http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 30.06.19

Проснулись — ребутнулись! Поздравляем с новым сюжетом.

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало лета 1203 года, июнь-июль

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 28-29.08.1214г. Dread Company


28-29.08.1214г. Dread Company

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

https://img00.deviantart.net/e9f6/i/2012/027/5/b/forgotten_temple_by_2buiart-d4nqrvz.jpg

1. Дата и время:
28-29.08.1214 вечер-ночь, день следующего дня.

2. Место действия | погода:
Деревушка к югу от Сихарда и руины в лесу неподалеку. Вечерние дожди - не редкость, а постоянный ветер заставляет мерзнуть, несмотря на то, что еще лето.

3. Герои:
Eris Tegwen, Riellanthea

4. Завязка:
Иногда магам Деорсы требуется разобраться с какими-то местными проблемами. Если где-то обитает одичавший безумный демон, который угрожает населению деревни, значит надо его утихомирить каким-либо образом. Если демон оказывается слишком сильным - значит надо с подмогой разбираться с ним. Если в качестве подмоги выступает магесса, которая, возможно, опасней даже демона - ну чтож, значит все очень плохо.

5. Тип эпизода:
Личный

Отредактировано Riellanthea (2018-09-25 11:30:07)

0

2

Это была одна из тех трудных ситуаций. В которых ты либо берешь и кладешь бооольшой болт на проблему и надеешься, что она тебя не укусит через несколько недель или месяцев, или решаешь эту самую проблему с особым остервенением и пониманием, что тебе за это ничего не будет в плане добычи или доброго слова. Нет, до этого, конечно, все было замечательно. Меньше месяца прошло с того момента, как Эрис и Шион прибыли на указанное место и начали методично очищать юг континента от любых проявлений разбойничьих настроений, и за это, в каком-то смысле, они уже успели снискать определенную славу – хотя славой это трудно было назвать, потому что жители южных деревень просто перестали шарахаться от странной девочки и женщины с цветком вместо глаза и железной рукой - , и пока что все это выходило довольно успешно. Они не торопились, зачастую появляясь только в тех местах, где нападения совершались уже очень давно, и действовали без каких-либо просьб со стороны населения. Будто просто проходили мимо, и, конечно же, на них нападали с целью ограбить, но в результате, после парочки заклинаний, эти же самые грабители бросали оружие и своих менее удачливых соратников, и бросались на утек. А те, кто не убегал, или не мог убежать после той самой парочки заклинаний, в итоге оказывались на обеденном столе у Шион. О последнем мало кто знал, хотя бы потому, что, зачастую, все обращали внимание только на то, что на некоторых дорогах стало чуть спокойнее, а не на то, что души умерших оказывались далеко не в загробном мире, да и кто вообще из деревенских мог подобное определить? И в целом все было действительно удачно. Шион сыта, жители того же Сихарда рады, что у них поселилась волшебница, которая их защищает, а знакомые из гильдии героев начали писать письма, что заказов из этих далеких южных далей уже практически не прилетает… Просто идеально.
Было идеально. До того момента, пока к бандитам, разбойникам и психам не прибавилось чудовище. А точнее, демон. И с этого момента начались моральные терзания. С одной стороны, его стоило уничтожить, и когда Эрис впервые обнаружила этого монстра, именно таковым был ее порыв. А следом пришла мысль, что делать этого не стоит. Опасно. Демоны Тени всегда были опасны. И инстинкт самосохранения подсказывал, что лучше стоит убежать. В общем-то, так Тегуэн и сделала, но в какой-то момент по округе начали ходить слухи о монстре, который бродит по руинам, и, конечно же, наводит ужас. И, возможно, даже грызет кого-то. К кому обратятся люди? К Эрис. И к Шион. И обратились же.
“Нет, это точно никуда не годится” - проговорила сама себе в мыслях Цветочек, сидя за столиком в крохотной корчме, что была у самого входа в какую-то безымянную деревеньку, что была ближе всег ок месту обитания твари. Полупустой стакан с молоком и тарелка с зеленью, яйцами и сыром, что стояли на деревянной поверхности говорили о том, что волшебница здесь провела уже достаточно времени для того, чтобы на нее успел обратить внимание хозяин этого заведения, но недостаточно, чтобы та проголодалась, потому что с тарелки успел пропасть только один ломтик и одно перышко зеленого лука за все это время. И виной тому был пергамент, на котором тонким пером, периодически макая его в чернильницу, стоявшую достаточно далеко, чтобы ее нельзя было случайно толкнуть локтем, беловолосая выводила крохотные символы, выстраивающиеся в строки, следующие одна за другой и больше напоминающие узор на каком-нибудь ковре, чем на внятные записи.
На самом деле это был список.
Или  план. Долгий, скрупулезный план того, как можно избавиться от демона в одиночку. Почему в одиночку? Росчерк пера в правом верхнем углу, значение которого было “Без Шион”. Каждый раз, когда Эрис отправлялась вместе с ней на поиски “еды”, у нее сжималось сердце. Да, она прекрасно понимала, что та была далеко не ребенком в плане уровня ее мощи, но именно ребенком она была для Цветочка, и заставлять ее помогать в каком-то деле, которое нужно исключительно самой Эрис, было по ее мнению ошибочным. Поэтому уже два дня за девочкой-химерой присматривала семья из двух человек, которая была наиболее близка Эрис и была совсем не против помощницы в своем доме.но именно из-за этого пункта, который отсекал возможность попросить помощи у души-химеры и было столько проблем.
Боевые заклинания, ритуалы, изгнание, уничтожение, калечение… Один за другим варианты избавления округи от монстра появлялись в голове Эрис и тут же переносились на бумагу. Какие-то были тяжелыми, какие-то требовали ресурсов, иные же занимали много времени. Ни один из них не был простым. Или требующим для исполнения только одного человека. И это было вполне логично хотя бы потому, что на редкие миссии, которые выполняли палачи Деорсы, они отправлялись в одиночку… Действительно, палачи. Это была уже куда большая проблема.
“Если этого не сделаю я, то придут герои. Или Деорса.” - отложив перо в сторону и сложив пальцы в замок, при этом ставя локти на стол, задумалась Эрис - “Если они сюда придут, то поймут, что я занимаюсь какой-то бредятиной. Дальше будет хуже. Нельзя дать им повод сюда заезжать. Вопрос только, как справиться одной.” Она слегка опустила голову, положила ее на переплетенные пальцы – свои, из плоти и крови, и железные, что принадлежали протезу. Холод довольно быстро стал явным, заставляя Тегуэн вздохнуть, после чего она выпрямила спину и прильнула к стене, что была позади нее. Корчма не могла похвастаться стульями, из-за чего расположилась волшебница, крайне выделяющаяся на фоне темного интерьера и плохого освещения своим белым платьем с накидкой, на скамье прямо посередине той стены, за которой располагалась кухня. И это было вполне хорошее место, учитывая что с одной стороны были приятные запахи местной похлебки, которую, видимо, должны были подать еще позже вечером, когда в корчму приедет больше посетителей, а с другой именно здесь открывался довольно неплохой вид на дверь. Которая распахнулась, чтобы впустить еще одного гостя как раз в тот момент, когда Эрис положила обе руки на стол, а затем потянулась правой к тарелке, взяла еще одно перышко лука, оставила его на ломтике сыра и уже была готова отправить его в рот в тот момент, как до нее добрался холодный порыв воздуха с улицы, заставляя волшебницу задрожать и чуть получше накинуть на плечи слегка опавшую накидку из шерсти.  Лето в этих краях было в новинку своими холодами для изнеженной столицей северянки.

Отредактировано Eris Tegwen (2018-09-28 14:27:19)

+1

3

Можно подумать, что дорога исследователя – это дорога в будущее, к новым возможностям и к лучшей жизни всех в мире. Но Риелле иногда казалось, что она совершает дорогу в прошлое. Ее постоянные скитания с открытием новых  уголков мира, в которые далеко не каждый искатель приключений сунется чем-то напоминали паломничество. Гримуар, данный ее покровителем, требовал практически невероятных условий для своего изучения. Это не было чтением, не было даже чем-то похожим на эксперименты. Скорее это было похоже на обряд, каждый раз новый, каждый раз открывающий что-то новое об этом мире и о мире Тени. Танец законов мироздания, в котором Риелла больше принимала участие, нежели пыталась хоть как-то контролировать.
И она путешествовала по миру, следуя путями тех магов, которые когда давно практиковали эту магию, теперь уже давно запрещенную и забытую всеми. Они, кажется, лучше многих из живущих сейчас понимали значимость того, как движется мир вокруг них для того, чтобы добиваться своего. Эльфийка, ориентируясь по размытым указаниям и ритуальным гаданиям находила нужные условия для постижения труда Корабороса, впитывания его мудрости. И в каждом обряде было понятно, что в другом месте и в другое время это совершить невозможно было бы. И так надо было двигаться в другое место для следующего обряда. Будь то подземелье, спускающееся к недрам земли, вершина какой-нибудь горы или капище какого-нибудь темного бога.
Вот и сейчас ее несло на юг, к месту следующего обряда. Гримуар Тени покоился в котомке, бережно обернутый в ткань и прикрытый так, чтобы дождь точно не имел ни малейшего шанса до него добраться. Сама Риелла, впрочем, тоже бы хотела спрятаться от дождя, но для этого было можно только ускорить шаг, чтобы быстрей добраться до деревенской таверны. Что эльфийка и сделала, кутаясь в дорожный плащ и стараясь обходить особо глубокие лужи и не увязнуть в той жиже, в которую превратилась местная дорога. Казалось, что вся эта грязь, хлюпающая под ногами была каким-то жутким существом, которое пыталось сожрать ее обувь.
Зайдя внутрь пустоватой таверны, Риеллантея смогла вздохнуть спокойно и снять капюшон с головы. Вздохнув чуть спокойней и кое-как стряхнув комья грязи с сапог, эльфийка прошла вглубь зала. Да, хотелось есть, хотелось пить, но это как-то отходило на второй план, потому она не спешила идти приставать к трактирщику, а решила просто присесть за свободный столик. С рассеянным видом она блуждала по таверне, не зная толком, куда приткнуться, несмотря на то, что сесть было куда.
- «Ты довольно близко. У тебя где-то около двух недель, чтобы найти место для следующего обряда. Оно должно быть не особо далеко,» - заговорил демон в ее голове, отвлекая от банальной задачи. Да, цель довольно очевидна, но найти точное место не так уж и просто.
- Ох и далековато же меня занесло, - рассеянно пробормотала Риеллантея, присаживаясь на свободное место  и прислоняя посох к столу. Первым делом она растерла свою физиономию руками, потому что почти что не чувствовала щек, хотя и ощущала, как по лицу стекает дождевая вода. Почему-то ей казалось, что на юге должно быть теплее. Все-таки она за эти полгода пересекла почти весь материк, прибыв с северных земель, в которых по идее должно быть куда холоднее, чем здесь. Но видимо так было только в голове Риеллы.
- «Осторожней, ты здесь не одна. Не надо со мной разговаривать все-таки вслух», - услышала она предупреждение в своей голове, чуть более резкое, чем обычный шепот демона. Собрав концентрацию в кулак, она прежде чем осмотреться, прислушалась к ощущениям. Что-то было действительно не так, рядом с ней был кто-то, кто вызывал прямо ощутимое колебание Тени. Возможно, не такое сильное, как если бы прямо перед ней стоял бы демон, но достаточно стойкое, чтобы точно не быть миражом или остаточным следом. Оглядевшись, она увидела за соседним столиком просто явную кандидатуру на роль того, кто кусочек Тени с собой носит. Девушка, сидящая за столом, не просто не вписывалась в местный антураж, она скорее яростно отрицала его всем своим видом. Цветок, растущий из глазницы, очень странная металлическая перчатка, все это цепляло взгляд. Конечно, могло оказаться так, что демон на самом деле сидит в каком-то пьянице, который спит в углу, но это казалось как-то куда менее вероятным. Недолго думая, Риеллантея встала и, прихватив свой  посох, двинулась на приступ.
- Эмм, привет. Можно присесть? - довольно робко, чуть запинаясь, но все-таки достаточно ясно произнесла эльфийка, подходя к столу. Девушка что-то писала, но разобрать мелкий почерк, да еще и вверх ногами было довольно трудно, потому Риелла не стала приглядываться. Записи были не так интересны, как та, что их выводила, – Меня зовут Риелла. Вы ведь искательница приключений, - предположила наобум, больше желая завязать разговор, нежели всерьез угадать. Хотя конечно попытка была более или менее адекватная, сложно было представить, чтобы кто-то, кто обладал столь экстравагантной внешностью, зарабатывал на жизнь чем-то банальным, типа торговли или земледелия.

+1

4

Вместе с холодным ветром пришел кто-то еще. Осознание это явилось не благодаря каким-то сверхусиленным чувствам или интуиции, которая обычно проявляется у героев, которые в какой-то момент прогулки замирают на месте, говорят что-то вроде “Они нападают”, после чего начинаются сцена с драками. Нет, это было вполне логичное заключение после того, как Эрис, укутавшаяся в накидку, которая еще могла защитить от дневного ветра, но не вечернего, подняла голову и услышала брошенное в ее сторону приветствие, и только потом поняла, что обращаются именно что к ней. Опять же, это было логично с тем учетом, что кроме нее в корчме был только хозяин, и, кажется, его не было на месте. Но совершенно нелогично с той стороны, что свободных столиков было еще много, и сесть можно было на любое свободное место.
Тегуэн, правда, не была тем человеком, который бы задумчиво повертел бы головой из стороны в сторону, давая понять, что места свободны и тревожить ее нет необходимости. Еще она бы не стала задумчиво осматривать спросившую ее представительницу народа эльфов с немым вопросом “ты серьезно?” Напротив, даже не успев толком задуматься о том, как стоит повести в подобной ситуации, которая предполагает встречу двух совершенно незнакомых людей на краю мира в корчме, где никого больше нет, Цветочек добродушно улыбнулась, после чего кивнула, одновременно показывая рукой на свободную скамью на противоположной стороне стола, и добавила:
- Конечно. - всего одно слово, даже без приветствия, которое, впрочем, чуть запоздало и было озвучено в довольно вежливой манере уже после того, как эльфийка села – Эрис Тегуэн, приветствую вас тоже, Риэлла. -
Параллельно с началом беседы записи, что до этого поглощали внимание волшебницы, начали аккуратно складываться и были отложены в сторону той рукой, что еще не была окована железом, притом, не в спешке, а, скорее, с намеком, что в разговоре они будут только мешаться, да и раз уж появился собеседник, отвлекаться на них не стоило. Тем более учитывая вопрос со стороны остроухой девицы, заставивший Цветочка чуть удивленно на нее посмотреть, а затем немного помахать правой ладонью, будто ей хотелось начать свои слова с “что вы, что вы, ни в коем случае”.
- Скорее, просто странствующая волшебница, - довольно быстро ответила беловолосая, хотя вопрос этот ее застал врасплох. Определенно, она могла многое рассказать помимо этого пространного заявления. Например, что уже пару недель охотится за разбойниками и злодеями в этих местах в сопровождении монстра, пожирающего души и выглядящего как маленькая девочка. Или что она работает в Деорсе, той самой организации, которая, по хорошему, должна скрутить и забрать в самые отдаленные казематы собеседницу Тегуэн. Или, быть может, стоило рассказать о том, что на самом деле Эрис зарабатывает себе на жизнь чтением мыслей, притом, довольно сокровенных? Столько вариантов, чтобы отпугнуть кого угодно от разговора, но при этом ни один из них не был использован. Более того, о них Эрис даже не задумалась.
Как и о том, что перед ней мог оказаться кто-то, кто мог бы быть врагом. Поэтому в тот момент, когда представившаяся Риеллой молодая девица, оказалась за столом, а Тегуэн любезно указала на довольно скудную тарелку крайне простых, хотя и сытных закусок из сыра, яиц и перьев лука, со стороны северянки не последовало ничего того, что можно было бы счесть даже тенью атаки. Ни попытки залезть в голову, ни какого-то напряженного взгляда. Только любезность, притом, не напускная, но, скорее граничащая с доброжелательностью и искренностью, крайне сильно контрастирующая с совершенно диким, успевшим перейти из состояния “еле заметен” и методично приближающееся к уровню “демоническое нашествие” фоном Тени. И тем не менее, она выглядела… Нормально. Не считая железной перчатки, внутри которой не было, как таковой, руки, и цветка. Вместо правого глаза.
- Не думала увидеть эльфа так далеко на юге, честно говоря. Тоже путешествуете, полагаю? - поддержала начинание в виде разговора Эрис, поправляя правой рукой накидку и стараясь незаметно прикрыть как можно лучше свою железную конечность, одновременно успев уловить взглядом кончик корешка, кажется, книги, принадлежащий Риелле – благо, тот факт, что сделан он был из чьей-то кожи, ускользнул от глаз наставницы Деорсы, из-за чего следующий вопрос был произнесен с неизменной непосредственностью в голосе: - Хм. И, кажется, увлекаетесь магией. -
Не вопрос. Утверждение. Догадка. Все с той же улыбкой на лице, хотя бы потому, что встретить кого-то, кто был сведущ в ворожбе было уже приятным сюрпризом. Как оказалось, юг континента был довольно скуден в плане людей, способных создать нечто большее, чем простое заклинание света, в то время как наличие фолианта, обычно говорило либо о том, что его владелец записывает заклинания, либо занимается изучением чего-то, требующего использования толстых книг. И обычно такие громадные тома посвящались именно что колдовству. Обычно. В конце концов, с тем же успехом Риелла могла просто увлекаться… Ну, бабочками, например, и зарисовывала их в толстенную книгу с обложкой из человеческой кожи. Или цветочками.

+1

5

Это было определенно интересно. Вблизи, стоя перед столом, можно было воспользоваться моментом и присмотреться повнимательней. Риелла подумала, что перед ней какая-то одержимая демоном. Во всяком случае, влияние Тени было практически ощутимым. Однако обычно она могла ощутить, что же именно за демон, практически услышать его мысли, чувства. Личности обитателей Тени обычно были для нее как огни, переливающиеся разными цветами и оттенками, принимающие причудливую форму. Здесь же был какой-то мутный, бесформенный свет, лишенный каких-то особых оттенков. Однако это все равно занятно.
Впрочем, Риеллантея вообще не особо имела что-то против одержимых, не разделяя предрассудков подавляющего большинства людей. Как по ней, не нужно кому-то быть демоном, полностью или частично, чтобы совершать плохие поступки и представлять опасность. Потому она сконцентрировалась больше на внешнем виде своей собеседницы. А именно заметила, что перчатка на внутренней стороны ладони тоже была металлической. Что явно указывало на то, что это вообще было протезом. Поводов для удивления становилось только больше.
– Спасибо! - Улыбаясь во весь рот ответила Риелла и присела. Первым делом она положила тяжелый заплечный мешок, в котором были все ее вещи, необходимые в дороге, на скамью рядом с собой, а также прислонила посох к столешнице. Она мельком глянула на записи, которые мигрировали на другой конец стола, но смогла разобрать только пару слов, которые, впрочем, были далеко не самыми обычными.
– Ловить кого-то собрались? - тихо спросила Риеллантея, больше проговаривая свои мысли, чем серьезно спрашивая у Эрис. Благо нашлась более адекватная тема для беседы, чем влезания в дела девушки. Хотя по сути уже влезла, оторвав ее от записей, – Ну, я была довольно близка. Ну вряд ли странствия скудны на приключения, - предположила эльфийка, сцепив ладони и пристроив их на столешницу. Привычка держать так руки у нее зародилась после того, как пару раз замечали шрамы на тыльной стороне запястий и задавали неудобные вопросы. Крайне сложно объяснить кучу параллельных порезов любому человеку, который хотя бы слышал что-нибудь о магии крови.
Она между делом старалась прислушиваться к ощущениям, все-таки понимая, что нередко демоны имеют свойство куда-то лезть или делать то, чего не надо. Однако, несмотря на то, что она ясно ощущала эту близость к Тени, не было какого-то конкретного намерения. Никто не пытался влезть к ней в голову, никто не пытался подкопаться к ее чувствам. «Она странная», лишь прозвучал в ее голове краткий комментарий Корабороса, который, видимо, лишь мельком уделил внимание всей ситуации.
- Да, уж третий век не могу остаться толком на одном месте. Видимо это уже образ жизни, - смущенно призналась Риелла, улыбаясь так, словно совершила какой-то проступок, за который должно быть стыдно. Да, она плохо вписывалась в представление людей об эльфах, которые часто думаю, что ее народу следует сидеть в Аортэне и не высовываться. Наверно большинство эльфов так   и жило, Риеллантея об этом не знала. Хотя ей это казалось странным. У ее народа больше времени в жизни, чем у представителя любой другой расы. Ей казалось, что сами боги должны велеть им путешествовать по миру, узнавать постоянно что-то новое. Сидеть в пределах одного леса в течении веков казалось чем-то абсурдным.
– Да, очевидно, простые путешественники с такими посохами не ходят, - с улыбкой ответила Риеллантея, прикоснувшись к своему посоху, стоящему рядом с ней. Она сама его сделала больше десяти лет назад с нуля. Его предшественник был уничтожен в результате не очень удачного эксперимента и пришлось делать новый. Этот посох из темного дерева был сделан ею на совесть и не подводил ее ни в качестве верной опоры путешественницы, ни в качестве помощника в магических изысканиях.
- Правда, мои последние путешествия были донельзя долгие и скучные. А у вас как с этим дела обстоят? Один ваш вид говорит будто вам пришлось пережить какие-то невероятные события, - мечтательно сказала эльфийка, наивно полагая, что может получить какую-нибудь интересную историю под вечер. Никуда сегодня больше не хотелось двигаться, потому как лучше закончить день, нельзя было и придумать. Секунду спустя она поняла, что вообще сказала и порозовела от смущения, – ой, простите, я не хотела обидеть, - скомкано выдала извинения. Не найдя лучшего способа заткнуться, она прихватила с тарелки кусочек сыра и зажевала его – все равно владелец таверны явно даже не заметил, что у него прибавление в посетителях.

0

6

Пока что, и, быть может, тому виной была именно скоротечность беседы, разговор выходил довольно… миловидным. Любой, кто зашел бы сейчас в корчму, предположил, глядя  на двух женщин, что они являются подругами. Возможно, не слишком близкими, но достаточно знакомыми друг другу, чтобы общаться без каких-либо недомолвок или ужимок. И даже  тот момент, когда возник вопрос о полученных ранах, диалог не застопорился, а, напротив, даже чуть оживился, и началось это оживление с все той же улыбки. Уже заготовленной как раз на такие случаи, не снисходительной, а, скорее, понимающей. Ведь не в первый раз кто-либо обращал внимание на… Ну, вообще все особенности внешности Эрис. И привычка отвечать на слова, обращающие внимание на такие вот уникальные черты, появилась у Цветочка еще до того момента, как ее стали называть, собственно, Цветочком. В конце концов белые волосы тоже были довольно таки редко встречающейся особенностью, из-за чего, по крайней мере в юном возрасте, разговоры с Эрис начинались именно с упоминания белого цвета.
- Не берите в голову. - довольно быстро, мягким тоном, ответила волшебница, убрав руку со стола и снова чуть поправив накидку – жест, явно выдающий ложь в словах, и ложь самой себе, что железная рука – это ничего особенного – Дела давних дней, а вот в последнее время тоже одна скука. -
Ложь. Много лжи, которая, впрочем, не была тем самым видом вранья, который шел в ход, чтобы кого-то обмануть, кроме себя. Эрис могла перечислить кучу вещей, которые произошли с ней за последний год, и крайне мало событий подходили под описание скуки. Проблема была в том, что рассказывать о них было себе дороже. Ну, ладно, к примеру, о романе с палачом Деорсы ей еще можно было поведать кому-нибудь, хотя это вряд ли было бы честно по отношению к Вазгулу. Но на этом, как бы, все. Встреча с душой-химерой? О, знаете, я тут удочерила тысячелетнее чудовище, питающееся душами и выглядящее как маленькая девочка. Да, отличная тема для разговора. Протез и цветок вместо глаза? Однажды я поучавствовала в одном проекте, попала в Тень на пару минут, получила довольно неплохой намек на посттравматический синдром и лишилась глаза и руки. Еще одна отличная тема, которая наверняка поможет укрепить дружеские отношения с только что встреченной эльфой. Много событий. Много вещей, о которых не стоит говорить. И крайне хорошее притворство, которое до последней минуты создавало впечатление, будто перед Риеллой сидит кто-то из аристократии, способный улыбаться  и вести светскую беседу даже в том случае, если бы им оторвало все, что ниже пояса.
- Хотя, думаю, на тему путешествий я бы предостерегла от походов на восток. Там нет поселений, но, кажется… - начала было Эрис, затем, чуть задумавшись и отведя взгляд, будто прикидывая, стоит ли поднимать эту тему, а затем бросив взгляд в сторону пустой корчмы, где и до нынешнего момента отсутствовал хозяин, чуть наклонилась к эльфийке, снова положив правую руку на стол – Я не хотела бы пугать, но в перелеске некоторое время назад заметили демона. -
Затем она снова выпрямила спину, на ходу взяв с тарелки одно из трех оставшихся свареных яиц, очищенное, уже без скорлупы, и добавила чуть громче, в основном потому, что информация о гостях из Тени еще могла немного заставить напрячься, но вот остальные доводы уже не особо.
- Там нет поселений, да и местные, кажется, то ли в курсе, то ли просто не отправляются туда охотиться и собирать травы, но если ваши увлечения идут бок о бок с травничеством, я бы рекомендовала обходить эти места стороной. По крайней мере эту неделю уж точно. - чуть пожав плечами закочила Тегуэн, исключительно из чистых побуждений решившая, что эта информация уж точно не помешает странствующей колдунье. Или волшебнице. Или чернокнижнице. Не суть важно, хотя бы потому, что реакция Риеллы не была какой-то странной или удивленной, или даже испуганной в тот момент, когда рука Эрис потянулась ранее к тарелке, а рукав, чуть натянувшись, открыл на запястье бледную татуировку. Печать Деорсы была не той вещью, которую имело смысл скрывать, хотя бы потому, что не все относились к палачам и темным магом исключительно как злу – во многих деревнях еще помнили, зачем этот отколовшийся кусок Башни Магов был сделан, и потому встречали борцов с нечистью не руганью, а чуть ли не обьятиями.  По этой причине Цветочек особо не беспокоилась, не поправив рукав и в тот момент, когда поднесла ко рту яйцо и откусила от него кусочек, прерываясь и, видимо, ожидая какой-либо реплики со стороны магички перед ней. Как вариант подошло бы что-то уровня “Спасибо за предостережение”, или же “Надо срочно вызвать героев!”, и, в целом, как раз такой реакции и ожидала Эрис, заранее заготовив продолжение беседы, либо своевременное предостережение, что к гильдии героев она уже обратилась. Последнее было ложью, правда.

+1

7

– Поздно, уже взяла, - хихикнув в ладонь, ответила Риеллантея. Она слишком уж легко увлекалась и в голове появлялись самые разные теории насчет того, какая же история или не одна кроется за таким необычным, таким цепляющим взгляд внешним видом, а также тем, что от ее собеседницы за версту разит Тенью. Более того, если даже отдаленно хоть какая-нибудь из ее догадок будет верна, то ее интерес к Эрис только преумножится. Потому что здесь уже не  просто банальное любопытство будет завязано, а будет нечто, связанное непосредственно с ее исследованиям. Эльфийка по-настоящему хотела изучить, исследовать эту загадочную волшебницу и в основном мешал тот факт, что маги – не те люди, которыми легко управлять и кого можно вот так просто изучить. Оставалось надеяться просто на то, что ей хоть что-нибудь интересное расскажут.
- У меня в голове уже полно предположений, но наверно они будут и не в половину столь интересны, как реальные истории, - заметила с улыбкой Риелла, почесывая шевелюру и немного краснея. Она так хотела разговорить Эрис, ее любознательность уже изводила ее. «Будь осторожна. Ты все-таки знаешь слишком много того, что не стоит доверять окружающим, особенно магам», - напомнил Кораборос. Но его предупреждение было излишним, Риеллантея и так слишком часто напоминала себе об осторожности. Ибо каждый раз замечала, что стоит ей в какой-нибудь момент переступить через грань дозволенного, допустить, чтобы кто-то посторонний проник в ее секреты и это рано или поздно приводило к проблемам. К возобновлению охоты на нее, к столкновению с человеческой яростью и нетерпимостью, которая грозила смести ее и уничтожить все, чего она достигла. Потому она помнила, о каких вещах могла говорить, а какие были уже под запретом.
Новость о демоне немного удивила Риеллу, но не сказать, чтобы слишком обеспокоила. Она спокойно слушала предостережение Эрис, жуя кусочек сыра. На мгновение она подумала, что ее демон в голове магессы пытается водить за нос, желая отвадить от каких-то мест, чтобы эльфийка не помешала исполнению каких-то замыслов. Но теория пусть и имела право на существование, но ей требовались более явные подтверждения.
– Какая досада, мне как раз примерно в том направлении, -  вздохнув, заметила Риелла довольно честно. Она не лгала совершенно, если бы ей туда не надо было, она бы совершенно этим не заинтересовалась бы и позволила, чтобы происходящее там шло своим чередом, – ну, значит, придется как-то справляться, - спокойно заметила она. Она не особо боялась. Да, демоны бывают разные и есть такие, которых она отправит легко обратно в Тень, а есть такие, какие сами ее раздавят как мелкое насекомое. Но те, кто принадлежат ко второй категории, редко когда просто сидят на одном месте и что-то делают. Обычно вести о таких имеют куда более жуткий характер. К тому же таких она чувствует издалека и если вдруг ей встретится по-настоящему сильный демон, Риелла сделает кружок длиной в пару миль, чтобы точно избежать нежелательной встречи.
Из кухни, привлеченный, видимо, голосами, все-таки показался хозяин таверны и решил подойти к единственному занятому столику, дабы поинтересоваться, нужно ли еще что-то.
- У вас там, судя по запаху, ужин готовится? - уточнила Риеллантея и, получив утвердительный кивок, заулыбалась, - а можно мне один? И какую-нибудь комнату на одну ночь или просто спальное место какое-нибудь? - попросила эльфийка и, основательно покопавшись в кошельке, выложила на стол несколько монет подходящего номинала.

+1

8

Возможно, будь Эрис палачом, а не неким специалистом в психологической помощи, на момент, где упоминалось направление для путешествия, для беловолосой прозвенел звоночек. Не бывает таких совпадений. Обычно. Чтобы маг, да еще и в таких краях, да почему-то хотел отправиться именно в логово демона, о котором узнал полминуты назад. Не бывает. Должны были прийти самые мрачные мысли, самые тревожые, заставляющие как можно скорее свернуть эту беседу, но вместо этого Тегуэн только продолжила обсуждать эту тему, хотя где-то в глубине ее черепной коробки все же была мысль о том, что что-то здесь не так. С другой стороны, возможно, Риелла тоже подозревала в эту секунду Эрис в содействии с демоном. Такое тоже возможно – волшебница, заманивающая в логово чудовища путников, сначала предостерегающая их. Опасный сценарий, с обеих сторон, но шутка была в том, что только одна из них могла удостовериться в том, что перед ней не убийца.
- Честно говоря, я бы и вовсе советовала обходить то место стороной – начала северянка, приподняв обе ладони в жесте, будто успокаивающем и говорящем “стоп”, показывая руку из плоти и из железа – Но мне тоже надо в ту же сторону. Если в ваших… А. Кхм. -
Быстро закончив фразу и тихо кашлянув в тот момент, когда в сторону двух женщин начал идти трактирщик, Эрис еще раз спросила себя, а верное ли это решение. Конечно, она верила в людей. А еще она верила в то, что два это лучше, чем один. Но вот должного уровня доверия к скитающейся эльфийке все равно не было. И это была единственная причина, по которой волшебница мешкала. Все, что ей нужно было, это убедиться, что ей можно доверять. Хотя бы на уровне человека, который не пырнет в спину, ну, максимум, убежит. Но по крайней мере не подгадит в процессе, исходя из того, что “если монстр сожрет беловолосую, то он хотя бы не сожрет меня”.
Риелла отвлеклась. Это был шанс. Тегуэн еще раз взглянула на профиль эльфы, повернувшей  голову к трактирщику, говорящей о том, что она не отказалась бы от ужина. Затем моргнула. Веко на единственном оставшемся глазе опустилось, а после того, как поднялось, корчмы не было. Эрис сидела на одиноко стоящем стуле посреди огромного зала с высоким потолком, одну из стен которого практически полностью составлял гигантский циферблат без стрелок, за которым была чернота.
- Фух. Добро пожаловать домой. Давно не виделись. - произнесла волшебница, поднимаясь со стула и пытаясь прикинуть, когда она в последний раз отправлялась в свою часовую башню, начиная процесс залезания в чужую голову. Давно это было. Настолько, что тут же появилось желание потянуться, что, собственно, она и сделала, ведь в башне было пусто. Затем было несколько мерных шагов к постаменту, за которым была небольшая дверца из стекла, вырезанная в циферблате. Все еще темнота. Знакомая темнота.
Обычно такой мрак говорил о некоей защите. Обычное явление для магов, знающих про чтение мыслей, готовящихся к удару, к вторжению. Только вот Тегуэн никогда не действовала исходя из силы. Аккуратно ее рука, та, что была из крови, плоти и сухожилий, легла на рукоятку. Потянула ее на себя, и та поддалась, ожидая скорее удара кувалды. Затем еще один шаг. В темноту, за которой был луг. И лес, начинающийся в паре метров, и напоминающий Аортэн, узнать который было легко даже для человека, что бывал там только один раз.
- Кхм. Ну, да. Эльфы. Ожидаемо. - пожала плечами Эрис, оборачиваясь и лишний раз проверяя, что позади нее, врытая в землю по самую верхушку, где располагались замершие часы, находится ее знакомая башня, из дерева и камня, с острым шпилем – то место, куда, если что, ей придется бежать. Возвращаться сейчас было еще рано, поэтому волшебница незамедлительно отправилась к черте зарослей и деревьев, только для того, чтобы спустя несколько шагов остановиться и, нахмурив брови, начать вглядываться.
Он был другим. Обычно у эльфов, как и людей, наблюдалась одна и та же картина – их тянуло домой. Не в том плане, что абсолютно все хотели вернуться на родину, но каждый живой индивид ,с которым встречалась Эрис, всегда имел в голове картину того самого дома, куда он хотел бы вернуться, и эта картина не всегда соответствовала упомянутой родине. Этот случай не был исключением, да, он был похож на лес остроухих, но подходя ближе, на глаза стали попадаться вещи, которые выделялись на общем фоне. Незаметные при беглом осмотре, более явные при приближении, они заставляли насторожиться, потому что показавшийся изначально зеленым лес, стоящий посреди луга из травы, издалека был зелен и наполнен жизнью. Внутри же, за стволами деревьев и редкими цветами, была темнота. С каждым шагом Тегуэн все более четко видела искаженные временем стволы с красными листьями и алые цветочные заросли, вьющиеся, будто плющ, между аккуратных тропинок. И это не было каким-то дизайнерским решением мрачного разума – в таких вопросах ничего не бывает “просто так”, но выяснить причины таких отличий волшебница не успела. Или не захотела.
- Я, пожалуй, пас. Не голодна. - кивнула она в тот момент, когда хозяин обратил внимание на нее и задал вполне логичный вопрос “Вам что?”. Для нее и для мира прошло всего несколько секунд. Для Эрис-из-часовой-башни прошло несколько минут, но сейчас это было уже не важно. Стоило продолжить то, что начала Эрис-настоящая.
- Не в моих интересах соседствовать с демоном. - начала снова северянка, от которой фонило, как от ворот в Тень, когда трактирщик отошел на достаточное расстояние – Если вам тоже нужно попасть на восток, возможно, в наших силах было бы избавиться от чудовища. -
“Тоже”. Нет, Эрис не надо было на восток. Эльфа была странной, но не настолько, чтобы Тегуэн, после всего увиденного ,сразу же решила собрать вещи и умчаться в закат. У многих людей, вполне неплохих, были свои проблемы. К примеру, она прекрасно знала, как выглядит ее разум со стороны, потому что сама спускалась на первые этажи своей башни, и попадала в город, о котором рассказ точно будет не сегодня. Она была в портовой деревеньке, наводненной чудовищами и шепотом, которые принадлежали демонам Гримм. Она была в чернейшей пустоте и вихре из белых душ, которым была Шион. Темный лес, наполненный кровавыми растениями не мог напугать Эрис. И не мог отвадить ее от мысли, что, возможно, Риелла сможет ей помочь. По крайней мере такая помощь была куда более удачной, чем ворох палачей Деорсы, который пришел бы избавиться от демона. В разы удачней.

+1

9

Пару мгновений все было нормально, но что-то пошло не так. Тень слегка коснулась ее разума, едва ощутимым, но все же заметным прикосновением. Это было подобно легкому ветерку, который слегка обдувал, перебирая локоны. Наверно бы она и не заметила, если бы не была настороже из-за того, что ее собеседница практически носила с собой свет иного мира. Это не было похоже на то, как в ее разум пытались вторгаться демоны, усыпая ее сознание иллюзиями, миражами и пытаясь перехватить ее мысли и чувства. Нет, оно было очень легким, очень аккуратным, словно вместо того, чтобы вцепиться в ее разум ментальной хваткой, ее просто слегка трогали. Наверно не будь этого присутствия Тени, она бы ничего вообще не ощутила.
Риелла слегка моргнула и бросила взгляд на Эрис и заметила, что та не совсем в себе, ее внимание не сфокусировано на диалоге между эльфийкой и трактирщиком. Запнувшись на полуслове, демонолог все-таки продолжила диалог. Однако в голове уже были мысли о том, что надо бы вообще-то прояснить этот момент.
- «Как думаешь, она залезла во все мои секреты?»
- «Сложно судить. Если она захочет сейчас на тебя напасть – тогда да. А так – наверно нет. В любом случае, не могу сказать, чтобы твои секреты носили такой характер, что тебе бы сильно помешало то, что про них просто знают. Если же она превратится в препятствие – ну что ж, тебе не в первой. Но это не значит, что надо просто оставлять как есть тот факт, что тебе заглядывали в голову. Когда тебя кто-то прощупывает – прощупай в ответ».
Воспользоваться буквально советом Корабороса Риеллантея не спешила. В конце концов, она не пыталась применять магию крови, да еще и те ее разделы, которые касались контроля над разумом, незаметно – это не ее стезя. Почти всегда она действовала открыто. Потому она решила действовать при помощи простого диалога. Может, все-таки ее собеседница будет числа тех людей, которые могут внять голосу разума.
- Да, я могу помочь справиться, - ответила Риелла. Вообще наверно по-хорошему лучше бы ей самостоятельно все сделать. В конце концов, мир конечно велик и скрыться можно от кого угодно, но все равно чем меньше людей знает о ее магических исследованиях, тем лучше. Особенно она побаивалась заводить знакомства с другими магами – все-таки они куда лучше других разбирались в ее талантах. Хотя наверняка при этом не придерживались каких-то более широких взглядов на магию, чем какие-нибудь крестьяне.
- Только, пожалуйста, не надо залезать в мою голову, хорошо? Я же не задаюсь вопросами, чего меня на схватку с демоном задает та, кто сияет Тенью, - с улыбкой тихо сказала Риелла, всем своим видом показывая, что надеется сохранить хороший тон общения с Эрис, даже несмотря на то, что приходится говорить такие вещи. Да, тут было полно причин для подозрительности и сомнений, но Риелла верила в то, что демон действительно есть и Эрис действительно хотела от него избавиться. Потому что если бы это было какой-то ловушкой, уж лучше тогда ничего бы не говорить и не давать никаких поводов для сомнений. Обычно демоны, когда сталкиваются с ней, либо не собираются выступать против нее, либо делают это так, что нет выбора, кроме прямого столкновения в самый неудобный момент.
- Все получится, у меня уже такое было, - постаралась подбодрить эльфийка свою возможную напарницу, но дальше не стала углубляться, так как трактирщик вернулся к ней с едой и указанием о том, какую кровать в общей комнате можно будет занять. В целом, все складывалось как нельзя лучшим образом – она впервые за долгое время поспит не на улице, а в относительном тепле, да и поест куда более хорошей еды, чем то, что сама готовила. Поблагодарив владельца таверны, она принялась за еду, уплетая ее с явным аппетитом и искренне наслаждаясь такой простой радостью, которая не притупилась даже спустя кучу лет и не меньшее количество пройденных лиг.

+1

10

Ровно до середины этой сцены все было… нормально. Обычный разговор, обычные улыбки, относительно обычные планы на будущее по уничтожению демонов. Демона. Одного. Проблема была в другом, и если бы остроухая сделала вид, что не заметила никакой реакции со стороны Эрис, будто просто отвлекшейся на свои мысли в момент, когда к ним обратился корчмарь, ситуация вышла бы куда более простой. Даже согласие на совместную “охоту”, выглядело вполне ожидаемым, но вот последующая фраза.. Не то чтобы испортила, скорее, насторожила. Куда больше красного леса, куда больше самой встречи, заставляя Эрис надеть не жесткую маску вместо лица, с которой обычно произносят угрозы, но, скорее, снисходительно улыбнуться, молча поднести к губам половинку яйца, что она еще не успела доесть, оставив на столе, проглотить его, прожевав и выдержав паузу, после  чего обратиться еще раз к колдунье, секреты которой заставляли забыть об осторожности.
- Если вы… - Тегуэн слегка поджала губы, подбирая слова полсекунды и будто меняя свой тон голоса с доброжелательного на вкрадчивый и в каком-то смысле поучительный, одновременно отводя взгляд - ...почувствовали мои действия… -
После этого ее взор, на середине фразы вернулся к Риелле. В нем не было угрозы, не было искорки, которая бывает у людей, которые готовы начать атаку, будь та с мечом или с заклинанием. Возможно, сожаление, будто слова эльфийки напомнили беловолосой не о том, что ее магия не слишком совершенна в плане инвазивных мер, задевая ее гордость, а, скорее о том, что еще есть люди, которые при встрече с какой-то силой пытаются вступить в конфронтацию, заявить о своих правах и стоять на своем.
- И если не можете ответить чем-то похожим. То, возможно, лучшим выбором будет действовать  осторожно и оборвать контакты.  - закончила Эрис, после чего положила обе руки на стол, приподнимаясь со скамьи и делая шаг в сторону, успешно уходи из-за стола, тем самым оставляя Риеллу одну.
За этим, правда, не последовало полного молчания. Более того, выпрямившись, Тегуэн сделала небольшой поклон, добавив, уже вполне обыденным для нее, вежливым тоном, не имеющим нотки стали:
- Приятного аппетита и доброй ночи. -
После чего белая волшебница, в общем-то, закончила разговор, сделав несколько шагов в сторону двери чуть ближе ко входу в корчму, но располагавшейся за стойкой, одновременно служащей и столом для хозяина, и неким разделителем между кухней и основными помещениями. Встретив по пути, собственно, хозяина, уже несущего к Риелле похлебку, северянка слегка наклонила вперед голову, и, постаравшись говорить достатоточно тихо, чтобы голос ее не разнесся по всей корчме, исходя, скорее, из соображений вежливости и поддержания тишины, обратилась к крупному мужчине, усам которого мог бы позавидовать любой житель Аварина. Ну, по крайней мере мужского пола.
- Я думаю, что завтра отправлюсь по делам, а не сегодня. Перед дорогой все же стоит отдохнуть. -
- Без проблем. Завтра будут кролики, так что не торопитесь, а то пропустите всю вкуснятину. К обеду. -
На эту фразу беловолосая обладательница цветка в глазнице лишь мило улыбнулась, сова кивнув, будто соглашаясь на трапезу, хотя и прекрасно понимала, что, скорее всего, уже утром ее не будет в этих землях. Расстраивать хозяина, правда, не хотелось, хотя бы потому, что по его голосу явно можно было прочитать желание накормить всех посетителей завтра рагу из крольчатины. И в этом самом списке точно присутстовала и Эрис, и Риелла. Только вот дела были чуть важнее, и засиживаться не хотелось.
Памятуя про то, что утра вечера мудрее, северянка в итоге продолжила свой путь к массивной двери, после чего, не бросая взгляда на бывшую собеседницу, зашла в коридор, сделала еще несколько шагов в сторону самой дальней правой двери и, отворив ее, хоть и со второго раза, из-за крайне тугих петель, вернулась в свою комнату. Точнее, не “свою”. Просто комнату, которую она сняла на пару дней, чтобы перекантоваться.
Вздох. Тяжелый вздох.
Она оставила список, который писала, на столе. Нарочно. Конечно нарочно. Закрыла глаз правой рукой, затем чуть потерла переносицу. Да, выбора в общем-то, не было. Участвовать в охоте за демоном с эльфийкой, которая с вероятностью с процентов… довольно много… практикует что-то темное, притом, настолько, что это отразилось на ее разуме, не хотелось. Проблема даже была не в этом, а в том, что ни один здравомыслящий человек не стал бы реагировать так спокойно на залезание в голову. А она даже бровью не повела.
Эрис еще раз вздохнула, оперлась спиной о дверь и запрокинула голову, так, чтобы шея могла отдохнуть, а затылок прислонился к деревянной поверхности.
Да, это было опасно. Потому что либо говорит об опрометчивости, либо о глупости, либо Тегуэн в очередной раз столкнулась с кем-то настолько мощным, что этому существу уже плевать, и оно может не думать об осторожности. Нет, такого уже просто быть не могло. Лимит Чудовищных Созданий точно должен был закончится на Шион. Надо было ложиться спать. Притом, чем быстрее – тем лучше. Выспаться, а затем отправиться завтра, можно сказать, “в поле”...

+1

11

Довольно сложно осознать сокровенность собственных мыслей, самых темных уголков собственной памяти, если как минимум одна личность имеет к ним практически открытый доступ. Пусть таковой являлся и древний могущественный демон. Да, Кораборос никогда не пытался злоупотреблять этими возможностями и за всю сделку, срок которой уже переваливал больше чем за половину века, не давал поводов усомниться в себе. Но Риеллантея знала прекрасно, что если так выйдет, что ей придется противостоять древнему обитателю Тени, то она сможет рассчитывать исключительно на свою силу воли, свои навыки. Что у нет никаких секретов и никаких уловок против своего покровителя. Но все же это лучше, чем полноценная одержимость.
Жалко было то, что Эрис не продолжила диалог в той же манере, что и была, а задала какой-то поучительный тон, расстраивало. Не самый худший вариант развития событий, но и не самый лучший. Риелла молча сидела и выслушивала советы, не особо принимая их во внимания. Наверно выслушав за свою жизнь немало поучений и имея постоянного советчика в своей голове за долгие годы приводит к какому-то настоящему иммунитету к таким вещам. Впрочем, заводить дискуссию совершенно не хотелось. Да, Риелла могла «ответить чем-то подобным», но не собиралась по куче причин. Применять магию просто так ей казалось довольно расточительным использованием собственных сил. Говорить, что она может так сделать – верный способ лишь еще больше испортить общение.
– И вам доброй ночи, - немного опечаленно ответила эльфийка, пожалев, что все закончилось таким образом. Она попыталась прикинуть, а могло бы все пройти по-другому, но понимала, что это практически невозможно. Оставлять ее вторжение в разум без внимания было еще более опрометчивой идеей, мало ли, может Эрис тогда будет продолжать заглядывать ей в голову.
Главное, что могло порадовать в этой ситуации – так это то, что поджарка, которая была выдана в качестве ужина, была действительно вкусной. Эльфийка помнила о том, что ее сородичи имели весьма определенные предпочтения в еде, не сильно любя есть животных, но она уже давно привыкла, проведя большую часть своей жизни либо в одиночестве, либо с людьми, которые в этом плане придерживались совершенно других взглядов.


Давно она уже так хорошо не спала, изрядно отвыкнув от кровати, пусть и соломенной. Конечно, было тревожно спать, прижимая заплечную сумку к груди, словно любимое дитя, но не могла ничего сделать, слишком уж боязно спать в общей комнате, боясь за свои книги. Но к счастью, ее никто не трогал, а шум в таверне не сильно мешал. Потому она выспалась, встав на рассвете и, наскоро попрощавшись с трактирщиком, покинула деревню. Дорога звала ее, пусть даже туман еще окончательно не пропал, придавая лесу определенный мрачноватый шарм.
Далеко Риеллантея уйти не успела. Обернувшись, она заметила, что за ней вдалеке идет знакомая беловолосая женщина. Западня ли это? Или им действительно по пути? Гадать можно было еще долго. Да и все-таки Эрис действительно была любопытной собеседницей, загадки которой было бы любопытно разгадать. Потому эльфийка прислонилась к дереву и стала ждать, когда магесса дойдет до нее.
- Доброе утро! - с жизнерадостной улыбкой поприветствовала Риелла Эрис, искренне радуясь этой встрече.

0

12

Ночь для волшебницы с белыми волосами же была довольно неудачной. Причиной тому была не жесткая кровать, которая, наверное, была все равно мягче тех, что находились в общей комнате. Не завывающий ветер за окном, периодически пробивающийся в щели, и почему-то заставляющий дрожать не смотря на то, что на улице, вообще-то, было лето. Скорее, все дело было в “метаморфозе”. Именно так Эрис называла, обобщенно и не вдаваясь в подробности, свое состояние, которое не отпускало с того момента, как до ее ушей впервые дошли слухи о том, что ее подопечную собираются уничтожить. Не убить, а именно уничтожить, как потенциально опасное существо. С того момента все происходящее так сильно начало отличаться от привычной жизни Тегуэн, для которой изменения не были чем-то ужасающим, а, скорее, являлись необходимым следствием событий, что в редкие моменты покоя, глядя в зеркало на свое отражение ,Эрис не могла узнать в нем себя.
Женщина, что смотрела на нее по ту сторону, была сделана из той же крови и тех же костей, но была совершенно другой. Уставшей. Жестокой. Потерявшейся. Вероятно, ее должен был волновать тот факт, что за то время, что они провели с Шион на юге, они убили уже человек десять. Но мозг упорно говорил, что это были отбросы общества. Что так было надо. И женщине на той стороне зеркала было плевать на то, что у них, возможно, были семьи. Что, возможно, они пошли грабить на больших дорогах не от хорошей жизни. Что они были людьми. Думающими, дышащими, счастливыми и несчастными. Женщине было плевать, а Эрис тщетно пыталась убедить себя в том, что ей самой еще не все равно. И что по ночам ей снятся кошмары, а не просто пустота. Поэтому она не высыпается, поэтому утро начинается с тяжелого поднятия с неудобной кровати. Да, все из-за нее.
Покинула ту комнату, которую можно было бы назвать “аппартаментами”, если бы только она не была такой маленькой и узкой, Тегуэн довольно поздно. Поздно, по крайней мере, по деревенским меркам, где каждый вставал чуть ли не на рассвете и тут же собирался в дорогу или же садился за дела. Но только не северянка, опоздавшая с пробуждением минут на двадцать. К этому привыкнуть Эрис так и не смогла за эти пару недель, в основном потому что Деорса просыпалась куда позже. Некоторые колдуны и вовсе упорно отказывались вставать раньше семи часов вечера, работая как раз по ночам, и именно мысль об общении с бывшими коллегами заставила улыбку появиться на лице Эрис, когда та вышла из корчмы.
Делать было уже просто нечего. Не столько из-за того, что нечем было заняться – фаза планирования просто уже давно закончилась и надо было переходить к действиям. В конце концов, ни один из “умных” планов” не прошел вчера проверки. Рано или поздно в любом из них наступал момент, который можно было бы назвать критическим, и если в этот момент будет допущена ошибка, то все пойдет прахом. Поэтому, исключив все заумные идеи, Тегуэн пришла к выводу, что куда проще будет воспользоваться той же тактикой, которой пользуются герои.
“Если оно кровоточит, бей, пока не перестанет двигаться.”
С приходом этого осознания стало как-то легче. Возможно, даже проще. Конечно, Эрис не так уж часто учавствовала в боях, но у нее было достаточно трюков, которыми она могла бы воспользоваться, и, лишний раз проверив, что меч в ножнах на поясе все еще не проржавел, двинулась мимо маленьких домишек к той дороге, что вела на восток. Впрочем, довольно быстро это путешествие пришлось прервать. Глаза, обращенные к пыли под ногами и чуть опущенная из-за задумчивости голова не позволили вовремя разглядеть еще одного такого раннего путника, поэтому, в тот момент, когда Эрис заметила, что перед ней кто-то стоит, в пару метров от волшебницы, менять свой путь было бы довольно странно. Нет, действительно, это выглядело бы даже грубо – вы стоите, ждете, к примеру, знакомого, а тот, завидев вас, останавливается, обводит вас взглядом, после чего делает разворот на 90 градусов и переходит на другую сторону дороги. Выглядеть НАСТОЛЬКО невежливо Эрис не могла себе позволить на уровне даже не воспитания, а своего естестества. И из-за этого в момент, когда на глаза ей попалась Риелла, волшебница снова улыбнулась, остановившись и положив ладонь левой, та, что была из железа, руки, на рукоять меча и поприветствовала ту, кого не ожидала увидеть. По крайней мере не ожидала так скоро.
- Действительно, доброе. - тот же самый тон, что и вчера, дружелюбный, вежливый, но несколько выделяющийся на фоне застывшей фигуры волшебницы. Обычно, такие слова требуют продолжения, например “Опять ты”, или что-то похожее, но вместо этого Тегуэн бросила быстрый взгляд за спину эльфы, после чего добавила, улыбнувшись уже несколько натянуто:
- Это дорога на восток. Неужели решили отправиться? - “...вопреки предостережению” - опять же, буквально читалось на лице северянки, сделавшей затем еще несколько шагов, но в чуть более медленной манере, чем до этого. Быстрый шаг сменился прогулочным, будто приглашающим пойти не столько следом, сколько рядом. В конце концов, поддерживать быстрый темп ходьбы, опять же, было бы невежливо – а отказаться от вежливости Эрис не могла. Тем более вспоминая мысли о метаморфозах.

+1

13

Неприятности и проблемы нередко вызывают довольно смешанные чувства. Да, ничего хорошего вроде как в этом нет, и когда они случаются, ничего, кроме отрицательных эмоций, не ощутить. Но при этом, когда они заканчиваются, нельзя не испытать хотя бы чувство облегчения или даже радости. Потому иногда они даже в радость, как смена обстановки.

Эльфийка прекрасно знала, что она могла поступить иначе. Еще издалека заметив, она могла свернуть и пойти другой дорогой, не пересекаться с Эрис. Наверняка это было бы самым простым решением. Но это было неинтересно. Риеллантея прекрасно понимала, что она практически нарывалась на неприятности, которые вряд ли хоть как-то окупятся. Даже если мотивы беловолосой волшебницы абсолютно чисты и где-то впереди действительно сидит демон, который никак к ней не относится, это все равно было больше проблемой, препятствием, чем каким-то приключением. Но она все равно думала, что не против в этом поучаствовать. Слишком долгое путешествие с севера Аварина сильно сказывалось.

– Я бы хотела еще какое-то время понежиться в кровати, - со смехом ответила Риелла, невольно расплываясь в улыбке от одной такой мысли. Да, даже такая ерунда была бы в радость, но она редко могла ее себе позволить. Подобные мелочи казались ей ценными только когда она оборачивалась назад, сожалея об упущенных возможностях. Куда чаще она шла вперед к своей цели, не оглядываясь по сторонам и многого не замечая.

- Но дорога меня зовет, да путь неблизкий, - ответила Риелла, направившись бодрым шагом рядом с Эрис, привычно идя пешком в своих разношенных сапогах. Сколько она уже в них прошла, как много раз приходилось подбивать стершуюся подошву? Она уже не помнила. Но особо наивной путешественницей она не была. Да, Риелла легко относилась к самим путешествиям, но не обманывалась насчет своих целей. Ради этих целей уже было принесено многое. Она заключила контракт с демоном и это была не какая-то ерунда, о которой можно забыть хотя бы на время. Практически как одержимость, только немного другого рода. Да, Кораборос одарил ее многим. Он даровал ей книгу, из которой она подчерпнула немало знаний о Тени и демонах и многие секреты, написанные в ней, еще ждали своего часа. Он одарил ее силой, которая преумножила магический потенциал Риеллантеи и раскрыла новые возможности. Но это было не просто так. Она уже платила немалую цену. Да, не сказать, чтобы она убивала много людей. Смерть не была ее частой спутницей. Но если вспомнить всех, кто пал от ее руки за весь долгий путь, растянувшийся на десятилетия, то счет будет крайне высок. И она понимала, что самую высокую цену заплатит в самом конце. И она уже давно не могла отступиться. Неважно, сколько душ будет погублено в жертву амбициям древнего демона, она не может отступить. Ибо тогда потеряет все. Этот путь, кровавый, жестокий, полный древних тайн и чудес мироздания был пропитан кровью и злодеев, и невинных. И кровью самой Риеллы тоже.

– Ну к тому же вы же даже не сказали, насколько прямо-таки опасно все это. Демоны все-таки разные бывают. Некоторые не опаснее пары бандитов, которых найти можно на любой дороге в любом направлении, - заметила Риелла. Она прислушивалась к своим ощущениям. Сложно этого не делать, когда рядом шла та, что постоянно играла отблесками Тени, стоило только чуть обратить на это внимание. И заметила, что начала ощущать еще что-то, далекое и призрачное, словно остывший след, отпечатавшийся на этом уголке реальности. Эльфийка огляделась и увидела  далеко впереди, среди деревьев какие-то остатки каменных развалин.

- Это вот туда вы направляетесь? - указав посохом вперед, она показала на виднеющиеся руины. Постепенно приближаясь, можно было различить покрытые зарослями колонны и осыпающиеся стены древней, когда-то величественной постройки, ныне являющейся лишь напоминанием об ушедших временах.

Отредактировано Riellanthea (2018-10-09 23:07:49)

0

14

Возможно, заметь их сейчас кто-нибудь из коллег Эрис, то вывод о том, что в Деорсе скоро будет пополнение, напросился бы сам собой. Прогулочный шаг, расслабленный и ни разу не намекающий на то, что две колдуньи идут убивать демона, не менее расслабленная беседа, легкая улыбка — обычно так Цветочек вела себя в тех случаях, когда на нее списывали новых рекрутов. И когда им нужно было дать понять, что Деорса это не сборище темных магов, только с лицензией. Ей довольно неплохо удавалось излучать доброжелательность и добродушность, не смотря на весь магический фон, окружавший волшебницу, и этот раз не был исключением, судя по тому, что сцена все больше с каждым шагом начинала напоминать диалог двух подруг, хоть и отличающихся чуть-чуть сословиями. Расой, впрочем, тоже.
- Я думаю, это уже делает их довольно таки опасными. - улыбка, которая сначала появилась на лице Эрис при фразе о том, что не ясно, насколько ужасен нужный им демон, все же сменилась ответом в момент, когда были упомянуты бандиты. Почему-то Тегуэн не смогла просто улыбнуться и в этот раз, хотя именно так и отреагировала на реплику про кровать и про далекий путь. Наверное, потому что занималась именно что бандитами в последнее время, и от того хорошо понимала, что называть их «не опасными» не стоило, пусть и в сравнении с каким-либо высшим демоном. Для нее все представляло опасность, только в разной мере. Жители Тени разводили на контракты, которые были невыполнимы. Романтики с большой дороги устраивали засады и подставляли нож к горлу. Во всех случаях все было довольно таки мрачно, и, честно говоря, Эрис соврала бы, если бы сказала, что эти знания сделали ее счастливее.
- Не говоря уже о том, что я бы предпочла держаться и от тех, и других подальше. - добавила беловолосая, шедшая по левую руку от эльфы, поворачивая к ней голову и натянуто улыбаясь, явно показывая, что это не шутка. Тегуэн действительно не хотелось этим заниматься. Куда проще было бы остаться в Аварине, но у этого решения были свои взаимоисключающие параграфы, и размышлять о них сейчас казалось лишним, учитывая, что у северянки и так хватало проблем. Да и надо было сосредоточиться — слова Риеллы о руинах заставили Эрис принять чуть более серьезный вид и сбавить шаг, вплоть до полной остановки, а затем тяжело вздохнуть.
- Да, думаю да. - быстрый взгляд на руины не показал ничего нового — логово как логово, и смотреть на него было нечего, поэтому Тегуэн снова взглянула на Риеллу, теперь уже вполне серьезно — Пойдете со мной? Или своей дорогой? -
В ее словах не было вызова. Не было желания прогнать или же наоборот заставить остаться с ней. И судя по взору, ей не было все равно. Женщина в легком платье, на плечах которой была шерстяная накидка, защищавшая от ночных холодов юга, который почему-то игнорировал летнюю жару и призывал жестокие ветра, она не казалась хоть сколько-нибудь прожженой приключенкой. Не тем человеком, который мог бы сказать, что сильнее нее нет никого в этом мире. Нет, она задала этот вопрос только для того, чтобы понять, как ей действовать дальше, потому что для нее было важно, пойдет ли встреченная вчера вечером эльфийка следом, или же решит, что этот забег за приключениями лучше пропустить.
И, выслушав ответ, Эрис снова вздохнула, набрав в легкие воздуха и медленно выпустив его через рот, слегка приоткрыв его.
- Ладно. - левая рука отпустила рукоять меча, правая же легла на нее и вынула меч из ножен на поясе. Красивый, белый с черным, явно не подходящий для битвы и служащий скорее церемониальным украшением. Либо качественной волшебной безделушкой. А затем последовал шаг. В сторону руин. Затем еще один, и следом тоже. Покончить с демоном стоило сегодня.

Отредактировано Eris Tegwen (2018-10-15 16:35:48)

+1

15

Опасность – штука весьма относительная и условная. Люди постепенно движутся к тому, чтобы сделать мир немного безопаснее, осваивают все время новые и новые земли, распространяются, пока, видимо, не покроют собой весь Эноа. Да, в результате куда вероятней получить нож в бок, чем быть укушенной какой-нибудь тварью, но и с этим люди вроде как пытаются работать. Риелла думала, что это вроде как естественный процесс. Не сказать, чтобы он сильно ей нравился и хотелось бы, чтобы мир менялся не таким односторонним образом, заполняясь деревнями, домами и пахотными полями. Мир становится безопаснее и опаснее одновременно. Безопаснее для здоровья и опасней для ума.
Риелла хмыкнула и не стала рассуждать об опасности пары бандитов. Она не так часто с ними сталкивалась, потому что наверно была не сильно привлекательной жертвой для грабежа – женщина с посохом вызывает стойкую ассоциацию и далеко не каждый решится лезть на мага, надеясь на легкую наживу. Но и такие бывали. Да и многие твари недостаточно разумны, чтобы поостеречься, но достаточно сильны, чтобы порвать ее на куски и сожрать. Мир все еще  опасен и путешествия опасны в любом случае. Бандитами, монстрами, непогодой и тяжелыми препятствиями на пути. С ней можно только смириться и свыкнуться, никак иначе.
- Да, схожу, вероятно, - сказала эльфийка и следуя за своей спутницей. Отвечала она довольно пространно, словно не обращая внимания на диалог и на то, что Эрис достала уже сходу меч зачем-то. Демон не был близко и до него еще идти и идти. Риелла в основном была занята тем, что прислушивалась к своим ощущениям, слушая музыку Тени. Лишь незначительная доля ее внимания была уделена тому, куда ноги ставить, все остальное было посвящено тому, чтобы узнать, какого же сорта демон поселился в этом месте. Может какой-то колдун призвал его в этот мир и оставил здесь, бросил, словно использованную и больше не нужную вещь. Ей уже встречались такие демоны, потерянные, брошенные, которым в каком-то смысле было бы в радость вернуться в Тень, в свой мир, к которому они принадлежат. Может и этот был бы из таких, может с ним даже удастся договориться, чтобы он покинул этот мир добровольно.
Но нет. По приближению к руинам, она чувствовала, как сгущается воздух вокруг нее, как аура ее обитателя пропитала это место, она и была этим самым местом. Она словно слышала далекие крики, звон стали и топот многочисленных шагов. Сокращая с каждым шагом расстояние до их цели она проникалась этой мрачной гармоничной картиной, которая раскрывалась перед всеми ее чувствами.
– Сотни душ, отчаянно сражающихся за свою свободу, держащиеся из последних сил за свой оплот, захватчики, в умах которых надежда о том, что это последнее сражение, что потом война будет окончена. Теперь все они – на его ладони. Он их предводитель и их чадо. Дитя бессмысленной войны и отчаянного мятежа, - задумчиво бормотала про себя Риеллантея на ходу, оглядываясь по сторонам с таким видом, будто видела что-то большее, чем просто лес и камни. Ее взгляд останавливался чаще на земле, подмечая чьи-то кости,  проржавевшие мечи и топоры, лежащие в земле, остатки давно сгнившей амуниции, подняв голову, она обратилась к Эрис, – нам противостоит серьезный противник. Дело даже не в том, каковы его силы. Просто он сейчас у себя дома. В месте своего рождения. Он сильнее всего именно здесь, - спокойно сказала Риелла, впрочем, не сбавляя своего шага. Да, она озвучила то, что было действительно серьезной угрозой. Но Риелла считала, что это не приговор. Она верила в то, что сможет справиться даже с таким сложным противником. Правда, была одна проблема – Эрис. Если они хотят победить, то им придется действовать вместе, заодно. Это означало определенную степень доверия. И если в их сотрудничестве есть хоть капля вероломства, то даже ее хватит, чтобы обречь кого-то на гибель.

+1

16

Тегуэн осторожничала. Если ее компаньонка шла рядом в неком подобии транса, и, честно говоря, Эрис не очень хотелось прислушиваться к ее словам, по крайней мере тем, что были произнесены тихо, то вот северянка, напротив, пыталась двигаться так, чтобы не наделать шуму. Конечно, она знала, что демоны вряд ли будут обращать внимание на то, что кто-то немножко шумит в их обиталище. Как рассказывал ей Вазгул, они слушают далеко не так, как обычные люди, поэтому, шуметь Эрис старалась не для того, чтобы спугнуть кого-либо, а для того, чтобы скорее услышать шорох, урчание или любой другой звук, который мог бы говорить о начале боя. Что угодно, кроме тишины и бормотания. Даже пение птиц могло бы успокоить, но по мере того, как двое приключенок, покидали дорогу, которая огибала небольшую рощицу, вздымающуюся на холме, тишина становилась все более и более гнетущей. Здесь действительно не было никого, потому что это место было логовом чудовища, распугавшем всю живность.
В какой-то момент сапог волшебницы уперся не в мягкую землю, а в каменную кладку. Точнее, в то, что от нее осталось, после того, как спустя года на этом месте проросли деревья, трава, а дожди смыли кровь. Стоя ближе к вершине холма, Эрис поняла, что начинает угадывать очертания укреплений, остатки стен и фундаменты зданий, что только подтверждали слова Риеллы, к которой волшебница обратилась после ее реплики об оплоте и защитнике.
- Бессмыслица. В этих местах не было войны. - комментарий, брошенный будто упрек, заставил северянку вдруг остановится, хотя она уже собиралась сделать еще один шаг, приметив на другой стороне холма нечто большее, чем половину обрушившейся стены, а затем повернуть голову к эльфийке, будто пытаясь узнать у нее что-то, о чем беловолосая не ведала – Трудно определить, давно ли он здесь появился? -
Вопрос был задан, опять же, довольно вежливо. Не как команда, не как требование, но именно с целью выведать сведения, которые помогли бы пониманию всей ситуации. В конце концов, Риелла явно могла выведать из окружающего куда больше информации, чем Тегуэн, поэтому спросить ее совета не казалось зазорным. Тем более учитывая тот факт, что Эрис крайне редко общалась с демонами в общем и целом. Работа ее, до встречи с Шион, в основном была связана не с Тенью, а с людьми. Единственный раз, когда общение это зашло куда дальше, чем мимолетная встреча, которая забылась спустя пару недель, было еще в Башне, но и там оно крайне сильно отличалось от нынешней ситуации, в которой Тегуэн нужно было аннигилировать чудовище.
- Хотя. Не суть. - довольно быстро поправила себя волшебница, мысли которой хотели было уйти в сторону размышлений о демонологии, но вовремя вернулись к стезе, специализирующей на истреблении, а не изучении – Есть идеи, где он может быть? Все руины, похоже, ограничены этим холмом. -
Носок сапога северянки, опустившей голову, копнул немного земли – снова каменная кладка. Еще один тяжелый вздох, сопровождающиеся опущенным веком. Связано это было с осознанием того, что, скорее всего, желание встретить демона в его великолепии на вершине холма, ранним утром, да еще и, желательно, спящим, было слишком наивным. Потому что это был форт. Или маленькая крепость. Заметно поубавившая и в каменных стенах, и в в своем величии со временем, но все же наверняка сохранившая в себе множество коридоров и помещений где-нибудь под землей, где обычно хранятся припасы, в том числе съестные. И которые, спустя года, конечно стали бы идеальным прибежищем для кого-то, кто явно не относился бы обычным смертным расам.
- Если это его территория, то, как любил говорить один мой знакомый – специально не называя имя Спинмарка, продолжила Тегуэн, осматриваясь в поисках хоть какого-нибудь намека на нору и начиная ходить кругами возле верхушки холма, - ему некуда будет бежать. А это нам на руку, в каком-то смысле. По крайней мере я была бы спокойнее, если бы мы от него избавились, а не прогнали. -
И, кажется, северянка специально сказала “избавились” вместо “убили”.

+1

17

"Знамя развевалось на стенах, запятнанное грязью и кровью, передаваемое из одних умирающих рук в другие. Пыль сражения поглотила крепость, скрывая безумную вакханалию внизу. В стенах было уже несколько проломов и стрелять лучникам приходилось уже во внутренний двор. Две башни были объяты пламенем, а две другие рыдали кровью их защитников. Но знамя реяло высоко."
Риелла могла лишь пожать плечами в ответ на замечание о том, смысла в ее словах было мало. Она не была историком в привычном понимании, пусть ее паломничество и напоминало длинный поход в далекое прошлое. Ко временам войн, дикости и безумия. В любом случае, глаза ее не обманывали – перед ними была настоящая крепость, которая, вероятно, когда-то хранила эту землю, пока лес не поглотил ее.
- Может, не было. Может это была просто распря между соседями лордами или как у вас, людей, власть имущие называются. Это все равно было давно, долгие века назад, - тихо предположила Риеллантея, ступая рядом с Эрис и оглядывая древнюю постройку. Довольно сложно было представить, что когда-то это была какая-то крепость. Наверняка вокруг и леса не было, лишь холм и каменные стены.
- Давно. Годы, может века назад, - задумчиво выдала Риелла, прикрыв глаза и постаравшись прочувствовать то, как сильно этот холм пропитан аурой его хозяина, - но в то же время и недавно. Что-то разбудило его от многолетнего сна. Или кто-то, -   призналась эльфийка, опираясь на посох, стараясь не особо гадать, что же такого здесь произошло, что демон вдруг проснулся. Может здесь разбойники какое-то время назад были лагерем, грабя и убивая путешественников. Или какой-то маг прошел, сотворив что-то ужасное. Страдания и кровь, льющаяся на землю, вполне могли вновь пробудить впавшего в спячку демона.
На новый вопрос от магессы Риелла не смогла сразу ответить. Вновь прислушавшись, она старалась понять, где же центр у этой паутины. Верным способом было, конечно, привлечь к себе внимание, заставить демона посмотреть на нее своими чувствами, тогда можно было убедиться, где он. Но эльфийка так не поступала. Вместо этого она заглянула еще глубже в себя, раскрывая немного свою связь с тенью, слегка заглядывая внутрь. Разумеется, она при этом ясно ощущала близость своего покровителя, который был подобен для нее яркому солнцу, затмевающему остальные звезды.
- «Интересными делами ты занимаешься. Ладно, будем надеяться, тебя это ненадолго задержит. У тебя осталось меньше двух недель, прежде чем необходимые условия будут удовлетворять нашим требованиям. Не стоит медлить».
- «Я знаю. Я успеваю», - спокойно мысленно ответила Риелла, но продолжила прислушиваться. Краем уха она услышала, что Эрис продолжала рассуждать и постаралась не пропустить мимо ушей ее слова. Надо было сфокусироваться и предупредить ее.
– Ты права в том, что он не будет убегать. Но вот насчет его уничтожения… подумай. Если ты его просто убьешь, он через какое-то время вновь переродится здесь. Может через год, через десятилетие. Может даже не в твой век. Но он легко может вернуться практически самопроизвольно. Существует крайне мало способов это предотвратить. С другой стороны, если его увести из этого места и запереть, сковать, то он будет только слабеть и не сможет освободиться или переродиться. Подумай о том, как лучше поступить, - предложила она и вернулась к  своему занятию. Это чем-то напоминало попытки понять, откуда дует слабый ветерок, который, кажется, будто дует одновременно отовсюду. Но все-таки в какой-то момент ее старания увенчались каким-никаким, но успехом.
- Он там, - сказала Риелла, подняв руку и указав на остатки высокой башни, из которой до сих пор торчал шпиль, на котором, наверно, когда-то развевался флаг. Там наверху виднелась большая фигура, чем-то очень отдаленно напоминающая человеческую. Вот только у обычной человеческой фигуры нет доброго десятка  дополнительных пар рук, которые сжимали громадный  ассортимент оружия, которое только могло быть выдумано больным разумом. Фигура в темных полированных доспехах, словно услышав, что о ней говорят, поднялась, и в небо взметнулись клинки, лезвия шипы и острия, блестя в лучах восходящего солнца.
- Долг и храбрость! Смерть Его врагам! - раздался громкий клич, сотрясший каждый камень этой крепости, видимо, звучавший еще из уст ее когда-то живых защитников.

Отредактировано Riellanthea (2018-10-18 23:56:12)

+1

18

- Честно говоря, такой вариант меня вполне бы устроил. - довольно быстро, хоть и немного тихо ответила Эрис, скорее обращаясь к самой себе, чем отвечая на призыв подойти к вопросу разумно и решить на длительный срок проблему появившегося демона. Да, это было эгоистично, но для себя Тегуэн уже успела решить, что ей не нужны долгосрочные варианты избавления от монстра. Все, что ей нужно было сейчас – чтобы Деорса не решила отправить палача в такие далекие дали. Лучше, чтобы они вовсе о ней не вспоминали, честно говоря. И появление жителя Тени уж точно не способствовало скорейшему проявлению склероза. Если бы Эрис расправилась с ним быстро, то, возможно, никто бы ничего вовсе не узнал. И спустя те же самые пару лет, изгнанием бы занималась уже не одна отдельно взятая колдунья, а отряд специально обученных магов.
“И когда я успела стать такой жестокой?” - появилась в голове мысль, вслед за осознанием, что если в этот раз демон не успел еще никого убить, в то следующий, возможно, местным жителям повезет чуть меньше. На этой же ноте волшебница остановилась, перестав бродить туда-сюда в поисках входа на нижние ярусы крепости. Не потому, что нашла что-либо, а просто потому, что поток рассуждений в ее голове уже нельзя было игнорировать, из-за чего рука, державшая меч, сжала рукоять чуть сильнее, а взгляд единственного оставшегося глаза уставился куда-то в горизонт, там, где сквозь кроны деревьев проглядывались крыши отдаленной деревни. Там жили люди. Там росли их дети. Там умирали их старики. Цветочек каждый день видела их, здоровалась, улыбалась им, но при этом прекрасно понимала, что, скорее всего, ей на них плевать. И дальше банального здравого смысла, подсказывающего, что многочисленные смерти мирного населения это плохо, ее забота не уходила. Возможно, она заканчивалась даже раньше, но смысл был не в этом. Ей просто было наплевать.
Благо, долгое время на эти думы волшебница не потратила. Дело требовало внимания, да и Риелла довольно быстро вырвала Эрис из потока мыслей, указав рукой на… Эм. Заросли? Пару деревьев, которые проросли сквозь каменный фундамент строения, которое явно когда-то было куда больше? При более внимательном взгляде северянка поняла, что с ее позиции все, что было видно, это действительно пара деревьев, плотно вставших друг с другом, и обступивших основание башни, которое вздымалось над кронами, и которое Тегуэн не приметила сразу только потому, что не могла представить, чтобы кто-то демонически решил устроить себе гнездо именно на дереве. В ее понимани это было не слишком практично. Но когда северянке удалось проследить ту воображаемую линию, которая проходила от указательного пальца до, собственно, уже позже обнаруженной верхушки башни, взор довольно быстро выцепил фигуру на фоне неба.
Оно сидело, преклонив колено. По крайней мере, казалось что сидело, потому что такая поза наиболее подходила для монстра, рожденного благодаря смертям солдат. Боевой клич, заставляющий подняться на ноги. И кольцо из рук, держащих копья, мечи, топоры, секиры, булавы и щиты, словно распускающийся цветок на фоне неба, с лепестками, несущими смерть.
Тегуэн дрогнула. Затем инстинктивно сделала шаг назад, сглотнув. Она ожидала монстра, с зубами и челюстями, это же было более очеловеченное существо, и, пожалуй, именно это пугало больше всего. Даже рожденное благодаря отголоскам людских желаний и страхов, оно все равно было куда сложнее любого осколка Тени, которое существовало исключительно ради удовлетворения базовых инстинктов. У него были принциипы. Оно знало о том, что такое честь. И что такое предательство. И еще кучу других вещей, которые приусщи человеческому обществу, которое резко отличалось от стаи зверей.
- Я прикрою поначалу. - проговорила Цветочек, хотя в действительности ей хотелось прокричать “Бежимотсюдакакможнобыстрее”, и именно в одно слово, после чего взмахнула мечом и, удерживая оружие вертикально перед лицом, положила железную ладонь на середину лезвия. Первая мысль – защита. Всегда надо думать о защите. Проведи атаку без расчета на то, что тебе прилетит удар в ответ, и ты проиграешь. Этот простой принцип вдалбливался в голову всех учеников Башни, кто хоть как-то был связан с магией, завязанной на военном деле, и специализация Тегуэн на тот момент, призывающая мечи, копья и доспехи, просто не могла не отправить ее на занятия по боевой магии. Она знала что делала. Она знала, как это нужно делать, поэтому уже спустя полсекунды после этого жеста, и после того, как фигура на верхушке башни сделала шаг вперед, отправляясь в полет до земли, приземляясь и кроша в щепки стволы двух деревьев, что обнимали башню, перед Эрис и Риеллой стояло две полупрозрачные фигуры. Тоже рыцари, тоже в доспехах, с коротким мечом в одной руке и высоким башенным считом в другой. На фоне приземлившегося чудовища они казались худощавыми и будто готовыми разбиться от любого неосторожного удара. Но Цветочек знала, что на деле они куда более крепки, чем казались, и благодаря этому знанию опустила руку с мечом, начиная тяжело дышать. Заклинание призыва двух слуг дало бы им время немного подготовиться – в случае чего ими можно было спокойно пожертвовать, перейдя в нападение, но пока что Эрис хотела выйграть хоть немного времени на подготовку.

+1

19

Риелла понимала, что пришла неподготовленной. Опять. Когда дело доходило до проведения ритуалов, то она подходила обстоятельно, чуть ли не по шагам продумывая, что пройдет и как, учитывала хорошие и плохие варианты развития событий. Однако с такой дотошностью и внимательностью она подходила только в своих делах, касающихся ее постижения сути Тени. Когда же дело доходило до всего остального Риеллантея иногда проявляла некоторую небрежность и опрометчивость.
По-хорошему, она должна была бы явиться сюда с каким-нибудь защитником. Призвать демона, который бы смог бы защитить ее и помочь в схватке с другим демоном. Да, ей в голову не пришло это делать из-за того, что она была не одна, да и в случае, если бы у нее был компаньон из Тени, то это бы привлекло к себе внимание. Но это просчет.
– Продержи его некоторое время, и я смогу с ним справиться, - сказала Риелла своей спутнице, когда воитель решил спрыгнуть вниз к ним. Достав нож, она быстро, без намеков на колебания или сомнения взрезала себе запястье. Будет новый шрам к ее коллекции. Обратившись внутрь себя, она сначала крепко вцепилась в свою связь с Тенью, пробуждая силы, дарованные контрактом с Кораборосом. Ей предстояла тяжелая схватка и сдерживаться она не собиралась. Добившись желаемого, она сделала один единственный жест посохом, направив его на демона в доспехах.
Тонкие алые линии, извиваясь и закручиваясь, влетели в голову и грудь демона, проходя сквозь стремительные взмахи оружием и темную сталь доспехов. Риеллантея почувствовала его и стремглав нырнула в него, оставляя практически без внимания собственное тело, которое застыло с вытянутой рукой с посохом.
Она оказалась там. В той же крепости, полной воинов, что клялись оборонять это место до последнего вздоха. Призрачный образ древней постройки, горделиво стоящей на вершине холма. Осада шла полным ходом, в воздухе летали стрелы, виднелись горящие остовы осадных башен. Доносились крики и звон стали. Однако стоило эльфийке сделать первый шаг, как взгляд каждого защитника устремился на нее.
–Смерть Его врагам!!! - раздался громкий крик со всех сторон, воины помчались на нее в боевом натиске. На мгновение эта картина вселила в Риеллу ужас. Однако понятно было, что этого следовало ожидать. Демон связал свою жизнь с их судьбой и носил в себе отпечатки всей армии.
- Вы все будете побеждены и сокрушены. Это ваша судьба – пасть и быть сраженными побежденной армией, а затем стертыми временем, -  громко и четко продекламировала Риелла, вливая волю в каждый свой слог. Она чувствовала, что на самом деле это множество связано одним разумом и вгоняла муки отчаяния именно в него. Она отравляла боевой дух этой призрачной армии образами забвения и пустоты, которая пришла к ним всем, заставляя принять неизбежное.
Тяжело было черпать силы в таком ментальном поединке боевого духа и чести против отчаяния и неизбежности. Но Риелла имела свои резервы. Она подпитывала свою атаку  своим честолюбием, высокомерием. Да, было страшно, но магесса держала в голове мысли о том, что она далеко не первого демона подчиняет и ломает, беря силы из собственных амбиций. Ее этому обучал ее покровитель и она не могла не признать, что это действительно делало ее сильнее, благодаря этому она действовала словно как единое целое с древним демоном, что стоял за ее спиной. Черпая силы из собственной амбиции она раздавила крепость, придав ей облик, который был приближен к настоящему.
Взглянув на мир своими глазами, Риелла увидела, что демон вовсю сражается с призванными воинами Эрис. Его движения были рваными и дерганными, его дух был надломлен стараниями магессы, которая пробилась в его разум. Однако он все равно был достаточно силен, чтобы теснить их обоих сильными взмахами сразу нескольких клинков.
- Лишь горе и тишина будет воздаянием побежденным. Ты сражаешься без цели. Пади, как и все остальные! - громко сказала Риелла, направив сильный ментальный удар в демона, заставив его прервать атаку и пасть на колени. Ее голос звучал ясно, каждая интонация была пропитана гордыней и честолюбием. И пусть она была уже немного бледная от кровопотери, но останавливаться эльфийка не собиралась, продолжая ломать волю этого воителя павшей крепости, чтобы добраться до его сущности отправить ее прямиком в Тень.

+1

20

Ощущение, что Тегуэн делает со своей жизнью что-то не то, взяло новый виток. Если раньше в голове еще появлялись сомнения, догадки, то теперь, стоя перед монстром на своих двоих и пытаясь хоть как-то противостоять ему, на пару с эльфийкой, которая была встречена днем ранее, Эрис четко видела, что свернула не туда. И лучше бы ей стоило развернуться обратно и как можно быстрее начать бежать в сторону той развилки, где был сделан неправильный поворот. Касалось это, притом, не только метафорического заявления о том, что жизнь волшебницы пошла под откос, но и той ситуации, в которой она оказалась. Проблема разве что была в том, что если с точки зрения рассуждений о том, что человек должен в своей жизни делать, а что не должен, развернуться она вполне могла, то вот если дело касалось именно ее двоих ног, стоявших на земле, бегство уже не казалось возможным вариантом.
Не подумайте. Эрис всегда считала себя хорошим магом. Вообще-то она была отличным магом, но даже у отличных магов бывают те моменты, когда им требовались все их силы на какие-либо действия. И в данный момент, когда восьмирукий закованный в доспехи рыцарь, раздувшийся, будто от гноя, что копился в нем все эти годы, начал идти вперед, а путь ему преградили две марионетки из хрусталя, подставившие перед собой щиты и обнажившие клинки, этих самых сил не хватало даже на то, чтобы сделать шаг.
- Продержи его некоторое время… - раздалось неполадеку, заставляя Тегуэн повернуть голову с таким видом, будто она готова была наорать. Но не наорала, в основном потому, что в эту же секунду по одному из хрустальных щитов прошелся довольно неплохой по силе удар, заставляя марионетку-рыцаря сделать шаг назад, и тут же ответить прямым колющим ударом в сочленение брони на демоне. Все, что успела сделать Эрис, это мысленно проорать, правда, только самой себе “Ты серьезно?!”, прежде чем со стороны демона был сделан еще один выпад.
А затем еще и еще.
И каждый из них карался метким ответом коротких лезвий, сразу после того, как булава или топор попадали по щиту.
В каком-то смысле это был успех. Она действительно сдерживала чудовище, играясь своими двумя куклами, заставляя своих рыцарей делать выпады, защищаться, парировать удары, скользить по земле и отвлекать на себя внимание. Но вот долго так продлиться не могло, не говоря уже о том, что сама Эрис все это время стояла на ногах. Чувствуя, как силы уходят. Как с каждым ударом становится сложнее заставлять марионеток держать щит.
Красные нити оказались в нужное время в нужном месте. Усталость накатила в тот момент, когда чудовище дернулось от заклинания Риеллы, затем задрожало и продолжило свои нападки, но будто уже без той прыти. Теперь врагов было не двое, и не те, кто стоял перед ним – оно сражалось с целым войском, и судя по тому, что удары все чаще и чаще приходились по воздуху, Тегуэн сумела перевести дух и, снова подняв меч, а затем отведя его в сторону, приказала одной из марионеток отступить, оставляя второго воина в одиночестве.
Нужно было менять тактику. Щит нужен был только один, нужно было что-то побольше. Отступивший хрустальный рыцарь замешкался, выставил перед собой щит, затем вонзил в ножны, что были на его внутренней стороне, короткий меч, только для того, чтобы следующим своим движением начать его вытаскивать обратно. Только вот из ножен на этот раз появился не прямой меч – с каждым сантиметром рукоять удлиннялась, в то время как щит сжимался, пока, в итоге, в левой руке рыцаря не остался небольшой комок магии, быстрым движением превратившийся в полумесяц с пикой на конце. Да, алебарда должна была подойти. Вполне сойдет.
Шаг вперед. Переключиться на рыцаря с щитом, отразить удар, взять меч обратным хватом, всадить в плечо, потянуть на себя. Стать рыцарем с алебардой, выставить ее перед собой, согнуть ноги в коленях. Ринуться вперед. В самый последний момент сделать рывок вверх. Оказаться в воздухе, опустить алебарду на плечо. Быстро, решительно, беспощадно.
Вопль десятка голосов. Глухой удар металла о землю, звон лезвия алебарды, опустившейся на каменнную кладку под слоем грязи. Выдох. Одна рука из восьми была отсечена, и, судя по тому, что после этого момента демон опустился на одно колено, кажется, этот выпад был успешный.
Еще крик. Не вопль боли. Рев. Его просто расшифровать – гнев, ярость и крик, похожий на “хватит”. Демон поднимается на ноги, стряхивает с себя сначала того рыцаря, что все еще держал в правой руке короткий клинок, попутно отправляя его в полет ударом культи.
“О, божечки. Назад. НАЗАДНАЗАДНАЗАДНАЗАДНАЗАД.” - мысли путаются, но одна команда звучит довольно четко. Будто видя перед собой глазами оставшегося в сознании хрустального рыцаря, того, что был с булавой, Эрис видит замах. Резко дергается в сторону – двуручный топор, что чудовище держит всего одной лапищей, пролетает мимо шлема, разбивая прозрачный рог на его верхушке в осколки, которые тут же растворяются в воздухе. Магия, которая была потрачена, и которую больше не вернуть. Еще замах, еще маневр уклонения – Эрис видит, как топор пролетает мимо ее рыцаря с алебардой, пока тот пытается отступить назад, и одновременно видит этот же топор своими глазами, будто именно она сейчас находится внутри хрустальных доспехов и держит в руках древко с пикой.
Он все еще движется вперед. Теперь цель чудовища – тот, кто был ближе всего, и кто ранил его. Хрустальный рыцарь петляет, мечется, по мере того как вихрь ударов обрушивается на те места, где он стоял полсекунды назад. Но, по крайней мере, это было чуть легче. И опаснее, правда, тоже. Размышлять о том, что делает эльфа, правда, времени не было. Не то чтобы эти мысли не посещали Тегуэн по мере того, как она спасала одну единственную оставшуюся марионетку от смерти в десятый раз, но даже беглого взгляда хватило на то, чтобы понять - кажется, она не собирается бежать. По крайней мере те люди, которые решают свалить из боя, делают это сразу, а не стоят с вытянутой рукой, пока их напарник что-то делает.
Хотя, может быть, это был защитный механизм, на манер оцепенения?
ХРЯСЬ.
Она отвлеклась. Мир будто перезапустился в тот момент, когда хруст осколков хрусталя заполнил голову Тегуэн, заставляя ее с ужасом заметить, как некогда живая марионетка сейчас находилась на пике. Той, что держал тремя руками демон, явно не собирающийся наслаждаться своей победой над двумя призванными слугами. О, нет, у него были еще планы. Ему нужно было убить еще двоих. И первой из них была женщина в белом, в ужасе смотрящая на то, как семирукая фигура разворачивалась к ней.

+1

21

Она чувствовала его, их связь крепла. Ее можно было бы назвать даже интимной, если бы не тот факт, что эта связь - результат ее кровавой тяжелой работы. Она с боем отвоевывала власть над его сущностью старалась добраться до самого центра. До этой эссенции Тени, что сияла в каждом демоне и являлась его опорой, его ключом в этом мире. Оно как сердце, качающее кровь по венам, как корень, который давал жизнь всему растению.
Демон ей сопротивлялся. Он выстраивал перед ней стены из принципов, железной воли и чести. Это было что-то непостижимое. Эльфийка видела, что демон одновременно противостоял ей, осознанно и в то же время вовсю сражался с призванными воинами Эрис, пусть даже видно, что Риелла как минимум создавала ему серьезные трудности в процессе. Далеко не каждый удар был грамотно направлен, не каждый   блок или парирование было правильно поставлено. Иначе бы этот бой, наверно, был куда короче. Он был силен, очень силен. Эльфийка понимала, что не имела права давать места сомнениям, давать место даже простой мысли о том, что она может не справиться. Ее воля, сила ее разума испытывалась в этом поединке не в меньшей степени, чем ментальные способности ее противника. Лишь имея непоколебимую убежденность в своих действиях можно было иметь хоть какие-то шансы победить демона. Демоны будут соблазнять на что-либо, что могло бы выглядеть как компромисс, обесценивать цели, внушать ужас своим величием, угрожать и пытаться залезть в разум, чтобы найти слабые места и сокрушить волю. От этого было крайне мало способов защититься.
- «Ты сражаешься без цели. Опусти оружие. Ты уже сразу на стороне проигравших», - мысленно обратилась к демону, стараясь утопить его в отчаянии. Лишь в этом она видела возможность хоть как-то пробиться. Заставить его думать, задаваться вопросами.
– «Ты сражаешься без чести! Тебе неведома доблесть и праведность!» - разгневанный крик демона с такой силой ударил ей в голову, что у эльфийки полопались сосуды, и потекла кровь из носа. Мгновение слабости могло стать роковым, но, к счастью, демон сосредоточился на бое с реальным противником, чтобы воспользоваться мгновением ее слабости. Или же следовал кодексу чести, который мешал ему пользоваться такими возможностями.
- «Спроси своих мертвецов, сотни усопших душ, которые здесь вокруг, значит ли хоть что-то честь и доблесть.  Спроси их сейчас. Тишина будет тебе ответом, -  вложила все свои ментальные силы в обращение Риелла. Она почувствовала его смятение, его боль. Надо было сейчас бить. 
Однако глянув на картину сражения, она поняла, что  не сможет победить. Демон сокрушил обоих защитников Эрис. Да, Риеллантея могла сейчас постараться добраться до демона, но раньше, чем она это сделает, демон убьет беловолосую волшебницу и, наверно, до Риеллы доберется.
Эльфийка сходу постаралась сделать новое заклинание. Кровь демона, что текла в его жилах начала стремительно застывать, прекращать течь. Какого-нибудь человека это убило бы довольно быстро и жестоко. Да не только человека, любое обычное живое существо. Но демоны не были похожи ни на одно живое существо. Воитель застыл на несколько мгновений, словно окаменевшая статуя. Риелла даже понадеялась, что это сработало и можно чуть спокойней вздохнуть.
Но тут он пошел. Сначала один шаг, затем второй. Сначала медленный, словно на его ногах болтались тяжелые кандалы, мешающие ходить. Но потом все  быстрее и быстрее.
– Беги! - Крикнула эльфийка  своей спутнице, которая, казалась застыла в ужасе от столь подавляющей картины. Да, она чувствовала смятение демона, его отчаяние, но понимала, что сейчас он все равно их убьет.

+1

22

Страх был самым осознанным и самой явным процессом, который протекал в голове Эрис. Возможно, не заполони он собой все сознание, она успела бы почувствовать еще целый спектр эмоций, от сожаления, до радости, но в ту самую секунду, когда демон сделал первый шаг, это был именно страх. Сковавающий движения, заставляющий волшебницу стоять, как вкопанную, и чувствовать, как секунда в реальном мире для нее проходит, будто вечность. Что-то похожее уже было, но давно. После этого страх не возвращался еще долго, только для того, чтобы появиться именно в этот день, и, вспоминая, когда Тегуэн почувствовала что-то похожее, тратя бесценные мгновения, которые можно было бы потратить на побег, северянка все же смогла найти для себя нужный ответ. Один единственный раз, когда ее точно так же сковало ужасом, был в тот день, после которого она лишилась руки и глаза.
С тех пор прошло довольно много времени. Действительно много.
Она стала сильнее, умнее, закалила себя. Должна была, по крайней мере. Она узнала много нового. Она прошла такой большой путь, что теперь этот страх не должен был на нее иметь такого влияния, просто потому, что от лаборантши, которая тешилась идеей занять какое-нибудь интересное место в Башне и работать в ней и дальше, к 1214-ому году осталась только внешность. Эрис Тегуэн изменилась за это время. И она была сильной. Она умела применять эту силу. И этой уверенности, этого осознания, по ее мнению, как раз и не хватало. Но теперь оно было, словно появилось из ниоткуда, как лучик солнца утром, пробивающийся сквозь щель между занавесками.
Хрустальные рыцари еще были в строю. Не в том плане, что они могли двигаться, но они держались, не разбивались на осколки, а просто лежали. Тот, что с щитом – впечатан в землю рядом с останками стены. Тот, что нес алебарду – распластался, все еще сжимая древко, с зиющей дырой в том месте, где должен быть живот. Да, они все еще были полезны. Их можно было распылить, вернуть ту магию, что была потрачена на их создание, по крайней мере частично, и это дало бы шанс. В конце концов, Эрис не верила, что может убежать, и не верила, что их обеих просто так отпустят – ведь Риелла все так же оставалась на этой арене, и сбеги северянка – эльфе не пришлось бы сладко. Тем более одной.
Драгоценные мгновения – чудовище застыло. Эрис раскинула руки, бросив меч на землю. Он не нужен сейчас, да и вряд ли понадобится. Можно было ощутить, как от кончиков пальцев ее идут будто волны силы, но спустя полсекунды эти же волны магии ринули обратно в сторону волшебницы, потянув за собой волшебство, что составляло тела двух ее прислужников. Хруст, звон бьющегося хрусталя, еле слышное шипение – два полупрозрачных тела, сотканных будто из мутного кварца, стали распадаться, таять на глазах, и делали они это довольно быстро. Быстрее, чем демон, рожденный из тел павших, приходил в себя, ускоряя свой ход.
Да, этого было достаточно.
Эрис опустила руки. Выдергивать магию было уже не из чего – оба ее призванных существа пропали без следа, и теперь перед ней был только враг, а в ее руках была только  магия. Чудовище делает шаг. Эрис сглатывает. Будто где-то далеко раздается крик “Беги!”, но так, словно Риелла находится не в нескольких метрах, а где-то в Сихарде. Тегуэн слышит ее, но так, будто ее крик не важен. Не важен. Его нет, есть только враг и только она. Враг делает еще шаг, наклоняется вперел – он будет делать рывок, расправляет свои руки, чтобы обрушить на волшебницу сонм ударов. Сделать из нее кусок мяса, а не человека. Убить. Беловолосая напрягается. Ей тоже нужно нанести удар, и не один. Много. Сотню. Хотя бы десяток. Хотя бы один. Нет, пусть это будет сотня ударов, единая и беспощадная в своем порыве, словно один хорошо поставленный выпад. Она знает, что делать.
Произошедшее следом заняло примерно полторы секунды. В тот момент, когда демон снова оттолкнулся от земли и послал свое тело вперед к Эрис, в воздухе рядом с волшебницей возник, будто сотканный из того же хрусталя, что и рыцари, меч, тускло светящийся голубоватым светом, тут же отправившийся в полет, словно стрела, в сторону демона. Звон раздираемого железа, предшествовал которому звук удара, был первым, что донеслось до ушей Риеллы. Потом этот звон не прекращался, потому что вслед за одним мечом появился второй, третий, четвертый, и все они летели в сторону демона, пробивая его насквозь, оставляя дыры и оставаясь в теле монстра. И в тот момент, когда таких орудий в нем было уже штук семь, он был на полпути к волшебнице, которая продолжала отсылать один за другим, клинки, стоя на месте и не двигаясь.
Это была даже не дуэль. Скорее, война на истощение, и если у Эрис закончатся силы раньше, чем монстр доберется до нее, то проиграет она. Если же мечи затормозят чудовище, хоть на йоту, то проиграет оно. Простой и понятный смысл, который терялся в тех схватках, где боролись могущественные маги или искусные мечники, применяющие уловки или обманные выпады. Здесь все было просто, и понятно, либо ты, либо тебя. Расстояние было не важно, время было не важно, все остальное было не важно. Сам процесс поглощал настолько, что в тот момент, когда демон должен был сделать шаг,  но вместо этого поставил ногу чуть позже, слегка оседая, все, что смогла сделать Эрис, это опустить плечи, будто обессилев и выдохнуть. Он остановился. Он не дошел.
И он стоял в метре от волшебницы.
Одна из рук, та, что была правой, поднялась в воздух. В ее пятерне было зажато древко топора. Затем последовал взмах, дугой огибающий пустое пространство между волшебницей и монстром, который не имел сил, чтобы двигаться дальше, но готов был дотянуться хотя бы в своем последнем порыве. И снова рев раздираемого металла. А еще фигура волшебницы, которую сбило с ног, и отправило в полет от мощного удара.
Все, что успела сделать Эрис, это зажмуриться и попытаться закрыться рукой. Она не думала о том, что это не поможет. Не думала о том, что может вообще лишиться руки, или что это бесполезно. Карты в ее колоде закончились и заменились инстинктами, и инстинкты и подсказали ей выставить вперед руку, будто ладонь с распростертыми пальцами могла остановить железное лезвие. Но это касалось настоящей ладони. Из плоти и крови. А не железной, осколки которой разлетелись по воздуху вместе с кровавыми каплями, в момент, когда кромка орудия демона ударила в протез, пробивая его, разрезая надвое и добираясь до ткани накидки на теле Эрис и кожи под ней.
Полсекунды спустя она почувствовала еще удар. Не враждебный, скорее, даже мягкий, если сравнивать его с предыдущим, заставляющий открыть глаза. Демон стоял на стене. Пронзенный минимум десятком призванных мечей с толстыми лезвиями, он вонзил копье в земляную поверхность и пытался будто приподняться, но с каждым разом из щелей между волшебными мечами и броней будто лилась черноватая субстанция, похожая на кровь. Кровь ли? И, стена? А, точно… Тегуэн лежала, поэтому для нее ориентация в мире была повернута на 90 градусов. Весь левый бок болел, кожу жгло. Правое плечо ныло, а на щеках с правой стороны чувствовалась липкая грязь, а с левой теплая влажная полоска, делающая поворот на скуле и тянущаяся  через переносицу к цветку на правой глазнице. Кажется, она плакала. Было больно. Чертовски больно. А еще он все еще пытался подняться...

Отредактировано Eris Tegwen (2018-10-26 14:46:43)

+3

23

Сострадание – это тяжелая, болезненная ноша. Эльфийка всегда старалась от нее избавляться, прекрасно зная, что в конце концов, никакой пользы из простого акта сострадания не будет. Не будет ничего соразмерного холодному расчету и четкому плану, не опирающемуся на эмоциональные порывы. Да и столько раз ей приходилось поступать наперекор состраданию. У нее руки были уже не просто по локоть в чужой крови, она скорее была по колено в трупах, принесенных на алтарь просвещения и познания. Уже не раз у нее решался вопрос так, что приходилось обрывать чью-то жизнь, чтобы продвинуться дальше по пути постижения тайн Тени.
Но сострадание ее не отпускало. Она не могла с холодным расчетом принести в жертву человека, как расходный материал. Каждый раз у нее все время наступал миг сомнений, миг душевной боли, когда она понимала, что творила ужасные вещи. И даже оправдания, что это ради великого блага и ради лучшей жизни в мире не помогало. Не помогали и мысли о том, что она и так уже слишком далеко зашла, чтобы сейчас отступать и идти назад. Это сострадание никуда не уходило.
Вот сейчас Риеллантея видела, что над ее знакомой нависла смерть, что она близка. Холодный расчет призывал, что она должна сейчас воспользоваться шансом и усилить натиск на демона, который почти поддался ей. Но эльфийка переживала за Эрис. Она винила себя, что не продумала все заранее, что не пришла на место сражения подготовленной. Почему она не додумалась призвать демона или превратить кого-нибудь в одержимого, чтобы заставить его сражаться с защитником этой крепости? Демонов не так жалко, они же после гибели здесь возвращаются в Тень и через какое-то время вновь смогут быть призваны. Вернуть кого-либо из жителей этого мира из хватки смерти было бы куда более сложным занятием.
Она могла стоять и завороженно смотреть. Гадать, хватит ли Эрис сил победить демона? Призываемые мечи были достаточно эффективны, эльфийка даже задумалась, может их хватит? Да, разум кричал, что надо было сейчас взять и воспользоваться шансом. Но Риеллантея медлила, продолжая наблюдать.
Эльфийка думала, что все закончилось на десятом мече, когда этот демон, наконец, остановился практически перед Эрис. Однако ослабив всего на миг хватку на демоне, она увидела, что тот внезапно взмахнул рукой с топором, отбросив магессу, словно тряпичную куклу. У Риеллы на миг перехватило дыхание. «Почему я стою и ничего не делаю? Я могла хотя бы оттолкнуть его, вытянуть из него все силы!»
Разгневанная, Риелла сделала надрез на другой руке и вновь начала колдовать. Требовалось почти что заново настроить связь с демоном, но теперь он был слабее. Воитель пытался встать и даже сделал один шаг, опираясь на копье, когда алые линии окутали его со всех сторон. Риелла стремительно вторглась в саму его сущность, взбешенная собственной неудачей. Воитель сделал всего пару шагов к лежащей на земле магессе, намереваясь, видимо, ее добить, как демонолог добрался до его сущности.
Алые линии, кружащиеся вокруг него, очертили полный круг под его ногами, и земля на мгновение превратилась во врата в Тень. Десятки черных рук схватили демона и утащили, раздирая на куски, разбрызгивая во все стороны демоническую кровь. В какой-то миг на месте пребывания демона осталась лишь мокрая лужица.
Эльфийка, бледная от кровопотери, смогла вздохнуть спокойно. Вытащив из сумки пару чистых тряпок, которые использовались всегда по одному и тому же назначению, она перевязала себе руки и пошла к Эрис. Риеллантея сомневалась, что та была еще жива, но проверить надо было.
- Вот и сходили без всякого плана к логову демона, - задумчиво пробормотала про себя Риелла, не в силах избавиться от непрошенной улыбки. Почему-то вся эта ситуация, после пережитых тревог и страхов казалась до безумия идиотской. Подойдя поближе к лежащей магессе, она увидела, что та еще жива. Присев рядом, она осторожно приподняла обломки металлической руки, которые переходили в живую плоть.
–Я умею лечить, но я не знаю, что делать с этими обломками. Я не умею работать с металлом, - тихонько рассуждала вслух эльфийка, гадая, что же ей делать.

+1

24

Все было не так уж и плохо. Эрис не знала, из какой именно части ее разума пришла эта мысль, очевидно, из отдела неубиваемого оптимизма, но в какой-то мере она была правдивой. Голова гудела, в ушах звенело, боль нарастающей волной приливала к телу, заставляя закрывать оставшийся глаз и зажмуриваться, но, кажется, во всем этом именно боль и была важной вещью. Как любил говорить один из старых магов в Башне, слова которого Тегуэн запомнила на всю жизнь по какой-то неясной для нее самой причине, “Боль это хорошо – она говорит тебе, что ты жива”. И это была правда. Она была жива. У нее были даже силы на то, чтобы смотреть на то, как врага где-то в стороне разрывает на части, правда, смотреть удавалось только эпизодически – в какие-то моменты пульсирующее ощущение под боком давало о себе знать, из-за чего Эрис приходилось стискивать зубы, чтобы не застонать.
Ей все еще было страшно. Страшно, что если она издаст хоть звук, чудовище придет и убьет ее. Не смотроя на то, что эта мысль была абсурдной, она все равно заставляла волшебницу терпеть, и только когда последний кусок этого чудовищного тела в доспехах исчез под землю – по крайней мере так и показалось Тегуэн – она смогла выдохнуть. Крика не было. Стона тоже. Просто хотя бы начать дышать так, чтобы не надо было бояться за свою жизнь, и с этого момента стало чуть легче. Сразу перед тем, как адреналин перестал поставляться, окуная магичку в невероятный мир мучений. Который, впрочем, был бы куда хуже, если бы не ряд факторов, о которых северянка узнала чуть позже.
В основном потому, что уже спустя какие-то пару мгновений после того, как Эрис закрыла глаз, а затем снова попыталась посмотреть на поле боя, перед ней уже стояла Риелла с таким видом, будто они совершили какой-то безумный подвиг. Это была не гордость, а, скорее, видимая мысль, которую можно было воспринять как “Ты представляешь, получилось!” А затем был вопрос. Заставивший Тегуэн наконец-то обратить внимание на свое состояние, опустить взгляд и понять, что она не чувствует левой руки не потому, что ее оторвало несколько лет назад, а потому, что ее протез был практически  уничтожен ударом топора. И именно про него спрашивала Риелла, заставив северянку сжать зубы и начать двигать правой рукой, пытавшейся нащупать твердую опору.
Нащупала.
Еле-еле перевернулась с бока на спину, чувствуя, как на ходу железная рука ломается и оставляет покореженные осколки. А еще бок болел. Левый. Его жгло, будто прямо сейчас к нему прикладывали кипящий чайник, и больнее всего ощущалась полоска кожи ближе к двум  нижним ребрам. Тем не менее, теперь у нее будто появились силы. Не то чтобы их не было раньше, но ощущение, что Тегуэн может встать, появилось только после того, как она увидела кончину того самого врага, из-за которого  ей пришлось сюда тащиться.  Дальше была попытка встать. Провальная попытка встать, потому что полоска кожи, которая болела, стала болеть еще сильнее, когда Эрис уперлась ладонью в землю и приподнялась слегка на локте.
Больно было настолько, что Тегуэн тут же легла обратно на спину, быстро дыша и тщательно пытаясь не пустить еще одну слезу, сжимая зубы и не глядя в сторону эльфы. Ей было стыдно. В таком состоянии ее не видели уж очень давно, и ей тем более не хотелось, чтобы это видел кто-то малознакомый. Хотя, плевать. Сейчас были и вещи поважнее. Да, поважнее.
Она приподняла только голову, наклонив ее и быстро взглянув на свое обессилевшее тело.
Левый протез был хламом. Бесполезным. На левом боку в месте удара лезвия топора расползалось кровавое пятно. Но, честно говоря, темпы его расползания радовали. Более того, беловолосая даже не чувствовала, что у нее ребра сломаны – грудная клетка “слегка” побаливала при каждом вздохе, но судя по той реакции, что была у людей, когда им ломали ребра, Эрис сейчас должно было быть куда больнее. Значит, царапина. Значит удар принял на себя протез. И это многое объясняло. Значит у нее просто не было права просто так отлеживаться.
- Аа… тстегнуть. - начала было волшебница, но из-за ее состояния начало слова больше напоминало стон, завершившийся довольно четким окончанием слова “отстегнуть”, и жест правой руки, единственной оставшейся, только подтвердил это. Щелк. Щелк. Два ремешка. Затем защелка на плече. Все, что удерживало протез на культе Эрис, обмотанной бинтами в том месте, где должно было быть продолжение руки, локоть и прочие важные вещи, осталось на земле в то время как сама волшебница попыталась встать. Вышло на удивление легко. Все еще больно, но уже легко – еще бы, без такой-то железной бандуры.
Невидящим взглядом она оглядела себя еще раз. Теперь сидя. Кровь все еще шла, но, скорее, это была не кровопотеря, а результат той царапины, что оставило лезвие. Неглубокой, спасибо богам, царапине. После этого все такой же невидящий взгляд уставился на эльфу.
- Спасибо. -
Если было в этом образе еще хоть что-то от той магички, что была в таверне, так это спокойствие. Даже в таком состоянии и после таких полетов через весь холм, с приземлением на правое плечо, которое теперь уже заметно начинало ныть от боли, и наверняка готовило неплохой такой синяк, эта беловолосая женщина оставалась достаточно… Хладнокровной, что ли. Будто отблагодарить за спасение и убийство демона ей было важнее, чем обратить внимание на красное пятно у себя на платье. Которое после всего этого полета приобрело вид половой тряпки, учитывая изрезанную, покрытую гряью и порванную еще в паре мест ткань.

+1

25

Демоническая аура слабела и тускнела, пропадая из фона. Где-то на закоулках сознания еще витало то отчаяние и бравада воинов, но ее можно было практически игнорировать. Сейчас эльфийка чувствовала почти что умиротворение. Не было больше ощущения, что будто стоит ей обернуться, так она увидит целую армию, которая бросится на нее с оружием наголо.
Кровопотеря делала ее слегка слабее, но в целом было все  не так уж и плохо. Она привыкла к таким тратам, ее тело – тоже. Довольно быстро она восстановится и сможет снова заниматься тем, чем всегда занималась – магическими ритуалами по проникновению в Тень. Сейчас, впрочем, ее больше занимала Эрис и ее состояние.
Вблизи присмотревшись, она увидела, что проблема была не только в левой руке, но и с тем, что левый бок был залит кровью. Еще наверно было несколько больших синяков и порезов от такого кошмарного удара и последующего падения. Однако протез больше всего беспокоил эльфийку - ей  думалось, что это почти что считай потеря руки и сопутствующие с этим проблемы. Не раз ей приходилось заниматься целительством, и потому она понимала, что наверняка даже если это протез, то могли быть проблемы связанные с его соединением с живой плотью. Но ее опасения не оправдались.
- Здорово, а я боялась, что придется отрезать его от живой плоти, - радостно ответила эльфийка на слова Эрис о том, что протез можно отстегнуть. Она постаралась помочь магессе справиться с этим заданием, потому что та была практически без сил. В голове мелькнула мысль предложить попробовать прирастить живую руку, все-таки Риеллантея пусть и не была экспертом в химерологии, но училась у той,  что в этом действительно хорошо разбиралась. И возможность срастить плоть была в общем-то не где-то за гранью ее возможностей. Вот только как-то и так придется объяснять свои магические таланты. Да и живую руку надо где-то взять у кого-то. В общем, химерология пока откладывалась.
- Стой, куда ты… лежи лучше, я тебя вылечу, - эльфийка постаралась остановить Эрис, которая вздумала садиться и что-то делать. С окровавленным боком, в котором наверняка мышцы повреждены. Пересев и отложив посох, она подобрала под себя ноги и мягко, но настойчиво уложила магессу обратно на землю. Она сейчас не обращала внимания на слова благодарности, решив, что важней залечить и спокойно поговорить, а не дожидаться момента, когда Эрис вздумает истечь кровью.
Пристроив ее голову себе на колени, она чуть пригладила волосы, заметив, что оставила несколько кровавых пятен на белых локонах. Прикрыв глаза, она сконцентрировалась. Сейчас обычных целительских заклинаний было бы явно недостаточно, да и сейчас у Риеллантеи было совершенно неподходящее состояние. Она сейчас так интенсивно пользовалась магией крови, что почти не могла нормально переключиться на что-то еще.
Магия крови была поразительной вещью. Ее жизненная энергия, соединенная с магией, давала часто такие результаты, которые Риеллу только поражали. Она не понимала, как можно этот вид искусства считать запретным и темным, ведь у него столько возможностей, многие из которых несут только пользу. Сейчас она пользовалась практически своими первыми талантами, которые открылись у нее еще полтора века назад. Впрочем, это конкретное заклинание было уже много раз отточено и изменено до нормального состояния и не принесет Эрис чудовищной боли, которая свела с ума брата Риеллантеи, когда та исцелила его этим.
Алые  капли падали с повязок на запястьях эльфийки  и бегали по коже Эрис, проникая всюду, неся с собой исцеление и покой. Они затягивали рану на боку, впитывались в синяки и царапины, заживляя их. Оно действовало куда лучше обычного исцеления, потому что  лечение было за счет и жизненной и магической  энергии Риеллы, неся практически безвозмездную пользу.
Единственным причудливым побочным эффектом от такого заклинания было очень специфическое ощущение близости, практически интимной. Кровь несла с собой не только магию, но и мысли, чувства, ощущения. Сейчас она частично ощущала себя Эрис. Чувствовала сильную боль в боку, слабость тела, ощущение отсутствующей руки. Ей казалось, что слезы текут у нее почему-то только из одного глаза, а в голове царила какая-то мешанина из чувств, от которых было очень тяжело абстрагироваться. Немалых усилий ей стоило закончить ритуал лечения и опустить руки.
- Вот, теперь должно быть лучше, - практически вытолкнула из себя слова  эльфийка, чувствуя себя куда слабее, чем пару минут назад. Голова кружилась, кровопотеря была уже явно достаточно серьезной. Выдохнув, она еле смогла скинуть с плеч свой походный мешок, отложив его в сторону, после чего улеглась на спину, таращась в небо и кроны деревьев, меж которых плясали солнечные лучи, - пить охота…

+1

26

Не то чтобы она сопротивлялась. Не то чтобы у нее вообще были силы на то, чтобы сопротивляться. Определенно, адреналин еще качался по венам, заглушая боль, шок постепенно проходил, но вот все эти замечательные процессы в теле никак не отменяли того факта, что сначала Эрис потратила кучу сил на то, чтобы призвать двух марионеток-рыцарей. Что уже было колоссальным требованием к запасу сил. А потом еще с десяток мечей, хотя часть энергии на них была взята из тех же самых марионеток. И все же она была практически высушенной, из-за чего перспектива дойти до дома, в соседнюю деревню, в этот день, была практически нулевой. Максимум что могла бы сделать Тегуэн на данный момент – зажав бок добраться до ближайшей деревеньки, в ту самую корчму, упасть лицом вниз в дверном проеме и вежливо попросить перевязать ее получше.
Поэтому в момент, когда весь окружающий мир поплыл куда-то вперед, после того как Тегуэн по возможности аккуратно попытались вернуть обратно в горизонтальное положение, волшебница даже не сразу осознала, что, в общем-то, лежит. Притом, лежит рядом с сидящей эльфой, нависшей над северянкой и, судя по всему, пытающуюся сделать какой-то свой ритуал, притом, тоже на исходе сил. Распространяющееся по телу покалывание, которое начало расползаться от раны на боку, только подтвердило догадку о магии и одновременно заставило зажмуриться от ощущений. Которые при этом были довольно таки знакомыми, но, скорее, не в  том виде, что кто-то, сведущий в кровавой магии, до этого пытался лечить ее. Чувство ностальгии было вызвано некой более неявной деталью, притом, неявной настолько, что Цветочек даже не успела понять, что это было, пока на ее лицо не появилась теплая улыбка, а в голове не появилась мысль о том, что все будет хорошо.
Да, действительно. Она встречала в своей жизни несколько колдунов, способных разбираться в кровавой магии. С одним из них опыт общения зашел чуть дальше, чем просто случайная встреча, и это воспоминание как раз и вызвало ту самую неосознанную улыбку. По мере того как раны затягивались и постепенно возвращалось то самое чувство, когда ты говоришь сама себе “Я в норме”, возвращались и мысли о проведенном времени, да и не только о нем. Об Аварине. О филиале Деорсы. О посиделках и той самой встрече, когда Эрис однажды притащила бутылку вина человеку, который, вообще-то, пытался завязать со спиртным. Да, неплохие времена. Крайне неплохие, и, вероятно, вспомнить о них удалось в таких подробностях только потому, что Риелла, возможно, не только своей направленностью в магии, напомнила о том самом человеке, а также о том, чем именно он отличался от Эрис и ее убеждений.
Улыбка сошла с лица. Взгляд устремился в небо, когда веко приподнялось, а ритуал лечения закончился. Сил, опять же, не прибавилось, зато теперь Цветочек чувствовала, что жжения в боку нет. Рука будто сама легла на живот, касаясь кончиками пальца того место, где должна была быть разорванная плоть только для того, чтобы нащупать чуть более грубую кожу. Рубец. Шрам. Чуть грустноватая улыбка и мысль о том, что бывало и хуже. Например, Когда Тегуэн проснулась в лазарете Башни. Без руки. И глаза. Зато с цветочком.
И мысли о Вазгуле, и мысли о Башне в итоге привели к одному и тому же воспоминанию, о котором думать не хотелось, потому что Эрис прекрасно знала – если это придет на ум, будет грустно. И эта мысль пришла, заставляя волшебницу сглотнуть, когда Риелла уже успела лечь на спину. Снова слегка зажмурилась, потому что в некоторых местах тело все же еще немножко ныло – трудно избавиться от боли полностью, да на первых занятиях и так часто говорят, что избавляться от нее не стоит полностью никогда. Приподнялась, уперевшись рукой в каменную поверхность, выглядывающую из под земли.
- Спасибо. Еще раз. - все еще оправляясь и повернув тело и голову вполоборота к лежащей эльфийке, произнесла Эрис, глядя сверху вниз. На запястье правой руки. На кисть. Затем точно так же переведя взгляд на левую. Печатей не было. Ни там, ни тут. Кровавая магия вне стен Деорсы встречалась, но редко, и зачастую оказывалась после своего появления в этих самых стенах. Риелла же умела лечить, и, судя по всему, не только лечить, при помощи своей крови, а это уже делало ее крайне неплохим кандидатом к вступлению. Вопрос был в только в том, как ее убедиться присоединиться к ордену. Хотя, нет.
Как убедить Эрис, что Риелле нужно присоединиться к Деорсе?
Сама для себя волшебница ответила на этот вопрос довольно быстро. Никак. В ордене было много плюсов, но и  столько же минусов. Поэтому в спустя секунду после того, как поиск стандартных признаков принадлежности к темному аналогу Башни завершился неудачей, в голове Цветочка появилась было мысль сказать о том, что им обеим стоит сказать, что друг друга они никогда не видели. А потом пришло осознание, что, скорее всего, этот разговор ничт к чему не приведет. Кровавые маги, скрывающиеся от Деорсы и знающие столько заклинаний, обычно достаточно осведомлены о том, как опознать палача или дознавателя. Точно так же они осведомлены о том, что от них стоит держаться подальше. У Эрис и вовсе была вполне заметная татуировка на запястье, заменитить которую не составляло труда, и тем не  менее, эти двое обе пошли на встречу с демоном. Вдвоем. Хотя эта задача изначально была на плечах Тегуэн, и сейчас у нее были больше сомнения о том, что она вообще могла бы справиться одна. Не в один заход уж точно. И не с ее изначальным планом.
- Теперь я в долгу. - задумчиво произнесла волшебница, взглянув в сторону деревни, после чего пожала правым плечом и вернулась в то же положение, в котором была, то есть, в горизонтальное, положив голову на ноги Риеллы.
- Кажется, там готовят рагу. С кроликами. - не менее задумчиво, но теперь уже обращаясь к эльфе, поддержала идею с питьем Цветочек, после чего слегка повернула голову, так, чтобы взгляд хоть немного падал в сторону такой же лежащей магички – Может быть… Завтрак? -

+1

27

Нервные окончания медленно приходили в себя. Ноги немножко ныли от не очень удобной позы, но это было не так страшно. Головокружение, общая слабость от кровопотери выматывали. Где-то на глубинах сознания до сих пор гудела голова от схватки с демоном, было какое-то не очень приятное ощущение, словно она сделала что-то нехорошее. Не потому что демон в общем-то не являлся чем-то плохим, он просто жил в этом месте и его убрали только для того, чтобы он ненароком не поубивал рядом живущих жителей. Он не выбирал это место своим домом, не выбирал свою судьбу. Он был такой же частью этого места, как лес вокруг, небо и холодные ветра. Риелла не испытывала по этому поводу определенного раскаяния, хотя конечно не считала, что уничтожение демона – однозначно правильное решение. Может она когда-нибудь разберется в этих проблемах и демоны больше не будут появляться привязанными к одному месту. Но потом.
Скорее было неприятно прикоснуться к темной стороне своей натуры. Каждый случай испытания ее решимости и силы воли часто приводил к такому  столкновению. Эльфийка прятала в себе громадный ворох амбиций, гордыни и высокомерия, который пропитывал ее сверху донизу. Конечно, неудивительно, что он у нее появился. В конце концов, она больше полувека слушала рассуждения демона гордыни в своей голове. Она могла видеть результаты своих трудов, добиваться и постигать что-то новое и никто не мог ее остановить. Никто не смог ей сказать, что она совершает чудовищную ошибку. Даже когда она убивала. Когда она вообще начала убивать? При Талире еще? Где была эта полоса невозврата, когда понятно, что избранный ею путь будет пропитан кровью, чужой и ее собственной, когда стало ясно, что даже невинные люди будут погибать ради ее научных изысканий? Она не знала. Риелла понимала, что прошла уже слишком длинный путь, чтобы сейчас поворачивать назад. Тогда все будет бессмысленно.
Она смотрела на то, как магесса, спасенная ею, поднимается немного и смотрит на эльфийку, изучает. Риелла по направлению взгляда понимала, на что она смотрит. Не нужно было слов, не нужно было магии, чтобы понимать значение этого взгляда. Все и так ясно. Единственная метка, что была у Риеллы, была на ее лице. И она означала совсем не принадлежность к Деорсе или Гильдии магов. И новых добавлять она не собиралась. Она прекрасно знала, что ее исследования вызовут множество сомнений и вопросов как минимум. А скорее вызовут резко отрицательную реакцию и попытку не дать эльфийке продолжать работу с Гримуаром Тени. Она догадывалась о том, что может всплыть неприятный разговор, но это ее не пугало. Она не боялась агентов Деорсы. Раньше боялась, век назад. Сейчас уже не так страшно. Но лучше бы ей вообще это не обсуждать. Лучше пусть они с Эрис будут просто знакомыми, без расстановок о том, кто принадлежит к какой организации и у кого какие цели. Так будет проще, так будет легче. Ни к чему усложнять приятное знакомство.
– Хорошо бы… - задумчиво протянула эльфийка, услышав разговоры о завтраке и напоминание о том, что в таверне будет вкусное рагу.
- «Может быть, но я не уверен, что мы можем позволить себе такую трату времени. Звезды не будут замедлять свой бег ради нас», - подал голос Кораборос в ее голове.
– «Да, я знаю. И я не собираюсь останавливаться. Хотя конечно да, время тратить на поход обратно в деревню нельзя. Надо двигаться дальше», - вздохнув, ответила мысленно эльфийка. Да, демон ее подгонял, но он был действительно прав. День длиннее не становился.
Заставив себя сесть, она подтянула к себе мешок и достала оттуда зелье. Оно не было каким-то особым магическим снадобьем, это была простая настойка на травах, которая помогала телу лучше оправляться от кровопотери. Отодрав пробку, она отпила несколько глотков, после чего поделилась с Эрис.
– Боюсь, что я не смогу с тобой вернуться в таверну завтракать. Мой путь лежит дальше на восток и времени у меня не так много. Я верю, что мы еще увидимся, когда звезды не будут подгонять меня, - улыбнувшись, сказала Риелла, после чего наклонилась и прикоснулась губами к щеке Эрис. На душе царило очень романтическое состояние от пережитых приключений и она старалась всеми возможными средствами его подогревать. Пусть и это выглядело довольно беспардонно. Хотя после того, как Риелла практически залезла магессе под кожу, вряд ли поцелуй был бы чем-то очень уж нахальным. Улыбнувшись, она аккуратно поднялась, стараясь  не слишком уж жестко поступать с Эрис, что устраивала голову на ее коленях, после чего подхватила свой посох и мешок. Помахав рукой, она отправилась навстречу восходящему солнцу, стараясь не оборачиваться.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 28-29.08.1214г. Dread Company


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC