От 11.04.18
Скоро начнётся конкурс "Мисс и Мистер Эноа"! Ознакомиться с деталями можно здесь.
Не забываем отмечаться в перекличке.
А с особенностями дизайна можно ознакомиться здесь.

Просим вас также отметиться в переписи эпизодов.

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

Зато открыт набор на вакансии мастеров игры!!
Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-21 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты
Настоящее время:
с 1213 г. по апрель 1214 г.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Моменты истории » 02.04.1214. Коронация


02.04.1214. Коронация

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s8.uploads.ru/SjrNb.jpg

«Коронация»

Сюжетный квест

  Пришла пора взойти на трон новому монарху! И пусть на сей раз, власть над королевством переходит в руки юной девушки, многие ждут от своего правителя процветание для всего государства!
  Впрочем, злые языки поговаривают, будто к власти принцесса пришла не очень-то честным путём, да и люди не могут так просто закрыть глаза на то, что она пропадала целый год, пока в родном городе творилась чертовщина... Неужели, кто-то посмеет сорвать коронацию?..

Время: 2 апреля 1214 года.
Место: Аварин.
Участники: ГМ +
1-ая группа: Каролина Виндзор + Дангрег Пельпо + Эбигейл Эш;
2-ая группа: Кейран + Руфус Бенджамин Подхолмс + Радка + Корвин Аберкрон.

Дополнительно: первым пишет ГМ, затем игроки. Первая и вторая группы игроков между собой не могут пересечься в первом посте, дальше - согласно указаниям ГМа. Игроки одной группы могут свободно писать посты (в указанном выше порядке), не дожидаясь игроков из другой группы, в течении одного круга, после чего - пост ГМа и новый круг (Например, ГМ - Руфус - Радка - Каролина - Корвин - Дангрег - Эбигейл - ГМ и т.д.)

Сроки написания постов: 2-ое с половиной суток (60 часов).
ГМ оставляет за собой право убирать персонажей из эпизода любым желаемым способом, если не был предупреждён об отсутствии заранее, но можно влиться обратно в игру, если персонаж будет в состоянии.

+3

2

  Королевство людей переживало не лучшие свои времена. Молодой король Ричард Сэмюэль Райнхольд Кайетан Виндзор был при власти всего ничего. Будучи недоверчивым, порой жестоким и жёстким человеком, Ричард III был, возможно, не самым любимым королём, но он всегда действовал в интересах своего народа. И люди были уверены в том, что он не предаст их в своих интересах.

  Теперь, это всё в прошлом. Король мёртв, и страна осталась без официального правителя. Все его обязанности пали на плечи юной принцессы, но многие считали, что без благословения, она не имеет права решать судьбу королевства. И Каролине Первой, прозванной Наивной, пришлось назначить коронацию в ближайшее время – через две недели, после смерти своего старшего брата.

  Одни люди считали это безобразием – не все ещё отпустили дух покойного короля, не все смирились с горем, а здесь – то, что должно являться весёлым и великим праздником! Другие лишь согласно кивали – эти были согласны с тем, что негоже управлять странно без благословения божьего. Третьи лишь шептались, и только им самим да богам известно, о чём именно.

***

  С утра, замок был наполнен криками, топотом, суетой и всеми остальными вещами, столь неизбежными при подготовке к чему-нибудь масштабному. И пусть коронация была назначена на десять часов утра, некоторые ещё с ночи были на ногах. Не удивительно, что кто-то постоянно сталкивался, ругался и что-то ронял на пол.

  В одной из комнат замка, вокруг Каролины носились слуги, приводя её в порядок, помогая одеться, убрать волосы и выглядеть лучшим образом.

  В это же время, в главном зале замка уже собрались гости – сливки общества. Здесь были преимущественно аристократы, главы гильдий, а также их приближённые.

  Вход в замок был открыт, и несколько стражников внимательно следили за каждым входящим – не говоря уже о всей той охране, которая была расставлена как внутри замка, так и снаружи. В столь важный день, вместе с ними за порядком следили и маги, а особо чувствительный к магии человек (или эльф, например), мог заметить почти прозрачные паутинки на полу – защитные руны. Парочка магов, перешептываясь между собой, предположили, что их нанесла сама принцесса, но, за неимением доказательств, вскоре перешли на более интересные темы для разговора.

  Во дворе замка народу было несколько побольше. Здесь находились гости, не столь известные и важные – мелкие бароны и виконты, которые вроде и обладали некоторой властью, но не были такими уж значимыми. Здесь же можно было встретить и лучших представителей разных гильдий, которые, несмотря на свои успехи, не имели никакого влияния на… хоть что-нибудь.

  Несмотря на любовь Каролины к своему народу, всех остальных на территорию королевского замка не пускали, и им оставалось лишь толпиться вокруг, в надежде увидеть принцессу и представителей высшего общества хоть одним глазком. Конечно, этим не могли не воспользоваться разные торговцы, артисты, жулики и все прочие, поэтому шум стоял неимоверный, толпа постоянно находила в движении и спокойно вздохнуть было невозможно.

***

  Ещё кое-что очень-очень важное. Демоны. Они были так не похожи на остальных – рождаясь из человеческих слабостей, они приходят в наш мир и питаются ими, подталкивают людей к тому, что принесёт больше пищи демонам… И, часто, принесёт удовольствие самим людям. Несмотря на всеобщую любовь к этим существам, сегодня, по особому приказу принцессы, им было позволено не только спокойно передвигаться по всему городу, но даже присутствовать на коронации. Конечно, в зависимости от их статуса. Так, например, помимо демона-преподавателя из Башни Магов Балека, который всё также отлично скрывался, и о его истинной сущности знали лишь несколько человек, в замке можно было встретить и несколько других демонов, парочка из них могли похвастаться не только высокими должностями в той или иной гильдии, но и собственными землями и выгодными для всего королевства контрактами с иными государствами. И большинство из них скрывали свою сущность далеко не так удачно, как Балек.

  Правда, в замок пропускались лишь не опасные демоны, и стража обращала на них особое внимание. Стоит ли удивляться, что никто из них не был достаточно искушён, чтоб почувствовать едва заметный, тихий зов, который можно было принять за собственные мысли? Зов манил к себе, манил к замку, вызывал желание… нет, не убивать. Власти. Силы. Он убеждал в том, что всё получится, наталкивал на мысль о том, что люди слишком расслабились и не ждут удара в самое сердце.

  Сейчас, он звал в замок, манил туда, словно кота на запах валерианы.

***

  Солнце залило своим светом весь двор перед замком, а часы показывали без четверти десять, когда среди знати пробежала волна возбуждения, голоса стихли и замолкли. Каролина вышла из замка и направилась к заготовленной открытой карете. За ней следом, направилась и вся знать.

  Вскоре, на улицы Аварина вышла долгая процессия, с каретой принцессы в её начале, но не во главе – перед ней следовал отряд рыцарей, в отполированных блестящих доспехах, на белоснежных жеребцах, закованных в начищенную конскую броню. Следом за каретой с принцессой, следовали открытые кареты со знатью, чередующиеся со всадниками – негоже мужам ехать в каретах, словно девы молодые! – и дополнительной охраной. Сразу после них – музыканты, а последними шли несколько отрядов пеших солдат, двигаясь, словно один человек.

  Сама коронация, как и положено, должна была происходить в Храме Аэна, куда и направлялась сия процессия. Стража, не церемонясь лишний раз, быстро отбивала желание особо буйных подойти слишком близко или выкинуть какой-то фокус. Каждый, хоть немного знающий магию, мог ощутить сильную ауру вокруг всех тех, кто сейчас двигался от замка к храму – маги специально не скрывали, что аристократы находятся под их бдительной охраной. Конечно же, они скрыли несколько заклинаний, чтоб кто-нибудь не решил их изучить и обойти за время коронации, но любой, кто способен адекватно мыслить, мог понять, что такую защиту без вреда для себя самого не нарушишь.

  И под звон колоколов, вся знать добралась до Храма Аэна.

***

  Каролина, вместе с частью охраны, уже скрылась в Храме, когда все гости, которые отправились из замка, прибыли на место. Некоторые мужчины, как только спешились, сразу же обзавелись компаньонками на ближайшие несколько часов – слушать священников всегда приятнее, когда рядом с тобой стоит прекрасная девушка.

  - Не позволите ли Вам помочь, миледи? – Именно с такими словами, возле Эбигейл, словно из-под земли, нарисовался молодой человек. Широкая улыбка и блестящий взор – это было первым, что бросалось в глаза. И лишь после, можно было рассмотреть светлые локоны, аккуратно убранные, ухоженное тело и протянутую девушке руку. – Я не видал столь чудесного цветка уже много лет, с того самого времени, как был избран в наставники Гильдии Героев. Не соизволите ли Вы составить мне компанию?

  Последние слова были больше похожи на риторический вопрос – парень уже взял Эбигейл под локоть, и отправился с ней ко входу храм, не забывая отпускать комплименты её внешности и жалеть о том, что не встретил её раньше.

  Вряд ли у девушки было время обратить внимание на весьма необычного мужчину, который был намного ниже её самой. Руфусу выделили место в карете – чтоб не заставлять его мучиться верхом на лошади. Возможно, окружающие и проигнорировали бы этот факт, но женщина, которая как раз вышла из соседней кареты и направилась к Храму, явно обратила внимание на необычного мужчину.

  - Руфус, милый, неужели это ты? Совсем не меняешься! – рыжеволосая женщина широко улыбнулась, остановилась и даже немного наклонилась к хоббиту. – Столько лет не виделись! Слышала, в Аварин в честь коронации приехал какой-то цирк? Не отвечай, не отвечай, я уже вижу твою подружку! Ну, беги-беги, она уже заждалась тебя, наверное.
 
  Улыбка женщины стала ещё более неприятной и, прежде, чем Руфус успел что-либо ответить, она ему подморгнула, послала воздушный поцелуй и отправилась внутрь Храма. Застигнутому врасплох полурослику не оставалось времени, чтоб как-то отреагировать. Заклинание, брошенное рыжей бестией, моментально взяло под контроль его тело. Неловко двигаясь, хоббит развернулся и отправился в сторону толпы, которая собралась вокруг. Ноги отказывались слушаться, и, словно решив совсем замучить бедного хоббита, под ноги ему попался большой камень. Запнувшись, тот полетел прямо в стену людей. К сожалению, стражник не распознал в полурослике знатного мага, видимо, приняв того за ребёнка.

  - А ты тут ещё откуда взялся?! – Недовольно прорычал тот и подтолкнул Руфуса ещё дальше, так, что в итоге тот упал прямо на какую-то девушку. Если присмотреться, можно было увидеть, как из-под её светлых волос торчали маленькие рожки. Да и в целом Радка была очень похожа на милую овечку. А вот седовласый парень, на которого они вместе свалились, выглядел далеко не таким радостным. Хотя внешний вид Корвина и без подобных происшествий мало кто назвал бы таким уж хорошим…

  Тем временем, двери в Храм уже закрылись, и люди, собравшиеся вокруг, с новыми силами принялись обсуждать сегодняшнее событие. Те, кто хотел, уже прошёл внутрь, а те, кто остался снаружи, теперь вынужден ждать окончания коронации и надеяться, что, вновь пришедшая в движение, толпа не раздавит его. Всё ещё тихий зов был почти никем не замечен. Перейдя сюда вместе со всей процессией, он замолк внутри храма… Но наверняка снова даст о себе знать, когда его источник окажется вне стен храма бога света.

[AVA]http://s4.uploads.ru/KzyNA.jpg[/AVA]

+6

3

Наряд персонажа в данном эпизоде, для интересующихся.

О грядущей коронации, к своему стыду, Руфус узнал совершенно случайно.
Как такое могло произойти? О, да очень просто – хоббит никогда не проявлял особого внимания к политической жизни королевства, всегда больше сосредотачиваясь либо на своих личных исследованиях, либо на задачах, что перед ним ставила Гильдия. Сидеть и скучать, сложа руки, в итоге Подхолмсу было совершенно некогда, отчего тот и был несколько оторван от окружающего мира, увы.
Вечно погруженный в какие-то своим волшебные и занятные дела, чародей с большим удивлением узнал от друзей, что оказывается, грядет коронация принцессы. Подобное, можно сказать, было невероятно удачным стечением обстоятельств – то, что Руфус в принципе в это время оказался в столице, что у него выдался денек-другой свободного времени, что он неожиданно решил нанести своим знакомым визит… Те, будучи не самыми последними людьми в аристократических кругах, искренне ужаснулись неосведомленности бедного хоббита, решительно взяв вопрос подготовки того к посещению столь важного мероприятия в свои руки.
Будучи целителем не из последних, у Руфуса водилось немало полезных знакомств – ибо кто, как не богатые и чаще всего, весьма знатные люди могли позволить себе выписать целого специалиста из Гильдии, случись захворать члену семьи? Маленький, вежливый и приятный в общении кудесник неизменно оставлял о себе хорошее впечатление, отчего Подхолмс в итоге получил возможность попасть на коронацию в числе официального списка приглашенных, а это немалого стоило, знаете ли. Конечно, Гильдия, получив соответствующий запрос, задним числом приписала полурослика к официальной делегации – но по факту, место Руфусу досталось среди аристократов. И подобному контингенту нужно было соответствовать!
К величайшему ужасу Подхолмса, у него с собой не нашлось подходящего выходного наряда. Ну вот не имел хоббит привычки таскать в дорожной сумке камзолы из бархата, расшитые каменьями, и прочие нелепости. Он любил хорошо одеваться, спору нет, но одежда, с его точки зрения, должна была оставаться еще и функциональной, отчего никаких рюш с оторочками среди жилеток и брюк у Руфуса не водилось. Вопрос, однако, был весьма изящно решен одним из столичных портных, который обшивал как раз таки знакомых Подхолмса – ничтоже сумняшеся, тот просто подогнал под фигуру хоббита парадный костюм, что шился явно на ребенка.
Не сказать, что волшебник был в итоге доволен результатом, ибо с одной стороны, он в своем наряде не выделялся на общем фоне, но выглядел все равно… несколько смешно. Оттого то, сосредоточенный на том впечатлении, что он производит, отчаянно волнующийся полурослик и попался так легко в лапы ведьмы.
Сполох рыжих волос, смеющиеся, сияющие словно два черных оникса глаза, обжигающие самую его душу – о да, несомненно, это была она. Изменившаяся, ставшая более строгой и статной, с морщинками в уголках глаз, которых Руфус не помнил – но все же она. В шоке, Подхолмс открыл глупо рот, не обращая внимания на сползшие на самый кончик носа очки, почти произнеся вслух ее имя, пытаясь хоть что-то сказать, что-то сделать…
И ощутил липкую паутину чар, что, опутав его по рукам и ногам, лишила какой-либо воли.
Словно кукла, хоббит совершенно механически повернулся прочь от дверей Храма, неловко переступая босыми ступнями по нагретому полуденным солнцем камню мостовой. Шаг, другой, третий – Руфус не считал их толком, смаргивая медленно соленую влагу, что невольно выступила на глазах. Думалось, что он успел ее забыть, что долгие года, проведенные порознь, стерли из памяти черты лица и излечили, умаслили нанесенную предательством рану – но куда уж там.
Запнувшись, половинчик почти упал, налетев на стражника, что с ворчанием только подтолкнул его еще дальше в толпу, где пребывающий в смятении волшебник окончательно растерялся. Его швырнули прямо на какую-то девушку, и они оба бы потеряли равновесие, свалившись людям в ноги, если бы не рослый и седовласый угрюмец, что поневоле послужил им опорой. Смущенно бормоча извинения, Руфус отстранился от незнакомки, не зная, куда себя деть – ситуация вышла до ужаса неловкой.
- Прошу прощения, я не хотел, - попытался извиниться хоббит, оборачиваясь дабы увидеть, как закрываются двери храмового комплекса. Его острые уши тут же расстроенно поникли:
- Ох. Полагаю, внутрь теперь уже не попасть. -  Подхолмс невольно хлестнул кисточкой хвоста себя по ногам, сожалея, что так глупо упустил свой шанс посмотреть на событие исторической важности. Что ж, подобная шуточка была вполне в духе его бывшей любви, что ни говори. Огорченный произошедшей оказией маг в итоге обратил более пристальное внимание на своих невольных компаньонов, одергивая попутно рукава своего одеяния… да так и замер в удивлении.
- Овечка? – недоверчиво произнес Руфус, поправляя очки на носу, и разглядывая рожки беловолосой альранки перед собой. – Радка? Предсказательница из цирка, верно? Ох, так вот о ком она говор… Кхм.
Смущенно кашлянув, хоббит прижал в приветственном жесте ладони к груди:
- Искренне рад нашей новой встрече, о смелая укротительница водных духов, - и Подхолмс тепло, без малейшего намека на насмешку улыбнулся, отчего его грустное до этого момента лицо мигом посветлело.

+5

4

Глубоко вдохнуть, медленно выдохнуть…

  «Ты справишься. Всё будет хорошо.»

  Прижала к глазам ладони, не желая видеть ничего вокруг.

  «Брось, ты уже не та маленькая девочка. Они все рассчитывают на тебя. Как когда-то рассчитывали на братика Сэма. И на отца. И на дедушку. Ты тоже из их рода, ты справишься.»

  Тяжело вздохнув, Каролина убрала руки от лица и уткнулась взглядом в высокий потолок. За окном через пару часов должно было начинать светлеть – девушка всю ночь не смогла сомкнуть глаз из-за нервов. Она никогда не хотела становиться королевой, она никогда не хотела всей этой власти, она… Просто хотела наслаждаться жизнью, и помогать другим, насколько могла. Научиться магии, использовать её с пользой…

  Но никто не спрашивает, чего она хочет. Так уж получилось, что братика Сэма больше нет, и ничего с этим больше не поделать. Всё, что она могла сделать, Каролина уже сделала. Может, если бы она не убегала из дома, может…

  Девушка тихо застонала, перевернулась на живот и уткнулась носом в подушку. С такими мыслями, она только доведёт себя, и ничего хорошего ждать не стоит. Надо собраться с духом. Ей предстоит очень тяжёлый день.

  Она спрыгнула на пол, взяла накидку и направилась вниз, туда, где утром будут веселиться гости.

  Несколько часов, девушка старательно выводила руны на полу зала. Мало кто из слуг забредал сюда ночью, и, когда они наткнулись на принцессу, то оказались… немного удивлены. Каролина ожидала примерно такой реакции. Но она ведь принцесса! Неужели она не может позволить себе потратить немного времени на вырисовывание рун на полу замка? Это ради безопасности, и, в первую очередь, безопасности будущих гостей!

  - Ваше Высочество, наряд уже готов и слуги ждут, чтоб помочь Вам нарядиться.

  - Спасибо. Я сейчас подойду, - уставшая, но счастливая Каролина благодарно кивнула слуге, отпуская её, и осмотрела плоды своих трудов.

  Линии быстро высыхали – это был особый раствор, которому научили её гномы. Они становились едва-едва заметными. Дорисовав последнюю руну, Каролина похлопала в ладоши и произнесла короткое подготовительное заклинание. Линии вспыхнули, и плавно погасли.

  «Нужно будет только предупредить кого-нибудь, не то все мои труды будут лишними.»

  С хорошим настроением, принцесса отправилась в свою комнату, где… всё хорошее настроение быстро пропало.

  Она любила магию. Она была сложной, но безумно интересной. Но все эти слуги, которые бегали вокруг, больно дёргали за волосы, грубо затягивали корсет, тянули за рукава… Это всё лишний раз напоминало, что ей теперь не удастся избегать встреч с послами, заморскими гостями, карнавалами и многим-многим другим, где приходилось мило улыбаться всем и каждому, где царили свои неписанные правила, где постоянно велась какая-то игра…

  Каролина очень не любила это.

  Очень-очень не любила.

  - Ваше Высочество, не двигайтесь, - нахмурилась одна из служанок, которая была занята лицом принцессы.

  Девушка снова замерла и окунулась в свои мысли. Момент, когда можно будет покинуть замок и отправиться в Храм Аэна, она ждала с большим нетерпением… И, в то же время, безумно боялась его.

  Уже много лет, к власти в их королевстве допускались только мужчины. Престол переходил от отца к старшему сыну, а в случае необходимости – к брату. Официально, девушкам не было запрещено управлять страной. По факту же, это была не самая приятная новость. Кто-то мог даже принять это за оскорбление в каком-то роде. Да и она, Каролина, не готовилась встать во главе королевства.

«Но лучше я буду управлять королевством, чем оно погибнет из-за себя же, или его разорвут наши соседи, в погоне за ресурсами и землями. И это точно лучше, чем отдавать всё в руки кого-то из наших аристократов…»

  Каролина никому не говорила, но она была уверена, что в смерти братика Сэма замешан кто-то из «сливок» общества. И она очень хотела узнать, кто именно посмел сделать это.

  Помимо этого, она в принципе была не согласна с мнением многих нынешних аристократов. Многих интересовали личные мотивы, а не интересы народа. Девушка же верила, что можно управлять страной и честным образом. Эта её убеждённость была одной из причин, почему люди прозвали её Наивной.

  «Но это не имеет значения. Имеет значение только моё мнение и моё решение». Вот почему девушка всё ещё держалась: она могла создать условия для крестьян, о которых всегда мечтала. Она могла добиться мира между народами, даже если её советники будут её пугать и настраивать против. Людям нужно стать немножечко терпимее к остальным расам. Каролина лично убедилась в том, насколько хороши гномы. Раньше она часто общалась с эльфами, и знала, что они не всегда задирают нос. Альраны ничуть не глупее всех остальных. И даже демоны могут удивить остальных, ведь не все из них пытаются убить людей!

  Из-за последних, девушка уже едва не поругалась с советниками. Но, в конечном итоге, её решение было принято, и все были оповещены. Демонам, которые не несут вред людям, было разрешено сегодня присутствовать на коронации.

  Которая, к слову, уже должна была начаться.

  Слуги в последний раз поправили платье и локоны Каролины и, наконец-то, признали свою работу оконченной. Едва дыша в тугом корсете, девушка облизала пересохшие губы и отправилась навстречу гостям.

  К счастью, все ещё имели уважение к королевской крови. И, несмотря на все минусы того, что именно Каролина была вынуждена взять королевство под свой контроль, никто не посмел никак показать, что он против этого. На душе девушки стало немного легче, и она смогла даже искренне улыбнуться, а не просто натянуть улыбку.

  Поездка в карете оказалась… полезной. Принцесса – пока ещё принцесса – немного проветрилась и наблюдала за своими подданными. Они выглядели счастливыми, несмотря на недавнее горе.

  «Может, меня поддерживает больше людей, чем я думала?..»

  Карета остановилась, и Каролина, подобрав юбки, вышла из неё. Она не позволила себе тяжёлый вздох, или облизать губы, или потупить взгляд – это не то, что могла делать будущая королева перед своими людьми. Нет, она подняла голову, приветливо кивнула толпе и направилась в Храм Аэна. Прямо туда, где на её голову должны были опустить корону, и где она официально должна была стать королевой.

+7

5

- Я стану еще сильнее, Матушка? Но зачем? Разве я уже недостаточно силён? Ты недовольна мной?
- Вовсе нет, дитя моё, я очень тобою довольна. Именно поэтому я выбрала тебя для этого подвига.
- Но это самоубийство. Сотни людей, да еще посреди города, населенного магами Деорсы, драконами и героями. Какие у меня против них шансы?
- Не бойся, сын мой. Как силен не был бы твой враг, с тобою прибудет моё благословение и у тебя всё получится. Ты единственный из моих детей, кому хватит сил и решимости исполнить мою волю.
- Что же, если так, будь по-твоему, Матушка. Завтра их сердца познают страх.
*     *     *
Молодой, светловолосый вельможа в роскошном красном парчовом камзоле ехал верхом на коне в направлении храма Аэна. С ним была его свита, а вокруг десятки других знатных жителей Аварина и других городов, собравшихся на знаменательное для людей событие. Все они, как и он в приподнятом настроении готовились стать свидетелями истории, но было всё же одно отличие этого юноши от других гостей церемонии восхождения принцессы на трон. Он был не тем, за кого себя выдавал, а радость его была всего лишь маской, но к счастью, ни слуги, ни даже верный конь не заметили подмены, случившейся несколькими часами ранее во время ранней утренней прогулки. Не стоило юному аристократу слишком усердствовать и оставлять своих сопровождающих далеко позади, отгородившись от них туманом, еще не разогнанным лучами сонного утреннего солнца. Ныне он наверняка звал на помощь, сидя на одной из ветвей высокого дерева в парке собственного поместья, одетый в одно лишь исподнее. Напавшему в общем-то и не нужна была его одежда, но Дангрег решил подстраховаться. Вдруг кто-то из свиты решит поправить его наряд или того хуже – переодеть своего господина накануне коронации? Но всё обошлось и теперь считанные метры отделяли самозванца от его цели.
Он чувствовал энергию неведомой природы, что исходила из храма и дразнила любопытство лесного демона. Всё было так, как и сказала ему Матушка, там была сокрыта сила. И он точно мотылек летел на это пламя, из глубин которого слышался зов. Шёл на встречу верной гибели или же неминуемой славе. Впрочем, последняя никогда не интересовала Доппельгангера. Он вообще не понимал, в чём смысл узнаваемости всеми и почему люди так кичатся ею. У него была цель, и он намеревался выполнить её, остальное не имело значения. Пока что не имело.
То обстоятельство, что навыки верховой езды сохранились у первого тела демона, сейчас пришлось как нельзя кстати. В седле он держался уверенно, уверенно же и преодолел порог храма какого-то воображаемого существа, выдуманного людьми чтобы было кому жаловаться на нелегкую жизнь. Несчастные сироты, предоставленные самим себе. У них не было Матери, как у демонов. Впрочем, Доппельгангеру не было их жаль. Они заслужили своё одиночество.
Дангрег имел возможность понаблюдать за повадками аристократов и сейчас успешно сдавал этот экзамен. Держал осанку, гордо чеканил шаг, приветливо улыбался другим гостям и даже страже. Чем ближе была его цель, тем стремительнее росла уверенность демона в успехе этого безрассудного предприятия.
- Они пропустили меня… Ничего не заметили. Да и не только меня, здесь есть другие демоны. Они здесь по той же причине, что и я? Хм, вероятно, мне не нужно этого знать. Раз Матушка не сказала о них, значит, это не важно.
У него не было никакого плана, импровизация чистой воды. Вернее, это было импровизацией до того, как он вошел в помещение. С самого порога Дангрег обратил внимание на красивые ворота храма.
- Бронза, мне определенно сегодня везет.
Теперь же, окидывая убранство храма Аэна восторженным взором, дабы скрыть свою мотивы, Дангрег внимательно изучал местность. Расположение алтаря, мебели, статуй, витражей… охранников. Да, охраны здесь было много, но в большинстве своём они были облачены в лёгкие доспехи и вооружены мечами и алебардами. Эти люди не представляли угрозы. То ли дело маги, коих среди присутствующих наверняка тоже было не мало, однако кое-что внутри успокаивало демона. Столпотворение. Гостям церемонии он отводил особую роль.
Послышался шум за спиной. Ворота закрылись, что несказанно порадовало Дангрега, заставив улыбнуться искренни уже во второй раз за сегодня. Кто бы мог подумать, что обычные бронзовые ворота могут сделать дикого демона счастливым дважды. Человеческое сердце забилось чаще в предвкушении. Доппельгангер знал, что люди очень любят всякого рода праздники и представления. Он собирался показать им одно из таких представлений. Представление, которое они никогда не забудут.

Отредактировано Dangreg Pelpo (2018-04-09 14:42:42)

+6

6

У нее не было плана, она не продумывала пути отступления и не искала тайные ходы; всё, что ей было нужно - добротный булыжник в руке, крепкая хватка и полная уверенность в том, что всё получится. Утром она плотно позавтракала, потратив всё до последнего гроша и впервые за долгие месяцы оплатив свои кушанья, и сама чувствовала себя если не королевой, то как минимум - баронессой. Радка ощущала какое-то предзнаменование, четкую близость грядущего поворота в своей жизни, и хотела встретить его подобающим образом. Она надела самый яркий свой сарафан - красный, расшитый белыми и голубыми орнаментами, подаренный ей труппой на прошлый ее день крещения, и вплела в волосы совсем еще молодые весенние цветы. Так уж заведено: в красном праздновали ее предки, матери, отцы, братья и сестры, но Ада не старалась ради чествования принцессы или кого бы то ни было вовсе. Альранка надеялась не ударить в грязь лицом перед Судьбой, желала казаться богу достойной своего мнимого предназначения.

Перед сном она несколько раз гадала, спрашивала - правда ли эта коронация так важна? Должно ли ей действовать? Не сказать, что карты складывались в пользу Радки, но она без проблем находила этому самые разные оправдания в лице потаенных смыслов, ошибочных случайностей или вовсе переваливала вину на жонглера, случайно опрокинувшего чашку с водой прямо на колоду. Всё это неимоверно мешало и отвлекало, но девушка была слишком разгорячена, чтобы здравый смысл перевесил скопившуюся готовность к нападению. Радка убеждает себя в том, что что-то обязательно случится, и всё изменится.

***

Сначала народ долго, противно долго ждал у ворот замка, точно ее будущее Величество была слишком важной персоной, чтобы снизойти до тех, кому ей предстоит служить до самой смерти. Ада тогда еще не была в толпе - акробатка наблюдала за людьми с крыши одного из двухэтажных зданий на площади. Забраться туда было непросто - длинная юбка путалась в ногах, цеплялась за резные мраморные фигуры чужих подоконников, приходилось то и дело подтягивать ее за собой, но с опытом (а главное - желанием) Радки пролезть можно хоть на луну. Щурясь, она всматривалась в простолюдинов, с удовлетворением отмечая таких же недовольных и кривясь от радостных.

Наконец, Каролина вышла из дворца - копна пламенно-рыжих волос, залитых солнцем, пышное убранство шелкового платья, тоненькая фигурка, окруженная десятком таких же знатных особ. Площадь смолкла. Радка замахнулась, примеряя траекторию полета своего снаряда прямо к голове принцессы, но та всё никак не могла повернуться под удобным углом, и уже всего через пару минут скрылась в безопасности крытой кареты. Альранка раздраженно цокнула языком - она упустила ее, и теперь ей придется выбирать более подходящий момент для атаки.

Перемахнув на чей-то пустующий балкон, Ада спустилась к шествию.

***

Проталкиваясь через всевозможных крестьян, торговцев и артистов, она всё пыталась пройти к храму - из экипажа властительница сразу перебралась под опеку Аэна и еще целой оравы стражников, и, по правде говоря, Радка даже не верила, что для возложения короны на чью-либо голову действительно может понадобиться столько сложностей. И вот, только-только выбравшись из удушливого столпотворения человеческих тел, девушка поглубже вдохнула - от напряжения сердце в груди билось слишком звонко, от раздражения мягкие черты ее лица скривились в хмуром и каком-то очень агрессивном выражении. Она озиралась, подсчитывая расставленных в округе представителей закона, но тут что-то резко толкнуло ее в живот - Ада полетела назад, ахая, инстинктивно размахивая в воздухе руками и пытаясь ухватиться хоть за какую-то опору, но опора оказалась прямо позади нее, и спиной циркачка уперлась в кого-то явно крайне высокого и жилистого. Осознав прочность своего положения, она опустила взгляд вниз, на причину столкновения - то был какой-то ребенок. Ан нет, не ребенок - отстранившись, малец обернулся к дверям храма, и Радка заметила пару острых ушей в пышной темно-русой прическе. Когда же остроухий обратился к ней, сомнений не осталось - перед ней стоял Руфус, тот самый хоббит (так же это называется?), совсем недавно встретившийся ей у речушки на окраинах Аварина.

- А... привет, лошаденок! - она была рада его видеть - до чего же он был мил с этими его маленькими очками, да еще и в таком изящном камзоле! Будь они в другом месте и в другое время, Радка без лишних вопросов принялась бы обнимать полурослика, но сейчас злое волнение мешало в полной мере выразить доброжелательность. Более того - она не хотела впутывать его в свои замыслы, не хотела их раскрывать в принципе; Подхолмс, конечно, мог постоять за себя, но в представлении недореволюционерки тот был слишком миролюбивым для ее методов влияния на власть. К слову, о замыслах - в ее ладони ничего не было... резко наклонившись, девушка подняла с земли острый камень и как бы невзначай отвела руку за спину, надеясь, что Руфус ничего не заметил. Ей нужно было поскорее куда-нибудь деться, но убегать от друга было бы не совсем правильно, правда? Она широко ему улыбнулась, бесцеремонно гладя хоббита по голове. - А ты тоже решил на нее посмотреть, да? На принцессу?

Отредактировано Radka (2018-04-10 16:14:36)

+6

7

Порой Эбигейл люто ненавидела свою работу, да, ей хорошо платили за собранные сведения, но в некоторых особых случаях приходилось изображать из себя совсем другого человека и это никогда не радовало пиратку. Нет, продумать образ ей никогда не составляло огромного труда, а вот строго придерживаться выбранной роли весьма затруднительная задача. Эш не была актрисой и никогда не хотела ею стать, поэтому держать себя в руках и случайно не взболтнуть чего-то лишнего или не обозвать недобрым словом какого-то в край обнаглевшего аристократа девушке было сложно. Благо, Эбби знала правила этикета и то, как должна себя вести воспитанная леди в высшем обществе, уж ее отец позаботился об этом. Хотя, девушка сейчас бы с удовольствием прыгнула в огромное мягкое кресло, расположенное возле столика с огромной тарелкой вкусностей в руках и, забросив ноги на стол спакойненько трапезничала. И в любой другой ситуации она бы так и сделала, если бы не одно но, маркиза Жозефина де Монфор никогда не позволит себе такой вольности и наглости, именно под этим именем наемница пробралась в замок. Стоит отметить, что девушке пришлось изрядно потратить огромную сумму денег и кучу времени, чтобы отыскать нужного человека и попасть в списки приглашенных. Конечно, можно было сэкономить время и деньги, попросив о таком одолжении самого нанимателя, только вот это могло вызвать некое подозрение и недоверие к ее персоне, так что девушка посчитала правильным со всем справится своими силами. А утраченные деньги всегда можно вернуть, подняв цену за нужные маркизу сведения в два раза.
Эбигейл с облегчением выдохнула, когда оказалась в главной зале, мысленно похвалив себя, за то, что не прогадала со статусом, выбери она баронессу, коей собственно и является, то стояла бы сейчас во дворе вместе с другими мелкими аристократами. Тогда ее тщательно продуманный план потерпел крушения, а так, теперь можно спокойно заняться работой. Слегка улыбнувшись своим мыслям, девушка присоединилась к небольшой группке разговаривающих дам. Эбби только делала вид, что внимательно слушает собеседниц, иногда отвечая на вопросы и что-то спрашивая, а на самом деле внимательно осматривала взглядом окружающих ее людей, наемница искала того, ради кого она вообще пробралась в замок. Сначала надо узнать круг общения герцога, втереться к ним в доверие, а уж потом и узнаются необходимые сведения. Взгляд серых глаз остановился на высоком светловолосом мужчине, что стоял у камина и что-то обсуждал с собеседниками. На лице наемницы заиграла улыбка, только вот добраться до цели ей так и не удалось.
- Почему такая прекрасная леди коротает часы в одиночестве? – послышался мягкий голос за спиной. Эш взглянула на отвлекшего ее от слежки паренька.
Граф Себастьян Браоз - самый настоящий ловелас, если я правильно помню, у него на счету много разбитых женских сердец, - Эбигейл прикрыла лицо веером, таким образом, выказывая смущение, как бы на ее месте поступила любая незамужняя девушка. – А проучу-ка я его. Наемницы хитро улыбнулась и смерила собеседника слегка насмешливым взглядом.
- Почему милостивый милорд решил, что я одна? – девушка несколько раз хлопнула ресничками, веер все так же прикрывал часть ее лица.
- А разве это не так? – на лице графа отразилось удивление. – Очень не осмотрительно оставлять такое сокровище даже на минутку, кто-нибудь его может похитить. Например – я, позвольте составить вам компанию.
Себастьян ослепительно улыбнулся, похоже, граф действительно думал, что сумеет такими речами завлечь Эбби, он в этом даже не сомневался, ибо уже не раз прибегал к такой стратегии, и она всегда срабатывала. Вот только Браоз не знал, что девушка не совсем глупая, наивная, скромная аристократка. Вы знали, как много веер может сказать за вас? Существует целый урок по изучению языка веера, к удивлению он легко запоминается и учится, поскольку краток и предназначен для бесславного выражения всех оттенков любви и дружбы. Эбигейл еще раз смерила собеседника презрительным взглядом, ее рука мягко скользнула, укрывая лицо веером от солнечного света, что означало слова: “Ты мне отвратителен”, затем девушка плавным движением свернула его и коснулась левого уха, на несколько минут удержав веер в таком положении, что означало следующее: “Оставьте меня в покое”. Затем наемница вновь раскрыла веер и придвинула его к глазам, выказывая свое нежелание продолжать разговор и просьбу уйти. С каждым новым жестом улыбка графа постепенно исчезала с его лица, меняясь на гримасу недовольства и непонимания, как ему такому галантному и обаятельному могли отказать? Это возмутительно! Пока Браоз стоял в растерянности, не зная, что предпринять, Эш торжественно улыбнулась своей маленькой победе и поспешила удалиться, краем ухом улавливая, как над графом посмеиваются ее недавние собеседницы, в тот момент дамы посмотрели на Эбигейл с уважением и долькой завести.

Оказавшись в карете в гордом одиночестве, Эбби незамедлительно сняла с головы парик, позволяя волосам отдохнуть от тяжелой ноши, почему-то в нем было очень жарко, и девушка еле сдерживала себя, чтобы не снять его еще в замке. К сожалению, если бы она не обзавелась им, то очень сильно бы привлекала к себе внимание своей необычной окраской волос, а ей нужно было оставаться незамеченной чтобы спокойно собрать информацию. Тяжело вздохнув, Эш вновь собрала в кучу локоны, тщательно пряча их под парик, как только она выполнит задание, сожжет ненавистный ей дополнение к гардеробу. Как-то ее брат говорил, что церковь не одобряет парики, считая их личинами и измышлениями темных богов, тогда девушка прислушивалась к словам старшего, но сейчас он был ей необходим, так что ничего страшного не случится, если она зайдет в таком виде в храм. Вот о чем думала Эбигейл выбираясь из кареты, пока перед ней не оказался весьма симпатичный парень. Девушка поспешила прикрыть лицо веером и подала незнакомцу руку.
- С удовольствием, - кратко ответила Эш, позволяя взять себя под локоть. Лучше уж провести несколько минут в компании героя, чем Браоза, который намеревался к ней подойти, да не успел, правда, компания парня была ей только помехой в выполнении миссии. Переступив порог храма, пиратка заметила нужного герцога и как можно незаметно повела собеседника в его сторону. Теперь девушке придется придумывать не только, как бы собрать информацию, но и как убежать от гильдийца.
[AVA]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2018/4/11/f78f60e4ad8977a4e7f703fd57398202-full.jpg[/AVA]

Отредактировано Abigail Ash (2018-04-17 22:29:04)

+5

8

  Вошедшие в Храм оказались в большом зале с высокими потолками. От входа к самому центру была постелена ковровая дорожка. Священнослужители направили всех гостей вдоль стен, между статуями всех божеств. Некоторые остались вместе с гостями, другие отправились помогать настоятелю, который ожидал в центре зала, перед статуей Авара и Аоры - создателей мира. Немного за ними, была статуя и самого Аэна, чьим именем обычно и называли храм - ведь Авара и Аору редко выделяли, как божеств.

  Пока Каролина нарочито медленно направлялась к настоятелю, у гостей было достаточно времени, дабы занять места поудобнее. Стоять было необходимо лишь пока входила Каролина и пока не началась церемония, а после, гостям разрешалось присесть.

  Эрнальд - именно так звали парня, который подошёл к Эбигейл, - за своим хвастовством не заметил, как девушка сама выбрала, куда им идти, и лишь обрадовался тому, какой внимательный из неё слушатель. Стоило девушке поближе подвести его к герцогу, который её интересовал, как Эрнальд бросил на него взгляд и мигом перевёл тему.

  - Видишь, вон того герцога? Мы с ним пересекались несколько раз. Очень неприятный человек, И женат уже в шестой раз. Поговаривают, будто его жёны... - Парень заткнулся также резко, как и перевёл перед этим тему - захлопнувшиеся двери заставили народ замолчать и повернуться лицами к своей, пока ещё, принцессе.

  Она уже стояла перед настоятелем, опустив голову, ожидая начала церемонии. За настоятелем, между статуями Авара и Аоры и Аэна, находилось несколько стражников, магов и, преимущественно, священнослужители. На деле, они были больше для виду - храм был защищён сами Аэном, и любой, кто был не чист сердцем, мог быть наказан. Некоторые демоны уже держались за голову и старательно делали вид, будто с ними всё в порядке. Несколько людей также не могли спокойно устоять на месте.

  Выждав несколько мгновений, Каролина опустилась на колени - перед ней как раз была заготовлена небольшая подушка - для молитвы.

  В тот же момент, как последний человек замолк, свет, падающий сквозь окна, стал ярче. Из-за витражей, он стал насыщенно красным и синим, окрасив всё вокруг в соответствующие цвета. В то же время, воздух будто заискрился. Те, кто часто бывал в храмах, мог знать о подобном явлении - так боги проявляют своё одобрение. Демоны же, которые в принципе не часто отдавали богам должное, и уж тем более - светлым (а тёмные, как известно, отличаются в своём поведении от светлых), удивлённо оглядывались вокруг, не веря своим глазам.

***

  Светловолосый парень, на которого свалились Радка и Руфус, только недовольно скривился, бросил не самый приятный взгляд на эту парочку, и, отвернувшись, ушёл куда-то прочь. Впрочем, все вокруг пришли в движение - одни направлялись к торговым лавкам, другие - спешили отправиться к замку, в надежде попасть туда, пока нет принцессы - вряд ли там сейчас такая же охрана, как когда она вернётся, правда? А побывать на трапезе в честь коронации хотелось многим. Бедняги не знали, насколько внимательна сегодня охрана, и что едва не каждый метр между замком и Храмом (и, конечно же, внутри них) был под бдительным наблюдением многих и многих магов.

  Неожиданно, из дальнего конца площади перед храмом, началась паника. Люди, с криками и страхом в глазах, принялись убегать оттуда подальше. Что именно произошло было непотяно, если смотреть от входа в храм, а именно туда люди и побежали, надеясь найти защиту у самого Аэна там, где его почитали более всего. Стража перед храмом не шелохнулась - у каждого были свои приказания, и были те, кто должен навести порядок в месте паники. Правда, людям этого было недостаточно, чтоб успокоиться, поэтому сейчас каждый, кто не удержится на ногах, мог очень сильно пострадать. И, конечно же, выбраться из толпы сейчас было почти невозможно. По крайней мене, не прибегая к магии.

  ***

  Внутри храма было почти не слышно, что происходит на улице, поэтому, никто не знал о начавшейся панике.

  Закончив молитву, Каролина поднялась на ноги - при этом подушку перед ней сразу же убрали. Настоятель подошёл к ней на шаг ближе.

  - Господа, я представляю вам королеву Каролину, вашу бесспорную королеву. Все, кто пришел сегодня сюда, чтобы принести клятву верности, готовы ли вы сделать это? Да здравствует королева Каролина! - Слова настоятеля эхом прозвучали во всех уголках зала. Все присутствующие хором повторили: Да здравствует королева Каролина!

  Мало кто обратил внимания на то, как по залу прошёл рыцарь и остановился возле одного из гостей, опустив руку ему на плечо и наклонившись, словно хотел что-то сказать.

  - Аэн тобой весьма недоволен, мой мальчик. Как и я. Если ты что-то замышляешь - советую бросить эту затею, - рыцарь поднял забрало, чтоб его было слышно. Несмотря на милое женское личико, голос был грубым и тихим, словно мужской, а налитые чёрным глаза Шарлотты, в которых при всём желании нельзя было рассмотреть зрачки, смотрели прямо в глаза Дангрега.


Дополнительно: изменения очерёдности 2-ой группы. Корвин исключён из квеста. В квест вступил новый персонаж: Кейран. Он отписывает после ГМа перед Руфусом.

[AVA]http://s4.uploads.ru/KzyNA.jpg[/AVA]

+6

9

Музыкальная тема поста
  Шаги девушки слишком громко прозвучали в почти пустом зале. Удары сердца эхом отдавались в ушах.

  Каролина взглядом проводила статуи богов, которые проходила. Ноктара, Каэлли, Мар, Йеллара... Девушка перевела взгляд на другую сторону зала. Мийрес, Акраха, Венетия, здесь был даже Шаагор. Несмотря на то, что он покровительствовал безумию, он всё равно оставался одним из богов, и заслуживал уважения, как и все прочие.

  Сердечко ёкнуло и Кира быстро перевела взгляд себе под ноги. Ей показалось, будто у статуи Шаагора заблестели глаза - возможно, это просто отблеск камня? Или нервы девушки играют с ней плохую шутку?

  Принцесса медленно вздохнула и, высоко подняв голову, посмотрела на настоятеля храма. Она не останавливалась, только шла медленным шагом - как учили на репетециях, чтоб все гости успели занять свои места. Нельзя было спешить. Стоять и ждать всех было бы слишком глупо. Нет, сегодня всё должно пройти настолько идеально, насколько это только возможно.

  Сердце будто хотело выпрыгнуть из груди. Каролина посильнее сжала в руках ткань юбок. Ей было очень и очень страшно. Девушка вдруг осознала, насколько одинока во всём королевстве. У неё есть целый народ, о благополучии которого она должна беспокоиться и переживать, но кто позаботиться о ней самой?

  Кира краем глаза посмотрела на Шарлотту - девушка стояла рядом с другими рыцарями, словно ничем и не отличалась. Но она была другой.

  Девушки встретились, когда Каролина направлялась домой от гномов. Выйдя на поверзность гор, они встретились чисто случайно. Шарлотта представилась как бродячий рыцарь, который охотился в этих горах на драконов, и даже показала чешую одного из них. Тогда-то Кира и предложила ей вступить на службу - заодно, отряд гномов, сопровождающий её, смог вернуться домой сразу же, как все убедились в верности Шарлотты.

  С тех пор прошло достаточно времени, и Каролина с грустью поняла, что её единственная, на данный момент, подруга с ней, в первую очередь, из-за долга и обещания служить и защищать.

  Кира оказалась в паре шагов от настоятеля и резко остановилась. Прикрыв глаза и опустив голову, она на минуточку задержала дыхание. Вместе с тем, как у неё за спиной ударила дверь, девушка открыла глаза и опустилась на колени.

  Губы девушки беззвучно шевелились в молитве. Она молилась за душу отца и брата. Она молилась за будущее своего народа. Она просила прощения за те немногие, но роковые ошибки, которые она свершила. Она молилась о том, чтоб череда несчастий прекратилась. В конце концов, она молилась о счастливом будущем.

  Последнее слово, пусть и беззвучное, застыло на губах девушки. Снова тяжело вздохнула, пытаясь унять дрожь и успокоиться. Двигаясь неспешно, девушка поднялась и выровнялась, поднимая взгляд на настоятеля. Кира несколько раз моргнула, пытаясь понять, почему всё вокруг будто изменилось.

  - Господа, я представляю вам королеву Каролину, вашу бесспорную королеву, - настоятель начал свою речь.

  Сердечко в груди будто застыло, но она всё ещё продолжала дышать. Кира повернулась к гостям и поклонилась. Вот и всё. Сейчас все должны были сказать "Да, это королева!", и королевство официально лишится своей принцессы. Зато обретёт нового монарха.

  -  Все, кто пришел сегодня сюда, чтобы принести клятву верности, готовы ли вы сделать это? - Тем временем, продолжал настоятель.

  Маленькая формальность, которая играет большую роль.
 
  Кира повернулась в полу-поклоне другой стороне гостей.

  - Да здравствует королева Каролина!

  Девушка выровнялась и вновь повернулась. Она вдруг поняла, почему окружение будто изменилось. Всё вокруг окрасилось в цвета витражей, а воздух словно наполнился тысячами маленьких искорок. Боги выражали своё расположение. Кира не могла припомнить, когда в последний раз видела подобное. Поклонилась, почувствовав небольшое облегчение. Боги одобрили то, что она заняла место брата.

  - Да здравствует королева Каролина!

  Кира поклонилась в последний раз, едва сдерживая слёзы от переполняющих её эмоций.

  Выровнялась. Подняла подбородок. Осмотрела гостей... Шарлотта? Этого не было на репетиции. Должно быть, она что-то заметила. Впрочем, это не имело значения. Сейчас важно было только одно - ответ собравшихся.

"Маленькая формальность, которая играет большую роль..."

Отредактировано Caroline (2018-04-16 04:17:17)

+5

10

Когда в храм вошла принцесса можно было смело сказать, что церемония началась. Разумеется Дангрег не знал ни как проходят подобные мероприятия, ни как выглядит принцесса. Но первое не имело значения, а второе было очевидным по наряду коронуемой особы и восторженным взглядам присутствующих людей. Демон заметил что некоторые из гостей чувствовали себя плохо и испытывали страх. Преимущественно, это были его сородичи. Удивительно, но он ничего подобного не ощущал. Может лёгкий дискомфорт, но не более.
Невдомек было демону в чём причина такой разницы в ощущениях от пребывания в храме, а причина была. Аэн наказывал тех, кто замышлял зло, чьи помыслы были порочны. Но Дангрег не был одним из таких. Он не планировал совершать зло, ибо будучи полудиким существом вообще не знал что есть добро и зло. Для этого они были не более чем придуманными людьми словами, не имеющими под собой никакой вещественной основы. Ровно как и боги, в большинстве своём. Он искренни хотел сделать приятное своей Матери, вернув то, что принадлежало ей по праву, а это не воровство. Не собирался никого калечить или убивать. Даже внезапно пришедшие на ум слова не повлекли собою наказания, поскольку не были ни правдой, ни ложью. Они были домыслами, а фантазировать - не грех. Помыслы демона были чисты и, возможно, именно поэтому Тень выбрала его, понимая, что даже боги не сумеют разоблачить такого исполнителя. Лжеца, уверенного что он прав, вора, не прячущегося в тени, злодея, совершающего благо и марионетку, что мнит себя свободной.
Принцесса встала на колени и шептала что-то. Наверняка молитву. Люди постоянно преклоняются перед пустотой и бормочут что-то себе под нос. Доппельгангер вдоволь насмотрелся на это и подобное зрелище вызывало у него презрение. Настолько плохо скрываемое презрение, что демон даже вслух фыркнул, привлекая к себе внимание ближайших людей, но лишь на секунду.
Не было никаких богов! Люди придумали богов потому, что им требовалось надеяться на кого-то, кто сильнее их и кому при этом не безразлична их судьба. Дангрег верил только в Великую Мать Тень, сердце которой видел своими глазами и в собственные силы, на которые всегда полагался. Всё остальное было ложью, вредными иллюзиями, что сковывали своими цепями умы людей. Он он проникся идеей освободить несчастных от этих оков. Пусть страх тоже был иллюзией, но в отличие от религии, иллюзией полезной. Страх предостерегал от ошибок, он спасал жизни, а не давал ложную надежду, лишающую последнего реального шанса на спасение. Если бы все те умирающие на поле боя не молили богов, получив смертельные ранения, а бежали от войны сразу, как настоятельно советовал им страх, они остались бы живы. Да, именно так! Боги лгали и только Страх всегда был правдив! Вот кому должно поклоняться, раз уж они так в этом нуждаются. Эти размышления внесли существенные коррективы в изначальный, до нельзя простой план демона по возвращению артефакта Тени и обретению еще больших сил. Эти мысли были прерваны невероятной игрой света, внезапно разыгравшейся под сводами храма.
Витражи засветились невиданным доселе демоном светом. Разноцветные лучи пали на приклонившую колени принцессу, словно само солнце возложило свои руки  ей на плечи. Это выглядело великолепно и заворожило падкого на красоту демона, но нисколько не переубедило. Это всего лишь блики солнца, прошедшие сквозь цветные витражи. Похоже, коронация была назначена именно на это время специально, чтобы в нужный момент солнце, оказавшееся в определенном месте небосвода, в очередной раз сумело укрепить ложь людских жрецов.
- Хах, хорошая попытка, "Аэн".
Когда уже Доппельгангер был готов к действиям, на его плече легла чья-то рука в латной перчатке. Он обернулся к неизвестному и встретился взглядом с уже знакомой девушкой. Той самой, которую однажды встретил в лесу при не слишком-то приятных обстоятельствах. То, как она узнала его в новом обличье, несколько озадачило Доппельгангера, но он не стал предавать этому особого значения. Как не предал его и изменившимся глазам знакомой. Лишь отметил что наконец её внешность стала больше соответствовать её содержанию. Ведь тьму в душе воительницы он увидел и в прошлую их встречу. На её же предупреждение он усмехнулся. Сейчас она могла увидеть, что это был уже совсем другой Дангрег, нежели то наивное и глуповатое существо, что подрожало ей на лесной тропинке. Это была взрослая личность, истинный демон, отринувший сомнения.
- Мне нет дела до недовольства твоего воображаемого друга, Фальшивая Героиня, - улыбнулся ей в лицо юноша. - Если я что и задумал, то не тебе меня судить. В отличие от тебя я никогда не убивал безоружных. Пойду полюбуюсь этой игрой света поближе.
Он прошел несколько рядов вбок и остановился там. Его окружали люди и это было надежной защитой. Выждал немного. Прозвучали хвалы королеве, священник спрашивал ответа у толпы. Это был идеальный момент для начала. Дангрег сразу приметил магов, что охраняли королеву (воином он в расчет не брал). Между гостями и местом коронации было довольно большое открытое пространство и попытка пересечь его дабы добраться до источника излучения была обречена на провал. Сделав это, Дангрег оказался бы как на ладони у охраны и был бы остановлен успев пересечь не более половины пути, не считая времени на поиски. Ему нужно было добраться до алтаря безопасно и он уже знал как.
- Готовы ли вы сделать это?
- О да, мы готовы! Мы готовы принести клятву верности Каролине Властолюбивой! Убившей родного брата ради власти! Оставившей свой народ в трудное время! Родившей наследника от грязного гнома и собравшейся отдать народу последнего половину своего государства вместе с нами всеми! Давайте же, присягнем на верность той, что предала нас! - Тень немного рассказала Дангрегу о ситуации в мире и он мог сейчас опереться на общие факты в своей пламенной речи. Конечно, большую часть сказанного он придумал уже после того как оказался в храме, но какая разница? Получилось, как он считал, отлично. Трудно представить, какие именно последствия последствия возымеют его слова, но в одном он мог быть уверен. Его речь войдет в историю.

+3

11

  В королевстве были трудные времена, и все об этом прекрасно знали. И это было одной из причин, почему весь Аварин кишел стражниками, рыцарями, магами и даже священнослужителями - последние отлично находили общий язык с людьми, да и боги предпочитали иметь дело именно с ними. Помощь богов нельзя недооценивать. И, конечно же, большинство находилось вокруг замка и Храма, ведь именно там дольше всего должна была находиться принцесса, и именно там - больше всего людей, а значит, и опасности.

  Пока с одной стороны площади, расположенной перед храмом, поднялась паника, с другой стороны, возле самого входа, ответственные за порядок внимательно следили за людьми. В том числе, и несколько монахов. Один из них уже несколько минут неотрывно следил за одной милой девушкой-альраном. Ему очень не нравилось её поведение - девушка постоянно что-то высматривала и... Ему показалось, или у неё было что-то в руках? Но тут в девушку врезался хоббит, и они оба повалились на землю. Последние сомнения прошли, когда мужчина ощутил волю богов.

  Монах подошёл к одному из рыцарей.

  - Пройдём со мной, брат мой, боюсь, ради покоя сегодня нам стоит постараться, - позвал он его за собой.

  Каждый рыцарь знал, что делать в таких ситуациях - ведь ради этого они и следили сегодня за происходящим.

  Рыцарь остался немного в стороне. Люди расступались, пропуская монаха, но чем дальше он заходил, тем труднее ему было проходить. В конце концов, он оказался возле Радки.

  - Всё в порядке? - Он протянул девушке руку, приветливо кивнув хоббиту. Взяв девушку за руку, накрыв её ладонь своими, монах сильно сжал её. - Дитя моё, тебе стоит быть аккуратнее. Столь хрупкой девушке не место в самом центре толпы. Ты, кажется, из цирка, который приехал к нам? Позволь, я отведу тебя к твоим товарищам.

  Монах настойчиво потянул девушку за собой в сторону ожидающего рыцаря, попутно проверив, чтоб она ничего не держала в руках. И уже под присмотром рыцаря, он повёл её в сторону от площади, в небольшое здание, где маги проверяли тех, кто желал нарушить покой Аварина. К счастью, сегодня боги были на стороне принцессы и желали покоя, и монахи не ошибались, выискивая взглядом возможных бунтарей.

  Что будет с Радкой? С ней должны поговорить. Возможно, немного посмотреть её мысли. Но никто не станет ей вредить.

  Если сама девушка не даст на то причин.


Дополнительно: изменение очерёдности 2-й группы. Из квеста выбывает Радка. Нынешняя очерёдной 2-й группы: Руфус - Кейран.
Поскольку нынешнее количество участников - 5 человек, увеличивается время написания постов: 72 часа (3-ое суток). Действует с нынешнего момента и для тех, чья очередь уже наступила (Руфус и Эбигейл).

[AVA]http://s4.uploads.ru/KzyNA.jpg[/AVA]

+4

12

Кончики губ дернулись вверх, лицо девушки расплылось в искренней улыбке, которую она успешно прятала за веером. Как и планировалось, новый знакомы ничего не заметил, продолжая с энтузиазмом выхвалять свои подвиги и себя. Благо он прекратил отвешивать комплименты ее поддельной внешности, за эти несколько минут, которые наемнице показались целой вечностью, ей успело поднадоесть его лести, да и играть смущения было нелегко. Попробуйте все время хлопать глазками, да переводить их с парня на землю и наоборот, и при этом все время держать на лице легкую улыбку, внимательно следить, чтобы она ненароком не превратилась в скривленную гримасу недовольства и неприязни. А именно в нее и рисковало измениться лицо Эш, поскольку у девушки начали подрагивать скули от долгого изображения радости. Разумеется, все это можно было благополучно спрятать за так успешно прихваченный веером, но все равно это было бы слишком заметно со стороны и могло оказаться неучтивым жестом по отношению к молодому человеку. Гильдиец же не знал, что у Эбигейл на голове парик, а не ее истинные волосы, которым он скорее удивился, чем так усердно восхищался, в попытке добиться хоть какого-то ее расположения. Да вот только прогадал, пиратку так часто в детстве задирали из-за них, что девушка невольно начинала злиться. Эбби даже удивилась тому, что промолчала, ничего не сказав собеседнику, а лишь выдавила из себя улыбку и слова благодарности за внимательность.
Наемница зацепилась взглядом за герцога, теперь она ни за что его не упустит из виду, а то потом еще не отыщет в такой огромной толпе, а людей, по меркам пиратки, действительно было много. На мероприятие было приглашена практически вся знать, Эбби даже заметила нескольких своих старых нанимателей, особенно ее внимание привлекла молодая графиня. Та находилась на противоположной стороне помещения и что-то шептала на ушко подруге, при этом ни на шаг, не отдаляясь от своего спутника. Эш лукаво усмехнулась, складывая веер в руке, все же этому парнишке удалось добиться расположения его избранницы, не смотря на то, что начиналось все не так гладко и спокойно как на первый взгляд. Девушке припомнилось, как граф нанял ее следить за этой юной особью, как менялось его выражение лица, когда она дословно пересказывала парню обо всех ее похождениях и тайнах. В коечном итоге, вместо того, чтобы вытащить из бедного влюбленного мальчишки больше денег, наемница решила ему помочь. Не могла пиратка больше смотреть, как наниматель разрывается между решениями отступить от своих намерений и все же решится сделать свой шаг навстречу будущему вместе с голубоглазой красавицей. Тогда он был слишком стеснительным и неуверенным в себе пареньком, а сейчас, лишь взглянув на него, сразу понимаешь, что перед тобой стоит самый настоящий граф, с уверенностью во взгляде, с гордо поднятой головой. Эбигейл могла сказать с уверенностью, что постаралась на славу, сея в его душе крупицы уверенности, что он может намного больше, чем думает, да и, по-видимому, наследник прислушался к советам наемницы, что не могло не радовать.
На мгновение их взгляды пересеклись, Эбби почтительно склонила голову в знак приветствия и получила в ответ такой же кивок. Парень сделала это из вежливости, поскольку узнать пиратку в ее нынешнем марафете было невозможно. Дитя Вейхе осеклась, она позволила себе отвлечься и вновь потеряла цель, правда долго искать герцога не пришлось, он оказался всего в нескольких шагах от нее. Бесшумно вздохнув с облегчением, Эбби обратила внимание на Эрнальда.
- Вижу, - одобрительно кивнув, ответила на вопрос наемница, взглянув на собеседника заинтересованным взглядом. В этот раз пиратка слушала героя намного внимательнее, чем предыдущие разы, только потому, что он начал говорить то, что ей наверняка пригодится. Жаль только Эрнальд так и не договорил до конца, стоило двери храма захлопнутся, как все гости обратили внимание на принцессу.
Вы бывали когда-то на коронации? Нет? А зря, это действительно прекрасное и незабываемое зрелище. Да, сначала вам это покажется скучным, просто огромная толпа людей собравшаяся посмотреть, как кому-то человеку вручат атрибуты власти. Но, ваше мнение обязательно изменится уже на шестой минуте пребывания в храме, когда перед вашим взором предстанет чарующая картина игры солнечных лучей. Нет-нет, это сам Аэн дает понять свое одобрение на восхождение нового монарха, такой юной и неопытной. От чего-то Эбигейл стало грустно на сердце, девушка наблюдала, как принцесса возносит молитвы богам и думала, какое огромное бремя свалилось на ее хрупкие плечи. Девчонке определенно придется нелегко, будет много забот и проблем, а еще этот гадкий слух о том, что она отравила своего предшественника, будет тяжело расположить к себе народ.
В следующую минуту, люди хором повторили слова настоятеля, прославляя новую королеву, наемница не осталась в стороне, правда, свое восхваление та произнесла не так громко, так что ее слова затерялись в счастливом гомоне людей. Эбби закусила нижнюю губу, заметив, как один из рыцарей присутствующий в храме, подошел к одному из гостей, жаль, сказанных слов парнишке расслышать было невозможно. Кажется, речи черного рыцаря не пришли по душе гостью и тот поспешил отойти в сторону, Эш проследила за движениями незнакомца и стоило ей только потерять к нему интерес как прозвучала неожиданная для всех речь от того самого гостя. Эбигейл посмотрела на парня с широко раскрытыми глазами в изумлении. Слова были сказаны достаточно громко, чтобы присутствующие их услышали и внезапно замолчали. Некоторые перевели свои взгляды с принцессы на паренька, некоторые уже начали перешептываться.
- Эрнальд, - Эбби обратилась к своему собеседнику, мягко положив ему руку на плечо и слегка склонившись к его уху. – Ты не знаешь, кто этот человек?
Девушка кивком головы указала на Дангрега и с легким прищуром посмотрела на демона. Что же он задумал? – мысленно спросила себя Эш, похоже, назревало что-то неладное, что полностью испортит праздничное настроение окружающих.
- Ах, да, - внезапно негромко воскликнула наемница, вновь взглянув на собеседника. – Ты так и не договорил, что там с женами того герцога?
Эбби несколько раз хлопнула ресничками, всем видом показывая, что хотела бы знать о недосказанном ранее. Какой бы ситуация не была скверной, а о работе забывать нельзя, в конце то концов пиратке платят за это деньги.
[AVA]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2018/4/11/f78f60e4ad8977a4e7f703fd57398202-full.jpg[/AVA]

+4

13

Конечно, Руфуса немного возмутила фамильярность, с которой альранка растрепала ему волосы – он трудился над этой прической довольно долгое время, спасибо большое! Но хоббит не стал высказывать недовольства, только слабо улыбнувшись в ответ своей собеседнице: ему было не привыкать к такому к себе отношению. Люди и им подобные в первую очередь всегда видели в Подхолмсе кого-то слабого и беспомощного, похожего на ребенка, отчего и относились довольно покровительственно… ровно до той поры, как правило, когда волшебник демонстрировал свои познания в магическом искусстве.
Руфус едва успел открыть рот, дабы попробовать ответить Радке, да и вообще хоть как-то поддержать беседу, но не успел – началась паника, и, как следствие, давка. Что там такое произошло у храма, хоббит не мог разглядеть при всем желании, но это не помешало ему изрядно переволноваться, ровно как за себя, так и за свою знакомую. Схватив девушку-овечку за руку, он попытался утянуть ту за собой, не дать перепуганной толпе людей разделить их, но увы: силы были слишком не равны. Что мог сделать один маленький половинчик и не самая рослая на свете девиица, особенно перед лицом бушующей кругом массы людей, потерявших последний разум? Надежда была только на магию, но Руфус откровенно опасался чаровать в такой ситуации – ему нужны были две руки и возможность устойчиво стоять на ногах, иначе легко можно было покалечить кого-нибудь незавершенным, сырым заклинанием.
Риск быть затоптанным, однако, почти перевесил здравый смысл, которым располагал все больше поддающийся общей панике хоббит, и еще мгновение – и тот бы сделал что-нибудь не очень умное, призывая на помощь свой волшебный дар. Но все решил случай, и святой брат в сопровождении латника, что в отличии от Руфуса имел возможность разогнать толпу вокруг, буквально спас их положение. Попутно, правда, разлучив Подхолмса с его знакомой – обалдевший хоббит мог только беспомощно наблюдать, как мягко, но настойчиво уводит за собой служитель бога несопротивляющуюся альранку. И только выпавший из ослабевшей, нежной девичьей руки увесистый камень с хищной, острой кромкой открыл глаза волшебнику на происходящее. Он мог только огорченно покачать головой в итоге, провожая взглядом Радку – оставалось лишь искренне надеяться, что неравнодушные к чужим бедам святые братья помогут девушке, а не предадут слепо суду за несовершенное, но задуманное злодеяние. Вот уж воистину, «заблудшая овца», как бы то иронично не звучало.
- Приходить сюда было откровенно глупой затеей, - прошептал себе под нос Руфус, осознав, что остался в гордом одиночестве посреди площади, полной испуганных и разбегающихся кто куда людей. С учетом невольной помощи, что оказали ему служители бога, чуть разогнав и успокоив паникующий люд, у хоббита появился шанс хотя бы отряхнуться и привести в порядок мысли. Больше всего Подхолмсу, что нервно принялся теребить рукав своего богато расшитого одеяния, хотелось в итоге развернуться и уйти отсюда – день определенно был испорчен, а на саму коронацию он уже явно не попадет. Но, стоило отметить, что кроме прав и привилегий, членство в Гильдии магов накладывало так же и определенные обязательства. Душераздирающе вздохнув, Руфус запустил ладонь за воротник и нащупал там цепочку подвески, официальной регалии состоявшегося волшебника, - после чего вытянул ее наружу, оставляя сверкающий всеми оттенками голубого и синего камень болтаться поверх одежды.
А потом, пробормотав под нос вербальную формулу простейших щитовых чар, половинчик двинулся сквозь толпу, упрямо следуя к месту, откуда простой народ так старательно пытался унести ноги. Он шел к дверям храма, обтекаемый со всех сторон людским потоком: столь простая магия, что действовала только на физические объекты, мало чем могла помочь в реальном бою против другого волшебника, или, допустим, демона… Но являлась весьма полезной в ситуации наподобие этой. Главное было удержать концентрацию – что Руфус, как весьма опытный колдун, мог делать даже без соматической формулы, на одном лишь усилии воли и просто оставаясь предельно сосредоточенным.
Ему нужно было добраться до эпицентра разбушевавшихся беспорядков, и понять, что вызвало подобный беспредел – и разумеется, оказать всю посильную помощь представителям официальной власти. Таковы были как писанные, так и неписанные правила устава Гильдии, и Руфус не думал даже подвергать их сомнению, ибо оставался верен короне, как и любой другой законопослушный маг.
В какой-то момент он заметил краем глаза упавшего совсем рядом с ним эльфа – совсем молодого, черноволосого, с искаженным от боли лицом. Перворожденного кто-то сбил с ног, стремясь в бездумной панике убраться подальше, и зажатый в толпе эльф не имел в итоге шанса увернуться или уйти в сторону, оказавшись под ногами у бушующей кругом толпы. А испуганная толпа, как известно, не следует законам морали, только лишь звериным инстинктам: несчастный житель лесов имел все шансы бездарно погибнуть, оказавшись задавленным бегущими в ужасе прочь людьми, если бы не среагировавший вовремя Руфус.
- Gvela Glan! – магическая формула с легкостью сорвалась с его языка, и щит, до этого незримый, вспыхнул ясно различимой зеленью, расширяясь по мановению вскинутых рук маленького волшебника. Эльф в итоге оказался под защитой мерцающего, переливающегося всеми оттенками зелени купола, получив возможность подняться самостоятельно с мостовой.

Отредактировано Rufus Underhill (Вчера 01:15:19)

+4

14

Это была чертовски плохая идея. Плохая с самого начала, когда единственного оставшегося наследного принца Аортена осенила гениальная, по его мнению, мысль, и он уговорил одного из своих знакомых на подмену. Тот должен был отправляться вместе с королевским посольским корпусом в Аварин. Прямо скажем, усердствовать особо и не пришлось – у молодого гвардейца в самом разгаре был роман с одной из придворных дам, и перспектива оставить свою любовь на долгие недели путешествия страдальцу совсем не улыбалась. Некая приятная сумма укрепила его в своем решении – тем более, что Кейран клятвенно обещал взять всю ответственность на себя. На протяжении всего пути ему еще не раз придется повторить эту клятву.

Идея была плоха и в тот день, когда послы выступили за пределы волшебных лесов и та легкая иллюзия, которую принц использовал для себя, чтобы немного изменить облик (все-таки его персона была слишком известна), рассеялась окончательно. Кей не стал дожидаться разоблачения и в Фарне лично явился к главе посольства с признанием. Неизвестно, что подействовало на того больше – горячие уговоры принца, что это его единственный шанс в ближайшую сотню лет увидеть мир, или осознание того факта, что его в любом случае ждал приступ королевского гнева, развернет ли он отряд с беглецом обратно или нет – но суровый рыцарь решил сделать вид, что ничего не знает. Таким образом, за несколько дней до коронации принцессы ее несостоявшийся жених и наследник престола Аортена въехал в Аварин с отрядом послов собственного отца  - под чужим именем и полный впечатлений от этого путешествия по самые уши.

Плохой идея оставалась вплоть до самого торжественного дня, когда, не выдержав недовольных лиц своих спутников и заточения в четырех стенах пусть даже самых роскошных покоев в одном из крыльев королевского дворца, которые отвели для почетных гостей, Кейран в одиночку сбежал в город. Столица стоила того, чтобы познакомиться с ней поближе. Принц выбрался из дворца на рассвете и, по своему обыкновению увлекшись экскурсией, совершенно забыл о том, что сегодня за день. Вспомнил он об этом, когда обратил внимание на стекавшуюся к городскому храму толпу – и о том, что должен был сейчас в составе группы послов присутствовать на церемонии. Внутри храма, а не снаружи! Но было уже поздно.

Идея была чертовски плоха, и Кей даже думать не хотел, что ждало его по возвращении домой, но одно он мог сказать с абсолютной уверенностью – ему еще никогда в жизни не было одновременно так волнительно, и радостно, и интересно, и страшновато, конечно, но совсем немного… В общем, это то, что можно было бы назвать очень смешанными чувствами. Неудивительно, что у наследника эльфийского престола, в данную минуту стоявшего среди собравшихся у дверей храма горожан, застыло на лице довольно странное выражение. Он широко улыбался и одновременно так таращился вокруг, что, пожалуй, сошел бы за слегка слабоумного, если бы не приличествующие его явно важному для непосвященных сану богатые одежды с украшениями и перевязь с ножнами – больше статусная вещица, конечно, и самому принцу никогда бы и в голову не пришло обнажить клинка. Он уже понял, в какой глупой ситуации оказался, но его это ничуть не смутило. Кейран собирался дождаться конца церемонии и отыскать послов. Потом.  В его голове сейчас вообще царил благостный вакуум – настолько, что он даже не сразу заметил волнения вокруг. А когда началась откровенная паника и людской поток попер обратно с площади, эльф растерялся окончательно. До сих пор ему не приходилось видеть столько народу одновременно, и правилам безопасности поведения в толпе его никто не учил. Один толчок, другой, третий – и вот уже Кей обнаружил себя упавшим на одно колено и прикрывающим лицо от поднятой сотнями ног пыли. 

Но впасть в панику он не успел. Все вдруг затихло, и решившись открыть глаза, он увидел, что помешало бегущим окончательно сбить его с ног.  Магический щит не нес в себе никакой враждебности, и эльф, обернувшись, увидел того, кто его поставил. Его лицо озарила благодарная улыбка:

- Боги, сэр, спасибо! – не дав занять место испугу, вновь вернулось его природное любопытство. Но все расспросы нужно было приберечь на потом – сейчас была задача поважнее. В отличие от всех тех, кто торопливо покидал площадь, принцу, напротив, нужно было попасть в храм – оставался небольшой шанс незаметно присоединиться к послам, когда знать будет покидать церемонию и благополучно вернуться во дворец. Поднявшись на ноги, Кей просительно взглянул на невысокого мага (в том, что перед ним был мастер-маг, не было никакого сомнения):

- Сэр, не сочтите за наглость, вы мне жизнь спасли… Но могу я попросить вас о еще одной милости?  Мне очень нужно в храм…

+4


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Моменты истории » 02.04.1214. Коронация


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC