http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 30.06.19

Проснулись — ребутнулись! Поздравляем с новым сюжетом.

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало лета 1203 года, июнь-июль

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 24.06.1210. Против природы


24.06.1210. Против природы

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s5.uploads.ru/Up1hr.jpg

1. Дата и время:
24.06.1210

2. Место действия | погода:
Лес-аномалия на северо-востоке Сумрачных топей.

3. Герои:
Руфус Подхолмс, Вир

4. Завязка:
Всего за одну ночь, даром что самую короткую в году, близ Сумрачных топей разросся целый лес, скрыв в чаще не только окраину гиблых мест, но и окрестную деревушку Тарнсби. Буйной растительности оказались нипочем временные рамки и недружелюбный климат – разномастные деревья вымахали до нескольких метров в обхвате, сплетаясь кронами и оставляя единственным источником света в лесу загадочно мерцающую дымку. Судьба жителей деревни неизвестна, а смельчаки, рискнувшие углубиться в чащу, так и не вернулись, и спустя пару дней на смену авантюристам к месту растительной аномалии прибывает один из признанных знатоков флоры Эноа Руфус Подхолмс.

5. Тип эпизода:
Личный
[AVA]http://s9.uploads.ru/obtlf.jpg[/AVA]

Отредактировано Vir (2018-10-07 02:37:14)

+2

2

- Так как, говорите, это случилось?
Вопрос был из разряда риторических, стоило признаться, но Руфус из чистой вежливости счел себя обязанным его задать. Стоя сейчас на возвышении холма, с которого открывался великолепный вид на буйную, так и прущую во все стороны странную растительность, скрывавшую под собой то, что когда-то было небольшой деревенькой, хоббит задумчиво потирал подбородок пальцами и думал.
Честно сказать, выдернули его сюда совершенно внезапно, прервав довольно неприятным образом очередной вояж в один из глухих и нетронутых человеком уголков Эноа. Планы понаблюдать за некоторыми видами эндемиков на севере, у которых была как раз сейчас пора цветения – редчайшее событие, происходящее дай бог раз в пару-тройку лет! – пришлось спешно отметать в сторону, увы и ах. Никакие научные знания не стоили человеческих жизней, а потому Подхолмс без малейшего промедления бросил намеченный маршрут и сорвался в сторону Сумрачных Топей сразу, как только получил магического вестника. Такой способ связи, увы, не смотря на его скорость и простоту, не позволял в полной мере передать большой объем важной информации, а потому маг сейчас изрядно недоумевал, не зная, что и думать.
Когда Гильдия кратко известила его о произошедшем, Руфус грешным делом подумал, что из Топей просто вырвалась очередная полуразумная, магическая дрянь. К чему на такое отряжать специалиста по магическим растениям, было выше его разумения – куда как лучше с этой задачей справилась бы Гильдия Героев, ну или Авантюристов, на худой конец. Однако, прибыв в изрядно недобром расположении духа, он быстро сменил свой настрой со скептически-неодобрительного на изрядно настороженный.
Даже не приближаясь к этому лесу, Руфус мог сказать одно – тот был неестественен, абсолютно от и до.
- Что ж, давайте взглянем поближе, - со вздохом подытожил волшебник, расчехляя свой зонтик и сворачивая беспокойно хвост в кольцо. Управляющий местного барона, которого отрядили вместе с небольшим отрядом ополчения сопровождать «господина мага», в этот момент изрядно сбледнул с лица – бедняге явно не хотелось приближаться возникшему из ниоткуда странному лесу.
Растения, свежие, еще истекающие зеленым соком и не успевшие окончательно одеревенеть, выглядели… необычно. Хоббит, совершив несколько пассов в воздухе зонтиком, приподнял в удивлении молча одну бровь – такое чувство, что эта поросль сочетала в себе множество признаков самых разных видов, что только убеждало еще больше Подхолмса в искусственной природе этого феномена. И то, как вокруг бурлила жизненная энергия… Она истекала наружу словно горячая кровь из свежей раны, бесконтрольно и буйно меняя, медленно, но непреклонно перекраивая под себя ту растительность, что еще оставалась нормальной. Это встревожило Руфуса донельзя, ибо сунувшись ближе, он осознал, что ничего, по сути, с этим поделать-то и не может!
Ток магии охотно льнул к полурослику, зелеными сполохами мерцая между пальцев, пока тот бубнил себе под нос катрены, не обращая внимания на опасливо отступивших на шаг сопровождающих. Но направить или обратить вспять толком эту эссенцию не выходило – та словно «забывала», к чему ее подталкивал только что маг, возвращаясь в прежнее, бесконтрольное и хаотичное состояние. Прекрасной иллюстрацией этому феномену прослужило то, как подчиняясь взмаху руки отчаявшегося Руфуса, лес единой стеной качнулся назад, убирая корни и словно отползая в сторону Топей – что бы тут же вернуться на место в тот миг, когда хоббит ослабил концентрацию.
- Так, - потирая переносицу двумя пальцами, подытожил хвостатый ученый. – Дело куда сложнее, чем я предполагал. Искренне прошу не подпускать к границе… аномалии? Да, пусть будет аномалия. Так вот, не подпускать к границе никого! Не трогать растения, не пытаться жечь, рубить и так далее. Наблюдать с расстояния, о любых масштабных изменениях сразу же уведомить барона. Все понятно? – Подхолмс поднял взгляд на окружающих его людей, пытливо вглядываясь в их лица. Все ли, дескать, поняли, не нужно ли повторить?
Судя по нестройному хору голосов и заверениям, что все ясно-понятно, как минимум был шанс, что наставления Руфуса не пропадут втуне. И только управляющий, как самый сообразительный, осторожно поинтересовался вполголоса, что же такое задумал господин маг?
- Я пойду туда, - безапелляционно заявил хоббит, по-звериному поводя курносым носишкой. – Один. Мне, в силу специализации, вряд ли что-либо там причинит вред, а любое промедление в нашей ситуации подобно смерти. Если не вернусь в течении…. Гм, допустим, трех дней, можете сразу отправлять срочный запрос в Гильдию. – Он кивнул сам себе, словно соглашаясь с каким-то собственными доводами. – Пусть пришлют помощь.
И, не оборачиваясь, решительно двинулся сквозь заросли, что покорно расступились перед магом природы – дабы тут же сомкнуться сплошной стеной позади.

+2

3

Для бесплотной сущности, каковой Вир сейчас и являлся, перемещение по лесу должно было оказаться сущим пустяком - знай ползи себе напролом куда пожелаешь. Тем не менее, контактов с "внутренностями" деревьев демон старательно избегал и когда - довольно часто - одно из многочисленных щупалец все же проходило сквозь то или иное растение, полыхающие потусторонним светом глаза превращались в узкие щелки - ощущения от настолько тесного соприкосновения с природой были не слишком приятные. Да и без них этот лес Виру не нравился. Вызывал ностальгию, раздольем яркой зелени и неестественной тишиной ассоциируясь с джунглями, принявшими в свои объятия в первую ночь его жизни - и оттого было еще хуже. Его остров пропитала Тень, оседавшая на языке металлическим привкусом крови, скрюченными языками пламени жадно тянувшаяся к звездам и звучно молчавшая в компании принесенных ей в жертву мертвецов. Над этим же местом властвовал какой-то иной вид магии - вернее, ядреная смесь, кипящая неудержимой жизненной силой, что в течение одной ночи переполнила истощенную почву, вырастив целый лес, и по странной иронии готова была до неузнаваемости искалечить все, что не способно вынести ее напора. В то же время Вир чувствовал, что где-то среди этого неистового потока то и дело проскальзывала толика Тени, на краткие мгновения цепляющейся за демона незримыми пальцами, призывая оборвать волшебство, подмявшее под себя частицу изнанки и обрекшее ее на земледельческое рабство.

Иными словами, даже у демона были веские причины не доверять странному лесу и растущим в нем деревьям, по которым, как по переплетению вен, струилась непонятная магия. Но пройти мимо он не смог. Не только потому, что один из "подопечных" Вира, отбыв праздновать Литу к товарищам в Тарнсби, пропал с концами, как и сама деревня. И не столько из-за отголосков Тени, кои не были адресованы конкретно ему, что позволяло безнаказанно оставаться эгоистичной сволочью по отношению к праматери. Дело в том, что, когда Вир из любопытства приблизился к месту аномалии, он почувствовал еще кое-что, манящее заглянуть в негостеприимные местные джунгли. От необычного леса веяло вполне обычной гордыней. А это уже было действительно интересно. Получив свое с остальных жертв, демон вернулся к лесу, на этот раз с готовностью нырнув в него - прямо сквозь деревья - и тут же осознав, что этот трюк повторять не хочет. В целях разведки он сперва прошелся по окраине, ориентируясь не только на зрение, но и на ауру, способную на манер паутины даже без сигнальных нитей оповестить о появлении живого существа в радиусе действия. Сам Вир предпочел остаться бестелесным, однако неплохо было бы найти спутника, чтобы... ну хотя бы на его примере узнать причину исчезновений. На пути сюда из разговоров и мыслей окрестного люда он узнал, что в чаще до того, как спохватился местный барон, уже успело пропасть несколько человек. И не только человек. Среди них были заезжий маг с учеником, эльфийка-знахарка и парочка ушлых наемников, до прибытия ополченцев отрядившихся для помощи жителям Тарнсби. Наемники, вполне возможно, исчезли вместе с авансом прежде, чем ступили в лес, но никаких следов иных живых существ - не только путников, но и банальных животных - демон так и не обнаружил.

До этого момента. Спустя некоторое время после того, как он бросил любительскую разведку и углубился в чащу, аура наконец засекла кого-то живого. Замерев, Вир инстинктивно потянулся к неизвестному щупальцем, только затем поворачивая в ту же сторону морду и подбираясь ближе, бесцеремонно улавливая мысли и образы, мелькающие в голове пока не увиденного существа. В мыслях было много умных слов, которые не обремененный академическими познаниями демон не понял даже в совокупности с мыслеобразами, но в целом можно было заключить, что существо является магом. Даже не просто магом, а каким-то специалистом по растениям. Кажется, он слышал от кого-то из местных, что Гильдия направила на место происшествия некоего эксперта.

Вир выглянул из-за ствола и, немного погодя, опустил взгляд ниже, лишь тогда воочию узрев пресловутого мага и, несмотря на разницу в размерах, словно отступающие, жмущиеся подальше от него заросли.

Это что, хвостатый гном?

Нет, магичить гномы не могли, да и остроты ушей за ними прежде не наблюдалось. Но и на представителей прочих известных рас существо не походило. Может быть, это жертва леса? - рассуждал демон, следуя за неизвестным и продолжая прислушиваться к его мыслям - Сунулся куда не просят - получите хвост и уши, распишемся вашей кровью. Однако отпечатка лесной магии существо непонятной расовой принадлежности не несло. Да и рост как объяснить? Проще было спросить у него самого, тем более, что маг уже почувствовал чужое присутствие, а стычки с возможным спутником, еще и обладающим такими полезными знаниями, в планах Вира не было.

Что ты за фрукт? - фамильярный вопрос прозвучал прямо в голове хвостатого, тем не менее, передав черты, присущие речи демона в человеческом обличье. На всякий случай поотстав и упреждая возможные обвинения - совсем не факт, что это поможет их избежать, - Вир добавил:

Это не моих рук дело - я сам тут слегка заплутал в поисках.
[AVA]http://s9.uploads.ru/obtlf.jpg[/AVA]

Отредактировано Vir (2018-10-07 02:37:35)

+2

4

Беспокойство, снедавшее Руфуса, с каждым шагом становилось все сильнее и сильнее – хотя, казалось, очевидных препятствий на его пути не возникало вовсе. Полурослику даже концентрироваться особо не приходилось для того, чтобы расчищать себе дорогу: корни, ветви и стебли сами убирались с его пути, повинуясь даже не осознанному приказу, а просто подсознательному, неоформленному желанию. Бурлившая кругом жизненная энергия делала, с технической точки зрения, это место настоящем раем для мага природы, ибо Подхолмс тут был, без ложной скромности, почти всемогущ. Да, он не мог привнести долговременных изменений, ибо безудержно кипящий поток магии не давал закрепить тут вообще никаких постоянных конструктов… Но зато хоббит совершенно не тратил каких-либо сил на сиюминутное управление растениями вокруг.
Не переставая бубнить под нос речитатив из заклинаний, призванных помочь познать, проникнуть в суть окружающего его феномена, Руфус, тем не менее, размеренно двигался дальше. Подозрение, что он так спокойно может тут перемещаться только из-за своего необычного дара, через десяток-другой минут наблюдения переросло в железобетонную уверенность: никакой другой маг природы тут попросту бы не смог преуспеть, подчинившись неструктурированному потоку волшебства, бьющему фонтаном отовсюду. Совладать с подобным феноменом можно было бы только в том случае, если понимать причину его возникновения – голой силой давить было бессмысленно. Именно потому, пожалуй, Подхолмс и являлся столь ценным кадром для Гильдии – ведь его подход к природной магии исключал аспект подавления, подчинения как таковой. Как именно он это делал, даже лучшим умам среди его коллег было до конца не ясно: те частенько в недоумении сравнивали манеру хоббита колдовать с самобытными чарами всякой лесной нечисти и магического зверья.
Передернув плечами, Руфус в какой-то момент остановился и замер, насторожившись. Ему непросто было ориентироваться тут, из-за гуляющей кругом дикой и бесконтрольной магии, отчего все чувства словно притуплялись, не в силах справиться с такой интенсивностью ощущений… Но не почуять присутствие некоей бесплотной, неосязаемой в привычном для простых людей спектре сущности он не мог.
- Демон, - вслух произнес полурослик, не вопрошая, но констатируя факт. Как чародей из Башни, не опознать присутствие рядом демонической сущности он попросту не мог, хотя и выглядел при этом несколько сбитым с толку – обычно пересекшие границу между Тенью и материальным миром создания придавали себе хоть какое-то подобие материального воплощения. Этот-то тогда индивид отчего лишен физической оболочки, интересно?
- Я не фрукт, я хоббит, спасибо большое, - несколько суховато, но в рамках вежливости ответил Руфус, оглядываясь неспешно кругом. Глаза его изменились, засеребрившись лунным светом, а зрачок на секунду вытянулся, превращаясь в странного вида горизонтальную полоску: ненадолго, но маг воззвал к духу своего тотема, пытаясь взглянуть на мир через призму восприятия водной лошади. Ведь магические существа видят и чувствуют куда как больше, чем простые смертные, но поморщившись, Подхолмс тут же откатил изменения обратно. Сияние чистого, ничем не замутненного волшебства, что обволакивало все кругом, невольно слепило его – все, что хоббит успел заметить, это странного вида дымку, что вытянулась длинным шлейфом среди деревьев вокруг, старательно и аккуратно огибая зеленую поросль. Отметив для себя в уме этот нюанс, он задал встречный вопрос, барабаня пальцами по рукоятке зонта:
- Какого рода поиск, позвольте полюбопытствовать, привел вас сюда? Был ли тому причиной имеющий место разворачиваться вокруг феномен, или же нечто иное? – говорить с демоническими голосами в голове было плохой, плохой идеей, но другого источника информации пока в обозримом доступе не наблюдалось. Что не означало, что Руфус потерял бдительность – он, тихо шепнув под нос, сплел пару заклинаний-оберегов супротив бестелесного противника. Отогнать демона, конечно, они не отгонят, но задержать смогут, вдруг чего.
Двигаться вперед, стоит отметить, хоббит не прекратил – минутная задержка, и он продолжает дальше скользить сквозь заросли, ни секунды не сомневаясь, что демон последует за ним. Эти создания обычно проявляли весьма немалый интерес к магам, - чаще всего гастрономический, конечно, но бывали и исключения.
- Если вы попали сюда в силу ошибки, или были вытянуты в материальный мир против своей воли, то могу предложить свою помощь, - как бы между делом произнес Подхолмс, мановением ладони раздвигая перед собой особенно густые заросли. – и вернуть вас обратно в Тень. Сначала, правда, мне требуется разобраться с текущей задачей, но если вы соизволите немного повременить…
К демонам Руфус, как и многие чародеи Башни, относился сравнительно нейтрально. Да, природа этих существ редко являлась приятной, и будь на то воля хоббита, он бы с ними предпочел дел не иметь вовсе – но человек предполагает, случай располагает. Выбора сейчас особого не оставалось.
- А вот и деревня, насколько могу судить, - подытожил маленький волшебник, наткнувшись на странно покосившуюся, искореженную прущими изнутри через все щели побегами, но вполне узнаваемую бревенчатую стену деревенского дома. – Осталось лишь выяснить что же произошло с ее жителями.

Отредактировано Rufus Underhill (2018-04-07 01:24:08)

+2

5

Хвостатый, кажется не одобрив то ли фамильярное обращение, то ли присутствие демона, то ли все сразу, поправил Вира так, будто слово "хоббит" все объясняло. Впрочем, слово было действительно знакомое - в одной из таверн Виру довелось услышать байку о народце из нор, живущем в мире и согласии где-то вдали от цивилизации. У него, помнится, даже возникло желание разузнать о хоббитах побольше, дабы отыскать поселение и разрушить царящую там идиллию, однако далее рассказчик перешел к описанию протекающих в тех местах рек, полных эля, который, по-видимому, и был причиной такого миролюбия, и демон счел историю брехней. Но доля правды в ней, выходит, имелась.

Персонаж хмельного фольклора тем временем не преминул использовать некую способность, чтобы посмотреть на бесплотного собеседника - глаза засеребрились ртутью, зрачки сузились до вертикальных полос и в следующем мыслеобразе Вир увидел себя глазами мага. Окружающая их магия размыла детали - наверное, к лучшему, хотя и без них возможный спутник вряд ли станет тешить себя иллюзиями о природе демонов.

Он ненадолго задумался над ответом, вновь нагоняя хвостатого - такое соседство было весьма удобно, учитывая, с какой прытью растения убирались с его пути. Впору было решить, что маг имеет какое-то отношение к происходящему, но ход его мыслей говорил об обратном.

- Если вы попали сюда в силу ошибки, или были вытянуты в материальный мир против своей воли, то могу предложить свою помощь и вернуть вас обратно в Тень, - заметил хоббит, прерывая размышления.

Вир откровенно расхохотался в ответ на столь "щедрое" предложение. Нет, перспектива изгнания конечно стоила беспокойства, но ни выходцем из Деорсы, ни церковником его спутник, судя по всему, не был, и возвращение порождения Тени обратно на изнанку для него было если и выполнимой, то более трудоемкой задачей.

Шутку оценил, - отсмеявшись и лаконичной фразой отметя тему изгнания, демон вернулся к предыдущему вопросу, ответив на него с допустимой честностью. - Этот самый феномен породила чья-то воля. Хочу увидеть, чья именно.
Увидеть того, кто способен на такую гордыню.

Затерявшаяся в лесу деревня встретила их негостеприимно - еще узнаваемой, но безнадежно покосившейся избой, бревенчатые стены которой любовно обвила ползучая поросль.

Деревня есть, живых в ней... хм... пока не чувствую, - констатировал Вир, вслед за хоббитом огибая дом. Проселочная дорога уже не угадывалась за буйством зелени, но впереди виднелись такие же потрепанные природой строения, крыши которых кое-где разворотили кроны молодых деревьев. Окна и двери затянула паутина стеблей, не тронутая попытками войти или выйти. В общем, селение выглядело максимально заброшенным.

Прямо в крыльцо крайней избы, до странности напряженно искривив толстый ствол, вросло раскидистое вишневое дерево, заслоняющее и без того оплетенный растениями дверной проем.

Погоди, не отгоняй это дерево, - на всякий случай предупредил Вир мага, который в силу своих размеров мог не заметить сразу то, что привлекло внимание демона. - Какой-то странный у него ствол.

В стволе, на высоте человеческого роста, в причудливой комбинации наростов и углублений угадывалось лицо. И лицо это было перекошено гримасой отчаяния. Полости-глазницы затянуло тусклой в лесном сумраке камедью, и ее же янтарные капли слезами застыли чуть ниже, на выпуклой коре. Еще ниже угадывались сучковатый нос и рот-дупло, раскрытый в безмолвном крике. Одна из усыпанных бледно-розовыми цветами ветвей обвивала перила, то ли цепляясь за них, то ли, напротив, пытаясь оттолкнуться, а присмотревшись, можно было разглядеть то тут, то там среди ветвей и корней рваные лоскуты вышитой ткани.

Похоже, жителей мы нашли. Точнее, их останки, - отступив от дерева, Вир по-новому взглянул на вишню с человеческим лицом. Несколько дней назад на этом самом крыльце смертная девушка, застигнутая врасплох дикой магией, силилась подняться, пока ее тело деревенело, обращаясь в ствол, и толстые корни, еще недавно бывшие ногами, врастали в землю, обрекая отчаянные рывки жертвы колдовства на провал. Жизни в дереве, что родилось из ее тела, было хоть отбавляй, но человеку она уже не принадлежала - душа девушки давно покинула оболочку.

Ты, маг, что ты об этом скажешь? - поинтересовался он, не зная пока, как именно относиться к открытию. Последствия чьей-то гордыни оказались приятно катастрофическими, но и добыча демона скорее всего сгинула здесь вместе с жителями селения.

Может, кто-то из попавших под жернова неестественной магии в ночь Литы и выжил, но пока подтверждений этому не было. Одеревеневшие, буйно ветвящиеся тела крестьян попадались все чаще по мере приближения к деревенской площади. Животных постигла та же участь - загоны для скота и птицы ныне ограждали лишь поросль разновеликих кустов необычной формы.

Ты же не удовольствуешься таким результатом поисков? - больше для проформы уточнил Вир, когда они добрались до площади, в центре которой высился ритуальный костер, без огня полыхающий тем же призрачным маревом, дрожащим над землей в лесу и вместе с растениями отступавшим по мановению руки хоббита. Вокруг костра застыл целый хоровод мученически изогнувшихся деревьев, накрепко переплетших корни и ветви - буйство природы охватило селение прямо во время ритуальных танцев.
[AVA]http://s9.uploads.ru/obtlf.jpg[/AVA]

Отредактировано Vir (2018-10-07 02:38:23)

+2

6

Демоны, как правило, бывали двух типов. Нет, разумеется, сама суть их природы делали этих существ на куда как большее количество разновидностей, спору нет, однако Руфус предпочитал этих созданий различать по одной-единственной черте – склонности к миролюбию и сотрудничеству. Множество разных аспектов, с которыми были связаны эти создания Тени, порождали среди них поразительную дихотомию образов: и некоторые демоны являлись истинными воплощениями кроткой мудрости, что порой даже тяготились земным существованием, стремясь вернуться обратно в свое привычное измерение. Индивид же, с которым повезло столкнуться же хоббиту, к этой категории явно не относился, - по одному только тону его призрачного голоса стало понятно, что тот думает об идее изгнания обратно на изнанку мира.
С другой стороны, прямой агрессии с его стороны Руфус не замечал, хотя держаться старался настороженно – хитрости бестиям из Тени обычно было не занимать, мало ли, что демон мог удумать. Но, как ни странно, его призрачное присутствие чем-то даже радовало мага, ибо находиться в этом странном и неправильном лесу совсем одному не хотелось совершенно. Пусть такой, но собеседник и сопровождающий, все же вселял чувство некоей уверенности в своих силах.
Почему Подхолмс не заподозрил своего невольного компаньона в учиненной вокруг катастрофе? О, право слово, он являлся в достаточной степени компетентным магом, дабы отличить волшобу демонов от волшобы иного толка, вот уж поверьте. К тому же, даже относительно невооруженным взглядом Руфусу было более чем заметно, насколько… неродственными, даже в каком-то смысле противоположными являлись друг другу энергии леса и бестелесной сущности этого демона. Сомнительно, что тот имел способность управлять чем-то для себя настолько чуждым, оттого-то хвостатый маг и оставался сравнительно спокоен.
Когда же они принялись исследовать деревню, потонувшую в дикой и буйной растительности, то выгода от такого соседства стала более очевидной – бесплотный обитатель Тени заметил кое-что, что не сумел углядеть сам Подхолмс. Тот в молчаливом шоке смотрел в итоге молодую вишню, которой стала, по всей видимости, крестьянская девушка – и судя по выражению агонии, что застыла на ее на век одеревеневшем лице, подобная трансформация как раз и стала причиной медленной и весьма мучительной смерти.
- Чудовищно… - неверяще прошептал себе под нос Руфус, нервно дергая хвостом и сжимая ладони на рукояти своего зонтика. – Целая деревня! Да кому такое вообще в голову могло прийти?
Увы, картина складывалась весьма неутешительная – зато вид разрушенной деревни, отмеченный молодыми деревцами, - и даже, к вящему ужасу хоббита, саженцами, - отлично объяснял, почему вокруг нет ни одного дикого зверя или птицы. Кто не успел убежать, уже наверняка пустил корни, навек потеряв свое прежнее обличье. Ведь волшебник в первую же очередь развел суету, прикасаясь по очереди светящейся ладонью к застывшим на опустевших улочках искривлённым, скрюченным стволам, пытаясь нащупать хоть какой-то способ помочь бедным людям. Тщетно – вернуть к жизни тех могли бы теперь только лишь боги, ибо души уже успели покинуть свои измученные страшным превращением оболочки.
- Я скажу, что тот, кто за это ответственен, чокнутый на всю свою бедовую голову, - с содроганием в голосе ответил хоббит после этого на вопрос демона. – У меня нет сомнений в искусственности вызванного феномена, но определить первопричину пока не выходит. Эти люди… они мучились во время смерти. Почему? Это не рационально, даже дикая и неструктурированная жизненная энергия редко когда причиняет боль, - принялся бормотать под нос Руфус, меряя шагами свободный от зелени пятачок земли под ногами и потирая подбородок. – Значит, подобный эффект был вызван нарочно. Может ли это быть следствием тех необычных флуктуаций, что я заметил ранее? Проклятие, мне не хватает точных данных!
Когда они вместе добрались до центра поселения, полурослик заметно помрачнел, начав перебирать пальцами в воздухе, словно пытаясь нащупать некие невидимые струны. Место проведенного ритуала явно что-то ему показало, что-то большее, чем было доступно взору демона.
- Итак, это точка фокуса. Восхитительно, - ни грана восторга, однако, в его словах заметно не было, только лишь мрачная угрюмость. – И нет, мой бесплотный компаньон, подобный результат меня безусловно, не удовлетворит, ибо то, что мы имеем честь тут наблюдать, лишь место… скажем так, выхода накопленной энергии, но никак не ее источник. Что, однако, позволяет мне попробовать найти место, откуда весь этот хаос распространяется, ведь принцип остаточной связи должен работать…
Голос Подхолмса вновь упал до почти неразборчивого бормотания, и тот решительно сунул руку в самое сердце прянувшего тщетно прочь, словно в испуге, призрачного огня. Зеленая, дрожащая подобно мареву после дождя энергия взорвалась в тот же миг вихрем протуберанцев, заставляя деревья вокруг стонать и скрежетать на разные лады, выпуская все новые и новые побеги, стремительно принявшиеся заполонять все вокруг. Демону, в итоге, практически не осталось места, дабы куда-то деться – однако ростки в какой-то момент стали будто бы нехотя огибать его призрачное тело, освобождая пространство. С учетом того, что Руфус в этот момент обернулся, глядя полыхающими от переполняющей его магии глазами прямо на Вира, источник этой неожиданной покладистости растений угадать было несложно. Другое дело, что смотрел полурослик куда-то откровенно сквозь демона, разумом пребывая тут разве что только частично.
- Проклятие! – вот первое что произнес громко Руфус, когда зеленый огонь приугас, и хоббит вырвал из него руку, словно ошпарившись. – Это… Это…
Он часто и неглубоко дышал, словно загнанная лошадь, дико озираясь по сторонам. Нервным движением маг стер со лба выступивший пот, пытаясь отчаянно унять охватившую его дрожь.
- Что бы это ни было, оно живое. Оно не здесь, а дальше, глубже в лесу. И ему больно, - последние слова Подхолмс практически прошептал себе под нос, взглядом прикипев к пульсирующему, словно живое существо, мареву в центре ритуального кострища.

+2

7

Речи и думы хоббита были сродни научному трактату для начинающих адептов Башни магов - организованные не в пример потоку сознания простолюдинов, без вереницы зубодробительных изречений, но порой требующие вдумчивого анализа. Однако на этот раз Вир сразу понял, о чем речь. Уж кому-кому, а ему было прекрасно известно, каким потенциалом обладали эмоции смертных, способные как стать колыбелью для еще одного демона на изнанке мироздания, так и воплотить в Эноа уже существующее порождение Тени. По злой иронии крестьяне праздничными, но вполне искренними ритуалами схожим образом обрушили на свои головы целый шквал безжалостной энергии, получив такие объемы плодородия, которые их тела попросту не выдержали.

Тем временем его спутник, закончив с непонятными пассами, смело запустил руку в еще мгновение назад безмятежную дымку. Результат был примерно такой же, как если бы в настоящий костер плеснули спирта - прозелень марева взметнулась к кронам, пузырясь, а затем взрываясь новыми выбросами волшбы, агрессивно вливающейся в окружающую их поросль. Обретшее новую жизнь кострище начало разрастаться вширь и ввысь, ощетинившись густой листвой, а хороводящие деревья под треск наращивающих слои стволов оплели друг друга еще плотнее, окончательно лишаясь всякого сходства с людьми. Вир попятился, сознавая, что для него в сужающемся круге места не найдется, но замер, едва оказавшийся совсем близко росток вильнул в сторону, избавив от тесного контакта с проводниками неприятной волшбы. То же произошло и с остальными побегами. Хвостатый укротитель растений, обернувшись, сверкнул пламенеющим магией взглядом не хуже самого демона, в то же время рассматривая явно не его. Отметив благородство спутника, Вир задумался, что же такое он сейчас видит...

А потом он услышал это. То, что демон прежде принял за след изнанки, вдруг обрело голос, неразличимый на материальном плане, однако для Вира перекрывший даже скрежет и треск агонизирующих деревьев. Когда-то он звучал шепотом листвы на ветру и журчанием родника, пробивающегося из-под камней, веткой, хрустнувшей под лапой лисицы и гулким эхом в лесу - но сейчас эти едва уловимые отзвуки слились в нескончаемый мученический призыв о помощи. Тень еще была где-то там, но существо, заходившееся в неистовом крике, являлось чем-то иным, намертво переплетенным с магией изнанки и запеленатое в кокон безжалостной силы природы. Видя бестелесного демона островком чужеродной энергии в океане сковавшей ее волшбы, голосящее нечто пуще прежнего цеплялось за него, не способное по-настоящему соприкоснуться, но пока фокус хоббита давал возможность, оглушительно резонируя с каждым побегом - а побегов здесь было великое множество.

Все закончилось так же быстро, как и началось - будто кто-то взмахнул посохом, забирая у леса голос и возвращая в качестве собеседника столь же впечатленного мага.

Да, я тоже почувствовал его, - угрюмо подтвердил Вир, все еще несколько ошеломленный произошедшим.

Куда ни глянь, полуразрушенные строения окружала неприветливая чаща и "глубже в лесу" могло располагаться практически в любой стороне. Однако теперь Вир знал, что именно скрывалось за незримыми прикосновениями, все еще манящими, а если позволить себе коснуться в ответ - тянущими туда, куда им, похоже, и следовало двигаться. Вести их небольшой отряд не в ловушку, а на помощь некой плененной сущности было... непривычно. Но хоббит эту связь не ощущал, и Виру ничего не оставалось, кроме как стать проводником спасательной экспедиции на двоих.

Стоило им выйти за околицу и продвинуться на несколько метров дальше в чащу, как деревья, избавленные от присутствия хвостатого мага, сплелись плотной стеной, скрывая за ней деревню, отныне населенную растениями.

Тот, кто это устроил, должно быть, и правда свихнулся, - задумчиво оборонил демон, пока впечатления, оставленные посещением Тарнсби, еще были свежими, - Так использовать созидающую силу природы - для нормальных магов вроде тебя это, наверное, настоящее варварство.

От порицания до презрения всего полшага, а там недалеко и до гордыни - особенно если поддаться вселяющей уверенность ауре, неизменно окружающей Вира. Не то чтобы у него были какие-то демонические планы на хвостатого мага - пока. Но героям не помешает толика тщеславия...

Возможно, беседа бы затянулась, однако внимание демона привлекли чьи-то мысли, испуганным зайцем мелькнувшие и тут же скрывшиеся за границей ауры.

Здесь кто-то есть. Кто-то разумный, - предупредив спутника, Вир, недолго думая, ринулся следом, уже на ходу информируя хоббита о передвижениях нового лица в чаще - на сей раз пока не обзаведшегося стволом и листвой. Лавируя меж деревьев, он быстро нагнал незнакомца, еще не видя его, но уже заглядывая в панические мысли, сопровождающиеся калейдоскопом обрывочных образов. Бешеным пульсом бьющаяся в мозгу мысль "бежать!", воспоминание о тяжести монет в ладони - платы, которую он не собирался отрабатывать - и проклятия в адрес неизвестного Сайкса, убедившего пройти кромкой леса до топей, чтобы не вызывать подозрений. Похоже, они преследовали одного из наемников, что вызвались отыскать деревню. Нашли или нет, демон понять не смог - неясные воспоминания о дальнейших событиях выныривали лишь на мгновения, искаженные животным ужасом впечатлившегося авантюриста и только подгонявшие его не жалеть сил. Вир мог бы окликнуть его, однако медлил выдавать свое присутствие - вряд ли голос в голове вызовет у беглеца желание остановиться.

Окончание недолгой погони стало неожиданностью для всех. Прежде, чем демон рискнул притвориться голосом разума, и до того, как хоббит, имевший преимущество в виде убирающихся с его пути растений, догнал наемника, земля вздыбилась вместе с деревьями, обнажая еще один лес - корневую систему, разверзшуюся древесной пастью, знакомство с коей грозило лишь одним исходом. Мужчина впереди попытался затормозить, но то ли споткнувшись, то ли получив подножку от предательских побегов, рухнул прямо между кривых челюстей. Корни с хрустом сомкнулись, ломая человеческое тело как куклу. Одним разом нечто не ограничилось - за неимением глотки и настоящих зубов оно снова и снова бездумно сжимало корни, меся окровавленную плоть, равнодушное к тому, что ломает собственные "зубы", не предназначенные для подобных действий.
[float=right]http://s4.uploads.ru/f9Nwl.jpg[/float]
Вир едва успел оставить в покое сознание наемника до того, как жизнь последнего была оборвана. Вряд ли его ждало что-то полезное - демон предпочел потратить время, чтобы поближе познакомиться с тем, что прикончило человека, до того, как оно переключится на хоббита. Высеченное из той же магии, что переполняла лес, оно в то же время ощущалось в отдельности от него, на глазах обретая форму. Челюсти не прекращали двигаться, а корни за ними сматывались в клубок черепа, протягивая стержневые корни шеей, сплетающейся с топорщащимся деревьями позвоночником, а более тонкие побеги оплетали каркас словно мышцы, уплотняя растительную плоть. Сознания существо не имело, но в глубине его тела, заменяя сердце и разум, пылала чья-то воля, тонким поводком тянущаяся от твари куда-то в чащу.

Оно снова раскрыло пасть, выронив искореженный труп наемника и, грузно поднимая себя на новообретенные лапы, повернуло голову к хоббиту, двинувшись на него с недвусмысленным намерением.

Кто-то контролирует его, оно не разбежится кучей деревьев от одного твоего приближения! - остерег демон, с осторожностью огибая тварь и присматриваясь к пуповине, что связывала творение со своим создателем. Насколько он далеко?
[AVA]http://s9.uploads.ru/obtlf.jpg[/AVA]

Отредактировано Vir (2018-10-07 02:38:50)

+3

8

Сосредоточенно хмурящийся Руфус следовал споро за демоном, то и дело оглядываясь напряженно по сторонам – нет ли рядом опасности, не видно ли еще какой странной магии вокруг? Но лес пока оставался тих, наполненный лишь звенящей, неуютной тишиной, которую прерывало только потрескивание стремительно тянущихся к небу стволов. Да, чем глубже они заходили в чащу, тем отчетливее можно было наблюдать эффект магической ауры вокруг: пусть буйство роста не было таким страшным, как рядом с ритуальным кострищем в деревне, но теперь заметить, как распускаются новые побеги и наливаются соками ветви, можно было даже невооруженным взглядом. Достаточно лишь замереть на минутку-другую, пристально наблюдая за приглянувшимся древом, и можно было увидеть, как прямо на глазах он проходит стадии роста, способные в обычной обстановке занять многие и многие годы. Поразительное зрелище с точки зрения ученого, как ни крути, но у Подхолмса не оставалось моральных сил восторгаться подобным – не после того, что он увидел и почувствовал в деревне.
Да, единение его ауры с живой природой вокруг сыграло злую шутку с хоббитом, как только тот попробовал найти нужное направление. Он прекрасно слышал надрывный, полный боли призыв о помощи, и всем сердцем жаждал на него ответить, но… Вот в чем штука – для него этот призрачный голос звучал буквально ото всюду. Плакали и стенали все деревья вокруг, каждая веточка, каждый листок тихо звенели от боли, и у Руфус невольно вставали дыбом волосы на пятках каждый раз, когда он задевал нечаянно рукой особо настырный побег. При тактильном контакте его эмпатия усиливалась в разы, даря просто гамму незабываемых ощущений, и кто знает – если бы не опыт и умение закрывать свое сознание, даже Подхолмс не смог бы тут долго находиться. Маг вздрогнул, представляя, каким кошмарным могло стать для него пребывание в этом лесу, попади он сюда не состоявшимся и опытным чародеем, а, допустим, на лет сорок раньше, когда он еще находился в статусе ученика. Так и с ума сойти было бы недолго, что уж тут.
Но даже так, боль, щедро разлитая в воздухе вокруг, ощутимая настолько, что, кажется, ее можно даже потрогать руками, давила на Руфуса. Ему было тяжело, тяжелее чем обычно – даже несмотря на то, что лес практически воспринял его как часть себя, давая возможность яркой ауре мага затеряться среди переплетения ветвей и укрывая от чужого внимания. А оно, это чужое внимание, определенно присутствовало – в это Подхолмс был уверен, как никогда раньше, ибо за всем происходящим вокруг стояла чья-то злая воля. Но чья?
Боль, - своя, но не своя, - мешала полурослику, не давала толком сосредоточиться. Часть ментальных сил ему пришлось бросить на необходимость абстрагироваться от происходящего, а оставшиеся мысли были тесно заняты проблемой разливавшейся кругом одичалой энергии роста – Руфусу в итоге совершенно некогда было размышлять о нетипичной некоторых своих реакций. Демон являлся полезным союзником… внушающим чувство уверенности.
- Это не варварство, мой бесплотный компаньон, но ужасающее по своим масштабам проявление скудоумия, - немного резковато ответил на слова Вира хоббит, дергая нервно хвостом и поводя носом, словно маленький, беспокойный зверек. – Любой маг, сосредоточенный на аспекте созидания, ясно увидит то, насколько неестественен созданный вокруг биогеоценоз! Стоит даже не перекрыть, но ослабить источник подпитывающей все это… это безумие энергии, и гибриды вокруг, поверь мне на слово, окажутся полностью нежизнеспособны. Они являют собой живое противоречие законам природы!
Перемахивая через очередную кочку, Руфус набрал в грудь воздуха, дабы разразиться очередной возмущенно-обличительной речью, и едва не поперхнулся, услышав ментальное предупреждение от демона. Живые? Здесь?! Когда любая живая плоть вокруг, не защищенная в должной степени, деревенеет и пускает корни? Кто бы это ни был, его надо было нагнать!
В какой-то момент мелькнула мысль обернуться быстроногим кэльпи, ибо хоббит отчаянно отставал от погони… которая, увы, успела оборваться, не начавшись толком. Подхолмс, споткнувшись и замерев на месте, мог только лишь в шоке взирать на то, как перемалывают древесные корни останки невезучего наемника, сплетаясь в процессе в иную, более отчетливую форму. Выставив в защитном жесте зонтик перед собой, Руфус даже позволил себе выругаться – перед ним высилась сущая пародия на настоящего сильвана, но пародия весьма и весьма агрессивно настроенная!
- Тысяча проклятий! – невольно воскликнул волшебник, когда выглядящее грузным и неповоротливым существо неожиданно резво метнулось вперед, пытаясь сплетенным из узловатых корней кулаком смять маленькую, хвостатую цель перед собой. Только ментальное предупреждение демона, да собственные почти звериные инстинкты позволили Руфусу избежать участи быть раздавленным – отпрыгнув назад, волшебник ушел в сторону перекатом, стремясь увеличить дистанцию между собой и агрессором. Да, Подхолмсу здорово играло на руку то, что он не отличался упитанностью, столь свойственной его собратьям, ибо в итоге у него получалось двигаться гораздо шустрее и проворнее прочих хоббитов.
Надо было, однако, принимать решение – что же делать? Он ведь ни разу не боевой маг, сражения не его стихия! Разве что… попробовать перехватить контроль? Но для этого нужно дестабилизировать влияние чужой энергетики на имеющийся конструкт, не так ли?
Придя к окончательному решению, Руфус, припав на одно колено, выставил перед собой зонтик и воскликнул:
- Facio, Voco, Ferre!
С кончика колдовского инструмента тут же сорвался град мерцающих зеленью снарядов, что словно злые пчелы принялись роиться вокруг «сильвана», жаля и ударяя его с самых разных, неожиданных сторон. Древень громко, трескуче заскрипел, принявшись размахивать во все стороны огромными руками, со скрежетом ломая подлесок вокруг – но отогнать прочь сияющие огни, порожденные чарами Руфуса, не сумел. С каждым новым ударом его движения становились все менее и менее ловкими, координированными… но хватит ли этого?

+1

9

На хоббита Вир не смотрел, однако это вовсе не означало, что ему безразлична судьба спутника. Демону не нужны были глаза, чтобы следить за ходом сражения - чужие впечатления увлекательной хроникой бежали параллельно собственным мыслям, держа в курсе событий. Вступить в драку он не сумел бы при всем желании – на данный момент Вир мог обрести физическое тело только если бы маг гордо и болезненно самоубился, что несколько противоречило концепции спасения. Поэтому, пока хоббит с нехарактерной для своих фигурировавших в пьяных побасенках сородичей прытью избегал кулаков твари из корней, внимание его бесплотного компаньона было приковано к пульсирующему средоточию магии, превратившей часть неестественного, но живого леса в чью-то игрушку. В пределах ауры неизвестный умелец точно не притаился, и на большем расстоянии путь в его голову был закрыт. Можно лишь взяться за связующую нить и, как и в случае с зовом леса, последовать за ней сквозь лабиринт разномастных деревьев, пока аура гордыни не захлестнется удавкой на чьем-то горле. Демон отмел этот вариант. Он не сомневался в том, что столкновение с неосязаемым воплощением гордыни привело бы противника к провалу, но на какую длину протянулась та нить, за которую дергал враг? На полсотни метров? Через весь лес? Лучше не оставлять хвостатого мага в разгар схватки.

А пресловутый хвостатый тем временем реализовывал свой план, и Вир, не отвлекая временного соратника словами, плеснул своих усилий в поток магии. Только его старания выразились не в волшбе, а в концентрированном тщеславии, плотно окутавшем сгусток вражеских чар. Чужая воля, окошко в чужой разум, наглухо запертое с той стороны и не допускающее к сознанию, но необходимое противнику для того, чтобы, поглядывая на происходящее сквозь свое детище, направлять его действия. Демон со своей стороны задернул это оконце полупрозрачным пологом, окрашивающим реальность спокойными цветами лживой уверенности, усыпляющей бдительность и провоцирующей на роковую ошибку. Хоббит, как Вир уразумел из его же мыслей, находился с природой в каких-то особых отношениях, и его шансы на перехват эстафеты в управлении существом это повышало. Но просчет со стороны врага, за ночь озеленившего земли близ топей, а заодно Тарнсби и ее жителей, лишним не будет. И хотя сам хвостатый маг как раз находился под слабым, но непрестанным влиянием ауры, подвластная демону гордыня намного сильнее действовала на хозяина существа. Вздумай он оценить обстановку на поле боя - и ситуация покажется ему выигрышной, не стоящей значимых усилий, быть может, даже если рвущееся плетение чар будет говорить об обратном.

Лес также участвовал в сражении - на свой лад. Пока деревенеющий... древень, натужно скрипя сухими внутренностями, неумелыми, зато разрушительными ударами превращал подлесок в поляну, лиственный небосвод над ним лишился малейших просветов и заросли без помощи ветра зашелестели, баюкая блудные корни как раненый - оторванную конечность, словно надеясь, что она прирастет обратно. На месте "обрубка" Вир бы не доверял подобной колыбельной, но, хотел того древень или нет, эта мелодия, предназначенная не для ушей, а для каких-то иных органов восприятия, отзывалась в нем, проступая сквозь трещины в коре зеленым соком и проклевываясь на торчащих меж корней ветвях распускающимися почками. Пытался ли лес стать третьей стороной в споре магов и вернуть существо из корней обратно в лоно "природы" или помогал чем-то приглянувшемуся ему полурослику, Вир не знал. Допустил ли враг в итоге просчет или хватило чар его спутника, ему также не было известно. Однако когда сгусток контролировавшей корни магии дрогнул в последний раз и бесформенной массой стек в небытие, а древень, силящийся снова замахнуться, но только разрывающий подернутый дымкой воздух финальным скрежетом, наконец застыл, демон гордыни, ничтоже сумняшеся, приписал часть заслуги себе.

Он оглядел уже безвольную оболочку существа. Древня или сильвана, как поименовал его стоящий поблизости маг. Или скорее древесного голема, сейчас готового отозваться чарам полурослика - стать его щитом и мечом, а то и личным безлошадным тарантасом для быстрого передвижения по лесу. Или остаться бесхозным, пока корни, направляемые магией леса, не врастут в землю, возвращая создание в хор безмолвно стонущих деревьев, не слышный демону, но терзающий ментальные блоки чуткого к голосу природы хоббита.

Тело наемника оставалось где-то тут, втоптанное в землю разбушевавшимся древнем и теперь нуждавшееся разве что в помощи гробовщика. Однако сам факт присутствия прочих живых в этом лесу, как понял Вир из недавних размышлений своего спутника, был любопытным. У ученого хоббита, должно быть, уже имелась насчет этого своя теория, в которой фигурировали всякие заумные словечки вроде "эманации", "экосистема", "детерминация", что-то в этом роде. Но и у демона были мысли, которые он не преминул озвучить:

Тот человек находился в лесу со вчерашнего дня. Наверное, наиболее разрушительной сила магии была в момент ее выброса в ночь Литы. А сейчас у кого-то из заблудившихся здесь есть шансы не превратиться в растение. Ничтожные, если не разобраться с источником - э-э - биоциноза или если они не найдут выход случайно. Хотя может все они уже наглотались каких-нибудь спор, которые потом прорастут...

Завершить неприглядное описание участи выживших помешал приближающийся треск деревьев, раздающийся оттуда, куда прежде вела связующая голема и создателя нить. Может, еще один древень, но, учитывая судьбу первого - что-нибудь похуже. К примеру, бывший хозяин голема.

Похоже, мы привлекли внимание, - резюмировал очевидное демон и тут же предложил с кровожадным посылом, но не пытаясь применить ауру, чтобы повлиять на спутника, - Стоит дать бой. Узнаем, кто за этим стоит, да и зов того существа, что мы услышали в деревне, ведет в ту же сторону.
[AVA]http://s9.uploads.ru/obtlf.jpg[/AVA]

Отредактировано Vir (2018-10-07 02:39:06)

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 24.06.1210. Против природы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC