http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/10164.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 07.10.19

Золотая и немного дождливая осень в самом разгаре!

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




середина осени 1203 года, октябрь

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет? Что-то надвигается...



12-16 лет
Любая раса
Ученики-маги
Друзья из Башни

14-40 лет
Человек/полукровка
Аристократ
Несостоявшийся жених

14-22 года
Любая раса
Странница
Верная подруга

От 60 лет
Человек
Архимаг Башни
Отец Марии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 30.03.1214 г. Никогда не знаешь что можно повстречать на своем пути


30.03.1214 г. Никогда не знаешь что можно повстречать на своем пути

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://vignette.wikia.nocookie.net/highschooldxd/images/d/d4/Tumblr_mkq94awJLt1rjyllso3_250.gif/revision/latest?cb=20130410074123
30.03.1214 г. около 10 часов утра.
Где-то в лесной чаще, среди многочисленных лабиринтских троп. Прохладно. Над головой светит солнечный диск, создавая иллюзию тепла.
Герои: Hasa и Gilgamesh Morel

Казалось бы, просто хотели сократить путь ради того, что бы успеть вовремя в нужный день и в нужный час оказаться в назначенном месте. Но ни кто не мог знать что твой верный и надежный спутник, за все то время что вы были вместе, так запросто смог умереть защищая тебя ценой собственной жизни. Что же дальше намерен делать маг, что прожигает свою молодость в поисках развлечений, и как он готов бороться с неожиданной проблемой свалившийся на него сверху? 
Тип эпизода:
Личный
Продолжение: 30.03.1214 г. "Мрачный застенок"

Отредактировано Hasa (2018-11-25 18:02:49)

+1

2

Вид леса может заворожить многих своей красотой, своими многочисленными тайнами, первозданной природой, причудливыми звуками, воздухом, таким чистым и вольным, что прежний, тот к которому привык, впору сравнить с затхлым подвальным. То действительно верно и не вызывает ни каких сомнений, если, конечно, тебе не плевать…
  Не первый десяток раз он ехал по этой дороге, а она уже в третий  успела приесться, от того настроение ухудшалось, а взгляд, обычно живой, наполнялся надменностью и некоторой неприятностью. Конечно, были маленькие радости, порой Гилу было приятно ощутить, как ветер развивает волосы, но то мимолётно,  лошадь внизу не может вечно мчаться, да и у самого героя нет желания изматывать животное; всё равно выдохнется и придётся ждать и растягивать путь на ещё более долгий срок.
«Когда-нибудь я избавлюсь от этого»  - подумал он, отвлекаясь, после чего отвёл взгляд, осматриваясь к смутно знакомым, но во многом забытым лесам.
  Впору было развлечься беседой, но его спутник, если так можно назвать навязанного отцом телохранителя, не казался тем, кто сможет поддержать беседу или хотя бы поведать что-то увлекательное. Да, конечно, опытный солдат видел многое, но делиться этим с молодым господином он бы не стал. Ещё в юности успел осточертеть, своими правилами и запретами, когда имел подобные права. А сейчас… Время, его коснулось, а дороги разошлись и прежние темы, успели закончиться, так же как и новые не поспешили возникнуть.
- И нужно было так торопиться,  - наконец начал Бран. – Ваше сиятельство, не осмотрительно двигаться такой маленькой группой. В этих лесах хоть и не было давно преступников, но лишняя осторожность никому не повредит.
- Бран, - Гильгамеш усмехнулся, растягивая имя, словно пробуя его на вкус. – Неужели я слышу в твоём голосе толику сомнения? Помню, ты мог одолеть троих или четверых не получив ни единой раны, а теперь боишься выйти на прогулку? Не заржавел ли меч, которым тебя наградил отец?
  Мужчина насупился, шумно вдохнул. Явно он не боялся иметь дело с кровью и с годами, хоть и стал несколько медленнее, но зато прибавил в силе и мастерстве. Да, конечно, голова его не была столь горяча как у неопытных юнцов, но на его веку сложили ту слишком многие, чтобы находить это недостатком. Взгляд тяжёлый, но добрый, словно у верного пса, с некоторым удивлением перешёл на графа.
- Мой меч не заржавеет никогда, - ответил мужчина, слегка сурово, будто припоминая, как несколько лет назад учил этого юнца держать в руке меч. – А вам впору быть осмотрительнее, не беспокоитесь о себе, так подумайте о батюшке.
  Гильгамеш ожидал подобного ответа, но всё равно не смог сдержать улыбки, осознавая, что слегка раззадорил своего телохранителя, да и путь более не казался таким уж тяготящим.
- Ты сам знаешь, как я не люблю  опеку, - ответил парень, слегка поморщившись, после чего решил перевести тему: – Ты, такой огромный и обвешанный железом… Выглядишь как приманка и любому дураку становиться ясно, что я не обычный путник. В следующий раз подумай о смене наряда.
- Но… - начал было Бран, но был  остановлен проницательным взглядом алых глаз. – Если вы соблаговолите предупредить, то так и будет.
- Брось, - Морэл не смог сдержаться. – Неужели мои слова задели рыцаря? Эх, я даже немного скучал по этому.
  Был ли обрадован телохранитель подобной похвалой или нет, так и осталось секретом. Он не особо разменивался на эмоции, наученный работать  со специфичными индивидами, но в этот раз выглядел не так как обычно. Дежурная суровость сменилась легкой обеспокоенностью, словно пёс  что-то учуял, от того глаза стали несколько уже.
  Гильгамеш не разделял подобных чувств и просто смотрел вперёд. Он  предвкушал как эта дорога закончится за очередным поворотом и, наконец, покажется город, хотя и знал, что это далеко от правды.
  Несмотря на прохладу, он чувствовал себя хорошо, солнечные лучи, пробивающий сквозь ветки наполнял самодовольного парня ещё большей уверенностью и заставлял чувствовать свою близость к чему-то большему. Как знать, быть может покровитель, прямо сейчас наблюдал за своим избранником?
- В сторону, - раздался крик и Гильгамеш, запрокинувший голову к небу, перевёл взгляд...
  Что-то чёрное, что-то опасное возникло неожиданно близко, и разглядеть это нечто помешала лишь широкая спина Брана.

0

3

Мимолетный ясный денек, который может раскрасить утро каждого, кто проезжает по лесу; показав просторы, тишину и красоту весеннего денька, лес может завлечь любого путника своими нескончаемыми тропами. Но лес по-прежнему остается непреступным, таинственным и пугающим. Лес – это словно отдельная стезя, которая заманивает всех своими незримыми руками. Именно поэтому он всегда будет считаться опасным. А если учитывать последние события на континенте, то радость от того что ты отправишься в чащу, будет очень мала.
Сейчас жутко болела голова. Но нет, ты словно во сне, тебе вновь кажется, что ты бежишь по лесу, перепрыгивая поваленные деревья, ямы, взбираешься на деревья и вновь бежишь. Понимаешь что это ты, но не ты управляешь своим телом, словно смотришь через большое зачарованное зеркало.
Остановилась. Выглядываешь из-за дерева и видишь путников на лошадях, которые не спеша ехали вперед по извилистой тропке. Почему они сейчас тут, зачем? Они весело разговаривают, а тебе кажется, будто они высмеивают тебя. Злишься. Все это время пока они мирно ехали вперед, ты следила за ними, прячась в тени, перебегала то к одному дереву, то к другому. Спина покалывала от боли, или же нет, она чесалась, но забывая об этом, продолжаешь следить за двумя мужчинами. Желаешь, что бы они побыстрее ушли отсюда, но нет, на твоем лице расплывается ухмылка, желая их убить. Ведь они смеются над тобой, не замечают, словно тебя тут нет. Хочешь прокричать им «бегите», но не можешь, разум начинает затухать, и ты проваливаешься в сон.
Непонятное существо, так похожее на человека, если не считать черных острых щупалец позади, срывается с места. Трава, листья, веточки, словно брызги воды, летят в разные стороны. Ее жажда крови настолько велика, что хочет увидеть, как эти радостные лица исчезнут и их тела начнутся биться в предсмертной агонии – «разорвать». Словно маленький зверек, который был не приручен к другой жизни, разве что убивать – «разорвать». Как калечили его тело, как разрывали на части, и как каждый раз приходилось залечивать раны в полном одиночестве, словно выкинутая тряпка, где-то в подвале кого-то здания – «разорвать».
Непонятное существо быстро догоняет двух людей на лошадях. Делая последние рывки, большими шагами, словно пытается взлететь, оно прыгает на первого, а в голове лишь одно – «разорвать». Его учили побеждать убивая, оно уже давно стоит по горло в крови. Люди, звери, птицы, не важно.
- В сторону, - раздался крик Брана, подгоняя лошадь вперед и широким телом закрывая затылок светловолосого парня, на которого ты целилась. В черных глазах мелькает недоумение, внезапно, но этому существу все равно, кто умрет первым. Ведь все умрут. Отпрыгивая быстро назад на землю, садится на корточки и смотрит, как недавно у этого мужчины была улыбка, но теперь ее нет, лишь удивленная пустота и мысль о том, что умираешь. На лице расплывается улыбка, когда тело падает с лошади, а та, испугавшись, потеряв своего наездника, дает деру.
Существом оказалась небольшая босая девушка, присев на корточки, она долго смотрела на окровавленное тело, словно наслаждается этим. Тело ее было заляпано грязью, черные короткие волосы свалялись, переплетаясь с травой, одежда, можно было ли так ее назвать, порвана и разодрана. Но не это было странным, из спины, хаотично двигаясь, торчали шесть черных острых щупалец, заляпанных кровью.

Отредактировано Hasa (2018-11-07 13:09:33)

+2

4

Какое-то мгновение ни чего не происходило, словно мир замер в тягучем дёгте, не желая поддаваться движению времени. Однако, его ход возобновился, с жалобным звуком рвущегося железа, скрежета, смешивающимся уже с человеческим стоном, каждая деталь приобрела краски. Металлический начищенный нагрудник, поблёскивал на солнце, но в то же время по его центру проходили дыры, чёрно-красные, с изливающейся живительной жидкостью, покидали храброго рыцаря последние силы. Но не было страха в померкших карих глаза, да, была боль, но вместе с ней и некоторое удовлетворение, незримая благодарность ни то высшим силам, за то, что позволили исполнить свой долг и умереть как подобает воину ни то кому-то иному, за что-то ещё…
  О чём думал Бран? Это знал только он, но рыцарь до последнего мига остаётся верен своему сюзерену и мужчина был из тех, кто не нарушил этого этикета. Он не просил ни снисхождения, ни похвалы, с губ лишь сорвалось:
- Беги.
  Лошадь, животное словно взбесилось, ни то ощутило врага, ни то его удар и вес наездника, накренившегося, держащегося в седле из последних сил и она помчалась вперёд, понесла защитника вдаль, прочь, без разбору, не придерживаясь троп, ненароком сбрасывая того, но не сбавляя хода, инстинктивно мчалась куда-то, где не будет опасности, где мир станет прежним.
  «Тупая скотина» - с досадой подумал мужчина, но силы его покидали и эта мимолётная печаль пропала так же скоро, как и возникла, оставляя после себя лишь темноту, за которой последовал… Свет ли?
***
  Теперь Гильгамеш мог видеть всё. Его защитник покинул мир, пред этим вновь попытавшись решать за господина, на что тот лишь хмыкнул.
  «Старый дурак» - вот что подумал маг, строгим взглядом смиряя землю, запятнанную кровью человека, той самой, что пролили за  него, ту самую, которую пожертвовали, чтобы он жил. Да, мало было благодарности в юноше, но он никогда не просил защиты этого воина и считал что смерть повлёк именно выбор, потому Гил не жалел о случившемся. Он принял жертву Брана с долей почтения, но без теплоты и благодарности.
  Его характер не был скверным, в привычном понимании этого слова, но он был специфичен. Упорства было столь много, сколько и самоуверенности, потому гибель и предостережение воспринялись как вызов, как повод испытать самого себя и раз и навсегда убедить отца, что его опека уже давно не нужна.
  Красные, словно налитые кровью, глаза впервые перешли на виновника случившегося и теперь смотрели яростно, грозя одним лишь внутренним огнём испепелить это создание, ни оставив ничего кроме горстки обугленных костей.
«Дворовая химера» - вот как он мог охарактеризовать извалявшуюся и грязную девушку, с торчащими из-за спины отростками, сама поза которой казалась звериной, не естественной для человека.
  Афариль или, если угодно, Фари, не была пугливой лошадью, нет,  конечно, она захотела помчаться за своей юной подругой, но крепкая рука хозяина вселила уверенность и она повернулась.
- Сдохни, мусор, - вот что сказал Гил, направляя лошадь вперёд.
  Повезло ему или нет, но именно в этом месте дорога расширялась, оставляя узкую лесную часть, переходя в полевую. Потому, он мог себе позволить манёвр. Мог промчаться, держась в нескольких метрах, от соперника, пока в руке раскручивалась выскользнувшая из-за широких одежд цепь. Она не была слишком уж длинной, как показалось вначале, но так и продолжала вылезть из рукава, раскручиваясь и уже не много не мало – достигала 6 метров. Оружие устремилось, намереваясь сковать противника, начиная с ног, в то время как Фари неслась из всех своих сил.

+1

5

Улыбка постепенно пала вниз, также внезапно, как и появилась на молодом личике девушки. Одной смерти ей было не достаточно. Да, точно, надо было еще. Девушка склонила голову набок, опираясь на землю рукой и долго, испытывающее, смотрела на окровавленные пятна под копытами оставшейся лошади. Сейчас ее интересовала лишь эта картина, ни наездник в седле, которого ранее решил спасти рыцарь, ни убежавшая лошадь, ни та, что осталась топтаться на месте.
Голова опять разболелась, щупальца, словно по сигналу, начали шевелиться быстрее, словно испытывали радость и насмехались над внезапно случившейся смертью по их вине. Зарывшись грязными пальцами в волосы, черноволосая смотрела в землю под ноги и что-то бормотала. Боль была сильной, даже голос парня, наполненный злобой, казался таким тихим и недосягаем до ушей незнакомки. Она желала лишь одного – избавиться от пульсирующей, резкой головной боли, из-за которой, казалось бы, болело и все тело.
Пару секунд и боль ушла. Внезапно, словно оборвалась со скалы, когда ходила по краю, а Хаса - так звали эту черноволосую, застыла как изваяние. Можно было подумать, что девушка забыла обо всем, даже про опасность, надвигающуюся со стороны. Но нет. Звуки бренчащей цепи, ее трение колец друг об друга, привлекли внимание и та, молниеносно взмахнув одним из отростков, отразила подсечку наездника, отправляя цепь в землю. Теперь она смотрела на него, резко повернув голову. Черный, холодный и словно неживой взгляд осматривал кобылу несущуюся вперед. Отпрыгнув назад, Хасе показалось, что лошадь могла ее сбить и просто затоптать, пусть и бежала она вовсе не на нее, выпрямилась и поднялась на ноги в полный рост.
Гильгамеш с ветерком проскакал в нескольких метрах от девушки, и стоило ему отъехать дальше, как его словно вырвали из седла, его же цепью, которое совсем недавно предназначалось для связывания непонятной химеры. Прибив одним щупальцем вереницу к земле, цепь натянулась, скидывая наездника на землю, оставляя пустовать седло кобылы.
Поправляя волосы рукой, заводя их за ухо, Халиса отбросила цепь от себя подальше  и направилась уверенными шагами к красноглазому. Шагала медленно, но с каждым новым действием, скорость увеличивалась и под конец она уже стремительно, чуть ли не бегом, подлетела к парню. Вблизи черноглазая оказалась ниже ростом, с милым человеческим личиком, на котором пестреет красивый и изящный сине-фиолетовый синяк в области лба и с черными, бездонными глазами, что отражали лишь пустоту. Словно эмоции для этой девушки были не знакомы вовсе, как кукла, которой управляли из далека, дергая за ниточки. Не раздумывая над дальнейшими действиями, просто ринулась на него, направляя щупальца в область груди и головы, намереваясь этим ударом привести к концу незаконченное дело, которому помешали.

+1

6

Спесь наказуема и стремительно бросившийся в атаку юноша узнал об этом на своём собственном примере. Он не смог одним ударом подкосить противника, не смог связать его ноги и опрокинуть, унося вслед за собой, чему был несколько удивлён. Конечно, Гил не был профессионалом во владении арканом или сходным оружием, вот только он не испытывал нужды в этом навыке, покуда цепь сама, словно подчиняясь его воле меняла направление, описывая максимально эффективные движения.
«Ты не из простых, да?» - подумал он, после того ощутил, как собственное оружие играет злую шутку, натягивается и влечёт за собой.
  Словно невесомую пушинку, его вырвало из седла, опрокидывая на немилостивую землю, заставляя ощутить вполне закономерную боль, не такую резкую, как от перелома, но ушиб, был точно, вероятно не один.
«Чёрт» - он не скупится и ярость прибавляется, не слепящая и безумная, а та, что делает руки легче и заставляет сердце гонять кровь по телу быстрее. Не будь парень магом, не учись сдерживать порывы, то наверняка отдал бы инициативу, лишился бы всякого шанса одолеть противника в физическом противостоянии, но это было не так и концентрация; умение держать мысли под контролем даже в самой плачевной ситуации пригодилось как никогда.
  Девушка отбрасывала цепь, но она не могла знать, что этого будет недостаточно, что это с виду простое железо сможет зависнуть в воздухе, воспротивиться толчку и  ожидало одной единственной команды… И та последовала.
  Он видел, как монстр приближается и с каждым неторопливым шагом  становилось яснее, что это существо явно не человек в привычном понимании. И хоть черты, скрытые за грязью, ошмётками одежды, черными, как сама ночь глазами и жуткими отростками можно было отнести к тому же виду, но нет, здесь было так же что-то иное, то, что ощущалось на ментальном уровне – тёмная энергетика.
«Демон» - теперь Гильгамеш был уверен, что противник имеет непосредственное отношение к этим существам, но это его не смутило, скорее даже развязало руки, побудило проверить так ли сильна магия, чтобы испепелить дерзкую демоницу праведным пламенем Фаара.
  Да, можно было проклинать бездельников из Деорсы, за то, что они не выполняют свою скромную задачу и в этих спокойных местах позволяют селиться злу, но…  Он не был тем, кто любил жалобы. Куда красивее кинуть к их ногам демона и в очередной раз показать, что само существование этих отбросов мира магии не более чем сиюминутная прихоть раз любой маг может повергать таких же противников…
  Команда. Стоило девушке сделать несколько шагов, как цепь тут же пришла в движение, она более не бренчала, натянутая невидимой силой, и  следовала за целью, она стремилась к зловещим щупальцам, к их основанию и маленькому тельцу, чтобы его отбить, чтобы как можно сильнее сжать, а её конец, тот на котором было заострение, словно небольшой кинжал и вовсе намеривалось вонзиться в спину .
  Гил выкинул руку вперёд, зная, что не успеет извлечь меч и приготовился выбросить вперёд струю пламени, обжигающего и мощного, намереваясь испепелить эти отростки, но…
  Цепь, вернее другой её конец, он вылез из рукава и встретил каждый острый отросток, грозящий поставить точку в этом противостоянии, с шумным звуком, и скрипом, не желая подводить своего хозяина.
  Гил держал руку перед собой…
- Деорса покажется раем, отродье, - произнёс он, с лёгкой улыбкой, словно позабыл о недавней боли, хотя кровоподтёк на губе портил эту картину, придавая словам  нотки излишнего садизма.

+1

7

Это был ужасный выпад – так сказала бы Халиса следив за этой дракой со стороны. Таким он и был в действительности, прямой выпад, необдуманный - был так же быстро отражен, хотя это и доставило ее сопернику немало переживаний, вынудив того принять необдуманные действия. Но ведь на кон поставлена его жизнь – один промах и вспоминай как звали.
Когда парень вытащил руку вперед, девушка не шелохнулась, не попыталась отпрыгнуть или хоть как-то изменить свою траекторию и отказаться от своего удара. Нет, лишь сжав зубы, сильнее навалилась. В ее глазах не было ни единой толики сомнения. Столкнувшись с цепью, щупальца от сильного удара отлетели назад, завлекая за собой тело девушки, что сделала несколько шагов назад прямиком на заостренную часть. Лицо на мгновение исказилось от боли, а из уст вырвался не громкий крик, оповещая ближайших животных об опасности; весь лес погрузился в тишину, только верхушки деревьев не прекращали шелестеть, где-то над головой.
Флитцер застыла как вкопанная, опустив голову вниз, тяжело дыша. Боль растекалась по всей спине, конечно не с такой силой, когда у тебя отрывают конечность, терпеть можно, да и драться продолжить тоже. По цепочки вниз, обволакивая каждое колечко, из спины вытекала черная кровь.
Опомнившись от неожиданного удара в спину, Хаса шевельнулась, по телу прошла дрожь с ног до головы, на мгновение смерила светловолосого холодным взглядом и, закричав, обмотала цепь щупальцем, вырвала заостренный конец из спины. На землю брызнула черная кровь.
- Б-б-боль…- попыталась сказать девушка, но окончание слова утонуло в каком-то шипяще-рычащем звуке. Услышал ли он ее, или нет, не интересовало, злость с новой силой подгоняло тело, ярость застилала глаза. Она обхватила вторым щупальцем цепь и стремительно рванула на Гильгамеша. Отбив все встречные удары, не прекращая сдерживать цепь двумя щупальцами, она нагнулась и подпрыгнула, избегая выпад по ногам, отбивая все попутные удары в воздухе.
Флитцер приземлилась всем своим весом на плечи к парню, крепко вцепившись руками за одежду, пошатнувшись, Морэл упал. Хаса упала рядом, с треском увлекая за собой рваные кусочки от одежды. Отшвырнув оторванную ткань в сторону, извернувшись на земле, описав дугу в воздухе, свободные щупальца вошли в землю всего в пару сантиметрах от головы мага.
Промахнулась.
Заметив это, все так же увлекая за собой цепь, крепко сжимая ее, прыгнула на поднимающегося на ноги мага, вновь увлекая на землю. Заляпав черной кровью его одежду, схватила за руки, приковывая их к земле, не оставляя возможности воспользоваться и нанести хоть какие-то новые удары. Черных два глаза уставились на Гила. Близко.
Эти красные глаза…
На какое-то мгновение на лице заиграла нерешительность. Но лицо искривилось, отстранилось и оставшиеся щупальца, описав дугу, полетели в низ, в эти самые глаза. Оставалось лишь одно.
Испепелить или связать.

+1

8

Прямолинейная и чем-то напоминающая звериною атака, как и стратегия, если так можно назвать такой стиль боя, изменились. Показалось, что демоница забыла об недавней жертве, что острая боль вернула ей толику человеческих чувств и безумной расправы, где она идёт лишь вперёд  не будет, что хищница начала, если не бояться своей жертвы, то понимать, что и от неё может быть угроза, что превосходство не столь очевидно.
«Зверей часто учат болью» - вот о чём подумал он, глядя на то какие непонятные и высокие пируэты совершает воительница, уходя из плотных пут.
Моментов для атаки было много, каждое движение, направленное на защиту, такое как  прыжок или шаг в сторону позволял ей избегать урона, вот только цель цепи отнюдь не в том, чтобы разрушить тело или нанести повреждение. Она всегда стремилась защитить своего владельца, сейчас это означало оградить от опасности, сковать цель и не дать ей возможности продолжить атаковать, лишив её пространства и подвижности.
- Привыкай, - бросил он, не столь чётко, с некоторым усилием.
Расстояния между ними было так мало, что уклоняться в какой-то момент перестанет иметь смысл, ровно, так же как и отражать удары. Он не заметил, но ещё при первом падении  получил куда более существенный урон, чем тогда казалось. Где-то в области груди, внизу, ощущалась боль, которая разливалась по телу не от новых ударов, а от собственного дыхания, из-за чего наполнять лёгкие воздухом полностью не получалось, но то больше и не требовалось…
Она, могла подумать, что цепь подчинилась, и летит в сторону своего хозяина, что скоро убьёт его, вот только оружию не нужен был конец, чтобы продолжать извиваться. С каждым движением, приближаясь, демоница закрывала себя в капкан и в определённый момент звенья с силой сжались, они проходили  по телу, огибая мышцы, фиксируя сгибательные поверхности рук,  скользили по ним, но теперь не просто шли вдоль них, а крепко держали, стали оттягивать в сторону, прочь от Гильгамеша.
Удар в глаза был очень опасен, и он инстинктивно прикрыл их рукой, попутно отворачиваясь, из-за чего пострадала лишь рука, обагрившись от кровоподтёка, как и щека, по которой  уже стекала алая жидкость, а сам маг испытал боль и существенный удар по самолюбию.
«Как она смеет… Чёртова сука» - он мог бы говорить вечно и явно начал с самых лестных слов, но сейчас, когда получил отсрочку, позволил цепи отвести цель дальше от себя, с некоторым трудом поднимаясь на ноги.
- Нужно было просто сжечь, - подумал он, держась за бок, после чего неторопливо вздохнул, наблюдая, как медленно, но верно цепь ползёт к шее, чтобы начать душить свою пленницу. – Помолись… Хотя демоны не верят в богов.
Он ощущал эту тёмную ауру и больше не обманывался внешностью, лишь жалел о том, что был неосмотрителен, что не заметил приближения хищника так скоро как мог.

Отредактировано Gilgamesh Morel (2018-11-19 16:48:03)

0

9

В какой-то момент все прекратилось, одним ударом могла решиться судьба этих двух людей, пусть один из них и был получеловеком. Кто-то верит в судьбу, кто-то нет, для каждого это разная стезя жизни, ведущая своего путника в нужном направлении. Одни верят в то, что они сами себе хозяева и ступают туда, куда пожелал сам, кто-то же напротив, верит в то, что их путь чертит кто-то другой, направляя и защищая. 
Рядом с лицом, всего в нескольких миллиметрах от щеки, застыло одно из щупалец, удерживаемая цепью, не будь ее, отросток, что рос из спины, не сменил бы траекторию хоть немного, задевая лишь руку, поставленную как щит, и щеку графа.
Красная.
Красная кровь выступила на молодом теле парня, словно показывая различие этих двоих. Девушка напряглась, наваливаясь всем весом вперед, она желала, желала как можно скорее убить его, но скованная цепью, лишь сильнее заляпала своей кровью переднюю часть одежды Гильгамеша. Нет, уже было поздно, она промахнулась. Цепь сильнее начала сжиматься, завлекая за собой бьющееся тело девушки. Она оттаскивала ее прочь, на землю, дальше от цели. А тело билось, хотело вырваться, не обращая на боль от стянутой цепи на ее светлой коже.
В черных глазах по-прежнему выражалось желание убить, растерзать и порвать на мелкие кусочки этого блондинистого человека. Желание, которое подобает лишь зверям, что не знают других выходов – они знают только как убивать, их мир узок, но прекрасен, нет той фальши, что таит внутри себя человек. Цепь ползла выше, к шее, у нее была такая же задача – убить, спасти своего носителя от той участи, что она уготовила этой демонице. Голова разболелась вновь, не хватало воздуха, но Халиса лишь сильнее сопротивлялась, рычала и бросала злобный взгляд на парня; текли слюни.

В какой-то момент я поняла, что вижу перед собой кого-то, у него были светлые волосы, высокий, это был человек, мужчина. Все было как в тумане, почему-то было тяжело дышать, но я не боялась, я не понимала, что происходит. Тело болело так, словно его разрывают на части, а дышать было не возможно. По телу прошла дрожь, в сознание врезался тот вечер из прошлого. Родная мать, она душила Халису и ее последние слова так сильно врезавшиеся в память: - Лучше бы тебя никогда не было! …-
На миг стало страшно, и я попятилась назад, я не могла сдержать накатившиеся слезы, что словно по сигналу стали греть мне щеки. В глазах темнело все быстрее, фигура словно отдалялась, а потом и вовсе исчезла, а мое тело упало на землю, отдаваясь где-то резкой болью в спине. На какой-то момент я вновь поняла, что совершила что-то ужасное, а это была расплата.

Перед Гилом лежало тело девушки, глаза закрыты, в какой-то момент щупальца исчезли, вернувшись в тело черноволосой. Часть цепи, что сдерживала их, упали в образовавшуюся пустоту, тем самым ослабевая хватку всего тела. Пропала злость, пропало все то, что было до этого.

+1

10

Металлический скрежет и сбившиеся дыхание говорили куда ярче, чем следовало о том, что  демону тяжело дышать, что каждая секунду для него это срок, тот, который предстоит выдержать в тщетных попытках захватить вожделенный воздух. Но будут ли милостивы холодные звенья и направляющая их незримая рука? То девушке лишь предстояло узнать.

  Сердце постепенно замедляло свой ход и всплеск, подавляющий боль прошёл, позволяя вдоволь ей насладиться Морэлу. Много он не заметил, многое оттенил, но то было временно и теперь парень мог в полной мере осознать какова цена беспечности и самоуверенности. Вкус у неё, нужно признать, был довольно мерзкий, кровавый и колкий, словно игла сшивающая рану, ненароком тревожащая живую плоть.

  Он убрал пронизанную руку, поднялся и начал смотреть, видел эти чёрные демонические глаза и в какой-то степени гордился победой, испытывал наслаждение от осознания того что в этот раз одержал верх, наплевательски относясь к принесённым жертвам, пусть и на краткий миг.

- Тебе страшно? – вот что он спросил, в то время как на губах играла насмешливость, неуместная, исходя из его состояния, но живая и яростная.

  Однако, это чувство не продлилось долго, и какая-то часть Морэла встревожилась, ощущая то, что зловещее и тёмное присутствие демона улетучилось, что его цепи зазвенели так, словно сжимали лишь пустоту под собой, потому взгляд стал острее, всматриваясь. Странные отростки исчезли, а тело под ними было недвижимо, словно обычную хрупкую девушку кто-то задушил, а теперь, издеваясь, обложил труп цепями.

  «Странно» - он не хотел верить, что демон мёртв, но не ощущал присутствия, потому решил всё проверить сам.

  Повинуясь желанию хозяина, инструмент очертил тело, сковал куда свободнее чем раньше, не чувствуя никакого сопротивления, а сам Морэл сделал робкий шаг вперёд, ощущая слабую дрожь в ногах.

  «Что это со мной?» - подумал он, с некоторой яростью отгоняя несвойственную нерешительность, тряхнул головой, и преодолел жалкое расстояние, чтобы склониться и посмотреть, а так ли она мертва? И, к собственному удивлению ощутил, как бьётся сердце и слегка вздымается грудь.

  Не сказать, что он был излишне милосерден, но не любил бесполезные убийства, а эта девушка показалась ему интересной, она или хорошо скрывала свою природу или была одержимой. Если сдать это тело Деорсе, то можно было рассчитывать если не на награду, то на лояльность и признательность, чего уж говорить о других сомнительных личностях, которых может заинтересовать подобного рода «товар».

- Не нужно бояться. Ты будешь жить, - сказал он и даже с какой-то толикой заботы погладил щеку девушки, после чего поднялся. – Не знаю как долго, но будешь.

  Явно было, что спешка теперь ни к чему, что ему требовалась помощь целителя  и отдых, да вот только идти самому не хотелось и не казалось разумным.

- Фари, - произнёс он, с некоторой надеждой, но не услышал ответа, после чего уже сорвался на крик, пытаясь её подозвать.
Да, видел Гил, как та умчалась вперёд, вот только не из-за страха, а повинуясь команде. Вообще, кобыла достаточно умной, чтобы понять, что седло опустело, только вот животное не было настолько догадливым, чтобы самостоятельно вернутся.

  «Чёрт» -  Морэл начал рассуждать, что же ему делать, а пока осмотрелся и, к своему удивлению, смог приметить, что поддавшийся панике зверь Брана действительно мчался вперёд, только вот не так далеко, запутался, застрял и выглядел, мягко говоря, подавленно, видно потратил много сил в тщетных попытках освободиться.

- Хорошо, - произнёс он, понимая, что будет делать дальше.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 30.03.1214 г. Никогда не знаешь что можно повстречать на своем пути


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC