От 11.04.18
Скоро начнётся конкурс "Мисс и Мистер Эноа"! Ознакомиться с деталями можно здесь.
Не забываем отмечаться в перекличке.
А с особенностями дизайна можно ознакомиться здесь.

Просим вас также отметиться в переписи эпизодов.

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

Зато открыт набор на вакансии мастеров игры!!
Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-21 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты
Настоящее время:
с 1213 г. по апрель 1214 г.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Зал героев » Лайзалтитанаэль из дома Вентумааль, 53 года, эльфийка-нежить


Лайзалтитанаэль из дома Вентумааль, 53 года, эльфийка-нежить

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Лайзалтитанаэль из дома Вентумааль
Лайза, Призрачная лучница, Эльфийская предательница

Раса/возраст:
Эльфийка (нежить)/53 года (выглядит примерно на 26 лет)

Статус, занятость:
Бродячая наёмница

Место рождения:
Эльфийские земли, небольшая деревушка у окраины земель

Место пребывания на начало игры:
Неподалёку от Рекна.

http://sd.uploads.ru/m67BE.jpg
Сильвана Ветрокрылая | World of Warcraft

Особенности внешности

Из-за магии некроманта, глаза полностью красные – более бледные белки и более насыщенные зрачки. Полосы-татуировки пересекают оба глаза. Кожа мертвенно-бледная. По всему телу видны странные шрамы, будто от девушки отрезали части тела, а затем обратно из пришивали. Носит амулет с душами внутри. На безымянном пальце – стальное кольцо с рунами и символами с внешней стороны. С собой всегда носит лук и стрелы. Рост: ~170, вес: ~60 кг.

О ГЕРОЕ:

Как и любой другой рассказ, историю Лайзалтинатаэль стоит начать с самого начала, которое на предвещало никакой беды. Родилась маленькая эльфийка в семье не слишком знатных и богатых эльфов, которые, впрочем, не были на последнем месте среди своих сородичей. Благодаря этому, у неё с самого детства было всё, что ей было необходимо для вполне счастливого существования, но не было того чрезмерного контроля, который так привычен для сливок общества. Ребёнком она была не единственным в семье, поэтому родители не тратили каждое мгновение своей жизни на то, чтоб уследить за маленькой проказницей, а ей это было только на руку, хотя они и знали, когда стоит остановить неразумное дитя и как с ним лучше поступить. Поэтому, прошло не так уж много времени, когда девочка начала понимать, что стоит делать и говорить при родителях, а когда лучше притвориться паинькой, дабы они отстали побыстрее. В общем-то, примерно к этому почти полностью сводились первые лет двадцать эльфийки. С друзьями у неё особых проблем не было, и, когда родители решили, что они достаточно сознательны, у тех началась поистине весёлая жизнь. Думали, что все эльфы поголовно – это паиньки, которые любят слушать музыку арфы, рисовать пейзажи, чаи распивать да зверушек приручать? Как бы ни так. Молодёжь – она и среди эльфов молодёжь. Тем более, что исключения бывают везде и всюду.
Родная деревушка Лайзы находилась близко к границам эльфийских земель. Конечно же, она с друзьями не могла упустить возможность несколько раз выбраться туда, куда более старшее поколение запрещало ходить без их присмотра. Затем начались совместные ночёвки за пределами эльфийского леса. Звучит как что-то вполне безобидное, но, когда речь о группе молодых, глупых и наивных эльфов, которые плохо способны за себя постоять, и которые уходят довольно далеко от земель, где им могут помочь – можно понять беспокойство их родителей. Но что такое родители для подростков? А дальше больше. Так уж получилось, что, вместе с друзьями, Лайзалтитанаэль была не лучшим примером для подражания. Конечно, до человеческих задир им было далеко, но среди эльфов они были редкостной занозой в одном месте. Разного рода шутки и розыгрыши они весьма любили, но умудрялись каждый раз выйти сухими из воды. Более того, некоторые родители, как родители Лайзы, отказывались верить, будто их дети каким-то образом причастны к тем казусам, которые случались в их деревне. И, конечно же, эльфийка привыкла, что ей всё сходит с рук. Обычно она знала, когда стоит остановиться, чтоб не случилось какой-нибудь беды, и обернуть всё в несколько иное русло, дабы не потерять авторитет в глазах друзей. На самом деле, не сказать бы, что их розыгрыши приносили сильные неудобства, но для благородных эльфов и это было весьма и весьма неприятно, а порой и несколько непристойно.
Со временем, в кругах, в которых общалась Лайза, стало популярным новое увлечение – стрельба из лука. Даже разного рода задиры не были готовы охотиться на зверей, любовь к которым им таки сумели привить ещё с детства, и которая, по всей видимости, передавалась с кровью лесного народа. Но вот пострелять в мишени, организовать какое-нибудь соревнование между собой, порой – и за денежный приз, собранный тут же на месте, - такого рода времяпровождение стало нормальным и обыденным. Кому-то пришла в голову идея, что с луком, они смогут постоять за себя против людей, если те вдруг решат пойти против эльфов или конкретно их небольшой группки, ведь свои прогулки они так и не прекратили. Конечно, было глупым считать, будто из этого может получится что-то хорошее, но в тот момент все приняли это как хорошую мысль и активно начали учиться владению луком. Но что можно взять с каких-то самоучек? Пусть у них и был дух соперничества между собой, особо больших результатов они не достигли, но категорически отказывались это понимать. Возомнив себя великими защитниками леса и родной деревушки, вместе с границами, у которых она располагалась, подростки начали вести себя слишком высокомерно, нагло и гордо, даже по меркам эльфов. Старшие смотрели на это сквозь пальцы, считая глупой "детской" увлечённостью, но, всё же, были не в особом восторге от этого. Когда же Лайзе перевалило за сорок, её родители, уставшие от затянувшегося детства своей дочери, которое к тому времени стало очевидным, решили, что её помолвка с эльфом из другого дома станет хорошим стимулом забросить всякие игры и взяться за ум. Той, конечно же, такой поворот не понравился. Имея почти полную свободу действий с детства, эльфийка решила, что лучше она отправится прочь из леса в большой мир, нежели позволит не просто манипулировать, как она считала, собой, но и закрыть в четырёх стенах и усадить нянчиться с детьми. Разговор с родителями трудно назвать тихим и спокойным, но будь они изначально более строгими – возможно, у них бы получилось убедить дочь передумать и взяться за ум. Но вместо этого, она банально поставила их перед фактом, что уйдёт прочь. Что, собственно, она и сделала. Вместе с ней вызвались отправиться ещё пара друзей, остальные по тем или иным причинам остались. Родители же махнули рукой, в надежде, что суровая реальность быстро вернёт их детям нормальное восприятие мира и поведение. Не сказать, чтоб они вовсе не переживали о своих детях, но попытки старшего поколения были безуспешными, как бы они не старались. Они решили, что порой, лучше отпустить и понадеяться на богов и судьбу, нежели и дальше позволять подросткам нарушать спокойную жизнь остальных эльфов, ещё и учитывая, какими они могут стать в результате из-за такого отношения. Ситуация и без того была уже запущена, и этот вариант казался лучшим из возможных.
Нельзя сказать, что последующие несколько лет были невыносимыми в жизни Лайзалтитанаэль. Но ожидания взрослых эльфов оправдались. Вместе с давними друзьями они быстро поняли, что ошибались по поводу того, на что они способны и каков мир за пределами родной деревни, где никакие родители не помогут и где нужно самому выкручиваться, дабы выжить. Гордость не позволяла им вернуться назад, и она же не давала признать, насколько они благодарны родителям за то, что заставляли их в детстве учиться. Пусть никто из них и не был умнейшим эльфом в мире, но и их знаний поначалу вполне хватало, а там уж, на деле, они быстро учились тому, что нужно. В основном, они занимались тем, что помогали городским эльфам, учили их чему-то, что было незнакомо их сородичам, отдалённым от эльфийских земель. Время от времени, участвовали в разных соревнованиях по стрельбе – хоть где-то их шалости действительно пригодились. Пусть денежные призы они выигрывали не часто, но селянам приятнее иметь дело с теми, кого, как им казалось, они хоть немного знают, и кто успел себя хоть в чём-то показать, нежели с незнакомыми путешественниками. Довольно быстро стало понятно, что люди относятся к эльфам не слишком любезно, и лучший вариант – прятать длинные уши и притворятся обычным человеком. Правда, стоит упомянуть, что некая магесса, продавшая душу демону, всё же сумела сблизиться с Лайзой достаточно близко, дабы они начали считать друг друга названными сёстрами. Возможно, они поладили, ибо обе были чужими среди своего народа, возможно, виной тому была любовь девушек к веселью, которое остальные считали глупым и опасным. В общем-то, со слишком простым, как для эльфа, характером, а также весьма раскрепощённым поведением, слова Лайзы насчёт её настоящего происхождения очень часто считали шуткой, а уши – накладными. Ну не укладывалось в головах людей, что эльфы могут быть подобными. Это только сыграло на руку девушке, которую люди и, в частности, их отношение к её народу в общем и целом не особо обрадовало. До всяких убийств дело не доходило, но вот карманные кражи пару раз случались, что уж говорить об обычном обмане. И само собой, это не могло привести ни к чему хорошему, ещё и учитывая, что Лайза с друзьями, откровенно говоря, начали наглеть, считая, будто их всю жизнь будут оберегать боги, но смотря на их глупости, которые молодые эльфы считали совершенно нормальными. Вот однажды они и нарвались на нескольких магов которые, как и эльфы, были среди своего народа не особо желаемыми и приятными личностями. Однако, стоит помнить, что такие понятия среди эльфов и людей отличаются кардинально. Люди оказались магами-отступниками, причём явно не новичками, которым жалкие выходки и чрезмерная наглость эльфов совершенно не понравились. И им-то, в отличии от группы эльфов, убивать приходилось. Ни у Лайзалтитанаэль, ни у кого-то из её друзей не было никаких шансов победить в стычке или хотя бы уйти живым. На этом могла бы закончиться история глупой молодой эльфийки, которая решила пренебречь стандартами своего народа, как бы сильно не была к нему привязана. Но тот, кто прервал её жизнь, дал ей же второй шанс.
Среди отступников были и некроманты. Они-то и посчитали, что воскресить столь миловидную девушку будет проще, нежели искать девушек на стороне, ещё и с учётом, как дорого обходились представительницы лесного народа. Друзьям Лайзы повезло меньше, или, с учётом того, что ждало её впереди, больше, и их души были просто заключены в кулон. Жизнь же Лайзалтитанаэль перевернулась с ног на голову настолько кардинально, насколько это было возможно. Жизнь в эльфийке поддерживали магией, целенаправленно передавая её, когда отпускали девушку на большой расстояние от себя, либо полагаясь на небольшое кольцо-артефакт, которое позволяло Лайзе получать от него силы, когда та была рядом. Эдакая страховка, чтоб эльфийка зависела от своих собственных убийц. Её использовали, как только могли – в роли охотницы, личной куртизанки, залога в азартных играх… Да как только могли придумать. После воскрешения, девушка не отличалась особой эмоциональностью и, благодаря магии, была крайне послушна, хотя, при необходимости, весьма умело имитировала эмоции. Приходилось и убивать, куда уж без этого с такими-то хозяевами. Но теперь это не вызывало никакой реакции у Лайзы. Лишь где-то внутри теплилось нечто слабое. Ненависть. Это сильное чувство могло заставить души погибших остаться в этом мире, и совершенно не странно, что Лайзалтитанаэль могла до сих пор ненавидеть. Она не могла простить этим людям за то, что они убили её друзей, с которыми она прошла сквозь огонь и воду, с которыми была знакома с детства. Она не могла простить им, что не дали ей просто кануть в небытие, а вернули в этот мир, ещё и сохранив память. Она не могла простить всё то, что они с ней вытворяли и что заставляли делать самой. Эмоций, таких как страх, жалость или что-то подобное, Лайза не чувствовала. Но некромантам удалось сохранить её разум, а этого было достаточно, чтоб смотреть на происходящее со стороны и действительно возненавидеть этих людей. И пусть ненависть была единственным, что могла почувствовать девушка, но, благо, это не заставило её стать бездумной и бездушной машиной для мести. Эльфийка никогда не знала наверняка причины случившегося, считая, что, возможно, её бурный характер при жизни сыграл свою роль, возможно, некроманты начали со временем терять контроль над ней или что-то повлияло извне, или, возможно, причиной тому стало вмешательство богов. Но реальность была такова, что, по всей видимости, из смертных никто не мог подобраться к отступникам, дабы по доброй воле иль силой заставить их прекратить убивать, грабить, насиловать честный люд. Небольшое божье вмешательство помогло прекратить то, что вызывало действительно большие проблемы среди простых жителей. Пришёл момент, когда Лайза ощутила, что контроль над ней стал слабее. Тогда же, не раздумывая ни мгновения, она и оборвала жизни тех, кто некогда поступил с ней точно также. И, по всей видимости, боги решили сжалиться над эльфийкой и дать ей второй шанс, дабы искупить не самую примерную жизнь. Или, быть может, они изначально приготовили ей подобную судьбу и теперь дали свободу Лайзалтитанаэль. Как бы там ни было на самом деле, жизнь девушки на этом не оборвалась, но что делать дальше – она не знала. Она понимала, что обратно в семью в её нынешнем виде её не примут, и само Древо может даже не пустить её в лес. Однако двигаться куда-то следовало. Оставив лишь охладевающие тела позади, Лайза забрала с них кулон с душами своих друзей, лук, который давно уже стал для неё частью её самой, и, само собой, кольцо, питающее энергией её мёртвое тело, после чего отправилась в путь. Без эмоций, она стала зарабатывать не только честным трудом, но никогда не вредила тем, кто мог не вынести вмешательства эльфийки. Конечно, за исключением тех, кого она убила, но подобным образом Лайза поступала лишь с теми, кто правда этого заслуживал. И пусть ей теперь не нужны были сон и еда, от денег, по возможности, девушка не отказывалась. То одежду купить поцелее, и с капюшоном побольше, дабы скрыть бледную кожу лица, неестественные глаза, отметины на теле и длинные уши, то новый лук прикупит, то просто отдаст городским эльфам, которым так часто не хватает на нормальную жизнь. Да, именно, девушка сохранила привязанность к эльфийскому народу. Хотя ныне это, скорее, было вызвано тем, что Лайза не знала, куда податься и что делать, и просто продолжала то, что начала при жизни.
Такое существование продолжалось довольно долго. Несколько лет Лайзалтитанаэль только и занималась тем, что двигалась от города к городу, от деревни к деревне, помогала эльфам, и частенько убивала людей, которых считала отбросами общества. Она их в принципе стала ненавидеть, после всего пережитого. Но с ненавистью мёртвой эльфийки встречались лишь те, кто доставлял реальные проблемы окружающим, похожие на тех, с кем Лайзалтитанаэль пришлось провести несколько лет уже после своей смерти, ибо пусть раса людей, да и гномов тоже в каком-то смысле, не особо нравились эльфийке, она боялась прогневать богов и, как бы смешно это не казалось, умереть вновь. Хотя к более примерным членам общества, Лайза относилась всё равно с той же прохладой, которую можно было ощутить от неё физически. Правда вот, эльфийское происхождение позволяло избежать ненависти Лайзы, ибо представителей своей расы она не трогала, как бы они не поступали. Довольно часто, девушка заходит в обычные храмы и капища тёмных богов, молясь им. Ведь благодаря кому-то из них контроль над девушкой спал и это дало возможность покончить раз и навсегда с теми, кого Лайза ненавидела больше всех. И ей было плевать, сделал это тёмных или светлый бог. По всей видимости, кольцо-артефакт, благодаря которому Лайза всё ещё могла жить, наполнялось магией там же, подтверждая вмешательство богов, но сама девушка, далёкая от магии в целом, и, тем более, некромантии, лишний раз об этом не задумывается. Но недавнее событие несколько изменило её жизнь и привнесло в него смысл. Сбежавшая человеческая принцесса, из-за которой эльфов считают предателями, едва ли не убийцами? Дайте две, Лайза уж найдёт им применение. Собственно, это и есть нынешней причиной для существования некогда наглой и чрезмерно храброй эльфийки Лайзалтитанаэль, а ныне – нежити, едва ли не лишь внешне напоминающей саму себя. И кто знает, что ждёт принцессу, когда к ней доберётся Лайза. А уж для нежити – это только вопрос времени.

     
Особенности и умения:
Благодаря смерти, эльфийка не чувствует необходимости в еде, сне, отдыхе, также ей не нужно даже дышать и она не чувствует боли.
Научившись обращаться с луком ещё при жизни, после смерти довела эти навыки до ума, и ныне справляется с ним так, словно она и лук – единое целое.
Физически, Лайзалтитанаэль довольно развита, благо, магия поддерживает в ней силы и не позволяет её телу соединиться с землёй. Конечно, какой-нибудь воин может одолеть девушку в равном бою, но та в общем и целом предпочитает не подпускать к себе опасные личности. А в бою вовсе старается уйти на достаточное расстояние и решить проблему с луком в руках. Ловкости для подобного девушке вполне хватает. Да и поскольку тело её устать не способно, и ей не нужно даже дышать, эльфийку можно назвать довольно выносливой.
Тут стоит упомянуть о другой стороне медали. А точнее, о кольце. Запасы магии в нём не безграничны, и, когда они кончатся, девушка так или иначе умрёт. Восстанавливается магия в святилищах богов, без вмешательства самой Лайзы. Впрочем, оно лишь поддерживает тело эльфийки и позволяет ей существовать. Какие-либо физические повреждения оно никоим образом не восстанавливает, а посему, если отрезать Лайзалтитанаэль руку, ногу или ещё чего – они не отрастут и не прирастут. Хотя если обратиться за помощью к магу, дабы тот своими силами "прирастил" потерянную часть тела обратно, магия вновь будет питать всё тело в целом. Подобное часто случалось, когда некроманты, воскресившие девушку, во всю ею пользовались, а у той было слишком мало опыта, дабы избежать повреждений своего тела. К слову об этом, часть тела, потерянная Лайзой, в свою очередь теряет связь с магией кольца, и, если слишком затянуть с воссоединением тела девушки воедино, может оказаться слишком поздно и природа возьмёт верх над мёртвой плотью. Эльфийка об этом знает, но, благо, её тело пока в настолько идеальном состоянии (за исключением шрамов и того факта, что оно мертво), насколько это возможно.
Если в магия кольца близка к тому, чтоб иссякнуть, эльфийка это чувствует, а при совсем крохах магии, может даже почувствовать нечто схожее с несколько-дневной усталостью. Когда магия кончиться окончательно, или если кольцо будет от находиться от девушки слишком далеко, а её тело не будет питать никакая иная магия, она просто и банально умрёт. Что будет, если после этого вновь начать питать тело – она не знает и на практике проверено не было ни разу.
В свою же очередь, сама Лайзалтитанаэль не владеет никакой магией и далека даже от понимания теории.
       
Имя бога-покровителя или отношение к религии в целом:
Не поклоняется одному отдельно взятому богу, а относится ко всем богам одинаково, причём как светлым, так и тёмным, и, по возможности, молится в каждом храме и капище.

Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное.
   

ОБ ИГРОКЕ:

Связь с Вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Пожелания на игру:
Конечно, в первую очередь, хотелось бы, чтоб приняли :'D Ну и чтоб и для подобного персонажа нашлись место и соигроки. Ну и, может быть, когда-нибудь, удастся подарить Лайзе спокойствие на душе, чувство, будто её ничего больше здесь не держит, и наконец-то отправить на заслуженный покой~

+3

2

Отлично) С принятием   http://sg.uploads.ru/JO2HQ.png

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Зал героев » Лайзалтитанаэль из дома Вентумааль, 53 года, эльфийка-нежить


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC