http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 30.06.19

Проснулись — ребутнулись! Поздравляем с новым сюжетом.

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало лета 1203 года, июнь-июль

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 14.04.1214 "Плохая компания"


14.04.1214 "Плохая компания"

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Дата и время

Завязка

Участники

14.04.1214
03:48
http://sg.uploads.ru/t/T6QCF.jpg
Тип эпизода:
Личный

"Вечер игры" в "Золотом Тритоне" подошел к концу. Как издревле было принято - победитель всегда один. Графиня Луиза Идальго забрала приз, а Граф Гильгамеш Морэл, Роберд Спидвагон и Арида Каише Джехада - оказались не у дел, проиграв огромные суммы. Для кого-то из них, такие "потери" - пустяк, а для кого-то могут стоить жизни.

Карт
Гильгамеш Морэл
Хаса Флитцер

Место действия:

Рекн
Гостиница "Алый Парус".

Погода:

Самый темный час, когда с неба холодно и враждебно смотрят луна и звезды. Прохладно, а ветер с моря усилился.

Отредактировано Kart (2018-11-20 08:30:47)

0

2

[icon]http://s3.uploads.ru/t/rz4MZ.jpg[/icon][status]Графиня[/status][nick]Луиза Идальго[/nick]

   К своему временному жилищу Идальго подходила, когда часы на высокой башни ратуши показывали почти четыре часа утра. Ее сопровождали двое слуг - наемники и рубаки. Платить им приходилось много, но Луиза считала, что они стоили своих денег. Вот только одна странность могла смутить наблюдателя, если бы такой нашелся и знал обо всем, что происходило в “Золотом Тритоне” - трое человек. Графиня, два наемника и… и все. В их компании не было раба.

   Открыв двери, Идальго первым делом увидела за конторкой хозяина. Было уже поздно, но последний, хоть глаза его периодически закрывались, упорно дожидался своих гостей. Молодой Граф Морэл пришел раньше и уже проследовал в свои комнаты, а вот Графиня сильно задержалась. Но, такие вещи не сильно смущали хозяина - за те деньги, что платили его “гости”, он готов был ждать их хоть всю ночь.

   Устало улыбнувшись, она распорядилась насчет слуг и, приказав приготовить ванну, отправилась в свою комнату. Вечер и ночь прошли… интересно. О многом нужно было подумать, но голова отказывалась работать нормально. Нужно было привести себя в порядок и ванна обязана была в этом помочь.

   Горячая вода творит чудеса. Хозяин знал, как заслужить расположение Графини. Вытащив из воды белую ручку, Луиза с интересом разглядывала небольшой кровоподтек на запястье. Усмехнувшись своим мыслям, он откинулась назад, позволив себе расслабиться затекшую шею и подумать.

   — Нужно будет наказать его, за дерзость,- С улыбкой пробормотала она, вспоминая свой “разговор” с рабом. На секунду, ее взгляд нахмурился,- И придумать ему имя.

   Но об этом можно было подумать после. Сейчас, ее интересовало, насколько правильно она поступила, доверившись его “словам”. Рабы из гильдии “сердце” не могли врать или обманывать своих хозяев, но что если… Нет, нужно еще раз прокрутить в голове этот кусок вечера.

   Сперва, ее поразило то, что раб оказался немым. Когда она увидела его шрам там, в комнате, то решила что это либо отметина, которой его наградили во время какого-нибудь боя, либо бывшие хозяева специально сотворили это с ним, чтобы тот выглядел более жутко… Хотя, могла быть и другая причина. Морэл младший, к примеру, любил оставлять на теле своих врагов или друзей что-то такое, что всегда бы напоминало им о Гильгамеше. Луиза тоже любила так делать, но несколько другим способом.

   История, поведанная рабом с помощью забавного артефакта в виде ожерелья из деревянных дощечек, оказалась намного проще и страшнее. С его слов, когда его пленили, то ради того, чтобы он не разболтал никому о том, кем был раньше, ему вырезали язык. Он попытался сопротивляться, за что его и наградили столь жутким шрамом. Сам раб смутно помнил о том, что было до этого момента, но с его “слов” становилось понятно, что он был из Иш-Калафа и принадлежал к местным аристократам. Что-то на подобие Арида Каише Джехада...

   У Идальго не было желания на тот момент копаться в прошлом своей “игрушки”. Она решила, что вытянет из него всю информацию в другой раз и, возможно, отлично повеселится, если ей удастся найти родню своего раба.

   Позже, когда они уже собирались покидать “Золотой Тритон”, раб уточнил по поводу еще одной вещи, которую Луиза должна была получить от Каише. Некое ожерелье, позволявшее хозяину напрямую обращаться к рабу с помощью мысли. Ничего подобного Графиня не получала, а, когда позвали распорядителя, оказалось что Джехада не удосужился упомянуть о данной "вещи". Ее “игрушка” утверждала, что зачарованная подвеска идет в комплекте с ним и обязательно должна быть передана новому хозяину.

   Это слегка смутило Луизу и она стала расспрашивать дальше. Эта часть “разговора” происходила без свидетелей. Графиня приказал распорядителю удалиться и выслушала… точнее, прочитала то, что раб хотел ей сообщить. Уже в этот момент у нее закралась мысль, что он просто хочет отомстить своему хозяину, но мужчина, нависавший над ней, не выказывал и малой толики тех чувств, которые должны были бы отразиться на его лице, задумай он месть.

   Решив таким способ испытать преданность раба, он отправила его следом за бывшим хозяином, с требованием вернуть “вещь” и принести “компенсацию”, за обман. Луиза не уточнила, какого рода компенсацию желает и теперь ей было интересно, что предпримет раб. В зависимости от этого она планировала наградить его либо нормальным именем, либо кличкой.

   Вылезши из уже остывающей ванны, Графиня растерлась мягким полотенцем с длинным ворсом, накинув сорочку и отправилась в свою комнату, намереваясь занять себя чем-нибудь до того момента, когда вернется раб.

+1

3

Не сказать, что в сердце героя поселилась печаль, но он действительно не был в полной мере удовлетворён, тем как закончился вечер. Не потери в виде золота на то влияли, а сам факт осознания собственного поражения. Кого как, а его никогда не устраивало положение, когда оказывался хуже в чём-либо и этот удар по самолюбию слегка остудил пыл. Да, кровь не кипела, скорее, стыла по воли хозяина, дабы избежать пожара и его осложнений. Вид Ариды во многом повлиял, и Гильгамеш не хотел показаться таким же жадным, разбитым и жалким. Потому попрощавшись и поздравив соперника, он отправился в заведение, где и коротал последние часы.

  На каждой дороге найдется камушек или неровность и дело Морэла просто перешагнуть через него и оставить всё в прошлом. Не столь быстро, на пьянящий напиток этому помогал. Если теперь мысли и возвращались в старое русло, то лишь с желанием скорого реванша и тому, чтобы приблизить этот желанный миг.

  «Удача не может вечно сопутствовать дуракам» - подумал он.

  Сидеть в этой пусть и чистой, но не особо привычной и безлюдной столовой не хотелось, да и собственный голод не давал о себе знать, подгоняя. Однако, он всё же поел, после чего направился в арендованную обширную комнату, где смог избавиться от наряда, сменив его на куда более простой, предназначенный скорее для комфортного пребывания, нежели чего-то ещё.

  «У меня есть время…» - заметил Гил, прикидывая, что подогреть много воды не такое уж и простое дело для слуг. Сам он, конечно, мог справится, но не любил распылять силы на то, что должен сделать кто-то другой, кто получает за это деньги.

  Потому Гильгамеш просто сел, на пол, на ковёр, после чего разжёг одну из заранее приготовленных свечей, лёгким движением и прикрыл глаза, сосредотачиваясь на своём покровителе. Не тревожа того различными просьбами, как жалкие людишки не способные творить свои судьбы самостоятельно, а как тот, кто говорит, тот, кто рассказывает и слушает, при этом, не забывая выражать должное почтение и благодарность, которые в жизни от него могли увидеть очень не многие, если вообще могли.

  Хочешь того или нет, но голос свыше, того кто избрал тебя и давал столь многое заставляет относиться к себе иначе. Это не человек, не такое как он создание из плоти и крови, а куда большее и древнее существо, чья мудрость и сила неоспоримы. Глупо было отказываться от такого союзника.

  Сколько времени так провёл маг, не было ясно, но в какой-то момент он понял, что этот краткий обряд, который прочие могли назвать молитвой, окончился. Сам Морэл ощущал себя несколько собрание, но не достаточно, чтобы оправиться от пагубного и дурманящего вина.

  «Надеюсь, челядь не заставит меня ждать» - вот о чём подумал герой, отворяя дверь.

  Идти долго не пришлось. В этом месте, рассчитанном на небольшое количество людей, была одна комната, отведённая под подобные нужды. Да, конечно, самих приспособлений за ней находилось несколько, вот только те привычно использовались для прочих нужд, если не приказать иного.

  В дверном проёме он, к неожиданности, увидел свою старую знакомую, представшую в виде пусть и довольно приличном для неё самой, но явно не допустимом для статуса, да ещё и без сопровождения.

- Что… чёрт, - он хотел было выругаться, посетовав на нерадивого человека, посмевшего с ним столкнуться, но пренебрежение в его глазах сменилось на удивление, потому произнёс следующие слова: - Ты здесь делаешь?

  Он хмыкнул, остановившись, не давая избежать этого разговора и куда-либо удалиться, разве что назад.

- Решила навестить меня? – прямо спросил Морэл, усмехнувшись. Не сказать, что он был излишне внимательным, но на таком близком расстоянии разметил след крови, на руке девушки. Которой он легко коснулся, повернув, чтобы лучше разглядеть. – Если не справляешься с рабом, то могу припадать пару уроков… И не только ему.

Отредактировано Gilgamesh Morel (2018-11-17 19:59:43)

+1

4

[icon]http://s3.uploads.ru/t/rz4MZ.jpg[/icon][status]Графиня[/status][nick]Луиза Идальго[/nick]

   Луиза, все еще находясь в плену собственных мыслей, непроизвольно вздрогнула и только привычка, родившаяся благодаря всем тем “приключениям”, в которых довелось поучаствовать Графине, не позволила ей громко и истошно завопить на весь дом. Она лишь сипло вдохнула и вмиг округлившимися глазами уставилась на Гильгамеша.

   Сердце, замершее на несколько секунд, учащенно забилось, словно обезумевшая птица, пытающаяся вырваться из тесной клетке ребер. Идальго пришлось пережить пару неприятных и болезненных моментов, но жест Морэла, наглый и бестактный по отношению к женщине, с которое его почти ничего не связывало, в достаточной степени разозлил девушку. Злость помогла справиться с испугом.

   Она резко вырвала у него свою руку и наградила презрительным взглядом.
  — Аналогично, Граф, мне тоже интересно, что ВЫ здесь делаете?. Перепили и ошиблись домом? Если вам нужен был портовый бордель,- Резко ответила она, намекая на то, что из-за проигрыша Морэл не может себе позволить что-то получше,- Где вы могли бы хватать за руки каждую понравившуюся вам девицу, то вам нужно было пройти до конца улицы и свернуть к пирсам.

   Взгляд Идальго упал на кровоподтек на руке.
   — А за предложение - спасибо, но со “своим рабом”, я наверняка справлюсь без вашей помощи. Просто,- Женщина уже взяла себя в руки и с коварной улыбкой продолжила,- Он оказался чересчур пылким и не рассчитал силы. На первый раз - я его прощу.

+1

5

Мягко говоря, слова мелких людишек вообще никогда не трогали, ибо он стоял выше и всегда от этого исходил. Но тут был иной случая, ибо Идальго, при всех её многочисленных недостатках была той, кто мог соперничать с ним в статусе, том, что даровало право рождения. Конечно, Гил считал, что его появление на свет несёт нечто большее, нечто сакральное и недоступное из-за чего всё равно смотрел с одной ступени, но не пропускал мимо ушей эти колкости. В его слегка мутном взгляде появилась некоторая неприязнь, высокомерие и даже вызов, который он, не стесняясь, бросил на эту женщину.

- Я прибыл сюда заранее, и, - он покачал головой, словно услышал какую-то несусветную чепуху, от чего слегка поморщился. – То, что тебе повезло один раз ни чего не значит, ведь проиграл я лишь то что отобрал в прошлый раз. Что же касается девиц, то разве я сейчас делаю что-то неправильное?

  Можно было заметить, что кровоподтёк, которого он невзначай коснулся, выглядел как закрывшийся, о чём, возможно, сам маг жалел.
Почему-то в этот момент ему вспомнился отец. Он всегда негативно относился к этому знакомству и считал глупым не только отца семейства Идальго, но и бывшего главу, который дал девчонке все карты, не задумавшись о последствиях, так же как и не дав того, что следовало бы по его мнению.

  «В чём-то ты бываешь прав» - признал Морэл.

- Справишься? – он усмехнулся искрение и не скрывал сомнения. – Тебе нанёс рану безродный пес, и ты его оставила в живых?! Тебе не кажется, что даже для твоего переменчивого бога слишком глупо позволять себя оскорблять?

+1

6

[icon]http://s3.uploads.ru/t/rz4MZ.jpg[/icon][status]Графиня[/status][nick]Луиза Идальго[/nick]

   Иадльго покраснела. Но не из-за смущения, как могло показаться, а из-за брошенного в лицо открытого осуждения. И от кого? От человека, который и сам никогда не был образцом добродетельности и всегда высмеивал таковые порывы у других, сам же совершая свои действия из чистого эгоизма и следуя за собственным настроением. Ей уже даже забылись те мысли о нем, что беспокоили ее несколько часов назад. Она готова была пойти на конфликт с этим наглым и дерзким парнем.

   — Прости, Гил,- Сказала она самым мягким и ядовитым тоном, на который была способна, нарочно опустив его титул и обращаясь на “Ты”, коли он сам имел смел так с ней разговаривать,- Но после “моего раба”, я боюсь, что ты уж точно не можешь удовлетворить мои желания. А что касается моей веры, то мой бог радует за всякую свободу.

   Она отступил сделал несколько шагов в сторону, собираясь уйти.
  — И если я даровала чуть больше свободы тому, кто уже и забыл о самом смысле этого слова, то он будет только рад. Тем более,- Она ухмыльнулась,- Мне самой этого хотелось.

+2

7

Гильгамеш был бы совсем не против, проучить раба и дело было даже не в женщине, а просто из-за того, что он не понимал, как можно спускать мусору дерзость. Нет, конечно, хозяин вещи в праве ей распоряжаться, но сейчас казалось, что роли этих двух меняются.  Это заставляло испытывать мага не только снисходительность по отношении к недальновидной Идальго, но и некоторую злость.

  Эта открытая насмешка показалась герою слишком уж неуместной. Здесь не было никого, кто мог их услышать, а оскорбления и сомнения не то что он любил прощать, да, мог показать, что это не так, но плата в той или иной степени ожидала каждого дерзкого глупца.

- Вот как, - довольно спокойно произнёс он. – А ты в этом действительно так уверенна?
 
  Попытка обойти женщину была не особо успешной, ибо он буквально стоял у входа и не собирался двигать. Скорее то побудило сделать шаг вперёд и легко её подтолкнуть, заставить  вернуться в не до конца закрытую дверь, в комнату, отведённую под мытьё.

- Привыкшая к безвольным и слабым, ты не ощущала силы,  - он слегка склонил голову, проходясь взглядом, после чего потянул руку вперёд. – Я могу тебе позволить это исправить.

+1

8

[icon]http://s3.uploads.ru/t/rz4MZ.jpg[/icon][status]Графиня[/status][nick]Луиза Идальго[/nick]

   Луиза непроизвольно сделала два шага назад, отступая еще глубже в комнату. Холодность Гильгамеша и его спокойный тон не предвещали ничего хорошего. Скорее наоборот. Ее словно окатили холодной водой из ведра.

   — Вы… слишком много себе позволяете, Граф,- Слегка испуганно ответила Идальго. Ей все еще слабо верилось в то, что Морэл может применить силу против нее. Мало того, что они были в одном социальном статусе, так еще и Луиза была женщиной. Эксцентричной, сумевший бы при случае воспользоваться коротким мечом или кинжалом, но, в остальном - обычной женщиной.

   — Вы сами ищете ссоры,- Заявила Идальго уже более твердо, но сделав при этом еще несколько шагов назад,- Стоит мне закричать, и сюда сбегутся слуги. Если со мной что-нибудь случиться, вас не простят,- Уверенно ответила она, зная как к таким вещам относится аристократия Аварина.

   И на Гильгамеша действительно будет объявлена охота. Не смотря на то, что Луиза и была “возмутителем спокойствия” среди золотой молодежи столицы, она все еще оставалась Графиней и женщиной. Если Морэль посмеет причинить ей вред, она готова была пустить все свои деньги на то, чтобы по душу молодого Графа отправились все наемники и волшебники, коих будет более чем достаточно, чтобы усмирить гордыню одного единственного мага.

+1

9

Он заметил это беспокойство, и некоторый страх из-за чего ощутил себя хозяином положения ещё больше, чем прежде. Если и было какое-то раздражение, то оно перерастало во что-то другое, в ощущение собственной силы и вседозволенности, чему потворствовало лёгкое опьянение и повод для мести.

- Хм… - Морэл усмехнулся. – Вижу, ваша храбрость улетучилась, стоило  сделать  шаг вперёд. Это, наверное, и делает границу между нами такой осязаемой?

  По правде говоря, особо дурных замыслов у него не было, но эта игра, начавшаяся так внезапно показалась слишком уж интересной, чтобы так просто от неё отказываться, от того парень ощутил, что может надавить, услышать что будет дальше, да и в случаи чего-то легко всё обернёт под нужным углом.

- Если я захочу, то все в этом доме, включая слуг и хозяев, умрут, так и не успев ничего сказать, - это заявление не было голословным и прозвучало не как угроза, а факт. Было понятно, что эти угрозы вызывали в нём чуть больше реакции, чем ноль.

  Он оглянулся, видя, что от воды исходит не столь много пара как следовало, что свидетельствовало о собственной задержке.

- Я всегда считал вас рисковым человеком, - произнёс он, так, словно находил это достоинством, что, собственно было не далеко от правды. – Не стоит думать, что мне доставляет удовольствие, запугивать женщин… Я привлёк вас сюда, чтобы предложить ещё одну игру. У вас есть 2 интересных мне вещи. У меня есть золото и кое-что ещё, что вы хотите вернуть. Может быть, поставим точку и выясним на чьей стороне сегодня удача?

+1

10

[icon]http://s3.uploads.ru/t/rz4MZ.jpg[/icon][status]Графиня[/status][nick]Луиза Идальго[/nick]

   Медленное отступление от Графа, судорожные движения, напуганный голос. Все продиктовано страхом? Да. Нет. Не все. Если бы в запасе Луизы было только смазливое личико, вздорный характер да деньги, одна десятая которых и было то самое “дедушкино” наследство, то все было бы ровно так, как того хотел Гильгамеш. Но были и такие вещи, о которых посторонние люди не догадывались. Спидвагон, возможно, что-то знал, но в этом и состояла его “работа”. А вот молодой Морэл - вряд ли. Его редко интересовали подобные вещи. Об Идальго ходило много слухов - она их поддерживала. Она оборачивалась в это покрывало, скрывая за ним истинное положение дел.

   За то недолгое время, что она владела состоянием семьи Идальго, она увеличила его почти в десять раз. Она очень часто ходила по самому краю, оступаясь и оскальзываясь - это правда. Луиза была рисковым человеком, как и говорил Гильгамеш. Она дорожила своей жизнью и готова была совершать безумные вещи ради ее сохранения, не считаясь с болью и возможными травмами. К примеру, были веские причины, почему она не носила открытых со спины платьев и не оголяла живот.

   Вот и сейчас, понимая что ей не справиться с обезумевшим Морэлом, Луиза уже готовилась к опасной авантюре. Они находились на втором этаже в “банной” комнате, окно которой выходило на задний двор, где был разбит летний сад. Идальго не была крупной женщиной, но если ей удастся набрать разгон, то, возможно, хватит сил, ударившись всем телом, выломать шпингалет, на который были закрыты ставни. А дальше - как повезет. Быть может, она удачно упадет куда-нибудь в кусты и отделается царапинами да порезами. Но так или иначе - это был бы единственный шанс, если бы Гильгамеш начал действовать.

   Оставались еще его заклинания, но девушка надеялась, что молодой Граф замешкается, либо бросит что-нибудь не особо сильное. Подпаленную шкурку можно было бы потом вылечить, а вот воскреснуть - намного сложнее. А уж изображать испуганную жертву было  и того легче, ведь Луиза действительно боялась. Она собиралась сделать еще несколько шагов назад - этого было бы достаточно, чтобы исполнить ее “план”. Но, внезапно, пред ней предстал менее “рискованный” способ, для разрешения этой, весьма щекотливой, ситуации.

   — Что вы имеете в виду, говоря о том, что у тебя есть что-то, что я хочу вернуть?- Хмурый взгляд Луизы неотрывно наблюдал за каждым движением Графа.

+1

11

Гильгамеш не особо старался выглядеть пугающе, собственно как и не старался казаться доброжелательным. Его взгляд бы наполнен привычной насмешливостью, которая говорила о том, что он в порядке, но его мысли скрывала куда лучше щита, как и намеренья. Не сказать, что он был экспертом, построившим на лжи немало сделок, но он привык искренне выражать свои эмоции из-за чего его любой порыв и жест казался естественным и правильным, таким как он и должен быть. Для игрока весьма полезное качество, а для его неприятелей повод для беспокойства, если, конечно, те были достаточно дальновидны.

  Он видел этот взгляд, скользящий, ищущий путь для отступления и находил это милым и забавным. Словно с девушкой в комнате заперли не человека, который не пятнал своё имя преступлениями, а тигром, кушающим на завтрак обед и ужин исключительно человечину.
Более маг не заслонял проход, он подошёл к воде, опустив туда кисть, пробуя её и находя, что та действительно не так уж и хороша. Не сказать, что он избегал Луизу или делал паузы для того чтобы она успела испугаться своим надуманным фантазиям, скорее чтобы пришла в себя и чувствовала в безопасности.

«Какой прок её запугивать?» - вот о чём он подумал, видя своё отражение, которое, собственно, было довольно мрачным в тёмных тонах, но не лишено привычного очарования.

- Помните, вы хотели выкупить у меня вещицу, которую в прошлый раз на кон поставил Спидвагон, и, которая стала моей? – разумеется ,ответ был очевиден, потому герой продолжил. – Так вот, я не из тех кто любит проигрывать, да и… Не верю что удача мне изменит третий раз задень, потому и предлагаю сделать это ставкой и выбрать игру… И, да, не нужно опасаться меня, как какого-то полоумного мужлана… Я даже позволяю определить забаву вам, в знак доброй воли.

  Он повернулся, в глазах не чего особенного. Привычная лёгкая насмешка и всё, если, конечно, ни чего не додумывать.

+1

12

[icon]http://s3.uploads.ru/t/rz4MZ.jpg[/icon][status]Графиня[/status][nick]Луиза Идальго[/nick]

   Слова Графа слегка разрядили обстановку, но Луиза не позволила себе расслабиться. Даже если со стороны Морэла это было забавной игрой, то девушка имела совершенно отличное мнение… и ощущение. Гильгамеш не врал. Он действительно мог совершить все то, о чем говорил. Сейчас, Идальго понимала, что Граф не стал бы так делать, ибо даже сожги он всех свидетелей в пыль, от жестокой расплаты ему было бы не уйти. Чуть больше времени потратили бы на доказательства его вины, да и только.

   Луизу жгла злость. Злость на саму себя, что она так неосторожно повелась на игру Морэла. Теперь уже спокойно отступив к окошку, она повернулась к нему спиной и, подпрыгнув, удобно устроилась на подоконнике. Холодный ветер нет-нет, да пробивавшийся сквозь щели в ставнях, приятно и ласково пробегался своими пальцами по спине, заставляя кожу покрываться мелкими мурашками. Закинув одну ножку на другую, она хмуро уставилась на Гильгамеша, размышляя над его предложением.

   — Вам так важно выиграть?- Она вздохнула,- Не отвечайте, это и так понятно. Что же… Я принимаю ваше предложение, но и у меня есть условия. За то, что вы предлагаете, в прошлый раз закладывали 600 монет. Против вашей ставки, я готова предложить раба и ваше кольцо,- Идальго улыбнулась,- Ведь именно эти “вещи” вас интересуют. Уж точно не банальное золото. А, если выбирать игру…

   Луиза задумалась, размышляя над тем, какую игру предложить наглому Графу, никак не желающему возвращаться домой побежденным. Желательно такую, чтобы после своего возможного проигрыша, он удалился восвояси не создавая новых проблем. Одна забавная мысль проскочила в голове Графини, и, не смотря на ее явную провокационность и, скажем, не слишком высокую моральную ценность, она решила ее озвучить.

   — Каише надул нас всех, ибо оставил себе еще один “ключик”, который должен был идти в комплект с рабом. Я отправила свой “Приз” обратно к хозяину и приказала вернуть эту вещь. А, за одно, взять с Ариды “компенсацию” за обман. Я не уточняла, какого рода должна быть эта самая “компенсация”, так что с интересом жду его возвращения. За одно, мы узнаем, насколько этот раб глуп или умен, жесток или милосерден… как следует относится к этому человеку, выглядящему как чудовище. Мне кажется - это будет полезное знание,- Рассмеялась Идальго,- Что же касается игры. Давайте поиграем в “загадки”. Тот, кто первым отгадает, что принес раб - победил. Еще раз проверим нашу удачу и смекалку.

+1

13

Какая-то часть хотела вернуть утраченное кольцо, которое нет-нет, а для него лично имело определённое значение. Можно было, конечно, предложить просто за него заплатить, но отказываться от чего-то и тем самым подчёркивать ценность вещи – поступать недальновидно. Идальго могла попытаться на этом сыграть и навязать заведомо не выгодную сделку, что означало поражение, с которыми Морэл не стал, как собственно и не умел, мириться.

  Он выслушивал эту женщину, в глазах которой совсем недавно видел страх и чувствовал себя уверенным ещё больше чем обычно. Сейчас, показав свою слабость, она лишилась половину того что прежде казалось интересным и граф видел определённый оттенок в её речах и жестах, который прежде упускал.

  «Век живи – век учись» - так говорил один из наставников Гильгамеша в академии и эти простые слова, раз за разом подтверждались, стоило найти в чём-то привычном второе дно.

  Когда же графиня начала говорить о Ариаде, то он несколько удивился, не понимая, к чему она клонит. Да, мужчина не скрыл того, что раздосадован поражением, но он спокойно покинул помещение и не показал себя с худших сторон, хотя и желал того, да, явно виделась в тёмных глазах угроза и, что странно, страх.

- Как он нас обманул? -  поинтересовался Морэл, после чего решил пояснить, к чему клонил. – Каждый из нас принял его ставку, если чего-то не достаёт, то это должен возместить игровой дом, а не Каише… А вы отправили за ним цепного пса и считаете, что поступаете правильно?  И, да, хватит воображать об этом рабе что-то особенное из-за того, что он тебя поимел.

  Он отошёл от воды, которую, как теперь казалось Гильгамешу, осквернила Идальго, подойдя к другой, чистой, но холодной.

- Не вижу смысла в этом споре, отправляйся к себе, убийца, - он не сказал это как упрёк, просто как факт, за которым ни чего не было. Легко и непринуждённо начал избавляться от одежды нисколько не стесняясь этой женщины, даже не удостоив ту взглядом, даже когда оказался обнажён. – Не забудь вознести молитву Скорму.

Отредактировано Gilgamesh Morel (2018-11-19 16:43:05)

+1

14

[icon]http://s3.uploads.ru/t/rz4MZ.jpg[/icon][status]Графиня[/status][nick]Луиза Идальго[/nick]

   Луиза недоуменно уставилась на Гильгамеша, ей совершенно не был понятен посыл Графа. Несколько секунд она с недоумением смотрела на Морэла, пытаясь осознать, не очередная ли это шутка. Идальго даже не обиделась на его слова относительно того, как она провела вечере. Такие вещи уже давно не несли для нее иного смысла, кроме как банальное “бла-бла-бла”. Воспитанная в духе свободы и поклоняющаяся Анхар, она плевала на многие условности, навязанные статусом, моралью и прочими ограничивающими людей вещами.

   Но вот предложение про “убийство” действительно задело Графиню. За всем происходящим она действительно не заметила, что подошла практически вплотную к границе дозволенного. Что если раб действительно убьет Каише и принесет ей его голову в качестве компенсации? Нет, нельзя сказать, что она не предполагала такой исход, но если говорить честно, то сильно сомневалась, что ее новое приобретение дойдет до такого. Слишком много ума скрывалось в его холодном взгляде. Раб должен был понимать, что может случиться, если он позволит себе слишком много.

   Пожав плечами и спрыгнув с подоконника, она спокойно прошла в сторону двери. “Нет. Скорее всего он просто разгадал мою уловку”,- Подумала она. Игра, которую предложила Идальго, крыла в себе ловушку. Шанс победы Гильгамеша в ней был минимален, а сама Графиня практически ничего не теряла из-за проигрыша. Улыбнувшись своим мыслям, он обернулась и, попытавшись сделать свои голос максимально дружелюбным, бросила ему на прощанье, прежде чем покинуть купальню.

   — Слишком плохого вы обо мне мнения, если действительно решили, что Каише будет сегодня убит,- Убежденно проговорила она.

   Уже подходя к своим комнатам, Идальго услышала шум на первом этаже. Она нахмурилась, но спустя секунду стремительно побежала к лестнице, на ходу ругая собственную забывчивость. Она не предупредила хозяина о том, что вскоре должен вернуться ее раб. Надеясь, что ничего плохого пока не случилось, она быстро спустилась по лестнице, перескакивая ступеньки и едва не упав, когда поскользнулась на середине. Ухватившись руками за перила, она почувствовала, как бешено бьется сердце. “Что-то много раз меня сегодня пугали, так и здоровье подорвать недолго”,- Подумала она, но тут же переключило свое внимание на то, что происходило в зале.

   Хозяин и несколько слуг, словно мухи облепили тело огромного мужчины, упрямо шагающего вперед. Словно заведенный, он шел по тому пути, что указала ему хозяйка. “Алый парус”, второй этаж, третья дверь. Если бы не лицо гиганта, на котором играла задорная улыбка, словно он получал наслаждение от жалких попыток как-то задержать его, он был бы похож на голема. Подняв взгляд и увидев Идальго, раб резко остановился, из-за чего хозяин и один из слуг, не удержавшись на ногах, забавно шлепнулись на свои пятые точки.

   — Стой!- Повелительно сказала Луиза, обращаясь к рабу, а затем, извиняющимся тоном, уже хозяину,- Простите, друг, я забыла предупредить вас об этой соб… человеке,- Идальго немного смутилась тому, что вместо того, чтобы назвать раба “собственностью”, назвала его человеком. Может быть Гильгамеш прав и она действительно слишком много о нем думает? Как бы то ни было, Графиня не собиралась показывать собственного замешательства перед чернью,- Он со мной. Позвольте ему подняться ко мне в комнаты. Возможно позже, он спустится вниз. Тогда - разместите его вместе с моими слугами.

   Услышав, пусть и обиженный, но утвердительный ответ, женщина устала вздохнула и, махнув рабу рукой, мол - следуй за мной - поднялась на этаж, подошла к комнате и открыла дверь. Пропустив громилу вперед, она зашла следом и защелкнула замок. Оставшись один на один со своим рабом, она еще раз придирчиво осмотрел его внешний облик. Нет, он положительно выглядел внушительно и жутко. Особенно после того, как облачился в тот наряд, в котором его проиграл Кише.

   Плотная кожаная куртка без рукавов, усиленная металлическими заклепками. Свободные штаны из тех, что популярны в Иш-Калафе. Юбка из дубленых плотных пластин из дерева и кожи. Слева на поясе - нож, похожий больше на короткий меч, на правом - жутких размеров сабля. Эти всклоченные волосы, жуткий шрам… На какой-то момент, Идальго показалось, что перед ней стоит не раб, а жуткий разбойник из сказок, лихой и жестокий. Эта мысль слегка позабавила девушку, прежде чем она обратила внимание на небольшой сверток ткани, который мужчина держал в руках. Опытный взгляд тут же заметил пропитавшую его кровь и смазанные отпечатки на руках раба.

   У Идальго перехватило дух.

   Она не сразу смогла понять, что мужчина и в другой рук сжимает некий предмет, который и пытается всучить девушке. Взяв себя в руки, Луиза оторвала взгляд от страшной “компенсации”. Теперь ей уже не казалась смешной шутка, которую она сыграла с Каише.

   Подвеска оказалась именно такой, какой ее описал раб с помощью своих дощечек. Простая цепочка из черного металла и каменное сердце. В определенном смысле, это было даже красиво, но нужно быть полностью отбитым, чтобы носит такое без видимой причины. Но Идальго не долго сомневалась, прежде чем надеть амулет себе на шею. Не теряя времени, она зажала сердце в ладошке и попыталась послать мысленную команду.

   “Покажи, что ты принес!”,- Последовал приказ. Мужчина тут же стал аккуратно разворачивать сверток, позволяя своей хозяйке увидеть то, что Каише “отдал” в качестве компенсации. Графини пришлось приложить немало усилий, чтобы подавить зародившийся где-то глубоко внутри крик. На куске атласной голубой ткани лежал отрубленный палец.

   “Это его? Ты его убил!”- Испуганно подумала она, прежде чем осознать, насколько неправильно, говорить так своему рабу. Мужчина задумался и потянулся к своим дощечкам. Видимо он не мог ответить на этот вопрос просто “Да” или “Нет”. Рука Лузиы слегка дрогнула, когда она взяла дощечку и прочитала то, что на ней написано.

   Надпись на деревянной дощечке:
*Его мизинец. Нет. Арида жив. Он сам отдал его. Доказательство искренности. Извинения.*

   Идальго несколько раз перечитывала эти короткие фразы, прежде чем дощечка в ее руках рассыпалась в перламутровую пыль. Она медленно подняла взгляд на раба. Внешность разбойника, мизинец как доказательство… Много лет в Аварине говорили о лихом человеке, который грабил и убивал, но так и не был пойман. Года два назад он пропал. “Мизинец”... такое прозвище было у этого разбойника. Нет, Луиза не подозревала в своем “питомце” бывшего преступника, но взбудораженное воображение подсказало ей очередную “забавную” идею.

   — Ми… мизинец… Я даю тебе имя, преданно носи его и никогда не забывай. Теперь тебя кличут - Мизинец,- Негромко проговорила она. Раб глубоко поклонился хозяйке, так что она не могла видеть выражение его лица, но почему тогда ей показалось, что в тот короткий миг, что она видела его глаза, в них отчетливо читалось веселье?

+1

15

Морэл не удостоил женщину ответом, и когда дверь скрипнула, он даже не оглянулся, не вздрогнул и не выказал и толики внимания, казалось, погружённый в свои мысли и сосредоточенный на действиях. Лёгкая дрожь и сощуренные глаза – то малое, что он демонстрировал миру, да и то из необходимости, чувствуя  холодную воду, в которую, не смотря на сомнения, погрузился, решив всё же очиститься, даже если ради этого и пришлось бы потерпеть дискомфорт. Как и ожидалось, смена температуры разогнала по телу кровь, не дала расслабиться в должной степени, а даже напрягла, но в замен отрезвила.

  Желания прозябать в этом месте не было и, покончив с процедурами, чистый, но несколько озябший Гил покинул помещение, закрыв за собой дверь, скрываясь в одном из проёмов, чтобы затем свернуть ещё раз и, наконец, достичь той самой комнаты, что снял днём ранее.

  Она была просторной, действительно большой, так что без труда можно было уместить десяток, а не кого-то одного. Однако, хозяин заведения не стремился к «эффективному» использованию места, оставляя в комнатах различную мебель, вроде столов, кресел и кровати ,но так же не забывая о пространстве, о той самой пустоте, которая делало место пусть и не самым уютным, однако удобным и величественным, полным пространства для тех, кому было его чем заполнить. Сам Гильгамеш успел заполнить часть предоставленного пространства, добавляя в него пусть и малое, но говорящее о нём. Нашлось место для его небольшого коврика, исчерченного странными и непонятными для обывателя символами, так же как и для свечей, для благовоний. Книги, а их было не много, но крупные и своим видом подчёркивающие, что трогать их опасно были бережно уложены на столике в углу, там же где находился медный канделябр. Меч, вернее несколько клинков, обёрнутые в сукно небрежно лежали на столике перед двумя креслами, словно говоря, что для их обладателя те не несли особой ценности, а были лишь средством – необходимым атрибутом и не более того.
 
  Он окинул взглядом это место и подумал, что, пожалуй, стоить потратить часть средств и купить себе здесь целый дом, который можно будет использовать в дальнейшем. Да, конечно, где-то здесь у отца был давний друг, к которому тот советовал заехать погостить, вот только не хотелось ощущать за своей спиной зоркий взгляд и чувствовать осточертевшую опеку. Это слишком неприятно, особенно после обучения и первых самостоятельных шагов в этом мире… Теперь он знал вкус и считал, что имеет право рисковать и отвечать за то что делает.

- О, вижу ты уже вернулась, - спокойно произнёс он, видя в очертаниях одного из кресел робкую тень, которую узнал без труда, но различил исключительно из-за того, что сюда направлялась. – Тебе есть что рассказать?

  Сам Гил не терял время, он прошествовал рядом, задержавшись у нескольких свечей, которые лёгким движением зажёг, после чего приземлился на одно из кресел, после чего начал внимательно изучать свою спутницу, попутно сложив руки крестом, таким образом, согреваясь, что постепенно удавалось.

  День начался неплохо и лёгкое закономерное расстройство из-за поражения не сказалось бы на нём, но жест Идальго показался ему таким глупым, что это не то что его беспокоило, а показалось грязным, будто он сам мог испачкаться в этой грязи, потому новости, неважно хорошие или нет, были бы к стати.

  Не будучи затворником, он считал, что общение довольно полезно и пусть объект его не был из тех, что отец мог счесть достойным, как и общество в целом, но сам герой находил тот как минимум интересным и необычным. Да, со своим взглядом, который местами был очевиден для самого последнего болвана, но другими же частями уходил так далеко, что сам Морэл не всегда поспевал, что говорило о многом.

  Было ли то обусловлено разницей взглядов, менталитетом или же чем-то иным? Определённо, но Гильгамеш любил различия и старался если не понимать каждого, то учиться этому и перенимать, что, нужно признать, удавалось.

Отредактировано Gilgamesh Morel (2018-11-20 01:36:32)

+2

16

Далекое и незримое очертание покинуло разум, она видела свой дом, в котором жила в детстве со своей семьей, именно она стала тем, из-за кого они все погибли. Демонам нет места в этом мире, и даже если думают иначе – они всегда будут разрушать. Не важно, пожеланию это или нет.
Сейчас она сидела на крыше здания и смотрела вниз на людей и нелюдей, инстинктивно высматривала тех, кто казался подозрительным, в ее глазах. Такие были, но большинство из всех кто бродил поздно ночью на улице, те, кто влил в себя немало алкоголя и приставал ко всем кто окажется на пути. Оказаться на месте «пострадавших» она не хотела.
Протерев глаза рукой, я поднялась на ноги и осмотрела ближайшие здания, а потом глянула на темное небо над головой. Сидеть тут было уже бессмысленно, информации было достаточно. А теперь стоило вернуться к Гилу. Я не была предельно рада тому, что он отпустил меня под своим покровительством, я все равно не перестану хотеть смерти, но этот человек дал возможность, новую цель в этом мире. На душе от таких мыслей становилось тепло. Ведь это был второй такой человек, которому я буду благодарна и рада, ведь это действительно так.
Я соскользнула с крыши на какой-то выступ, пора было и вправду возвращаться. Можно подождать до утра, но кто знает, что эта ночь может принести. Ночь страшна и темна. Оказавшись на нужном месте, я глянула вниз, людей поблизости не было, поэтому я натянула веревку в свой «волшебный узел» и скинула два конца вниз. Схватившись, я начала спускаться вниз и остановилась только тогда, когда передо мной было окно, за ним располагалась просторная комната Гильгамеша Морэла. Пару движений кистью руки и вода, подвластная мне, оттолкнула щеколду закрывающее окно. Еще раз осмотревшись и убедившись что никто не следил за моими действиями я проникла во внутрь. Подобно воровке я проникла в дорогую комнату, стало даже как-то интересно. Потянув за другой конец веревки, что все время болтался рядом, я развязала тем самым «волшебный узел» и собрала веревку, закрыв за собой окно.
Комната была просторная: кресла, столы, свечи и книги. А еще был сверток с оружием что небрежно лежал на столе, словно так и манил к себе всех, кто находился поблизости. От этого желания удержаться я не могла. Медленно я приблизилась к столу и вынула из ткани самый маленький на вид клинок и покрутила его в руке и пару раз им взмахнула - «легкий и хороший, но для одной руки тяжелый, да и длинный». Я еще какое-то время повертела его в руках, стараясь в темноте разглядеть его «рисунок». Самое оружие это не только инструмент, но также в нем можно увидеть метку его создателя. Грубость или мягкость концов, силу удара молотом и выдержка в огне. Со стороны двери послышались шаги, и я поспешила избавиться от меча, вернув его обратно в сукно. Мое тело приземлилось в кресло и в этот же момент дверь распахнулась показывая «нарушителя тишины» с той стороны.
Гильгамеш.
– Тебе есть что рассказать? – он прошел мимо, остановился возле свечей стоявших где-то чуть позади; комнату озарило блеклое мерцание огня и только после этого маг сел в другое кресло. Я поспешила встать и обошла кресло, остановившись позади,  прислонившись телом к его спинке.
- Да, или меня тут не было бы. –
Я стянула с головы капюшон и продолжила:
- Есть несколько подозрительных, которые следовали за вами все это время, пока вы занимались своими делами. От «Золотого Тритона» до этой гостиницы. Какое-то время они наблюдали за гостиницей, но ушли. –
Я не стала упоминать о том, что устала и задремала на крыше холодного здания. Это значило - что я выполнила свою работу не качественно, после такого меня часто били, мне нужно лучше выполнять работу.

+1

17

Заведённый исключительно для того чтобы отвлечься разговор шёл как и ожидалось закономерно и плавно. Он не открыл ничего нового, так как герой знал, что если ни кто-то иной, то люди одного из постоянных игроков всегда пристально следят, за всеми кто мог бы им показаться достойным интереса своего господина и, разумеется, Морэл входил в число требующих пристального внимания. Появление пусть и не было шумным, но зоркий взгляд или болтливые языки выдали их слишком скоро.

  «Ты как всегда хорош Роберт, не хотел бы я быть твоим врагом» - вот о чём подумал Гильгамеш, спокойно выслушивая слова Хасы, с видом подстать великому мыслителю, не обделённого проницательностью, не оставляя сомнений, что всё воспринято.

- Вот как, - он легко кивнул, но нашёл, что говорит слишком уж серьёзно, из-за чего усмехнулся. – Хорошо, что ты их заметила, не всегда это так просто даётся.

  Постепенно прохлада сходила на нет и более не вызывала прежнего беспокойство, маг расслабился и его поза, отражая состояние хозяина изменилась, более не было скрещенных рук, те легли на подлокотники.

- Знаешь, сегодня произошло несколько интересных, но не очень приятных событий, - произнёс Гильгамеш, решившей поделиться чем-то из того что успел увидеть. Не сказать, что он нуждался в человеке, который будет слушать его жалобы, да и тот, кто сможет разделить его мысли и печали даже в воображении не возникал не то что наяву, но сам парень не являлся закрытым, тем, кто скрывает тайны, да и находил, что эта информация относится к той, что требуется знать спутнице, которая должна ступать рядом словно тенью. – Я не одержал верх и проиграл около тысячи золотых… Но это не то о чём стоит беспокоиться, важно, что они достались особе, находящийся здесь и то, что я о ней узнал. Так или иначе, но возможно у меня появился влиятельный и мстительный враг.

  Он говорил об этом так спокойно, что не оставалось сомнений, что трудности нисколько не беспокоит Гильгамеша, и это утверждение было верным. Он считал себя избранным, тем, кто создан, чтобы творить великие и яркие подвиги, на которые никто другой не решится, из-за чего не допускал, что какая-то незначительная мелочь может на нём отразиться и уж тем более оборвать путь. Успела ли Хаса заметить или нет, однако у неё было достаточно времени, чтобы понять, что во время их первой встречи и сейчас это был тот самый человек, который действительно верил в исключительность и судьбу. Но так же она могла понять, что порой Морэл действительно недооценивал угрозу и платил за это своей кровью. Ярким примером были раны, которые полукровка смогла ему нанести.

- Ты же сможешь меня защитить? – он легко улыбнулся, явно давая понять, что этот вопрос не более чем шутка.

  Не сказать, что Гил привык к Хасе, даже порой за ней пристально смотрел, не до конца понимая, чем руководствовался в тот день, но успел убедиться, что угрозы для него и интересов не представляет. Она казалась той, кто что-то сложное пережил в прошлом, из-за чего лишилась многого, но взамен приобрела иное. Хорошо или плохо, но несколько таких качеств идеально подходили для спутника, например она не задавала чрезмерно много лишних вопросов, умела слепо следовать чужой воле, не выказывала сомнений в сложных ситуациях и могла взяться даже за поручение, которое кто-то счёл бы недопустимым из-за моральной составляющей, а так же герой ощущал, что к нему относятся хорошо. Словно он не очередной босс для одного из наёмников, а кто-то особый, к которому испытывают благодарность, что вольно или нет, но подкупало человека, считающего себя достойным лучшего отношения.

  Взгляд перешёл на стол, на котором он заметил изменение, вроде бы незначительное, но то, которое человек с его памятью не  мог оставить без внимания.

- Пока меня не было успела поиграться? – явно было, что в голосе не было осуждения. – Какой тебе понравился больше всего?

  Гильгамеш встал, подойдя к столу, после чего приподнял ткань, лёгким движением отбросив её прочь, освобождая оружие от плена, давая заиграть ему красками в свете свечей.

0

18

Он молчаливо выслушал меня и только после того как я закончила говорить, немного обдумав мои слова, решил ответить:
- Вот как, - он усмехнулся. – Хорошо, что ты их заметила, не всегда это так просто даётся. –
- Мне кажется, они хотели подойти ближе и не держаться на таком уж большом расстоянии. Прощу прощения, наверное, они меня тоже заметили и решили не рисковать. – Я переступила с ноги на ногу и посмотрела на стену, куда огонь свечи бросал тени. Да верно, не будь я поблизости, они бы подошли ближе, но не стали рисковать своей скрытностью и подходить ближе, да и риск того что я могла напасть, тоже был, они правильно поступили. Наверное.
– Я не одержал верх и проиграл около тысячи золотых… <…> у меня появился влиятельный и мстительный враг. – Закончил он неожиданный разговор, и я глянула в его сторону. Эти люди могли следить по ее просьбе. Тогда неудивительно, что эта особа решила проследить за ним, но может быть и такое, что эти люди, ни как не связаны, да может они и вовсе следили за ней, но так как Гильгамеш был все это время рядом, даже если это случайность, они могли начать следить и за ним.
«Об этом стоит подумать, но пока что незачем волновать Гильгамеша» - да и, судя по его реакции, он почти не волновался, словно эта проблема была надоедливой мошкой, которую можно одной рукой прихлопнуть, если потребуется, а ведь он мог. Может это и так, но кто знает какая это мошка?!
- Ты же сможешь меня защитить? –
«Что?!» - я не могла не удивиться, слишком неожиданно, ведь он и так знал, что я сделаю все, что бы защитить его. Или не все? Иногда эти сомнения пугали меня, я знала, что если вновь появится мой бывший хозяин, будет много проблем. И передо мной встанет выбор – это была главная и слишком ясная проблема. Они оба для меня много значат и я не знаю, что мне выбрать и стоит ли мне выбирать?
Он улыбнулся, явно давая понять, что эта была не более чем просто шутка, и я выдохнула, теперь уже всецело понимая, что так оно и было.
- Пока меня не было успела поиграться? – в его голосе не было осуждения за то что кто-то рылся в его вещах, но чувство что я сделал это без спросу и это застукали, было не очень приятным. Стыдно. – Какой тебе понравился больше всего?
- Прошу простить, - я не могла не извиниться, просто не могла, - просто я так долго не держала в руках меч, что завидев их на столе, решила осмотреть. – Удивительно лишь одно, он не стал волноваться по этому поводу, в любом другом, возможно, поселилась бы толика сомнения на счет меня. Доверять той, которая чуть не убила, а вдруг я бы вновь на него напала? Я такого не могу исключать, если вновь проснется Она, то так оно и будет.
- У вас все мечи хорошие. Сделаны аккуратно и сразу видно хорошего мастера, - что бы у него были плохие мечи? Такое только присниться может в кошмарном сне. – Не один мне здесь не подойдет. Мои руки привыкли держать короткие и легкие мечи, которые способны мне помочь, учитывая мой стиль боя. Правда, они часто ломались. – Не вспомнить арену просто не могла. Да, сколько раз  выходила драться с мечами? И сколько раз ломала любые полуторные мечи?  Я держала много разных мечей и не только их, любые доступные оружия. Но до сих пор так и не нашла «идеальных близнецов» что подошли бы мне. Таких наверно и не существует.
А еще, прежде, я никогда не говорила Гильгамешу то, что держала в руках орудия, все, что он видел – это лишь магия воды и мои щупальца. Рано или поздно он все равно бы узнал, мы не так уж давно вместе путешествуем, удивительно, что он вообще взял меня с собой.
- Как думаете, существует ли такой кузнец, который смог бы изготовить те мечи, которые в точности подошли бы владельцу? -

+1

19

Благодарность некоторых людей действительно не знает границ, и, признаться, слыша эти постоянные извинения, за проступки которых толком и не было, Гильгамеш не мог сдержать улыбки. Конечно, это ему льстило, не так чтобы в этом находилась потребность, скорее как приятное дополнение, а оно важно. Декорации пусть и не задают ритм, но то не скажешь о настроение, власть над которым отрицать, очевидно, глупо. Кому как, а ему не редко приходилось воспринимать всё как игру и, увы, если она была неудачна, то это огорчало.

  Даже деяние варварши, наглости не занимать, опечалили не самим фактом свершённого зла, а тем, что это разом разрушило так много красивых слоёв, что от стены остались лишь грубые серые камни, такие же, как и сердце, наверняка. Поступки великого человека не только громкие, но и изящные, потому более Гильгамеш не желал видеть в ней равную персону, скорее кого-то незначительного, вроде того же мёртвого Ариды.

Прощу прощения, наверное, они меня тоже заметили и решили не рисковать.
- Мммм… Я не думаю что это важно, - спокойно ответил он. – Мы вместе пересекали городскую черту, а значит, я хотел тебя показать. Польщена? А должна бы.

  Увлечённый разглядыванием блестящей каймы одного из клинков, парень не обращал должного внимания к Хасе, тем самым делая неосознанную услугу. Но ни что не длиться вечно, так же как и эта милость, потому, в какой-то момент, в тот, когда она произнесла несколько слов, он вернулся, с видом полным проницательности, но и насмешливости, словно слушает не взрослого человека, а ребёнка, который совершил ошибку, а теперь оправдывается, напустив самую малость строгости, неудачно.

- Если нравится извиняться, то я не буду лишать тебя удовольствия, - снисходительно произнёс он, как бы невзначай, как комментарий, не развивая тему.

  А вот откровение о мечах заставило вновь искорки интереса другого рода разжечься, потому как эта тема вела к чему-то далёкому и отошедший от лёгкого гнева, Гил сейчас был не прочь наполниться иными эмоциями, да и мыслями. Не то, чтобы его собственные клинки интересовали, знал он, где был каждый куплен и даже имена некоторых мастеров, а вот прошлое новой части коллекции это же всегда так интересно. И пусть создавшие её персоны наверняка не блистали громогласными именами, но явно был талант, оставалось лишь понять, какого рода инструменты они использовали.

- Не удивительно, - он повёл плечами. – Большие мечи в сочетании с тобой смотрелись бы… Гротескно кто-то бы сказал, но это понятие не далеко от нелепости. Так же смотрелся бы злобный верзила с маленьким ножичком.

Тема с прошлым затихла так же быстро, как и возникла.

- Каждый опытный кузнец может сделать подходящий владельцу меч, но не все так умелы как хотелось бы, да и ленивых скупердяев хватает, - он сделал лёгкий тычок клинком, который взял, словно кого-то пронзает, после чего хмыкнул, положил на ладонь лезвие, присматриваясь, а затем показал гарду Хасе, сделав шаг. – Мне бы не хотелось орудовать качественной, но безличной вещью.

  Если девушка решилась бы присмотреться, то среди множества витиеватых узоров, носящих исключительно декоративный характер, могла заметить несколько странных надписей на незнакомом языке, возможно, то были даже просто бессмысленный набор знаков, но определённое впечатление клинок производил, уже не говоря о его главной примечательное детали – крупном камне, цвет которого был тёмным как ночь, хоть и играли светлые блики огня в его многочисленных гранях.

- Думаю, что тебе бы подошёл он, но... - Гильгамеш перестал держать лезвие в ладони, коснулся пальцами его острия. – Слишком длинный.
  Он покачал головой, выражая наигранное сожаление, после чего вздохнул и продолжил:
- Хочешь, выберем тебе подходящий?

  Не сказать, что он излишне щедр, но выросшей в условиях, когда у тебя есть всё, что только пожелаешь, редкий человек станет от этого дорожить деньгами, да и в этих действиях был определённый умысел и выгода прежде всего для самого парня.

0

20

- Нет, вы меня не поняли. – Я покачала головой и сильнее сжала руками спинку кресла, на которое облокачивалась. – Дело не в том, что каждый может сделать подходящий. Это и так понятно, все кузнецы – это мастера своего дела. Пусть даже если они халтурят и делают это не очень качественно ради горсти монет. Подобрать по-настоящему подходящее оружие, мне кажется, очень трудно. Ведь многое влияет на то, как будет биться мечник. Скорость движения, маневренность и точность его ударов. Если вы держали в руках много разных мечей и хоть раз пробовали ими сражаться, то вы должны понять, о чем я говорю.
Да, верно. Все те, кто хоть раз сражался на разных орудиях, мог ощутить пусть даже и не так точно, но разницу в них. А настоящий носитель оружия, тот, кто имеет за спиной несчитанное количество сражений, умеет с точностью сказать, чем отличается тот или иной клинок. Его вес, длина, удобность рукояти – все это важно при создании клинка, именно поэтому выбрать подходящий клинок очень тяжело, а если их еще и два – вдвойне сложнее. Ведь может всякое случиться при создании, вдруг кузнец, который лениво относится к своей работе, сможет создать для меня именно те нужные мечи? И повтор которых - будет попусту не возможен, потому что повторить те ленивые действия будет не реально, как бы ты ни пытался вновь повторить их.
- Хочешь, выберем тебе подходящий?
- Выбрать подходящий? Нет – нет, не стоит тратить деньги на меня. – Я чуть выпрямилась. Этот вопрос был таким внезапным, что я не сразу нашлась, что ответить и какое-то время лишь молча, смотрела на клинок в руках у Гильгамеша и на его витиеватые узорчики, что слегка отражали отблески свечей.
– Я могу орудовать любым клинком и любым оружием, - пусть даже если я под него не подхожу, и это мешает совершать некоторые действия, - так что, вы можете выдать мне любой меч, который пожелаете, и вам не будет жалко его отдать такой как я. –
Я отошла от кресла опустив руки и наклонилась в знак благодарности. Пусть даже если это и выглядит странно для него, мои привычки навсегда останутся со мной. Хотя все это трудно назвать привычками, все это мне вбивали в детстве, как правильные манеры раба к хозяину – хлестали плеткой, били палкой, жгли огнем и кололи острыми предметами. Все это невозможно теперь выбить из меня и переучить, такого человека просто не найдется.

+1

21

Гильгамеш обладал проницательностью, коей впору позавидовать, но не всегда этот дар раскрывал себя в полной мере, о чём хоть и мог догадываться владелец, но явно не спешил принимать к сведенью. Сейчас он не считал, что Хаса своими словами хоть как-то отстояла позицию, вернее он подумал, что собеседница ни то не могла описать, то о чём хочет поведать, ни то попросту не знала и говорила о чём-то абстрактном и скорее духовном, нежели физическом. Ведь, как не крути, а мастер своего дела, при изготовлении клинка, если не скупиться на цену, сделает тот вес, который будет наиболее удобен для руки, так же как и длину, как заточку и прочие незначительные для неопытного взгляда мелочи. Даже если заказчик не искушён, то мастер может его направить в нужное русло, дав опробовать другие свои творения или даже простые болванки. Озвучивать, конечно, маг не видел смысла эти размышления, так как ощущал в них не малую долю занудства не нужного ни ему, ни девушке.

- Сложно не значит невозможно, - он легко повёл плечами, не видя ни какой трудности в этой затеи. Их путь обратно займёт немало времени и приведёт по большому счёту в никуда, из-за чего занять сиюминутной прихотью несколько дней казалось не такой уж и плохой возможностью, всё равно каменные стены дома никуда не денутся и дождутся своего хозяина.

  Когда воительница завела речь про деньги, то он едва не рассмеялся, словно сказанное ею было настолько нелогичным, что не верилось в то, что слова принадлежат демонице, отнявшей жизнь Брана, а скорее девочке наивной и не умеющей считать.  Жест дополнял эту картину, словно она принимала все это за услугу и милость, причём редкую а от того ценную.

  Он на секунду отвлёкся, после чего опустил клинок на место, к прочим собратьям, довольно быстро и аккуратно, так что металлический звук от соприкосновения возник настолько же тихо сколь скоро и исчез.

  Возвращаясь к безропотной рабыне, Гил повернулся, сделал короткий шаг и неспешно протянул руку вперёд, переведя взгляд сверху вниз на голову, где сейчас лежала рука.

- Ты себя ценишь так низко, что я не могу не удивляться, - произнёс герой, неспешно и величественно, как и всё что он делал, не было ни лишней грубости в словах, да и мягкость хоть и была, но несла особый оттенок снисхождения, в котором было легко её не то что услышать, а буквально увидеть, как впрочем, и выражение лица. – Знаешь, мне даже захотелось дать тебе попробовать, то чего у тебя не было. А тебе этого хочется?

  Хоть рука по прежнему лежала на голове, но она не давила, позволяя, при желании Хасе, легко поднять как взгляд, так и выпрямиться самой.

0

22

Гил подошёл, я отчётливо слышала, как его шаги медленной уверенностью приближались, а в какой-то момент я увидела его самого, не смея все так же поднять голову. Я раб, который не может быть наравне с этим человеком, я всегда буду смотреть снизу вверх на других. Инструмент в руках кого-то. Даже если я захочу, даже если буду усердно стараться, не смогу достичь цели, - крестьянам не суждено быть кем-то, нет, рабам. Наша участь проста и грешна, особенно моя. Демон, – который может лишь убивать, приносить страх, гнить и плодить отчаяние, злобу в этот мир. А полукровки, кто мы такие? Мы не люди и не демоны, мы те - кто никогда не найдут себя в этом мире. Блуждая в потёмках ищем цель, но никогда не сможем её отыскать. Зачем мы рождаемся в этом мире? Ведь я…
На голову легла ладонь, тёплая тяжёлая ладонь, в одно мгновение, отгоняя все плохие мысли и страхи. Это напомнило мне отца, далёкое прошлое, что заставило меня вздрогнуть от прикосновения. Очертания пола и наших ног стали расплываться от слёз наполняющих глаза, теперь я точно не смогу поднять голову, не хочу показывать ему себя такой, рабу не подобает так вести себя на глазах хозя…кто же он для меня? Я сильнее сжала руки в кулаки. Его рука, почему она мне напоминает об отце? Холодное, тёплое и радостное, покрытое ложью и кровью. Я сдержала подступающие слезы, только вот головную боль тяжело сдержать, но я буду терпеть, не хочу терять этот миг.
- Дать того, чего у меня не было? – удивлённо повторила я его слова и подняла голову пытаясь разглядеть в его действии, поступке и словах что-то такое, чем он руководствуется, но увидела лишь интерес и сумасбродство, что волной окутали меня, стоило мне глянуть в его алые глаза.
- Но, - я медленно выпрямилась, - я не знаю, чего хочу. Мне достаточно и того, что у меня есть. – Я отступила на несколько шагов назад, показывая тем самым, что отказываюсь от внезапно щедрого предложения. Тепло руки пропало, так же неожиданно, как и появилось, но так лучше, так, мне не нужно вспоминать прошлое. Мне нельзя вспоминать его…
- Пожалуйста, вам не стоит беспокоиться обо мне. Наш договор был на то, что я должна защищать вашу жизнь, это моя расплата за убийство вашего друга и мечника.
Да, я убила его, но не помню как. Что было тем днём в лесу – даже я не знаю, только этот красноглазый может вспомнить всё.

+1

23

Странное смятение не осталось без внимания. Отчётливо Гильгамеш различал некоторое напряжение под ладонью, изменившиеся дыхание, а взгляд приметил как эти ручки, обманчиво слабые, сжались в кулачки. Он не до конца понимал чувств девушки, были их миры слишком уж разными, как и личности и даже хвалёная проницательность позволяла лишь предполагать.

  Но чтобы себе не придумала воительница, а этот человек не из тех, кто проявляет излишнюю тактичность, да и его сострадание вещь довольно условная, уходящая так же быстро, как и возникла, что явно подтверждала смерть Брана и отношение к ней. Кто-то назвал бы его хладнокровным или безжалостным, себя же парень считал честным. Не прятался за ложными ценностями, навязанными кем-то без спроса, если видел причину нарушить устоявшийся порядок, то мог себе это позволить, смотря в первую очередь на то, что это значит для него.

- Да, то чего у тебя не было, - подтвердил герой, с прежней улыбкой на устах, снисходительной, но не отталкивающей. Дав девушке договорить, всё так же спокойно стоял Гил, не отстраняясь, испытывая явный интерес или же умело его изображая. - Суть не в том, чтобы получить что хочешь, а в новом опыте, который останется с тобой навсегда. Может быть, попробовав мир, ты сможешь узнать больше не только о нём, но и о себе.

  Не ограниченный, успевший прочесть немало трудов и говорить с самыми разными людьми, парень мог поддерживать практически любую тему, ставить акценты, на чём хочет и сейчас чувствовал себе кем-то вроде философа, быть может, наставника, делящегося мудростью. В таком качестве герой себя никогда не рассматривался и сквозь сомкнутые губы сорвался лёгкий смешок.

  Она отступила, сделала несколько шагов назад, что заставило Гильгамеша непонимающе посмотреть на опустевшую руку, а затем и на неё и виделся в этом некоторый укор, явно не из-за утраты подставки.

- Я кое-что о тебе понял, - Морэл сделал шаг вперёд, затем ещё один, без особой спешки, уверенно. – Ты боишься.

Он протянул руку, но не торопился её подносить, оставив в подвешенном состоянии, пока продолжал говорить.

- Ни чего-то привычного для людей, а свободы… Пока не научишься жить своими желаниями, ни кто не будет ценить ни твои слова, ни твоё тело, ни твою жизнь, - не успев договорить, возобновил движение кисти, резко, на этот раз захватив губы, которые бесцеремонно сжал,  придавая Хасе забавный, как ему казалось, вид. – Каждый раз, когда я буду замечать эту слабость – она обернётся наказанием. Хочешь или нет…  Меня не волнует, будешь делать, потому что тебе хочется подчиняться, а твою «тёмную сторону» я совсем не боюсь. Ты это поняла?

  Он ещё несколько раз сжал пальцы, словно говорил за неё, а затем разомкнул. Конечно, Гил знал, какой последует ответ, потому обернулся, направился обратно, чтобы сесть на диван, стоящий пред столом, где лежало оружие.

- Иди ко мне.

+1

24

- Я знаю о себе все. – С твёрдой уверенностью я заверила стоящего передо мной человека.  Но насколько эти слова были правдивы? Как давно я обманываю саму себя, загоняя все дальше в угол и выставляя шипы для других? Гильгамеш смотрел на меня с небольшим удивлением и укором, я не знала, о чем он думает, почему недоволен. Никогда не смогу его понять, даже если буду постоянно крутиться рядом, его действия и поступки сумасбродны, а иногда создаётся впечатление, что он сам не может знать порой чего он хочет.
Парень сделал несколько шагов в мою сторону, а я ещё раз отступила на один шаг назад, не произвольно, не контролируя то, что делаю.  Его фигура показалась такой большой, а тень от неё ещё больше. Он как невиданное «нечто», большая чёрная тень, желающая засосать в самую бездну отчаяния и страха, ещё немного и она поглотит меня, перестану видеть и дышать…
«Боюсь?» – Его слова, дерзкие слова в мой адрес словно вернули меня обратно в эту комнату, прогоняя чёрную тень обратно в тёмный угол. Чувство, которое несколько минут назад беспокоило меня, исчезло и на место этого пришло удивление и негодование. Но лицо по-прежнему было сухое и непроницательное.
Я не могла бояться, этого просто не может быть. Я давно забыла, что такое страх, могу без каких либо сожалений убить любого человека, даже если он будет молить его пощадить или его детей, жену, брата или друга. Да, я убийца, которая может поднять руку на маленького ребёнка, если того захочет хозяин. Из этого гнилого ада, котла с варящейся кровью, нет выхода. Туда можно только попасть, но не покинуть, никогда.
- Я не боюсь, – стараясь отбросить все те внезапно появившиеся чувства прочь, я твёрдо глядела в его глаза. Захотелось ударить этого наглого, самонадеянного мальчика по лицу, как следует пройтись по его гладкой коже и подпортить ему внешний вид, оставив там пару синяков или даже запёкшуюся кровь. Я сжала кулаки, продолжая буравить его взглядом в надежде, что тот откажется от своих сказанных слов, даже когда он, взмахнув рукой, с силой жал мои расслабленные губы, превращая их в нечто непонятное напоминающую рыбу или утку. Ну и пусть он тот, кому подвластно многое, он такой же человек, как и все, но позволяет себе многое и большинство, кто его окружает, делает вид, что не замечает его непонятных выходов. Пусть я и была с ним не так долго, уже с первого дня, это стало ясным как день.
- Поняла, - ответила я, стоило красноглазому блондину отпустить мои губы и отвернуться от меня. Я по-прежнему стояла на месте и не шевелилась. Верно, теперь я его рабыня, но надолго ли? Этот человек ни чем не отличался от того, у которого я была, прежде чем получить свободу. А свобода? Я не знаю, что с ней делать. Мне не нужно что бы меня ценили или уважали, это просто нелепо и смешно. Как демона, который только и умеет убивать да ублажать, могут почитать и принимать в обществе? Так что я готова умереть, но, сколько бы я не старалась убить саму себя – не получалось. Злая насмешка судьбы.
Хотелось покинуть комнату, выйти наружу и подышать свежим воздухом, уткнуться в коленки и просто так сидеть, пока не усну, а может даже просто прогуляться по незнакомым улицам и ещё раз увидеть море. Я не была в этом городе с тех времён, как покинула остров, удивительно, как может все повернуться.
Мой чёрный взгляд оставил просмотр темноты за окном, а от света в комнате темнота ночи казалась ещё чернее, и он переместился на спину Гальгамеша. Он звал. Тихой поступью, я приблизилась к нему; не знаю, чего он хочет, абсолютно не могу его понять.

+1

25

- Если будешь видеть во мне только хорошее, то ослепнешь, - произнёс он, с некоторой насмешливостью в голосе.

  Хоть и не было никакой нужды пояснить свои слова, но парень сделал это, не потому что хотел быть понятым или особых чувств к Хасе, а просто, потому что мог это себе позволить и в какой-то момент решил сделать. Гильгамешу нравилось играть очень многим и восприятие людей, их отношение не были исключением, такая власть куда интереснее грубых приказов, лежит куда тоньше и к ошибкам категоричнее, да и удовлетворение больше.

  Ещё не успев отвернуться, Морэл заметил некоторую агрессию, словно его хотели осадить, да, он был уверен, ведь не раз и не десяток чувствовал такой взгляд, но пока ни кто не смог это сделать, ведь, право, пытаться отомстить ему всё равно, что соревноваться с богом. Милостивый избранник не придавал значения этим зачаткам, как и многим другим, просто потому не мог принять угрозу как серьёзную, скорее это разбудило в нём желание продолжить гнуть линию и посмотреть, что будет дальше.

- Ты стала так немногословна, - заметил он, повернувшись. – Неужели тебя так задели эти слова?

  Представшая той кто не ценит собственную жизнь, да и ничто прочее, она сейчас невольно отступала от прежнего образа, если не дорожила существованием, то отстаивала навыки и качества, а разве это не то, чего добивался Гил?

- Или ты очень способная ученица или врушка, - речь Морэла была всё такой же обволакивающий, насмешливой и самодовольный, вернее даже это ощущение лишь усиливалось и казалось, что в любой момент с губ мог сорваться смешок и в полумраке черты, скрытые тенью, услужливо достраивались воображением.

  Одна из рук лежала на подлокотнике, расслабленно, свисая, вторая нашла приют на колене, он легко откинулся, наблюдая за белым и безличным потолком, в котором не было за что зацепиться, после чего без лишней спешки вернулся к воительнице, позабыв о той на тот период.

- А ты можешь улыбнуться? – он наигранно вздохнул. – А то выглядишь так, будто тебя морят голодом и периодически избивают. Конечно, может тебе такое и нравится, но... Но ты хотя бы попроси. Не очень смешно?

  Вопрос явно задавался без нужды в ответе, но несколько секунд вопросительный взгляд героя был прикован к лицу  Хасы, после чего на нём, наконец, проступила привычная улыбка. Он кивнул на место рядом с собой, без слов, ожидая, поймёт ли девушка этот простой жест, в чём несколько сомневался. Конечно, глупой назвать её сложно и ум и определённая логика лежали за каждым поступком и словом, во только жизнь в лесу, да и её прошлое, судя по всему, явно не располагали к приобретению многих социальных навыков.

- Сегодняшний день не был утомителен, но я ненавижу проигрывать, - честно признал Гильгамеш, даже напряжение прошло по свисающей руке.

  На ум пришёл образ того безобразного раба-гиганта, потом Идальго, а затем и Каише. Почему-то ему хотелось наказать эту зазнавшуюся дуру, и дело не в обычных насмешках, а в том, чтобы выбить из неё дурь, возможно вместе с жизнью. Это несколько тревожило, ведь прежде Морэл не сталкивался с врагами, которые имели положение близкое к нему. Опасности для своей жизни герой не боялся, но потерять репутацию не мог позволить.

  Он прикрыл глаза, а затем вновь их открыл, оставляя эти мысли на потом, вернувшись к Хасе, которую задумчиво изучал, по крайней мере, так казалось.

- Ласкай меня, - сказал он, легко улыбнувшись, после чего добавил: - Если не боишься.

+1

26

«Хорошее? А оно у него есть?» - я переступила с ноги на ногу, - «думаю, всё же есть, раз он сделал такой вывод». Желание покинуть эту комнату росло всё больше, сейчас мне был противен не только голос парня, но и скрип этих досок под ногами. Почему-то, эта комната напоминала мне давно забытое прошлое, которое не следует вспоминать – оно приносит только боль и беды. За несколько дней я так и не смогла, понять красноглазого юношу и что он нашёл такого во мне, чёрная кровь? Просто наслаждением тела или какой-то другой мотив? Но сейчас мне об этом думать не хотелось. Я стояла и смотрела на него с отсутствующим взглядом – тот, которым научил меня мой хозяин. Он говорил, что у меня не может быть других хозяев, но сам и нарушил это табу, отдал меня какому-то мерзкому типу, что выиграл у него в игру, а тому требовался только секс. Но теперь я стояла тут и смотрела на так называемого хозяина, нового, но я пока не могу перейти черту и назвать его так.
Я молчала, а он продолжал говорить; он радовался тому этому, или мне так просто казалось? Знаете, в чём-то он был прав, я хочу смерти, всем сердцем желаю обратиться ни во что и забыться, но, я продолжаю так же желать всей душой о том, что бы этот мир принял меня, найти своё место и просто жить. Так чего я хочу?
- Я не лгу вам. Я всегда желаю найти смерть. Я убиваю людей не ради своих желаний, я не хочу этого, но продолжаю это делать. Если бы вы знали, что от ваших рук умирают люди ни в чем не повинные и дети, и старики, и … близкие? Смогли бы вы так жить? – ответила я, продолжая топтаться на одном месте и словно чего-то ждать. Хотя ждала, ждала ответа, реакции этого человека сидящего передо мной.
- Вам не кажется, что это прозвучало глупо? Кто же будет просить о том, что бы его избили? – слова об улыбке я решила проигнорировать, когда я в последний раз улыбалась? Не помню, это было давным-давно, а может, такого никогда и не было. Я заметила кивок Гильгамеша и посмотрела на то место. Он приглашал меня присесть рядом? Чтож, раз он того хочет, то я не могу ослушаться. Я подошла ближе и села на краешек, в отведённое мне место, положив руки на колени. Когда я в последний раз чувствовала чьё-то тело так близко? Тёплое.
- Если вы отдохнёте, то сможете с новыми силами придумать что-то, что поможет вам отыграться, – решила я дать совет, но не считала его нужным. Этот человек не был глупым, даже при первом взгляде на него, нельзя было такого сказать. Я наблюдала за ним: как он закрыл глаза, как сидел не шелохнувшись, а потом открыл их и стал разглядывать меня, словно впервые увидел. Я не убирала взгляда, смотрела на него, но даже так, что-то не давало мне покоя, я волнуюсь? Села поудобнее, развернулась к Гильгамешу, и медленно начала поднимать руку, едва касаясь пальцами его тела, от живота к груди, а потом выше. Моя ладонь аккуратно коснулась его щеки, и я подалась вперёд всем телом.
- Я ничего не боюсь. Но не могу сейчас этого сделать, – прошептала я, переводя взгляд с его губ на рубашку. Я убрала руку и встала, подойдя к окну, в нём было моё отражение. Я лгу, конечно, есть то, чего я боюсь, но не этого.

+1

27

- Я с самой первой минуты догадывался, что есть в тебе что-то такое, что отличает от убийцы и, наверное, это что-то совесть. Может быть, именно этим ты помогла мне поверить в то, что… Хотя это не так важно, ты же хотела услышать ответ на вопрос? – Гильгамеш находился в довольно расслабленном состоянии, и он был достаточно благосклонен, чтобы отвечать если не абсолютно правдиво, то теми мыслями, что пришли ему в голову первыми. – Думаю, я бы смог жить дальше, если бы верил в то, что делаю это для чего-то, что стоит больше чем жизнь. Может, по мне и не скажешь, потому, как я не берусь помогать каждому встречному и люблю смотреть свысока, но я знаю, что даже моя собственная жизнь не самая великая ценность и, возможно, смог бы с ней расстаться. Это не значит, что я хочу так поступать, но мне приятно верить, что я не просто так ставлю себя выше других.

  Все эти измышления были несколько приправлены лёгким утомлением, переплетённом лёгким опьянением, что Хаса могла легко предположить, потому, как за время их короткого пути успела увидеть своего спутника в схожем состоянии несколько раз.

- Мне не кажется это глупым, быть избитым и получить лёгкий повод для страданий это совсем разные вещи, уже не говоря о наклонностях некоторых людей, что считают боль приятной. Мне кажется, что в тебе есть что-то такое, но спросить не представлялось возможным, - если первый вопрос показался ему достаточно занимательным, то этот скорее походил на поучения ребёнка наставником, посчитавшим, что его ученик очень мало знает о мире, впрочем, это было не так далеко от правды. Гил не спрашивал демоницу о прошлом, но кое-какие выводы успел сделать, а практика доказывала, что ошибки у него хоть и случались, но редко.

  Он довольно спокойно воспринял произошедшее, лишь интуитивно напрягся, когда ощутил лёгкие касания пальчиком, казавшиеся ему такими неуверенными и наивными, что это совсем не вязалось с исполнительной, но достаточно жёсткой девушкой, тем образом, что она выбрала для себя, для того чтобы было удобнее было жить. Её ладонь была на щеке, парень даже легко о неё потёрся щекой, наклонив.

  Как и ожидалось, она отступила, а Гильгамеш на то лишь усмехнулся, нисколько этого не скрывая, словно уже знал как закончится эта забава.

- Не хочешь – не делай, - он повёл плечами. – Я купил твой клинок, а не сердце.

  Он перевёл взгляд на пустой палец, словно вспоминая о чём-то, но понял, что не хочет об этом думать сейчас, потому легко встал и начал направляться к кровати, на которую легко опустился, разглядывая потолок.

- Хаса, о чём я думаю? – неожиданно спросил он, уже лежа с закрытыми глазами, не до конца уверенный, что за она не ушла, да и вообще его слышит.

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 14.04.1214 "Плохая компания"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC