http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 17.04.19

Обновлены роли, нужные персонажи! Понемногу воюем с весной!  

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1214 год ~ 1215 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало весны 1215 года, февраль-март-апрель

Весна дышит в спину! Но кто же знает, что она несёт за собой?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 02.02.1214. Поздний-Ранний гость.


02.02.1214. Поздний-Ранний гость.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата и время:
02.02.1214
Поздняя ночь перетекает в раннее утро.

2. Место действия | погода:
Нортран, Трактир "Волчья Ягода".
Безветрие и легкий снегопад.

3. Герои:
Grimnir Karanak, Erika Bjorgulv.

4. Завязка:
После шумного праздника в честь дня рождения тетушки чьего-то зятя Эрика рассовала многочисленных гостей по постелям и задержалась больше обычного, чтобы навести порядок. Вот уже все вытерто и помыто, пересчитано и учтено, и пора закрывать заведение да ложиться спать, но на пороге гость. А гостя не принять нельзя. Какой же ты гном, если закроешь дверь перед носом усталого путника? Наверное, очень упрямый и вредный, и, в целом, вполне обыкновенный. Вот только Эрика не такая. Даже если очень устала.
Что за таинственный гость пожаловал в "Волчью Ягоду", что связывает его с этим местом, какое ему дело до Эрики, и что он задумал? Какие действия предпримет Эрика, и чем обернется эта драма для нее? Вот и узнаем.

5. Тип эпизода:
Личный.

Отредактировано Erika Bjorgulv (2018-05-13 14:22:15)

+1

2

«Холера. Придется, видимо, заночевать на улице… Впрочем, ничего необычного…»
  Дорога до Нортана, пусть и окольными путями, заняла несколько меньше, чем думал Гримнир. Он планировал попасть в город к утру, но Нортран явно разросся со времен его последнего пребывания.
  С одной стороны, это, конечно, радовало… с другой – тревога охотника и его недоумение все нарастали. Сколько времени прошло с тех пор, как он «уснул» в последний раз?.. Явно не пара недель, и даже не пара лет. Что же происходит?.. Почему он вообще ехал в Нортран, да еще и в таком… виде?..
  «Ладно, проблемы будем решать по мере поступления…»
  К счастью, стража не остановила и не заковала его в колодки еще на въезде – что с его-то нынешним телом вполне могло иметь место.
  Своего настоящего имени и личности Каранак решил до поры не раскрывать. Сперва разберется, что к чему… да и какие у него доказательства? Только камень, который хрен кому что докажет… мало ли подделок! Шрамы? А помнит о них кто?..
  Нет, глупо было бы триумфально въезжать на родину с видом героя.  Глупо и опасно…
  Тихо ругнувшись про себя и проклиная виновных, мужчина слегка пришпорил лошадь. Нортран, конечно, славился своими тавернами, корчмами и трактирами, но в такой поздний час всякий разумных хозяин запирает двери, чтобы лихой человек не пробрался, или нечисть какая шалить не начала. Да и кто его пустит сейчас с такой-то разбойничьей рожей… кроме разве что…
  Гримнир хмыкнул про себя и направил на другую улицу. Если он еще не совсем забыл…
  «Волчья ягода», конечно, тоже была закрыта, но за окнами еще горел свет. Должно быть, старина Дубовал снова завозился со счетами и книжками… Не дело его отвлекать, конечно, но ничего, доплатит ему, да и чего-нибудь еще с заведением поможет… Все-таки Бьярни – мужик правильный, и доверять ему можно, пустит, да и в историю его поверит. Если знать, что сказать.
Стой. – Коротко бросил он коню, придерживая его и спрыгивая с седла. – Сейчас узнаем, есть тут места для нас с тобой…
  Каранак постучал в двери трактира и с удивлением обнаружил, что они не заперты. Должно быть тут кто-то засиделся…
  Вот только на входе его встретил совершенно не тот, кого он ожидал увидеть.
Бьярни?.. – С некоторым недоумением спросил он.  За столом  почтенного гнома и владельца заведения сидела относительно молодая девушка-гном – и она, похоже, смотрела на охотника с ничуть не меньшим удивлением, чем он на нее.
  В ней явно угадывались черты Дубовала, но это была не Рёсква  (все же совместная и столь долгая жизнь делает супругов похожими даже внешне). Хм. Сестра?..
  Каранак прочистил горло – звук был похож на треск падающей кровли – и осведомился, переходя на гномий:
А нельзя ли мне увидеть хозяина заведения, почтенного Бьярни Дубовала?.. Ну или хотя бы остановится у Вас на пару ночей, если он… – Гримнир едва не ляпнул «опять упился», но спохватился, решив не порочить достойного гнома перед лицом родственницы и сказал совсем другое. – Если он опять занят чем-то более важным.
  А что если «Ягода» уже не ему и принадлежит? Будет, как минимум, очень неудачно… да и вообще, как бы за дверь не выставили!  Он-то ладно, переживет, а с конем что делать?..

+1

3

Голова еще не болела, но вскоре могла начать. Монотонный стук наполнял старую, но начисто вытертую, до последней пылинки, громадину. Эдакое древо с идеально прямым и гладким четырехугольным стволом упиралось в потолок кончиком высокой крышки пирамиды, а в пол - четырьмя же толстыми, изогнутыми и лихо закрученными ножками из чего-то покрепче, то и дело начинающего ржаветь. В основании механизма что-то качалось. Мерно считало повыше, у самого сердца, и то, что получалось, выражало в большом, высоко посаженном лице, разукрашенном цифрами. Стрела без оперения целилась поочередно в каждую, но так ни одну и не поразила. Она отсчитывала каждый день, словно боясь промазать. Отсчитывала от начала и до конца. Ее бесполезное на первый взгляд острие являло собою малую, но по-своему важную часть большого прибора, которому деревянный четырехугольный ствол служил плотью. Прибор показывал время. Не скроешь - любил приврать, когда о нем забывали. Но не сейчас. Ключ висел, не запылившийся, над картиной, изображающей рейки алой зари, расплесканные по небосводу. Или то был закат?
- Какая разница, - тихое бормотание гномки, сидящей за столом в дальней комнате с часами, нарушило тишину, но не заглушила доносящийся со второго этажа храп, из которого эта самая царившая здесь тишина состояла чуть менее, чем полностью, - Что с одной бочки, что с этих двух. Берут одинаково, дают одинаково. Откуда взялась монета? Точно не отсюда.
Эрика Бьоргульф, или, как ее здесь называли, Строгая Эрика, любила поговорить поговорить сама с собой, когда разговаривать было более не с кем, а молчание становилось трудно переносить в силу самых разнообразных причин. Сейчас, например, ее занимала утомительная для ума работа с большим количеством цифр. Нет, Эри вовсе не была женщиной глупой или неграмотной, но, может быть, потому, что была все-таки женщиной, разбиралась куда хуже во взаимоотношениях, установленных наукой между всеми этими цифрами, чем, например, в том, кто кому в городе нравится, кто кому нет, и что с этим делать. Размеренный стук маятника успокаивал настолько, что в конечном итоге завладевал вниманием сонной и уставшей после тяжелейшего дня гномки. Наблюдение за стрелкой и блестящей серебром сосновой шишкой прогрессу в подсчетах не способствовали, как и редкая, схваченная на лету возможность дать волю внутреннему диалогу. Эри увлекалась и увлекалась, и в какой-то момент сама причитала уже почти в полный голос, как вдруг что-то, ее перебило. Вполне конкретное что-то. Стук прокатился волнами по входной двери. По дереву бил кто-то большой и сильный. Звук настолько отличался от привычного, что по нему интуитивно угадывалась тяжесть руки. Эри встретила бы пораньше, но мгновение у нее ушло на то, чтобы предусмотрительно доставить в основной зал трактира стул побольше и покрепче. Благо, тот всегда был под рукой.
Незнакомец вошел и назвал знакомое имя. Эрика даже не сразу сообразила, что обращался странник к ее отцу, которого давно здесь не бывало. Старик ее еще был полон сил, но предпочитал их не растрачивать на походы не по делу, и, поскольку Эрика здесь со всем справлялась и без отца и даже без матери, встречались они только дома, у нее или у него.
- А нет здесь Бьярни, - отвечала Эри, то разводя руками, то упирая их в слегка округлые бока, - И не было уже давно. Я Эрика. Дочурка. Что помладше. Ну, девочка его каб.
Пояснять, какого она пола, Эрике, наверное, не следовало. Хотя про гномов часто и несправедливо шутили, будто их женщины мало чем отличались от мужчин, молодую красавицу трактирщицу, ухоженную и со вкусом одетую, трудно было перепутать с копателем угля, покрытым неотмывающейся чернотой. Она благоухала даже издали всем тем, что предлагал трактир, а блеск глаз от усталости был лишь светлее. Какой-то.. особенный. Кашель его звучал так, словно кто-то взял здание таверны под уголок и малость приподнял, отчего вся мебель внутри пришла в движение.
- Я здесь теперь за главную. А он и мать заняты внуками.
На пухлых губах девушки появилась заискивающая улыбка, и, сама пребывая во власти ее, Эрика немного наклонилась, отчего пряди ее волос и пышные формы пришли в беспокойство. То был жест невинного, но по силе своей непреодолимого любопытства.
- На пару ночей, значит? На пару ночей устрою, есть свободное место. Есть повыше, пониже. И кровати большие. А какими судьбами? А выпить? А поесть? У меня есть и мясо, и рыба, и молочное, и мучное! И любой местный ассортимент выпивки! О, и не только местный...
Засыпая гостя вопросами, трактирщица, похоже, не осознавала, что с гостем что-то не так. Ею овладел деловой азарт, и детали встречи на какое-то время остались для нее сюрпризом.

0

4

«Дочурка, значит…»
  И лет ей явно не пять-десять. И даже не пятнадцать. Честно говоря, Каранак запамятовал, сколько детей было (а были ли они вообще?!) у Бьярни, когда он видел его последний раз, но дочки с именем «Эрика» среди них точно не было. Так…
Ну что же, будем знакомы… Меня Грим зовут. – Мужчина прикусил было язык, сообразив, что назвал, в общем-то, настоящее имя, но чего уж теперь – слово, как говорится, не воробей.
  Итак, у Дубовала появилась дочь. И не просто появилась, а уже выросла настолько, что может сама управлять его заведением. Жена его возится с внуками. Ах да, еще и внуки… тааак…
  Картина становилась все более… удручающей, если так можно сказать... Впрочем, Гримнир не подал виду, что вдруг ощутил себя не в своей тарелке после пары простых слов.
Да, может, ну может, на недельку. Дождусь какого-нибудь попутного торгового каравана – и в столицу…
  Но девица его уже словно и не слушала. В ней явно проснулась хозяйская жилка: она вовсю предлагала гостю еду, выпивку и комнаты. Впрочем, плох тот хозяин, который согласившись принять гостя, не обхаживает его и морит голодом. Этак и разориться недолго!
Повыше-пониже…  Влезу – уже хорошо. Я-то, честно признаться, хозяйка, сейчас не скажу, чтобы сильно при деньгах… – Он, конечно, собрал, что мог, с тел убитого ворья, но грабить своих же рука не поднялась. Большая часть их добра стала им же погребальным костром… – Но ничего, если надо – еды себе сам наловлю…  Ну или шут его знать, отработаю, помощь-то думаю, в заведении всяко нужна.
  Вопрос о том, почем нынче комната и еда, правда, оставался загадкой – вдруг его денег  даже на ужин тут не хватит! Да и вообще, вломился посреди ночи…
  Ладно. Спать он правда может на улице, а придет, если что, завтра… Может, даже с Дубовалом повидается. Впрочем, узнать что к чему стало в мире можно и у этой тараторки, благо, говорить она, как и положено владельцу корчмы, любит.
И стойло есть у вас? Хлев там… вроде был… В общем,  мне бы и коня поставить. – Произнес охотник.
  Каранак с сомнением влез в кошель и достал оттуда пару серебряных монет, которые протянул хозяйке. Хватит?..  Хотелось бы верить, что хватит. Не коня ж ему продавать, в самом-то деле! То есть можно, конечно, но не хотелось бы – уж больного добрую животину увел…
  А, да к черту! Если что – поработает эти пару-тройку дней. Подмастерьем там, или правда охотой поживет – чай, не впервой.
В общем, коли хватит этого – то я, в самом деле, пойду, коня заведу под крышу… А поесть-выпить – ну это я на Ваше, хозяйка, усмотрение оставлю. В пределах суммы, конечно – но так, чтобы батюшку не опозорить! – Хмыкнул Гримнир, снова выходя в снежную ночь… – Да и коню бы, кстати, чего пожевать… но то уж до утра подождать может, главное, что б не замерз. И простите уж за поздний визит – думал, к утру только в город въеду!
  Ну хорошо. Жить пока можно, даже спать в тепле. И выпивка есть.  Вроде как. Девица эта, конечно, не Бьярни, но узнать всякое и у нее можно. Это тоже хорошо.
  Плохо то, что времени с его «бодрствования» прошла хренова уйма…
Да уж, угодили мы с тобой, дружок. – Хлопнув коня по боку, проворчал Каранак и повел животное в стойло, на ходу снимая с него сумку, набитую небогатыми пожитками – да и вообще, справедливости ради, большую его часть занимал тяжелый клятвенный камень. И уж теперь с ним воин расставаться не собирался…
  Вернувшись, он сразу учуял запах чего-то съестного – и это было хорошо! Дело свое девица явно знает. Хотя какая ж она девица, раз дела ведет сама в отцовской таверне!
Благодарю… – Стряхивая снег на входе и стягивая дорожный плащ, произнес Гримнир. – Я-то могу и в комнате… позавтракать, чтоб не мешать!

+1

5

Гостю могло показаться, что волчком кружащая вокруг него и тараторящая гномка перестала его слушать, и в большинстве случаев своим предчувствием он не совершил бы страшной ошибки, но чего он не знал, так это того, насколько Эрика выбивается из прекрасно известных всему миру стереотипов о гномьем характере. Винить себя за недостаточную проницательность Гриму не следовало, ведь мудрость эту можно было постичь лишь в близком, продолжительном общении с Эрикой. Почему? Так сложился с годами характер, так воспитали. Она выглядела, одевалась, общалась и работала в почти анекдотическом соответствии с ожиданиями гостей, в особенности иноземных. Простота ее характера, однако, вовсе не подразумевала легкомыслия. Хозяйка таверны не просто кормит гостей, а делает все в ее силах и в рамках приличия, чтобы те возвращались почаще и не задумывались о растратах. Мать как-то раз сказала, что Эрика похожа на артиста, способного сделать зрителей неотъемлемой частью представления, творящегося на сцене, но та отвечала, что обеденный зал это не сцена, и, проще говоря, от такой оценки отказывалась. Зря, ведь доля правды в ней была - той редкой правды, ускользающей от понимания Эрики. Словом, слишком много она понимала для обыкновенной трактирщицы, но понимала, как ни парадоксально, сугубо в своем скромном призвании. И из всего, что слышала, задумывалась, быть может, над тем, над чем и не стоило.
- О каков, значит. Грим. Звучит даже знакомо.
Знакомое имя у странно выглядящего человека, знакомого с отцом. Стоит ли этому доверять? Не в опасности ли она сейчас?
Или это счастливый случай? В голове у Эрики, оглушительно жужжа, уже роились бесконечные вопросы. Потоки мыслей выделывали восьмерки и бесконечно замыкались, образуя логические цепочки куда быстрее, чем появлялась возможность потянуть за них и увидеть, какие метафорические ворота и окна тогда откроются. Для твердости духа мотнув головой и упершись кулаками в свои бока, Бьоргульф младшая решила разбор бардака в голове отложить на потом. Надо признать, сосредоточиться на важном ей всегда удавалось прытко и вовремя.
- О чем-бишь-то я? А. Да-да! Можешь звать Эрикой. Строгой кличут в народе, но то привирают. Можно и просто Эри, - приветливая, как и всякий гном, трактирщица не отказала себе в возможности представиться еще раз, и конечно же озвучила те детали, которые ее озвучивать никто не просил, - И стойло есть, и все есть. И коню пожевать и напиться, если надо. Не сильно свежее, но... Там обойдешь направо, подле вывески свернешь и будет тебе эдакая пристройка. Со штаб -квартирой стражи точно не спутаешь. И Каб ключи берешь. И заходишь. А ключи-то вот они.
Эрика активно жестикулировала, иллюстрируя каждое свое слово. Руками она махала явно со вкусом. "Такая женщина может и с зеркалом наладить собутыльнические отношения," - подшучивал один из посетителей когда-то. И все-таки пришлось ненадолго прерваться, ведь руки понадобились для дела. Эрика сняла с пояска один из ключей и протянула его гостю, а сама взяла предложенные им монеты и поместила в удобный и просторный мешочек, расположенный на том же пояске, только спереди. Открыла она его на ощупь, не глядя, ведь все равно, взглянув вниз, его не увидела бы.
- Пока хватит. А там поболтаем, почешем - разберемся.
Гость ненадолго покинул таверну, но Эрика снова умудрилась не растеряться и с пользой провела появившееся у нее время. В таверне, которая ее отцу никогда не принадлежала, на практике, а лишь формально, она хозяйничала уже пару десятков лет даже без помощи Рёсквы, основавшей это заведение незадолго до совершеннолетия дочери. Давно прошли времена, когда Эри приходилось спрашивать, где что-нибудь лежит. Теперь она все брала и раскладывала сама, как настоящая хозяйка, которой все больше с каждым днем становилась. По возвращении гостя ожидали простые, но сытные угощения. Большой ломоть хлеба был свежим, но отнюдь не самым. Сыр, нарезанный толстыми, но ровными кусками, лежал поверх, в тени чаши с разогретой мясной похлебкой. Ко всему этому, конечно же, прилагалась кружка пива.
- Ну, в комнате, так в комнате.
Эрика, конечно, рассчитывала поболтать с посетителем, но из дальней комнаты все еще доносился стук часового механизма и напоминал о скором восходе солнца. Грим устал, устала и она сама не меньше. Поэтому, вооружившись подносом, она помогла гостю доставить еду наверх, к комнате, и при помощи ключа отворила комнату, не слишком просторную и просто обставленную, но комфортную. По дороге она украдкой разглядывала загадочного человека и каждой новой подмеченной особенности в его внешности мысленно придавала смысловую нагрузку разной степени сумасбродства и волшебности. Расспрашивать ни о чем не стала. Просто проводила, пребывая в готовности поддержать любую беседу и дать ответ на какой угодно вопрос.

+1

6

А хозяйка-то времени не теряла – и хлеб свой ела явно не зря. Знавал Каранак иных трактирщиков, которые бы его тут дожидались, а потом спросили бы, а чего, мол, изволите. А то так непонятно, что здоровый мужик, всю ночь добиравшийся в город под снегом, хочет есть. Вернее, прямо скажем, даже не есть, а жрать! А тут все уже подано.
  Эрика, к счастью, оказалась не такой – по возвращении Гримнира ждал простой, но довольно сытный ужин. Сыр, хлеб, какой-то ароматный мясной супец да кружка пива. Не самое щедрое угощение, но и он тут всего пару монет дал за все про все. Грешно жаловаться, особенно когда пахнет еда так вкусно!
  Правда, она словно осталась недовольна его решением подняться «к себе» и поесть там. Странно, ведь Грим просто не хотел утомлять своим присутствием посреди ночи… но мало ли, скучно девице и поболтать охота. А может, не одна тут. Хозяйка все же ж, не работница.
  И Каранак все больше в этом убеждался – и пока они поднимались, и пока Эрика показывала ему простецкую, но добротную и по-своему уютную комнату, она то и дело бросала косые взгляды на своего гостя, судя по всему, снедаемая любопытством. Или…
  Гримнир вздохнул, проходя и усаживаясь на кровать. Наверное, можно использовать ее любопытство и страсть поболтать в своих целях? Наверное…
Бьярни-то тут еще бывает вообще? – Забрасывая мешок с клятвенным камнем под кровать и стараясь сделать это так, чтобы тот не попался трактирщице на глаза, спросил мужчина. – Мне бы с ним парой слов перекинуться… Впрочем, ладно. Хозяйка, чего взглядом-то меня сверлите? Подозреваете? Впрочем, с моей-то разбойничьей рожей… – Вздохнул он. – Не буду я ничего грабить, вот заплатил уже даже вперед…  И напиваться, и погромы устраивать я тут не собираюсь. Повода нет, денег оплатить нет…
  Покачав головой, Каранак принялся с шумом уминать похлебку, закусывая хлебом. Вкусно ведь! Уж в готовке «Ягода» с новой хозяйкой точно не потеряла, что радует. Да и хозяйка симпатичная. Хотя с Дубовалом можно было весело напиться и рассказывать всякие безумные истории хоть всю ночь!
  Грим ухмыльнулся в усы, отхлебнув добротного гномьего пива. А может, и тут ничего не изменилось?.. Ладно, успеется узнать.
  Вообще, в самом деле, надо бы (да и банально хотелось!) ему с Эрикой для начала поговорить. Кто, как не владелец популярной таверны знает всяческие слухи, да и про сам город рассказать может? И не только про город, поди!
  Но во-первых, надо как-нибудь так извернуться и себя особо не выдавать, а во-вторых – время-то уже к рассвету.
Хотя мне бы, хозяйка, и так поговорить – о Нортране, например – сто лет тут не был, с ума сойти!.. – Если подумать, может и буквально… – Да только этак мы болтать до утра будем. И вообще, я тут явился посреди ночи и дрыхнуть буду хоть до полудня, а у тебя, небось, завтра полный работы день. – Неожиданно переходя на «ты» продолжил охотник. – Как там это… утро вечера умнее? Или что-то в таком духе. А я только мешаю, поди.
  Уж портить день приютившему (пусть и не бесплатно) тебя человеку – последнее дело. А не выспавшийся гном – это плохо. Не выспавшийся хозяин таверны – тоже. А уж когда это все вместе!.. Одни убытки.

0


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 02.02.1214. Поздний-Ранний гость.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC