http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 17.04.19

Обновлены роли, нужные персонажи! Понемногу воюем с весной!  

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1214 год ~ 1215 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало весны 1215 года, февраль-март-апрель

Весна дышит в спину! Но кто же знает, что она несёт за собой?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Воспоминания » 08.05.1213. Трое на острове, не считая команды


08.05.1213. Трое на острове, не считая команды

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://d.radikal.ru/d21/1804/85/981fe5e96e0d.jpg

1. Дата и время: 08.05.1213.

2. Место действия | погода: Таинственный архипелаг, затерянный в океане далеко на юг от острова Кранер-Рокоса. Команда высадилась на самом большом острове, со всех сторон окаймлённом приветливыми песчаными пляжами и покрытом буйной тропической растительностью. Высоко над островом, помимо множества скал, возвышается потухший вулкан.

3. Герои: Gyokte, Isaac, Cateyrin Firefly.

4. Завязка: Преодолев множество испытаний, маленький пиратский флот из двух кораблей под началом отважного, но безумного Капитана Хуана Зло Мигеля Родригеса Пабло Диего Д'Эспиноса Каутона де лос Рамиреса, добрался до точки назначения - таинственного острова в океане. По словам Капитана, где-то здесь спрятаны несметные богатства, которые он и его команда всенепременно должны отыскать. Впрочем, о деталях он не распространяется. Многое переживший за две недели плавания экипаж просто рад видеть долгожданную сушу. На берегу моряки разбили лагерь и занялись подготовкой к предстоящей экспедиции вглубь острова. Внешне-то он выглядит спокойным и даже вполне дружелюбным, но кто знает, какие тайны сокрыты в его глубинах?..

5. Тип эпизода: личный.

Отредактировано Cateyrin Firefly (2018-04-28 11:35:53)

+2

2

08.05.1213
Второй день пребывания на острове
Дневное время

Новое утро — новое начало. Потратив весь вчерашний день на разрешение подготовительных вопросов, связанных с организацией лагеря и проведением поверхностной разведки, команда Быстрого Гонзалеса наконец могла приступить к ключевой части изначального плана — к непосредственному поиску сокровищ. Рамирес собирался принять решение о выдвижении лишь по возвращении разведчиков, с началом нового дня получивших возможность изучить остров с куда большим вниманием к деталям, нежели это получилось в первый день. Жизнь на берегу не прекращалась и во время ожидания: кто-то пытался соорудить примитивные фильтры для очистки воды из ближайшего источника, кто-то изучал местную флору на наличие потенциально полезных ресурсов, кто-то - разделяя, вероятно, паранойю Гёкте - занялся сооружением огородительных конструкций для защиты лагеря. Антимага во всём этом удивляла легкомысленность капитана, ещё со вчера пустившего весь рабочий процесс на самотёк; даже часовые, расставленные Рамиресом этой ночью, выставлялись словно бы для галочки — без поиска оптимальной позиции и с наличием явных пробелов в расписании. Перечить-то капитану никто не решился, но пессимистичных мыслей прибавилось. Поступившись собственной безопасностью, Гёкте даже попытался исследовать близлежащую территорию острова на наличие следов недавнего пребывания других людей, но нашёл лишь старую-старую шлюпку, по непонятной причине оказавшуюся достаточно далеко от берега. Имеющегося в распоряжении Эрика времени оказалось слишком мало, чтобы продолжить самовольные поиски, поэтому он вернулся в лагерь раньше разведовательного отряда. И всё-таки, учитывая печальную славу капитана, в голове крутился один вопрос: был ли ты здесь раньше, Рамирес?

- Дядя во... Дядя Виктор, вам понравился наш подарок? - Элуна нашла Гёкте в компании пирата-разведчика, чьё самочувствие сильно ухудшилось после вчерашнего предварительного исследования острова; они сидели на импровизированной скамейке, сооружённой из остатков той самой шлюпки, доставленной Эриком в лагерь при помощи нескольких добровольцев, -  Вы уже привыкли?
Элуна говорила о глазной повязке, непонятно откуда найденной девочками ещё во время пребывания на корабле. Вручённая Эрику, цитата, за спасение нашего фейчика, повязка вмиг придала ему колоритности, но сам антимаг к этой колоритности и не стремился, поэтому от нежданного подарка долго и настойчиво пытался отказаться. Маленькие девочки победили, когда, подключив к своей инициативе ещё и Кейт, начали просить горе-стражника надеть повязку всякий раз, едва заставали его без неё. Почувствовав слабость со стороны Гёкте, обречённо согласившегося с детскими притязаниями, кошкодевочки вручили ему ещё и пиратскую треуголку...
- А скажите "аррррррррр"? - не отставала Элуна, - Вот так: аррррррррррррр!
В глубине души Эрик не мог не порадоваться за детей, столь быстро забывших нюансы рабской жизни, отчего даже на раздражающие его вещи старался отвечать не слишком грубо, пусть и, несомненно, ворчливо. Он даже простил им кличку дяди вороны, периодически проскакивающую за его спиной, хоть и считал её возмутительной. Ну совершенно ничего общего ведь! Ни-че-го!
- Оставь меня, неугомонный ребёнок. Я пытаюсь помочь человеку справиться с его болезнью. Не хочешь же, чтобы ему стало хуже?
Элуна, мотнув головой, отправилась к остальным девочкам, практически не отходившим от Исаака с момента потери оным зрения. Гёкте осознал причину их большой любви к Пересмешнику лишь сейчас, когда условно подразделил жизнь экс-рабынь на до и после: на смену суровой реальности, омрачённой отсутствием воли и нерадостными перспективами, пришло поистине удивительное приключение — с шикарным пиратским кораблём, со взявшейся словно бы из ниоткуда старшей сестрой в лице Кэйтарайн и со сказочным фэйри, вполне способным выступить её - этой новой жизни - символом. Эрик лишь надеялся, что воплотившаяся для девочек мечта вскоре не рухнет карточным домиком, если (когда?) дела пойдут хуже.

- Значит, животных не встречал, никаких ягод не ел, незнакомую воду не пил? - постарался подытожить Гёкте, внимательно рассматривая пострадавшего разведчика.
- Не. Я же это всё уже сказал врачу, мне теперь тебе ещё в десятый раз всё рассказывать?
- И на теле никаких укусов при осмотре не нашли?
- Ну нет же, говорю.
Гёкте хмыкнул. Значительно улучшив свой авторитет после частичного выздоровления Пересмешника, антимаг внезапно получил в глазах моряков статус чуть ли не второго доктора — того парня, который не вмешивается до самого последнего момента, а потом кидает тебе какой-нибудь чудесный камушек и поднимает тебя на ноги. Знаний и возможностей Эрика категорически не хватало, чтобы оправдать полученную репутацию соразмерно ожиданиям, но текущий случай вполне мог входить в его компетенцию. Реакция внутреннего демона, словно бы съеживающегося при нахождении рядом с заболевшим, позволяла вынести два предположения: либо сидящий рядом с Эриком человек тоже был как-то связан с демонами и их проявлениями, либо недуг собеседника имеет странную - скорее магическую, чем нет - природу. Гёкте понятия не имел, можно ли это вылечить, поэтому просто начертил вокруг разведчика антимагическую ловушку и велел ему оставаться на месте в течение следующих хотя бы десяти минут. Если это поможет, вопрос о мерах продвижения вглубь острова нужно будет решать уже непосредственно с капитаном — вполне возможно, что одним человеком влияние таинственного недуга не ограничится.

Поднявшись с импровизированной скамейки, Эрик заметил отряд пиратов, только-только вернувшихся с разведки. Встречаемые почти всем лагерем, они отчитывались перед самим капитаном, молча внимающим словам главного в группе человека. В тот же момент Гёкте начал пересчитывать вернувшихся и, получив необходимый результат, облегчённо вздохнул — все на месте.
«Так может я зря лишний раз парюсь и всё будет нормально?» - антимаг поднял голову вверх, не без наслаждения созерцая красоты безмятежного острова, - «но если нам ничего не угрожает, то, Скорм это всё побери, почему мне так паршиво?..»

Отредактировано Gyokte (2018-04-30 11:02:38)

+2

3

Для Исаака прошедшие несколько дней стали худшими днями в его весьма длительной и богатой на события жизни. Хотя нет, вру, случалось с ним кое-что куда как пострашнее, но раны души стоят особняком от ран бренного тела, а именно от телесной слабости, тесно переплетавшейся с магическим истощением, страдал сейчас Пересмешник. Ему, как существу считай что сплетенному из чистой магии, от этого было особенно худо – лишенная всех соков оболочка едва ли могла нормально функционировать, ставя Исаака в весьма неудобное положение. Да, та же его слепота несла сугубо временный характер, и на исходе третьего дня фей даже начал что-то худо-бедно, но видеть, но вот прочие нюансы… Крылья до сих пор висели за спиной двумя серыми, бесполезными тряпочками, лапы дрожали, превращая попытку любого, даже самого короткого променада в незаурядный квест, а о каком-либо колдовстве и речи не шло. Сберечь бы те крохи, что плескались на самом донышке, и то неплохо.
Что самое поганое, сделать с этим Исаак толком-то ничего и не мог. Безусловно, будь он на родном острове, то неделька-другая скучных посиделок на магическом источнике решила бы проблему, но вот незадача-то – на пиратских кораблях магические источники как-то не водились. И если говорить совсем уж на чистоту, то у Исаака оставались большие сомнения насчет того, что он вообще сможет оправиться от перенесенных потерь. Слишком уж сильно надорвался, да и выжил только чудом.
Кстати о чуде – за человеком-вороной фэйри продолжал присматривать, в меру своих ставших куда как более скромными сил, но уже с другой целью. Обойти своим вниманием личность, что, не пожалев живота своего, тебя спасла, причем себе в убыток, было бы для Пересмешника недопустимой промашкой. Он, в силу осознания природы сил нелюдимого угрюмца, гораздо глубже и четче понимал всю глубину широты души, что тот проявил в сторону бедного и старого фэйри. Исаак, безусловно, так же не отбрасывал прочь возможное двойное дно у поступка «дяди ворона», но признавал за собой должок. Неслабый такой должок.
Отдельной бедой, стоит сказать, для Пересмешника стали дети. Поначалу он даже радовался их вниманию и заботе – что малышка-волшебница, гордая победительница кракена, что ушастые котята, они все очень сильно помогали ему держаться на плаву, особенно в первые, самые тяжелые дни. Когда мир представлял из себя одну сплошную, непроницаемую тьму, а чувство собственного бессилия едва ли не заставляло поступиться с гордостью, требуя забиться в самую глубокую и темную щель, веселый щебет детских голосов разгонял начинающуюся хандру. Бродить по кораблю, держась за чью-то теплую ладошку, а не цепляясь за стену, так же было куда сподручнее. Да и ночами отчаянно мерзнущий пикси теперь не знал бед, повадившись спать с мелкими альранками в одном зверином клубке – так спят щенята или котята из одного выводка, в который теперь имел честь быть приглашенным Исаак.
Однако, не имея возможности толком спрятаться от чужих глаз, и ковыляя по песку подобно беременной, хромоногой утке, Пересмешник все больше и больше ощущал себя… бесполезным. Став прикованным к земле слабосилком, он не имел возможности толком помогать команде, что, безусловно, относилась к фэйри теперь с еще большим почтением и даже благоговением, но все же, все же… Одно дело, избегать работы и ответственности потому, что тебе просто лень и скучно. Другое дело, когда ты обессилел настолько, что даже не способен нормально держаться наравне с простыми матросами. Плюс, неугомонные детеныши еще больше подливали масла в огонь – в какой-то момент от их любопытства и постоянных вопросов Исаак принялся ощущать острое желание начать лезть на стенку, ибо отбрехаться от этого нескончаемого потока любознательности не было ровным счетом никакой возможности. Только если держаться теней, на цыпочках пытаясь пробраться мимо – что мало помогало, стоит отметить, у котят оказался весьма зоркий глаз и отличный нюх, помогающий выслеживать отчаянно ругающегося пикси в любых ухоронках.
Поводов для беспокойства добавлял еще и сам остров, на котором они все высадились. Список вопросов к кэпу начинал увеличиваться в геометрической прогрессии, ибо даже Исаак немало озадачился и по-звериному насторожился, почуяв нехорошую ауру этого места – а уж ему-то приходилось бывать в местах самого разного толка, от капищ темных культов до логовищ весьма неприятных тварей. Самое поганое, что конкретно он такое чуял, фэйри при всем желании объяснить не мог – ощущения на уровне инстинктов чертовски сложно было укладывать в простые и понятные слова. Однако, среди команды была как минимум одна личность, с которой этот вопрос можно было обсудить:
- От этого парня несет каким-то дерьмом, - любезно сообщил Исаак в полголоса человеку-вороне, подобравшись поближе и встав рядом, под боком. Он говорил, не поворачивая головы, подслеповато таращась куда-то перед собой – глаза фэйри все еще плохо справлялись с отведенной им природой задачей, различая по большей части только смутные силуэты, не более.
- И говоря про дерьмо, я имею в виду отнюдь не прискорбное пренебрежение личной гигеной. –Пересмешник, сцепивший руки за спиной и приподнявший уголок рта в ухмылке, выглядел словно бы ни разу не обеспокоенным ситуацией. Со стороны и вовсе походило на то, будто бы Исаак рассказывает Эрику какую-то шутку и сам готов в любой момент с нее рассмеяться. – Что это за срань, не скажу, но меня пробирает до самых печенок. Имей в виду, пожира… приятель.

Отредактировано Isaac (2018-05-09 21:37:34)

+2

4

Прошло чуть больше двух недель с тех пор, как юная волшебница впервые воочию увидела море. Даже, несмотря на то, что в тот момент она была занята тем, что убегала от толпы крайне недовольных бандитов, впечатления от лазурной водной глади, простирающейся до затуманенного горизонта, были неописуемыми. Однако всего двух недель, проведённых на пиратском корабле, хватило, чтобы это самое море начать недолюбливать. На поверку оно оказалось далеко не всегда тёплое и абсолютно недружелюбное, готовое в любой момент забрать жизни особо неудачливых моряков и таящее в своих глубинах неведомых чудищ. Но это всё цветочки по сравнению с тем фактом, что в этой дурацкой солёной воде ничего толком не постирать! И пить её тоже нельзя! А запасы чистой питьевой воды на корабле были крайне ограничены. Уж кто-кто, а Кейт-то это точно знала. И ещё она искренне не могла понять: ну зачем брать столько рома? Вместо него ведь можно было столько воды с собой погрузить, но нет же: четверть трюма набита этими дурацкими склянками с бесполезной жидкостью.
И вот, наконец, земля. Не кракен, не корабль со взрывающим всё подряд сумасшедшим магом, а самый настоящий клочок суши, утопающий в зелени буйной тропической растительности. Кэйт доводилось видеть довольно скупые, даже схематичные рисунки пальм, накарябанные на желтоватого оттенка пергаменте, потому-то и смогла похвастаться этим знанием перед другими девочками. Впрочем, едва волшебница, получив свою порцию восторженных взглядов маленьких кошкодевочек, почувствовала себя важной и очень-очень умной, как тут же нашёлся какой-то немытый пират, который, вальяжно похлёбывая ром из горла, стал подробно расписывать флору и фауну таких островов. Короче говоря, Кэйт вновь пожалела, что не тратила время на изучение бестиариев.
Остров оказался на удивление дружелюбен к морским странникам. Во время высадки ничто не пыталось напасть, и даже ничего плохого не происходило во время возведения лагеря. Неподалёку от места высадки оказался источник пресной воды – маленький журчащий ручеёк, по небольшой естественной каменистой канавке стекающий откуда-то из глубин леса прямо в море. Причём обнаружен он был, по всей видимости, совсем не случайно. Кэйт, по поручению боцмана, занявшаяся проверкой всего вытащенного на берег груза вдруг ненароком услышала, как Капитан дал двум пиратам весьма чёткие указания по поводу того, как найти этот родник. Довольно странно, если учесть то, что Капитан Рамирес и словом не обмолвился о том, что бывал здесь ранее. Впрочем, никто не придавал этому никакого значения, либо же старательно делал вид, что не замечает. Так или иначе, Кэйт решила не вляпываться лишний раз в неприятности, а занялась делами более насущными.
Так, в неустанных работах по обустройству лагеря и прошёл первый день. Для себя и девочек Кэйт сумела выбить один из трофейных шатров, что имелись на захваченном судне, а их там было весьма немного. С установкой оного правда пришлось изрядно повозиться и помимо Виктора пришлось приплести ещё пару работяг, которые даже и не подумали об отказе в помощи ведьме, взорвавшей кракена. Резкая смена отношения со стороны столь сурового окружения была весьма полезна, хоть Кэйт всё никак не могла свыкнуться с этим.
Впрочем, даже это не могло уберечь волшебницу от неизменного желания Капитана Рамиреса прибегать к детскому труду. Едва первые лучи солнца показались над горизонтом, как коротколапый пират в весьма решительной форме потребовал, чтобы вошлебница сию же минуту взялась за некое очень важное задание. Увы, игнорировать приказ Рамиреса Кэйт не могла при всём желании, потому, едва выпутавшись из цепких объятий ещё сладко сопящих девочек, она, сонно потирая глаза, направилась к самому большому шатру на берегу – капитанскому.
А там удивляться уже предстояло ей. Возле шатра её ждало некое сооружение – две широкие доски, криво лежащие на нескольких пальмовых брёвнах с одной стороны, и перевёрнутой шлюпке с другой. Уже размещённые на них листки пергамента давали основание предположить о том, что вся эта конструкция является ничем иным, как столом. Так оно в действительности и оказалось – Капитан Рамирес, как только подошла волшебница, сначала, вместо пожелания доброго утра красочно выругался, попутно развёртывая на импровизированном столе некий свёрток. Вглядевшись любопытствующими глазками в пергамент, Кэйт быстро сообразила, что перед ней самая настоящая карта. Выведенные на бумаге гладкие чернильные линии сплетались в рисунок, изображавший некий остров с высоты птичьего полёта. Кэйт не пришлось долго думать, складывая два плюс два, дабы понять, что это за остров нарисован на карте. Вопросов становилось всё больше, но спрашивать Капитана было не то, что бы неловко… страшно!
А этот садист тем временем видимо решил, что раз девочка умеет писать, то непременно должна уметь хорошо рисовать. Именно поэтому он, не прекращая каждым третьим словом вставлять ругательство, указал девочке на несколько чистых листков, затем ткнул в несколько чернильниц с целым ворохом перьев и повелел карту тщательно перерисовать аж в нескольких экземплярах.
- А почему нельзя было ещё на корабле мне это поручить – очень тихо проворчала девочка, но Капитан вдруг дёрнул ухом и обернулся, метнув очень нехороший взгляд на волшебницу – то есть, да, сейчас всё нарисую, Капитан. Честно!
«Вроде глухой, но когда не надо – обязательно слышит!» - на сей раз уже не открывая рта сетовала волшебница, коленями приземляясь на ещё прохладный песок пляжа. Тускло затлевшая смелость всё-таки задать Капитану пару вопросов погасла окончательно. Волшебница принялась обмакивать кончик засаленного пёрышка в чернила, попутно разглядывая карту. С моря подул тёплый бриз, вызывая негромкий шелест листьев. Звук волн успокаивал, а солнце мягко согревало, наполняя волшебницу всё большим энтузиазмом – «ну что ж, давай порисуем! Тааак, эта линия идёт сюда… это мы так соединяем… вот наш берег, это лес… а вот это что такое Домик какой-то? Почему крышей вниз? тааак… стоп, что-то не так… В СМЫСЛЕ КАРТА ВВЕРХ НОГАМИ?!»
Вообще, Кэйт посещала курс живописи и считала, что получается у неё очень даже неплохо. Да и абсолютно наплевать, что преподаватели от её рисунков шарахаются. Ничего они не понимают! И другие ребята тоже, да!
Рисовать ей действительно очень даже нравилось, потому-то она и ушла в работу с головой так, что несколько часов пролетели совсем незаметно. И вот, спустя немного безнадёжно испорченных листов и один гневно скомканный Капитаном со словами: «Херня, переделывай!» увидел свет вариант, который получил одобрение Капитана. Пока извазюканный по уши чернилами новоявленный талант живописи в компании девочек восторженно рассматривал своё творение, Капитан организовал общий сбор. За работой Кэйт совсем не замечала происходящего вокруг, потому не знала о том, что вглубь острова уже успели сходить. Как только народ собрался, карту у волшебницы была самым наглым образом отобрана и представлена на всеобщее обозрение. Оригинал же под шумок загадочным образом исчез со стола.
- Ну что, чертяки, знаете, что за время, а? Какие пол-третьего, долбоящер, якорем тебе в рыло!? Это время охоты за сокровищем!
Капитан передал карту в руки ближайшему из пиратов, а сам начал рассказывать байку о том, как он много лет охотился за сокровищем и эту самую карту он вырвал из холодеющих рук повелителя морских демонов. И почему-то умолчал, что конкретно та карта, которую пираты задумчиво разглядывали, была нарисована девочкой всего несколькими минутами ранее.
Кэйт решила не прерывать рассказ Капитана, потому просто подошла к толпе. Ей ещё раз захотелось взглянуть на карту, которую в этот момент с крайне сосредоточенным видом рассматривали несколько пиратов. Они тыкали в неё пальцами и что-то обсуждали. Было видно, что с картами они уже знакомы непонаслышке и Кэйт в тот момент даже испытала определённую гордость, ведь благодаря ей настоящие профессионалы смогут взяться за дело и найти сокровище. В тот же момент ей очень захотелось ещё раз посмотреть на своё детище. Она, исхитрилась пролезть в первые ряды, но после одного взгляда на её лице отобразилось крайнее недоумение, плавно перетекающее в разочарование с нотками раздражения.
- Карту. Переверните. Идиоты. - сокрушённо сказала волшебница – вверх ногами держите её.
Настоящие профессионалы хором дружно загудели: «ааа!», после чего карта была перевёрнута и они, как ни в чём не бывало, продолжили её изучать. Кэйт, окончательно разочаровавшись в них, поспешила выбраться из толпы, как вдруг совсем рядом заметила два знакомых силуэта.
- Виктор! Мистер Исаак! – Кэйт действительно была рада видеть знакомые лица, а особенно она была видеть их рядом – вы уже видели карту? Знаете, кто её рисовал, а?
Кэйт гордо выпрямилась, уперев одну руку в бок, а большим пальцем второй ткнув себя в грудь. Личико волшебницы расплылось в лучезарной улыбке.

Отредактировано Cateyrin Firefly (2018-05-18 22:04:56)

+2

5

- Не сомневался, что ты тоже заметишь, - спокойно ответил Эрик, стараясь скрыть миллисекундный испуг от появления изначально незамеченного им собеседника, - есть хоть какие-то идеи, что с этим можно сделать?
Комментарий Исаака позволил развеять доселе сохранявшиеся в Гёкте сомнения относительно того, можно ли приписывать ситуацию болеющего разведчика в разряд внештатных. Там, где внутренний демон извивался в многочисленных сигналах, каждый из коих имел сугубо косвенный характер, фэйри выразился чётко и лаконично... но для решения проблемы одного лишь диагноза было недостаточно.
- ..хотя, вроде, становится лучше? - не скрывая своей озадаченности вопросом, антимаг вновь подошёл к больному, но былого демонического отклика не почувствовал. С пациентом всё ещё что-то было не в порядке, но в контракте с демоном (а то и вовсе в принадлежности к последним) его заподозрить теперь было сложно. - Я бы сказал, что каким-то дерьмом несёт от всего острова, - заключил, возвращаясь в радиус разговора с Исааком, - пойдём дальше — таких бедолаг будет больше.
В отличие от Пересмешника, умело скрывавшего предмет разговора от сторонних наблюдателей, Гёкте не смог скрыть своей увлечённости вопросом: он то и дело поглядывал на разведчика, задумчиво хмуря лоб в попытках прислушаться к внутренним ощущениям от... всего происходящего. Любой моряк, случайно зацепившийся за двух собеседников глазом, без всяких сомнений сказал бы, что обсуждают они отнюдь не вчерашний обед. Большинство пиратов, впрочем, сейчас аккумулировалось рядом с капитаном, щедро раздающим всевозможные инструкции перед коллективной вылазкой за сокровищами. Конкретики в тех инструкциях было минимум - "воевать!", "не умирать!" -, однако сдвинуться к точке общего сбора в итоге всё равно пришлось.

- Карту? - Отвечая появившейся из ниоткуда волшебнице, Гёкте вдруг схватился за треуголку на своей голове, - То есть от того, насколько хорошо тебя учили в твоей башне, теперь зависит успех всей кампании? - вздохнул, - Почему меня не позвали хотя бы проверить? - ты же намеренно скрывал свою грамотность, - А... Ты, э, молодец, да. Подожди... почему у нас вообще возникла необходимость рисовать карту прямо сейчас?
Переговорить капитана было непросто, но Кэйтарайн всё же попыталась: тихим голосом выстраивая повествование параллельно с громкими речами Рамиреса, она смогла вкратце рассказать о странных манипуляциях коротколапого существа, пусть в том рассказе и не было ничего однозначно обличающего. Создание ещё одной карты вполне можно было обосновать желанием иметь копию на случай неблагоприятного развития событий, но допущений и без того получалось многовато.
Лишние мысли ушли, когда рассуждение сменилось делом — полноценная вылазка за сокровищами должна была начаться уже совсем скоро, но приготовления растянулись на полчаса даже с учётом того, что инвентаря у команды было не столь и много. Перед самым выходом Рамирес даже лично подошёл к Исааку и попросил того - попросил, а не приказал! - составить группе компанию. Чуть ранее Гёкте готов был поставить медяк на то, что фэйри оставят в лагере до полной реабилитации, но предсказывать действия капитана было столь же сложно, как и оценивать его вменяемость. Антимаг почти не сомневался в том, что Пересмешник сможет быть полезен и в нынешнем состоянии, но вот четырём девочкам, вмиг напросившимся ухаживать за фейчиком в пути, не порадовался: беспокоило и увеличение ответственности, и, чего уж там, благополучие самих детей.

Когда группа всё-таки выдвинулась, оставив незначительную часть команды в лагере, Гёкте попытался было донести до капитана информацию о странном заражении, коему подвергся один из вернувшихся разведчиков, но несколько раз оказался проигнорирован. Безразличие, коим Рамирес встречал любые выкрики разума, окончательно развеяло все оставшиеся сомнения: абордаж и кракен — скормова брехня, настоящее приключение только начинается.

+2


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Воспоминания » 08.05.1213. Трое на острове, не считая команды


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC