http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/68518.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/40384.css
http://forumfiles.ru/files/0018/5e/22/58062.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 02.12.18

Сообщаем, что для сверхсильных и древних героев приём вновь открыт.

Разыскиваются желающие помастерить и погмить!

Жанр: фэнтези приключенческое;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: январь 1214 г. - декабрь 1214 г.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Осень 1214 года, ноябрь.

Королева людей оказалась обманщицей и ведьмой, что связала себя узами с демоном Тени! Конечно же, герои не остались в стороне и свергли лже-Каролину.
На трон взошёл юный принц Август I Виндзор под регентством своего дядюшки Эдвина.
Подробнее обо всём можно узнать в новостях и слухах Эноа.





~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 17.05.1213 Вредный совет №1: всегда посещайте подозрительные пещеры


17.05.1213 Вредный совет №1: всегда посещайте подозрительные пещеры

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s3.uploads.ru/t/aFAZX.jpg
1. Дата и время:
17 мая 1213 год, послеобеденное время

2. Место действия | погода:
Неприметная и грязная пещера-нора под большим деревом в ведьмином лесу.
Погода пасмурная, ветреная.

3. Герои:
Тенар & Гед

4. Завязка:
Когда бабуля из Валбери слёзно умоляет тебя умертвить тварь, которая утащила её любимую коровку, разве можно отказать?! Особенно, если ты ищешь приключений, да побольше и поопаснее, и чтоб условия похуже: сырость, грязь, ммм! Конечно, бабушка, мы вам поможем! Тут как раз Гед в очередной раз собирается стать "учителем года", а Тенар - магнитом для всяческих неприятностей.

5. Тип эпизода:
Личный

Отредактировано Ged (2018-05-29 22:55:33)

+1

2

В пути Гед продолжал обучать Тенар магии, замечая, что при должном погружении в дело, ей достаточно неплохо удаётся совершенствоваться. И пусть воздух ей подчинялся из ряда вон плохо, зато пламя уже не гасло, и даже могло чуть усиливаться, а с землёй им удалость решить проблему с плотностью породы. Оставалось научить Тенар правильно чувствовать её.
- Я попробую объяснить тебе, на что похоже это чувство... – Гед задумался, - Ну, это как будто бы земля под твоими ногами – часть твоего тела, то есть... – он сделал паузу - некоторые вещи сложно описать словами, - ...то есть, ты делаешь её частью себя с помощью магии, и таким образом управляешь её движением, или же ощущаешь её вибрации, или то, что находится на земле поблизости. Поначалу может быть трудно, но потом привыкаешь, и это становится проще простого. Вот просто как рукой махнуть, - и он махнул рукой вверх, и земля быстро поползла вслед за ней, образовав шип, доходивший Геду до пояса. Когда он опустил руку, шип рассыпался в горку пыли. – Если с огнём ты собирала энергию над кончиками пальцев, а затем расширяла её, чтобы усилить пламя, то здесь нужно попытаться распространить её на нужный тебе участок земли...
В общем-то, не забыл он упомянуть и о том, что у многих магов вырабатывается своя техника управления стихиями. Кто-то предпочитает использовать волшебные палочки и посохи в качестве проводника магии, кто-то делает всё с помощью рук, кто-то комбинирует эти способы. Бывают даже боевые маги с холодным оружием – чаще всего они используют огонь или электричество, посылая во врага то волны пламени, то мощные электрические разряды, заряжая оружие стихией и усиливая удары в разы. Тенар предстоит найти способ, удобный лично для неё, а пока что Гед учит её управлять стихией так, как это делает он сам.

Уже долгое время Гед думал, что его дражайшей ученице нужно хоть какое-нибудь средство для самозащиты, помимо её собственной магии. Вот у него, например, был нож. И он решил, что Тенар тоже он нужен! Это ведь такая полезная вещь! Поэтому, сразу по приезду в Валбери, маг купил ей охотничий ножик в ножнах и ремешок, куда можно его прицепить. Гордо вручив его Тенар, Гед заверил девушку, что вещь чрезвычайно полезная и пригодится всегда. Начиная от элементарного сбора трав/ягод (чтобы не раздирать кожу на руках в попытках их сорвать) и вплоть до защиты от агрессивно настроенного дикого животного (разбойники в том числе).

Сняли комнату в таверне, а Стрелу оставили на местной конюшне. В общем-то, Гед не планировал засиживаться здесь надолго. Он хотел показать Тенар ведьмин лес и его достопримечательности, а для этого мог понадобиться день, в крайнем случае – два.
Утром, после завтрака, они немного побродили по Валбери, заглянули в местные магазины, где часто встречались самодельные обереги – вырезанные из красивых камней или из дерева фигурки, иногда в качестве подвесок на шею, иногда в качестве серёжек или даже заколок для волос. Вообще, здесь было много рукоделия: плетёные браслеты из разноцветных ниток, коврики; одежда из льна с причудливыми орнаментами – вышитыми или нарисованными специальными красками; расписные тарелки с изображениями разноцветных птиц и цветов...

Гед решил, что лошадь будет только мешать, поэтому не выводил её из конюшни, когда они с Тенар после обеда направились в сторону ведьминого леса. Ближе к окраине деревни домов становилось всё меньше, и у одного из таких одиноко стоящих жилищ к путникам выбежала дряхлая сгорбленная старуха.
- Милостивые господа! Да благославят вас боги! Помогите, прошу, - её взгляд скользнул по кулону Геда, - так вы из магов! Вам это по силам! – дальше она забормотала что-то бессвязное.
- По силам что? – недоуменно спросил Гед, переглядываясь с Тенар.
- Чудище утащило мою коровку! Единственный источник пропитания для старухи! Кроме неё у меня больше ничего нет! Я шла по следам, оно живёт в норе под деревом, вон там, если пойдёте прямо, не сворачивая, - она указала на северо-восток, в сторону чащи ведьминого леса, - будет нора! Вы и следы увидите! Прошу вас, - она говорила быстро, не давая и слова вставить Геду и Тенар.
- Вы видели его? – спросил Гед, задумчиво потирая пальцем подбородок.
- Не могла рассмотреть, зрение уже не то, что в молодости... Но я его слышала! Клянусь богами, оно издавало жуткий звук, как будто много маленьких зубов стучат... Мне было так страшно, так страшно... А что же с коровкой... – её голос почти перешёл в плач.
Гед вздохнул, положив руку на плечо Тенар, и отвёл девушку в сторонку, чтобы переговорить.
- Ну, вот и наше возможное первое приключение. Сомневаюсь, что она видела что-то ужасное. Скорее всего, гигантский земляной червь... Он не представляет опасности. Поищем её корову? – скептично изогнув бровь, он добавил: - Хотя, скорее всего, найдём лишь её останки.

+1

3

Тенар колдовала (рифмуется с торговала и это материал для очень лютой частушки, запишем) телом.
В первую очередь она всегда ухватывалась за пассы руками, которые делал Гед, потому что слова формул без стихов в её голове не застревали, да и интуитивно направление силы руками, как будто при рукоделии, было очевиднее.
И у неё получалось тем лучше, чем увереннее двигалась она в своей собственной, лишь недавно возвращённой ей шкурке, сама. Для неё магия была похожа на танец или плетение фенечки, и, находя рабочий элемент, она повторяла его раз за разом до совершенства, когда, пусть даже она тратила энергию на движение всем своим телом, она уже могла бы подпрыгнуть и выбить целый круг каменных шипов при приземлении всей скопленной и спланированной силой.
Или магия напоминала её пока не очень ловкую игру с ножичком, который можно было кинуть как и снаряд. Правда, даже когда она нашла идеальные движения рукой и переложила на магические снаряды, летели у Тенар только камни или куски почвы, потому что ни огонь, ни даже замороженная вода не держали форму, удаляясь от неё на расстояние локтя, когда она воображала их продолжением себя. Просто разлетались в ничто. И как можно контролировать воздух, когда у него нет никакой устойчивой формы вовсе и он абсолютно непослушен, как вдох и выдох?!
Поэтому она меланхолично плела фенечки, которые потом шли в гриву Стрелы, когда она садилась в седло в свою очередь, и зыркала по сторонам. Набежавшая им прямо под ноги баба Тенар показалась скорее навязчивой – того сорта людей, которых бы рыжая предпочла избегать, чтобы не стать жертвой манипуляции, потому что сама эмоциональным интеллектом обладала на уровне камня и в её случае избежать кукольников можно было только расстоянием, пока в доверие не втёрлись. А ещё, а ещё, её напрягали старухи. Ну, была причина, знаете ли.
Корова у тебя есть – неплохо живёшь, ба! – усмехнулась, весьма желчно, девушка. Последнее пропитание – это худая коза, с которой молока больше крынки не надоишь и мяса на недели две одной дай боги, если забьёшь. А с коровы можно продавать. Делать сыры. Да мало ли что!
Но дело было благородное. И светило какой-нибудь если не наградой, то ответной услугой. Что мешает им заглянуть, действительно, если Гильдия Героев тут мимо не пробегала, а Гед силён? (и не только силён…)
Тенар посмотрела ему глаза в глаза и, выдержав паузу и явное порицание от старшей женщины, сказала:
Если что-то тащит крупный скот – это угроза, а мы хоть защититься можем. Не вижу вреда в том, чтобы проверить, – не лжёт ли старая, например.
Сказано – пошли по следам. Тенар как охотница напряжённо и хмуро смотрела на разводы от волоком тащенного крупного тела по грязи и влажной траве и хмурилась:
Извинюсь перед бабой, потому что это правда не мешок и не два… – сказала тихо ученица, присаживаясь у крупного камня и глядя вперёд, где, в сторону от тропы по примятым бурьянам и клеверовым прогалинам, где коровам было бы вкусно щипать по весне траву, пролегал их путь.
Из-за кочек травы и камушков поднималась опушка и дерево и вздымалась горка с норой. Оценив размеры дерева – многолетнего гигантского и кривого как вся жизнь островитянки вяза – и размеры норы, которая могла раскрыться под его корнями, она вся немного похолодела.
Хера се дерево… – пробубнила, не краснея лишь потому, что была напряжена, Тенар. И, когда они приблизились ещё ближе, добавила. – Хера се нора…
Да, дурной язык, но лучше не опишешь. Из зёва скрытой корнями и поросшими по ним сетями мясистых паразитов-лиан норы, нет, пещеры, веяло не отходами хищника, а холодной сыростью.
Гед, а мы точно можем проверить эту… это место, только зайдя внутрь? Я знаю, что такие норы под нависающим лесным холмом могут простираться далеко, мы лазали по таким намытым грунтовыми водами сидам детьми. Старики говорили нам, что где-то в них могли быть врата в Грёзы… или в саму Тень.

Отредактировано Tenar (2018-06-03 10:15:52)

+1

4

- По-видимому, придётся пройти гораздо глубже, чем просто заглянуть, - деловито произнёс маг, вдыхая столь знакомый ему запах сырости, плесени и прелого дерева. Он часто относился к подобным вещам с долей безрассудства, пусть со стороны и напоминал человека, который любит продумывать вещи наперёд. Сейчас Гед смотрел на разинутую пасть норы с нескрываемым любопытством, и последней мыслью в его голове была мысль об опасности. Настолько последней, что он даже не обратил на неё внимания, гадая, сколько земляных червей могут тут жить, и на какое расстояние простирается, собственно, сама нора. – Ты права, на деле мы можем столкнуться с целым лабиринтом, имеющим множество выходов в разных участках леса... – он запнулся, услышав фразу про врата в Грёзы или Тень. Это натолкнуло на воспоминания, не слишком приятные для Ястреба. Если бы врата были вот прямо так – в открытом доступе, это место уже кишело бы демонами, - Нет, - добавил Гед на выдохе, - врата не могут появиться сами собой, кто-то должен их открыть.

Некоторые лианы он сдвигал руками, некоторые, особенно крепкие – разрезал ножом, чтобы не мешали. Совсем скоро последние лучи солнца остались где-то позади, и Гед вместе с Тенар оказались в полной темноте. Это длилось недолго: над ладонью мага появился волшебный огонёк, от которого не ощущался жар, но зато исходил свет, достаточный для того, чтобы осветить дорогу на несколько метров впереди и позади. Огонёк оторвался он ладони Геда и взмыл вверх, послушно следуя за путниками.

И правда: нора не упёрлась в тупик, она шла глубже, то сужаясь, так, что приходилось наклоняться, то, наоборот, значительно расширяясь. По ощущениям, Гед и Тенар постепенно спускались куда-то вниз. По пути, у стенок норы, начали появляться тускло светящиеся кроваво-красным светом грибы, а растения, напоминающие плющ, были бледного сероватого оттенка, с интересной волнистой формой листьев. И вот, первая развилка: один из проходов был узким, и, судя по виду, одновременно протиснуться туда мог только один человек. Второй же проход был гораздо шире.

Сжимая в руке посох, Гед подумал о том, что неплохо бы его задействовать. Он закрыл глаза и сосредоточился: найти зверя. Найти зверя. Зверя, который утащил корову!
Он был уверен на все 100, что зверем окажется земляной червь. Что ещё может жить в таком месте? Будь это нечто из тьмы, а они обычно нападают стаями, Валбери бы уже страдал по полной программе. Это просто чертовски крупный земляной червь.
Что ж, намерение ясно, направление задано. Посох окутало лёгкое свечение, правда, немного тусклее, чем обычно, что на миг встревожило Геда. Но затем он подумал о том, что это ему только кажется – из-за яркого света огонька. Свечение приобрело форму маленьких светлячков, которые медленно полетели туда, где проход был более тесным.
- Посох никогда не лжёт, - проговорил маг, идя впереди Тенар, протискиваясь между стен, - Мы без труда отыщем зверя, а потом таким же способом выйдем на поверхность. Полезная вещь, пусть и не боевая, - всё это время он прислушивался к земле вокруг, стараясь уловить хоть малейшие вибрации. Пока ничего. – Главное, чтобы здесь не была замешана тёмная магия, - опасливо добавил он, вспоминая, что посох начинает вести себя плохо, когда находится вблизи от мощного источника тёмного колдовства. Собственно, вопрос: нафига ты сюда лезешь, Гед? Так хочется помочь бабке найти останки её коровы, что решил поставить под угрозу свою ученицу, которую и так несколько раз чуть не потерял? Да не, бред какой-то! Он же супергерой местного разлива, пфф!

+1

5

Так гласила лишь молва, – чуть не надула губы Тенар. Неужели он принимает её за пугливую суеверную дурочку? Даже после того, как ей почти ничего не снилось и не мерещилось, несмотря на жуткую старуху в Кафе? Единственное, что заставляло робеть смелую рыжую-бесстыжую – так это тревога за свои боевые умения (которых не было, считай, ну вообще) и отсутствие лука в руках. Ах, лук. Она заглядывалась на туго натянутые охотничьи и укреплённые и тяжёлые боевые луки, но не смела даже пробовать к ним подойти. Ей не везло, чудовищно не везло с момента, как она окропила кровью птицы старый алтарь.
Это противоречие, равно как и уверенность Геда, толкнуло её вступить на путь в этой прогулке во мрак. Вспомнив все уроки, Тенар старалась не ломать глаза, пока они не привыкли, всматриваясь в тени за кругом света от огонька Геда, но, наоборот, причувствоваться к пространству вокруг через ноги. Нетолстая подошва давала земле тянуть холодом по самым мыскам, потом – выше, явнее. Земля здесь была сыра и не видела света очень-очень много лет, если видела хоть когда вовсе. Но не открылась же нора лишь вчера, верно?
Justin Bell - Temple of Woedica (Pillars of Eternity Soundtrack)
Куда вели эти проходы? Вряд ли их такими большими намыла грунтовая вода. Тенар боролась с желанием и не желанием подключить к изучению норы руки, и даже ставшие вырастать по стенам сияющие злыми, ядовитыми, но очень красивыми цветами грибы не убили это желание полностью.
Эта земля так стоит давно, – спросила шёпотом Тенар, не смея пристроить ищущие руки к спине идущего впереди учителя, и предпочла обхватить ладонями локти, спустив откинутый за плечи до сих пор плащ. В пещере было холодно. – Не думаю, что так близко с деревней могло давно быть место, куда бы не заглядывал, – она оборвалась, чувствуя замирание сердце. Что со словами? Что это за чувство? Что с ней? Но быстро отмела, вспомнив слух, – ни один житель деревни. В Башне мне сказал один из новичков, что местная староста – кажется, магичит, но никто не знает, насколько хорошо и чем. Уж она-то могла бы разнюхать всё тут да разузнать…
Если, конечно, слухи были не просто слухами.
Посох Геда, жаль, не испускал далёкий луч. Свод пещеры казался усыпанным звёздами, но даже по гнилостно-сладкому запаху, сгущавшемуся в стоялом воздухе вокруг, Тенар знала, что там нет ни одной звезды. Её кожа пробежала мурашками. Вот опять. Что это за мысли. И как будто колет в ладони, но нет, не горит, не то, не то. Она даже тронула свой аметист. Не то. Но почему так скверно и страшно? И вот уже как будто земля под ногами, чавкая, хватается в стопы всем своим холодом, хочет засосать.
Они дошли до следующей развилки, и девушка уже открыла и успела закрыть и снова открыть рот, чтобы что-то сказать, как свет начал дребезжать, с белого искря на красный.
Гед, – почти жалобно и бездыханно позвала Тенар. – Я что-то нехорошо себя чувствую. Мне не страшно, но… запах. Что это?
Воняло удушливо и сладко, каким-то древесным или не древесным млечным соком и гнилью. А ещё по пористому и поросшему грибами, как губка, потолку серебрилось бликами от огня как будто что-то мелкое, но многочисленное. Она достала руки из-под плаща снова и поддала тепла, чтобы собрать на них огня для света (и подышать простым чистым теплом магии).
Весь потолок роился многоножками. Многоножки кишели и текли рекой дальше, в мелкий тоннель, который запросто мог заворачивать и разворачиваться к первому перекрёстку труднопроходимой дебрью.
А за другим поворотом было нехитро найти и уже изрядно притопленную среди чего-то, омерзительно блестящего и похожего на грибницу своими мембранами, но вряд ли являющееся грибом, коровью тушу. Они не спросили, когда корова пропала. Если пару часов назад, тогда ВОТ ЭТО было страшно. Она, погрызенная уже до костей черепа, в какой-то зелёной слизи, была обложена вся в сколопендрах, не очень мелких, как могли бы такими тонкими нитями постукивать, как мелкие-мелкие косточки по стенкам. И даже очень и очень крупных, с предплечье Тенар. И даже ещё больше, причём с оформленными парами больших ножек и большими-большими челюстьми.
Будь в лёгких Тенар воздух, а не это гадкое марево, она бы не удержалась, чтобы завизжать.

я думаю что-то вроде того, что мамамногоножки будут как корус-жнец, м?

http://images.uesp.net//thumb/0/04/LG-cardart-Chaurus_Reaper_02.jpg/401px-LG-cardart-Chaurus_Reaper_02.jpg

Отредактировано Tenar (2018-06-05 01:28:53)

+1

6

Слухи о том, что старейшина Валбери – ведьма, на самом деле никакие не слухи. Маги Гильдии знали о некогда существовавшем Круге Ведьм, знали и о том, что оставшиеся женщины, преданные старым традициям, не слишком хорошо относятся ко всему, что связано с Башней. Ведьм оставалось немного – и даже Гед не смог бы сказать, где все они прячутся, хотя это и не нужно. Известен лишь факт: если ты из Башни, то лучше не контактировать близко с Гертрудой Ротенвальд, потому что она, похоже, всё ещё держит обиду.
- Понятия не имею, почему старейшина не занялась этим местом, - произнёс Гед, ощущая холодок, бегущий по спине, - Я слышал, что она обладает силой наравне с хорошо обученным магом, так что, вполне могла бы… - он не закончил, потому что в голову тут же закралась встречная мысль, опровергающая предыдущую, - Наверное, тварь, живущая здесь, только сейчас начала активно мешать людям жить. Возможно, до этого всё было… спокойно, - мысли путались в голове, и Ястребу было трудно связать их воедино. Что это? Неужели, страх? Нет, он не боялся, он всё ещё хотел идти дальше и узнать, что там, впереди. Тогда откуда это странное чувство?
Светлячки посоха вяло замерцали, исчезая и появляясь, меняя цвет с золотистого на красный и наоборот. Гед наблюдал такое и раньше: Искра Света реагировал не только на помыслы своего владельца, не только на его уверенность в себе, но и на магию. В руках тёмного волшебника, от которого разит смертью, он бы ни за что не заработал. Как у капища тёмного бога.
- Здесь всё не так просто, - только и смог произнести очевидную вещь Гед, пытаясь сосредоточиться, но что-то мешало ему, - Ты тоже это чувствуешь? Всё должно было быть… по-другому, - он совсем недолго думал над тем, что же это такое, потому что следующая картина заставила забыть обо всём, что было до неё.
Многоножки. ТЫСЯЧИ ИХ!
Если бы Гед был похож на сахарную барышню, которая брезгливо фыркает на муравья, упавшего на её платье, он бы и не совался в такую грязь. Но он был любителем болот, пещер, нор и всего такого, и был хорошо знаком с ситуацией, когда находишь под одеждой раздавленных жуков, комаров, мух, а то и вовсе случайно съедаешь какое-нибудь насекомое. Он не брезговал. Но то, что он видел здесь и сейчас, почему-то произвело по-дурацки отвратное впечатление и желание вывернуть свой обед из желудка.
- Нам лучше… - он запнулся, но быстро вернул голосу уверенность: - …пойти другим путём, - схватив Тенар за руку, он рванул в ближайший поворот  (куда вели уже почти исчезнувшие светлячки), по пути думая о том, стоит ли избавляться от роя многоножек, или они и вовсе мирные? Они же не были совсем гигантскими… Наверное, не опасны.
Но дальше – хуже. Остатки коровы. Уродливые, обглоданные и покрытые следами жизнедеятельности местных насекомых. Светлячки исчезли - и совсем не так, как они обычно это делали, возвращаясь в посох. Они словно бы умерли, упали на землю и испарились.
- Так вот чем здесь пахло… - произнёс маг, завороженно глядя на многообразие сколопендр. Здесь были и достаточно крупные особи, и совсем ещё детёныши, как на предыдущей развилке. Одна из сколопендр, размером примерно с руку Геда, издала звук, напоминающий скрип и глухое шипение, и прижалась спиной к стенке норы, подобно змее, готовящейся к броску. К Геду уже начало приходить осознание того, что где-то тут у них есть большая сколопендра-королева, мать этого роя. Не исключено, что у неё есть парочка таких же, как она, «слуг», не пойдёт же она сама корову утаскивать, - Сначала корова, затем будут люди… Придётся от них избавиться, - его голос звучал тихо и медленно, чтобы не спровоцировать настороженную многоножку, - Облегчим работу старейшине Валбери, - он нервно улыбнулся, чтобы ободрить напуганную Тенар. Но нападать не спешил – кто знает, быть может, эти насекомые подобны шершням? Обидишь одного – на тебя кинется весь рой. Меры предосторожности не повредят. Нужно как-нибудь умно обезвредить их.
- Я их обездвижу, - сказал он, медленно отходя в сторону противоположной стены и, наконец, отпуская ладонь Тенар и возводя обе руки перед собой. План был прост: сделать землю влажной и липкой, обеспечить движение внутрь, подобно маленьким воронкам, насекомые застревают, и – бац! – мини-болото резко высыхает, становится подобным застывшей глине, замуровывая их внутри.
План был приведён в действие. Земля под остатками коровы и недалеко вокруг них начала булькать, словно кипит, и большая сколопендра занервничала, когда начала тонуть, а при попытке выбраться тонула ещё глубже. Останки уже были погребены, и на поверхности оставались лишь некоторые из насекомых, самые крупные – они вяло дёргали усиками и лапками, а их всё засасывало и засасывало. Гед не учёл кое-что: он ведь совсем не знает, где их мама и её помощники. А она вдруг оказалась прямо за его спиной.
Проделав своей массивной головой дыру в стене, она(или он? Кто их разберёт…) оттолкнула мага так, что ему волей-неволей пришлось прекратить своё колдунство.
Гед сообразил, что происходит, также он сообразил и то, что времени придумывать новый план у него не осталось. Он вскочил с земли, посылая поток ветра в чудище, но оно лишь совсем чуть-чуть отступило, а затем резко обернулось.
- ТЕНАР! – выкрикнул Гед, понимая, что ученица осталась там, у стены, и между ними теперь была эта отвратительная сколопендра-мать. Тем временем, ему на шею посыпались несколько мелких с потолка, и Ястреб с ужасом понял, что она позвала и их. Укусы один за другим сбивали его с толку. В какой-то момент он вдруг подумал: Что я здесь делаю? Почему я не дома?
И почему он вдруг вспомнил о доме? Резкая вспышка, возникшая в голове будто бы из ниоткуда, вернула его в реальность. А из болота, которое больше не булькало и не засасывало, уже выбралась та, крупная, многоножка. И теперь обвила мага за ногу, прокусив штанину. Голень пронзила острая боль.
- Попытайся... поджечь её! Они должны, - он старался отцепить от себя крупную сколопендру, избивая её посохом и уже не обращая внимания на топот маленьких лапок по своей спине, - ...должны гореть! - он бы и свою поджёг, да вот незадача: есть риск и себя обжечь, она же намертво вцепилась.

+1

7

Чувствую что? Гниль? Ы-ых! Ещё как! Хорошо, что у меня крепкий желудок, – ну, был по идее, если не лепёшка с острым рубленым мясом через пару дней после освобождения не опровергала ничего, а была исключением из правила. Лицо у Тенар в момент, когда она увидела многоножек впервые, было похоже на лицо человека (или морду котика), которому подложили что-то настолько невозможно омерзительное, что она не могла не пытаться зажать глаза и ноздри прямо изнутри, не двигая руками, чтобы не дай боги не коснуться. Ничем. Потому что ОМЕРЗИТЕЛЬНО.
На большой земле всего так много и большого? – спросила замявшаяся девушка, не уверенная в том, что от неё требовалось и, по правде говоря, не желавшая, чтобы на неё свалилась, прыгнула или просто к ней даже приблизилась хоть одна их ползучих гадин.
А мне что делать?! – беспомощно спросила она, когда Гед отстранился, понимая, что не может толком пошевелиться. Вот у неё был её герой – без сарказма и шуток сейчас – за которым можно было волоокой прятаться, а вот она осталась одна, пусть он и творил заклинание.
Они уже обсуждали такие трансформации почв. Она, в качастве успокаивающего упражнения, попыталась сосредоточиться, слушать землю стопами, прочувствовать, как именно, какие зоны под тварями он разжижает, но всё, что могла слышать Тенар в стопах, помимо бьющегося в целом её теле сердца – это тонкое тихое цоп-цоп-цоп, тап-тап-тап, цтк-цтк-цтк сотен, тысяч лапок! Они были над, они были на, они проваливались внутрь, они бы были внутри, если бы чуть глубже за пластом глинистого слоя, который был самым надёжным и твёрдым во всей пещерной структуре, это ощущение породы не переходило в тёмное глухое ничего.
Она не заметила, недоумевая от тьмы под, как обрела угрожающие формы, спускаясь из ниши под сводом пещеры, заставляя разбегаться мелочёвку в неверном и дрожащем свете от рук Тенар, тьма над. Она закричала не его имя, а неразборчивое "А-а-а", упуская не сплетённое никакое заклинание с рук, оказываясь снова во тьме, и не видя учителя вместе с тем. Он сам потерял её.
Прости, прости! Я здесь! – отрывисто и нервно оправдывалась она, восстанавливая свои огненные рукавицы.
Когда она увидела, что многоножки уже успели насыпаться всем своим мерзким громадьём, она запаниковала не на шутку, и чуть не потеряла заклинание снова, даже с учётом того, что она, пусть и осаждаемая стрекочущей мелочёвкой по своду над и у ног, не двигалась с края и была в безопасночти мёртвой зоны втопленных в камень многоножек. На неё не нападала, яростно тонко свистя-визжа и размахивая похожими на ножи большими парами лапок, многоножка размером с пони!
Теперь силы текло в руки слишком много – Тенар по натуре была выживальщик, и поэтому у неё начали завиваться от жара кончики волос и дымиться сырые складки запаха накидки.
Как?! – руками её обнимать? Тенар не умела делать стабильные огненные шары или стрелы из устойчивой, не разрушающейся в полёте от создателя плазмы. Она увидела, что огненная сфера, неплотная, но слишком широкая, уже выходит из-под контроля и бросила её вперёд. Огонь рассеялся по пространству искрами, снова погружая пещеру во тьму и лишь чуть-чуть припугнув твариное громадьё. Но она зажгла руки в следующие две секунды и, матерясь сквозь зубы, чтобы не визжать от страха – её на капюшон и плечи посыпались грёбаные многоножки, рванула к нему. Она видела, что большая многоножка наползла на Геда, захватив его лапками побольше и шевеля жвалами над его ногой, и не отпускала несмотря на взмахи посохом, а ведь позади него ещё и пыталась подступиться вплотную вторая! По нему ползали десятками гады. Она точно видела кровь.
Сердце у девушки, выжигавшей взмахами горящих устойчиво и обдающих жаром рук тварей с пути, замерло. Она видела, что их всё ещё разделяла топь, и, молясь всем богам, чьи имена не успевала вспоминать, побежала прямо сквозь ней, внушая себе, что её стопы, где бы ни приземлились, будут стоять на прочнейшем камне из возможных. В руках у неё мерцало пламя, грозя погаснуть из-за нехватки концентрации и мастерства. По капюшону и уже у шеи цокали и токали лапки.
Сука, сука, сука-а-а! – не кричала, не рычала, а громко хныкала Тенар в своём коротком забеге. С подлёта она наступила на хвост сколопендриного брюшка ногой сверху, и, видимо, она бежала с такой силой, что не только казалось, что разжиженная земля под ней вибрировала до самой непрозрачной тьмы внизу, но и сама стопа стала как каменный молот и раздавила панцирь о наковальню, погружая ногу в тонком сапоге в смутное влажное чувство снаружи от ноги, а потом и прижала горящие кисти к ней ближе к жвалам, отрывая многоногую тварь, наползавшую на ногу Геда всё выше.
Свистящий стрекочущий визг затопил пещеру. Тенар укусила какая-то дрянь, но она ещё даже не почувствовала. Мелкие, как невидимые мурашки, оставляли даже не чувствующиеся, влажные и онемелые проколы в коже, и пока она швыряла одной рукой всплохи огня направо и налево, сгоняя нашествие с Гуда и отгоняя вторую, понявшую, что связалась с бешеной десперадо, мега-многоножку, она даже не успевала почувствовать эффект яда. Ей пока было мало яда, она же поднимала капюшон. Но они ползли по ней всей, и по Геду, и вот эта ещё дёргающаяся расплющенная и воняющая какой-то тошнотной кислой жжёной карамелью тварь ещё шевелилась.
Собственные руки Тенар, прижатые к собственному огню в касании, болели, хотя не получали тех же ожогов.
А тьма где-то под пластом под ногами немного подалась вверх, хотя места с окаменевшими шагами гиганта, которые оставляла девушка, чтобы пробежать, утопали с окружающей их грязью внутрь. Они проваливались ещё ниже.

Отредактировано Tenar (2018-06-15 16:31:16)

+1

8

Хм, так вот какой он, «вкус жизни»! Страх, чувство приблизившейся опасности, хриплое дыхание смерти где-то за плечом, эмоциональная ругань Тенар… Это одновременно пугало и… радовало? Геду хотелось ощутить небольшую «встряску», конечно. Правда, то, что происходило сейчас, было большой встряской. ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ ВСТРЯСКОЙ. Он посмотрел на гигантскую сколопендру, которая издавала клацающе-шипящие звуки и готовилась к броску, подобно змее. Он заметил и то, что они с Тенар явно куда-то проваливлись. И в голове у Геда возникла идея. Что, если они и вправду сейчас провалятся вниз? Он ощущал там пустоту, проходы, далёкое продолжение лабиринта… В комплекте с этим шло ещё и странное чувство, будто бы затуманивающее его «земляное зрение», так что Ястреб не мог с уверенностью сказать, что на нижнем уровне нету таких же сколопендр. Но спасаться как-то надо было, а устраивать в таком месте огненный хаос, выжигая всё (и себя в том числе) – не вариант.
Нужно, чтобы земля провалилась ровно там, где мы стоим. Чтобы твари не упали за нами, - он вздрогнул от очередного, особо болезненного укуса мерзости, ползающей под его рубашкой.
Он заговорил быстро, пустив в сколопендру уплотнённый режущий поток воздуха, так что она едва не опрокинулась на спину.
- Я очерчу круг, а ты добавишь силу удара, так, как ты только что делала это… - он кивнул на глубокие следы с трещинами, - но ещё сильнее. Ты прекрасно справляешься, я тобой горжусь, - он подмигнул ученице, всё ещё сохраняя хорошее расположение духа.
Ответ «нет» не принимался. От этого зависела их безопасность… Наверное. Если внизу не окажется целое роящееся гнездо.

Гед уплотнил массу сырой земли вокруг него и Тенар, а место, на котором они стояли, по-прежнему оставалось неустойчивым.  Почва была податливой, она и сама обвалилась бы со временем, только сейчас ей нужна была помощь.
Сколопендра совершила внезапный рывок, но её цели уже упали вниз. Гед мгновенно закрыл образовавшийся проход, используя землю вокруг, сдвигая её к центру «дыры». Правда, из-за этого он приземлился не на ладони, а на спину, и тут же ощутил хруст – мерзость под рубашкой раздавилась, обжигая кожу чем-то едким, и это не считая самого удара о землю.

Здесь было пусто. И тихо. Геду казалось, что он всё ещё чувствует, как по нему ползают тучи этих отвратительных насекомых. Он прислушался к земле вокруг: и здесь было что-то нечисто. Он не мог «видеть» далеко. И ему постоянно казалось, что по стенам ползут твари, хотя здесь их уж точно не было. Во всяком случае, блёклый свет волшебного огонька, мерцающий у стен и потолка, не улавливал блеск их панцирей, а уши не слышали то жуткое стрекотание.
Живее всех живых был только посох. Ну, точнее, деревяшка, которую он из себя представлял.
- Что-то глушит магию, - произнёс маг уже не таким уверенным голосом. В нём слышалась усталость, - Пойдём, пока они не вернулись. Простые сколопендры не должны обладать такими способностями. А эту ты видела?! Гигантская… Как будто из подземелий Деорсы сбежала… - он взял Тенар за руку – так было спокойнее и надёжнее, и потащил за собой.
Он даже забывал смотреть под ноги. Что-то неумолимо заставляло идти вперёд, но это не была жажда жизни или же наоборот – страх. Эмоции, цели, желания – всё куда-то делось, и кажется, будто бы Гед постепенно превращается в зомби. Он просто шёл, и не мог сказать себе, куда и почему он идёт. Он даже не мог обратить внимание на своё поведение, у него не возникало вопросов, почему ЭТО происходит. Почему всё кажется таким НОРМАЛЬНЫМ.
Он споткнулся обо что-то и едва не упал… Наклонив голову вниз, Гед заметил, что препятствием оказался человеческий череп.
- Череп… - задумчиво произнёс маг, нагнувшись и рассматривая находку. – Человеческие жертвоприношения или путник, свернувший не туда? – равнодушным тоном пробормотал Ястреб и пнул его ногой, череп исчез во тьме прохода, что был как раз впереди. Тусклый, можно даже сказать полумёртвый, свет магического огонька не проникал вперёд. Как только Гед и Тенар приблизились к проходу, стало ясно, что туда просто не проникает свет. Гед протянул руку – и она исчезла, сливаясь с тьмой.
- Должно быть, выход там… - завороженно проговорил он, будто бы сквозь сон. Маг даже не чувствовал, как порванная штанина прилипла к окровавленной ране и теперь больно оттягивала её при каждом шаге; не замечал, как неприятно саднят множественные укусы на спине, на боках, на груди… Как рубашка слиплась с раздавленной на спине тварью и с ожогом, если это можно было так назвать, оставленным её внутренностями. Яд, струящийся по его венам, воздействовал на мозг, но это было не простое помешательство. Геда тянуло во тьму, она обещала ему вечный покой и исцеление…
- Пойдём вместе…? – он крепче сжал руку Тенар, удивительно крепко, как будто бы не хотел, чтобы она убежала, - Мы должны сделать это вместе… - взгляд был остекленевшим, словно покрытый полупрозрачной мутной пеленой, - Пожалуйста… - прошептал Гед. Или это был уже не Гед? Он шагнул в проход, волоча за собой Тенар.

+1

9

Вне себя от остервенелой ярости, Тенар чуть не поперхнулась смесью восхищения и возмущения, когда Гед её между делом нашёл время похвалить.
Нашёл время!
Тенар делала что могла как выходило, и да, ярость придавала куда больше сил, чем вдумчивая концентрация и представление целей.
Она откинула погасшими руками ворох визжащей в огне мелочёвки с плаща Геда и, ухватив его за плечи, подпрыгнула на месте ногами, посылая в землю импульс. Когда она приземлилась, они полетели. Вместо тьмы там оказалась полость и, о ужас, ещё одно дно, к столкновению с которым на вытянутых, только отдавших всю энергию в почву ногах Тенар оказалась не готова, и потому она со сдавленным криком позволила земле самой согнуть ей, чтобы не переломать, ноги, падая вперёд, на руки… и на Геда.
Девушка не могла поймать дыхание. Всё её тело пульсировало, как огромный комок боли и напряжения с небольшим пятном мягкого бесчувственного тепла где-то на правом бедре. Со стоном она откатилась, ища в себе силы встать. Раж прошёл, её мутило как пьяную с похмельной побудки. Весь мир вокруг превратился в непроглядный чёрный пузырь. Она поглядела наверх и не увидела ничего. Попыталась призвать тепло в руки, чтобы зажечь хоть тонкую ауру огня, ради света – и почувствовала только липкий мрак, пустоту и холод. За ними не гнались. С неё ссыпался ворох как будто бы мгновенно не только прожаренных, хотя она не боролась с мелочёвкой так направленно, этого бы не выдержал её плащ – но и переставших дёргаться сороконожек. У неё было что-то тёплое и липкое на ноге. Коснувшись в слепой тьме штанины рукой, Тенар подумала, что она, кажется, рассечена и мокрая. Это не помешало ей собрать силу воли и встать.
Они были во тьме, во тьме такой непроглядной и непривычной, что казалось, в ней можно плыть и не бояться уже ничего, потому что не может ничего в такой тьме существовать. Но это лишь казалось. Тенар попробовала ещё несколько раз призвать хоть каплю магии изи, хотя бы, слух земли, пока наставник увлекал её куда-то, даже не переживая. Как будто он видел, куда шёл. Но только замечание про череп встрепенуло отчаянно борющуюся с наступающей паникой и отупением Тенар.
Нет, стой, – голос принадлежал не ей, не мог принадлежать. Этот был слишком пустой, слабый и где-то извне тела, как ей подсказывали заложенные уши. И только когда он потянул её дальше, потребовала. – Стой, Гед, куда ты!
И упёрлась пятками в землю, нет, в каменистую кашу. Саму Тенар мутило, но она сознавала себя, пусть и с отсечёнными чувствами, внятно, и всё в ней орало, что что-то не так. Она рванула мага на себя и, о ужас, хотя он садящимся голосом казался ей мягким и неустойчивым, как статуя из мокрого песка, хватка руки у него была железная. И слова жуткими и бьющими по нервам тревогу.
СТОЙ! – завопила, перекрывая прорезавшимся голосом странные слабые просьбы, девушка, и рванула назад, неверной ногой упираясь в земляную стену, тываясь избежать зёва этого едва видного ей прохода. Ей было страшно, а теперь ещё по ноге, единственной не доставлявшей боли и тревог выше колена, разлилась мерзкая тёплая слабость, превращая мышцы в желе. По покрытым холодной испариной щекам брызнули тёплые стрелы слёзных дорожек. Тенар была не из нюнь и презирала рыдания, но она не знала, что ей делать. Нога её не слушалась, мешая остановить Геда от продолжения пути в никуда, и она начала оползать вниз.
И тут её осенило: а почему бы и нет. Если единственный вариант не идти туда, где тьма и смерть – лечь в грязь здесь? И, напружинив левую ногу, девушка подпрыгнула на ней, как хромой голубь, только чтобы по приземлению согнуть, позволить себе упасть коленом на голень Геду, и не только самой свалиться, но и его невменяемое упорство с собой увлечь вниз.
Он показался ей тяжёлым, как каменная глыба по его форме. Абсолютно неживым, и, поскольку ей повезло (не очень) получить одну руку зажатой до боли между его грудью и своими рёбрами. Кряхтя и морщась от боли, пытаясь выползти из-под мага, она вспомнила, как отец не раз говорил: "здоровые люди не валятся, как мешок картохи, с тычка". До прибытия на большую землю Тенар даже толком не знала, что такое "картоха". но сравнение холодило хребет своей точностью. Всхлипнув от боли – неудачно вывернутое запястье теперь отзывалось болью, девушка постаралась обеими руками обнять и больше не пускать и не давать себя волочить своего спутника. Он пугал её не на шутку, но куда им деваться друг от друга одним в темноте? Только пытаться привести в чувства.
Гед. Гед. Это не ты. Там ничего нет, только страшная темнота, и мне страшно, – щекой она коснулась его лица, опознавая его по длинному носу и рубцам, прежде чем приложиться ко лбу и попробовать жар под кожей, покрытой липкой холодной испариной. – Тебе нехорошо, тебя покусали, никуда мы не пойдём.
Она пыталась разжать его пальцы и забрать посох, впервые за долгое время кажущийся совсем безжизненным, со слабой и как будто погашенной искрой внутри. Другая рука царапала по стене тоннеля, выискивая в складках плаща мага ворот. И там тоже была везде эта липкая лихорадка с какой-то ещё мерзкой дрянью поверх ран. Что же ей делать.
Давай назад, поищем выход лучше, – она не удержалась и всхлипнула. Как оценивала всё Тенар, у которой с каждым мгновением самой кончались силы и немела дальше вниз нога, у них был большой шанс никуда уже не выйти. Но многоножки казались малым злом по сравнению с тем, что видел он, но не видела она впереди. Но она продолжала строить рациональные неисполнимые планы: – Найдём чистой воды. Промоем раны. Вернёмся после.

+1

10

И всё же, Гед никогда с таким не сталкивался. Нет, ему встречались места, где магия становилась слабее или вовсе исчезала, но чтобы в этих же местах была подозрительная тьма, которую, казалось бы, невозможно сотворить без применения магии...? Если уж волшебство так слабеет, тогда почему яд сколопедр заставляет думать о странных вещах, а не просто парализует, например, или вызывает отёки, как при укусах пчёл или шершней? Почему вообще сколопендры такие гигантские и больше напоминают монстров?

Тенар не нашла способа лучше, чем просто повалить Геда на землю и попытаться не дать ему уползти в загадочный проход. В общем-то, это подействовало, начиная хотя бы с того, что падение немного «встряхнуло» мага, как будто его окатили ледяной водой, и он даже смог осознать, что прилипшая к ране на ноге штанина с рывком отодралась вместе с корочкой, и, кажется, без кровотечения дело не обойдётся. Больно, но что поделаешь... А Тенар всхлипывала, говорила что-то, и поначалу это доходило до Ястреба лишь обрывками фраз: - ...не ты. ...ничего нет, ...темнота...
Не столько её слова, сколько сам момент этого минутного «прозрения», пока Гед лежит тут, закусывая губу от саднящей боли в ноге и едва не раздавив Тенар, заставил его найти силы в собственных обещаниях, данных самому себе. Он ведь точно знал, на что идёт, когда брал Тенар с собой. И должен был обеспечить ей максимальную безопасность, а теперь что? Валяется тут, грязный, обкусанный тварями, и, кажется, потихоньку сходящий с ума. А она плачет.
Опираясь рукой о землю, Гед привстаёт, нащупывая коленом участок, на который можно наступить, дабы не раздавить случайно Тенар. Он не смотрел в сторону тёмного прохода, чтобы вновь не попасть под его странные чары. Да и нельзя туда идти, очевидно, вряд ли оттуда вообще можно вернуться...

- Спасибо, - прохрипел он, уже стоя у стены и опираясь о неё ладонью. Несколько мгновений после этого Гед молчал, думая над тем, как поступить дальше. Здесь, вблизи от мрачного прохода, он не мог сосредоточиться и «видеть» при помощи земли. Для себя маг очертил это место «тёмным источником», предполагая, что именно от него исходит магическая заглушка. Значит, чем дальше от него, тем слабее его влияние. Это было лишь предположение, которое ещё предстояло проверить. – Мы выберемся, обещаю, - он помог Тенар встать и тут же обнял её, крепко прижав к себе, - Если бы не ты... – хрипота в голосе постепенно уступала место привычному голосу Геда, звучащему, разве что, более устало, чем обычно, - ...даже думать не хочу. - отстранившись от Тенар, он сделал несколько шагов в противоположном от тьмы направлении.
- Давай попробуем пойти назад, подальше от этого, - он вяло махнул рукой, указывая себе за спину, - Это лучше, чем стоять на месте. Если мои предположения верны, - он закашлялся, - то на достаточном расстоянии отсюда мы могли бы прорыть выход на поверхность... – не руками, конечно, - Что до воды, - на лице Геда выступила болезненная улыбка, - если нам повезёт, встретим её по пути. Пока мы ещё можем идти, нельзя падать духом. – и он взял Тенар за руку, снова, но теперь свободно, а не цепко, как в прошлый раз. Он боялся, что очередные падающие с потолка сколопендры разделят их, или это сделает ещё какая мерзость...

Перед тем, как свернуть в первый попавшийся проход, Гед с помощью посоха оставил на стене отметину в виде креста. На всякий случай, если вдруг они начнут бродить кругами. Огонёк, который освещал им путь, казалось, даже оживился немного, хотя Ястреб всё ещё не мог сказать, что был бы в стостоянии сейчас пробить в земле гигантскую дыру и поднять их с Тенар на поверхность. Большая часть магического резерва была, как будто, заблокирована.
Трудно сказать, сколько времени они шли. Может быть, четверть часа, а может – все три часа. Одно Гед мог сказать точно: аппетит у него отбило начисто, хотя желудок подозрительно урчал. Однообразные повороты, где Гед снова и снова оставлял пометки; светящиеся грибы; маленькие пещерные насекомые... И вот, наконец, первые интересные признаки. Старый, ржавый, обросший грибами подфакельник на стене. Дальше – второй, третий...
- Возможно, мы придём к выходу, - произнёс маг, выискивая в проходе другие подфакельники и направляясь в их сторону, - Или, хотя бы, к воде. В худшем случае, это будет заброшенная усыпальница... – но попытаться стоило. Тем более, раз уж здесь были люди когда-то, значит, они как-то сюда попадали и как-то отсюда выходили.
И подфакельники привели к двери. Да-да, дверь в пещере. С виду она была сделана из скрепленных между собой пластин железа, покрытых какой-то засохшей слизью, дурнопахнущим налётом и ржавчиной. Старая ручка в виде кольца была, на удивление, целой, правда, было одно отверстие для ключа, так что дверь вполне могла оказаться запертой. А могла и не оказаться.

+1

11

Если бы не я, – застонала, прижимаясь к оклемавшемуся (вроде бы) учителю Тенар, – ты бы, блять, сдох.
Вышло практически навзрыд, и некуртуазность речи очень слабо описывала нависшую в мировосприятии Тенар ЖОПЕНЬ на горизонте.
Пожалуйста, – шмыгнула она носом, когда он оторвался от неё, – не делай этого. И ничего не делай. Тебе плохо. Дай, я разберусь сама, а ты восстанови силы.
Ей было плохо. Она должна была защищать их обоих какое-то время, ловить едва приходящего (А ЧТО ЕСЛИ НЕ ПРИХОДЯЩЕГО?!) в сознание Геда, разбираться самой. Это было сложно. Это было ответственно. Это было хуже, чем сложно!!!
Она висла на его локте, постоянно корректируя направление от закосов вправо или влево, и просто вела. Ногами. Рукой. Глазами, уставленными в темноту. Это было так страшно. Мать Тьма обнимала всех со своими тяжёлыми перистыми крыльями и тишиной. Давила паранойей. Удушала надежду. И всё же…
Прошу, – навзрыд, и никак иначе, просила она учителя какое-то время спустя – не отвечая на советы и предположения, не прося новых – попросила Тенар. – Просто продержись ещё чуть-чуть.
И она пробила путь. Не трогая наверняка заминированной арки прохода. Просто вдарила кулаком, в движении, полном отчаяния и силы, рядам.
За тьмой лежала снова тьма. Тенар втянула в улегающийся смог магии и свежей каменной крошки Геда, вдыхая с грудью масла и пыль. Масла. Повязки. Они были в зале бальзамирования, о котором Тенар не имела понятия. Но здесь журчала вода, здесь были возвышения, похожие на лавки – или столы.
Ложись, умоляю, ложись, – шептала она, заставляя Геда лечь прямо под капли единственной живой воды со свода пещерной системы, как одерживая, готовая лечь сама.
Отдых.
Им нужен был отдых.
Она тоже ложилась на один из ритуальных столов без всяких логических к себе вопросов, скрещивая руки на животе.
Их ждала она.
Любовь.
Тьма.
Вечно.

Отредактировано Tenar (2018-10-15 01:22:15)

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 17.05.1213 Вредный совет №1: всегда посещайте подозрительные пещеры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC