http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 10.09.19

Постепенно просыпаемся от лета и окунаемся в тёплую осень!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало осени 1203 года, сентябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?



19 лет
Человек
Рыцарь
Брат Франциски

Любой возраст
Любая раса
Ученики-маги
Ученики Марии

18 лет
Человек
Рыцарь
Брат Франциски

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 14.08.1213 "Пойманный свет"


14.08.1213 "Пойманный свет"

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Дата и время

Завязка

Участники

14.08.1213
ранний час
http://s8.uploads.ru/t/pSsR8.gif
Тип эпизода:
Личный

Земли эльфов полны вещей, которые нельзя встретить в иных местах. Благосклонная к ним природа или судьба, но что-то незримое влечёт сюда созданий открытых для света, щедро дарит им ощущение единения и безопасности, из-за чего даже само время, кажется, идёт немного по-другому. Их обитатели куда более долговечны, но в то же время и хрупки.

Он пришёл сюда совершенно с иными намереньями, но был вовлечён в историю, в которой сделала шаг…

В начале пути легко совершить ошибку, но так ли легко её исправить?

Гильгамеш Морэл
Лихт 

Место действия:

Граница Аортэна и Фарна, позже Фарн

Погода:

Ясно

+1

2

Не сказать, что слишком уж познавательно, ибо книги порой говорили об этих местах красноречивее глаз, но он пробыл здесь несколько недель, посетил все места, что запланировал и даже, к удивлению, не вляпался ни в какие неприятности, не нажил врагов, ровно, как и друзей, и в целом был доволен. Вкус свободы пьянит в юные годы и тот, кто пробует её в первый раз, ощущает его острее, принимает дурман и пристращается, не зная ни с чем сравнить, ни как отделаться от желаний. Здесь было много нового, много того, что в башне находилось если не под явным запретом, то молчаливо осуждалось наставниками, ровно, как и дома, где старый тиран сжимал, словно заготовку меча кузнец, изрядно прикладываясь «молотом» наставлений.

  В это раз  путь героя  разделил мудрый провожатым из народа эльфов, наёмником, который брал большую цену, но ни кто не знал о его промахах, в то время как рекомендации  выдавали если не гения, то мастера дела. Он уважал правила, все условия и пожелания клиента и следовал им до конца, при этом не было присущей эльфам надменности и плохо скрываемого расизма, в котором, по мнению Гила, можно было упрекнуть многих обывателей.

  Да, конечно не каждый его осуждал за происхождение, не все видели, что под плащом скрываются обычные уши, да и те, что удосужились их лицезреть, замечали рядом своего соотечественника и признавали как того, кто имеет право. Некоторые относились к этому с опаской, некоторые предпочитали не замечать, однако были и те кого искренне интересовали мотивы гостя, то что им движимо, как и, собственно, взгляды на жизнь, на самые простые вещи, но то случалось не редко.

  Привычный наряд для кого-то был хорош, Гильгамеш же отмечал, что чувствует себя, словно простолюдин и раздражался, когда вспоминал об этом, как, например, сейчас. Он сидел за столом, в обычном постоялом дворе и не понимал, почему спутник притащил его в это место, нет, умом-то, конечно, мог это осознать, но не хотел. Музыка его не прельщала, как и стол, быть может потому что гость не чувствовал себя одним из толпы, в то же время и не считая себя особенным, выше в моральном плане разве что и интеллектуальном ,по своему скромному мнению, но не тем, к кому прикованы взгляды.

***

- Выше нос, - сказал, усмехнувшись, Иркид, переведя взгляд на свою цель. – Жизнь будет веселее и проще, если постараешься говорить «да» новому.
«Сейчас бы слушать советы от кого-то вроде тебя» - вот о чём подумал Морэл, переведя на него взгляд, который можно было истолковать примерно так.
- И много тебе это принесло? – поинтересовался Гил, усмехнувшись.
- Много или нет, не столь важно, - отмахнулся эльф, словно для него материальное благосостояние не имело значение,  чему способствовал не трезвый рассудок и нахлынувшие чувства, ей вызванные. – Важно то, что я живу, так как хочу и получаю достаточно, чтобы не думать не о завтрашнем дне, не месяце и даже годе.
- Вот как, - Гильгамеш посчитал это не таким уж и стоящим аргументом, из-за чего усмехнулся. – Давай лучше ты мне дашь другой совет?
- Я? – казалось Иркид удивился, однако это была лукавая уловка, ибо в следующую секунду на его лице блистала самодовольная улыбка. – Говори, что хочешь знать юнец, а я решу стоит ли отвечать.
«Юнец? Стоило бы выбить из твоих ушей дерьмо… Но ты забавный» - вот о чём подумал герой.
- Итак, открой мне секрет эльфийского…

***

  Спешка никому не была нужна. Гильгамеш ощущал, что в следующий раз посетит это самобытное место не скоро и какая-то его часть испытывало странное чувство, словно он опасался потерять то, чего толком не успел распробовать. Перед собой парень был честен и осознавал это, да вот только это нисколько не помогало, в отличии от времени, от постепенных знаков, словно мир поэтапно менялся, грозя каждой секундой перейти к состоянию привычного, но так и не делал этот робкий шаг.

  Не будет больше необычайно больших деревень. Не будет больше неба и самого воздуха, пропитанного чем-то запретным. Так же и умрёт природа между городами, живая, словно здесь она не научилась бояться. Не будет компании исполнительного, но слабого до алкоголя «мудреца». Не будет эльфов, не будет эльфиек…  На смену всему придёт серый камень, книги и требования, следовать которым предстоит до самого экзамена…

  Даже рассказы выпивох из окрестной деревни казались увлекательными, перед предстоящими перспективами. А они были не так уж и правдивы, стоит признать…Словно есть в их лесах целитель, тот который безвозмездно, посланник Аэна своими касаниями убирающий любой недуг, а его следы порастают цветами.

***

- Стой, - слова, а затем и поднятая рука. – Тише. Видишь?
Он указал на траву, вернее на то, как маленькие участки, один за другим, наполняли цветы, тянущаяся линия, чем-то напоминала следы и уходила в лес.
- Знаешь что это?
- Я не силён в ботанике, но ты же не об этом?
- Нет. Те крестьяне говорили о том, что здесь есть существо.
«Наверное у эльфов очень хороший слух»  - подумал Гильгамеш, прекрасно осознавая чем был занят его провожатый, в то время как звучала эта история.
- Ты про те пьяные бредни? – поинтересовался Морэл.
- Не думай, что всё так просто. Эльфы не склонны лгать даже в таком состоянии…  Может быть, ты запамятовал, но я охотник, - он осёкся, словно взболтнул лишнего. – И я знаю, что за это существо заплатят очень много.
- Мне не нужны эти деньги, - равнодушный ответ мага.
- Да, не нужны. Но ты же не упустишь единственную возможность  увидеть чудо?

***
 
Пробираясь сквозь чащу, парень подумал, что зря повёлся на дешёвые слова Иркида, но не мог отступить. Он старался идти за ним, след в след, не шуметь, но постепенно понимал, что это не так уж и просто и чтобы не шуметь и не отставать приходилось  стараться. Оставалось надеяться, что результат того стоит…

  И так оно и было. На небольшой поляне сидела высокая фигура, она за чем-то наблюдала, преисполненная безмятежности, но её покой потревожили 2 гостя. Стрелы сорвались с лука Иркида так же скоро, как и возникли.

- Чёрт, что ты делаешь?

Отредактировано Gilgamesh Morel (2018-11-22 02:02:44)

+2

3

внешний вид

Одета в легкое белое платье с длинными рукавами, без каких либо вышивок или узоров

Честно Лихт никогда не думала о том, что в лесу Аоэртен, ее может ожидать какая либо опасность. Довольно наивное суждение, учитывая то что произошло с Сумеречным Шепотом, но почему-то здесь Лихт всегда чувствовала себя спокойно. Этот лес укрывал ее от нежеланных глаз, здесь она могла наконец дать себе волю и перестать постоянно сдерживаться. Кто-то, а эльфы не станут на нее кидаться с вилами, только за то что она засветилась. А вот люди реагируют как раз примерно так. Опыты предыдущих воплощений показали, что лучше не светится перед людьми, и да прошло уже не мало лет, но не сказать что люди так сильно изменились, может быть они и забыли об эйва на которых когда-то охотились. Но ничто не могло им помешать сделать это снова.

Но за столько лет жизни среди них Лихт все же смогла как-то изучить их, хоть и многое для нее не было понятно, возможно она никогда и не поймет, просто потому что не сможет поставить себя на их место. Она не человек и не может стать им, а значит и не может все чувствовать так же как они. И от этого было грустно. Жизнь людей коротка, но насыщенна, она полна проблем и сложных решений, когда Лихт никогда не поймет этих самых проблем, ибо никогда с ними не сталкивалась. Кажется что жизнь эйва даже проще, хоть в тоже время и нет, в ней так много лишений, что порой приходят мысли о том, что в ней нет никакого смысла, и чем старше Лихт становилась тем сильнее было это ощущение. Ей не для кого жить. И тем не менее она продолжает влачить свое существование, потому что именно из-за таких мыслей второй и погиб. А она не хочет быть таким как он. Прошло столько лет, а третья все продолжает отрицать жизнь второго.

Сегодня Лихт снова была в эльфийском лесу, сюда она приходила как можно чаще, в связи с тем, что лечит стража. Кто знает в какой момент его состояние ухудшится, и поэтому она старалась не уходить далеко и на долго, что бы Кернунн в случае чего смог быстро найти и позвать ее. Но тем не менее, она не могла оставаться на одном месте на долго, так что часто посещала близ лежащие деревеньки, и лечила тех, кто в этом нуждался. Разумеется тайно и посреди ночи, были и те, кто сами искали ее, у кого-то действительно были беды, а кто-то с другими корыстными целями. И первым она показывалась, а вторые оставались ни с чем. Да-да, Лихт уже не та наивное существо, что на тяге альтруизма, распушив все перья бежало на встречу каждому кто звал и просил. Так первый попался в злые руки и помер. Лихт была бы совсем глупой если бы не могла выучить этот урок.

Сегодня был прекрасный день, Лихт проснулась от того, что маленький олененок тыкался своим носиком ей в щеку и щекотал волосы губами, улыбнувшись эйва протянула руку и потрепала его по еще без рогой макушке. Олененок скакал вокруг нее, призывая поиграть с ним. Маленькие животные, что прикорнули под ее боком по вскакивали, растения что обвили ее, медленно разошлись раскрывая бутоны появившихся цветков. Легко поднявшись на ноги, Лихт побежала за малышом, ее босые ноги оставляли за собой цветущий след.

Почти все раннее утро, Лихт провела играя с животными в салки, а потом когда солнце обрело силу и поднялось выше, эйва остановилась отдохнуть на залитой светом опушке. Подставив лицо под лучи, Лихт прикрыла глаза, наслаждаясь теплом и светом. Было так спокойно и легко, в голову даже и мысли не приходило, что все может изменится. Но...

Послышался предупреждающий крик птицы, Лихт резко открыла глаза и хотела подняться, как боль пронзила ее плечо, схватившись за него она все же попыталась встать, но следующая стрела поразила лодыжку, заставляя светлую упасть на колени. - Я должна...нет.. - Если она сейчас попробует раскрыть крылья, то лучнику столь умелому хватит скорости поразить и их. Светящаяся кровь, похожая на раскаленное железо капала на траву, и цветы прорастающие с каждой каплей, тянулись к ней, будто бы стараясь закрыть ее раны и унять боль.
- Почему..? - Лихт медленно подняла взгляд, это было двое....людей? Нет, один из них явно не принадлежал человеческой расе. - Тогда почему же? - Эльфы не стали бы ей вредить, кто-то, но точно не эльфы, светлая была в этом уверена, неужели она снова ошиблась? Слишком доверилась и вот чем это окупилось?

[icon]https://scontent-ort2-2.cdninstagram.com/vp/5fe81cd05d4921f0877fea6bb13d4a9b/5C67F858/t51.2885-15/e35/c146.0.707.707/s480x480/43913334_255842245097153_7130282641320726895_n.jpg[/icon][status]третья[/status]

+1

4

Гильгамеш видел его прежде как доброжелательного, в какой-то степени мудрого и дальновидного эльфа, но сейчас казалось, что Иркид совсем не походил на себя прежнего. До этого момента он всячески избегал конфликтов, решал вопросы словами, порой даже в убыток себе и уступал, но делал это без каких-либо сомнений, словно не знал, что такое гордость и шёл по пути наименьшего риска и держался привычных понятных каждому добродетелей. Странно даже было видеть в нём наёмника, который берётся за любое дело, но теперь всё становилось на свои места.

  Провожатый словно проснулся ото сна, как волк, учуявший добычу, был стремителен и беспощаден. Его отточенные движения столь же искусны, как и быстры. Он не сомневался ни на долю секунды, стоило извлечь стрелу, как она тут же отправлялась в полёт, а на суровом лике, который искажала улыбка, отдающая садизмом, виднелась стальная решимость, словно знал мужчина, что каждая из них попадёт и сделает своё дело и поразит мишень.

  Он не отреагировал на слова своего спутника, легко поморщился, с некоторой яростью и огнём в глазах оглянувшись, явно давая понять, что сейчас не время для разговоров, а для действий.

  Ещё одна, затем ещё… Иркид выпускал свои смертоносные колья, не чтобы убить, но чтобы нанести тяжелейшие повреждения, которые не дадут добыче сбежать. Конечно, каждый наконечник был смазан мощным усыпляющим ядом, да вот только эльф не любил рисковать, словно знал, что может довести свою жертву до границы смерти или же всё же решился сыграть в удачу, веря, что не сможет так просто убить это существо.

  Что же до Гильгамеша, то он стоял и не мог понять, что должен делать. С одной стороны ему нисколько не нравилось впутываться в чужие дела и становиться их невольным соучастником, с другой стороны битва уже началась и прежний союзник, хоть и справлялся сейчас, но не отказался бы от поддержки или хотя бы отсутствия помехи.

  Приближаясь, он смог лучше рассмотреть женщину. Её внешность была примечательна, вполне вероятно, что слишком уж сильно сияла на фоне не только этого места, но и их самих, даже общие черты доходили до той степени, что начинали выделяться, уже лишь этим. Она была высокой, достаточно, чтобы каждого из них превосходить на голову, а наверху горела яркая копна волос. Простое светлое платье, добавляло этой фигуре определённый оттенок невинности, подчёркивая цвета. В глазах же, необычной формы, можно было заметить ни то удивление, ни то страх, немой вопрос, который мог бы укорить, за ним последовали и слова.

- Эй, колдун, - он обратился к Гильгамешу небрежно, не так как обычно, словно забыл, кто ему платит в пылу боя. – Если дёрнется, то приложи чем-то помощнее.
- Ты много на себя берёшь, безродный, - произнёс Гильгамеш, ощущая, что этот попутчик уже близок к черте, где придётся преподать ему урок. – Объяснись, иначе будешь лежать здесь же, прожаренным.

  Иркид оглянулся, не сказать, что он боялся своего спутника, но поумерил пыл, решил не усугублять ситуацию, видя, как в алых глазах играют опасные огоньки пламени, которые, судя по всему, действительно были готовы сорваться и выбраться за пределы тесного плена.

- Я… Я, увлёкся, прошу простить, дерзость, - он сказал это без прежней поспешности, но не разменивался на слова.
Было видно, как из набедренной сумки эльф извлекает что-то отливающее металлом, что-то, что он начал нести к своей жертве, небрежно откинув лук, который прежде оберегал. Во второй же блестела кромка кинжала.
- Не дёргайся и с тобой всё будет в порядке, светлая, - сказал Иркид, так, словно произнёс не оскорбление, но что-то близкое, что-то для него неприятное.
- Ты, забыл объясниться, и это последний шанс, -Гил выкинул руку в направлении цели, и можно было заметить, обладай магией, как замысловато, но неспешно вырисовывается плетение.
- Это существо очень ценно, - просто произнёс Иркид. – Ваш отец, думаю, может заплатить за него хорошую цену, как и… Как и любой другой, узнав об этом.

  Как бы то ни было, но он не хотел размениваться на слова, пока была вероятность, что редкая добыча может выбраться, а потому поспешил сковать её теми самыми металлическими путами, не забыв при этом пустить в ход тяжёлый эфес кинжала.

+2

5

Лихт сидела не подвижно, молча наблюдая за тем, как к ней приближаются те две фигуры, стоило ей потянуться попытаться вытащить стрелу, как лучник снова предупреждающе нацелился. Наконечники возможно были смазаны каким-то ядом, и будь она человеком или каким-либо другим представителем известных рас, то уже давно бы рухнула в потеряв сознание. Но нет, ее тело стремилось исцелить раны, но стрелы мешали этому процессу. Когда они подошли ближе, Лихт смогла разглядеть, один точно был человеком. В нем светлая не чувствовала никакой тьмы или затаенной злобы, возможно даже не понимание. Может быть он не желал участвовать во всем этом? Или его принудили? А от второго веяло скверной. И он будто бы боялся посмотреть эйва в глаза, ему стыдно? Кто знает. Многом-много лет назад, именно эльфы позаботились об обезумевшем втором, что не был в состоянии нормально о себе позаботится. Они берегли его как могли и пытались помочь, как их Хранитель. Невозможно что бы из всех эльфы забыли о существовании светлой расы. Это молодой эльф? Отступник? В нем было что-то странное, не приятное и не только потому что он пробил ее тело двумя стрелами, но тем не менее Лихт не смогла себя заставить обратить свой свет против них. Это просто человек и запутавшийся эльф.

Нужно было дальше уйти в лес, а не гулять по его окраине, и тогда возможно Аоэртен не позволил бы этим двоим найти его. Но Лихт не собиралась надеяться на помощь Хранителя или эльфов, у них полно своих проблем и это их не должно касаться. Лихт никогда не думала, что может принести им проблемы, и не хотела этого. Ведь и так сколько их было, когда второе воплощение носилось по округе, вызывая своего рода кризисы в виде внезапного буйного озеленения то там то тут. Возможно даже из-за него Аоэртен стал немного больше чем был, да и в Фарне стало куда больше зелени. Именно из-за этой своей особенности, Лихт всегда сдерживалась скрывалась и старалась не задерживаться нигде по долгу. А тут просто дала себе волю, и вот чем все обернулось.

Лихт вслушивалась в их речь, и не похоже что бы златовласый человек был подневольным эльфа, скорее всего наоборот. Тогда почему? Он не казался похожим на тех, кто ради своего удовольствия охотился бы вот так не живых существ. Быть может, они воспринимают ее как просто... животное? - Откуда он знает? - Он назвал ее ценной, но эйва пропали так много лет назад, но был прав, много кто хотел бы нажиться на исцеляющей силе светлой, или просто поймать ее в свою "коллекцию" как диковинное создание.

Когда ее руки сковали, и ударили по лицу, перед затухающим взором, пронеслась большая тень. Огромный филин пытался вцепится когтями в глаза эльфа, но тот резко ударил его кинжалом, птица упала перед Лихт, и прежде чем он нанес последний удар, светлая прикрыла филина своим телом, и яркая светящаяся кровь капнула на раны птицы исцеляя их. - Просто улетай и никому ничего не говори.. - едва слышно прошептала эйва, прежде чем потерять сознание.  - Он мог бы просто попросить меня о помощи.. - промелькнула напоследок мысль.

***

Лихт не знает сколько прошло времени прежде чем она очнулась, но ее уже вынесли из леса, встрепенувшись светлая начала быстро оглядываться, ей было все еще больно, а значит стрелы все еще не вынули. Боится, что как только он это сделает, эйва исцелится и атакует? Но по мимо них было еще что-то, Лихт чувствовала себя намного слабее, скорее всего из-за оков что сдерживали ее силу. Кожа, волосы, глаза все перестало светиться, а полукруг над головой стал тусклым и почти не видимым. - Почему вы это делаете? - наконец-то подала голос Лихт, внимательно посмотрев на эльфа, тот смог лишь на пару секунд выдержать ее взгляд, после чего снова резко отвел его. - Тебе не нравится мой взгляд, ... эльф?

- А ты сама его видела? - огрызнулся эльф на пару секунд потерявший самообладание, будто бы эйва задела его за живое. Конечно видела, зрачки имеют форму четырех конечной звезды, а радужка переливается от ярко оранжевым и красным с золотыми всполохами, как и ее волосы. Чистые душой с легкостью выносят ее взгляд, а кого-то он доводит до слез (и это немного обидно, не такие уж и страшные глаза).
- А ты...что скажешь? - посмотрев на его спутника спросила Лихт.

[icon]https://scontent-ort2-2.cdninstagram.com/vp/5fe81cd05d4921f0877fea6bb13d4a9b/5C67F858/t51.2885-15/e35/c146.0.707.707/s480x480/43913334_255842245097153_7130282641320726895_n.jpg[/icon][status]третья[/status]

Отредактировано Licht (2018-11-22 22:07:47)

+2

6

Первая сумбурная стычка в этом путешествии обернулась кровью, если, конечно так можно назвать странную сияющую субстанцию, излившуюся из ран необычной женщины. Это зрелище показалось странным для каждого из наблюдателей. Если Иркид находил крайне забавной эту глупую попытку защитить птицу и то, что последовало закономерное наказание, доставило ему некоторое удовольствие, то Гильгамеш не мог понять, кому в здравом уме придёт на ум страдать из-за неразумного зверя и уж тем более ставить свою жизнь на кон, для него это был вопрос чистой логики, которая тут отсутствовала. Разве по силам птице оценить поступок и можно ли себя до такой степени не любить?

  В то время как эльф возился с телом, молодой маг ещё больше задумался о произошедшем, и ему не нравилось то, что не может этого с лёгкостью понять. Нет, не то что не может, просто какая-то его часть не желает признавать жизнеспособность этого решения. От того  мнение касательно этой необычной особы поменялось, виделась в ней теперь наивность и глупость, коих прежде герой не замечал.

  Короткий разговор с эльфом расставил всё на свои места. Он не сказал слишком многого, но поделился тем малым что знал, слухами, которые не раз хотел проверить, но по иронии судьбы не мог засечь не единого намёка на присутствие целителя, которого некоторые местные, как они клялись, точно видели. Эта цель интересовала некоторых состоятельных людей, часть из которых была связана с магией, но большего обычный наёмник, как сказал Иркид, знать не мог.

  Не было дела Гильгамешу до мелочной игры эльфа, но тот заметил, что без провожатого человеку не скоро удастся выбраться из этих мест, что не избежать  ненужных вопросов, так же как и возможных подозрений. Умело расставленные в словах ловушки принуждали мага, опутывали словно виноград, но он не обращал на то никакого внимания, не давая шанса провести себя, попросту потому что не видел в этом смысла.  Отец хоть и учил не многому, но научил различать плохую ложь  и без того проницательного сына.

  Дело совершенно и нельзя вернуть кровь женщины на место, потому они заключили новую сделку, где каждый получит максимум, как казалось Морэлу.

***

  «Не продешевил ли я?» - вот о чём подумал парень, пока тащил на себе не сказать, что излишне тяжёлую, но явно не удобную ношу, в виде их пленницы.

  Со стороны их можно было даже принять за влюблённых, которые не стеснялись демонстрировать свои чувства. Или же легко было предположить, что из необходимости молодой человек нёс свою спутницу на руках, не то утомлённую, не то подвернувшую ногу. В любом случаи, ассоциации эти были поверхностны и ложны. Основная необходимость заключалась в том, что стрелы, которые они пока что не извлекли, что по уверению эльфа было правильно, могли ранить Гила, реши взять по другому.

  Сам же эльф, обладающий соответствующей для своего народа силой не особо горел желанием нести и даже вовсе наотрез отказывался, скользко уходя с темы, однако цепкий взгляд заметил, что Иркид осознанно избегал контактов с этой персоной и даже нервничал, следовало ему посмотреть в глаза или приложить руку на хоть сколько-либо продолжительный срок.

***

- Мне? – Гильгамеш, который  потратил немало сил, перетаскивая пленницу, теперь просто пил воду, утоляя жажду и вопрос показался ему неожиданным, как, собственно и резкая фраза эльфа.
«Не сходишь ли ты с ума, дружок?» - вот какая мысль посетила его мимоходом, однако, отвечая на слова, парень повернулся и встретился взглядом с пленницей.
- Хм… Выглядит необычно, интересно и даже... красиво. Не понимаю, что не нравится этому старику, - он непринуждённо повёл плечами, после чего ответил той же монетой. - А что ты думаешь о моём взгляде?
   Нетипичные красные глаза смотрели с некоторым интересом, в тусклом свете в них поигрывал отражающийся от костра огонь, но самого обладателя это не меняло, он выглядел достаточно уверенно и расслабленно, нисколько не раздражался, в отличи от спутника, который, сплюнул, стоило ему задать вопрос.
- Я доберусь до ближайшего селения и привезу лошадей или, если повезёт повозку. Не дай себя обмануть целительнице и сегодня лучше не спать, - он не намеревался более задерживаться, из-за чего спешно удалился, ничего толком не обсудил.
- Что-то с ним не так, - заметил Гил, после чего вновь вернулся к созерцанию пленницы, в ожидании ответа.

+1

7

Казалось, парень не понял вопроса, ведь смысл был не о том, красивые ли они или еще чего. Однако светловолосый чувствовал себя в ее присутствии расслабленно в отличие от эльфа, который казалось то и дело нервничал. - О твоем взгляде? - Лихт чуть прищурилась, и едва заметно улыбнувшись произнесла.

- Это довольно нахальный и самоуверенный взгляд, ты не волнуешься и тебя не беспокоит мое присутствие. И в отличие от этого эльфа ты спокойно выдерживаешь мой взгляд. А значит тебе не за что чувствовать себя неудобно и виновато. - Хотя с другой стороны, значит ли это что ему все равно на происходящее. Может быть он и не темный, но и не склонен к свету? Да люди в целом имеют двойственную натуру, но обычно каждый склонен или в одну или в другую сторону больше...ну или же просто придерживаются золотой середины. Эльф ушел, перед этим сказав наставление. Теперь можно было сильно не беспокоится о том, что за каждое неверное движение получит еще по стреле. Кстати об этом..

- Ты не поможешь мне вытащить стрелы? - внимательно посмотрев на светловолосого спросила Лихт. - Мои раны не заживают, я буду терять больше крови, и по ней вас кто угодно сможет выследить. - Ведь стоит капле упасть на землю, как из тот тут же прорастают цветы, а такую дорожку не трудно заметить.

Лихт придвинулась ближе к костру протягивая руки закованные в кандалы, которые медленно тянули из нее силы, кончики пальцев начинали замерзать, вообще хотелось выпустить крылья и укутаться в них, но кто знает, как этот человек отреагирует. - Я могла бы освободится.. - Если бы напала на него, ведь он один и человек, хоть на вид эйва хрупкая, но она куда сильнее человека. И если бы захотела, то наверное смогла быть напасть на него и обезоружить. Но в том то и проблема, что это человек и не темный, а Лихт не может допустить мысли о том, что может кому-то навредить. Она лишь исцеляет и изгоняет тьму, и не может, не должна вредить невинным людям, даже ради собственной защиты.

- Вам нужны деньги? Поэтому...вы охотились на меня как на животное? - глядя на пламя спросила Лихт, тепло огня манило, хотелось встать как можно ближе, особенно теперь когда ее силы ограничили, и полукруг над головой становился бледнее. Нет, эти ранения не должны довести ее до новой регенерации, но стрелы и оковы мешают исцелению, и последние медленно тянут из нее силы. - К слову... ты говорил, "что-то с ним не так", и почему, как ты думаешь? - Для Лихт ответ прост, этот эльф отступник, темный, отрекшийся от священного Древа, вот почему ему так плохо. Возможно одно лишь присутствие светлой напоминает ему о Древе, и это его злит, а может и пугает. Жаль что не удалось прикоснуться к нему что бы понять. Лихт вовсе не испытывала гнева к этому эльфу, ей скорее было его жаль. Если бы она только узнала его по лучше, то вдруг смогла бы помочь ему? Если он подвергся тьме случайно не по своему выбору как Сумеречный шепот, то Лихт попыталась бы исцелить, изгнать из него тьму. Которая заставляет все это его делать. Несчастный, отрешенный от Древа эльф его можно лишь пожалеть.

- Твой спутник прав, за меня дадут много денег. Очень много. Моя кровь способна исцелять, так же как и свет, те кому меня продадут будут резать мое тело и выкачивать кровь, со мной такое уже случалось. Они разбогатели те люди, но в конце их постигло не счастье. Скажи, а вы станете счастливее, получив за меня деньги? Просто хочется знать. Я была бы рада знать, что это все действительно приносит вам... тебе счастье. - тихо вздохнув, Лихт оперлась спиной и поваленный столб дерева, и стекающая с плеча кровь, капала на него, от чего спустя несколько мгновений из него проросли тоненькие стебельки. - Тогда мне казалось, что тебе не нравится все происходящее. Но теперь, я в этом не уверена. Ты его хозяин, и кажется, что ты не знал об этих.. - потрясая кандалами, продолжила Лихт. - Самых планах. Скажи мальчик... есть ли что-то о чем бы ты хотел меня попросить? Я помогу тебе всем чем только смогу. И твоему спутнику тоже. Вам не обязательно было ловить меня вот так. Достаточно было лишь попросить.

[icon]https://scontent-ort2-2.cdninstagram.com/vp/5fe81cd05d4921f0877fea6bb13d4a9b/5C67F858/t51.2885-15/e35/c146.0.707.707/s480x480/43913334_255842245097153_7130282641320726895_n.jpg[/icon][status]третья[/status]

+2

8

Он спокойно выслушивал речи, и казалось, не придавал тем должного значения, нет, вернее просто не реагировал, так как должен был обычный человек, не обижался на слова, которые характеризовали его не с лучшей стороны, скорее даже находил их забавными, судя по лёгкой улыбке, проступившей на лице. Было ясно, что он слушает, но какое тому значение придаёт и не искажает ли содержание восприятием или прихотью, сказать было сложно.

- А за что я должен чувствовать себя виноватым? – он перевёл серьёзный взгляд, словно прикидывал было ли среди произнесённого пленницей что-то необычное, вернее зацепился за это самое. – Ты так говоришь, будто уверена в словах. У тебя есть какая-то особая сила или мнишь, что каждый негодяй будет переживать, увидев скованную женщину? Если это так, то, уверяю, мысли будут очень далеки от ожиданий.

  Таланты людей охватывают разные сферы и собеседник эйвы не был обделён проницательностью, скорее напротив мог ей блеснуть, заметить в словах, как истину, так и ложь, потому его, собственно и интересовала начавшаяся беседа, так как речам почему-то хотелось верить, словно он изрядно напился и притупил вор, однако уверенность, что парень отдаёт себе отчёт никуда не пропала.

«Не слишком ли я подозрительный сегодня? Даже тот эльф говорил, что нужно принимать всё таким как и есть» - вот о чём он подумал, после чего взглянул на стрелы, упомянутые Лихт.

- Да, конечно, я не понимаю, почему он их не извлёк сразу, но, думаю, что тебе они особо не мешают, - он привстал, после чего сделал несколько шагов и склонился, осматривая стрелы. Было их не так много, как казалось, ибо многие прошли по касательной и не задержались в теле. Герой взял нож и начал придерживать древко, чтобы не тревожить тело, пытаться спилить, вернее, срезать часть, прикидывая как вообще подступиться к делу, ранее которое не пробивал.

  Можно было подумать, что Гильгамеш беспечен и действительно это заявление имело право на жизнь, однако он был боле, чем уверен, что в безопасности. Не только не боялся пленницы, но и испытывал, что странно, определённую толику доверия, хоть и незначительную пока что.

  Казалось, её нисколько не тревожила вся эта суматоха и она лишь пыталась, согреется, от того раз за разом задавала вопросы, на которые не было лень отвечать, как минимум из-за того, что тут не было иных развлечений и собеседники не успели друг друга утомить и приесться, что порой случается.

- Мне не нужны деньги, - честно ответил Морэл. – Ему, возможно бы пригодились, но тебе не стоит так сильно беспокоиться. Не думаю, что он долго будет разделять твою дорогу.

Парень взялся за нож и спокойно отсёк часть, покосившись, проверяя всё ли в порядке. Конечно, сам герой слегка удивлялся тому, что вообще решил заниматься таким занятием, но он находил в этом что-то приятное, словно делает что должен и это приносило удовольствие и странно, но было лёгкое беспокойство, касающиеся того, а делает ли он всё достаточно безболезненно и правильно.

- Думаю, ты чем-то сильно ему насолила, возможно неприятные воспоминание… А много вас таких… Целителей? Не исключено, что когда-то один из них доставил ему серьёзные трудности. Но я в этом не уверен, - спокойный ответ, такой же как прежний. – Так, режу вторую, терпи.

  Движение и ещё одна часть отвалилась. Половина работы сделана, но в то же время оставалась самая неприятная часть, а именно – резко вытащить увязшую в теле часть. Это явно неприятно, вернее даже больно. Даже бравые солдаты в подобных случаях редко могли сдержать крик и что-то зажимали.

- Я не хочу получать за тебя деньги, - парень не испытывал особых иллюзий и понимал,  что в любом случаи так бы не поступил. У него не было нужды и, вероятно, окажись в его руках такая добыча, то он бы попросту попросил бы отца найти этому применения. Тот хоть и был жёстким человеком, но так же отличался и определёнными принципами, которые не вязались с тем, чтобы кого-то расчленять ради сомнительной выгоды. По крайней мере сам младший Морэл верил в подобный исход. А ещё, как не крути, но девушка была поймана именно эльфом, что делало её чужой добычей. – Ты так сладко говоришь, но подожди... И потерпи.

  Рвущее движение, затем ещё одно и эти самые стрелы, наконец, покинули тело, он, что странно, приложил руку к месту раны, и стало заметно, что она поразительно тёплая, не жжёт, как должна была бы, а дарит это тепло, позволяет ране зажить быстрее. Это не такая уж и распространённая и эффективная ветвь магии огня, но существующая, позволяющая излечить внешние раны и остановить кровь.

- Ты сказала, - всё так же удерживая руку на месте, произнёс он. – Что хотела бы мне помочь, но почему ты хочешь этого? Я хорошо разбираюсь в лжи и если ты играешь, то на высоком уровне… Но я видел как ты кинулась спасать ту птицу. Зачем? Твоя жизнь настолько мало стоит, чтобы рисковать ей?

+2

9

- Нет, вовсе не из-за того что я...хмм а я женщина? - склонив голову на бок осеклась Лихт, а потом похлопав глазами, через пару секунд она кивнула, будто бы только вспомнила об этом. Да, пол никогда не играл какую либо особо важную роль в жизни, и Лихт никогда не волновало это изменение, наоборот в этом воплощении они чувствует себя куда более уверенной чем в предыдущей. - Я говорила о том, что каждый видя такие вот ситуации реагирует по своему, кто-то испытывает стыд и неудобство, а кому-то приносит веселье. - А еще все дело в ее влиянии, и ведь оно не специально, а просто...так получается, что-то врожденное которое невозможно отменить. В существах, что склонены к свету она пробуждает лучше, а извращенные души тоже тянутся к ней, но с совсем иными намерениями. И пока Лихт не разобралась к какому типу относится этот мальчик. Да-да именно мальчик, ибо он довольно юн на вид, еще нельзя назвать полноценным взрослым, хотя с высоты ее лет, все кажутся юными.

- То что я не кричу от боли, не значит что я ее не испытываю. - Лихт коснулась кончиками пальцев раны, пачкая их в своей крови, и схватившись за стрелу попыталась потянуть, но делать это в таком положении было очень удобно, так что она решила доверит это мальчишке. Который все же решился ей помочь, тряхнув копной, Лихт постаралась убрать ее в сторону и немного отклонила голову назад, что бы златовласому было удобнее разбираться со стрелой.

- Если тебе не нужны деньги, то зачем? На самом деле я не понимаю их ценности, но знаю что они очень важны для смертных... - сказав это Лихт поняла что немного оговорилась, говоря смертные, она уже дала понять что сама такой не является. А ведь не особо хотелось пояснять что либо о себе. - Таких как я возможно уже нет на этом свете.. -  пожав здоровым плечом, произнесла светлая словно ни в чем не бывало. Но на самом деле этот вопрос отозвался болью в ее душе. Не хочется признавать того, что она остается единственной в своем роде, без своих сородичей она совсем одинока? От Момента осталась лишь половина, куда спрятали вторую неизвестно. И даже если найдет, то решится ли выпустить светлое воинство? Этот вопрос слишком трудный. Хоть и прошло столько лет, она все еще не нашла на него ответа.

- Но...так или иначе тебе правда хорошо заплатят. И это не сделает тебя счастливым? - Лихт молча терпела все манипуляции, хотя казалось что мальчишка пытается быть осторожным и зачем то режет стрелы ножом, вместо того что бы без всяких церемоний сломать наконечник и вытянуть их. Лихт зажмурилась, ее сердца стали биться так быстро, что пульс отдавался в голове, боль заново обожгла ее плечо и лодыжку, и кровь с новой силой хлынула из потревоженных ран, но теперь им ничто не будет мешать нормально затянуться.

Мальчишка прижимал руки к ране будто бы пытался остановить кровь, и та его не обжигала, в нем и правда не было тьмы. - Я никогда не вру, мальчик мой.. - слабо улыбнувшись, произнесла Лихт посмотрев на человека. - Я хочу помочь тебе, просто так. Мне не нужна какая-то особая причина для этого. Ты считаешь что моя жизнь дороже жизни птицы, и твоя тоже? Но с чего ты это взял? От того что умеешь разговаривать, ходить и думать? Эта птица тоже сможет. Станет альраном и тоже сможет, и тогда она будет наравне с тобой. Но по правде говоря... я не вижу разницы между тобой и птицей. Я помогла бы любому из вас. Потому что я так хочу. Нет такого развития событий и нет такой вероятности, что я откажусь помочь кому-то когда могу. - Любая жизнь имеет ценность, это то что должен знать каждый, но увы "разумные" все чаще превозносят себя.

- А ты...помог мне. Просто так. Я попросила, и ты помог, ты мог бы быть не таким аккуратным, но старался не причинять мне лишней боли. Скажи почему? Я же просто ваша пленница. Твой спутник даже не хочет считать меня за что-то живое и думающее. Ему легче считать меня существом или предметом, потому что я его пугаю. Поэтому он не смотрит мне в глаза и боится прикоснуться ко мне. Все это время ты ведь нес меня, а не он. - Пока она находилось без сознания, кажется она чувствовала эмоции мальчишки или мысли, но все было как в тумане и помнится совсем смутно. Но сейчас, когда он прикасался к ране, она чувствовала что светловолосый не боится ее, и испытывает к ней какую-то крупицу доверия, за которую она и ухватилась. Способность ведь работает в обе стороны, и она лишь немного усилила это чувство, добавив свое.

[icon]https://scontent-ort2-2.cdninstagram.com/vp/5fe81cd05d4921f0877fea6bb13d4a9b/5C67F858/t51.2885-15/e35/c146.0.707.707/s480x480/43913334_255842245097153_7130282641320726895_n.jpg[/icon][status]третья[/status]

Отредактировано Licht (2018-11-23 01:56:20)

+2

10

Смысл некоторых выражений ускользал от Гильгамеша, но он считал, что вскоре если всё не выяснит полностью, то приоткроет часть завесы, а пока слушал, позволяя говорить, не сбивая. Так хочешь человек или нет, а вполне может заговориться и открыть то, что было у него на уме, далеко не на всех, конечно, действовали подобные обстоятельства, но на наивных и открытых персон вполне. Пленницу можно было к ним отнести.

- Да, каждый реагирует по своему, но… - он усмехнулся. – Это же ни о чём тебе не говорит. Многие праведники придают не стоящим мелочам серьёзное значение, так же как и многие убийцы не считают, что творят зло. То есть, я могу быть для тебя гораздо хуже того эльфа, ровно как и он может быть лучше чем кажется. Не всё, что тебе показывают истина.

  Продолжая заниматься этим не самым типичным процессом, он начал понимать не только тонкости, но и то как много лишних усилий прилагает…

- А стоило бы, иногда полезно покричать, - скорее насмешка, нежели чем что-то серьёзное прозвучал комментарий.

  Странная целительница продолжала свои речи и обронила слово, которое, как ей могло показаться, осталось незамеченным. Однако, как часто и бывает, впечатление оказалось обманчивым, и теперь он начинал понимать, чем обусловлены эти странные и нерациональные понятия, но в то же время были закономерные опасения, что бедная женщина, проводя столько времени в лесу одичала и даже могла утратить часть своего рассудка. Некоторые друиды действительно надолго, порой срока исчислимые годами или десятками лет, уходили в леса, добивались единения с природой и особой не похожей на других мудростью. Был ли её отпечаток на этой женщине?

- Зачем горит огонь? – спросил он, глядя через плечо вперёд. – Если ты кинешь ему дерево, кинешь ткань или книгу, то он поглотит их, не потому что хочет этого, а потому что в его природе брать то, что сделает его сильнее. Можно сказать, что в этот раз обстоятельства сложились так, что ты оказалась в моих руках. Что же до денег… То это средство, которое может решить очень многие проблемы так же легко как и создать их. Я понимаю жажду многих и считаю, что вполне разумно стремиться улучшить свою жизнь, и для этого не обязательно выбирать сложные пути.

  Дошло ли до неё или нет, Гильгамеш не знал. По правде говоря в этих землях у него была лишь пара собеседников, коих можно было счесть достойными, но связывали их исключительно деловые отношения, из-за чего этот разговор лишь разжигал к себе интерес.

- Моя плата не деньги, - спокойно произнёс он. – И… Я думаю, что счастье лежит не только в обладании чем-то, но и удовольствии, в умении наслаждаться чем-то.

  Теории про мудрость друидов лишь укреплялась. Он никогда не хотел понимать их и от того все аргументы пленницы казались несущественными и очень, очень глупыми. Какая-то часть его даже хотела поспорить, доказать что-то, что она не должна так ошибаться и легко относиться к своей жизни.

  «Странно» - заметил парень, рассматривая собственную ладонь, которую расположил на спине, где ранее была рана.

- Мальчик, хм… - это обращение его позабавило, из-за чего он его с запозданием повторил. - Как минимум с того, что моя жизнь одна. Она дана мне, так же как и тебе и эту ценность нельзя сравнить с чьей-то чужой. В любом случаи, твоя жертва будет большей, никогда не получит равноценной компенсации. Мне кажется, что не смотря на то, что называешь меня «мальчиком», «девочка» тут ты, раз не научилась ценить себя в должной степени. Даже следуя твоей логике. Если бы ты умерла за ту птицу, то больше никому бы не смогла помочь, а сколько жизней бы спасла, продолжая целительство?

  Он не испытывал негатива и, казалось, хотел поделиться простой истинной, но где-то в глубине, слабый огонёк говорил о том, что подобные взгляды вызывают толику негодования, к которому от чего-то присоединяется и печаль. Впрочем, внешне заметить что-то подобное никто не мог.

- Хм, - он слегка задумался, после чего положил вторую руку, но уже на запястье пленницы, словно что-то пытался увидеть за этим ил и же сравнить ощущения. – А что, если я помог тебе, потому что считал это нужным для себя? Не хотел потерять тебя… Или ты мне просто понравилась?

  Гильгамеш легко улыбнулся, выдержав некоторую паузу.

- Ты приятная на ощупь,  - признал он,  после чего перевёл взгляд на огонь. – Но потеря крови сделала тебя холоднее… Может быть предложить воды?

Отредактировано Gilgamesh Morel (2018-11-23 13:59:53)

+1

11

Лихт тихо засмеялась, очевидно они смотрели на ситуацию по разному поступки и истинные чувства совсем разные вещи, и рыжая влияла именно на последнее. Как бы не пытался этот парень показать себя не с самой лучшей стороны, ощущения светлой не изменяться. - А я и не говорила именно о том "мне показывают". - этот мальчик даже умилял, своим поведением. Кажется он воспринимал светлую просто как человека, и пытался перенести на ее устоявшиеся человеческие нормы и образы.

- Ох мальчик, я и не помню того дня, когда говорила громче чем сейчас. - Лихт выпрямила ноги, и откинулась спиной на столб поваленного дерева. Да, ее положение не завидное, любой оказавшись в такой ситуации бы нервничать и места бы себе не находил, пытался бы освободится и постоянно был бы в напряге. Но Лихт не хватало только зевнуть и лечь спать, невероятно долгая жизнь имеет свои минусы, или может быть это особенности этого воплощения, - светлую трудно впечатлить, или запугать. Ни одна угроза никогда не пронимала и не заставляла бояться. А если подумать, страх это неизвестное ей чувство.

- А мне кажется что люди слишком погрязли в алчности. Или я просто не вижу смысла в материальных благах, потому что они никогда не были мне нужны. - С этой стороны сложнее понять людей, эйва не чувствуют голода или жажды, они могут не спать, они не болеют, им не нужны все эти материальные ценности и они не испытывают к ним тяги. - Ха-ха, это не обстоятельства сложились так, это я позволила вам схватить себя.. - мысленно произнесла Лихт, посмотрев на человека. Если подумать, она могла бы тогда вырваться, но кто знает чья бы кровь тогда пролилась. Эльф и человек бы пострадали, так что Лихт предпочла путь наименьшего сопротивления, причина? Интерес. Любопытство, хочется узнать чего они в конце концов захотят добиться, а сбежать если подумать она всегда успеет. Хотя наручники приносят проблемы, но в этим можно будет разобраться.

- Это у тебя жизнь одна, а у меня...кто знает. Я ведь говорила тебе, что никогда не лгу. Что нет такой вероятности, в которой я бы не помогла живому существу. Я бы не умерла от удара ножа твоего спутника, а птица да. Спасать ее не было выбором, это то что...просто происходит. Тело реагирует прежде чем успеваешь подумать. Со мной всегда так было. - Конечно и часто такое поступки оборачивались неприятностями, но Лихт тяжело не вмешиваться, какой бы ситуация не была хочется помочь, хотя она и думает что сильно отличается от первого, все равно одна общая черта всегда остается. Лихт никогда не отказывает в помощи.

- Мм...нужным для себя? Вряд ли, твой спутник приведет повозку или лошадей, и тебе не нужно будет больше нести меня на руках, а значит и риска самому пораниться стрелой нет. Я тебе понравилась. Не мудрено, я многим нравлюсь. А еще я знаю, что ты испытываешь ко мне доверие, и смотри как близко ты сел, выходит не опасаешься меня. Я неведомое создание, и твой спутник тебя предупреждал что бы ты не терял бдительности и даже не спал. Но ты не боишься меня, не чувствуешь от меня опасности верно? - Ей одной руки достаточно для того что бы суметь сломать человеку шею, ей то известно насколько хрупки люди, пусть она и в наручниках, но сможет проявить крылья, удар которыми мало кому захочется принять. И все равно, она продолжала спокойно сидеть, теперь когда раны почти зажили и не беспокоили, то положение было почти нормальным, мало чем отличающимся от привычного. Вот только не всегда удается с кем то поговорить, так что в данной ситуации собеседник это явный плюс. - Ты интересный человек, я уже давно ни с кем так долго не беседовала. Точнее именно с людьми. - После каждого исцеления, эйва предпочитала уходить как можно скорее, потому что кто знает, вдруг другой эйва почувствовал ее силы, да и все то же влияние. Которое распространяется даже сейчас, хоть и силы сдерживаются, растения под ней медленно прорастали и обвивали ее тело, где-то за спиной слышаться шорохи животных, что медленно и опасливо приближались, огонь пугал, но их все равно тянуло сюда. 

- Не потеря крови делает меня холоднее, а оковы, они тянут из меня силы. - слегка тряхнув кандалами произнесла Лихт, прикрывая глаза. - Я не пью воду. - Солнце уже село, и теперь в темноте, было заметно слабое свечение исходящее от нее, хах с темнотой включается этот защитный механизм, даже сейчас, когда наручники сдерживают. И полукруг над головой стал виден четче, хоть он и мерцал так, будто бы мог вот-вот погаснуть. - Что-то долго твой спутник. Не случилось ли с ним что? - парень держал ее за запястье, будто бы пытался что-то проверить. Хмм почувствовал пульс трех сердец и пытается в этом убедится? Или же заметил то, как чувства Лихт медленно прокрадывались в него.

[icon]https://scontent-ort2-2.cdninstagram.com/vp/5fe81cd05d4921f0877fea6bb13d4a9b/5C67F858/t51.2885-15/e35/c146.0.707.707/s480x480/43913334_255842245097153_7130282641320726895_n.jpg[/icon][status]третья[/status]

Отредактировано Licht (2018-11-23 15:25:07)

+2

12

Слушая не самые привычные и понятные, в плане мироощущения слова, невольно за собой замечал Гильгамеш, что с каждым новым ударом сердца и каждой секундой ощущает растущую симпатию к пленнице. Если сначала он просто доверял, то теперь видел её в ином ключе, не как глупую женщину, рискующую своей жизнью из-за птицы, а как ту, кто был преисполнен благородства и добродетелей. Пыль дорог, порванное в нескольких местах простое платье и следы крови нисколько не оттеняли этот образа, напротив подчёркивали, что грязь не в силах очернить её, наполненную внутренним светом.
 
  Странно, но прежде он никогда не испытывал подобных чувств, не то что их смеси. Из-за чего некоторая тревога посетила его, словно герой был околдован и очарован невидимой силы и словно ей противясь, он легко тряхнул головой.

«Тебе лишь кажется» - возразил внутренний голос. И маг ему поверил, не привыкший сомневаться в самом себе нисколько, хотя и осознающий, что сейчас тень этого чувства пыталась проскользнуть в уязвимые точки, стыки той самой брони, которая в определённой степени сковывала его слова, как и решения.

  Не сказать, что он был невнимательным, но действительно упустил часть слов, однако достаточно быстро вернулся, чтобы не потерять нить повествования, чем был слегка смущён, ибо прежде не позволял себе уходить при собеседнике далеко в мысли.

- Значит, для тебя это что-то вроде инстинкта? – вопрос скорее подводил итог речей, нежели чем задавался. Можно было сказать, что это простой и прямой вывод, который озвучил парень, который отметил для себя, как что-то важное.

  «Это так не похоже на людей» - вот о чём подумал он, прикидывая, что все они в той или иной степени создания очень алчные и если способные на жертвы, то не такого масштаба.  Хотя, стоит признать, что создание считающее себя бессмертным могло рисковать не опасаясь, что и без того короткий век оборвётся. Но всё равно это много, ведь боль никто не отменял… Да и вызывали определённые сомнения слова, раны, некоторая слабость пленницы, оттеняли её не давая увидеть кого-то чрезмерно сильного, настолько, чтобы преодолеть оковы смерти, как минимум.

- Да, нужным для себя. Видишь ли, но я из тех, кто любит редкости. Если что-то есть лишь у меня, то оно нравится больше и это что-то хочется оберегать, - пояснил Гильгамеш, после чего усмехнулся, когда услышал то, чего не ожидал. – Я не испытываю страха ни пред тобой, ни пред кем-либо ещё и для того есть основания. Что же до советов эльфа, то он может их оставить для себя. Ему они явно нужнее.

  Так же стал неожиданностью комплимент. При всём высокомерии, которое было свойственно Гильгамешу ,почему-то он воспринимал похвалу от пленницы как стоящую больше, нежели чем слова других, даже испытывал от этого лёгкое смущение, которое умело прятал за усмешкой, однако ощущал как сердце начинало биться немного чаще, а телу становилось теплее.

- Спасибо, - сказало он, что посчитал странным, ибо не благодарил кого-то столь неформально, да и те, кто этого удосуживался, был равен ему по статусу, а не как не ниже, как в случаи с этой лесной дикаркой. -  Мне так же есть что услышать.

  Он перевёл взгляд на собственную руку, которую по-прежнему держал на ней, после чего ниже, заостряя взгляд на оковах, на которые пожаловалась пленница. Вообще, он не сомневался, что смог бы удержать женщину, если бы приложил должную силу, но всё равно не имел возможности избавить её от оков, которые наложил Иркид. Конечно, можно было попытаться их разбить или же расплавить, но обе эти затеи грозили не только сохранности пленницы, но и немалыми затратами сил, которые были бесполезны, учитывая, что их пути с эльфом ещё должны были пересечься.

- Не думаю, что с ним что-то случилось. Дорога до деревни не такая коротка и, не факт, что ему повезёт в первой же из них. Вероятно от вернётся ближе к началу нового дня, - ответил Гильгамеш, который не разделял всех этих опасений, касательных эльфа, который показал себя с очень уж разных сторон, чтобы не выбраться из любой передряги.

  Когда он приметил зверей, то отпустил её руку встал, окинул взглядом темноту и подкинул в огонь ещё несколько веток, из-за  чего тот затрещал и послушно разросся. Около минуты он пристально смотрел на него, словно о чём-то думал , после чего обернулся.

- Этот огонь не потухнет… - он заметил странное свечение и теперь начал подумывать, что эльф врал, что это  явно нечто большее, чем целитель, что-то сакральное виделось в сеяние и, притягательное.   – Ты… светишься.

  Он приблизился, пытаясь припомнить, видел ли где-то сходных существ. Кажется, читал когда-то о морском чудовище, привлекающих других светом, но… Но то явно было что-то иное. Герой вновь присел, на этот раз почти так же, как эта делала сама пленница.

- Назови своё имя? – прозвучал вопрос.

+2

13

- Верно, это инстинкт. - качнув головой подтвердила Лихт, иначе и не объяснишь. Но увы, большинству представителей человеческой расы, такое не понять, у них есть другие инстинкты, которые куда важнее. Например самосохранение. Именно он заставляет их оставаться на стороже, и возможно этот мальчишка задается вопросом, почему он так расслаблен рядом с ней. Любой оказавшийся на месте эйва, воспользовался бы угаснувшей бдительностью светловолосого, но Лихт это не нужно было, ей хотелось лучше узнать этого человека, а соответственно этому способствует доверие.

- Ну да, меня можно назвать редкостью и древностью. Но я ведь не твоя пленница, а твоего спутника, так что все что могло случится со мной, это не твои проблемы, тебе не зачем было заботится о чужом пленнике. И да, я заметила то, как ты пытался вылечить мои раны. Спасибо. Я так чувствую себя намного лучше. - открыто улыбнулась Лихт, замечая чужое смущение, ха-ха за этот вечер мальчишка показал слабину, а ведь хотел казаться самоуверенным и бесстрашным человечком, что довольно умильно, для такого ребенка. Этот человек совсем юн, но по словам можно понять, что он достаточно образован, а то что у него в подчинении наемный-эльф, значит что и богат. От сюда вывод, перед Лихт какой то высокорожденный или около того.

- Ха-ха, мне столько лет, боюсь что в моем возрасте стыдно не уметь поддерживать беседу. - тихо засмеявшись ответила Лихт на слова мальчишки, но все же было приятно услышать его ответ. Посмотрев на его руку, что все еще держало ее запястье, она сосредоточила свет именно на том месте, а потом он проникнув в светловолосого быстро пробежался по всему его телу. Вряд ли человеческий взор узрел это, но мальчик мог почувствовать изменения, пусть она и ослаблена оковами, но даже такое небольшое воздействие, может улучшить его самочувствие.

- Ох точно, я забываю о том, что другие расы двигаются медленнее.
- Даже не своих двух, Лихт может передвигаться достаточно быстро, к тому же ей не нужно останавливать из-за всяких разных нужд, а если бы использовала крылья, то передвигалась еще куда быстрее. Но ей не так уж часто удается выпустить и размять их. В лесу Аоэртен не особо полетаешь из-за деревьев, но именно он может скрывать ее силы от других, а точнее от эйва, что могут искать ее. Хотя за столько лет после их последней встречи, им еще ни разу не удавалось, просто когда Лихт чувствовала их приближение, она успевала скрыться. Кошки мышки длящиеся уже примерно лет пятьсот.

- Свечусь? Все еще? - Лихт встрепенулась, посмотрела на свои руки, а потом завертела головой будто бы пытаясь увидеть, как нибудь над ней полукруг, но от этих манипуляций лишь захлопали уши, похожие на маленькие крылья, а волосы растрепались. - Обычно, я свечусь куда ярче, и мне всегда приходится сдерживаться, по понятным причинам, но эти из-за этих оков мне можно даже не прилагать усилия. - Хм, если подумать, то можно поискать какие-нибудь антимагические вещи, может украшения, одевать их в повседневности и снимать когда нужно. Тогда не придется постоянно быть начеку, контролировать себя и свои эмоции, проблема только в том, насколько долго протянут эти вещицы.

- Меня зовут Лихт. - ответила Лихт, как только услышала вопрос. - О, а я ведь до сих пор не узнала как его зовут.. - Какое упущение, беседуя с ним, совсем даже не поинтересовалась его именем. - А какое твое имя? Кстати, все хотела спросить... зачем вообще вы пошли за мной в лес? Дело понятное ради денег, но откуда вы обо мне узнали? Я думала, что достаточно осторожна, но похоже что слухи расползаются везде. Ты говорил о том, что может быть кто-то из подобных мне мог доставить твоему спутнику неприятности и поэтому он мстит. Но... это невозможно. Так что как не печально признавать, он и правда действует из алчности...и возможной злобы из-за его сущности. - потянувшись настолько, насколько это было возможно, Лихт легла немного ниже и закрыла глаза, обычно ее редко клонит в сон, ведь она сама решает когда в него впасть, но сейчас ее сил были запечатаны, и возможно поэтому хотелось спать. А шуршащее за их спинами животное, оказалось лисом, что перепрыгнув через бревно, устроился под ее боком, укладывая на нее свою острую мордочку. - Не пугай и не гони его. - предупредила Лихт, посмотрев на светловолосого.

[icon]https://scontent-ort2-2.cdninstagram.com/vp/5fe81cd05d4921f0877fea6bb13d4a9b/5C67F858/t51.2885-15/e35/c146.0.707.707/s480x480/43913334_255842245097153_7130282641320726895_n.jpg[/icon][status]третья[/status]

Отредактировано Licht (2018-11-23 18:37:34)

+2

14

Роли поменялись так быстро, что некоторая часть его тому воспротивилась. Гильгамеш привык быть тем, кто задаёт тон, потому его не устраивала участь второго, того кто следует. Можно было разозлиться и просто непросто морально или даже физически поставить на место эту женщину, но некоторый яростный стержень импульсивного человека в этот раз не бил фонтаном, не питал его должной силой и решимостью, приглушённый чем-то. И в этом он видел эту странную связь, что ощущал, будто бы не должен причинять вреда или грубить, будто она если не его давний товарищ, то верный союзник, которых связывало, куда большее время, чем те жалкие часы, проведённые в лесу.

  «Не узнал ли я секрет твой силы?» - вот какой герой задал вопрос самому себе и от этого действительно стало легче. Как и любому человеку, ему было проще искать проблему в ком-то ином, а не себе. Теперь была мысль, та, за которую он мог зацепиться, и стоило в следующий раз задуматься, что делать, то Морэл лишиться части пресловутых розовых очков и увидит хотя бы часть правды.

- Моего спутника? – усмехнулся Гил. – Не забывай, что я его нанял, а не наоборот, уже не говоря о том, что могу забрать тебя силой, если захочу. А раны,  может быть, залечил потому что берёг собственность, «девочка»? Так что не стоит благодарить.

  Не сказать, что он имел целью нагрубить, скорее, проверить так ли всё на самом деле или же иначе.  Как бы то ни было, парень не был склонен отказываться от своих решений и спокойно продолжил.

- Значит ты не только целитель. Узнаю о тебе так много, что это даже кажется странным, - признался он. – У людей лишь друзья могут с тобой быть честны, да и то не всегда. Ясно, что ты очень долго живёшь в лесах. Не скучно?

  Казалось, сама пленница не ожидала, что будет излучать это слабое свечение, хоть для неё оно и было привычно, однако теперь стало ясно, что это лишь слабая тень истинных способностей скованной женщины. Кем бы она не была в действительности, но он захотел увидеть это сияние вновь, полное, и, пожалуй, укрепилась мысль, что он не отдаст Иркиду эту добычу, а возможно вообще ничего не заплатит, раз тот посмел рискнуть и подвергнуть хозяина опасности. Да, целительница не противилась им, но знать об этом наверняка не мог никто.

- Ты обязательно покажешь, как светишься, - произнёс он достаточно доброжелательно, чтобы не видеть двойное дно. – Но позже.

  Маг не любил ждать, но в этот раз готов был уступить судьбе, несколько утомлённый дорогой, переноской не самой лёгкой ноши и прочими незначительными, но требующими сил делами.

- Я запомню это имя, - ответил Морэл. – Можешь называть меня Гил, так будет проще…  Что до леса, то слухи о тебе не особо зацепили меня,  но проходя одной из троп Иркид увидел следы и вспомнил об этом и заметил, небольшие островки цветов, по которым предложил пройти. Ты попалась случайно. Что до него… То нет смысла думать о Иркиде, всё равно наши пути скоро разойдутся.

  Он перевёл взгляд на зверя и действительно думал встать и отпугнуть его, послышался лёгкий металлический звук, однако он прекратился, стоило Лихт об этом сказать.

- Обычный зверь не сможет мне навредить, - уверенно сказал Морэл, переведя взгляд на животное, не испытывая никаких опасений, но и не питая к нему никаких эмоций. Просто существо, которое, похоже, как и он сам попалась в ловушку навеянного очарования. Разница лишь в том, что человек это понимал. - Только не жалуйся, если укусит тебя

  Гильгамеш перевёл взгляд на лежащую женщину, сидя, после чего коснулся её лица, погладив по щеке и убрав прядь, без лишней спешки и достаточно властно.

- Хочешь узнать будущее? Я не буду тебя отдавать эльфу, - поделился он, с лёгкой улыбкой.  – Но не обязательно об этом ему говорить.

Отредактировано Gilgamesh Morel (2018-11-23 21:14:12)

+1

15

- Нет, не узнал.. - ответила Лихт про себя, но не посылая эти мысли ему, просто он сидел слишком близко и случайно соприкасался с ней, от того Лихт прекрасно слышала его мысли и возмущения, и честно было как-то тяжело удерживать свое лицо невозмутимым. То и дело тянуло улыбнуться и рассмеяться, ибо этот мальчишка действительно умилял. - Зачем забирать силой? Поймали ведь вместе, можете разделить за меня выкуп. Или же сам заплати ему, и тогда как пленница я перейду к тебе. - Но будет печально его расстраивать, когда придет время их расставания. В конце концов оковы не смогут бесконечно удерживать Лихт, особенно эти что созданы при помощи темной магии, и не особо сильным представителем той стороны. Эти оковы даже почти не обжигают ее кожу, как например другие темные артефакты, но им хватает энергии на то, что бы пока сдерживать ее. Но сколько продержится заклятие? Не нужно ли его обновлять, а то будет как-то неловко, когда она случайно например сломает оковы. Эти двое деток наверняка расстроятся.

- Хм...у меня лицо такое, что все обычно со мной честны. - широко улыбнувшись произнесла Лихт, - И ведь когда сам говоришь правду, настраиваешь на нее и других. Возможно моя открытость и позволяет людям быть честными. И-и-и еще мальчик, я не живу в лесу. Точнее живу где-то последний месяц, но обычно я путешествую, лишь нужда привела меня в лес Аоэртен. Но обычно я нигде по долгу не задерживаюсь. Так что нет, обычно мне скучать не приходится. - Разве что по небу и по полетам. А еще бывает порой грустно путешествовать одной, но Лихт понимает что не может ни к кому привязаться. Из-за влияния, из-за риска других эйва, и кучи других причин. Остаться на одном месте, найти постоянный приют, для нее это просто невозможно. Разве что только на Эйваморе, но туда Лихт вряд ли когда-нибудь сможет вернуться, только если не найдет вторую половину артефакта, и не решится отпустить своих сородичей от заключения, что длится уже где-то тысячу лет.

- Может быть, если будет возможность. - слегка пожав плечами, ответила эйва. Ведь друг будет не безопасно, да и вообще, учитывая то что она скрывает сдерживает свои силы, то кто знает сможет ли показать. Хотя обычно ведь она не старается светится при людях, но этот человек уже узнал достаточно, так что нет смысла наверное от него скрывать. Вот кажется, что тот до сих пор думает, что Лихт просто человек-целитель. И это тоже забавляло.

- Гил? Это сокращение? Хотелось бы узнать твое полное имя. - протянув руку, Лихт слегка потрепала его золотистые волосы, не заметно снова пуская маленький шарик света. - Значит вы заметили тропу, что я проложила? А не думали, что можете наткнуться на Хранителя Леса? Тогда бы вам не поздоровилось. - Кернунн прекрасен и добр, но кто знает, стал бы ли он терпеть охотников, и простил бы оступившееся дитя? Возможно и нет. Тогда бы на двух любопытных стало бы меньше. - А ты собираешься украсть меня у него? Хмм...если мне не хочется? - Ах точно, он и тот эльф ведь все еще думают что владеют ситуацией, но оба до сих пор не поняли, что за ними никто еще не погнался из-за их же пленницей. Живность леса могла сразу же отправится к Хранителю или Стражам, но светлая попросила этого не делать.

- А он и не собирался тебе вредить, он просто пришел ко мне. - ответила эйва, осторожно поглаживая лиса между его невероятно мягких и пушистых ушек, он жмурил глаза и прижимался крепче. - И я не собиралась настраивать его против тебя, если ты об этом. - Лихт устроилась поудобнее, и чуть прикрыв глаза внимательно смотрела на Гила, следя за каждым его движением. Возможно люди бы увидели в его жестах какой-то подтекст или еще чего, но кудрявая этого не понимала.

- Получается, что ты его все таки ограбишь. А не лучше заплатить ему за меня? Хотя, есть ли у тебя столько денег? На самом деле я могу принести тебе доход, хоть это будет не особо приятно для меня...я не очень люблю, когда за мои поступки пытаются как то отплатить. Я ведь делаю не ради награды. Ты можешь продавать мою кровь, это принесет тебе не малый доход, вот только...тебе нельзя будет говорить о том, где ты взял снадобье, иначе много кто захочет меня заполучить. - как ни в чем не бывало говорила Лихт, а когда наконец замолкла закрыла глаза, будто бы и правда намеревалась уснуть.
[icon]https://scontent-ort2-2.cdninstagram.com/vp/5fe81cd05d4921f0877fea6bb13d4a9b/5C67F858/t51.2885-15/e35/c146.0.707.707/s480x480/43913334_255842245097153_7130282641320726895_n.jpg[/icon][status]третья[/status]

+1

16

Не на все вопросы находились ответы. Он бы мог рассказать о том, что думает, но прекрасно понимал, что некоторые слова так и утонут, не в силах пересечь пропасти, разделяющей их, потому лишь слабо улыбнулся, позволяя толковать  их, так как будет угодно пленнице. Конечно, подозревал, что поступал немного лукаво, так как догадывался, что она, вероятно, подумает о лучшем из возможных вариантов, но то вполне устраивало парня. Так он сможет посмотреть на реакцию и попытаться догадаться, о чём думает это странное создание. Не сказать, что мог его удивить исход, но позволял слегка отвлечься.

  Как не крути, а это место было для него чужим, как и сам герой для него, не видел родных и приятных красок, а этот путь казался ему пусть и приключением, но непривычным и сумбурным, которое должно было завершиться совсем по-другому, а не так как сейчас. С лёгкостью на сердце он мог видеть смерть человека, однако когда тот, кто недавно лежал пронзённый стрелами позволял себя узнать, то возникало странное и непривычное чувство, словно это его рук дело и приказ Иркиду мог бы остановить всё самом начале. Но Гильгамеш его не стал делать, решив, что удовлетворить своё любопытство зрелищем важнее, нежели чем возможная опасность и напутствия, данные отцом, в виде предостережения.
 
  «Интересно, а что бы я решил делать сейчас?» - возник вопрос, на который он не знал ответа. С одной стороны, сейчас всё казалось не таким уж и правильным, но с другой маг понимал, что попросту не пришёл бы к такому выводу, не ощути на личном опыте последствия своих импульсивных решений.

- Думаю, что ты меня в чём-то обманываешь, - он сказал это без укора, просто озвучил мысль. – Не знаю, конечно, в чём, но интуиция подсказывает, что да. Но, не утруждайся, я всё равно это узнаю… И, так даже интереснее. В женщине же должна быть какая-то загадка.

  Когда речи коснулись имени, то он задумался, был ли какой-то смысл это скрывать? Он сказал не слишком много, но достаточно, чтобы его могли узнать. Впрочем, так же резонным словом говорила сама Лихт и её способ жизни, который никому бы не внушил, из людей имеющих право предъявить притязания, доверия или желания сослаться.

- Гильгамеш Морэл, к вашим услугам, - стой он, то обязательно бы поклонился, так лишь склонил голову, на секунду прикрыв глаза, после чего продолжил отвечать. – Ты сильно недооцениваешь наши возможности, к тому же… Я не знаю о хранителе леса и что он из себя представляет… пока что.

  После этого, он покосился на оставленную сумку, в которой с первого взгляда не было ничего полезного, однако она тяготила и весила изрядна, заполненная двумя книгами, которые он приобрёл и собирался изучить, когда вернётся в башню или место хоть как-то удовлетворяющее тому малому, что было нужно для чтения, например хорошему освещению.

- Я не думал, что ты будешь науськивать на меня лису, - это было правдой.

  За некоторое время, он заметил, что пленницу несколько не смущают его касания, что забавляло, и было кстати, ведь тяжело было оторваться от от этого. Конечно, какая-то часть его хотела проверить как далеко она позволит дойти, но нарушать идиллию и обижать женщину он не хотел.

- Он нарушил договор, когда впутал меня в историю, что может нарядить репутации и так или иначе должен за это заплатить, - сказал Гильгамеш, после чего снисходительно посмотрел на Лихт, которая была слишком далека от истины в своих предположениях. – У меня нет нужды в деньгах, и я не хочу резать тебя напрасно. Ты не похожа на какую-то бездумную скотину.

  Он не собирался спать, как минимум из-за предупреждения эльфа и пристально следил за ситуацией. Рука, касающаяся лица, свободно легла рядом, не тревожа покой женщины, но давая себе ощущать тепло и реагировать. Однако, в какой-то момент Гильгамеш понял, что начинает засыпать и усталость не то, с чем можно шутить  и просто лёг рядом, положив руку через неё.

  «Не делай глупости» - вот о чём подумал он, чувствуя как слипаются глаза, беспокоясь не о своей  сохранности, а о том, что напавший на него за то и поплатиться. Да и не верил Гил, что Лихт опуститься да того, чтобы испачкать руки в крови. В обычной ситуации он бы проявил большую осторожность, но что-то здесь было не так…

***

  Не сказать, что он пролежал так долго, не привыкший спать на земле, скорее просто дремал, давал глазам отдохнуть и больше опасался, что провалиться в сон, но держался, восстанавливал силы не столь значительно, но делал это, балансируя на этой тонкой грани, которая, нужно признать, соблазняла.

  В какой-то момент послышался шум. Он принял его, но не подал виду и решил ждать, пока, наконец не понял, что что-то звенит не далеко, близко в каких-то десятках метрой. Резко поднялся и в небе, которое постепенно светлело, ничего не увидел, после чего окинул горизонт и тёмные фигуры, три, в плащах приближались. Незаметно, в целом, но достаточно уверенно. Одна из них за спиной носила крупный лук, украшенный несколькими редкими перьями, узнаваемый так же и по тёмному древу.

- Иркид, - поприветствовал эльфа Гильгамеш, после чего оценил взглядом незнакомцев, не понимая, зачем их сюда привели.
- Вижу, ты не спал и заметил нас, - с нескрываемой похвалой произнёс провожатый, после чего добродушно улыбнулся, поясняя наличие спутников и отсутствие лошадей: –  Я продал её. Больше не нужно возиться.
- Да? Быстро, а что на счёт денег? – эльф показал на небольшой мешочек и открыл, позволяя увидеть, что тот наполнен красивыми и дорогими камнями. – Но этого мало. Я дам куда больше.
- Больше… - Иркид усмехнулся. – Я хотел сделать это потом, но… Взять его.

Натянутый лук, грозил кого-то пронзить и эльф, медлил, понимая, что убивать человека означало лишить себя выкупа, но стоять в стороне не хотелось. Хотелось пронзить эту мерзкую бабу, всё равно ведь не умрёт… Да и выглядела она, на взгляд охотника, уж слишком здоровой. А что до человека, то подельники должны справиться.

+1

17

Обманывает ли мальчишку Лихт? Нет, не совсем. Утаивание не есть обман, светлая просто не говорила всего, но не обманывала. Он сам принимает его за человека-целителя или еще чего, когда Лихт еще ни разу этого не подтвердила, но и не опровергнула. А значит и не солгала, однако Лихт предпочла лишь промолчать и улыбнуться на его слова. Пусть думает как хочет, это его право.

- Гильгамеш мне нравится твое имя, о наивный мальчик. - Считающий что смог бы справится с Хранителем, и на удивление даже не слышавший о нем, неужели эльф не поведал ему прежде чем они вошли в Аоэртен. Какой скрытный, утаил столько важной информации, которая между прочим могла бы стоить им жизни, если бы они напоролись не на Лихт. Так что можно сказать что им очень сильно повезло, что это была лишь окраина леса, что рядом не было Стражей или отрядов эльфов, или самого Кернунна. Прямо такое невероятное везение. Или же нет, ведь кто знает чем может закончится вся эта ситуация. Лихт не примирилась со своим положением, но и не собиралась пока ничего предпринимать. Время все покажет.

- Я и не собиралась. - услышав мысли Гила, произнесла про себя Лихт, прежде чем погрузится в сон. Все же оковы порядочно ослабили ее, и сон мог хоть немного восстановить ее силы, а когда встанет солнце, то ее состояние определенно улучшится. Во сне, Лихт повернулась спиной к мальчишке, и обняла руками лиса прижимая его к себе, и утыкаясь лицом  в пушистую макушку так было намного приятнее и теплее спать. А лис не был против, лишь сильнее прижимался к ней.

Увы, сон был не из самых приятных. Пленение навеяло воспоминания о том, как поймали Первого Лихта. О Аэн, каким же он был тогда наивным, он не считал что от людей может исходить опасность, не знал о том, какими они могут быть жестокими, и вот к чему это привело. Он умер так глупо, оказался замученным людьми, которых стремился защищать. Лишь каким-то чудом он не изменился, и не уподобился своим сородичам. Лихт не хотел тогда видеть в них темные черты, и не хотел думать о том, что демоны появляются как раз таки из-за них...

Стоило первому лучику солнца коснуться ее лица, как Лихт пробудилась от сна, но не собиралась пока открывать глаза, она прислушивалась к окружающему миру, и слышала то, как к ним приближается несколько путников. Потрепав лиса по ушкам, она велела ему уходить, и рыжий сбежал прежде чем те подошли к ним достаточно близко. Открыв глаза, Лихт медленно села и оглядела новых пришедших. М-да уж, нельзя было сказать, что выглядели они очень дружелюбно. Но более того, Лихт чувствовала враждебность, настроенную не только на нее, но и на мальчишку. Очевидно кое-кому надоело подчиняться, и он решил что сможет нажиться и на светловолосого тушке Гильгамеша. Охх, как только можно быть таким алчным, и правда деньги не приводят ни к чему хорошему, люди, эльфы да вообще все, могут просто скатится из-за них.

- Взять его.
- Лихт резко поднялась на ноги, вставая между Гильгамешем и наемниками, и те опешили увидев то, насколько она высока. Похоже не каждый день они встречали настолько высоких девушек. Но быстро взяв себя в руки, они снова предприняли попытку схватить как Гила, так и Лихт. Тихо вздохнув Лихт ударила проявившимся хвостом, по руке одного из наемников, выбивая из нее нож, тут же подхватывая его и отшвыривая в сторону. В быстром прыжке, она легко преодолела расстояние между ними, и дотронувшись ладонями лба наемника пустила собранный свет, тихо прошептав. - Спи. - по лицу человека расползлась блаженная улыбка и он рухнул как подрубленное деревце, впадая в сладкий сон. Вряд ли он когда-нибудь вообще спал настолько приятным и спокойным сном как сейчас. Громко ругаясь, эльф быстро вытащил из-за спины лук и стрелы.

- Я не попадусь дважды. - Лихт быстро перемещалась из-за стороны в сторону, пытаясь сократить между ними расстояние и мешая Икриду нормально прицелится, и вот она почти достигла его, когда он вдруг опустил лук, и нагло усмехнувшись произнес какое-то заклинание, запястья Лихт словно разъедала кислота, оковы стали тяжелыми, и будь она человеком давно бы повалилась на землю. Лучник сделал выстрел, одна стрела попала выше колена эйва, а вторая полетела в сторону Гила, что разбирался с остальными наемниками.
- Гил..!!

[icon]https://scontent-ort2-2.cdninstagram.com/vp/5fe81cd05d4921f0877fea6bb13d4a9b/5C67F858/t51.2885-15/e35/c146.0.707.707/s480x480/43913334_255842245097153_7130282641320726895_n.jpg[/icon][status]третья[/status]

+1

18

Всё случилось так быстро, что впору было, растеряется, однако появление Иркида вызвало слишком много подозрений, чтобы усыпить бдительность. Не только шум, но и поспешность решений сыграли злую шутку с алчным эльфом и, желая получить всё и сразу, он не рассчитал силы. Не было ему известно, на что способная мистическая целительница, от которой так и разило отвратительным светом, но, казалось, что та не соперник в её состоянии, но ни то зажившие раны, ни то наступление нового дня поставило её на ноги, привело в чувства. Что же до человека, то от него он не ждал ничего особенного, подозревая, что посредственная магия не поможет против того, кто прежде охотился за головами, часть из которых принадлежала волшебникам и не каким-то сопливым юнцам, а старым и опытным мастерам, отточившем свою стезю. По крайней мере, вера в это в сердце интриганта не угасла.

  Гильгамеш столкнулся с другими соперниками, которые не обладали ни какими изысканными и сложными приёмами, однако умели орудовать своими клинками, не задавали вопросов и не сомневались.

- Не дёргайся и будешь жить, - сказал один из них, приближаясь, намереваясь не атаковать человека сразу, в лоб, а предложить ему сложить руки, и, быть может, вырубить, если дёрнется.

  Однако, уже на подходе головорезу стало понятно, что этот тип не из тех кто ищет лёгких путей, что он будет пытаться сопротивляется, но не вызвало у него ни каких эмоций осознание факта. Если кто-то хочет боль, то так тому и быть, он достаточно щедр чтобы дарить её каждому просящему и, возможно, больше чем требовалось. На губах садиста мелькнула злобная улыбка, не предвещающая ничего хорошего жертве. Да, убивать нельзя, но есть другие способы ломать, не самые чистые, но манящие своей недоступностью и осуждением.

- Будет больно, - предупредил он, замахиваясь, решив для начала просто провести по его груди линию, порезать одежду и кожу, заставив содрогнуться от боли заносчивого аристократишку.

  Но, видимо, кровожадность сыграла злую шутку, и планам не было суждено сбыться. Кинжал действительно разорвал одежду, но вместо кровавых брызг послышался звук столкнувшегося метала, а на одежде не выступило и единого влажного пятна. Он удивлённо наблюдал, в то время как клицу летела рука, да, даже не кулак, а открытая ладонь легла, во только не в ней была угроза, а в ужасающем жаре, таким, что в воздухе повис запах плоти и гари, а сам разбойник издал жалобный и резкий крик, начал судорожно махать своим оружием, а потом попятился и вовсе упал, схватившись за ушибленное место, понимая, что чего-то лишился, из-за чего потерял мотивацию и боялся, что это страшное чувство повторится вновь.

  Тот негодяй, что лишился оружия, напал следом, он не был беспечен, но его удары не серьёзные, с целью оглушить, а не убить прекратились и на смену им пришёл град серьёзных и тяжёлых движений. Не было в них шутки, вот только стало заметно, что под рвущейся одеждой что-то блестит, что не даёт зацепить тело, тогда человек попытался ударить по лицу, своим кастетом, заменяющим утраченное.

  И, он был близок к успеху, действительно задел, но смазано, послышался  хрустящий звук и стон Гильгамеша, который держался за плечо. В то же время его соперник лежал на земле, не движимый. Он увлёкся и получил встречный удар и спасаясь от смертельной огненной ладони сделал шаг, задел пенёк и упал, по иронии судьбы приземлившись головой на один из суков и потерял сознание, если не жизнь.

  Парень услышал крик и перевёл взгляд, ощущая странное беспокойство и желание в ту же секунду сорваться с места. Стало ясно, что Иркид был не только мастером лука, но и владел какими-то странными чарами, что сейчас склонили Лихт.
 
  Он ринулся вперёд, не опасаясь стрелы, на что эльф усмехнулся, понимая, что уже победил. Каждая встретила цель, но они словно соскользнули, не застряв в теле, тогда он понял, что под одеждой есть что-то, что-то вроде мощной кольчуги и это ошибочное суждение заставило его действовать, он отпрыгнул с линии атаки, отбросив лук, и стало заметно как искусные пальцы вырисовывали плетение, образующееся уверенно, но не так быстро.

  Гильгамеш не особенно понимал что делает, вернее он вообще слабо, что понимал, ощущая, что его рука жалобно повисла и не двигается, словно кость треснула, если вовсе не сломалось, так же к этому ощущению присоединилась нарастающая слабость, которая была слишком навязчивой для обычной… Но сдаваться было поздно, он вспомнил о своём покровителе Фааре, желая лишь, чтобы ему хватило времени и сил, прежде чем упадёт без сознания.

  Как бы то ни было, но из свободного рукава вырвалась цепь, с острым концом, возникла она, словно из ниоткуда, но двигалась сама, без размаха врезалась в тёмного, пронзая кисть из который вырвался странный зелёный луч, угодивший в землю, оставляя после себя выжженные следы, словно неведомая кислота могла проесть всё, и пошла дальше, обвила кисти, а потом вонзилась прямо в его чёрное сердце…

  Герой попросту упал, повреждённой рукой задевая кислотный след, который тут же разъел как рукав одежды так и кожу, из под которой хлынула кровь.

+1

19

Лихт упрямо держалась, хоть кожа уже пузырилась и словно плавилась под оковами, что тянули ее к земле. Увидев как стрела метнулась в сторону мальчишки, Лихт быстро ударила хвостом сбивая ее на лету, но искусный лучник сразу же пустил следующие. А потом перенаправил лук в эйва. Несколько стрел пронзили ее тело, закашлявшись, Лихт упала на одно колено. Ни одно из стрел не задело какое либо сердце, но в таком положении раны были достаточно серьезными, и эльф все продолжал читать заклинания усиливая действие оков. - Нет-нет...о Аэн... - Их положение было не завидным, противников было слишком много, и пока Иркид был занят ею, остальные все продолжали нападать на Гильгамеша. Двое из них подчинившись приказу эльфа, подошли к ней с размаху ударяя чем-то по лицу, заставляя упасть на землю.
- Сможете позабавится с ней, как только закончим. - бросил эльф, а на лицах наемников появились странные ухмылки. Лихт лишь ухмыльнулась в ответ, она смогла дотянуться до них, и резко поднявшись коснулась руками и кончиком хвоста лбов обоих. И еще двое рухнули на землю в глубоком сне.

- Ты...мерзкая светлая! - ругался, он пытаясь атаковать одновременно и Гильгамеша, и сдерживать ее через оковы, но с каждой минутой, они становились слабее, Лихт почти успела добраться до него, когда вдруг что-то пронзило сердце темного эльфа. Из его рта хлынула темная кровь, и он упал на землю. В ту же секунду, оковы рассыпались прахом. - Мертв...я не успела помочь тебе...прости..

Обернувшись, Лихт поспешила к Гилу, который был в очень тяжелом состоянии, его тело покрывали страшные раны. - Надо торопится.. - Люди умирают легко и очень быстро. Их жизнь до невероятного короткая, а еще у них всего одно сердце. Всего одно! Как можно жить на одном сердце? Почему нельзя было придумать еще одно, как запасное? Жизнь людей мимолетная, они словно бабочки чья жизнь так коротка, и опасна. Гил оказался такой же бабочкой, что полетела на огонь и едва не укоротила свою и без того короткую жизнь. Лучше бы он не вмешивался, а бежал как только бы появилась возможность. Ведь это не его проблемы, действительно, ему не нужно было вмешиваться. Он мог уйти ночью, оставить ее привязав к тому же дереву, или еще чему, но он остался и все говорил о том, что был не намерен отдавать ее Иркиду. Храбрый и самоуверенный мальчик.

Вытащив стрелу, Лихт провела острым наконечником по своей ладони, поднесла ее к лицу мальчишки. Светящаяся кровь коснулась его губ. - Пей и тебе станет легче. - Этого недостаточно для полноценного лечения, но хотя бы позволит протянуть ему хоть какое-то время.

- Не бойся.. - Лихт осторожно и легко, стараясь не причинить юноше лишней боли, подняла его на руки. Вчера они прошли приличное расстояние, пока она была без сознания. Просто на своих ногах, она не успеет вовремя добраться до леса. Гил был в слишком тяжелом состоянии, его хрупкое человеческое тело, могло умереть если слишком долго затягивать с лечением. - Как же долго я этого не делала.. - Лихт распахнула крылья, и сделав взмах взлетела в небо.

- Гильгамеш...ты слышишь меня? - тихо позвала она, крепче прижимая к себе юношу. - Все будет хорошо, я исцелю тебя.. - как-только стал виден лес, Лихт быстро спустилась быстро проскакивая сквозь ветви деревьев, она плавно опустилась на землю. Мальчик лежал к ее руках, осторожно поглаживая его по золотым волосам, она прислонила его голову к своему плечу, и шесть крыльев укрыли его раненное тело.

- О мой создатель Ан, прошу не дай этому молодому созданию умереть. Придай мне сил, что бы исцелить его.. - мысленно произнесла Лихт. И свет начал медленно заливать рощу в которой они находились. Листья деревьев словно стали ярче, и все вокруг зацвело и оживало. Лихт осторожно касалась его руки, медленно проводя по ней пальцами, убирая боль и сращивая поломанные кости, коснувшись ладонью его щеки, эйва закрыла глаза и послала ему мысли. - Все будет хорошо Гильгамеш, я исцелю тебя. Чувствуешь свет, что наполняет тебя? Потянись к нему.. - Лихт сама не заметила, как в голову мальчишки отправились не только мысли, но и она сама.

[icon]https://scontent-ort2-2.cdninstagram.com/vp/5fe81cd05d4921f0877fea6bb13d4a9b/5C67F858/t51.2885-15/e35/c146.0.707.707/s480x480/43913334_255842245097153_7130282641320726895_n.jpg[/icon][status]третья[/status]

+1

20

Состояние героя никак нельзя было назвать хорошим, даже приемлемым язык бы не повернулся обозначить, у каждого кто видел сломанную безвольно повисшую руку, видел кровь, которая из неё, пусть не столь сильно, но уверенно и стабильно сочилась, пока что, не желая прекращать свой поток. Однако, потеря сознания была вызвана отнюдь не болью и слабостью, которые пришли позже, а ядом стрел Иркида, которые пусть и не пронзили цель, но, видимо одна из опавших всё же задела или кусок наконечника откололся, срикошетив и этой царапины хватило, чтобы токсичная и дурманящая жидкость разошлась по всему телу, закрыла глаза и дала мышцам обмякнуть.

  Гильгамеш нисколько не сожалел и не боялся своей участи, давно смирившись, что ему уготована или яркая жизнь или бесславная смерть.  Жестоко, но, кажется, именно так толковал слова провидицы Артур, открыв всё своему сыну. Герою с ранних лет казалось, что он рождён для чего-то великого, но годы показали, что слишком часто чья-то судьба свершается, так и не успев начавшись. Обидно было лишь за то, что являешься одним из неудачников, оставшихся у обочины, но, богам виднее, что уготовить смертному.

  Тёплая кровь лилась, орошала сухие губы, он не противился, не знал что это, но позволял каплям оказаться внутри, инстинктивно проглотив, словно воду, но не всю, часть тонкой струйкой стекала по подбородку.

  Лишённый способности реагировать на что-либо, он провалился в сон, лишь слышал где-то на задворках сознания голос, который будто рождался внутри самого, не со стороны, не врождённый, будто бы свой, но в то же время и нет. Он утешал, обещал, что всё будет хорошо, но эти сожаления не были поняты, пока что лишь приняты как что-то неизменное, ставшее в основу грёз.

***

  Он видел день, обычный, казалось бы, и не примечательный, словно серость заменяла забытые краски, но не оставляла в мире несправедливость и так же щедро украшала значимое, подчёркивая незначительные, но въевшиеся детали.
- А это кто? – указывая маленьким пальчиком  на картинку в книге, спросил он, поворачивая голову в сторону, требуя ответа.
- Этот? – казалось, женщина задумалась на несколько мгновений. – Твой дедушка, Вайлентайн.
- А почему я его не видел? - задал очередной вопрос ребёнок.
Видишь ли, он очень похож на твоего папу в молодости, - -ответила она, легко улыбнувшись, словно вспомнила что-то давно забытое, хотя, правдивости ради было в этих приподнятых уголках губ некоторая толика лукавства, словно говорит правду, но что-то упускает или оставляет.
- Но у папы нет усов, - резонное замечание заставило мать усмехнуться.
- Нет, конечно, - она кивнула. - Он был похож по-другому…  Духом. Так же любил командовать и лезть в чужие дела.
- Так же ругался? – прозвучал наивный вопрос, который её несколько огорчил.
- А разве он на тебя ругается? – спросила женщина, с некоторой заинтересованностью.
- Нет. Я просто слышал, как к нему приходил… Эм… Николас, - ответил мальчик.
- Не хорошо подслушивать чужие разговоры, - отметила мать, после чего прикрыла книгу. – В следующий раз сам назовёшь всех, хорошо?
- Да, - не видя в этом ничего хорошего, сказал Гил, поморщившись.

***

  Хоть среди прочих богов, не считая Фаара, Гильгамеш мог выделить Аина, но он не одобрил бы того, что кто-то просит у богов силы, чтобы ему помочь. Сам мог это сделать это и тогда, чувствуя, что теряется, попросил лишь толику мощи, чтобы устоять на ногах, прежде чем эльф погибнет. Помогали ли ему в тот миг или нет, не было важно. В любом случаи цель была достигнута. Но, всё это он мог бы сказать, если бы был дееспособен, а сейчас лишь ощущал, что на него влияет что-то незнакомое, но не враждебное. Отчего-то становилось легко, словно герой возвышался, уходили самые потаённые опасения и печали, оставляя после себя лишь безмятежный покой. Тому противился лишь слабый огонёк, не желающий терпеть гостей в законном пристанище, тем более тех, которые забывались и начинали командовать.

  В бреду или наяву, но он попытался шевельнуть рукой, словно разобрал, как кто-то зовёт, просит потянуться …

+1

21

Гильгамеш не отзывался, и не приходил в сознание, будто бы что-то или мешало ему, или его состояние было настолько тяжелым, что это было просто невозможно? Лихт нашла рану в которой застрял осколок наконечника стрелы. Он бы пропитан ядом, и если бы только им. Стоило приложить руку, как эйва почувствовала то как ее жжет. На осколке была скверна, может быть перед смертью, эльф успел проклясть наложить заклятие. - Нет-нет....вот уж точно нет! Я не позволю и тебе умереть вот так.- Склонившись Лихт коснулась прислонилась лбом к его лбу, и закрыла глаза. Теперь переход должен был состояться полностью.

Шум. Странный шум медленно поглощал Лихт, казалось что он окутывает ее и нет ничего кроме этого звука. Но стоило ей открыть глаза, как это ощущение пропало. Лихт стояло на краю обрыва, стоит сделать шаг и она рухнет вниз. Но за спиной раскинулся цветущий лес, впереди простор. место где она находится, медленно плывет среди облаков. - Это место...дом? - но стоило Лихт обернуться, как пейзаж изменился. Она погрузилась во тьму. Лишь только она сама, здесь является источником света. Каждый ее шаг сопровождается всплеском. Кажется она идет по водной глади. Такое довольно странное и двойственное ощущение, словно в любой момент она может провалится сквозь поверхность и погрузится в эту темную воду, но нет. Неведомое чувство тянет ее в перед.

- Сколько мне идти? - в слух спросила Лихт, и ее голос показался слишком громким в этой темной глуши. - Это место...я была в лесу. А значит? Так выглядит подсознание, в моем было бы больше света.. - Может быть это какое-то переходной состояние? Может быть оно принадлежит Гильгамешу? А света нет, потому что он находится без сознания? Возможно. Шаг, еще шаг и снова шаг. И вот Лихт оказывается в каком-то помещении. Да оно больше похоже на какую-то комнату. Видимо людской дом.

Лихт медленно ступает по полу, касаясь пальцами стен, оставляя на них светящиеся следы, как и по полу от ног. - Как-то невежливо следить в чужом подсознании..? - На секунду, Лихт смутилась и убрала руки, место было совершенно не знакомым. Вот послышались голоса, и она невольно спряталась за какой-то цветной тканью (гобелен). Голос принадлежал мальчику и женщине. Они что-то обсуждали, но голоса были приглушенными, что бы разобрать их. Пройдя чуть-чуть ближе, Лихт наткнулась на зеркало и замерло. Отражение в нем было каким-то другим. Не принадлежащее нынешнему воплощению. Она светилась так будто бы была готова в любой момент регенерировать. Черты лица невозможно разобрать, а волосы вообще больше походят на белое пламя. - Надо...собраться, что за не приемлемый вид. - Буркнула Лихт, и на несколько секунд помещение залил яркий свет. И после чего в отражении показался...не то мальчик, не то девочка, ребенок короче, с кудрявыми волосами, что каждую минуту сияли разными цветами, за спиной хлопали маленькие крылышки, и вертелся длинный хвост.

- Гильгамеш! - звонким голосом позвал(а) Лихт, выбегая из своего укрытия. Эйва оглядывался пытаясь найти своего хм...теперь его можно назвать другом? - Гильгамеш? Гил? Это я....эмм...Лихт! Ты здесь? - А ведь должен быть здесь. Кто знает как на него влияет яд, что попал через рану от стрелы. И казалось, что Лихт необходимо найти человека, прежде чем яд разрушит его подсознание. - Найду я его и..? - Сумеет вывести из этого состояния, что было так похоже на беспробудный сон (кому), разобьет проклятие изнутри, просто не позволив ему захватить мальчишку. Посмертные проклятия довольно сильны, но Лихт не будет собой если не сможет его преодолеть. Против смертных, она редко когда может что-то противопоставить, ведь не хочет приносить им вред. Но темные проклятья, и все прочее это ее/его стезя. В конце концов, ради этого ее/его и создавали, что он(а) боролась с тьмой. И Лихт не собирал(а)ся позволить ей захватить этого мальчишку, что изначально не был ею подвержен.

- Выходи! Гил! - Довольно странно блуждать по чужому подсознанию, но поддавшись порыву, Лихт вбежал(а) в первую попавшуюся дверь резко открывая и врываясь внутрь. - А вот и я..!

[icon]https://scontent-ort2-2.cdninstagram.com/vp/5fe81cd05d4921f0877fea6bb13d4a9b/5C67F858/t51.2885-15/e35/c146.0.707.707/s480x480/43913334_255842245097153_7130282641320726895_n.jpg[/icon][status]третья[/status]

+1

22

Лабиринты чужого сознания те ещё дебри, где каждый поворот может привести в любую случайную точку, где не следовало ни с чем шутить и, возможно стоило даже опасаться, карту если кто-то и имел, то явно не гость. Знания о другом человеке могут многое открыть и сделать ясным, не исключено что куда больше чем для самого владельца. Однако получая что-то, готовься так же, и жертвовать, попытайся выбраться и не увязнуть, ведь не только тайны хранят эти чертоги, а так же чувства и потаённые желания, в ряды которых могли так же затесаться и страхи. Пламенная ярость здесь может обжечь, захватить в свой хаотичной круговорот и  подчинить себе, а кошмар прошлого обладал силой, с которой приходилось считаться, так как та лежала в основах далёких от привычных законов.

  Было много дверей в этом месте, какие-то поразительно напоминали другие, находились так же и те, которые разительно отличались, одни были открыты, другие же закрыты. Нельзя точно сказать, как это можно было понять, но почему-то Лихт ощущала, что это действительно так и чтобы где-то пройти придётся потрудиться больше, чем в другом месте.

  Дверь с шумом отворилась, пропуская Лихт в комнату. Её встретил заинтересованный взгляд ребёнка, который изучал, но сам он не торопился говорить, словно в чём-то себя, убеждая или пытаясь вспомнить, испытывая лёгкую нерешительность. В какой-то момент на детском лице удивление сменилось строгость, слегка наигранной, возможно, но хорошо различимой.

- Ты? – он встал с места, где минуту назад сидел, сделал шаг вперёд, словно намекая, что это место принадлежит ему и нарушать его покой, при этом не предупредив дурной тон. – Кто ты? Нельзя просто так входить в комнату, не постучав. Это невежливо!

Было понятно, что он не знает как себя вести и реагировать, но продолжал делать вид, что это совсем не так.

  Он смотрел на это создание и не мог понять что это. С одной стороны оно не казалось чем-то опасным или отталкивающим, но черты были не совсем человеческим, а значит, нужно было быть осторожным. Отец часто говорил про не людей не в лучшем ключе, а Гильгамеш привык ему верить, потому относился к незнакомому существу насторожено.

- И кто пустил? – решил уточнить он. – Я не помню, чтобы раньше тебя видел.

  Они бы могли говорить так долго, возможно так и было, ибо время здесь означало не совсем то, что в обычном мире и измерялось часто в свершённых действиях и сказанных словах. Когда чужак ответил, то смог отметить как где-то вдалеке, словно  с противоположной стороны по коридору раздались тяжёлые шаги и шум метала, пожалуй, сходный мог бы воспроизвести рыцарь, однако было что-то отпугивающие и тревожное в звуке, словно смотреть на то что там не стоило ровно так же как и показываться ему на глаза.

  Ярким контрастом выделялось то, что мальчик ни как не реагировал на шум, он не перевёл взгляда и не встревожился, словно не мог различить этого странного звука или же напротив настолько к нему привык, что считал его закономерным и привычным.

  Шаги не были скорыми, но куда-то двигались, пока в сторону этой двери, но, узнать наверняка можно было лишь если решишься выглянуть. Вопрос в том, стоило ли того эта затея?

+1

23

Лихт вошел(шла) в помещение и быстро огляделся, находя взглядом хозяина комнаты. Это был маленький светловолосый мальчишка, с красивыми красными глазами, сначала он был явно удивлен, а потом попытался расхорохорится напустив на себя строгать и важность. Лихт невольно засмеялся, ему/ей хотелось подойти и потискать его за щеки. Ибо слишком умильно выглядел крошечный владелец комнаты. Маленькие человечки очень милые создания, невинные и наивные. Они мыслят как-то совсем иначе, чем взрослые особи человеческого рода, может поэтому для Лихт было легче поладить с детками, чем с их родителями. Взрослые какие-то...другие, их мировоззрение становится иным, а воображение ограниченным. Возможно от того, что у них появляется множество забот, когда у детей их почти нет, и есть время для мечты и фантазии. Но стоит помнить, что на самом деле Гил почти взрослый, возможно это воспоминание. А возможно, в своем подсознании он остается ребенком, потому что так ему спокойней и лучше.

- Стучать? - склонив голову переспросил(а) Лихт. - Зачем? У меня никогда не было комнаты, поэтому я не знаю зачем...стучать. Да и зачем вообще комнаты? - такое состояние влияет и на него/нее, кажется что уносит в какую-то не ту степь, и это было не слишком вовремя. Он(а) словно был(а) в том состоянии, как после регенерации, когда все мысли вперемешку и их трудно собрать, потому что новое воплощение еще не определилось с тем кем являлось и кем является сейчас. Возможно переход в чужое сознание немного перемешал, взболтал и сделал коктейль из его/ее мыслей. - Ты меня не узнаешь? - Лихт приблизился(лась) к мальчишке, медленно и осторожно стараясь не спугнуть его. - Может быть этот внешний вид его сбивает с толку? - задумавшись, Лихт зажмурился(лась), и на несколько секунд комнату снова залил свет. И вместо не понятного ребенка, стоял взрослый мужчина, с длинными рыжими волосами и одетый робу святого пастора.

- А вот теперь? - Лихт удивился своему голосу, что звучал совсем не так как раньше, но удивление быстро вытеснила тревога. Где-то вдалеке, в доме (хотя странно так говорить) учитывая что это подсознание, слышался медленно приближающийся шум, похожий на резкие шаги человека одетого в тяжелые доспехи, ибо каждый шаг сопровождался лязгом. Но самым странным было то, что маленький Гильгамеш никак не реагировал на звуки, и даже не беспокоился. - Это оно...приближается! - Жаль что нельзя было перетянуть мальчишку в свое подсознание, во-первых кто знает выдержит ли он, в конце концов Лихт более 2000 лет, это ведь сколько воспоминаний и эмоций, они могут рухнуть на него как рояль и раздавить, если переход окажется слишком резким, во-вторых, если сознание перенесется, то тело окажется совсем беззащитным, хотя конечно можно самому тут остаться, но опять же те риски с памятью-роялем.

- Ты ведь не боишься меня верно? - присев перед мальчишкой на одно колено, спросил Лихт слегка улыбнувшись (м-да видела был себя в зеркале). - Ты не боялся меня и раньше, и сейчас ведь не чувствуешь угрозы. Пошли со мной.. - взяв Гила за руку, светлый потянул его к себе и поднял на руки, шум становился слишком громким, и с каждой секундой он был все ближе и ближе.

- Гильгамеш, скажи где ты любишь бывать? Есть ли место, которое тебе очень нравится? С которым у тебя связаны хорошие воспоминания?Представь это место и перенеси нас туда.  - Нужно было вывести его из этого уголка подсознания, потому что учитывая как Лихт его нашел, и помещение, казалось что оно одно из самых дальних, что возможно именно проклятие загнало его сюда. Лихт тогда торопилась как только могла, но время тут и реальное могут сильно разнится. У всех конечно по разному, учитывая все многообразие рас и личностей, но что-то подсказывало, что время здесь текло иначе. Куда быстрее. - Давай Гил, если ты этого не сделаешь то...я не смогу показать тебе кое-что интересное. Хочешь увидеть? - Ибо пугать не самый лучший способ заставить вспомнить приятное воспоминание, страх мешает всему.
[icon]http://pm1.narvii.com/6496/0d85f613cbe8200de8999bf41c7c81ad66958baa_00.jpg[/icon][status]male!третий[/status]

+1

24

Гильгамеш не особенно доверял тому, кто вторгся в комнату, и это чувство хоть и было довольно слабым ввиду его природного любопытства и странной ауре, располагающей, которую он не осознавал, но мог ощущать, но всё равно старался быть как можно холоднее, зная, что если будет вести себя глупо, то родители его накажут.  Если первым узнает отец, то действительно стоило ждать строгости, так, что ему придётся неделями учить его ужасно нудные книги, а обычная прогулка станет доступна лишь тогда, когда ответит на его вопросы, так, чтобы Артур поверил в это, не путаясь.

  «Нет… Я точно не хочу» - он даже легко повёл головой, отрицая это, но и не замечая своего жеста.

  Он слушал и начинал думать, что это какая-то проверка. Ведь, действительно, если ждут гостей, то их должны встречать все. А значит пришедший сюда не гость, но и не похож на прислугу, из-за слишком уж наглого поведения. Такое себе не мог позволить даже Бран, хотя он считался самым давним и доверенным защитником этого дома.

  «Может быть это грабитель?» - мысль казалась Гилу здравой и имеющий под собой пусть и не прочное основание, но достаточное для впечатлительного ребёнка, который сам всё додумал.

  Это открытое поведение и обращение к нему казались теперь дерзкими, угрожающими, а жесты и вовсе бандитскими. Он даже, казалось, увидел блеск чего-то, наверняка острых кинжалов или другого оружия.

  «Нет. Бандит меня не обманет!» - решил он, сделав пол шага назад, как только Лихт приблизился.

- У тебя не было комнаты? Ты наверное из очень бедной семьи? – спросил Гил с некоторым сочувствием, отразившемся в глазах. Хоть он и не бывал вне дома так долго как хотел, но охотно слушал истории, и они научили, что люди совсем не равные и жизнь многих куда хуже, чем у него. Некоторые даже жили без родителей и ели по разу в день. Это заставляло его немного печалиться, и когда мальчик спрашивал о подобном отца или священника, то они отвечали совершенно по-разному, путая. Один считал, что каждый, если хочет, может добиться хоть чего-то, то другой говорил, что тяжёлая жизнь и лишения нужны чтобы испытать человека, чтобы проверить его дух и веру. Была в этом правда, но для себя герой не решил какую выбрать, быть может, позже откроет свою. – Но не воруй меня. Папа заплатит тебе деньги, если ты просто уйдёшь, а иначе побьёт.

  Когда это существо сменило облик, то глаза мальчика расширились, так как только могли. Он, конечно, знал кое-что о магии, слышал и разные истории и даже видел некоторые чудеса, но не мог поверить, что вот так вот резко можно измениться и стать из маленького большим и дядей, да ещё и таким волосатым!

- Наверное, вы верите, что я должен вас знать, но это не так, - теперь он видел кого-то взрослого и обращался вежливо, ведь обычные проходимцы редко бывают чародеями. Они должны все быть умными стариками в башне и хоть человек не выглядел как такой, но не всегда следовало судить людей по внешнему виду.

  Он задумался, не решаясь, что делать. С одной стороны было интересно узнать, что здесь делает этот волшебник и увидеть его другие чудеса, но и идти не хотелось. Сегодня была тренировка, а они редкие и в следующий раз старик будет ворчать больше обычного.

  Шум за дверью становился куда более уверенным и приближался, похоже действия Лихта, его превращение, привлекли внимание чёрного рыцаря, он начал бежать, шумно и тяжело и приблизился к двери, которую не закрыли.

  Поднятый и не успевший на это среагировать Гильгамеш хотел было возмутиться, но увидел этот образ и слова про хорошее место утонули, как и просьба увидеть.

Dread Knight

http://sh.uploads.ru/t/YvRpC.jpg

- Ого! – он удивился, но не испугался, потянул за прядь волос мужчину, без особых усилей, скорее чтобы повернуть его голову. – Так Бран не хотел, чтобы я заметил этого воина? Это с ним он сегодня будет сражаться?!

  Существо, закованное в тёмную и тяжёлую броню, смотрело на Лихта, не мигая, как и ребёнка.

- Давай, пойдём в тренировочный зал! – сказал воодушевлённый и весёлый мальчик, позабыв о том, что подозревал пару минут назад этого человека.

  Он повернулся, вглядываясь в лицо Лихта.

- Что застыл? – спросил он.

  В то же время, пока Гильгамеш не смотрел в сторону странного воина, латная перчатка, окутываемая тьмой, пересекла дверной проём, но, к неожиданности загорелась, да так, что монстр начал тлеть, его конечность через секунду или даже долю обратилась бы в прах и ужас попятился, он побежал прочь, это явно было понятно по шуму брони. Хоть и не слышался рёв поверженного зверя и крик боли человека, но было шипение.

- Я могу показать дорогу! Сначала нужно спуститься по лестнице в конце коридора.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/12KOM.jpg[/icon][nick]Gilgamesh (Child)[/nick][status]Я буду лучшим![/status][sign]http://sd.uploads.ru/t/sMJbm.png[/sign]

Отредактировано Gilgamesh Morel (2018-11-27 19:27:46)

+1

25

Что-то было не так... Ну конечно сказали, разумеется не так, учитывая то, что сейчас Лихт находится в голове другого человека, который очень медленно умирает от проклятия, так что еще тут может быть не так? А вот что, мальчишка его не узнавал. Может ее внешний вид не совсем такой как обычно, но это не должно было помешать. Гил должен был ее узнать, даже оказавшись в таком теле. Но через прикосновения, Лихт понял что этот Гил действительно не имеет о нем воспоминаний. Вывод, это не совсем тот Гильгамеш, которого Лихт знает, может быть его часть. Может быть это воплощение воспоминаний о детстве, которая живет тут? Просто если подумать, в голове Лихт может существовать еще две личности, Первый и Второй, да они умерли, но их отголоски все равно должны оставаться, и возможно они могли бы принять какую-то конкретную форму. При регенерации, они скорее были голосами, что шумели в ее тогда голове, но благодаря им, Лихт не потеряла себя.

- Если это не совсем он, то для начала нужно найти его настоящего. - Если бы они перенеслись в светлое воспоминание, как он этого хотел в начале, то возможно бы мало что изменилось, скорее был бы больший риск, учитывая что настоящий Гил остался где-то там. Но вот этот шум, все приближался, если это часть проклятия то почему она идет именно сюда? Хочет добраться до маленького Морэла или до Лихт? В всяком случае, выбор не самый лучший.

Дверь резко распахнулась, и на пороге оказался, как и предполагалось, рыцарь в темных доспехах, но что было еще более странным, маленький Гил вообще не испугался этого создания, детская наивность в действии? Или в этом так скажем времени. у мальчишки действительно нет никаких причин бояться странного рыцаря, ну да учитывая что нет воспоминаний о том, что всего где-то получаса назад, они сражались с темным эльфом.

- Прошел прочь.. - тихо произнес Лихт, поднимая свободную руку, готовый в любой момент направить на него уничтожающий луч света, но рыцарь что пытался пройти в помещение потерпел неудачу, после чего на удивление сбежал. - Что ему тогда надо? - так странно, что тот решил так просто сдаться и сбежать сразу после первой попытки. Быть может он пошел искать другого Гила, что скрыт где-то здесь.

- Зачем нам идти в тренировочный зал? Как видишь этот рыцарь предпочел сбежать. Быть может покажешь мне свой замок? Я все таки никогда не жил в таких построениях, вот мне и интересно, как они выглядят изнутри. - Кто знает, вдруг они смогут найти Гильгамеша в этом замке памяти. Кивнув своим мыслям, Лихт подошел к двери, и немного неуверенно делал шаг за порог, комната за спиной сразу же исчезла, словно ее никогда там и не было, они оказались в длинном коридоре. Все тот же знакомый гобелен виднелся, и зеркало, взглянув в него мельком, Лихт удивился. - Оу теперь ясно что с голосом.. - Так бы Лихт выглядела, если бы это воплощение было бы мужским, а тут в голове, в подсознании у личности нет пола, он может меняться так как ему хочется, как и образ, который сейчас они видят. Интересно у людей точно так же? Ну....люди обычно ограничены в своем воображении, а еще они почему-то очень часто прямо таки кичатся своим полам, и это так смешно.

- Пошли, показывай дорогу, будем идти туда куда ты захочешь. Но ты не должен убегать от меня и подходить к тому странному рыцарю. - Как то тяжело объяснить юной наивной особи почему нельзя, когда мальчишка явно чувствует себя хозяином положений, эдакий...маленький принц? Дворянин точно, а людям с типа высоким положением, присуще вести себя как-то...хммм самоуверенно. Но эйва опять же не понять всех этих социальных различий. Люди не могут жить в мире и делить все на всех, обязательно будут бедные и богатые, одни будут голодать, а другие жить о вседозволенности. Может быть не той расе Аэн привил отчужденность от материальных ценностей.

[icon]http://pm1.narvii.com/6496/0d85f613cbe8200de8999bf41c7c81ad66958baa_00.jpg[/icon][status]male!третий[/status]

Отредактировано Licht (2018-11-26 20:47:26)

+1

26

На какое-то время, позабыв о странном дяде и причине, по которой он его держит, ввиду детской наивности и вовремя подоспевшим на помощь Лихту ужасающем рыцаре, мальчик всё же начал осознавать происходящее. Не сказать, что его действительно раздражало положение, в котором он оказался, но оно было непривычным. И Гильгамеш начинал думать, что так себя вести посторонним людям нельзя и кто-кто, а отец явно не будет рад если не то что увидит, а хотя бы узнает. Тогда проблем не оберётся ни кто. Даже в отношении мамы он мог позволять себе резкие высказывания и показывал недовольство, когда считал что та излишни сильно играет с мальчиком, говоря что тот может вырасти слюнтяем или слишком уж завесить в дальнейшем. Этого же человека ждало что-то куда более серьёзное.

  Когда же незнакомец  начал говорить, а затем и вовсе покинул комнату, то многое изменилось. Коридор, казавшийся довольно серым и лишённым резкости стал наполняться жизнью, не было более ощущения пустоты, в нескольких местах источники света теперь не казался тусклым, а обдавал помещение равномерным и привычном сиянием, так будто это был не сюрреалистичный мир, а живой и настоящий. Если и были видимые отличия, то заметить их мог самый придирчивый и недоверчивый, да и то при немалой доле везения и знаниях о том, как должен выглядеть этот самый коридор в реальной жизни.

  Гильгамеш не видел, как тварь попятилась, потому вся эти рассуждения Лихта казались ему наивными и не особо разумными, однако он был достаточно вежлив, чтобы не заявлять об этом, лишь принял для себя и попытался объяснить как можно доходчивее, в силу своих ограниченных возможностей возможно не лучшим образом.

- Как зачем? Если что-то запланировал, то всегда нужно появляться вовремя. Тот, кто опаздывает, не уважает других, а они относятся так же, - он призадумался, казалось, решая, что этого мало и нужно привести, какой-то пример, что бы этот большой человек смог пораскинуть своими высокими мыслями и понять, зачем то было сказано. – Вот если тебе пообещают, что завтра подарят вещь, которая нравится… Ты же будешь ждать? А если день пройдёт, а обещание не будет выполнено, то оно ни чего не стоит и человек такому больше не захочется верить.

  Через пару мгновений мальчик вспомнил, что позабыл о других вопросах, переведя тему.

- Конечно, ушёл. Он же торопиться… Если хочешь посмотреть, то лучше спроси отца, - он показал в сторону и можно было заметить как одна из дверей, появившаяся на стене, словно там и была, стала более яркой.  – Но…

  Гильгамеш ощутил себя странно, словно на него что-то нахлынуло, но то не продлилось долго. Где-то, с другой стороны, вдали стали слышны всё те же грузные шаги, а за ними и скрежет метала, на этот раз они не были такими спешными, но так же можно было приметить, как звенит лезвие, извлечённое из плена ножен, а затем свистящий звук, разрубаемого воздуха.

- Куда я хочу… - он задумался на секунду, переведя взгляд на лестницу. – На самом деле Бран сам найдёт, меня и не хочется мешаться. Так что пока можно подождать в саду или библиотеке. Что больше нравится тебе? Тут есть и другие места, но я не знаю что можно предложить ещё. Может быть хочешь есть?

  Конечно, мальчик догадывался, что изберёт цель, однако его взгляд на несколько секунд задержался на двери, в сторону которой он показал в первый раз, когда Лихт просил об инструкции и на его лице воцарился не прежний энтузиазм, а определённое спокойствие и понимание, словно какой-то вывод.

[icon]http://s3.uploads.ru/t/12KOM.jpg[/icon][nick]Gilgamesh (Child)[/nick][status]Я буду лучшим![/status][sign]http://sd.uploads.ru/t/sMJbm.png[/sign]

Отредактировано Gilgamesh Morel (2018-11-27 19:27:24)

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 14.08.1213 "Пойманный свет"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC