http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/68518.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/40384.css
http://forumfiles.ru/files/0018/5e/22/58062.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 31.10.18

Сообщаем, что для сверхсильных и древних героев приём вновь открыт.

Разыскиваются желающие помастерить и погмить!
Внимание! Идёт перепись эпизодов и акций в данной теме.

Жанр: фэнтези приключенческое;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: январь 1214 г. - ноябрь 1214 г.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Осень 1214 года, ноябрь.

Королева людей оказалась обманщицей и ведьмой, что связала себя узами с демоном Тени! Конечно же, герои не остались в стороне и свергли лже-Каролину.
На трон взошёл юный принц Август I Виндзор под регентством своего дядюшки Эдвина.
Подробнее обо всём можно узнать в новостях и слухах Эноа.





~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 14.04.1214. Карающая длань


14.04.1214. Карающая длань

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Дата и время:
14.04.1213. Ночь.

2. Место действия | погода:
Аварин.

3. Герои:
Vazgul, Mara

4. Завязка:
В городе один за другим гибнут аристократы. В такое время дворяне не чураются обращаться за помощью даже в Деорсу...

5. Тип эпизода:
Личный.

+1

2

Деорса – зловещая организация, но именно она борется с инфернальными сущностями, противостоять которым обычные воители не в силах. И иногда даже организации, которые не слишком жалуют друг друга, становятся невольными союзниками.
За одну неделю убили трех рыцарей Арклана. Деорса подозревает, что действует не простой убийца. Не ясно, правда, зачем какому-то демону или колдуну понадобилась каста коррумпированных рыцарей. Но убивали вполне себе уважаемых представителей знати, а подобные вынудило обратиться с всякой черни.
Вазгул осмотрел все места убийств. Рыцари его не особенно помнили. Руководство не считало его заинтересованным. Прошло ведь много времени. Да и Вазгул и правда испытывал вполне обычную неприязнь.
Правда, воспоминания в очередной раз нахлынули темной волной. Беспокойство Спинмарк легко заглушил алкоголем, представ перед рыцарями в обыденном мятом и грязном виде. От него еще и дурно пахло. Но все это нисколько не помешало подтвердить опасения: убийца не мог быть человеком.
Последним убитым был… Каскар. Нет, не Ричард, но его отец – Джеремия Каскар, который был скорее некоей почетной фигурой уже давным-давно. И его убили на глазах у Ричарда Каскара, который давно стал инвалидом. Стараниями Вазгула. Из-за этого с ним разговаривали коллеги Спинмарка.
Полудемон и сам не слишком желал видеть своего давнего знакомого. У него были другие заботы.
Во всех случаях он находил только кровь рыцарей, хоть некоторые были вооружены. Остальные остатки были не слишком существенны, да и в глаза не бросались.
Убийца был силен и быстр. Раны позволяли делать выводы, что тут бывал какой-нибудь зверь. Ритуалы, продленные коллегами, утверждали, что на месте убийств была мощная энергия смерти. Ричард бредил, но от него удалось выведать бормотание о «ней». Убийца – женщина? Самка?
И последней зацепкой стал рыжий волос, который он обнаружил на месте убийства Каскара старшего…

- Да ничего не рассказывает больше. Разум покорежен.
Они сидели втроем у роскошного особняка Каскара. Вазгул и два колдуна вместе с ним. Дилрей – способный ментальный маг Деорсы, да Эрика – молодой палач.
- А проникнуть в него нельзя?
- Все это не так просто. А если он откинется? И что я тогда скажу?
Вазгул скорчил недовольную физиономию. А Дилрей рассмеялся.
- Видел бы ты свою морду. Конечно залез, но я же говорю, что разум покорёжен. Он видел убийцу. Это было нечто… ммм… действительно похоже на женщину.
- Рыжую?
- Ага. Но у него все плыло в глазах. Никаких подробностей почти. Синие вроде глаза. Чудовищная сила при худобе. Думаю, что это нежить, но по увиденному сложно что-то сказать…
Нежить в городе, которая охотится на рыцарей? Что-то новое.
Немного болела голова. Думать было сложно. Все из-за выпитого алкоголя, наверное. Да и спалось опять не слишком хорошо.
- Ну, закончили? – Эрика хитро улыбалась.
- Узнала что-то?
- Жертвы не просто рыцари Арклана. Они все родственники. Первый – племянник Джеремии, второй – еще один племянник, теперь и сам Джеремия…
- Родственники… Есть еще родня?
- Да всяких дальних полным-полно. Аристократы же. Но у Джеремии есть еще один сын. Рыцарь Джар Каскар. Он должен завтра прибыть в город. Думаешь, что он может попасть под удар?
- Не знаю…

Вазгул и правда не знал. Убивали родственников, но убить ведь могли и не только в пределах столицы. Отследить убийцу там, за городской чертой, сейчас уже не представляется возможным.
Вазгул хорошо умел выслеживать жертв, но хищник на этот раз был довольно умелым. Не было крови, запаха, равно каких-то иных явных следов. Только один волос. Да и убийца, вероятнее всего, был мертвецом. Наверное, марионетка какого-нибудь колдуна.
В голове даже складывался паззл. Аристократы ведь часто грызутся друг с другом. Возможно, и у семьи Каскар был враги среди аристократов. Впрочем, сейчас это не имело значения…
Шанс был. Если убийца и правда охотится на родственников Каскара, то есть шанс выманить его, используя наживку. Наживкой мог стать Джар Каскар, который должен был вскоре вернуться в город…
К удивлению Вазгула, Джар Каскар выехал в город в целости и сохранности. Даже навестил тело отца, а после отправился в личное имение.
Спинмарк сидел на одной из крыш, наблюдая за имением. Вполне возможно, что убийца не придет, потому Вазгул прихватил с собой бутылку. В глазах почти не плыло и не рябило. Пил медленно, чтобы не отключиться, утонув в омуте… Это немного скрашивало ожидание.
Было темно. И довольно тихо. В окнах мелькали люди, но то были слуги или сам Каскар с семьей…
Предупреждать самого Каскара Вазгул, конечно, не стал. А зачем?

+2

3

Мелкие жертвы в честь Мийреса, случайные души... Древний ни как не выказывал недовольства, но она чувствовала что пришло время дать ему нечто большее. Ему был обещан Орден и когда-нибудь она возложит его к ногам покровителя. Но пока ему придется довольствоваться семьёй, породившей того человека, что ради прихоти сломал её жизнь. Месть сложнее чем может показаться, ведь слепого уничтожения не достаточно для того, чтобы объявить это посвящением в честь избранного бога. Для семьи Каскар у Мары был приготовлен свой ритуал. Избрание их первыми в который, впрочем, изначально не входило. Просто в отсутствие подготовки добраться до них представлялось более лёгким делом. Охотиться в столице, безусловно, было опасно, но жертва на то и жертва, чтобы вносить в неё свой вклад.
  Мара начала ритуал с племянников, чтобы у отца семейства было время задуматься о грядущем. С людей к которым у неё не было личной неприязни. Но этот факт совершенно не влиял на эффективность процесса. Она мстила семье, а не конкретным лицам, нарочито закрывая глаза на то какими бы они могли быть людьми. Искренне оплаканная душа найдёт успокоение иная же достанется Мийресу, потому как люди своими делами отмечают посмертный путь и ни какое раскаяние на смертном одре не изменит того каким тебя помнят. Память не всегда честна - такова условность, но неизменно крепка на обиды.
  Охотясь она старалась быть аккуратной скрывая жертвы и следы, но в мести убивала напоказ. И для этого, безусловно, требовался ещё один компонент - правильно подобранное место. Ее жертвы погибали в своих домах, в чем для Мары был личный символизм. В том месте что действительно является домом человек привык чувствовать себя более уверенным и защищённым. Чудесное заблуждение, благодаря которому ей не нужно искать Каскаров по всему континенту.
Что касается последовательности, она оставила бы Джеремию напоследок, но в отсутствии его сына Маре нужно было чем-то заниматься. Да и каков повод лучше для того чтобы вернуться в город нежели смерть отца? К тому же было интересно наблюдать за тем как рыцари наконец наступают на горло своей гордыне, в признании того что не способны справиться с кризисом без помощи со стороны. Маячащие на местах убийства Деорса -лишняя морока, но и в ней, пожалуй, есть своя прелесть. Темные, светлые - всё едино, мироздание просто обязано было дать им шанс вновь сразиться за справедливость. Идя за последней жертвой Мара знала что её будут поджидать, ведь даже при всём желании трудно было представить, что все задействованные столь глупы, чтобы не отследить очевидную связь. Она могла бы отступиться и выждать, но не пожелала упускать возможность преподать благородным ещё один урок.
  Нежить явилась в дом очередной жертвы пред рассветом, в час когда теряет бдительность даже самый стойкий стражник. В час когда продирает глаза челядь и спешит на задний двор дабы умыться колодезной водой и с рассветом приступить к делам. Аристократы не любят когда у них снуют под ногами, а значит дом должен сиять до того как прикажут подать завтрак. В обыденной суматохе не принято запирать дверь, отчего Маре было крайне просто переступить через порог. В таких домах всегда есть укромный уголок и достаточно лишь прислушаться к тому как отражается на стенах энергия живущих, чтобы его обнаружить. В этом доме таковым был кабинет - старое доброе средство демонстрации власти, принятое у мужчин. Не запертый, безусловно, дабы домочадцы проявляли должное смирение перед словом хозяина дома.
Шансов быть обнаруженной у Мары было не мало, но за то время как она дожидалась рыцаря ни одна душа не рискнула приоткрыть тяжелую дубовую дверь подтверждая её догадку. Не появилось в доме и представителей магического сообщества, не иначе как признанных не вышедшими по статусу дабы получить такую честь. А может он и звал, но не пришли, боясь спугнуть убийцу? Не важно.
Мара успела прочитать труд небезызвестного философа от корки до корки к тому моменту как очередной Каскар закончил дневные дела и соизволил её навестить. Опустившаяся на город к тому моменту темнота не позволила мужчине рассмотреть незваную гостью ещё с порога, но она помогла ему обнаружить себя, широко распахнув отчетливо горящие синевой глаза.
- Не стоит поднимать шум и давать мне повод проявить большую жестокость, чем то необходимо, - вежливо предупредила нежить, добавив - проявите благородство хотя бы ради родных, как это сделали остальные.
Поднявшись из кресла Мара отложила книгу и сделала пару нарочито неспешных шагов в сторону мужчины. Не смотря на наигранную ленцу она пристально следила за каждым его движением на тот случай если рыцарь решит преподнести ей сюрприз, но он похоже не отличался от своих родственников. Какая-то хрупкая девица не может одолеть рыцаря - это очевидно, и уж он то примет меры если она решит раскрыть ротик для чтения заклинания, не так ли? Так ослепленный предрассудками и гордыней он подпустил ее слишком близко.
- Это диафрагма, - пояснила нежить мгновением позже чуть глубже погружая кисть в брюшину собеседника, чтобы удобнее было удерживать когтями выше указанную мышцу, - помогает достичь нужного давления в лёгких.
Силой развернув слишком шокированного чтобы иметь возможность оказать достойное сопротивление мужчину, Мара подтолкнула его к заранее выдвинутому из-за стола креслу выпустив его нутро из когтей для того чтобы собеседник мог в него опуститься. Она не собиралась измываться над жертвой более чем то было необходимо, но его стремление потянуться к кинжалу ее немножко расстроило заставив принять меры. Ухватись мужчина за рукоять чуть сильнее, она переломала бы ему пальцы, а так всего лишь насквозь пронзила ладонь, пригвоздив её к подлокотнику кресла.
- Вы не понимаете почему я здесь, не так ли? - поинтересовалась нежить в тем же вежливым тоном, словно не замечала что собеседник не в форме для ведения светских бесед. Ах, ну конечно же он не задохнётся, пусть ему и кажется совершенно иначе. Мара же не закончила разговор.
- Ничего страшного, я просвещу Вас на этот счёт...

Отредактировано Mara (2018-07-03 14:43:21)

+1

4

Случается так, что обстоятельствами сами толкают тебя в нужном направлении. Вот у Спинмарка был вполне себе простой план: дожидаться убийцу. Конечно, он предполагал, что может ее пропустить, но оставался шанс перехватить ее на выходе. В конце концов, Вазгула безопасность старшего брата того самого Каскара, изувеченного им в свое время, не слишком волновала.
Впрочем, судьба позволила одному из охранников рассмотреть силуэт на крыше. Даже подойти, а после признать в нем человека.
- Эй, ты!
Намеревался выпустить стрелу. Стража уже сбегалась, хотя и без лишнего шума.
Вазгул чертыхнулся. Действовал быстро. Спрыгнул на землю. Оказался прямо перед стражниками.
- Вазгул Спинмарк, Деорса. Джару Каскару угрожает опасность.
Один из них, кажется, хотел продолжить действо, не поверив в слова полудемона, но его одернули товарищи. Один знал про убийства, второй попросту узнал Вазгула.
Кровопролития удалось избежать.
Не долго думал над тем, что делать. Если убийца уже снаружи и наблюдает за территорией, то ожидать его тут не было смысла. Надежней была бы засада прямо в доме, но тогда придется идти к Каскару.
Тяжело вздохнул. Иного выхода нет.
- Я к Каскару.
Его даже попытались остановить, якобы без разрешения нельзя, но стражник, что ухватился за его плечо, одернул руку, а после согнулся от тычка в бок указательным пальцем. Рука боли…
Наверное, в Вазгуле было какое-то настойчивое желание позлить аристократа, которое соседствовало с ощущением собственной безнаказанности. В конце концов, Вазгул мог с легкостью перебить едва ли не всю охрану Каскара, будучи самым настоящим живым оружием.
Его и выбрали для этой миссии именно из-за этого. У Вазгула не было эффективной магии против нежити. Но он был редким магом, которому не нужно произносить заклинания, выдерживать расстояние. Он был редким колдуном, который мог превосходно действовать в замкнутых пространствах и в условиях крайне тесного контакта… Да и то, что Вазгул не может изгнать или упокоить нежить, вовсе не означает, что он не может нанести ей фатальные повреждения.
И именно в тот момент, когда он был прямо перед дверью Каскара, послышался стук. Почти грохот. Стон. И… кажется, то был голос. Дверь толстая. Звуки пропускала крайне плохо. Понять было сложно.
Вазгул знал, что нужно предполагать, что случилось худшее. Магия крови нейтрализовала алкоголь. Он внутренне напрягся. Враг может быть за дверью. Враг, который представляет для Вазгула исключительную опасность. 
Его зрачки сузились. Сердце забилось чаще. Тело было максимально усилено.
Дальше события развивались стремительно.
Дверь была распахнута ногой. Рыцарь в кресле. Кровь. Женщина с рыжими волосами стояла спиной к Вазгулу в тот момент. Мелькнули яркие глаза.
Темная энергия окутала помещение едким дымом, который должен дезориентировать, хоть Спинмарк сомневался в эффективности подобной магии против нежити.
Ухватился за какой-то декоративный табурет, швырнув его в нежить. Сам стремительно приблизился. Рубящий удар сверху-вниз клинком, сотканным из крови. Проверки на стойкости и силу…

+1

5

К сожалению, донести свою мысль до рыцаря нежити так и не удалось. Сначала этот упертый баран попытался встать, вынуждая до хруста сжать его колено и не столь беззвучно как хотелось бы вернуть в кресло, а вслед за этим их крайне невежливо прервали. Грохот двери, грохот чужого сердца, застилающий помещение дым и резная табуретка в грудину, на которой нежить инстинктивно сомкнула когти. Мара ни когда не была сильна в ратном искусстве, и суть манёвра, который сильно походил на попытку увеличить ее шансы в имеющейся стычке, от неё ускользала. Времени чтобы это обдумать у неё тоже не имелось, поэтому она просто слегка отступила в сторону, для того чтобы нападающий случайно не задел рыцаря в пылу схватки.
   В трудно опознаваемом по составу дыму, должному видимо оказывать воздействие на рецепторы тех кто в него попал, лично для нежити был лишь один минус - он хорошо скрадывал детали, оставляя лишь общие очертания, по которым было трудно судить кто ей противостоит. Пахнуло металлом, локально и по примесям не похоже на то что и ходило от вынутой из чужого чрева руки, от чего можно было сделать вывод, что фигура в дыму хотя бы маг крови, не будет же кто-то резать себе вены просто так.
   Отмахиваясь от приближающегося "металла" врученной ей ранее табуреткой, благо отсутствие болевых ощущений позволяло принимать без амортизации почти любые удары, нежить размахнулась от души, просто на всякий случай. Открылась, конечно же, как впервые взявший в руки щит юнец, но для дальнейшего манёвра это, пожалуй, лишь пошло на пользу, потому ка опершись на стол позади себя она банально пнула нападавшего, в надежде если и не отправить его обратно в коридор, то хотя бы ошеломить. Видит мироздание как ему повезло, столкнуться с нежитью именно в этот момент. Сегодня и здесь ей был нужен только один конкретный труп. Не стремись она к своей внутренней эстетике, просто пошла бы как обычно напролом, с единственной целью добраться до жизненно важных органов того кто ей противостоит. Но нет! Эффективности придется подвинуться, потому как лишний труп испортит картину.
   Бить или не бить, вот в чем вопрос... Возиться одновременно и с рыцарем и с нападающим было не удобно, да и шанс закончить дело напрямую зависел от того не припрётся ли вслед за имеющимся противником кто-нибудь ещё, все-таки не мало шума они тут наделали, а у рыцаря где то там была ещё и охрана. Вздохнув нежить приняла решение, и пока светлое пятно вновь не ринулось в бой, выдернула кинжал из подлокотника и всадила его в грудь жертвы.
- Отдаю тебя Мийресу, - шепнула нежить, - если не предназначено иного.

0

6

Вазгул сильно переоценил себя. Ничего странного в этом не было. В конце концов, возможности Спинмарка делали из него исключительно опасного на ближних дистанциях. В результате Вазгул попросту привык доминировать, ведь обычно он превосходил противников и в силе, и в скорости, и живучести. Из-за этого он самонадеянно считал, что попросту приведет куклу некоего некроманта в непригодное для использования состояние.
Он ошибался.
В дыму Вазгул ориентировался как его создатель. Правда видел только силуэты.
Существо было исключительно быстрым, обладало завидной реакцией. Оно легко перехватило табурет, отбилось им от размашистой атаки.
Существо обладало большой силой. Это осознание позволило уйти от удара ногой, хотя и не без труда. Ушел не назад, но в сторону, перемахнув через внушительный письменный стол.
Остановился.
Из-за переизбытка адреналина, связанного с магией крови, мозг работал исключительно быстро, успевая резво воспринимать происходящее. Острый силуэт двигался к рыцарю. Нет, не успеть.
Неизвестно, что существо будет делать дальше. Попытается убить тут всех? Сбежит? В тесном помещении многое решают сила, скорость и живучесть. Во всем этом Взгул очевидно уступал существу.
-«В замкнутом пространстве мне конец…» - промелькнула в голове мысль.
План родился сам собой. Всему виной и адреналин, и исключительный боевой опыт, который тянулся от гильдии героев к службе в Деорсе в качестве карателя.
Максимальное усиление тела, укрепление плоти и костей. Вазгул нырнул под стол. Он был тяжеленный. Сложно было представить как его сюда затащили. Но все же он поддался.
Кажется, до ушей добрался звук… хруст. Вазгул был уверен, что Джар мертв, но думать о таком он не мог, ведь стремительно несся на стул, нежить и рыцаря. Стол тут не был щитом, он был тараном.
Нежить сильно, но Вазгул был уверен, что разгон вкупе с его силой сделают свое дело. Да и дымка должна была подсобить внезапностью.
На что рассчитывал? Пригвоздить к стене? Конечно нет.
Дело в том, что покои Джара были снабжены колоссальными окнами во всю стену, хотя и прикрытыми занавесками. Вот навстречу такому окну Вазгул и несся. И его силы было более чем достаточно, чтобы пробить стекло, выкинув туда импровизированным тараном и стул с рыцарем, и нежить.
Сам Вазгул выпрыгнул следом, не без помощи своих усилений, приземлившись на ноги без ущерба на себя…
На улице уже алело небо. Солнце начинало выглядывать из-за горизонта, а Вазгул не бросился в стремительной атаке, что сейчас было как раз кстати, ведь без дымке он мог увидеть нежить, впав в ступор…
И нежить эта была – даже в своих иссохших очертаниях – не похожа на случайный труп.
- Эйлин... – не то вопрошая, не то говоря самому себе, только и смог произнести Вазгул.

+1

7

[indent] В тот момент, когда кинжал пронзил сердце рыцаря и его душа потеряла связь с телом, Мара её смиренно отпустила. Без знака прощения в виде поцелуя в лоб, как это было с его родными, но искренне. И это погружение в себя стоило ей пропущенной атаки. Таранный удар оказался для Мары полной неожиданностью, заставив удивлённо распахнуть глаза. Для того чтобы остановить несущийся на неё объект нежити не хватало ни времени для манёвра, ни уж тем более веса, так что осталось лишь закрыться руками и чуть отклониться, чтобы основная часть удара пришлась на стекло, а не деревянное перекрестье.
  Приложенных нападающим усилий оказалось достаточно, чтобы отшвырнуть её на середину двора, где сила инерции вынесла нежить из под отправленной вслед за ней мебелью. Извернувшись Мара вернула себе контроль над происходящим и припала к земле изготавливаясь к прыжку, вместе с тем инстинктивно проверив рукой не проваливается ли грудная клетка. Но нет, с этим все было в порядке, в отличие от положения, которое резко сменилось в пользу живых.
- Нлейх! - коснувшись "зеркала" на груди настойчиво позвала Мара, но за прозвучавшим со стороны нападавшего именем не услышала ответа. До боли, чтоб его знакомым, если предположить, что у неё осталось ещё хоть что-то способное болеть.
  Дернув спиной, так что не успевшие достаточно глубоко войти в её плоть осколки осыпались на землю, нежить выпрямилась, расправив плечи и гордо вскинув голову. Быть может взыграла гордыня, быть может остатки уважения к былому, но претворяться в этот момент она сочла для себя излишним.
- Вазгул..,- чуть протяжно отозвалась она, отмечая тем самым что узнавание взаимно. Мара не собиралась искать с ним встречи, особенно с ним. Где-то в глубине души она сохраняла способность заботиться и верила, что так будет лучше для них обоих. Оплаканная боль становится легче, и Мара надеялась на то, что он найдёт в себе силы её отпустить. Но, похоже, надеждам не суждено было воплотиться. Не смотря на всю свою мнимую бесчувственность, к такому она себя не готовила, отчего не могла решиться ни отвернуться, ни сделать шаг навстречу.
  За них всё решили люди. Пущенной стрелой, что вонзившись в плечо слегка отбросила Мару в сторону, они нарушили воцарившееся было затишье. Первый выстрел - предупреждение. Что же, похоже сейчас она напугает их достаточно, чтобы начать стрелять всерьёз. Из груди Мары вырвался низкий перекатистый рык, инстинктивное оповещение о том что окружающим лучше отступиться. Встанет ли Вазгул на её защиту, или присоединиться к атаке, стратегического значения, пожалуй, не имело, ибо он, на взгляд Мары, в обоих случаях имел шанс словить шальную стрелу. Отрицательно качнув головой, в надежде что Вазгул правильно воспримет этот знак, Нежить обломила торчащую из неё стрелу и дала дёру, проигнорировав людей которым за ней не поспеть.

Отредактировано Mara (2018-07-05 10:11:42)

0

8

В голове проносились разные мысли. Разум подсказал, что это не может Эйлин. Тут же дополнил, что даже если это и ее труп, то он не более чем кукла какого-нибудь некроманта. Вазгул почти пришел в себя. Приготовился к новой атаке, но вдруг…
Его собственное имя мечом порубило все эти домыслы. Она сильно изменилась, но легко мог ее узнать, невзирая на иссохшие и резкие черты и инфернальный цвет глаз. Но все это не укладывалось в голове было похоже на морок, насланный каким-нибудь клятым демоном.
Со стороны, наверное, это длилось считанные секунды, но в голове у Вазгула пронесся целый ворох разных мыслей. Воспоминаний, предположений, попросту эмоций.
- Но… - он ничего не успел сказать, когда в нее попала стрела.
Вазгул резко дернулся. Глянул на стрелка не то с яростью, не то с растерянностью, толком и правда не понимая, что ему сейчас делать…
- Ст… - он оборвал себя сам. Что он вообще делает? Спасает убийцу Каскара?
Неожиданно к нему пришло осознание, что вокруг лежат осколки стекла и стола. Рядом валяется труп рыцаря. Рык заставил стражу вздрогнуть, но не Вазгула. Он даже уловил жест головой, будто призыв отступиться, но…
Но Вазгул просто не мог отступиться.
В прошлый раз, когда Эйлин умерла, а он даже не смог переступить через навязанные себе принципы и убить Каскара, Вазгул впал в долгую депрессию, едва не наложил на себя руки. А теперь, когда перед ним появилась сущность, которая была так сильно похожа на Эйлин, он не мог ее отпустить.
Она была быстра. Вазгул был уверен, что она легко может карабкаться по стенам и прыгать с крыши на крышу. Людям Каскара за ней не угнаться, да и стрелы ее всяко не остановят.
Но Вазгул не был обыкновенным человеком.
Его зрачки сузились. Очередное усиление, от которого, кажется, кости начало ломить, а суставы закололо. Аура страха обрушилась на всех со всей своей мощью, а сам Вазгул рванул за Эйлин. Если это, конечно, была Эйлин.
Бывалые бегуны подскажут, что размеренный и неспешный бег – залог долгого бега, но Вазгулу нужно было максимально ускориться, потому он ускорился настолько, насколько позволяли его физические возможности и магия.
Стрелы, кажется, пролетали мимо. Или он просто не заметил из-за усилений тела, которые делали его практически невосприимчивым к боли.
Она легко перемахнула двор поместья. Он последовал за ней. Погоня перешла на крыши. Вазгул с трудом поспевал. Он ощущал, что его тело начинает слабеть. До этого он еще никогда так долго не использовал полное усиление.
В боку закололо. В него попала стрела, хотя из-за усилений она, по сути, застряла в коже. Не остановился, но существенно замедлился. Приближался к пределу.
- Черт… Стой! – крикнул Вазгул, все еще не прекращая движение.

0

9

[indent] Удирать по крышам большими звериными прыжками было удобнее чем нестись по улице, пусть покрытие порой и предательски ехало под ногой, заставляя вилять в поисках более крепкой опоры. Самый быстрый путь - прямая, да, но просто переть вперёд, держа избранный вектор, нежить себе позволить не могла. Город конечен, и в отсутствие сложного маршрута её превосходство сойдёт на нет. Она, конечно, быстра, но не настолько чтобы тягаться на открытой местности с верховыми. Да и с каждой минутой её силуэт становился всё отчётливее заметен на фоне светлеющего неба, делая лёгкой мишенью. Магов города ещё не подняли по тревоге, но непременно это сделают, если она продолжит в том же духе. К тому же по ту сторону связи наконец проснулся мэтр, первым делом вопросивший отчего такая суматоха.
- Забери меня! - не очень вежливая просьба с её стороны и неудовлетворённое любопытство пробудили в собеседнике старого дядюшку, и он перешёл к сути интересующего её в тот момент вопроса лишь после короткой нотации об уважении к чужой жизненной мудрости. А суть сводилась к простому ответу:
- Не могу, пока ты носишься как дурная белка, - оттаял, но в голосе ещё сохранялись ворчливые нотки.
Не обращая на ворчание, за совместное существование с Варинлейхом ставшее уже совершенно привычным, особого внимания, Мара мысленно согласилась с тем что в делах касающихся перемещения Варинлейху всё же виднее как поступать. Да и причины спешки, какими бы они не были, вопреки её желанию никак не ускоряли расчёты.
- Простите мэтр, сколько времени Вам нужно? - поинтересовалась нежить, шуруя по коньку крыши без какого-либо для себя неудобства. Высоты она никогда особо не боялась, а тут сказывалась и в прямом смысле дохлая вестибюлярка, не способная чудить с балансом. Он сказал "пара минут", но зная мэтра этот срок смело можно было увеличивать втрое. Дойдя до конца крыши Мара кинула через плечо короткий взгляд, оценивая обстановку и не удивилась, обнаружив упорно следующего за ней Змея, который, конечно же, её не послушал.
Использовав скат по назначению, она оказалась-таки обеими ногами на земле. Но продолжать бег не стала, обернувшись на брошенный в спину крик. Ради того чтобы её прикончить Вазгул не стал бы тратить дыхание на такую глупость как попытка докричаться и, признаться, она пока не знала считать ли это хорошим знаком.
Отступив в тень присмотренного сверху тупика, Мара оставила себе немного места для манёвра и, сложив руки на груди, принялась ждать. Показалось ли ей или Вазгул действительно испытывал сложность с тем чтобы держать темп? А если подойти к вопросу иначе, на что он вообще был способен? И чем, мать его, думает!? Раскрыв лежащую поверх локтя ладонь нежить задумчиво пошевелила когтями, проигрывая в мыслях как встречает охотника, потратившего силы на то чтобы её догнать.

0

10

Вазгул был всяко быстрее любого человека, да и большинства разумных существ, за счет магии. Только она и позволяла ему поддерживать темп. Прыгает вниз. Вазгул чувствует волнение. Она уже могла скрыться в улицах города. Он скатывается по крыше следом, ловко приземляется на ноги.
Как редкое существо, способное использовать в качестве оружия вся тело, Спинмарк был необычайно ловок.
Она не скрылась.
Дыхание немного сбилось. Вазгул уже давно не испытывал подобных трудностей. Ему обычно не приходилось долго бежать за своими целями. Обычно он выслеживал их неспешно, но неотступно, как обыкновенный охотник, выслеживает дичь. А при сближении все решалось быстро.
Впрочем, дыхание восстанавливалось достаточно быстро. Выдернул стрелу. Кровь не сочилась. Да и избавиться от нее оказалось несложно. Максимальное усиление тела существенно затрудняло нанесение полудемону хоть каких-то повреждений.
Он вновь видел ее отчетливо и так близко. Это не было человеком. Когти, скорость, сила, выносливость, глаза… Ничего подобного ранее Вазгул не видел. Существо не было демоном (по крайней мере, так казалось Вазгулу), но подобная нежить ему раньше не встречалась. Она не была похожа на марионетку.
Но все то было бы совершенно неважно. Вазгул ведь не был теоретиком-исследователем. Важное было другое. В этих хищных и иссохших чертах он угадывал человека до боли знакомого. И не только черты. Голос. И она ведь узнала его. Откликнулась на имя… Да жесты, мимика. Все слишком сильно напоминало ему об Эйлин. Таких сходств не бывает.
Все это больше походило на очередной ночной кошмар, где чувство вины могло визуализироваться в подобного монстра.
В его голове было много мыслей. О том, что Эйлин давно умерла. О том, что это может быть морок или шутка какого-нибудь демона. Рациональное боролось с эмоциональным. И это был тот редкий случай, когда Вазгул действительно выглядел растерянным.
- Это ведь не может быть правдой, - произнес Вазгул. Он ведь видел ее тело. Она точно был мертва тогда.
- Ты и правда Эйлин? – он хотел сказать «что ты?», но в итоге отчего-то не смог произнести подобное, сказав нечто, что звучало так глупо. Его разум твердил, что жена Вазгула не может стоять здесь. Она не может быть монстром, причастным к смертям людей, которые… которые прямо или косвенно виновны в ее смерти.

0

11

Он показался в свете рассветного солнца, застыл светлым образом из прошлого, не решаясь подойти. Остановился по ту сторону естественной границы, и это было бы символично, если бы имело значение. Увы, их прошлое было столь же мертво, как и она сама. Отчего рассмотрев своего преследователя как следует Мара в первую очередь подумала о том... что он выглядит весьма паскудно. Признаемся, Змей и без того был не красавец, по крайней мере по меркам обычного человека, и помятый испитый вид отнюдь не добавлял ему привлекательности.
  Следующая её мысль так же была далека от романтики, коей в литературе определенного толка любят наделять подобные встречи. Проследив за его растерянным блуждающим взглядом, Мара не смогла сдержать ядовитой ухмылки. Иллюзия подаренная Мийресом была столь же совершенна, сколь и непредсказуема, но неизменно подчинялась одному закону. И похоже, её дорогой не желал вновь увидеть почившую супругу среди живых. Обстоятельства - не оправдание, и она, пожалуй, расстроилась бы такой встрече, если бы она входила в её планы.
   Не может быть? Ах, тем же вопросом она и сама задавалась весьма недавно, смотря в глаза искалеченного почти до неузнаваемости Ричарда, когда того навещала. Она приходила с определённой целью, но не смогла поднять на него руки. Прервать жизнь этого существа было бы излишне великодушно, особенно после того с какой надеждой он взирал на нежить, когда та убивала его отца.
- И какой ответ ты ожидаешь услышать? - отозвалась Мара на очаровательно простодушный вопрос, убрав с губ неуместную усмешку. Поздно жалеть чувства, Вазгул - взрослый мальчик, самостоятельно решивший ворошить былое. В том что он видит и в том что помнит одинаковая доля правды, пусть это и сложно признать. Не даром она и сама предпочитает зваться зверем, кличкой более не ручной, но рукотворной твари.
- Но прежде задумайся что я услышу, задав тебе аналогичный вопрос, - добавила нежить чуть погодя, с тоской взглянув на кулон крови. Они изменились. Непоправимо. И кто знает, может быть в глазах иных людей наконец были достойны друг- друга.
Расцепив руки, Мара инстинктивно поправила и без того в меру возможности аккуратно идущую за ухо прядь. Словно это имело хоть какое-то значение и устранение легкой небрежности способно изменить этот настойчиво подмечающий её ненормальность взгляд.  О нет, нового витка не будет. Не будет смены ролей и полного надежды на принятие робкого шага навстречу.
   Сверкнув холодной синевой глаз, нежить отдернула руку от волос. Чуть склонив голову она нарочито оскалилась, продемонстрировав клыки, чтобы уравновесить глупое проявление былых привычек, способное ввести в заблуждение о её природе и всего на миг в задумчивости отведя взгляд, вернула хищную сосредоточенность на собеседнике, ожидая от него ответа.

Отредактировано Mara (2018-07-07 22:33:42)

+1

12

Сложно осмыслить то, что не должно существовать в реальности. Не должно, если слушать настойчивые наставления разума.
Хоть сущность, что перед ним стояла уклонилась от прямого ответа, но в сознании полудемона он был более чем четок и ясен. У него не было сомнений в том, что перед ним Эйлин. И отчего-то он даже не списывал все на происки демонов и белую горячку.
И, конечно, годы назад, когда он только впал в беспробудное пьянство, Вазгул представлял себе их встречу. Не было там никаких объяснений того, как такая встреча вообще может произойти, но в его голове была совсем другая картина.
Не такая, когда он стоит скорее растерянный, а она смотрит на него почти безумным взглядом. И оба они стоят на месте, будто была какая-то незримая граница, мешающая Вазгулу сделать еще один шаг.
- Что ты услышишь? Я - Вазгул. Я стал палачом Деорсы после того, как искалечил Каскара. Все эти годы я охотился на отступников… - его тон не был высокопарным. Наоборот.
Сейчас Вазгул ощутил какое-то омерзение. Не к Эйлин – к себе. Он не убил себя из слабости. Зато он убил очень много своих бывших друзей и товарищей, впал в беспробудное пьянство, растеряв даже крупицы того, что делали его вполне себе запоминающимся членом гильдии героев. И все это казалось ему чем-то вроде наказания за то, что из-за него произошло с Эйлин…
Его разум, кажется, восстанавливался.
Эйлин совершенно точно не была той же, что и раньше. Она была настолько сильна и быстра, что могла подавлять Вазгула, на что способны были немногие.
У нее были когти и клыки. Ее глаза сияли зловещим огнем. Ее черты стали хищными, хоть в них Спинмарк все равно узнавал Эйлин.
Его Эйлин.
Он сделал шаг навстречу. Она определенно была опасна. И Вазгул допускал, что Эйлин может напасть на него. Но, пожалуй, это будет достойной Аэна карой…
- Тебя не контролируют. Я уверен в этом… - Вазгул хотел тешить себя иллюзией, что она лишь кукла колдуна, но его познаний в теории хватало, чтоб понять, что тут случай совсем иной.
Еще один шаг.
- Что с тобой произошло? Почему… ты скрыла все от меня? – кажется, в голове даже был вопрос про убийства, но ведь Вазгулу были безразличны Каскары, да и вообще все аристократы. У него был моральный кодекс, но даже он не был абсолютен. Но отчего-то этот вопрос утонул в совсем другом, более личном…
Он старался быть беспристрастным, но у него это выходило всяко хуже чем у Эйлин. Обстоятельства были
Еще один шаг. Уже совсем близко…

+1

13

Приближение высокоразвитой нежити и само по себе пугающее, если и не разумом, то на уровне инстинктов, и уж тем более если эта нежить ранее показала на что способна. Посему Мара просто не делала резких движений, контролируемо по крайней мере. Старые привычки в ней боролись с рационализмом в не меньшей мере, чем у Вазгула, пусть это и не проявлялось столь явно. Нет. Не стоит сокращать дистанцию, пусть где-то в глубине души и хочется подойти, поправить взъерошенную шевелюру, обнять, почувствовав...
Палач Деорсы, охотящийся на себе подобных - сколько смирения было в этих словах. Достаточно, чтобы захотелось от души его треснуть по затылку, вымещая тем самым обиду. Встряхнуть в бессмысленной попытке хотя бы чуть-чуть сдвинуть его с места, ведь он всегда был значительно сильнее. Как он мог? Как посмел?! Как позволил отбросить себя на годы назад, смириться с предназначением навязанным иными. Отречься от всего того что делало его собой, и доказывало, что воля способна творить чудеса.
Она почти готова была дать волю рукам, но коль прежде четко осознавая последствия могла себе то позволить, ныне глубоким вдохом отогнала наваждение. Былые принципы не позволяли ей решать вопросы силой, но сейчас работали не они. Отогнав мысли что питали ее обиду, нежить освободила разум для иных, и вновь задалась вопросом: есть ли в том и её вина? Она рассматривала цепь событий приведших её к тому что она есть. И тогда они казались лишь случайностями столь неудачно выстроившимся на её пути. Но ныне, задумавшейся о предназначении Маре показалось было что она видит связывающую все те события нить, но Вазгул сделав шаг навстречу не дал за неё ухватиться.
Контроль. Действительно, все было бы значительно проще. Он бы спас её,  победив злодея. Вот только от самой себя не спасти. И от того в той оборванной фразе так не хватало завершения. Он опасается её - это было видно, но все же медленно подбирается. Достаточно медленно чтобы не спровоцировать. Или не спугнуть? Или то навеяно её собственным страхом, отчего она сама приперла себя к стенке, добровольно отрезав путь к отступлению. И вот последствия, вопросы. Осознание того, что она просто не захотела этого избежать. Последний шаг навстречу Мара сделала сама.
- М, - глубоким выдохом протянула нежить, силясь подобрать слова, но решила что с неё хватит недомолвок и красивых форм, -  Сначала меня добили.
Никаких пауз, оценок реакций, заглядываний в глаза, лишь одна констатация факта, перед другой. И едва ощутимое касание сгибом пальца по одежде, уберегая от аккуратно подобранного к ладони когтя.
- Потом вырвали из вечности. Ничего личного, некромант просто взял подходящее тело, восстановив его по мере сил. Присвоил, посадил на цепь, но та оказалась недостаточно крепка, - Мара задержала бы дыхание, если бы пользовалась им не только для речи, а так лишь замолчала всего на миг.
- Скрыла. Не знаю. Может быть потому что верила в тебя и надеялась на то что ты продолжишь жить. Потому, что не понимала что с тобой делать, как не знаю того и сейчас. Или...просто изменилась.
Эмоции больше не скачут выдавая фертеля, не встаёт в горле ком, не щиплет глаза, недвижимо сердце. Порой ей кажется, что она придумывает эмоции сама, подбирая ту что более подходит под случай. Но отчего тогда так трудно управлять этим сейчас. Ведь как удобно бы просто усмехнуться, сказать что Вазгул ей по-просту мешает и избавить их от проблем. Но она не смогла этого сделать.

+1

14

Вазгулу казалось, что Эйлин уже огородилась от него ментально, несмотря на последний шаг навстречу. Увы, полудемон при всем желании не мог себе этого позволить, хотя и находился в очевидно более уязвимой позиции… Ну или ему самому так казалось.
Сейчас он стоял совсем близко. Она не была похожа на обычный труп. В иной ситуации он бы, наверное, принял ее за демона. Они ведь не ограничены в формах. И она всяко отличалась от обычного зомби или иного неупокоенного.
Ее кожа омертвела. Но несмотря на искаженные черты лица, мертвецкую бледность, клыки и когти, он все равно видел в ней туже женщину, которую когда-то полюбил.
Ее воскрешение – последствие эксперимента. От ее слов Вазгул толком ничего не ощущал. С одной стороны, злоба на безликого отступника, с другой – совсем противоположные эмоции, ведь иначе он бы не встретил Эйлин, но слияние полюсов нивелировало какую-либо реакцию.
Ее слова упреком – хоть в тоне этого не читалось – коснулись разума. Продолжит жить…
- Я… хм… пытался, - рассеянно произнес Вазгул. Какой-то год назад он выглядел, пожалуй, еще хуже.
В голове промелькнули мысли о романе со старшей наставницей Деорсы, которая пыталась вытолкнуть полудемона из алкогольно-суицидальной дремы (не без успехов, к слову). Правда, эти мысли теперь, при виде Эйлин, вызывали какое-то ощущение то ли вины, то ли отвращения к себе. И не ясно было ли это из-за связи с другой женщины или из-за того, что он позабыл о вине в смерти Эйлин.
- Твои движения… - он подбирал слова. Это происходило не так часто. Вазгул не был мастером допросов. Всегда говорил прямо.
- …Каскары ведь не первые, кого ты убила?
В любой иной ситуации ему было бы намного труднее. Вазгул ковал сам себя как эдакого рыцаря, выстраивая внутри связку моральных устоев и принципов. Пусть эти ограничители пошатнулись, когда Вазгул стал палачом Деорсы, но они не исчезли полностью.
В любой иной ситуации, выбирая между близкими ему людьми из Башни или Деорсы и долгом, Вазгул выбрал бы второе. Не без труда, но с уверенностью, что такая жертва во благо многих людей, которые могли пострадать от действий отступника.
Но сейчас… сейчас ему сложно было судить с позиции долга. И, наверное, только из-за того, что эта была Эйлин он поднял руку, будто прерывая ее.
- Это не важно… - и это, пожалуй, был первый раз, когда про подобные убийства Вазгул говорил так.
Из-за его тяги к славе и отсутствию в момент крайней нужды Эйлин умерла. И он ведь допустил, что какой-то вшивый отступник получил ее тело для опытов. На ум всегда приходила мысль о том, что встреча с Вазгулом была главной ошибкой в жизни Эйлин.
- Я снова тебя подвел…
Вокруг уже слышался шум. Солдатня далеко, но могут нагрянуть и сюда.
- Ты ведь итак знаешь, что я не смогу тебя оставить.
Он хотел сказать другое, что не сможет отпустить ее… Но это было бы ложь. Спинмарк бы не смог отдать Эйлин на растерзание. И уж всяко не смог бы оборвать ее существование сам. И дело не только в отсутствии подходящей магии.

0

15

[indent] Пытался... Прозвучало бы успокаивающее, не будь сказано как нечто завершенное.  Хотя и в этом она не испытывала уверенности. От чего стоило лишь о том подумать, как собственнические замашки в Маре уцепилась за едва озвученную запинку, силясь кольнуть ревностью, но благо она и раньше не давала им спуска. Эйлин не была ревнива даже когда иные могли бы усмотреть для этого повод, потому как всегда верила во взаимное доверие и открытость. По прошествии времени вновь обретя себя, она порой вспоминала былое, но предпочитала не думать как Вазгул живёт без неё. Она не надеялась что и после смерти будет занимать его мысли, в недолгое слияние с вечностью осознав, что добрая память - это всё, что надо мертвым, по крайней мере несравнимо большей их части.
   С того времени как она перестала быть маленькой девочкой, Вазгул был единственным в ком ей хотелось искать защиты. Но в то время и мир представлялся ей куда более добрым и светлым местом. Она бы бросилась искать у него поддержки после того как освободилась от сдерживавшего её мага, но оказалась... недостаточно эгоистична. Ох уж эта беспощадная жертвенность против которой даже смерть не смогла стать достойным средством. Собственная природа Мару не пугала, они могли бы что-то придумать. Но чувство несправедливости, что пришло к нежити с осознанием времени, прошедшего с того дня как опустел её саркофаг в семейном склепе, перевесило чашу весов. Мара отпустила любимого, пусть это и было нелегко.
  Но вот он, похоже, так и не смог сделать того же, отчего казалось ищет в ней каких-то особых проявлений эмоций. Вглядывается слишком пристально, чтоб то можно было списать просто на непривычность взгляду её изменившихся черт. А может быть она и просто надумывает себе это, выдавая за действительное то чего желала бы сама. Ведь в через силу подбираемых Вазгулом словах больше интереса к её природе, нежели чувствам. Впрочем, ответить он ей не дал, пока размышляя вслух лишь обрывками того что творилось у него в голове не пришёл к выводу, которого она слышать не желала.
   - В твоих словах сквозит раскаяние... любовь моя - нежить осеклась не завершив фразу, отчего обращение осталось ее частью лишь в мыслях.  Нахмурилась, силясь представить что он мог там себе надумать и сурово бросила - не глупи! Как бы людям ни хотелось быть чем-то большим, их влияние по большей части ничтожно. Так и ты не смей брать на себя то к чему не лично не причастен.
   Слух у Вазгула был лучше чем у неё, отчего Мара не сразу поняла к чему была следующая произнесенная полу демоном фраза. Которая, к слову, изначально прозвучала так словно он обращается к зверьку, которого родители мальчика не разрешат ему взять домой. Мило, но даже Вазгулу она не позволила бы держать себя как животное взаперти.
- Остановить? - деликатно поправила его нежить, и в свою очередь почуяв приближение людей. Риторический вопрос. Запирая себя в тупике она не стала бы полагаться на былые к ней чувства, если бы не была уверена, что добьётся успеха и силой, если то будет необходимо. Мара качнула головой соглашаясь "не сможешь".
Запахло озоном - знак того что рядом формируется точка телепортации.  Прежде чем она раскроется опалесцирующим овалом и закрепиться в пространстве пройдёт ещё немного времени. Очень мало для того чтобы успеть сказать всё что стоило бы, но достаточно, чтобы попрощаться. "Или ..." мысль словно удар молнии. Она отпустила Вазгула для того чтобы он мог и дальше следовать своей мечте, но, посмотрите что этот чертов мир с ним сделал. Быть может она допустила ошибку решив уберечь его от себя, и ныне мироздание даёт шанс её исправить.
- Но можешь пойти со мной, -сама не веря своим ушам, чуть хрипловато  предложила Мара, сделав шаг к формирующемуся порталу, и раскрыв в сторону Вазгула ладонь.  Вступив на этот путь - он окончательно доломает свою жизнь. Но быть может именно это ему и нужно.

Отредактировано Mara (2018-07-12 13:53:10)

0

16

Вазгул и сам не знал, чего он сейчас хочет? Чтобы она пошла с ним в Деорсу? Но ведь там ее всяко не вернут к жизни. Напротив, только подвергнут опытам или вовсе уничтожат без лишних раздумий.
Он только поджал губы на ее замечание. Не хотел продолжать этот спор, хоть и оставался при своем мнении. Считал, что жизнь Эйлин сложилась бы по-другому, не спутайся она с полудемоном. Впрочем, сейчас это уже не имело особого значения. Наверное, в глубине души ему хотелось, чтобы она отвергла его вину, но отчего-то его сейчас это совсем не успокаивало…
Он усмехнулся.
Эйлин действительно была сильна достаточно для того, чтобы уйти от Вазгула.
Рядом с ней формировался портал. Отчего-то Спинимарк совсем не удивился, хоть он и не заметил, что инициатором колдовства была Эйлин. Вот так она и исчезала, убивая аристократов.
После ее последних слов в разуме Вазгула пронеслось много мыслей. Очень много.
Он вспомнил себя совсем молодым. Вспомнил свое обучение. Вспомнил, как познакомился с Эйлин. Как стал героем. Как взял Эйлин в жены, несмотря на то, что ее родня всегда была против. Вспомнил, как убивал чудищ, получал уважение от тех, кто ранее и руку бы ему не подвал. Вспомнил, как увидел труп Эйлин, как искалечил Каскара, как почернел его жетон героя… Вспомнил, как получил метку Деорсы, как убивал своих бывших товарищей, как спился и как сблизился с Эрис…
Даже после «падения» Вазгул оставался верен принципам. Он не стал отступником. Не убивал тех, кого считал невиновными. И Спинмарк был уверен, что он всегда выберет долг, если ему придется делать подобный сложный выбор…
Но почему сейчас он почти не испытывал сомнений. И даже разум не пытался напомнить о том, что из Деорсы так просто не уйти.
- Как будто мне нужно делать выбор.
Он сделал шаг. Еще один. Протянул руку, хватаясь за ладонь Эйлин.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 14.04.1214. Карающая длань


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC