http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » "Звёздочка в ночном небе. Не твоя." [А]


"Звёздочка в ночном небе. Не твоя." [А]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата и время:
15.05.???? - утро-день-вечер.

2. Место действия | погода:
Пригород Аварина. В принципе, ничего необычного здесь нет - тихое, чистое место. Не в пример большому городу. Погода ясная, а ветер слабый - больше чтобы тепло разогнать.

3. Герои:
Eris Tegwen, Lethys

4. Завязка:
Иногда, когда мама уходит из дома на несколько дней "по работе", но в результате её нет несколько недель - есть повод
побеспокоиться причём серьёзно. А потом, когда она внезапно показывается на пороге, виновато улыбающаяся, можно подуться, помириться и вздохнуть с облегчением...

Только вот... Кто на САМОМ деле вернулся к тебе домой? Мама? Или же кто-то другой?..

И как долгоо удастся бессердечной ведьме притворятся заботливой матерью? Особенно с дочерью, у которой далеко не "всё в порядке".

5. Тип эпизода:
Личный

0

2

***за несколько недель до настоящих событий***
- …и это всё, на что способна знаменитая Грейстоун? – она поднимает руку и касается губами сжатого кулачка, словно задумавшись. – Знаешь, я ожидала… большего, что ли.

На её лице откровенно скучающий и разочарованный вид. Её не волнует кровь, заляпавшая дорогое платье, не волнует фигура, которая судорожно старается отодвинуться от неё как можно дальше, оставляя за собой след из той самой крови. Которая сочится из разреза на боку, расплывшись на чистой одежде алым пятном.

- Хотя… Наверняка теперь идея вломиться на мою территорию, сверкая своей магией направо и налево уже не кажется настолько прекрасной, не так ли? – как бы невзначай спрашивает женщина, чуть нависая над раненной. Та бросает на неё полный бессильной ненависти и злобы взгляд, почти сразу меняющийся от болевых ощущений в боку. А затем резко вскидывает руку, но безуспешно – раздаётся хруст и собравшиеся в ладони искорки магии пропадают, когда сильный удар посохом прибивает конечность к полу. Стиснув зубы, жертва старается подавить в себе болезненный крик.

http://s7.uploads.ru/t/3yYJi.jpg

- Эй-эй, чего ты так? Я ведь ещё даже и не начала пытать тебя как следует. – женщина выходит на свет, оказываясь куда ближе к своей жертве. Её ало-красные глаза смотрят в наполненные ненавистью болью и слезами лазурные. Она улыбается. – Я, обычно, не сторонник пыток и насилия… Но, к сожалению, у меня нет выбора, так что я не могу позволить себе быть брезгливой. В этом есть и твоя вина, знаешь ли… Так что…

Она улыбается ещё шире – настолько, что её «улыбка» становится больше похожа на зубастый оскал.

- Всё, что с тобой происходит сейчас – исключительно твоя вина, малыш… Но не переживай – мы очень хорошо проведём время вдвоём.

Тьма протянула свои щупальца, хватая жертву за запястья, за ноги, за талию, сжимая их до хруста костей. Криков не было слышно – потонули в густой тьме вместе со всеми остальными следами того, что здесь кто-то был. Остались только чистые каменные плиты. Осталась только она.

- Ох, Летиция, Летиция… Летти. – женщина опёрлась на посох и устало вздохнула. – Тебя ждёт такое весёлое времяпрепровождение… Хоть улыбнись. Сейчас эта дорогуша узнает на своей шкуре, каково это – когда ведьма попадает в застенки Деорсы. Только сейчас для тебя она – ведьма, а не ты. Улыбнись… Делай с ней что хочешь…

Она продолжала мурлыкать под нос что-то своё, когда развернулась и шагнула обратно в безопасную тень…

Посмотрим, как хорошо у меня получится выдавать себя за добрую волшебницу.

***настоящее время***
Был вечер. Вроде бы. Или уже ночь? Сложно сказать. Проведя столько времени в карманной реальности, где единственный свет исходит от кровавой луны, становится тяжело различать что-либо ещё. Цвета или слишком яркие, или слишком тусклые.
Она поднимает голову. Ан, нет, с мигающим светофором всё в порядке… Вроде как. Светофоры обычно ночью всегда мигают жёлтым. Если ей не изменяет память.

Она устало вздыхает. Осматривается по сторонам. Пригород – он такой пригород. Куда ни глянь, одно- или двухэтажные домики. Красиво оформленные. Ночью тут особенно красиво. Тихо. Спокойно. Автомобилей нет. Никого нет. Совершенно безлюдно. Идеально для прогулки. До дома.

«Пальто хорошо греет… И брюки. И сапоги. И всё на свете. – женщина вздрагивает от налетевшего порыва ветра. – Брр… Я и забыла, как тут порой холодно… Куда там дальше?»

Она смотрит вниз, на записку с адресом в её руке. Улица Святого Аврелия, дом 17… Это, кажется, направо… дом на углу. А, вон он.

«Неплохой домишко.» - думает Летти. Она тут же резко и быстро мотает головой из стороны в сторону. Нет, не Летти. Арианвинн. Арианвинн Грейстоун. Волшебница. С неплохим, двухэтажным домом. Огороженным такой же неплохой кирпичной стеной. По крайней мере, место выглядит очень похожим на то, что может быть у нормальных, имеющих стабильный заработок людей. Которые не занимаются тем, что выслеживают ведьм в неведомых далях по ночам. Правда, зачем ей всё-таки была нужна стена – Летти, Арианвинн не знала.

«Так, а какой из ключей – от калитки?» - задумывается Винн, доставая из сумки здоровую связку ключей. Честно сказать, она до сих пор не могла понять, какого лешего кому-то могло понадобиться СТОЛЬКО, МАТЬ ЕГО, КЛЮЧЕЙ. «Она что там, холодильник от домовых на ключ запирает?» - про себя подумала Летти, перебирая связку, в поисках того самого, который открыл бы… а, вот он. С птицей. Щёлк-щёлк! Чёрная железная дверь со скрипом открывается. «Петли надо будет смазать.» - про себя думает Винн.

Дворик. Тоже обыкновенный. Относительно. Пустоват немного правда. Или нет? Винн напрягает зрение. А, просто тут темновато немного – свет луны и звёзд не доходит. Или она просто слепая. Оказывается, что дворик не совсем пустоват – чуть поодаль от дома стоит небольшой сарайчик. Между ним и домом… Всё же пустовато. Ничего, кроме… игрушек? Винн подходит ближе. Садится на корточки и вновь прищуривается.

Куколки. Одна из которых напоминает типичного доброго волшебника. Вторая – типичную злую ведьму. Это было странным. Не сам вид игрушек, а само их наличие. Это было невероятно странным. Грейстоун не относилась к тому типу людей, что спонтанно впадают в детство… Это заставляло насторожиться.

Она поднялась. Вновь осмотрелась. Хм. Очевидно, стеклянная дверь вела на кухню, судя по очертаниям утвари в темноте… А вторая, собственно, являлась прихожей. Туда ей, наверное, и надо было. Серьёзно – кто входит домой через кухню? Хотя… Кто знает этих нынешних людей.

Опять подбирать ключи, на этот раз это выходит быстрее. Щёлк-щёлк. Дверь открывается. Перейти порог. Вытереть обувь об коврик. Закрыть дверь. Темно. Надо, наверное, потянуться к выключателю…

…но протянутая рука замирает на полпути к кнопке. Летти чувствует движение в тенях. Непохожее на стража –слишком маленький. На питомца тоже – слишком большой. По-хорошему, рисковать не стоило. Просто раздавить неизвестного окружающей темнотой – и дело с концом… Но вдруг это что-то вроде сигнализации? Скрытой ловушки? Рисковать не стоило. Поэтому, Винн нажимает на выключатель. Загорается режущий по глазам свет.

Когда глаза немного привыкают к освещению, Винн видит в коридоре девочку. Одетую в то, что можно охарактеризовать как «пижама». С сэндвичем в руках. По крайней мере, это было похоже на сэндвич.

Волосы – белые. Бело-серые. Глаза бледно-голубые?.. Ах, будь проклята эта слепота… Судя по едва заметным пятнам – девочка, как минимум, недосыпает…

Летти не знает, как на это реагировать. Поэтому, Винн так и замирает с рукой на выключателе и с самым что ни на есть неопределённым и неясным выражением на лице…

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/EFHjx.jpg[/AVA]

+3

3

[icon]http://sd.uploads.ru/d/pY1vI.jpg[/icon]
Зевок. С широко раскрытым ртом и отсутствием хоть каких-то манер, хотя бы потому, что вокруг на пустой кухне, единственным освещением для которой был приоткрытый холодильник, никого, кроме нее не было. Глупо стесняться кого-то невидимого, когда ты совершенно одна, поэтому Эрис, стоя за стойкой и держа левой рукой кусок мяса, который при ближайшем рассмотрении можно было охарактеризовать как “ветчина”, не особо беспокоилась о том, что так широко открывать рот, вообще-то, не слишком прилично. Куда больше ее сейчас волновал тот факт, что из трех книг, которые она уже успела прочитать за эту субботу, только две из них отложились в голове. Не то чтобы это было в новинку – к вечеру содержимое головы постепенно превращалось в мешанину, поэтому тот факт, что “Справочник зачарований” и “Архивация” за авторством некоего Суды дожили хоть в каком-то приемлимом виде до вечера, уже говорил об определенном успехе. Или “некоей”. Некоей Суды.
Вздох. Девочка перестала водить пальцем по воздуху, заставляя нарезающий аккуратные ломтики столовый нож, будто сотканный из голубоватого света, раствориться в воздухе, и устало потерла переносицу. Она уже забыла автора. Мама всегда говорила обращать внимание на авторов, потому что с пониманием того, кем является человек, написавший тот или иной талмуд, ты сможешь лучше понять его идеи. После прочтения трех этих талмудов Эри не хотелось знать вообще ничего об этих людях, потому что их идеи, на фоне другой литературы, казались бредовыми. И тем не менее ей надо было все это прочитать, потому что…
Еще вздох. Ну, на то были причины. Она убрала руку с лица, посмотрела перед собой на стойку, где была дощечка, которую в этот раз дочь волшебницы не перерубила пополам, как в прошлый раз, когда попыталась порезать хлеб, призвав левитирующую магическую секиру. Да, теперь вышло куда лучше, и это уже было хорошо, потому что ощущение роста заставило появиться небольшую улыбку на бледном лице Грейстоун, пока та убирала в пластиковый пакет ветчину, топая обратно к открытому холодильнику.
Вообще, все началось с того, что она слишком припозднилась. “Архивация” заняла куда больше времени, а учитывая, что мама просила еще и подойти к ней с практической точки зрения, Эрис и представьть не могла, что у нее уйдет столько времени на попытку плести заклинания, пользуясь не столько словами, сколько пением. Ей никогда не удавалось достаточно громко что-то сказать другим людям, а тут речь шла о пении! Не мудрено, что в итоге процесс познания затянулся настолько, что когда девочка взглянула в окно, там была уже темень. И Арианвинн все еще не вернулась, значит, сегодня будет еще один день, когда ей придется придумывать себе еду самостоятельно. По мере похода на кухню, вспомнились еще и наставления, что если она еще раз воспользуется обычными столовыми приборами вместо волшебных, то есть будет один хлеб да воду. Не потому, что маме так нравилось использовать в качестве пропитания именно такой ассортимент продуктов, а потому, что всегда, если есть возможность, надо пользоваться шансом попрактиковаться в магии. Поэтому в их доме чайник никогда не был включен в розетку, ножи,ложки и вилки лежали в ящиках, аккуратно сложенные, и разве что тарелки приходилось иногда мыть, потому что есть на призванном блюде крайне неудобно. Хочешь горячего чая? Отлично, подогрей воду в кружке прикосновением. Нужен нож? Вызови и воспользуйся, затем изгони. И, что самое интересное, это работало – сейчас Эри без труда могла пользоваться подобными приборами, поэтому когда кусок мяса был возвращен обратно в холодильную камеру, а на смену ей была взята баночка с огурчиками, к тому моменту как девочка вернулась обратно к стойке, ее уже ждал парящий в воздухе ножичек, тут же принявшийся аккуратно нарезать выплывающие по воздуху из банки маринованые огурцы.
Да, это было полезно. И, в каком-то смысле, теперь уже удобно. И привычно. И, что самое главное, каждый раз она чувствовала, что делать это становится все проще и проще, будто  вещи уже сами знают, когда им стоит появиться, и, кажется, именно этого хотела добиться мама – автоматизма.
Она снова задумчиво взглянула на выложенные на дощечке кусочки ветчины, огурчиков и пару ломтиков хлеба. Да, действительно, нарезать овощи она теперь умела мастерски. Кажется, даже водить пальцем, словно волшебной палочкой, уже не надо было, все призванные предметы и так выполняли нужные функции. Но касалось ли это всяких боевых штук, о которых ей рассказывала мама? Этот вопрос уже заставил Эри немного помрачнеть, из-за чего закрыла банку с огурцами она уже сама, руками, а не очередным заклинанием, заставляющим крышки парить и завинчиваться самостоятельно. Руками же она также принялась выкладывать на ломтики хлеба еще и аккуратно разрезанные кусочки ветчины, и тени той самой гордой улыбки на лице девочки уже не было.
Мама рассказывала про то, что такое бой. И наверняка все эти призывы пользоваться магией как можно чаще были именно за этим. Эри вздохнула. Остановилась, положив ладони на стойку, уперевшись в них. Моргнула. Затем зажмурилась, тщательно попыталась представить ружье. Затем открыла глаза. Пусто. Снова закрыла веки. Ружье. Мушкет. Старый, который долго перезаряжается, с бронзовой окантовкой. Приклад из дуба. Дуло железное, длинное, с небольшим сложенным штыком. Ружье, которое стреляет пулями. Которые летят и… Она открывает глаза. Все еще ничего.
Еще вздох.
С оружием все еще было тяжело. Призвать секиру “в шутку” - без проблем. Призвать что-то, что выстрелит и убьет – тяжелее. И она ведь знала, что ей понадобятся такие вещи. Мама говорила, что она уже должна уметь создавать сложные конструкты, не только однородные из металла, или по его подобию, сотканные светом. Но это было сложно. И, что самое ужасное, Эри не знала, почему именно. Или знала. Но это было рассуждение не на эту ночь. Ее ждала еще последняя глава “Архивации”. Последний вздох. Она берет в руки тарелку, на которой лежат два аккуратных треугольничка хлеба – по два ломтика в каждом из них, между которыми тонкий слой легкого майонеза, ветчины и пара кружочков маринованых корнишонов. Сглотнула. Съесть их прямо сейчас? Нет, лучше все же в комнате. Тогда она потратит меньше времени. Да, лучше сходить наверх, еще раз попытаться сконцентрироваться на учебе.
Надо только дойти до коридора, а там… А там вспышка света, заставившая зажмуриться, и резкое понимание того, что мама вернулась домой.
Эри еле-еле приоткрыла один глаз. Освещение было ослепляющим и крайне неподходящим, из-за чего девочка, одетая в одну только футболку и штаны, которые и выполняли функцию пижамы, еще раз пожалела о том, что решила, будто глаза ее смогу отдохнуть, если побродить по дому в темноте. Но, видимо, для Арианвинн именно свет и нужен был, поэтому никаких криков о том, чтобы свет выключили, не было. Только довольно грустный взгляд голубых глаз тринадцатилетней хозяйки дома, все еще пытающейся привыкнуть к тому, что ей чуть не сожгли сетчатку.
- С-с возвращением. - произнесла она тихо, стоя на другом конце коридора, вдруг вспомнив, что в руках у нее тарелка с действительно аккуратно нарезанными сэндвичами, и сделав шаг навстречу той, кто выглядела как ее мама, - Я не пользовалась ножом, как ты просила. И почти закончила с книгами, которые ты дала, но у меня есть сложности с Судой, и я хотела бы спросить потом у тебя совета. -
За все это время, что прошло с момента, как Эри сказала “с возвращением”, взгляд ее ни разу не попал на женщину, и упорно оставался прикованным к тарелке с сэндвичем. Обычно именно так и было – она смотрела в пол, что-то рассказывала, надеясь, что в какой-то момент Арианвинн подст голос и попросит взглянуть на нее, вместо того, чтобы отвечать ей или задавать вопросы без толики похвалы. Но в этот раз была тишина, и, дойдя до той части коридора, где стояла женщина, Грейстоун-младшая вдруг поняла, что все это время говорила только она. Даже “угу” не было, и это было… Пугающе, что ли. Даже не “странно”, потому что мама действительно была часто в задумчивости, но с ее стороны отчеты Эри за проведенные дни всегда выслушивались тщательно.
Она украдкой подняла взгляд, чуть наклонив голову, из-за чего казалась еще меньше, чем пару секунд назад.
- М-мам? Ты голодная? - почему-то идея об усталости первой пришла в голову, но высказалась девочка именно о голоде, снова посмотрев на тарелку, а затем вернув взор к Летти, прячущейся за маской – Я могу еще сделать. -

Отредактировано Eris Tegwen (2018-11-26 18:27:10)

+3

4

На осознание фактов, которые ей практически швырнули в лицо у Летти ушла добрая минута. А затем ещё минуту пластинку в её голове заело на одной фразе, каждый раз повторяющейся с одним и тем же смыслом, но с разной конструкцией.

У неё была дочь. Дочь. Арианвинн Грейстоун была матерью этой девочки. Волшебница, известная за свои магические силы и способности, а также за успехи в охоте на ведьм, продолжила свой род. Дочь, Карл! У этой сумасшедшей дуры была, чёрт подери, дочь! Не имело значения, сколько раз сознание Летти прокручивало это на повторе – верилось в этот с трудом. Хотелось даже ущипнуть себя, дабы убедиться, что это не являлось каким-нибудь страшно дурацким сном от грибной настойки, которую ведьма варила несколько дней назад…

Подавив в себе первые несколько порывов ущипнуть себя за руку, дабы убедиться, что ей не померещилось, Винн вздрогнула и подняла руку, а затем потёрла пальцами переносицу.

- …мм? Ох… Извини, я просто устала. Самую малость. – небольшая рассеянность в движениях, в словах, в тоне голоса. Вообще, Летти действительно устала. Как-никак, Винн действительно была достойной угрозой. Изобретательной, безжалостной, опытной… Но у неё была вредная привычка – спешить. Это её и погубило. Но не раньше, чем она оставила на Летти кучу царапин и синяков. А кое-где даже дырки. И не все из них заживали хорошо. – Стала чересчур беспечной и это чуть не вышло мне боком… Но всё обошлось.

«Полу-правда, полу-ложь… - про себя рассуждала Летти. – Все мы что-то недоговариваем. Но ей об этом, скорее всего, знать необязательно. Да и зачем? Мама дома… Всё в порядке, так ведь?..»

Возможно. Возможно и нет. Но сейчас стоило подумать о том, чтобы вновь влиться в окружение… Не в буквальном смысле, конечно. Перекусить чего-нибудь было бы неплохим началом. О чём вскоре напомнил недовольно ворчащий желудок.

- …ммм да, я ещё и проголодалась. Значит… Сэндвичи, да? – слегка покраснев, добавила Грейстоун-старшая. Её взгляд упал на тарелку с сэндвичами в руках у девочки. Винн утвердительно кивнула. – Хорошо, я ничего не имею против. Заодно посмотрю, какие ты делаешь успехи. Погоди только – я сейчас переоденусь…

Снять обувь и пальто. Магией отправить первое – в шкафчик внизу, а второе – на вешалку. Сходить помыть руки перед едой. Да, даже ведьмы не пренебрегают гигиеной. Себя и своё жилище надо поддерживать в чистоте. Так хотя бы умереть будет не стыдно… Благо, где находится ванная комната, Летти сообразила достаточно быстро. Хоть здесь не возникло подозрений…

Единственными источниками света на кухне были маленький, бледный комочек света, висевший над столом и лишь немного разгонявший воцарившийся в комнате полумрак. Сама же Винн сидела за столом и внимательно наблюдала за плывущими по воздуху волшебными ножами и не-такими-уж-и-волшебными ингредиентами для сэндвича, изредка переводя любопытный взгляд на девочку. Имя которой она не знала. Но знала то, что она её дочь.

Которая, как оказалась, очень умело обращается с магией. И с едой. Что, невольно, внушало уважение.

Вскоре, на столе перед Винн покоилась тарелка с двумя сэндвичами. Аккуратно нарезанными сэндвичами. Действительно аккуратно нарезанными сэндвичами. А девочка всё также старалась не встречаться взглядом с Винн. Что было довольно странно…

«Хотя, она упоминала «Архивацию» Суды… - подумала Летти, взяв с тарелки маленький треугольничек счастья. – Какой родитель в здравом уме и теле станет заставлять своего ребёнка читать эту бурду?..»

Она подносит сэндвич ко рту. Кусает и… нет, у неё не встаёт кусок в горле от того, насколько ужасно блюдо.
Совсем наоборот – закуска вышла очень даже неплохой. Настолько, что на лице Грейстоун-старшей расплылась блаженная улыбка. Хотя, правильнее будет сказать, что улыбалась Летти. Ох, как же давно у неё на руках не было хорошего сэндвича!..

- …очень вкусно, спасибо. – наконец произнесла Винн, когда с первым сэндвичем было покончено. Сложив руки перед собой в замок, она наблюдала за реакцией девочки на её слова. – И твоя магия… очень хорошо отточена. Как часто ты практиковалась пока меня не было?

Ей было интересно, как она поведёт себя, услышав… похвалу? Да. Это была похвала. От той, кто точно знала, насколько тяжёлой в изучении и освоении бывает магия.
[AVA]http://sg.uploads.ru/zPyG7.jpg[/AVA]

+2

5

[icon]http://sd.uploads.ru/d/pY1vI.jpg[/icon]
Летти держалась молодцом. Обычно в таких ситуациях замену узнают сразу. Легкие движения, какие-то несоответствия. Не тот свитер, не те слова. Но Летти действительно держалась молодцом, довольно хорошо отыгрывая свою роль, настолько, что никаких подозрений и не появлялось. Причиной тому, впрочем, могла бы быть и другая особенность, связанная непосредственно с самой девочкой – Эри не могла допустить одну простую мысль, что Арианвинн могла умереть. Не с точки зрения банальной детской наивности, которая позволяла думать, что ни она, ни ее родители никогда не умрут – для таких предположений Эри была слишком взрослой – нет, ее уверенность строилась на другом. Она знала, что ее мать самая сильная. Потому что этот тезис был вдолблен в голову вместе с еще одним – такой же сильной должна была вырасти и ее дочь. Без альтернатив, без каких-либо иных вариантов. На этом принципе в большинстве своем и  строилась жизнь Грейстоун-младшей в последнее время, и  именно благодаря нему вместе с осознанием, что ее мать, в общем-то, тоже является человеком, который может уставать и банально выбиваться из сил, сожительствовала аксиома, что она является самой сильной волшебницей.
В конце концов, Эри проходила ее путь. От начала до конца, хотя до конца было еще немало. Но этот опыт позволял с легкостью отмести поверье, что Арианвинн Грейстоун сразу была самой крутой и самой замечательной, и понять, что своей силы она добилась только после долгого и крайне тернистого пути.
- Рада слышать. - тут же ответила девочка, не спуская взгляда грустных бледно-голубых глаз с матери, при этом не имея и толики сарказма в голосе. Она действительно поддерживала ее, и хотя до какой-нибудь “Мама, ты такая молодец!” этой фразе было далеко, слова Эри производили впечатление, что, возможно, в этом доме как раз и принято относиться к подобным комментариям крайне сдержанно. И сдержанной эта ученица и была. Ровно до того момента, как была упомянута еда.
Все началось с бровей. Они еле заметно дернулись вверх, обозначая удивление, после чего все эмоции можно было прочитать с невероятной легкостью, потому что их появление было сродни лавине, из-за чего понять, что девочку застали врасплох, и ждала она, вообще-то, другого ответа, было дико просто. Ведь она действительно ожидала другого ответа. В конце концов, что может быть важнее обучения? Уж точно не совместный ужин. Тем более не бутербродами. Тем более не вместе, когда это время можно потратить на что-то более полезное.
Но ее слова не подлежат обсуждению. Да, они были неожиданными. Но, возможно, в этом был смысл – застать врасплох. Или переключиться с магии на что-то более тривиальное, чтобы очистить голову и попытаться взять “Архивацию” еще раз, на этот раз уже успешно. Эрис не надо было придумывать причины, ведь они и так были вполне ясны. Но ни одна из догадок не облегчала для нее попытку адаптироваться к неожиданной ситуации, из-за чего движения ее стали не сдержанными, но слегка дергаными, будто она не знала, за что взяться.
- Д-да, конечно. Я сейчас. - чуть дернувшись сначала к кухне, затем все же сказав, что она еще вернется, начала было девочка, по пути ставя тарелку на комод, служащий как хранилище для обуви, затем отправилась бегом к кухне, тут же вернулась, взяла тарелку, потому что ей нечего было делать в коридоре, и тогда уже убежала обратно в зал, где пару минут назад занималась приготовлением пищи.
А дальше началась паника. Тихая, не слишком разрушительная, но узнаваемая по скорости, с которой Эри начала доставать из холодильника ветчину и баночку с огурчиками. Затем хлеб. Затем нож, после чего он был положен обратно, потому что ножом пользоваться нельзя, и в результате из всей утвари была взята только еще одна тарелка, да доска для нарезки.
А потом паника прекратилась, потому что Арианвинн зашла на кухню. Из режима, который заставлял Эрис нервничать и делать все крайне быстро и дергано, эта паника мутировала в быстро стучащее сердце, которое явно не было готово к проверке кулинарных способностей хозяйки. В магии она не сомневалась – призвать волшебный ножик не составляло труда, но вот к тому, чтобы мама еще и проводила проверку, хорошо ли готовит ее дочка, девочка не была готова совершенно. И тем не менее, когда Летти в чужом обличье присела за стол, Эри все же почувствовала некое спокойствие. Будто эта женщина была здесь не за тем, чтобы проверять ее, а затем, чтобы… Просто поприсутствовать? Даже фраза про проверку магии сейчас не казалась такой уж серьезной, хотя по всей серьезности Грейстоун младшая подходила к своему делу, призывая отдельную кухонную утварь для нарезки ветчины, огурцов и хлеба.
Разрез за разрезом, движение за движением, она повторяла те же действия, что проделывала несколько минут назад, разве что тогда готовила Эри для себя. Шаг за шагом, осторожно, тщательно подбирая, какой кусочек отрезать, и какого размера, но при этом не тратя слишком много времени на такие тривиальные вещи. В каком-то смысле процесс даже успокаивал, и к тому моменту, как все было готово, а а тарелка была оставлена перед Летис, Эри чувствовала, что полностью успокоилась, хотя неуверенность в своих силах еще витала в воздухе, не позволяя проследить, понравилось ли матери приготовленный простецкий сэндвич, или нет. В конце концов, если все плохо, Арианвинн наверняка расскажет о том, как можно улучшить процесс, ведь так бывает каждый раз, когда она видела, как ее дочь ошибалась или делала что-то неэффективно.
Но вместо этого была благодарность. И вопрос о практике, который заставил девочку взглянуть на маму. Без удивления, без недоумевания. Скорее, просто в ожидании того, что будет дальше, потому что вопросы о том, сколько времени беловолосая потратила на обучение, никогда не оставались вопросами-одиночками. За ними следовали еще расспросы. Уточнения. Или лекции. И к этому Эри была готова:
- Каждый день, как ты и просила. За исключением тех дней, которые я отводила под чтение. - будто отточенной фразой ответила, стоя возле стола, сложив руки на поясе в замок и чуть склонив голову, будто ожидала услышать еще наставления. Здесь, вероятно, стоит сделать отсутступление, которое могло пройти мимо повествования. Для Эри ее мать никогда не была монстром. Или чудовищем, которое заставляло делать ее те вещи, что ей казались абсурдными. Ее цель была ясна – она хотела сделать из своей дочери такую же сильную волшебницу, как и она сама, и эта цель была сообщена Эрис чуть ли не с самого начала ее обучения. Она была понятной. Она была осязаемой. Такой же осязаемой, как наставления матери, ее уроки, ее просьбы и рекомендации по изучению тех или иных трактактов. Ничто из того, что Грейстоун сообщала своей малютке, не носило характер наказания или бессмысленного требования, потому что в конечном счете все сводилось именно к обучению. И из-за этого ответ Эри звучал совершенно без удивления. Это был даже не столько ответ, сколько отчет. О том, что она все сделала точно так же, как ее просили, и она ни на йоту не отошла от наставлений, которые были оставлены ей после того, как Арианвинн покинула этот дом. Тихий голос, без толики вызова или сарказма. Будто выдрессированный, больше подходящий служанке, чем дочери, но все же имеющий в себе что-то, напоминающее привязанность или любовь.

+2

6

- …хорошо. Молодец. – произнесла Винн, после чего доела второй бутерброд. А затем взглянула на девочку. – Ты не собираешься есть? Если ты проголодалась, то тебе стоит перекусить.

В общем-то, Летти была права. Даже она испытывала трудности с восприятием информации, когда в животе было пусто. А морить голодом подопечную девочку было… неэтично. Да и, не относилась ведьма к тем людям, которые готовы были уничтожать и превращать жизнь окружающих в сущий ад только потому, что они просто были. О-хо-хо… нет, чтобы Летис действительно разозлилась – это ещё нужно постараться.

Да и, как ни странно, дочь Грейстоун рассматривалась не как надоедливое препятствие, а как… интересная случайность. Оставить под боком и наблюдать за ней стало бы для Летис весьма интересным времяпрепровождением. Надо только хорошо исполнять свою роль Арианвинн… и узнавать эту юную особу получше. Что ей движет? Чего она хочет добиться? Всё это было интересно. И, наконец…

Как её, чёрт возьми, зовут.

И это было важно. Поскольку постоянно звать девочку безликим «дочь» Летти не хотелось. И дело не в морали и этике – просто ведьма вполне справедливо считала, что Винн всё же стремилась сделать из своей дочери не просто безликого автоматона с выкрученными на максимум боевыми параметрами, но ещё и… личность. И существа с личностью обычно имеют имена. И это очень важно. Для них. Отнять у кого-то имя…

Летис под маской нахмурилась.

…отнять у кого-то имя… было, пожалуй, одной из ужасных вещей, что можно было совершить с кем-либо.

- …ты хотела спросить у меня насчёт Суды, ведь так? – спросила Винн, выходя из состояния странной, мрачной задумчивости, в которой находилась минут десять. Получив от дочери кивок в ответ, женщина встала из-за стола. – Я подожду тебя в твоей комнате. Когда поешь и уберёшь за собой посуду – приходи, будем разбираться вместе…
После этого, Винн направилась в сторону лестницы на второй этаж. Но… прежде чем покинуть кухню, она обернулась и взглянула на дочь. Затем улыбнулась.

- Приятного аппетита. – после чего, она продолжила путь наверх, оставляя Эрис наедине с собой.

***

…её комната была на удивление прибранной и чистенькой. Это Летис заметила сразу. Ничего лишнего, ничего забытого или брошенного – всё было на своих местах. Так казалось, по крайней мере. И этот порядок, если честно, немного пугал Летти. «Подумать только – девочка её возраста убирается лучше меня…» - с кислой миной подумала женщина, которая, впрочем, быстро вернулась к реальности. А, вот и «Архивация»… На рабочем столе.

Щелчок пальцами и воздухе появляется белый огонёк – достаточный источник света в данный момент. Винн пододвигает рядом стоящий стул и садится за стол. Взгляд бегло пробегается по тексту на страницах, и женщина догадывается, что это последние главы книги. Хитро завуалированное заключение, в котором, если быть внимательным, можно выцепить пару-тройку полезных штук, помогающих в организации пространства памяти… Суда обожала загадки и различные способы их решения. И чем более сложной была загадка, тем более приятным было решение…

«…хм, они убрали главы про музыкальную активацию?.. – промелькнула мысль в голове у Летти, а внимательный просмотр только подтвердил опасения ведьмы. – Они убрали главы про музыкальную активацию.»

- …одна из немногих весёлых вещей в книге и убрать, спустя столько лет, решили именно её. – тихо пробормотала Винн, проводя рукой по лицу. – Хороши, блин…

Н-да, настоящее выглядело довольно печальным. Впрочем, горевать Летти долго не пришлось. Потому что, спустя некоторое время, в комнату пожаловала её хозяйка. Винн повернулась в сторону звука открывающейся двери.

«Эрис. - так было написано на двери. – Эрис… Эрис Грейстоун.»

Арианвинн встала со стула. Взглянула на Эрис, а затем на «Архивацию».

- ...угу, ты пришла. – коротко кивнула Винн, после чего упёрлась руками в спинку стула. – Садись. И не стесняйся спрашивать, если тебе что-то не ясно или непонятно. Материал в конце весьма заковыристый…

***

И всё-таки Эрис была умничкой…
[AVA]http://sg.uploads.ru/zPyG7.jpg[/AVA]

+2

7

[icon]http://sd.uploads.ru/d/pY1vI.jpg[/icon]
- Д-да… Хорошо. - постепенно ощущение, что поезд привычной жизни сошел с рельс, начало нарастать. Оно читалось в голосе девочки, в ее чуть запоздалых ответах, которые были вызваны вопросами и фразами, на которые та не слишком привыкла отвечать. Ситуация вообще была непривычной, хотя бы потому, что когда Арианвинн приходила с “работы”, то у нее было крайне мало сил на разговоры. В конце концов, эта самая работа выматывала получше любого офиса, и все вечерние разговоры, если матушка являлась домой именно вечером, ограничивались вопросом “было ли что-нибудь необычное” и кратким требованием отчета по прочитанному материалу, из-за чего нынешняя ситуация казалась довольно необычной. Не настолько, чтобы у Эри появились подозрения – максимум, на что хватило девочке сейчас восприятия, это кивнуть и подойти к столу, за которым сидела Летти, присесть и откусить от одного из тех двух бутербродов, что ученица волшебницы приготовила себе ранее.
На вопрос о Суде последовал только кивок, в основном потому, что открывать рот, набитый едой, казалось крайне плохим тоном, но выделить хотелось не это молчаливое согласие, а, скорее, тот факт, что когда Летис вспомнила про учебник, потупленный в тарелку взгляд Грейстоун младшей будто оживился и воззрился на Арианвинн так, будто она уже и не думала, что сегодня вопрос ее обучения будет подниматься. Смесь некоего удивления и, можно сказать, даже мольбы о том, чтобы этот вопрос был перенесен на завтра, когда солнце уже успеет встать, но при этом полное отсутствие самой озвученной просьбы. Потому что у Арианвинн крайне мало свободного времени. Крайне мало, чтобы откладывать такие вопросы на завтра. Еще меньше его на себя. И Эри прекрасно это знала. И прекрасно понимала, из-за чего смогла только сглотнуть и добавить:
- Хорошо. - вновь повторила девочка, еще раз откусив от бутерброда, после чего, чуть наклонив голову и смотря изподлобья на то, как Летти поднялась и вышла из-за стола, сделала несколько шагов, выходя из зоны обзора Эри. А затем пожелала приятного аппетита, заставив маленькую волшебницу обернуться, еще раз кивнув и все же сказать “спасибо” с относительно набитым ртом, тут же заставив закрыть рот ладошкой и быстро обернуться обратно к столу.
Манеры. Мда. Иногда она о них забывала. Даже не “иногда”, а очень часто.
Удаляющийся звук шагов позволил выдохнуть. Вполне обычное для Эри состояние напряженности, когда мать приходила домой, было вполне обыденным, и, когда Арианвинн наконец-то покинула кухню, с груди девочки будто сняли камень. Плечи чуть опустились, взгляд, опущенный в присутствии матери взгляд ушел в сторону, начал соответствовать тому положению, который обычно бывает у задумавшихся о чем-то людей. Жующих сэндвичи. Нет, она размышляла не о том, что темная колдунья надела лицо ее матери, до этих выводов еще нужно было дойти, и это должна была быть дорога в несколько месяцев, если Летис продолжит хорошо исполнять свою роль. В конце концов, мелкие изменения все равно будут видны, и хотя общение между Эри и Арианвинн всегда было довольно сухим, вряд ли бы мимо девочки прошла бы мысль, что ее мать не похожа на себя.
Но, все же, это было вполне обыденно. Грейстоун, та, которая разрывала на куски злых ведьм, в конце концов, тоже была человеком, который встречался с плохими днями и хорошими, а не был запрограммированным на постоянное недовольство роботом. Бывали и ткие дни, когда она была в хорошем настроении, и тогда от нее можно было узнать что-нибудь интересное. Нет, не о магии в плане обучения ей, но, скорее, о том, как у нее дела. И что интересного происходит в мире волшебниц в том числе. В конце концов, Эри сегодня похвалили – на этой мысли на лице девочки появилась небольшая улыбка – а похвала означала, что Арианвинн сегодня в просто невероятно хорошем расположении духа. И этим надо было воспользоваться. Может, спросить о чем-то. Только вот надо было торопиться – улыбка сползла с лица, заменилась сосредоточенным выражением – да, она еще успеет доесть второй бутерброд, они подождут, а вот мама – нет.
С этими мыслями сидящая на стуле и дрыгающая ногами от безделья и легкого налета веселости девочка еще раз обернулась к выходу с кухни. Да, надо поторопиться. Затем отодвинула тарелку с оставшимся сэндвичем, вылезла из-за стола и чуть ли не бегом отправилась к своей комнате, минуя коридор, лестницу наверх и в итоге оказываясь у себя. Разве что перед тем, как в привычной манере открыть дверь, снова собралась, чуть приподняла плечи, вдохнула воздух в легкие и.. постучала, бережно приоткрыв дверь и заглядывая внутрь. Да, Арианвинн была там, и, завидев знакомую фигуру, которая вроде ничем особым не была занята, ее дочь вошла внутрь, согнув руки в локтях и сложив пальцы в замок на уровне груди. Та поза, которую можно было бы назвать немного жалостливой. Вызывающей скорее желание хоть как-то успокоить явно нервничающую хозяйку комнаты, тем не менее подошедшую к стулу, старающуюся не глядеь на Летти и сосредатачивающую внимание именно на лежащую на столе книгу:
- Да, в общем. Мне показалось, что описанные приемы строятся на принципе, который не указывается в книге. И я заметила, что это второе издание, а потом провела небольшое исследование и поняла, что здесь вырезали часть, а еще… - начала Эри, не бросая взгляда в сторону Летти, садясь, листая страницы, рассказывая и описывая свой опыт общения с книгой, а также обращая внимание на тот факт, что последняя глава про музыку действительно была вырезана. Да, она была умничкой…
- ...Сегодня было легко, да? - в какой-то момент задает вопрос Грейстоун младшая, голова которой снова была опущена, как тогда, на кухне, но взгляд которой сейчас был обращен не в книгу, не в пол, но точно так же, украдкой, смотрел на Арианвинн, и во взгляде этом читалось беспокойство. Эри знала, что ее мать делала и чем занималась. И знала что это опасно. И в какой-то мере беспокоилась. В большей мере беспокоилась. А еще ей было интересно, и сегодняшний день, по крайней мере в понимании девочки, был вполне подходящим, чтобы хоть немного отвлечься от учебы и порасспрашивать… Ну, об охоте. На ведьм.

Отредактировано Eris Tegwen (2018-12-28 11:52:34)

+2

8

- Хм?.. – Винн недоумевающе взглянула на Эрис, видимо, не совсем понимая сути вопроса. Прошла целая минута, прежде чем Грейстоун-старшая осознала, о чём идёт речь. – А… ты об этом…

Она устало потёрла пальцами переносицу, после чего наклонилась над своей дочерью. Одна рука женщины опустилась на плечо девочки – притом, довольно мягко, словно сама Арианвинн боялась напугать Эрис. Данный жест был не столько проявлением родительской ласки, сколько призывал девочку послушать маму. Женщина устало вздохнула и взглянула на дочь серьёзным взглядом. Серьёзным и, в то же время, усталым.

- Было ли легко?.. – тихо произнесла Арианвинн, задумавшись. Она перевела взгляд в сторону от Эрис. - …возможно. В этот раз особых проблем не было – лишь парочка царапин. Хотя, могло бы быть намного хуже…

Летти под маской Грейстоун невольно поморщилась. Исцеляющие заклинания, наложенные на её раны, постепенно входили в полную силу, но для полного восстановления было бы неплохо вздремнуть. Часиков восемь. А то и все десять. Не сказать, что в исцеляющей магии ведьма была так плоха или неопытна – совсем наоборот. Скорее, в Летис взыграла её беспечность. Она попросту решила, что магия сделает всё на ходу, в то время как она сама будет в удобном ей темпе обустраиваться в доме Арианвинн. Разумеется, всё пошло не так, как планировалось.

- На самом деле, я ещё легко отделалась. – произносит Винн, после чего выпрямляется, но не убирает руки с плеча дочери. – Учитывая, с кем я повстречалась в этот раз…

Грейстоун-старшая вздыхает и отходит от Эрис в сторону, подходя к её кровати. Аккуратно заправленной. Настолько аккуратно, что просто завидно становилось. Присесть на неё Арианвинн как-то не решилась. Так что, говорить она продолжила стоя.

- …видишь ли, Эрис, ведьм… достаточно много, и они бывают разные. – начала женщина, сложив руки на груди, в то время как её взгляд вновь замер на девочке. – По характеру, по силам... И, в общем-то, со всеми ведьмами можно справиться. Разумеется, при определённой подготовке и соответствующем терпении…

Последнее слово Винн растянула, словно задумалась о чём-то, сама того не заметив. Взгляд волшебницы перешёл на потолок, будто в поисках чего-то. Грейстоун-старшая затем резко вздрогнула, словно от холодного ветра. Видимо, вспомнив что-то немаловажно и по-своему жуткое.

- …за редким- *кхм* -исключением. – голос женщины после недолго молчания звучал как-то более хрипло, из-за чего Винн, прежде чем заговорить вновь, несколько раз аккуратно прокашлялась. Но даже после этого она… словно опасалась говорить. – Есть неко- одна ведьма. Одна… очень страшная ведьма.

Арианвинн замотала головой, прогоняя наваждение, стараясь вернуть себе потерянное спокойствие.

- …извини. Просто, на самом деле, охота на ведьм никогда не бывает лёгкой. – ладони волшебницы оказываются у неё на лице, после чего с силой растирают его, стараясь прогнать неожиданно навалившуюся навалившуюся усталость.
[AVA]http://sg.uploads.ru/zPyG7.jpg[/AVA]

+1

9

[icon]http://sd.uploads.ru/d/pY1vI.jpg[/icon]
Она внимательно слушала каждое слово, будто это были не соединенные друг с другом слоги, а быстро бегающие мышки, каждую из которых Эри пыталась поймать, не упустив ни одной, и аккуратно вскрыть. Интонации, смысл, еле заметный язык тела, пусть даже не вполне осознанно для себя, девочка воспринимала так, что, казалось бы, ни одна деталь не пройдет мимо внимательного взгляда. И хотя со стороны такое поведение, возможно, казалось немного ненормальным, сама младшая Грейстоун, вероятно, даже не замечала то, как она смотрит на Арианвинн. И все потому, что ей было интересно.
Историями о ведьмах с ней редко делились. В основном потому, что это была довольно лишняя для нее сейчас информация, и в свое время Грейстоун-Старшая-И-Настоящая всегда отделывалась каким-то коротким ответом, а не длинной тирадой, хотя и рассказ Летти вряд ли можно было назвать подробным. Скорее, он был наполнен эмоциями. Усталостью, сомнением, маленькой трещинкой в том непоколебимом фасаде, коим была Арианвинн Грейстоун. И, вероятно, именно по этой причине Эрис наблюдала с невероятным рвением за тем, как ей по крупицам, будто с десертной ложечки, скармливают такие редкие подробности жизни волшебниц. Без вспышек удивления или улыбки, концентрируясь только на восприятии информации, и не пророня ни слова за весь монолог Летти.
Впрочем, поток слов все же не остался без ответа. Разве что для Эри он был безмолвным, но вот череда мыслей в ее голове не прекращалась ни на минуту. И самой главной из этих мыслей была тесно связанная фраза, своеобразный завет, произнесенный давным давно маленькой дочке, что в ведьмах нет ничего родственного волшебницам. И что ни в коем случае не стоит ассоциировать себя с ними, ставить на один уровень или хоть как-то соотносить себя с ними. Потому что ведьмы были другими. Они были врагом. Обезличенным, полным злобы, заслуживающим ненависти, врагом, чужеродность которого вбили в голову маленькой волшебницы довольно рано.
“Они бывают разные. Прямо как волшебницы.” - услышала свой же голос бледная дочь Арианвинн, чуть потупив взгляд и уставившись теперь уже не на идущую туда-сюда Летис, а на свои босые ноги, болтающиеся над полом вперед-назад. После чего они тут же остановились. Плохая привычка, от которой не удавалось избавиться, но которая все же прерывалась, когда ученица возвращала концентрацию. Прямо как сейчас, когда Арианвинн закончила, и взгляд Эри снова поднялся к ней, резко превратившийся из заинтересованного в чуть обеспокоенный.
Настолько, что девочка приподнялась со стула, сделала пол шага, но остановилась, сложив руки так, будто хотела было потянуться к матери, но вовремя передумала, и теперь прижимала кулачки к груди. Ей не стоило докучать физическим контактом, в особенности в тот момент, когда собеседник устал.
- Тогда, спасибо. Что помогла. Прости, я не хотела тебя так утруждать. - залепетала она, снова отведя в сторону взгляд, затем бросив его к полу, влево, к столу, стараясь не смотреть на явно выбивающуюся из сил волшебницу – М-мне принести зелий? -
Да, это была хорошая идея. Хорошая идея, чтобы поставить мать на ноги, а потом уложить в кровать. Ну, не то чтобы Эри сама этим занималась, конечно, но сбегать до шкафчика со склянками и принести целебную смесь она вполне могла, а дальше… Ну, дальше, вероятно, на этом бы и закончился день . Потому что обе Грейстоун, и настоящая младшая и поддельная старшая, кажется, выбивались из сил. Разве что Эри выглядела так, будто сейчас упадет в обморок, практически всегда.

+1

10

Прежде чем Эрис успела убежать за зельями или чем-то ещё, что она хотела принести, Арианвинн остановила её, положив ей руку на плечо. Волшебница взглянула дочери в глаза и вновь улыбнулась. А затем притянула к себе и осторожно приобняла. Длилось это всего-ничего. Но, видимо, это было нужно Винн. Выразить заботу в ответ. Как-то так. И всё же…

- Не стоит. – тихо произнесла Винн, после чего ласково потрепала дочку по голове. – Не переживай за меня. Ты и так сегодня потрудилась. Ложись лучше спать, Эрис – утро вечера мудренее. Да и здоровый сон тебе тоже не помешает.

Женщина встала направилась к выходу из комнаты. Проходя мимо рабочего стола Эрис, Винн рефлекторным движением подхватила раскрытую «Архивацию» и сунула её подмышку. В ответ на вопросительный взгляд дочери, Грейстоун-старшая лишь пожала плечами.

- Это я заберу. Добрых снов, Эрис. – сказала женщина на прощание, после чего тихо вышла из комнаты, закрыв за собой дверь и оставляя девочку наедине с собой.

***

Заживающие раны легко жгло теплом недавно исцеляющих чар, что заставляло ведьму изредка щуриться от боли. Но, в общем-то, ничего серьёзного – ничто не могло отвлечь её от чтения записей покойной Арианвинн. А чтива было предостаточно. На несколько ночей, в лучшем случае. Тем не менее, пусть Летти постепенно знакомилась с информацией, что хранила когда-то волшебница, мысли уносили её в совершенно ином направлении.

«У неё есть дочь.»

Почему-то, именно вокруг этого факта фокусировался весь вихрь мыслей ведьмы. И это было очень странно и непривычно. Эта встреча была совершенно неожиданной. По сути своей, Эрис являлась препятствием, которое нужно было убрать – и как можно скорее. Чем дольше ведьма находилась рядом с девочкой, тем выше был шанс того, что она раскроет себя раньше, чем следовало. Вроде бы, всё было просто. Дождаться, пока Эрис заснёт, пройти ей в комнату и… Вот. Быстро и чисто. Да, она, конечно, была довольно умелой, но ей требовалось ещё долго развивать свой немалый потенциал, чтобы хотя бы потягаться с Летис – не говоря уже о том, чтобы попытаться её одолеть.

«И всё же…»

По какой-то причине, Летис не могла собраться и убить девочку. Что, если она одна такой дремучий пень, а на деле об Эрис знает намного больше людей?  Что, если её пропажу заметят? Нет, сейчас работать следовало крайне осторожно. Пока что ей удалось хорошо притвориться матерью девочки и не вызвать у той подозрений, но как долго это продлиться? И действительно ли она хочет оставить её в живых? Продолжить то, что начала Винн и сделать из девочки волшебницу?.. Или же ведьму?..

Последнее слово заставило женщину вздрогнуть и решительно замотать головой, прогоняя наваждение.

Нет.

Не ведьмой. Никогда – ведьмой.

Она поднимает руку и касается пальцами виска. Сосредоточенно потирает его. Тяжело вздыхает.
Летис возвращается к чтению записей, дабы отвлечься от рыскающих по её сознанию мыслей. И она просидит за бумагами Арианвинн до самой поздней ночи, планируя, анализируя, размышляя, а затем отойдёт ко сну. Неровному, неспокойному сну – старому знакомому Летис.

Наутро Эрис увидит лишь то, что её матушка всё ещё тут, с ней. Она не узнает мрачных, тяжёлых дум Летис, ибо маска Арианвинн будет хорошо скрывать ведьму… до поры, до времени.

А до тех пор… Остаётся только учиться. Наблюдать. И ждать.
[AVA]http://sg.uploads.ru/zPyG7.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » "Звёздочка в ночном небе. Не твоя." [А]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC