеялся на то, что они просто упадут где-то в ка... кх, неважно. — Откашлявшись, отвёл взгляд заморыш и, получив мелкую монетку от Джека, благодарно, как он понимал это слово, кивнул, после чего скрылся во тьме ночи.
Франциска широко улыбнулась, гордо выпятила грудь, несильно стукнув в неё же кулачком в стальной перчатке, и вновь обратилась вниманием к трактирщику.
Они заплатят вам по счетам, благородный сэр, даю вам слово! — Джек в это время плавно перебрался за спину Фран, заняв удобное место в тени, оставляя весь свет софитов своей спутнице, — И мы предотвратим кражу корабля!
Но как оказалось, доходяге можно было и не платить.
Потому что совсем скоро уже едва ли не половина города знала о том, что произошло.

Приметы были простыми, благо заговорщицы особо и не прятались: одна мелкая, ушастая и с белой мордочкой да странными руками, другая — рогатая великанша. Не то, чтобы мир был скуп на разнообразие, но в людском городе такой паре выделиться было не трудно.
И разумеется, Франциска их не боялась. Даже не потому, что с ней был Джек, а потому что если эти дамы были действительно настолько пьяны, как то рассказывал трактирщик и прочие свидетели, их должен побеждать даже зелёный юнец.

К приходу Франциски на пирсе уже образовалась толпа. С зеваками всегда так; кажется, что даже если нечто невообразимое произойдёт в безлюдной ледяной пустоши на севере, там всё равно откуда-то окажется пяток-другой наблюдателей, которые потом с гордостью будут пересказывать увиденное своим друзьям и потомкам.
Что же, пришло время создать шоу!
...впрочем, торопиться не стоило.
Фран замерла подле трапа, — Джек находился где-то рядом, но не в поле зрения, как он умел, — и задумалась. Нетрудно было заметить, что корабль горел. Героев этому учили, быть наблюдательными, и сейчас Франциска замялась: с одной стороны, ей надо бы найти смутьянов и наказать их по всей строгости закона, а с другой — на корабле явно были те, кому требовалась помощь. Да и самому судну не помешала бы поддержка.
Она оглянулась — Джека нигде не было видно. Это можно было истолковать неоднозначно, но Франциска точно знала, что он уже предпринял какой-то шаг. И так как он находился не здесь, он наверняка отправился за бригадой, которая помогла бы спасти корабль от пожара.
Вступив на трап, Цис сразу заметила виновниц произошедшего. Теоретически оставался шанс на то, что пожар — не их рук дело, но в руках у маленькой негодяйки Франциска разглядела колокол и ужаснулась: мало этого, так они ещё и тревожный колокол украли! Вот уж воистину злодеи!
Тем не менее, она не принадлежала к числу тех героев, которые сперва бьют, а потом задают вопросы. Будучи наивной в некоторых вопросах, Франциска искренне верила в то, что с некоторыми злодеями можно договориться, пускай даже статистика была не на её стороне. Впрочем, левой ладони с рукояти клинка она не убрала.
Вскинув длань в призывном жесте, Фран удивительно гарно воскликнула:
Сдавайтесь на милость закона, и ваша участь будет достойной!
«Например,» — Рассудила Циска, — «Вас не посадят в кандалы на веки вечные. Или посадят, но вы хотя бы попробуете это оспорить.»
И хотя обычно девичье лицо демонстрировало улыбку, сейчас Франциска выглядела серьёзно. В нём не было мягкости, не было и страха. Она действительно была готова дать отпор в случае необходимости, и кто-то позади неё уже радостно прокричал что-то в поддержку, предвидя знатное зрелище.

+2

12

Справедливости ради стоит заметить, что Жони и Варгест были не самыми последними отморозками Рекна. Не то чтобы портовый город был полон этих самых отморозков, как какое-нибудь пристанище пиратов, но все же было их достаточно, и две странно выглядящие девицы не могли бороться за место даже в первой десятке длинного списка злодеев и разбойников, что обитали в этом крайне веселом поселении. То тут, то там каждый вечер возникали драки, поджоги, ограбления и прочие нелицеприятные вещи, как это бывает и в других, чуть более или чуть менее цивилизованных местах с крупным населением, так что, в общем и целом, нельзя было сказать, что капитан пиратов и мелкая уличная воришка как-то выделялись на фоне общего контингента подпольного мира Рекна. Конечно, полыхающий корабль прибавлял эпичности и определенного веса их образам, но все же какой-нибудь Руперт Потрошитель наверняка бы обогнал их по условному рейтингу, просто потому что имел кличку “Потрошитель”.
Так или иначе, на обстоятельства и на самих преступниц сейчас смотреть было довольно смешно. По крайней мере на Жони уж точно, учитывая, что ее телосложение и рост, а также нарастающий градус паники просто не мог не наводить на мысль, что ей место скорее в цирке, чем на горящей палубе. Начать стоит хотя бы с того, что когда Варгест, со всем ее весом и крепкими рогами навернулась откуда-то сверху, все, что успела сделать Два Лица, это подпрыгнуть на месте с колоколом в руках, взвизгнув и тут же в полете разворачиваясь на 180 градусов, лицом к своей рогатой подруге.
Которая вроде бы выглядела нормально, ну, не считая того факта, что теперь у нее на лице тоже было несколько красных отметин, свидетельствующих о кровотечении в области макушки. У Жони же просто дрожали коленки, а на глазах наворачивались слезы, а медленно упавшая в воду мачта только добавила осознания, что план сегодняшнего вечера улетел не просто коту под хвост, а в такие дали, которые нельзя было описать без ругани.
- Шлюпка! Лодка! Уплывем на лодке! Корабль же горит! - запинаясь и срываясь на панический крик начала было выплевывать предложения зеленокожая, как вдруг со стороны трапа раздался голос, крайне выделяющийся на фоне каких-то бессвязных криков, идущих со стороны отделений под палубой и со стороны пирса. Потому что этот голос требовал Жони сдасться. Никто никогда не предлагает на полном серьезе вору сдасться, если только того не прижали к стенке, потому что во всех остальных сценариях вор даст деру в первую же секунду.
Как было и в этот раз.
Два Лица мгновенно повернула ушастую голову к пирсу, взглянула на фигуру, стоящую там, и одного взгляда желтых глаз хватило, чтобы зрачки сузились до состояния тонких ниточек, из горла исторгнулся крик испуганного Гомера Симпсона, а руки сами опустили массивный, по сравнению с самой Жони, колокол, тут же упавший на палубу и пробивший пару досок, благо, не насквозь.
А затем она дала деру. С криком. “Варя, бежим!”
Со стороны это выглядело так, будто в мелкую девочку с белым лицом, все это время таскавшую с собой колокол, ударило пушечное ядро. В спину. Потому что скорость, с которой Два Лица сорвалась с места, можно было сранить именно что с каким-нибудь снарядом, выпущенным из баллисты, например, тут же метнувшимся к ближайшему открытому люку, за которым была лестница, ведущая вниз, к тем отделениям, где обычно спали люди. Сейчас они не спали. Это можно было легко определить по крикам, которые, правда, доносились из отделения еще ниже, но прыткую Жони это не особо беспокоило. У нее в голове был только план, согласно которому она должна была найти хоть какой-нибудь способ свалить с корабля, не предполагающий встречу с безумной девицей наверху.
В конце концов, у полудемонши не было способов как-то повлиять на ход драки. Совсем. Даже песка в карманах не было, чтобы бросить в глаза и убежать, поэтому расчистить место для боя для Варгест, у которой с собой на такие случаи всегда при себе был здоровенный железный дрын, показалось ушастой вполне хорошей идеей. Чего ей было непонятно только, так это то, почему за все время ее беготни, никто из команды корабля ей не попался. Перепрыгнув через все ступеньки на нижнюю палубу, тут же окинув ее взглядом, воришке попались на глаза гамаки, ряды дверей, ведущие, видимо, в каюты, пара столов со стульями, но при этом за ними никто не сидел и даже не дрых. На судне будто вообще никого не было, но вот вибрации пола, по которым можно было тут же понять, что кто-то все же пытается докричаться до палубы верхней, четко давали понять, что определенный контингент на борту все же присутствует. Не то чтобы его судьба сильно беспокоила Жони, на огромной скорости и непонятно зачем продолжающей улепетывать по внутренней палубе корабля куда-то вглубь, но на определенные мысли наводила. К примеру, самым ощутимым был вопрос “Почему эти лоботрясы еще не сбежали?” и это был действительно логичный пункт.
Настолько логичный, что спустя пару секунд, как Два Лица юркнула в ближайшую открытую дверь, ведущую, кажется, в какую-то каюту, в щели между косяком и, собственно, самой дверью, показался желтый глаз, пытающийся выцепить в темноте хоть какую-нибудь бегущую фигуру. Потому что если бы Жони была в трюме корабля, который бы полыхал, первое, что она сделала, это свалила с него, добравшись до палубы и выбежав на пирс.
Ну, конечно, так бы она сделала, если бы там не ждала какая-то безымянная героиня. А она ждала. Наверное. Трудно было это понять по одним только звукам и продолжающимся крикам с разных сторон, сливающиеся для Жони в одну единую какофонию, главным ударным инструментом которой было сердечко маленькой полудемоницы, бьющееся с завидной быстротой.

+2

13

Наверно, когда вокруг горит корабль, то это довольно паршивая ситуация. Особенно если знать, как по идее выглядит пожар на корабле и какие у него бывают последствия. Варгест прекрасно знала – в конце концов, она сама сожгла не один корабль. И потому ходить по палубе, которая скоро весело начнет полыхать – удовольствие, мягко говоря, сомнительное. Голова гудела как тот колокол, что держала в своих руках Жони за какой-то надобностью. Только увеличенный в размерах раз в пятнадцать. Она пару раз пыталась сморгнуть капли крови, текущие по лбу, но та все равно время от времени пыталась попасть в глаза.
В голове потихоньку, неспешно формировалась картина окружающего мира, дополняя детали, которые вроде бы были очевидны, но Рогулька очень медленно их осознавала и могла разобраться. И потому даже тот факт, что корабль вокруг нее начинает гореть, довольно долго обрабатывался маринованными в алкоголе мозгами.
Еще как назло, чей-то звонкий голос повелел сдаваться. Варг поморщилась больше от громкости голоса, чем от самого требования, которое было ей немного непонятно. Наверно, будь она трезвой, Варгест бы как следует посмеялась над этим требованием и указала бы, что ей сдаваться мягко говоря, затруднительно. Ибо она кандалами прикована к собственному мечу, а потом команда с ее корабля вытащит ее из тюрьмы, по пути утопив Рекн в крови.
Но сейчас Варг была в состоянии далеком от трезвого. Конечно, в хлам пьяной она уже тоже не была, находясь где-то между опьянением и тяжелым, бьющим прямо по темечку похмельем. Отходняк наступал жестоко и деспотично, раскалывая череп прямо промеж рогов.
– Не кричи так, бесишь, - отмахнулась Варгест небрежно. Впрочем, видимо только у нее была такая пренебрежительная реакция на появления гласа порядка. Жони ударилась в панику практически сразу. «Куда бежим, чего бежим?» - задавалась вопросами Варг, соображая крайне туго. Да и идея плыть на лодке казалась какой-то немного абсурдной. Пирс же вроде как был совсем рядом, до него можно и просто так добраться.
- Стой, ты куда? Тебя же там завалит! - пыталась окрикнуть Варгест свою напарницу, которая стрелой умчалась куда-то вниз. Однако остановить маленькую полукровку было явно невозможно. Да и не очень-то нужно. Вздохнув, Варг перевела взгляд на девушку, которая улыбаясь, держала руку на рукояти меча, – А ты чего стоишь? Шевелись давай, - командным тоном окрикнула в ответ Варг, подхватив упавшее ведро и швырнув его в сторону девчушки. В ее понимании, тут делом заниматься надо, а не разговоры разговаривать. Тушить тот же пожар, который уже начал гулять по всей палубе. И даже двумя ведрами тут дело не исправишь. Даже какая-нибудь смоченная водой парусина тут бы не спасла положение. Нужна работа многих людей, но где всех этих людей тут взять? Милые горожане Рекна, видимо, предпочитали тупо поглазеть и посмеяться. Ну что, им весело, зрелищно, интересно. Варгест тоже иногда было смешно, но не сейчас. Корабль немного кренился из-за упавшей в воду мачты, но пока еще держался. Хотя непонятно было, когда он начнет воду черпать и когда станет совсем весело.
– Так, блять. Если корабль затонет нахер здесь, это будет проблемой, - выдала Варгест самую вменяемую мысль за сегодня. С какого момента, правда, ее начало парить, что там творится с Рекном, но сейчас еще на относительно нетрезвый взгляд она не начала накладывать свое мировоззрение, пропитанное равнодушием, цинизмом и ненавистью ко всему живому. Сейчас у нее была мысль, что типа если корабль затонет в пристани это нехорошо. А то, что она не заходит никогда в эту самую пристань, а также это вообще не ее корабль и что никого не волнует, что она там выдумала, в голове пока не успело задержаться.
– Так, ты. Отвязывай швартовы и убирай трап, живо. Надо готовиться к отплытию хотя бы в залив, где не страшно, если судно затонет. Сейчас самое подходящее время, - выдала Варгест краткую инструкцию, после чего побежала через огонь к еще пока целой мачте, чтобы добраться до парусов. Может хотя бы их тяги хватит, чтобы выйти из порта. Еще надо было убрать якорь, но с этим она в одиночку в любом случае вряд ли справится. А пока надо было с учетом того, что у нее одну руку как обычно занимал ее меч, забраться на ванты и пытаться освободить убранные паруса. Работы предстояло просто дохрена.

+1

14

Увы, чуда не случилось.
Франциска неизменно верила в то, что даже с отъявленными мерзавцами можно договориться. Увы, у жизни на этот счёт было иное мнение.
Цис украдкой вздохнула.

Героев нередко считали дураками.
Оно и понятно почему — кто в здравом уме посвятит жизнь помощи людям, отказавшись от прочих благоприятных перспектив? Ладно там богатство торговца, али титулы какого дворянства, ляд с ним, и там, и там прогореть можно, но в конце-то концов, можно просто на печи лежать, вместо того, чтобы бегать на морозах за чудовищами всякими, и всё это — за какой-то там знак, дающий краюху хлеба в голодные дни. Несерьёзно, так сказать.
Тем не менее, далеко не все из них были действительно глупы.

Такой манёвр назывался «Героическое Появление».
Суть его была до безобразия проста и отдалённо отсылала к фокусам. Герой, явивший свой лик злодеям, невольно захватывает основной фокус внимания, в то время как остальные его товарищи, будучи незамеченными, в этот момент отправляются по своим делам.
Справедливости ради, сейчас Фран ни о чём таком не думала. Она была достаточно наивна, что уверовать ещё и в том, что злодеи могут оценить честность в их отношении. Но манёвр, тем не менее, удался: Джек, не замеченный кем-либо вообще, проскользнул на корабль мимо Фран.
Улыбка сползла с лица Франциски моментально. Не только из-за жара, но и из-за того, что здесь были проблемы явно покруче, чем разборки в тавернах.
Героиня окинула тоскливым взглядом звякнувшее по палубе ведро и оценила пристальным взором масштабы пожара. Такой ведром тушить — всё равно что на мамонта с зубочисткой охотиться, посему дар злодейки Цис доблестно проигнорировала.
Нужно было придумать что-то, чтобы спасти корабль. Но пока все варианты, что пришли в голову, не могли быть реализованы только одним человеком. Конечно, преступница перед Фран тоже пыталась помочь, но это не слишком меняло расклад дел.

[float=left]https://i.imgur.com/Cpjl8L7.png[/float]Джек был достаточно таинственным героем. В частности, он крайне редко показывал своё лицо. При этом, красивый юношеский голос заставлял дам воображать, будто за шлемом скрывается писанный красавец. Сам же Джек отмалчивался и предпочитал делать своё дело по одной только ему ведомой причине. Впрочем, к обязанностям он относился серьёзно, а потому ни у кого никаких претензий не было.
Так, сейчас он спускался в трюм. Он тоже умел слушать, несмотря на то, что шлем этому не способствовал, и он уловил, что внизу был кто-то ещё. Но прежде...
Тяжёлая ладонь, появившаяся словно бы из неоткуда, схватила карлицу за горло и легко подняла в воздух.
Идём вниз. И не вздумай бежать — умрёшь. — Удивительно спокойно и тихо произнёс он извивающемуся существу перед собой, а затем опустился на уровень ниже, за шкирку утащив с собой Жони, словно бы совершенно случайно. Туда, откуда как раз и раздавались голоса.
И был «приятно» удивлён.
Виду, впрочем, не подал. Благо полный комплект доспехов позволял сделать это без лишних проблем.
Это ваш корабль? — Уточнил он, обращаясь к своей пленнице.
Не то, чтобы он в это верил, но лучше знать наверняка.

Помощь пришла, откуда не ждали.
Впрочем, рассчитывать на что-то подобное как раз и следовало. Как и предполагала Франциска, Джек привёл нужных людей: среди толпы зевак, на первый план выступил молодой мужчина с длинными растрёпанными волосами и, почему-то, зубочисткой в зубах. Судя по его виду, он не очень был доволен тем, что ему пришлось просыпаться в такое время суток.
Эй вы, на корабле! — Негромко обратился он к Франциске, поскольку другая участница состава «вы» уже отправилась по своим делам, — Вертайте прочь с палубы! Я разберусь! Да побыстрее, времени у вас в достатке, но если замешкаете — вам же хуже будет!
Разъяснять подробности волшебник явно не собирался. Оно и понятно — времени на это не было.
Фран же, чувствуя подступающую панику, повернулась обратно в сторону палубы. Серая женщина уже побежала готовить корабль к отплытию, видимо, рассчитывая потопить корабль там, где он не навредит. Волшебник же собирался корабль спасти; как — неясно, но приказ его был достаточно прост.
Проявив порядочную силу воли, Фран сконцентрировалась и постаралась взвесить все "за" и "против".
Потопить корабль вдалеке от гавани — очевидно меньшее из зол.
Спасти корабль, не рисковать лишний раз Джеком и, быть может, спасти ещё кого-то из команды, — «Джек наверняка не случайно отправился в трюм!» — выбор более благой.
Оставалось дело за малым — убедить серую женщину броситься за борт.
Ну, что же! Быть героем — не всегда мечом махать!
И потому, вопреки приказу той Варгест, Фран взяла бодрый старт и, разогнавшись, едва-едва успела повиснуть на пояснице, обняв полудемона за оную, с откуда-то взявшимися слезами буквально взмолив:
Прыгаем за борт! Там какой-то парень намеревается потушить пожар, но мы можем пострадать, если останемся здесь!

Отредактировано Franciska (2019-02-19 23:40:39)

+2

15

Трудно сказать, что именно было в голове у Жони, когда ее схватили. За горло. Наверное, загляни какой ментальный маг в этот момент в ее разум, то тут же увидел некое подобие светящейся бегущей строки, в которой слова шли друг за другом без пробелов или знаков препинания, но, кажется, Джек ментальным магом все же не был. Потому что если бы был, то как минимум мог бы удивиться тому, с какой скоростью мысли, правда, состоящие на 70% из грязной ругани, двигались в голове маленькой, на первый взгляд похожей на ребенка, полудемонши. Впрочем, маленький рост не особо поспособствовал восприятию ее именно как малого дитя, хотя бы потому, что спустя пару наполненных беззвучными матами мгновений та самая фигура, которой принадлежала закованная в латы рука, поднесла брыкающуюся и крайне недовольную своим положением Жони к шлему и продиктовала свои условия, на которых эти двое теперь будут общаться.
Опять же, фраза “убежишь – убью” была довольно таки распространенной в жизни Два Лица. Иногда, она сама ее произносила в том или ином виде, поэтому к ней у зеленокожей в общем-то был иммунитет. Не то чтобы это мелкое стращилище было тяжело напугать, конечно – судя по тому, с какой скоростью еще минуту назад она улепетывала в глубины корабля, напугать Жони можно было как раз довольно легко, но вот именно подвести ее к мысли о том, что безоговорочная смерть наступит в тот момент, как гоблиноподобная девица выберется из лап своего захватчика, не позволял опыт. А еще вездесущая мысль “Отовсюду можно сбежать”, которая, впрочем, сейчас ютилась где-то далеко, и вместо которой уже начинающая задыхаться Жони просто попыталась кивнуть по мере своих сил, большая часть из которых уходила на то, чтобы двигать ногами быстро-быстро.
Потому что нельзя просто так взять и не двигать этими самыми ногами, когда тебя держат за горло над землей.
А затем ее потащили…
Ну, как потащили – за всеми своими попытками вдохнуть полной грудью Жони  не особо успела заметить, как ее слегка подкинули в воздух, а затем перехватили уже за ту часть ее растрепанного и рваного плащика с капюшоном, что была на спине. Видимо, чтобы было легче тащить, потому что тащили ее куда-то явно не туда. Нет, конечно, у полудемонши был план – забраться как можно глубже в корабль, где бы ее не нашли, либо откуда можно было бы выбраться, используя те же мелкие оконца на камбузе, через которые обычно на местных судах выкидывают мусор. И, в целом, ее путешествие должно было этим и закончиться, но благодаря стараниям безымянного рыцаря, сначала Жони протерла собой пол от той самой каюты, в которой пряталась, а затем и все ступеньки на лестнице, ведущей уже в трюм. И протирать их было больно, учитывая, что если бы не хватка Джека, то ушастая скорее всего покатилась бы по ним кубарем. С другой стороны, если бы не эта хватка, вряд ли бы Два Лица вообще осталась на корабле так долго.
Тем не менее, сконцентрироваться на том, что зад ее перещитал почти все ступени на пути вниз, полудемонше не дали. Довольно быстро ее подтянули куда-то вверх, из-за чего та зависла в довольно смешном положении, держась за ту часть, чуть пониже спины, что болела, и при этом кружащаяся то вправо, то влево из-за того, что то ли корабль качало, то ли мужик в доспехах пытался ей что-то показать. И, в целом, у него получилось.
Мысли, опять же, двигались в голове просто со скоростью света. В конце концов, Жони не была тупой. Аккуратные ряды решетчатых переборок, усеивающих трюм, вполне могли бы навести ее на определенные выводы. Но нужно было быть совсем уж остолопом, чтобы не догадаться о том, кому принадлежит этот корабль и чем именно его владелец занимается при виде людей с темной кожей, держащихся за эти самые решетчатые переборки, довольно неплохо ограничивающие свободу передвижения. Зрачки на желтых глазах снова сузились до узеньких линий, снова из-за страха на этот раз, потому что узнай кто, что Жони поймали на работорговле, ей бы пришлось как минимум бежать из Рекна.
А затем последовал вопрос.
На который ушастая полудемонша взглянула теми же самыми желтыми глазами – единственной частью лица, что не скрывала белая фарфоровая маска – и быстро-быстро замотала головой из стороны в сторону. И, кажется, рыцарь поверил, потому что в какой-то момент шлем его, на который был накинут капюшон, повернулся от зеленокожей ушастей добычи обратно к клеткам, за которыми все еще пытались что-то сказать рабы, тоже заметившие, что корабль полыхает – это вообще трудно было не заметить, честно говоря.
Так или иначе, именно этого момента она и ждала, когда консервная банка отвлечется. Опять же, Жони прекрасно помнила угрозу, но на то она и была угрозой, а сейчас же у этого неизвестного явно появилась рыба покрупнее, и мелкие воришки явно уступали по значению кому-то, кто занимается торговлей людьми. Поэтому, действия мелкой были молниеносными, выверенными и явно намекающими на то, что так она делает уже не в первый раз – подобная сноровка приходит с опытом.
Начала она с того, что просто подняла вверх руки. Этого было достаточно поначалу – плащик, служащий верхней одеждой, сам выпустил ее из рукавов, позволяя Жони скользнуть вниз еще до того, как рыцарь успеет понять, что ее уже нет.  Мягкое приземление на пол, затем резкий, словно удар сабли, рывок в сторону лестницы, по сравнению с которым предыдущий марш-бросок на нижнюю палубу с верхней казался медленной прогулкой в парке. В конце концов, да, Жони умела убегать. Это все, что она умела делать мастерски, кроме воровства и обмана, потому что если не научиться убегать, за остальные две вещи лучше не садиться вовсе.
“Вряд ли этот странный и стремный мужик умеет телепортироваться.” - тут же пронеслось в голове передвигающейся с использованием всех четырех конечностей вверх по лестнице ушастой, растрепанную черную шевелюру которой, повязанную порваным платком, теперь уже ничто не скрывало. Как и длинные уши. И тот факт, что на ней была довольно дорогая на вид жилетка из черной ткани, впрочем, немного потерявшая в своей красоте из-за плаванья в грязной воде портового района чуть ранее.
Да, действительно, вряд ли. Но проверять эту версию не хотелось. Вообще оставаться  на этом проклятом корабле не хотелось, хотя бы потому, что внезапно появляющиеся из темноты мужики в доспехах, рабы в трюме и не менее внезапные девицы с мечами как-то не располагали к общению и душевному спокойствию. Из-за чего реакция Два Лица была, опять же, довольно логичной – добравшись до той же палубы, где была каюта с приоткрытой дверью, полудемонша не стала снова в ней прятаться, а со всего маху ударилась лбом в закрытое окно, успешно его открывая и тут же заставляя людей на пирсе услышать характерный “бултых” на уровне воды. Правда, на фоне остальных криков, требований свалить с корабля и еще ряда вещей, замечен этот звук особо не был.

+2

16

Над Варгест иногда подшучивали, что ее упрямство и твердолобость была от того, что на самом деле ее отцом был совсем не демон, а просто кое-кто другой рогатый, только копытный. Самой Варг было от этого тоже смешно. Что, впрочем, не мешало выбить зубы любому такому шутнику, ибо издеваться над собой она обычно не позволяла.
Но сейчас в голове свербело в основном банальное упрямство и мания доводить дело до конца. Оно перевешивало буквально все – здравый смысл, логику и инстинкт самосохранения, в результате чего Рогулька просто собиралась топать вперед. Это вообще для нее было чем-то вроде уже делом принципа – как-то разобраться с этим долбанным кораблем. Плевать, что это был совсем не ее корабль. Наверно если сейчас кто-то из дежурных на «Дитя Раздора» смотрит в подзорную трубу, то там половина команды либо веселится до упаду, либо планируют, как ее спасать. Или и то и другое.
Не успела она начать лезть на мачту, как в нее влетела та девчушка, что до этого диктовала ей сдаваться. Поразительный способ заводить знакомства и располагать собеседников к себе – сначала диктовать условия, а потом лезть обниматься. Она начала что-то говорить про какого-то волшебника, но Варгест было немножко наплевать.
– Ну так и вали нахер с палубы! - ответила Рогулька. И не только ответила, но еще и помочь решила самым подходящим образом. Одной рукой она схватила девчушку за шиворот, а второй за пояс, после чего оторвала от себя и подняла в воздух. Впрочем, особо размахивать девицей она не собиралась, а просто швырнула ее за борт на приличное расстояние от корабля. Впрочем, лицезреть полет своего снаряда по идеальной баллистической траектории она не собиралась. Класть она хотела то, чем ее природа обделила, на всяких там волшебников. Даже с учетом того, что у нее половина команды – кудесники те еще.
Забравшись на ванты, она начала движение по мачте, перебираясь по веревкам. Даже с учетом очень неудобного для этого двуручного меча, что постоянно держался одной рукой, она все равно с этим справлялась. В конце концов, она плавала долгие годы под руководством своего мерзкого папаши, и могла управляться с кораблем, даже если бы была изувеченной калекой. По-хорошему, ей нужна как минимум еще пара человек, чтобы поставить парус, но это были мелочи. Пока что она начала только отвязывать снасти, закреплявшие убранную ткань, а заодно поглядывать на пирс, где по идее был этот самый волшебник, который собирался как-то там разобраться. Почему-то ей казалось, что именно после заявления, когда он со всем разберется, он просто обязан все испортить и запороть. Во всяком случае, люди, которые обычно очень уверены в своих силах, сразу делают то, что считают нужным, а не пытаются заниматься какой-то там херней типа предупреждения окружающих. Да еще и деньги должны вперед потребовать. Чтобы в Рекне кто-то бесплатно хотя бы пальцем шевелил – чушь какая-то. Варгест потому решила, что ничего не будет и планировала, что делать, когда выяснится, что это все – бред. Если это не было бредом, то окей, она допрыгнет до воды даже отсюда. А так по сути надо было рассчитывать свои дальнейшие ходы. По идее у нее были также некоторые козыри в рукаве. Например, пара  бомб с газом. Этот газ был довольно ядовитым и использовался обычно ею, чтобы выкуривать к примеру каких-нибудь особо наглых капитанов, которые любят баррикадироваться в каких-нибудь каютах с кучей народа, арбалетами и прочей ерундой. Но также она знала, что этот газ очень плохо взаимодействует с огнем и им теоретически можно было бы пожар если не потушить, то основательно сбавить обороты.
– Босс, ты чего, так развлекаешься? - раздался словно издалека какой-то голос, явно переданный при помощи магии. Варг глянула свирепым взглядом куда-то в сторону своего корабля. Ну да, там судя по количеству огней, половина команды видимо уже золото ставит.
– Да, развлекаюсь. У меня, видите ли, очень специфические вкусы. А теперь свалили.
– Да не, босс, все окей. Мы просто поинтересовались, тебе помощь не нужна?
– Нет. Я до вас сейчас вплавь доплыву и если увижу кого на палубе – всем рожи разобью. Хорош у меня в кильватере висеть! - огрызнулась Варгест, после чего продолжила возиться с парусами. Наверно команде было весело. Скоро им не будет, когда она им всем двойную вахту устроит.

+2

17

Огромная серая женщина оказалось достаточно грубой. Возможно, всё дело в том, что она была пьяна.
По крайней мере, Франциска успела уловить обонянием нотки той-самой-весёлости, прежде чем её отправили в полёт. Девушка, в общем-то, и не возражала — как заявила сама Цис, мага, наверное, стоило послушать. Герои часто имели дело с волшебством, и потому знали, что если колдун собрался что-то сотворить, и попросил убраться с дороги, пожалуй, лучше всего так и сделать. Но коль злодейка желает рискнуть — её право.
Всплыв, да задержавшись на поверхности, Фран сдвинула бровки в кучку и попыталась приглядеться, а не пытается ли серая женщина таким образом сбежать? Вдруг, на самом деле, она и не думала помогать изначально?
«Непонятно», — Заключила Циска, и думала уже было грести к причалу, как вдруг из корабля, аккурат над ней, вырвался ещё один субъект, в котором Цис за долю мгновения, доступного ей для осмысления, успела узнать напарницу всё той же серокожей злодейки.
Героиня, приняв решение без лишних раздумий и не забывая работать ногами, раскрыла свои объятия и с утробным бултыхом скрылась вместе с добычей под водой.
Зная характер Джека, Фран не была слишком уж удивлена, что он выбросил эту бедолагу в окошко. Хотя обычно рыцарь казался более сдержанным.

[float=right]https://i.imgur.com/Cpjl8L7.png[/float]Джек посмотрел на плащ, который остался у него в ладони, затем — в спину улепётывающей карлице. Он бы почесал сейчас бороду, если бы шлем не мешал, — «Надеюсь, она не додумается бежать на палубу», — но нашлись дела поважнее — нужно было помочь людям в трюме.
Слишком многое говорило в пользу того, что они здесь находились не случайно.
Джек никогда не задавался вопросами, аппелирующими к глубинным размышлениям, но сейчас почувствовал некий укол совести — кажется, его поняли превратно. Так как именно он, рыцарь, позвал на помощь, он был в курсе того, что именно планировал делать "командир" на пристани, собиравшийся потушить пожар, и был уверен в том, что если преступница сбежит на палубу, то пострадает.
Впрочем, всех ведь не спасти, верно? Главное было теперь получить сигнал от парня; он обещал, что когда голубое сияние иссякнет — можно выходить. Поэтому, пускай даже это выглядело странно в глазах окружающих, Джек запер дверь, чтобы никто случайно не убежал, пока он не смотрит (а то одна такая уже нашлась).
Не паникуйте. — Твёрдо и спокойно призвал он, — Мы пришли помочь вам.
«Хотя изначально предполагалось,» — подумал он уже про себя, — «Что мы просто предотвращаем кражу.»
Мы все умрём! — Вдруг завопил кто-то, и Джек тяжело вздохнул.
В этот момент снаружи что-то начало сиять, и рыцарь обратился вниманием преимущественно туда — теперь ему стало понятно, что имел ввиду колдун. Осталось только убедить всех этих ободранных джентльменов и леди, что рваться наружу сейчас — не самая лучшая идея.

[float=left]https://i.imgur.com/cyhMXQD.png[/float]Он решил дать им пару секунд, пока разминалась шея. И ведь нечего же делать, посреди ночи!
Впрочем, можно ещё пару мгновений потянуть... пока разминаются руки.
Со стороны могло показаться, что колдун просто позирует, ну или волнуется, однако на деле молодой человек действительно выжидал, пока героиня сделает своё дело. Странный рыцарь предупредил его о том, что этот подсолнух попытается арестовать преступниц, но сейчас магу было важно, чтобы никто случайно не пострадал.
Вот, что-то мелькнуло в темноте, юноша не разглядел что, и видимо вылетело за борт, кажется — героиня, а значит — самое время начинать!
Взмахнув руками, Фридрих начал плести заклинание. Вокруг его ладоней появились голубоватые искры, руки обвили иссиня-чёрные ленты, а там, где он проводил пальцами, но совсем вот здесь-здесь, а около корабля, начали появляться неправильно-идеальные лазурные грани, словно кто-то медленно, но верно рисовал объёмный прямоугольник вокруг палубы корабля и основного очага пламени; не трудно было любому маломальски грамотному человеку, который хоть сколько-то разбирался в волшебстве, что Фридрих делает достаточно просто заклинание, которое создаёт силовые стены, не пропускающие ни воздух, ни что бы то ни было ещё. Стены эти были не очень-то и прочными, и делались долго, а до тех пор силы никакой не имели, потому — заклинание не было боевым от слова совсем. Говоря откровенно, особо искусным оно тоже не было, главным признаком мастерства здесь выступали два опосредствованных фактора: сонное состояние колдуна, который ещё четверть часа назад видел замечательные сны, и размеры применяемого колдовства.
Ещё один взмах, искристой дугой на секунду зависший в воздухе, а затем характерный жест, сжимание ладони в кулак, сверкнувшие магией разноцветные глаза колдуна из Рекна, и вот, между гранями появился едва заметный, серебристо-голубой барьер, сверкавший в ночи оттенками оранжевого и белого: от факелов и луны соответственно.
Народ на пристани замер в ожидании, стихли почти все звуки, но дальше не было... ничего. Барьер продержался ещё некоторое время, буквально пару минут, а затем огонь просто пропал.
И Фридрих буквально физически ощутил разочарование толпы. Оно и понятно: откуда им, неграмотным, знать о том, сколько изящества было в этом решении? Тут ведь штука какая: дай огню сжечь ещё немного кислорода на локализованном пространстве, и его в воздухе станет слишком мало, чтобы пламя продолжило распространяться; именно для этих целей нужен был барьер. Единственное, в чём заключался риск: кислородное отравление для тех, кто оказался внутри барьера, и вероятность получить неприятные и жестокие ожоги от остаточной магии, которую пламя использовало хоть как-то на последних мгновениях жизни.
Мне слишком мало платят за это, — В итоге пробурчал Фридрих, почёсывая макушку и окидывая пристань хмурым взором, который подрабатывал, будучи начинающим волшебником, в пожарной бригаде гавани.

Франциска крепко прижала к себе пойманную преступницу, она же — напарница грубой серой женщины, и с завидным упорством поплыла к берегу. Герои не ошибаются трижды, поэтому сейчас Фран удивительно профессионально рубанула ладонью по затылку своей пленницы в самом начале, ещё даже до того, как вытащила её из-под воды, и была достаточно жёсткой, чтобы карлица не сумела сбежать, а затем, выбравшись к пристани, старательно скрутила свою добычу.
Улыбки на её лице не было ни зги. Лишь нахмуренный взор и смертельная серьёзность.
Не заставляй меня делать тебе больно, — Отрезала Франциска, внимательно наблюдая только за Жони.
Ладонь покоилась на рукояти меча; несмотря на то, что и Фран порядочно потрепало падение, она выглядела достаточно бодрой для того, чтобы молниеносно, в случае чего, рукоятью меча выбить дух из тела маленькой карлицы, благо что-что, а мечом Циска владела действительно невероятно эффективно.

+1

18

Использовать план под названием «Я не умею плавать» было поздно. Вообще, большая часть планов запаздывала, и хотя определенный сценарий всегда был в голове Жони на случай, если ей надо сбежать, сейчас, когда она плюхнулась в воду, затем вынырнула, тут же схватив воздух ртом, будто он мог убежать и встретилась взглядом с той самой девицей, что кричала «сдавайтесь», времени размышлять не было. Да, с той самой девицей. В воде. В меньше чем полуметре от Жони, на которой теперь не было ни капюшона, ни плаща, чтобы ее можно было скрыть в полумраке, из-за чего зеленая морда и длинные спутанные черные волосы были вполне различимы. Как и острые зубы. И желтые глаза. Впрочем, насладиться этой картиной у Франциски не было то ли времени, то ли желания, потому что меткий удар заставил Жони, уже открывшую рот, чтобы что-то сказать, плюхнуться лицом на водную гладь и начать пускать пузырики. Тело всплыло так, будто было наполнено воздухом и зависло в таком положении, держась ровно до того момента, пока полудемоншу не схватили второй раз. И не начали с ней плыть к берегу.
В итоге все, что могли слышать люди с пирса, напоминало примерно такой крик: «Сто-ПЛЮХ». Что, в целом, было довольно таки обыденно, учитывая ситуацию с кораблем.
Пробуждение было довольно быстрым. Честно говоря, ушастая карлица не могла четко понять поначалу, сколько времени вообще прошло. Кажется, она не была в воде, да и спина ощущала вполне четко твердую поверхность, а взгляд уперся в ночное небо. Первые полсекунды. Сразу после него ситуация резко начала набирать скорость, потому что вслед за пробуждением пришла мысль «У меня вода в легких» и резкий приступ кашля. Сопровождающийся отплевыванием соленой воды, выпученными глазами, а затем и сконфуженным взглядом, длящимся ровно треть секунды, направленным на явно серьезную девицу, которая что-то сказала.
И тут что-то в голове Жони щелкнуло.
Здесь стоит сделать небольшую ремарку. Жони не умела нормально говорить. Красноречиво. Красиво. Убедительно. Так, как это делает большинство торговцев, завлекая покупателей и описывая красным словцом какой у них замечательный товар. Не смотря на это, не стоило думать, что она была глупой. О, нет, шестереночки в голове Два Лица работали обычно с такой скоростью, что будь они из бронзы, то уже давно перетерлись бы. Но, благо, шестеренки были воображаемые, и как только этот самый щелчок раздался в голове Жони, та поняла, что ей нужно сделать.
Для начала, изобразить ужас. Это было легко. Она и так была напугана до чертиков, из-за чего реакция на слова Франциски была довольно правдоподобной — карлица резко начала двигать ногами, пытаясь отползти, что было довольно таки трудно, учитывая, что для таких маневров требуются еще и руки. А руки были связаны. Из-за чего напоминала мелкая сейчас скорее чудовищную зеленую гусеницу, доползшую кажется до какого-то камня и благодаря нему сумевшая сесть и впериться взглядом в безымянную девицу. Взглядом, в котором был замешан страх, злость и толика отвращения.
- Так ты заодно с этими работорговцами! - а еще в нем была определенная горечь, свойственная тем людям, которые пытались что-то сделать, чтобы наказать то самое зло, которое пытается изничтожить блондинка с мечом, но в итоге их предали или просто всадили нож в спину в самый последний момент, и все, что осталось теперь — закричать «И ты, Брут!», прежде чем им перережут горло.
В целом, это был интересный план. Он довольно быстро появился в голове Жони, и ставка в нем была на то, что никто ничего друг о друге не знал. Точно так же, как Два Лица и Варгест не знали о том, что они попытаются угнать корабль с кучей людей на борту, вот эта безымянная и еще кучка зевак на пирсе не знали о том, что за товар привез в Рекн местный капитан. Точно так же они  не знали о том, что Жони и Варгест были простыми пьяницами, а не какими-нибудь индивидами, которые случайно узнали о том, что кучку рабов переправили в порт, и решили их спасти. Поджигая при этом корабль, чтобы проще было спрятать улики. Ведь, подумала Жони, если бы эта беловолосая была заодно с капитаном, она бы не стала распаляться и кричать «сдавайтесь.» В мыслях зеленокожей эта героиня бы тут же решила вспороть брюхо обоим свидетелям, которые уже могли узнать, что на борту судна, но при этом она этого не сделала. Точно так же, как не встал вспарывать брюхо Жони и тот мужик в доспехах, который явно пришел не столько за ней, сколько за рабами. Которых нашел случайно. Ну, по крайней мере так показалось Жони, судившей о его реакции и вопросе, мол, не принадлежит ли этот корабль мелкой карлице.
Последним, главным пунктом во всем этом размышлении, была именно история Франциски. Все же, гоблиноподобная связанная ставила именно на то, что та никак не связана с работорговцами. И что мелкая сошка, которая случайно стырила колокол, да рогулька с мечом,заинтересует белобрысую куда меньше, чем  какие-то парни, которые занимаются продажей людей. Тех самых, которые сейчас в трюме. Ну или перевозкой. Черт его знает, как работали в эти дни работорговцы, честно говоря.

Отредактировано Joni Two Face (2019-02-27 17:10:52)

+2

19

План по выведению корабля в залив довольно оперативно терял свою актуальность. Рогатая освободила один парус и уже думала лезть освобождать второй, а потом готовиться их ставить, как увидела, что на палубе вокруг огня выстраивается барьер. Практически прямо под ней. Рогатая немного удивилась. Она, честно говоря, ожидала более эффектного способа тушения пожара. Например, уронить на корабль огромную кучу воды, которая мигом потушила бы огонь. Или проконтролировав огненную стихию, просто заставив огонь угаснуть. Она сама была «магом мускул» и волшебство, которое она обычно творила, заключалось только в масштабности побоев, которые она могла учинить голыми руками. Но при этом она хоть что-то о магии знала и знала точно то, что магия, связанная со стихиями самая простая и легкая. Потому удивлена была, что возникала необходимость городить какую-то сложную ерунду.
– Раум, ты еще здесь? - задала вслух вопрос Варгест, спускаясь быстро по снастям вниз на палубу, стараясь при этом не угодить в магический барьер. Если уж спасение корабля тут явно не требовалось, надо было уходить, желательно прихватив всех своих товарищей.
– Да, пока еще. А что? - ответил старший помощник, начисто проигнорировавший предыдущий приказ  капитана не следить за ней. Старый демон в общем-то понимал, что какие-либо приступы гнева капитана обрушатся разве что на простых матросов, потому что горячий темперамент Варги обычно имел все-таки свои пределы и офицеров она не трогала только потому что они ее бесят.
– Ты не видел мелкую?
– Видел. Ее поймала та девка, которую ты вышвырнула за борт и видимо сейчас на пирсе будет вязать и насиловать, - демон, конечно, пошутил, но от одной мысли, что из-за всей этой чехарды маленькая подруга Варгест сейчас, наверно, уже без пяти минут в кандалах и, возможно, потом ее еще из тюрьмы вытаскивать придется, взбесил Варгест донельзя. Так, что у нее несколько капилляров в глазах лопнуло.
Раздраженная, она ударила мечом прямо в ножнах по барьеру, пока топала в сторону трапа. Барьер оказался не слишком прочным, как выяснилось. Однако гнев и злоба Рогатой не угасла от такого простого вредительства. Так как Жони была явно не была в трюме, но кто-то там явно еще был, следующий акт жестокости был в виде броска бомбы с ядовитым газом прямиком в люк. Вряд ли там кого-то убьет, если, конечно, они не столпились прямо у выхода, а все-таки смогут разбежаться по трюму корабля, но по крайней мере, ей никто больше не помешает со своим дерьмищем.
– Я открою врата там, чтобы ты потом уйти смогла без лишних проблем.
– Прикрой мне спину. И готовь «Дитя» к отплытию, - рыкнула она в воздух, практически спрыгнув на пристань с борта корабля. Зеваки, которые оказались рядом, довольно быстро ушли с дороги, видимо, узнавая грозу большей части торговцев Рекна или просто решая, что нечего стоять на дороге у громадной рогатой полукровки с двуручным мечом наперевес. Проклятье все это время покоилось в ножнах, но Варгест, у которой ладонь практически прикипела к рукояти, чувствовала голод клинка. Ей очень хотелось кого-нибудь убить. И вот наконец она увидела их двоих – свою зеленокожую подругу и героиню, которая решила, что может ей угрожать.
– У тебя один сраный шанс… - все таким же рыком выдала Варгест. Она не стала вдаваться в подробности, что именно за шанс, в чем он заключается, что будет с девушкой, если та вздумает не воспользоваться им и наоборот. Она была слишком злая, чтобы объяснять и была убеждена, что если у этой авантюристки не хватит мозгов разобраться в том, о чем говорит Варгест, то она просто окажет человечеству услугу, избавив от ее тупости. Она лишь мельком глянула на образовывающееся рядом с ними свечение, с которым начал появляться небольшой портал на корабль. Осталось дело за малым – забрать Жони и кое-кому прописать по физиономии.

+1

20

Что? — Откровенно непонимающим тоном и слишком тихо, для стоящего гула, вопросила Франциска.
Толпа с ней безмолвно согласилась. Так уж сложилось исторически, что златокудрая девица, которая явно претендовала на звание героини, внушала людям больше доверия, чем уродливая карлица. И слова в таком положении редко кто слушает.

[float=right]https://i.imgur.com/Cpjl8L7.png[/float]Удивительное дело — таинственный человек с огромным двуручным клинком за спиной вызывает определённое уважение к своей персоне.
Тем ещё страньше, что это не останавливает людей, которые ещё недавно находились в оковах и их жизнь зависела от людей отнюдь не самых достойных. Когда ты свыкаешься с мыслью, что тебе уже нечего терять, ты перестаёшь бояться. Джек такое уже встречал. И тогда даже воитель в доспехах не будет для тебя угрозой. Убьёт? Пусть. До сих пор перспективы были ещё хуже. И лучше с каждой секундой не становились. Скорее наоборот.
Одним словом — Джек не смог их остановить. Те методы, которые он знал, предполагали травмы и определённые увечья, а вредить запаниковавшим бедолагам он не хотел. Не то, чтобы рыцарь не пытался, но он всё ещё был человеком и относительно простым воином; его средства здесь не работали.
Главное, чтобы никто там, сверху, не сделал какую-нибудь глупость...
Джек выругался и прокричал команду бежать, но его голос потонул в гласе народа, и потому бомбу, брошенную в трюм, заметили немногие. Они были бы и рады повернуть назад, но основная толпа не оставила им ни шанса.
...к счастью, маг уже закончил своё действо, когда всё это началось.
Джек грязно выругался и, буквально скрипнув зубами, рванул вперёд, но спустя секунду спрятался в одной из кают, поняв, что не успевает. Выглянул, понял, что это был какой-то газ и только пуще разозлился. Вернувшись в каюту, он мощным ударом выломал себе проход пошире и, обнажив пару коротких кинжалов, начал выбираться по внешней стороне корабля.
Оставалось надеяться, что яд не был смертельным. Да позвать целителей.

Франциска не могла не заметить возвращение серой леди. К этому моменту на лице героини уже давно не было даже тени улыбки.
С мягким, и даже нежным звуком Циска обнажила клинок и приняла боевую позицию. Она никогда не убивала негодяев (обычно эту обязанность на себя брали её товарищи, если уж приходилось), и сейчас не собиралась, но и отступать не была намерена. В момент, когда она будет уступать негодяям, она умрёт как герой, — так она сама решила. И уже давно. Сейчас была далеко не самая ужасная передряга, в которой она оказалась.
Конечно, эта дама с клинком выглядела устрашающе, что уж греха таить, но впервой ли? Она не выглядела слишком уж ловкой, и наверняка полагалась больше на инстинкты, отточенные годами, — дожила же она как-то со своим характером до нынешних лет, — и силу, нежели на мастерство, а потому переиграть её будет не сложно. Фран прекрасно осознавала, что выглядела скорее как пародия на героя, — маленькая, не особо-то и грозная, с обычным полуторным мечом из обыкновенной (пускай и качественной) стали, — но она действительно умела пользоваться своим единственным оружием едва ли не лучше всех. Для многих это становилось неожиданностью.
Прости, — Отозвалась она строго и крепко, — Но ты не права. Шансов у тебя больше нет.
Разумеется, Франциска поняла, что слова адресованы ей самой, но в такие моменты в ней просыпался едкий разум.
Больше всего её раздражали такие вот существа, которые не ценят то, что к ним относятся с пониманием и действительно хотят помочь. Злодеи всегда пользуются чужой добротой, и эта женщина не была исключением; ей достаточно было спросить, что от неё хотят, уладить вопросы и Франциска не сказала бы ей и слова.
Выбор есть всегда, говорил её учитель, и она сделала его даже не задумываясь. Она вредила безоглядно и считала себя правой. То, что было в таверне — пустяк, и за него вполне могло бы хватить и извинений, но она двинулась дальше. И идёт до сих пор. Считая, что имеет на это право. Но...
Не имеет. Зло должно быть наказано. Не убито, конечно, — Циска так и не смогла убить хоть кого-то разумного, — но уступать ему? Нет уж.
Да! — Внезапно отозвался кто-то из толпы и встал рядом с Франциской. Простой мужик с топором, явно предназначенным для строительных и заготовительных работ, а не для борьбы.
Верно! — Вторил ему кто-то ещё. На этот раз — стражник с копьём и высоким щитом, с ним — его товарищ.
[float=left]https://i.imgur.com/cyhMXQD.png[/float]Затем — ещё и ещё.
Может толпа и не знала, кто здесь действительно хорошая девочка, но рычащая полудемоница с мечом на цепи вызывала у людей намного меньше сопереживания, чем очевидная героиня, храбро выступившая против неё. Потом, если что, разберёмся.
Не успела Фран и одуматься, как люди стояли уже за ней.

Волшебник тоже не остался в стороне. Не то, чтобы он этого не хотел, но раз уж пришлось встать этой ночью и наблюдать это зрелище, грешно было бы упускать такую возможность.
Однако, драка мало его привлекала. И даже заклинание, которое создавалось подле поля рати ему не было интересно — он лишь хмыкнул про себя, что волшебство отнюдь не самое искусное.
Нет, его заинтересовала добыча этой девчонки.
Поэтому он незаметно подкрался в этой суматохе к карлице и прошептал сокровенное на ухо:
Хочешь сбежать отсюда?

+1

21

Жони уже устала повторять себе, что все ее потуги хоть как-то вылезти из ситуации хотя бы относительно невредимой, превращались в удобрения. На данный момент все выглядело так, будто закончится все это дело как минимум сломанными ногами и выкидыванием из города, что, в целом, было не так уж неожиданно, но все же довольно невероятно, учитывая, опять же, что количество благочестивых жителей на улицах сегодняшним вечером просто зашкаливало. Тем не менее, попыток хоть как-то выкрутиться полудемонша не бросала, из-за чего сразу после вопроса со стороны безымянной девицы с мечом, явно недогоняющей, к чему была брошена фраза про работорговцев, Жони тут же бросила следующую реплику:
- Куча людей в трюме корабля там явно не для секретной вечеринки собралась, или, хочешь сказать, ты о них ничего не знала? - для карлицы представление продолжалось, не смотря на то, что сыграть на широкую публику ей не удалось. С другой стороны, убедить ей достаточно было одного человека, и этим самым человеком была именно Франциска.
Ну, по крайней мере, таков был план, пока со  стороны корабля не раздался характерный хлопок, а затем из небольших оконцев повалил еле заметный дым. У Жони отвисла челюсть. Не так, как бывает, когда просто удивляешься, а так, когда ты настолько не веришь в происходящее, что все, что остается сделать, это задать немой вопрос «Какого лешего, а?!» Потому что происходящее было уже просто за гранью неудач — коротышка просто отказывалась верить в то, что это череда случайностей, о, нееет. Это точно была запланированная операция по превращению ее в седую параноидальную и крайне недоверчивую личность, потому что другого объяснения просто быть не могло. И хотя появление Варгест спустя пару минут все же обрадовало хоть немного, радость быстро сменилась осознанием, что и ядовитый дым, и хлопок, это все ее рук дело.
А потом пришел страх. Потому что рогулька взялась за меч. И это означало, что скоро здесь будут трупы. Много трупов. И скорее всего среди них окажется и Жони, потому что карлицу точно пустят на мясо в следующую минуту после того, как кто-нибудь решит пырнуть Варгест вилами или чем там еще обычно вооружались пьяные рассерженные селяне. Нет, конечно, жители Рекна селянами не были, и их ассортимент оружия был немного другой, но все же...
- Варя-пожалуйста-только-не-надо — начала, запинаясь, тараторить Жони, испуганно глядя в сторону рогатой и крайне сердитой женщины, понимая, что на этом — все. И что через пару минут вся эта сцена превратиться в кровавое месиво. Возможно, обрати сейчас кто внимание на ушастую карлицу, то даже заметил бы, что та выглядит менее зеленой, чем обычно, да и вообще, на лице у нее постепенно начинает проступать белый цвет, в основном потому, что не бледнеть в таких ситуациях просто было невозможно.
- Тень вас всех забери, корабль, трюм, толпа рабов, спасти, нет? - переходя уже на смесь ругани и набора случайных слов, пыталась отчаянно вразумить окружающих людей зеленолицая, прекрасно понимая, что абсолютно все ее усилия сейчас полетят коту под хвост. В основном потому, что, кажется, слушать ее никто не собирался по одной простой причине — воспринимать Варгест, как главную злодейку было куда проще, и та не особо старалась бороться с этим образом. Даже в том случае, если никто не видел, как она бросила бомбу, ядовитую бомбу, о наличии которой в арсенале Варгест сама Жони прекрасно знала, сейчас, с оружием в руках, воспринимать ее как-то иначе, чем надвигающуюся угрозу, было просто невозможно. В конце концов, окажись на месте Франциски, полудемонша и сама бы решила, что лучше дать деру, чем пытаться подружиться с все еще пьяной и явно вышедшей из себя двухметровой женщиной со здоровенным ковыряльником в руках, но вот героиня явно давать деру не собиралась, наоборот, только собирая вокруг себя довольно опрометчивых людей, считающих, что они могут справиться с капитаном пиратского корабля. И, да, наверняка где-то на подходе были еще пираты. Потому что в такие моменты, когда весь план слетал с рельс, первое, что делала Варгест, это давала команду своим дружкам, с условным обозначением «время импровизировать». И судя по тому, что сейчас взгляд рогульки был сосредоточен на Франциске, команду эту она уже отдать успела.
И самое ужасное было в том, что сама Два Лица сделать сейчас просто ничего не могла.
По крайней мере, так ей казалось.
- Хочешь сбежать отсюда? - донеслось откуда-то над ухом, тут же заставляя желтоглазого монстрика повернуть голову и встретиться лицом к лицу с непонятным мужиком, заметить которого до этого полудемоноша не успела. В основном потому, что была занята бросанием отчаянных взглядов то на толпень, часть из которой решила все же пойти против Варгест, то на саму Варгест, для которой толпень не была проблемой, судя по ее виду.
- Ты серьезно? - все, что смогло вырваться из глубин разума на тот момент, это довольно странный ответ вопросом на вопрос, который, казалось бы, не требовал какого-либо дополнительного подтверждения со стороны Жони. То есть, с тем же успехом разноглазный мог ее просто взять подмышку и раствориться в воздухе ,появившись где-нибудь на Иш-Калафе, и, в целом, она уже была бы довольна. Не до конца, конечно, если бы Варгест не было рядом, но уже чуть больше, чем по сравнению с тем случаем, когда она все еще находилась бы связанная в паре метров от кровавой бойни
- Ты серьезно спрашиваешь у меня хочу ли я сбежать? - кажется, это было что-то вроде «да».
«Господи, пожалуйста, во имя всех богов, ДА»
«Захвати, пожалуйста, еще со мной мою подругу, ДА»

+1

22

Проклятие знало, против кого можно выступать, а против кого нельзя. Старый клинок прекрасно чувствовал, к кому тянутся души убиенных, а кто оставался чистым. И сейчас он чувствовал, что единственным убийцей здесь была только одна персона – его носительница. Лишь за ее жизнью цепями волочились мертвецы. И он впился в нее, пытаясь напитать свой голод.
Варгест почувствовала волну боли, распространяющуюся по руке и после краткого взгляда на свой меч, вгляделась в девицу, которая осмелилась против нее восставать. Отвратительно. Эта девчушка таскает с собой меч, но при этом умудрилась не поубивать толком людей. Позорище, да и только. Таскает с собой оружие видимо только для того, чтобы красоваться и устраивать показательные дуэли. Такой сорт «героев» вызывал только презрение. Человек, который использует свой основной инструмент не по назначению, воспринимался как какое-то ходячее издевательство.
Однако боль сбила волну гнева и позволила хоть на мгновение затормозить. Особенно с учетом того, что за спиной этой девицы начинала собираться толпа. Вот нашлось ведь в самом грязном и преступном городе на всем материке целая орава благочестивых идиотов, которые не решили как минимум по классике «ничего не знаю, не мой же дом горит». У капитанши было даже желание приказать  дать залп по пристани – сразу дела в городе на лад пойдут явно. Единственный минус – тогда, скорее всего, и с Жони придется распрощаться, маленькая полукровка вряд ли переживет подобную атаку.
Какая-то часть Варгест хотела сказать своим ребятам, что можно тогда развлечься вместе с ней. Они только рады будут. Да и это будет честно – раз против нее выходит толпа, то и она не  обязана в одиночку разбираться со всеми этими самонадеянными горожанами. Но какая-то часть требовала сделать все умнее. Как минимум, потому что ей все равно пришлось бы сражаться практически без оружия, в этом деле меч ей был не помощник.
Она пошла дальше вперед, снимая с пояса другую бомбу. Это было довольно приятное чувство – выходить против человека с мечом, который, наверно, надеялся на честный бой, с чем-нибудь неординарным. Она любила закидывать пол шипами, мешая передвигаться, убивала людей отравленными дротиками и проявляла изрядную изобретательность в подборе бомб, которыми она их закидывала. Пиратский удел не касается сражений самым честным образом.
– Ага, нет шансов. Вдыхай поглубже, - с кривоватой усмешкой ответила Рогулька этой святой благочестивой девице бомбу под ноги, не особо, впрочем, добрасывая. Только вот на самом деле алхимическая смесь, прячущаяся под тонким стеклом, не являлась отравленной. Из нее вырвался с резким хлопком серый грязный дым, отвратительно пахнущий, но довольно безвредный.
Варгест в два прыжка оказалась рядом, скрытая покровом дыма. Она знала, что издавала много шума, но у нее не было планов приставать к мечнице и атаковать ее вслепую. Она практически наощупь поймала свою крохотную подругу, ориентируясь во многом по последним мгновениям, когда еще было что-то видно. Достаточно ловко перехватив ее и подняв на плечо, она сделала два шага назад, к порталу.
– Одна зеленая физиономия сегодня спасла ваши неудачливые задницы. Прощайте, остолопы, - сказала Варгест и шагнула во врата, подготовленные своим старшим помощником. Воздух сразу прояснился, а она вновь ощутила качку палубы под ногами. Приятное ощущение. Они находились на борту «Дитя Раздора», в компании ее старпома и еще нескольких демонов.
– Закрывай врата. Мда, ну дела. Дать что ли напоследок прощальный залп по городу, чтобы знали, на кого наезжают со своими героями. Никого не убили, а людей уже собирают. Совсем страх потеряли, - сказала Варгест, после чего, спохватившись, поставила все-таки Жони на палубу, – Ну, сегодня ты гуляешь с нами. Давно бывала в Иш-Калафе?

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 7.09.1214 - "Не "украсть", а "реквизировать"!"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC